Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?
Без регистрации










Сергей Бабернов


Подлунное Княжество






***
Ветер блуждал в сосновых ветвях, затянув нескончаемую песню. Полная луна ¬ заглядывала в потаённые уголки леса. Тени казались живыми.
Прилетел боевой клич филина. Лес притворялся спящим. Ратибор на всякий случай отодвинулся, покидая круг света. Граница со Степью место безлюдное, но не безопасное. Две жизни, две бесценных юных жизни Крона и Малка тому под¬тверждение.
При воспоминании о погибших товарищах, младший командир отряда всадников сжал зубы и саданул кулаком по сосновому стволу. Боль вернула юношу в состояние сосредото¬ченной за¬думчивости. Ратибор лизнул руку, глянул во тьму. Ещё день, и лес кончится. Дальше Степь. Дикая и безводная, чужая и беззакон¬ная….
Хотя где сейчас найдешь Закон и Справедливость?! Подлунное княжество было оплотом. Красоград - последним местом, где ещё помнили заветы Древних, где пользовались светильниками Эдисона Ильича, где догнивали останки повозок слав¬ной Лады. Красоград в руинах! Мелкие князьки растаскивают княжество по лоску¬там. Чернь безумст¬вует. Сиггурд погиб, спасая огненную жидкость и арсенал всадников от лап мятежников. Закона и Справедливости больше не существует!
Что делать воину? Кому нужен младший командир отряда всадника. Войску князя Справедливого? Ну, уж нет!
Ратибор тряхнул головой - развалины Красограда ещё дымятся, Подлунное, раздираемое на клочки стонет, прах товарищей взывает о мести. Он найдёт проклятого Мериддина и воздаст чародею по заслугам! А потом? По¬том можно уйти к северянам, на остров Бур¬зум – родину Сиггурда. Или на юг…
Ратибор усмехнулся. Южнее степи раски¬нулась чудная империя – царство женщин – Кефри. Мужчины там не то, что оружия не носят – право го¬лоса не имеют. Всем заправляет императрица, она же верховная жрица богини Оби – одной из древнейших богинь, которая, по легендам, всегда думала о женщинах и приходила на помощь в самые критические дни. Уж там-то всаднику точно места не найдётся. Один ду¬рац¬кий закон – белого не носить, обтягивающего не надевать чего стоит!
Хотя, чего греха таить, даже в Подлунном находились, с позволения сказать мужчины, что убегали в бабье царство. Им, видите ли, надоели войны, служба в ополчении, они, видите ли, ради детей готовы кому угодно подчиниться, даже собственной жене! Ренегаты! Из-за таких и пало Подлунное. Из-за них и проклятого Мериддина!
Ратибор выхватил револьверы, словно многочисленные враги вот-вот высту¬пят из лесной чащи в освещённое костром пространство. А может быть, и правда выступят? Хаос коварен!
Ещё в незапамятные времена он послал в Мир Древних своего сына Масона. Тот породил Героина, Спида и Экологию. Они разрушили Мир Древних. О том говорят все жрецы великого бога Калаша – плюющегося огнём сына славного Рода.
Хотя, Всевед смеётся над проповедями жрецов и называет их параноидальным бредом, а Ратибора – малолетним шовинистом с дурной баш¬кой. Кому другому, юный всад¬ник и не спустил бы таких слов, но волхва не отваживался перебивать сам князь, жрецы опускали в его присутствии го¬лову, словно нашкодившие мальчишки. Шутка ли сказать – хранитель знания недоступного и Древним. От такого любое оскорбление стерпишь, да ещё и спасибо за науку скажешь.
Порождения Хаоса вроде не появлялись, Ратибор принялся чистить оружие. Револьверы не смазывались пару дней. За такое попустительство Сиг¬гурд мог не только посадить под арест, но и на смену Луны лишить права носить оружие – самое строгое наказание для всад¬ника. Княжеские воины получали револьверы в день за¬вершения испытания и не расставались с ними до смерти. Две сотни плюющихся огнём и свинцом сыновей Калаша хранились в арсеналах княжеского дворца, переходя из века в век от одного к другому поколению всадников. Если их не чис¬тить ежедневно, во чтобы они превратились? Вот именно - в труху, как самодвижущиеся по¬возки славной Лады, дворцы электриче¬ства и башни для добычи огненной жидкости.
Всевед, правда, говорит, оно бы и к лучшему, но Всевед вообще говорит много странного. Он даже Калаша богом не считает – говорит – никакой он, мол, не сын Рода, а обычная железка, машина для убийства. Жрецы с ним спорить не отваживались, но объявили речи волхва ересью, а любого его последователя - лазутчиком императрицы Кефри и князя Справед¬ливого.
Всевед только посмеялся в ответ, обозвав почтенных жрецов неучами и авантюристами. Ратибор не одобрял антиобщественных выходок старика, но не перестал посещать его хижину на окраине Красограда. Волхв, конечно, рассказывал много непонятного и, честно говоря, не особо правдо¬подобного. За некоторые речи вообще могли изгнать из Подлунного в Степь, к мутантам.
Скажем, к примеру, рассуждения волхва о том, что благоговение всадников перед револьверами ни что иное, как извращённая форма фетишизма или же¬лание каждого маль¬чишки попасть в княжеский отряд – комплекс неполноцен¬ности недавно вышедшего из пе¬лёнок народа. Слова-то какие! Не каждый жрец или книжник разберет, о чём бормочет сварливый чародей.
