Home О проекте Кабинет
 



Чуйский тракт

 Исторический очерк

 

 Немного из истории строительства Чуйского тракта

 

 Строительство Чуйского тракта делилось на два этапа:

 1. 1928 год строили военные, командированные рабочие, а также по комсомольским путёвкам мастеровые рабочие, техники, инженеры по строительству дорог, шофера.

 2.1930 год строили заключенные. Это бывшие раскулаченные крестьяне, женщины легкого поведения и другие, порой ни в чём невинные люди.

  В 30 –х годах прошлого столетия началось изучение начала строительства Чуйского тракта вместо гужевой дороги от города Бийска до Кош-Агача. Для этого были

 взяты исследования инженера Шишкова Вячеслава Яковлевича, будущего писателя, который наметил на топографической карте путь будущего Чуйского тракта. В основу строительства тракта стал проект В. Я. Шишкова.

  В 1934 году председатель Западно-Сибирской краевой Рабоче-Крестьянской инспекции Папар де писал в Москву:

  - Сибкрай РКИ просит рассмотреть причины совершенно недопустимой, граничащей с вредительством, волокиты со строительством Чуйского тракта и привлечь виновных к суровой ответственности, обязать «Главдортранс» закончить изыскания, строительства тракта и моста через реку Бию в срок.

  Словно грибы после дождя, вдоль тракта на расстояние 15-20 километров друг от друга стали строить так называемые «командировки» - небольшие, рассчитанные на 300-400 заключенных, концентрационные лагеря. И осенью 1932 года главной рабочей силой на новом направлении Чуйского тракта стали заключенные седьмого отделения Сибирских лагерей («Сиблага») – вчерашние раскулаченные сибирские крестьяне.

 Каждый день заключенных привозили на строительство дороги из командировок (земля особого назначения), то есть из лагеря заключенных.

  По воспоминаниям бывшего шофера Ивана Ивановича Козлова, который был откомандирован в то время московской организацией «Союзтранс» на Чуйский тракт. Всем говорили, что эти заключенные были собраны на Хитровом рынке в Москве и высланы на Алтай для «трудового перевоспитания»…

  Иван Козлов вспоминал:

  - Живя в Москве долгие годы, неоднократно бывал на «Хитровке». Видел сколько там миру, но столько, сколько их тогда было на Чуйском тракте… Чтобы столько набрать надо было бы сотни «Хитровок» собрать… А в районе МЬюты на берегу реки Семы, где сейчас ферма стоит, был и женский лагерь…

  - Женщины тракт строили. Бывало, едешь по тракту, а их целую колонну, конвоируют охранники с собаками. Собаки у них были специально натренированные на человека. Если кто бросался в бега, то его не ловили и даже не стреляли, а спустят собак – и конец…

  - Бывало, мимо них, притормозишь и потихоньку-потихоньку едешь: останавливаться нам строго-настрого запрещалось… Смотришь на них, а они все бабы молодые, красивые, им бы только рожать, а они тут робят. Уж больно среди них красивые женщины были загляденье, а работали эти женщины все в ручную в основном орудия были кирка, лопата, лом да тачка. Работали сильно, назад дня через четыре едешь – они уже от того места метров на триста-четыреста ушли.

 Старожилы говорили:

  - При строительстве Чуйского тракта много полегло народу, что на каждый километр гробов по двенадцать-пятнадцать будет. Что «Командировки» были обнесены высоким глухим забором, внутри которого находились три-четыре больших барака. Бараки был построены из досок, внутри нары и кирпичная печь, окно с наличником, также построен добротный дом для охраны, баня-полуземлянка. По углам – четыре наблюдательных вышки. С наступлением зимы заключённых бросали на борьбу со снежными заносами, чтобы восстановить перевозки от Бийска до Кош-Агача., начатые ещё в зиму 1930 года. Десять-двенадцать тысяч заключенных не только пробивали дорогу в многокилометровых снежных заносах. Но и вели лесоповал вдоль всей трассы.

  Даже для водителей вводились жесткие правила работы: на погрузку и выгрузку автомобиля давалось двадцать минут. Люди работали на износ, а это называлось «движением ударников».

  А что говорить про заключенных, которые умирали от голода и холода, не посильного труда здесь же, на тракте? Чтобы не мешали ходу работ, их по рассказам, и хоронили, сваливая друг на друга, в ближайшем карьере, либо, как бывало среди «урок», закапывали убитого ( во имя временного присвоения его пайка) прямо в дорожное полотно. Поэтому старики говорили: «Чуйский тракт построен на костях» - надо понимать в прямом смысле слова.

  Шёл 1933 год. Работами по строительству тракта руководил Николай Витальевич Вишневский - старший брат знаменитого «Драматурга революции». Вишневский был расстрелян в 1935 году. Его «правой рукой» был начальник 7-го отделения Сиблага Волков. Немалую роль в организации «социалистического соревнования» на всём тракте, в том числе и среди заключенных, играл созданный в июне 1933года политотдел Чуйского тракта, первым начальником которого был назначен Александр Иванович Кокорин (расстрелян в 1938 году). В годы репрессии по строительству Чуйского тракта было расстреляно на территории г. Бийска 67 человек.

  Уже в конце сентября 1934 года, выступая на заседании центрального штаба строительства, Н.В. Вишневский докладывал об открытии третьего участка тракта по бомам, об установке первых на тракте дорожных знаков и необходимости переброски всей имеющейся техники на Семинский перевал.

  Дорогу, где шла в горах, необходимо было в скалах подрывать, тогда работали военные подрывники, а делали дорогу заключённые в ручную, они таскали камни, разбивали кирками, ломами и укладывали дорогу, расчищали дорогу лопатами. За весь Чуйский тракт было 22 бома. Строили и мосты через реки. Очень трудным был путь через Кор – Кечу (гибельная переправа). А на строительство Чертова моста была поставлена задача: построить мост за короткое время, и за эту работу заключенные получали освобождение. Они справились с этой задачей и были освобождены, но в дороге домой, где они ехали на машине, произошла авария и они все погибли.

  На бомах Кор-Кечу и Яломан объём скальных работ, проведенных заключенными в ручную, с начала 1934года превысил 100 тысяч кубометров, а объем кладки подводных стенок – 24 тысяч кубометров.

  В феврале 1934 года заключенными начаты работы на строительстве моста через реку Бию. Забивка свай производилась в ручную круглосуточно. Более трёхсот заключенных Сиблага зимой строили в районе бийского парома понтонный мост через реку Бию. В начале ноября1933 года заключенные «ударными темпами» закончили строительство моста через реку Ишу. (Открытие моста через реку Бия приурочено к моменту пребывания на тракте начальника центрального управления дорожным строительством Серебрякова, первого секретаря Ойротского обкома ВКП(б) Хабарова и председателя объединения «Совмонголтувторг» Гордона).

 12 июня 1934 года было открыто движение по крупнейшему в СССР наплавному понтонному мосту через Бию – Чуйский тракт получил прямой выход к железной дороге. Были награждены начальник строительства Вишневский – премией в 1000 рублей, велосипед и Почетная грамота, начальник 7-го отделения Сиблага Волков – Почетная грамота «За организацию трудовой дисциплины среди работников Сиблага», начальник строительства моста Соловьев – велосипед и премия в 500 рублей

  В тот же год ожидается приезд на Алтай М.И. Калинина. Для всех «всесоюзный староста был тогда почти божеством – к его приезду дороги должны были быть закончены.

  Из приказа от13 октября 1933года начальника «Цудортранса» Серебрякова:

  - Так же отмечаю особо хорошую работу Н-ских командировок Сиблага ОГПУ, систематически перевыполняющих нормы…

  - Выражаю твердую уверенность в том, что намеченная мною (По словам В.М. Шукшина каждый из них чувствовал себя вершителем истории и человеческих судеб) увеличенная программа по покрытию и прочим объектам строительства будет выполнена также успешно и строительства тракта в 1934 году будет завершено полностью.

  За приказом последовал «штурм», и возросла и без того высокая смертность среди заключенных. Той же осенью по алтайским селам прошла облава на «врагов народа», в числе которых оказался и отец Василия Шукшина.

  Чтобы подхлестнуть работы, управление строительством Чуйского тракта обязуется к открытию 17 партийного съезда не только выполнить годовую строительную программу, но и произвести все подготовительные работы к следующему сезону, а параллельно с этим вызывает на соревнование других заключенных Сиблага, строивших в тот год и Тункинский тракт (республика Бурятия).

  Начальник 7-го отделения Сиблага Волков, возглавлявший работу всех «командировок» по Чуйскому тракту писал в ту пору:

  - ОГПУ проводили на практике исправительно-трудовую политику партии. Исправительные лагеря участвуют в строительстве (По словам Василия Шукшина человек для них не представлял никакой ценности), как Беломоро-Балтийский канал, Байкало-Амурская железная дорога, Свирстрой, канал Москва-Волга, канал Волга-Дон, Чуйский тракт и другие.

  Была создана образцовая эксплуатационная служба Чуйского тракта с целью, превратить его в образцовую автомагистраль Советского Союза. От «командировки до командировки» по тракту курсировал чекистский передвижной агитационный клуб, но кинофильмы, привезенные им, смотрели только командование и лагерная охрана, премированная за хорошую работу среди заключенных.