Ратибор тоже сперва не понимал, но через полгода общения начал разбираться в чудных рассказах старика. Только два слова не мог по¬нять и принять юноша – гуманизм и терпимость. Всевед чаще всего употреб¬лял их, рассуждая о мутантах. Тут вообще такой кисель выходил, что в рот совестно взять. Каждому в Подлунном ясно – коли, родился в семье больше¬головый ребёнок с тремя пальцами и бесполый – не обошлось здесь без де¬моницы Экологии. Место родителям вместе с безволосым чадом в Степи. Пусть защищают княжество от кочевников, а теперь ещё от мятежников Справедли¬вого. Всё хорошо, все довольны – ведь могли запросто прикончить за общение с демонами.
У Всеведа собственное мнение. Твердит постоянно о прегрешениях Древних перед Экологией. Мутанты, мол, искупление для народа Подлун¬ного. Место нелюдей, мол, среди остальных и через слово гуманизм поми¬нает, через два - терпимость.
За такие речи вполне можно оказаться в Степи, среди мутантов. А они ох как жителей Подлунного не жалуют! Вот бы наелся старик своего гуманизма через край. Неблагодарные твари, после того как им сохранили жизнь, вместо охраны границ все как один вступили в войско князя Справедливого. Вот вам и терпимость.
Старик, конечно, мало что смыслил в военной обстановке – то травы соби¬рает, то толстую книгу листает – Ратибор с ним потому и не спорил. Кроме того, пожил волхв не¬мало – времена до Древних помнит, тоже снисхождение можно сделать. Юноша-то это по¬нимал, а вот княжеский судья Кривослов вряд ли бы стал вникать в подробности. Сразу бы высшую меру объявил. Хо¬рошо, что ещё со времён Воедела – прадеда Яромира нет смертной казни. Предок князя решил отправлять мутантов и татей в Степь. Пусть новые земли осваивают, их потом всегда пограбить можно. Опять же нагрянут ко¬чевники – изгои на пути. За то время пока провозится враг с обороняющими свои жал¬кие домишки жителями приграничья можно ополчение собрать или с ханом договориться.
Так что смерть Всеведу за крамолу не грозила, но и жизнь в Степи тоже не мёд. Потому и держал Ратибор язык за зубами обо всём услышанном. Жа¬лел старика. Привык к его рассказам. Волхв не только глупые рассуждения вёл. Начнёт истории о Древних – аж дух захватывает! Ка¬кие войны вели предки! Какие машины строили! Как с Экологией воевали! Ох, если бы не она проклятая, да братья её Героин и Спид….
Кроме того, обучил чародей юношу чтению. Не на языке Древних – это и простолюдины умеют – с помощью Всеведа постиг Ратибор волшебную руническую грамоту. Опять же за¬клятья и заговоры. Такая наука никакому всаднику не помешает. Да ни каждому Всевед захотел её передать. Он и Ра¬тибора-то выделил случайно. Стыдно сказать за что - за сти¬хосложение. Заня¬тие достойное беглецов в империю Кефри. Но то разговор особый.
Сиггурд-наставник не осуждал учёбу курсанта школы всадни¬ков у волхва. Вроде даже, как и одобрял. Позже Ратибор заподоз¬рил, что наставник сам посещает хижину на окраине Красограда и слушает чуд¬ные речи. Чем ещё объяснить случай с Кроном?
Приятель Ратибора играл в Сорвиголову. Вообще-то забава для простолюди¬нов, но никто не удивлялся, когда на поле появлялись всадники, курсанты, жрецы или даже княжич. Пра¬вила несложные. Два кольца. У каждого - по ко¬манде. На поле выпускают мутанта, арестованного за нарушение границы. Вооружённые кнутами игроки принимаются гонять нелюдя по полю. Шум, гам, суматоха. Мутант вопит от боли, игроки рычат от азарта, зрители в экс¬тазе. Всенародный праздник. Потом кто-либо особо лихой переши¬бёт кнутовищем хилую шею – начинается второй тайм, пока огромная голова не залетит в одно из колец. Команду-победительницу простолюдины готовы на руках носить до следующего матча. Вот и честолюбивый Крон решил попытать счастья.
Ратибору сия потеха не особо нравилась – многолюдно, шумно, однообразно. Но тут, как говорится, дело вкуса. Да и не ему, грешащему стишками и до неприличия любознатель¬ному судить о настоящей мужской игре. Но вот Сиг¬гурд….
Когда сияющий Крон в сопровождении восторженно орущей толпы явился в казарму, се¬верянин словно белены объелся. Размахивая пудовыми кулаками и плюясь бранью, он набросился на незадачливого победителя. Удары сыпались подобно молниям разгневанного Калаша. Сиггурд вдруг начал кричать о гуманизме и терпимости. Курсанты приняли незнакомые слова за изощрённые проклятия. Только не Ратибор. Юноша сразу почувствовал сладковато-горький запах высушенных трав царящий в хижине Всеведа. Не иначе как там залегли корни нелюбви Сиггурда к сорвиголове.
Одного не понял Ратибор. Гуманизм это вроде когда драться нельзя. Изби¬тый же Крон трое суток не вставал с койки. Может, наставник про пресло¬вутый гуманизм только наме¬кал, а кулаками внушал кур¬санту понятия терпимости? Тяжело разобраться во всех этих заморочках!
С вопросом о Сиггурде юноша попытался подступиться к Всеведу. Волхв напустил такого тумана, что собственного носа не разглядишь. Ратибор понял одно: старик считает северян с Бурзума единственной надеждой этого Мира. Словно из рога изобилия посыпались чудные слова: военная диктатура, оголтелый феминизм, деградировавшие народы. Садясь на любимого конька, чародей уже не мог остановиться:
- Я видел подобное! - горячился он. - С этого и начинался мир тех, кого вы назвали Древними. Рекламные ролики – государственная религия, стреляю¬щая железка – верховный бог, грабители – защитники обиженных. Безумцы! Вернитесь к установленному Творцом порядку! Хватит наступать на одни и те же грабли!
- Калаш – сын Рода, - попытался возразить Ратибор.
- Бред! Выдумки! Калаш, он же АК – произведение рук человеческих!
Ратибор только усмехнулся. Подобное слышал ни раз.
- Вот именно рук человеческих! - волхв игнорировал ухмылку. – При чём не самое лучшее. Вот посмотри, - чародей принялся листать толстую книгу. – Вот он Мир похожий на ваших Древних. Он тебе нравится?
Ратибор глянул на оживающую картинку и проглотил вздох восхищения. Просмотр Книги Судеб был праздником, как для других матчи по сорвиголове. Такая книга есть у каждого чародея. В ней отображена судьба созданных Родом Миров. Застывшие картинки прошлого, движущиеся – настоящего, меняющиеся – будущего. За одну только возмож¬ность полистать волшебную книгу, Ратибор был готов выносить малопонят¬ные наставления Всеведа, его постоянное недовольство происходящим в княжестве и за его пределами. Волхв даже обещал показать юноше переходы из Мира в Мир.
Обещал… Вот тут-то Ратибор и сглупил. Сдуру восхитился Миром, картинку коего рассматривал. Даже захотел прихватить что-нибудь оттуда. Чародей молча выслушал ученика и сунул ему под нос кукиш.
- Вот тебе, а не переход, - заявил он. – Пока мозги на место не встанут, за¬будь и думать. Кстати, стихи принёс?
Ещё одна причуда волхва. Перед каждым занятием он требовал от Ратибора нового произведения. Если ничего не было, то не было и занятий. Не подхо¬дили Всеведу и весёлая песенка о любви императрицы Кефри к коню Воедела, и славный гимн о битве древних с Экологией (их, кстати, одно время распевала вся казарма), волхв за такое мог и по шее съездить, а потом на смену Луны заставить перемалывать в ступке вонючие снадобья. Ему по¬давай что-нибудь эдакое, какое сам не знает. Вот и приходилось по вечерам, терпя насмешки курсантов, выдавливать из себя стихи, кои понравятся чародею. По¬следнее время Сиггурд начал проверять – ещё один признак, что наставник спелся с волхвом. Ну, с северянином проще – ему покажи рифму - коза – де¬реза, он отстанет. Даже польза кое - какая есть - насмешники, наполучав на¬рядов, сразу стихли.
- Нравится? - переспросил Всевед.
Памятуя о давнишней оплошке, Ратибор замотал головой:
- А чем бурзумовский Тор лучше Калаша? - хотелось, конечно, ещё посмотреть Книгу Судеб, но Всевед мог заметить лукавство и тогда уж точно не видать перехода как собственных ушей. – Хочешь сказать он настоящий сын Рода?
- Все мы дети Творца, - отвечал Всевед. – Люди, деревья, звери,…… но не машины для убийства!
- По-твоему и я сын Рода?
- И ты.
- И бунтовщики?
- Да.
- И…
- Все! - не выдержал чародей. – Человек попытался подражать Творцу, но кроме мутантов да калашей ничего не создал. Одно он ненавидит, другое боготворит!
- Если я, как Тор сын Творца, почему он бог, а я нет?
- Ишь чего захотел! – рассмеялся чародей. - Ты сначала соверши что-либо по¬добное Тору, а потом в боги очередь занимай.
- Значит, Калаш совершил, коли, стал богом! – Ратибор торжествовал.
- Тьфу, на тебя! - рассердился Всевед. - Иди толки порошок против тарака¬нов, да подумай хорошенько, чем собранный на заводе калаш от¬личается от героя из плоти и крови.
И так каждый раз. Хотя, время, в обществе зловонных снадо¬бий, не прошло даром. Он начал обдумывать и анализировать бестолковые на первый взгляд слова чародея. В чём-то старик может и прав? Жрецы утверждают, что Подлунное княжество единственный наследник Мира Древних, последний хранитель Закона и Справедливости. Пленные амазонки рассказывают то же самое о Кефри. Князь Справедли¬вый – тать Прошка – похожую песню завёл. Мало того, объявил себя прямым потомком Калаша, а князя Яромира - самозванцем. Бурзумцы, вообще все народы, кроме себя, дикарями считают.
На словах-то вроде у всех всё гладко получается, а простолюдины-то между тем бегут из государства в государство, ища лучшей доли. Уставшие воевать - в Кефри, жаждущие твёрдой руки - в Подлунное, желающие поразбойничать к Справедливому. Северяне решившие подзаработать, покидали суровый Бурзум и нанимались ко всем подряд, говорят даже во дворце ненавистницы мужчин – императрицы Кефри – служит отряд светловолосых земляков Сиггурда.