  Начальники каждый день отчитывались о проделанной работой, а строители гнили либо в земле, либо на нарах, где не принимались и не зачитывались им приветственные телеграммы. Начальники отдавали рапорты вышестоящему начальству Эйхе, Грядинскому, а чуть позже – Сталину, Кагановичу, Серебрякову… (Не потому ли, кто раньше, кто позже, станут они в большинстве своем врагами народа – а пока управляли и перевоспитывали «врагов народа» из крестьян, провинившихся тем, что умели работать).

  В тот год, когда заключенные Сиблага строили Чуйский тракт через Сростки, Васе Шукшину было пять лет, но всю свою жизнь, опаленную ранним сиротством и безотцовщиной, душа его помнила все тяготы «врагов народа». Мальчишки бегали смотреть на строительство дороги, им давали родители скудные продукты, чтобы они передали заключенным. Ребятишек охранники не трогали, и им дозволялось передать кусочек хлеба, сало, картофеля и других продуктов. Бегал туда и Вася Шукшин, прихватив, чего ни будь из продуктов, посмотреть, чтобы увидеть отца. Вася спрашивал бородатого мужика;

  - Дядечка, не видел ли моего отца.

  - А как фамилия? – Спрашивал пожилой мужчина, вытирая пот с лица.

  - Макар Шукшин, - отвечал мальчик.

  - Нет, такого не встречали, - сказал бородатый мужик, продолжая работать киркой. Вася Шукшин так и не увидел его. В то время он ещё не знал, что его отец был расстрелян.

  Участки от г. Бийска строили бийские организации, а из села Сростки работали сростинцы, а район Онгудая – онгудайцы и так было по всем районам. Привлекались к труду местные жители со своим инструментом, а остальную часть Чуйского тракта строили заключённые. Была норма выполнения работ для вольнонаёмных 100 тачек, а сверх выполнения нормы хорошо оплачивалась. В день рабочие проходили 3-4 км.

  В одной из командировок вместе с заключенными жил иеромонах Павел Неклюдов, в последствии возведён в лику святых. На Семинском перевале работала ремонтёром Гетруда по национальности немка. Ремонтёр обходил 20км. в день и делал осмотр. Были построены для них избушки, где в каждой был свой хозяин. В Чуйской степи находилась избушка ремонтёра Мальцева.

  В 1934 году построили автомобильную дорогу. Был сделан первый автомобильный пробег Бийск – Кош-Агач, а в последующие годы только шло улучшение Чуйского тракта. 1 января 1935 года Чуйский тракт на протяжении 626 километров Бийск – Ташанта был сдан в эксплуатацию. В городе Бийске была организована организация ЧВТ (Чуйский военизированный тракт), где шофёры на ЗИС-5называемые полуторки поставляли грузы в Монгольскую народную республику. Шоферам выдавали спецодежду костюм из кожи, а зимой валенки, полушубок, так как у полуторок была кабина из фанеры. В годы Великой Отечественной войны появились американские машины «Студебеккеры» и шоферами большинство были женщины. После войны на этих машинах ещё долго перевозили грузы. Но по требованию американцев «Студебеккеры» были перевезены в США, где их использовали на металл.

 

 Память.

 

  В деревне Топучая поставлен Крест памяти всем строителям Чуйского тракта. В Чуйской долине, где располагалось седьмое отделение Сиблага, поставлен обелиск репрессированным, строивших Чуйский тракт.

  На Алтае в Бийской геологоразведочной партии работал с1966 по 1988 годах водителем предприятия «Соавто-Бийск». Дмитрий Афанасьевич Брижан, который родился 23.08.1928 года в селе Голубовка Иртышского района Павлодарской области Казахской ССР. Действительную военную службу проходил в Башкирии. Там окончил курсы шоферов. После демобилизации работал шофёром в совхозах Омской области. Дмитрий Брижан стал бригадиром водителей предприятия Министерства автомобильного транспорта РСФСР, гор. Бийск Алтайского края. Он полный кавалер ордена Трудовой славы 3 ст. 22.04.1975 № 36590,2 ст. 02.04.1981 № 8633,1 ст. 14.08.1986 № 494. Почётный автотранспортник Министерства автотранспорта СССР.

 С марта 1966 г. на предприятие стали поступать автомобили ЗИЛ-130, ГАЗ-51. Из легковых – «Победа», «Москвич-401».

 Д. А. Брижан, автомобиль которого (ЗИЛ-130) проехал по Чуйскому тракту 1 млн км. без капитального ремонта. Эта машина установлена на постаменте на вечную почётную стоянку у ворот предприятия. В городе Бийске у моста, где расположен музей Чуйского тракта установлен памятный знак строителям Чуйского тракта.

 В 1973 году, когда исполнялось сто лет со дня рождения Вячеслава Яковлевича Шишкова, на 118 километре тракта установили памятник в память о выдающемся писателе, исследователя Чуйского тракта.

 

 




Повесть

      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 16 раз(а)






Рекомендовать для прочтения