Может, есть смысл в словах старика? Может боги с чудными прозвищами – Тор, Один – настоящие, а с Калашом действительно что-то не так? Хотя жрецы Калаша люди почтенные и солидные, а послушать про Варга-Потро¬шителя - первого правителя и верховного жреца Бурзума. Перемажет лицо белой и чёрной краской, бренчит на дребезжащей палке и орёт дурным голо¬сом про подвиги своих богов. Такому среди скоморохов место, а не в княжеском дворце. Всевед же своих жрецов почему-то ругает, а предка бурзумцев хвалит. Говорит, мусора у парня в голове полно было, но и талант присутст¬вовал. Повзрослел, остепенился. Веру предков для народа сберёг. Хотя разве не Древние всеобщие предки? Не поймёшь этих волхвов! Наверное, потому и сдружился старик с Сиггурдом.
***
Северянин тоже ведь чужак в Подлунном. Со времён Калаша не было иноземных наёмников в княжестве. Оно и понятно, адепты Масона повсюду. Вдруг кто просочится на важный пост, да навредит? Мир Древних оттого и погиб – слишком доверчивыми были предки.
Князя Яромир традицию порушил. Заключил союз с Бурзумом и разгромил Остров Пиратов, что грабили купеческие суда.
- Зачем? - ворчали старики. – Наших судов-то на море раз-два обчёлся. Нам от такого союза ни убытка, ни прибытка.
- Будет прибыток, - отвечал Яромир. – Начнём с Кефри торговать, дальше на юг пойдём в новые земли.
- Нет на юге земель, - ныли бояре. – Подлунное центр Мира. А с бабами тор¬говать – последнее дело. Чего мы такого у них купить можем. В край¬нем случае, сами такое же сделаем. Пусть плохое, но своё. Эх, князь, не в прадеда ты пошёл, не в Воедела Грозного.
Яромир спорить не стал, но тут же отменил ежегодный набег на посёлки изгоев. Вместо этого обложил их налогом. Спасибо хоть ещё мутантов в сто¬лицу не пригласил. Потом объявил прощение примкнувшим к Справедливому простолюдинам. Сдавайтесь, мол, и всё забудем. Много чудного творил молодой князь. Даже вечно ворчащий Всевед пару раз его похвалил.
***
Сиггурд и ещё с десяток северян появились в Красограде после заключения союза. Толпа любопытных собралась посмотреть на чужеземцев. Вот ведь чу¬деса какие - борода цвета соломы. Перемазали что ли чем? Один северянин, улыбнувшись, снял шлем. И волосы такие же! Да не перехвачены как у ви¬тязей кожаным ремешком, а заплетены в две косицы, закрывающие уши. Чудные дела!
На щитах наёмников изображён молот. Позднее Ратибор узнал – это оружие того самого Тора. Странный бог, решил юноша, послушав Всеведа. (он пришёл в Красоград немного раньше северян) подвиги совершал ве¬ликие, а оружие, словно у ремесленника.
Князь определил бурзумцев в отряд всадников. Начавшие было роптать ветераны, быстро прикусили язык. В первой же стычке с мятежниками свет¬ловолосые чужаки показали себя с лучшей стороны, чем завоевали всеобщее уважение и право на револьверы.
Сиггурду в том бою не повезло, запущенный из пращи камень угодил ему в колено. Оправившись от ранения, сильно припадающий на правую ногу бурзумец наотрез отказался покинуть отряд. В конных стычках увечье Сиггурда было почти незаметно, но вот в пешем бою северянину приходи¬лось туговато. Тем не менее, Яромиру пришлось изрядно попотеть, доказы¬вая уп¬рямцу, что воспитание юных всадников занятие не менее, а может даже более важное, чем война с мятежниками. В конце концов, Сиггурд сдался.
***
Школа всадников - высшее учебное заведение Подлунного. По¬пасть туда мечтал каждый мальчишка – удавалось немногим. Курсанты кроме грамоты, счёта и истории Древних (подобные дисциплины преподавали в лю¬бом организованном для простолюдинов ликбезе) изучали искусство речи, правила поведения, азы гипноза, приёмы первой помощи и защиты от козней коварной Экологии. Ну и само собой военная подготовка: револьверы, холодное оружие, рукопашный бой, наездничество.
Возглавивший школу Сиггурд махнул рукой на все премудрости, кроме военной подготовки. Книжников – учителей он вообще считал трусливыми дармоедами, которым больше подошли бы сарафан и прялка, а не воспитание настоящих мужчин.
- Воину незачем знать в какую сторону вежественее сморкаться и как увиваться за боярскими дочками, - заявил он, урезая часы их занятий. – Воину пристало владеть не словом, а оружием.
За военную подготовку северянин взялся сам. Тут-то и показалось курсан¬там небо с овчинку. Если Сиггурд заставлял фехтовать, то продолжалось это до тех пор, пока мечи не выпадали из онемевших рук юношей.
- Не верю! - потрясая кулаками, бурзумец подбегал к выронившему клинок.
Получив ощутимый удар, курсант, собрав последние силы, поднимал меч. В это мгновение для него начинался настоящий ад.
- Оружие бросать, мразь! - даже самые ловкие не могли увернуться от кула¬ков наставника. – Убирайся в Кефри, к бабам, слюнтяй!
Так было во всём. Сиггурд не знал середины. Всё или ничего. Конные занятия, так до кровавых мозолей на заднице. Рукопашный бой – до тех пор, пока на юных телах не оставалось живого места. Стрельба из единственного в школе револьвера – до дрожи в руках и до звона в ушах.
О пощаде просить после первых же занятий никто из курсантов не отважи¬вался. Покорность и слабость учеников приводила Сиггурда в ярость. Юноши боялись и ненавидели северянина, называя промеж себя Хромым Масоном. Ратибор сочинил про наставника стишок полный желчи и шёпотом рассказал друзьям. Иногда, удостоверившись, что Сиггурд находится не меньше чем за версту, юноша устраивал перед курсантами представление, изображая нелепую походку и ломаную речь северянина.
Сиггурд обо всём прекрасно знал. Всегда найдётся пара – тройка людишек, готовых доложить всемогущему начальству о проступках товарищей, в надежде получить поблажку, а порой и просто из-за переполняющей душонку подлости.
Северянин внимательно выслушивал ретивых курсантов, а потом проданные товарищи относили их к отрядному лекарю с перебитыми носами и сломан¬ными рёбрами. Бурзумец не любил стукачей.
Весельчаку же Ратибору наставник удваивал нагрузки. Любишь посмеяться - умей и потрудиться. Парнишка ему нравился. Со временем из балагура получится славный воин.
Сиггурд не был жестоким чудовищем. Он готовил мастеров войны. Сейчас, уставая до полусмерти, они спасались от настоящей гибели в предстоящих схватках. Побои же мера воспитательная. Вреда от них не будет. Северянин серьёзно никого не наказывал (исключая стукачей), синяки же, шишки и расквашенные носы полная ерунда недостойная внимания настоя¬щего мужчины. Таков был педагогический метод Сиггурда.
***
Как говорилось раньше, Ратибор с некоторых времён привлек особое внимание наставника. Сиггурд заметил, что в свободное время юноша куда-то исчезает. Спускает полученную из княжеской казны стипендию на продажных девок, сопляк, подумалось северянину. Вылазки Ратибора отличались регуляр¬ностью, случались часто. На такое количество развлечений хватило бы мо¬нет не у каждого всадника. Значит дело в чём-то другом.
Не мудрствуя лукаво, Сиггурд решил проследить маршрут курсанта. Конеч¬ной целью юноши оказалась хижина на окраине Красограда, где он задер¬жался до ночной проверки в казарме. Всё выглядело странно, даже загадочно. Северянин этого не любил.
Дождавшись ухода Ратибора, Сиггурд без стука открыл дверь лачуги. В ноздри ударил аромат высушенных трав. В колеблющемся свете масляной плошки бурзумец разглядел склонившегося над толстой книгой седого длиннобородого старца…..
У Всеведа с тех пор появился ещё один ученик, такой же упрямый как Ра¬тибор, но не менее жадный до знания. Волхв был доволен. Не зря он доказывал на синклите чародеев, что этот Мир ни настолько уж и безнадё¬жен.
Разговоры со стариком вызвали целую бурю в душе Сиггурда. Неужто дожив до седых висков, остался он, по словам чародея, глупым младенцем? Неужто сила не только в оружии? Неужто человек больше похож на зверя без давно забытых гуманизма и терпимости? Всевед говорил именно это.
На слово бы северянин ему не поверил. Мало ли что болтает свихнувшийся от чтения старец. Однако чародей пересказывал саги Варга – Потрошителя. От¬крылось бурзумцу то, чего не замечал раньше. Из-за чего обречены были боги на гибель? Из-за убийства! Из-за пьяной ссоры! Варг пел о Торе - Воителе, о Тюре – мира не ведавшем. Но отцом-то богов был мудрый Один. Любимцем Валгаллы – светлый Бальдр. Дёрнул же коварный Локи в памят¬ную ночь войти в хижину.
Сиггурд не привык к долгим сомнениям. Неделю присматривался к курсан¬там. Затем сократил для Ратибора, Крона, Малка и ещё десятка будущих всадников время военной подготовки.
- Перед этими – он указал ошалевшим книжникам на строй курсантов, - би¬сер метать нечего. А эти, - северянин повернулся к тринадцати избранни¬кам, - чтобы не меньше вашего знали. Лично проверять буду.
Слово бурзумец сдержал. Ратибор мог забыть об отбое, пока не показывал наставнику очередное стихотворение. Крон, кряхтя, потирал бока при упоми¬нании гуманизма. Остальные решили судьбу не испытывать и бойко переска¬зывали Сиггурду всё услышанное на занятиях у книжников.
Всевед сдержал улыбку, слушая о реформах в школе и, одобрил действия раздувающегося от гордости Сиггурда.

***
Конечно, всего этого чистящий оружие Ратибор не знал. Юноша мог только догадываться о знакомстве наставника и волхва.
Ратибор вспомнил хмурое утро, когда он, немея от собственной дерзости, постучал в дверь кабинета наставника..
- Ну? – светло-голубые льдинки резанули курсанта.
- Я хочу пройти испытание, - Ратибор постарался не опускать глаз.
- Иди шутить в казарму, парень. К приятелям. Будем считать, что я тебя не видел и не слышал.
- Я не шучу! – голос Ратибора почему-то стал писклявым и срывающимся..
Северянин прищурился, теребя пальцами кончик косицы:
- Чую я, парень, что тебе сегодня не миновать отрядного лекаря. Только вот не знаю – сам ли ты пойдёшь к нему и попросишь снадобье от жара или тебя отнесут с переломанными рёбрами?
Ратибор набрал полную грудь воздуха и зажмурился.
- Ты не имеешь права отказывать мне в испытании. Если ты не позво¬лишь, я вызову тебя на поединок, старый хромой дурак! – выпалил он, чувствуя себя уже на половину покойником.
Если бы глаза юноши остались открытыми, то он скорее бы всего не пережил это мгновение. Будущий всадник просто-напросто умер бы от страха.
Ужасен был облик Сиггурда. Глаза северянина метали молнии, лицо побагровело, волосы встали дыбом. К сча¬стью ничего этого Ратибор не увидел.
Простившийся с родными и близкими курсант, услышал хриплый смех бурзумца. Веки раскрылись сами собой. Ратибор ждал чего угодно, но только не этого.
- Вот что значит сочинитель, - посмеиваясь, северянин подошёл к окну, - тремя словами припечатал. А главное всё по делу. Старый – само собой. Дурак? Тоже, наверное, правда. И танцор из меня теперь неважный. Всё точно, хоть на подпись к князю неси. Только использовал ты всё неправильно – вроде обругать меня хотел, а получилось наоборот. Потому как увечье моё, полученное в бою, вовсе не позор. Так что иди и придумай что - нибудь по¬забористее вроде тех песенок.
Ратибор не понимал что происходит. Северянин не собирался с ним рас¬правляться. Даже вроде отпускал. Юноша невольно шагнул к двери. Потом за¬стыл на месте.
- Я хочу пройти испытание на право ношения оружия, - заявил он.
- Вот заладил! – улыбка пропала с губ Сиггурда.- Ты что решил с собой по¬кончить? В чём дело? С зазнобой поругался? С приятелями поспорил? Тебе едва минуло пятнадцать зим! Даже великие князья и конунги в этом возрасте не становились воинами. Куда торопишься, парень?
- Я хочу пройти испытание! – Ратибор был готов расплакаться. Он опустил голову, чтобы русые кудри скрыли выступившие на глазах слёзы.
- Ну и Фенрир тебя сожри! – разозлился северянин. – Решил помереть – пожа¬луйста! Запретишь тебе – ещё в Степь сбежишь, дурья башка! Завтра поутру!
***
Ещё затемно, Сиггурд и двое всадников разбудили Ратибора. Ни слова не говоря, они завязали юноше глаза и вывели из казармы. Подсадили на коня. С первыми ударами подков о булыжники мостовой началось испытание.
Путь неблизок. Множество мыслей проскальзывает в голове Ратибора. Но даже нет и тени сомнения в верности выбора. Всевед любит потолковать об ответственности за время, в коем живёшь. Юный курсант берёт ответственность на себя. А что он изменит без почётного звания и без на¬дёжного оружия?
Остальные не видят истинного лица княжеского советника - чародея Мериддина… Даже Всевед…. Тот заводит привычную песню об авантюристе и недоучке. Ещё говорит, что обычным людям не дело вмеши¬ваться в спор чародеев. Что князь сам разберётся….
Предательство в замке. Но как доказать? Слово мальчишки-курсанта. Фантазёра и сочинителя против искусного чародея и друга князя….
Даже Всевед не поверит. Что про остальных говорить? Тут-то и решил Ратибор получить звание всадника, а потом уже, как представителю благо¬родного сословия вызвать Мериддина на поединок. И доказывать ничего не надо
Кто может осуждать всадника?
***
Мериддин появился в княжестве сразу после того, как Яромир позволил иноземцам пересекать границы Подлунного.
- Ты кто такой? – крикнул стражник подошедшему к воротам чело¬веку.
- Тот, кого вы ждали, - усмехнулся незнакомец.
Сопровождаемый толпой зевак Мериддин направился к главной площади Красограда. Чародей не обращал внимания ни на путаю¬щихся под ногами мальчишек, ни на городских острословов, что отпус¬кали шутки по поводу его одежды, более подходящей старой деве, а не способному держать оружие мужчине и скрытому капюшоном лицу.
Мериддин остановился посреди площади.
- Эй, у нас уже есть повитухи! - послышалось с разных сторон. – Ты никак из Кефри сбежал?! Да это же бабушка самой императрицы! Ты чего лицо-то прячешь?!
Мериддин скинул капюшон. Горожане увидели лысого старика с изрезанным морщинами лицом и жидкой бородёнкой.
- Вот так повитуха! – зашлись в смехе шутники. – Ты чего так выря¬дился, дед?!
Улыбка тронула губы Мериддина. Он ударил посохом о мостовую. Толпа ахнула, древесина вошла в камень, словно нож в масло. Посох превратился в цветущее дерево.
Мериддин оказался рядом с одним из зевак и выдернул у него брючный ремень.
- Эй……, - возмутился, было, крестьянин, подхватывая спадающие штаны и, тут же застыл на месте с открытым ртом. В руках чародея дешёвый ремешок обратился змеёй. Мериддин выпустил шипящую гадину, и та ринулась в сторону бывшего хозяина.
Толпа отпрянула. Кое-кто убежал за патрулём всадников. Извивающаяся тварь коснулась носом обуви крестьянина и снова стала тем, чем была раньше – брючным ремнём.
- Что ещё случилось?! – патруль пробирался сквозь ряды оторопев¬ших зевак. – По какому поводу сборище?!
Мериддин щёлкнул пальцами. На головы собравшихся посыпались белоснеж¬ные цветы. Вздох восхищения вырвался из сотни глоток. Всадники замешкались лишь на мгновение. Воин не должен бояться никого – ни врага, ни Масона и его отродий, ни бродягу-чародея.
- К чему представление, старик?! – старший патруля уже схватился за ру¬кав чёрного балахона. – Ты никак странствующий кудесник?
- Моё имя – Мериддин. Мне нужен князь! – присутствующим показалось, что на долю секунды выцветшие глаза кудесника вспыхнули огнём. Впрочем, ни¬кто за это поручиться не мог – в памяти горожан чародей так и остался без¬обид¬ным стариком, с жалкой улыбкой лепечущим что-то невразумительное перед дюжим всадником Тукой.
- Князю больше заняться нечем, кроме как общаться со всяким сбродом, - глаза воина сделались стеклянными, лицо окаменело, а вид был до¬вольно жалким. - Но, по крайней мере, с начальником охраны ты встретишься.
- Тогда пойдём! – потребовал старик.
Не дожидаясь ответа, чужестранец направился к воротам замка. Всадники по¬тянулись следом. И никто из собравшихся не мог сказать точно – то ли воины ведут возмутителя спокойствия в караульное помещение, то ли чудной незнакомец позволяет им сопровождать себя.
Народ ещё немного постоял на площади, обсуждая происшествие, толкуя о том, как много разных диковинок в Мире. Спасибо Яромиру, что увидеть при¬ве¬лось. К вечеру начали расходится.
Среди прочих спешил к городским воротам и злосчастный крестьянин. Под¬держивая спадающие штаны, он забрался на телегу, позабыв о торговле и ожидаемом барыше, схватился за вожжи и погнал лошадей в сторону род¬ного села. Поднять с земли собственное внезапно ожившее имущество он так и не отважился.
Вскоре пошла по городам и весям Подлунного молва о великом чародее Мериддине. С князем старик встретился. Встретился и остался при Яромире как первый советник и помощник.
***
И не только потомку славного Воедела помогал чародей. Каждого, от боя¬рина до последнего простолюдина был готов принять он в своей келье. Поговаривали даже, не отказывал и мутантам, коих Яромир держал во дворце как заложников, на случай если изгои не захотят платить налог или перейдут на сторону Справедливого.
Привороты, предсказания, целебные отвары и избавляющие от бесплодия снадобья – это только видимая часть айсберга, как на манер Сиггурда выра¬жался Всевед. О чем, например, просили Мериддина проигравшиеся боярские сыны или жаждущие повышения молодые всадники можно было только до¬га¬дываться. Чародей не отказывал никому и угождал каждому из пришедших.
Мзды за работу старик не брал.
- Мы же приятели, - твердил он, отказываясь от боярского кошеля или от продуктового подношения крестьянина, - а значит услуги меж нами дело привычное. Сегодня я помог, а завтра…..
- Чудной человек, - повторял выходящий из кельи проситель. – Ему сам чёрт не брат! Как я ему услужить смогу? Продешевил чародей! Воис¬тину продешевил!
Ратибор Мериддина невзлюбил сразу. Плешь у него, как у мутанта, ни зря голову капюшоном укрывает. Да и за учителя обидно. Всевед - чародей не хуже. Может и получше кое-в-чём, а засел как хорь в норе. Ведь и появился в Подлунном раньше княжеского советника, а чудес-то совершил с гулькин нос.
Про Мериддиновы дела каждую минуту слышишь. А Всевед чего же? Кости правит, порошки толчёт да травы собирает! Ещё со стихами пристаёт вечно! Нет бы на площадь выйти, да показать себя во всей красе. Упрямый старик только и занимается тем, что твердит о непонятных вещах, князя Яромира ругает да скандалит со жрецами Калаша. Лучше уж к Ме¬риддину бы в ученики попасть. Тот бы мигом нужным заклятиям обучил, а не обзывал бы чудными словами и не заставлял скрипеть мозгами над каждым словом.
Одно время Ратибор попытался запалить в учителе тщеславие.
- Мериддин сегодня, - сообщал он, напуская на себя скучающий вид, - боярину Вышате двумя словами силу мужскую вернул. Ещё говорят сотник Чука - тоже его дело.
- Молодец Мериддин, - усмехался Всевед, оглаживая седую бороду.
- А ты бы смог так, учитель?
- Столетнего старика в постель к девчонке уложить, да бездарность ко¬мандиром сделать? Несложна наука!
- Так что же ты тогда?! - огорчался юноша. – Пойди во дворец да по¬кажи своё искусство!
- А ты вот пойдёшь с крестьянами стенка на стенку драться? – Все¬вед становился серьёзным.
- Так нельзя же мне! – удивлялся Ратибор. – Я воин, а они простолю¬дины! Пришибу ведь.
- Так вот и твой Мериддин недоучка и авантюрист. Десять веков в пе¬щере просидел, а уму разуму не научился. Ещё не хватало мне с ним связываться. Над ним весь Синклит потешается! А твоё дело вообще порошок толочь, да стихи сочинять! Ну-ка показывай, что есть нового?
И так каждый раз. Ничем не прошибёшь упрямого старика. Только и слы¬шишь от него, что в магии главное не чудеса, а познание мудрости и своего места в извечном противостоянии между Творцом и Хаосом.
- Научится заклятиям может любой, а вот применять их, предвидеть по¬следствия дано ни каждому, - такой ответ слышал Ратибор каждый раз, когда просил Всеведа открыть секрет хотя бы самого простого волшебства. – Узна¬ешь, к примеру, как грозу отводить и начнёшь на каждом углу хвастать. Или ещё хуже – со зла применишь…. Нет, пока мусора в голове не поуба¬виться, за¬будь и думать. Толки порошки, руны изучай – дело нужное терпеливости обучающее.
- Мериддин вон одним словом болезнь насылает или помогает золото добыть, - дулся Ратибор. – Мы же только и знаем – порошки смеши¬вать да на закорючки смотреть.
- Так и шёл бы учиться к нему, - усмехался волхв. – Или не прини¬мает? То-то, брат! Он и сам-то лишь азов нахватался и держится за них словно ростовщик за кошель! Настоящий чародей разве стал бы при¬дворным фокусником? Авантюрист ваш Мериддин! Я вот погляжу ещё на его художества, да на ближайшем Синклите уст¬рою ему слад¬кую жизнь.
« Так он и испугается, - думал юноша, орудуя пестиком или рассмат¬ривая таблички с магическими знаками. – По всему княжеству только и разговоров что о делах Мериддин. Будет он отчитываться перед какими-то старыми ворчунами ».
Друг друга оба чародея словно и не замечали. Приходя в княжеский дво¬рец, Всевед нарочито отворачивался от дверей кельи Мериддина. Тот же в свою очередь старался не покидать убежища, пока волхв беседовал с князем или ругался со жрецами Калаша.
Дело в том, пояснял Всевед, что посвящённым в тайное знание запрещено выяснять отношение где-либо, кроме Синклита, в присутствии остальных ча¬ро¬деев. Два поссорившихся мага могли натворить такого, что и подумать страшно
***.
Скоро Ратибор смирился с нежеланием учителя показать силу. Даже пару раз подрался с курсантами слишком уж восхищавшимися придворным кудесником.
В роли советника Яромира Мериддину также удалось обойти волхва. Оно и не мудрено. Что Всевед предлагает? Заключить союз с Кефри и вместе очистить приграничные земли от волкодлаков. Мутантов в ликбезы прини¬мать. Сдавшихся мятежников землёй наделять или, по крайней мере, прика¬зать ремесленникам нанимать их в мастерские. Смех! И это только то, что Ратибор слышал краем уха. Можно представить какие проекты волхв пред¬лагает в личных беседах с князем. При чём всегда честно говорит, что хорошо бы, если толк от его советов вышел при внуках Яромира…
Кто же захочет заниматься делами, пользы от коих не увидишь? Вот Ме¬риддин другое дело. По его проектом быстро отстроили несколько мастер¬ских по производству пороха. Запасы-то Древних к концу подходили. А без пороха вся сила Подлунного по ветру разлетится. Придётся всадникам вое¬вать подобно другим народам - с луком, мечом, секирой. Ужас! Позор!
Мериддин же раскрыл секрет зелья древних. Чудеса, да и только! Порох-то оказывается вовсе и не послан Калашу отцом его Родом, а производится из каких-то камешков.
Это только один из советов чародея. А сколько их всего Мерид¬дин выдвигал? Один Яромир знает! А может и он запамятовал …потому как у ку¬десника всегда наготове свежая идея. И прок от неё сразу виден, а ни когда-то через столетие.
Одним из последних прожектов Мериддина было предложение об еже¬днев¬ных пирах в Красограде. Оно, конечно, казне в убыток. С другой сто¬роны – прослышат воины из дальних земель о привольном и весёлом житье при дворе князя Яромира и поспешат наняться на службу. Такое войско со¬брать можно - любой Справедливый дрожать будет. Казну же, в конце концов, всегда налогом восполнить можно. На то изгои, крестьяне и ремес¬ленники есть.
Началась в Красограде с тех пор новая жизнь. Пока иноземные богатыри ещё не добрались до дворца щедрого князя, Яромиру приходилось пировать с отрядом всадников, с оказавшимися в столице боярами да со жрецами.
Всевед был вне себя.
- Слепцы ведомые незрячим! Проклятые дикари! – ругался волхв. - А я ещё защищал ваш жалкий мирок на Синклите!
Сиггурд тоже не одобрял установление нового порядка. Ратибор как-то подслушал разговор наставника с одним из бурзумцев - Ягриром.
- Чем ты недоволен, ясень меча? - удивлялся тот. - Полгода уж не было схваток, а жалование-то накапливается! Мечтать лишь можно о службе подобной!
- На горе других зарабатывать подло! – отвечал Сиггурд. – И праздно¬вать должно великий успех. Не грех если воин взял в руки ковш пива, костями врага убелив виднокрай.
- Но нам ли радеть о чужом государстве? Сегодня в Подлунном, а зав¬тра прощай.
- Дурак ты, Ягрир! - Сиггурд перешёл с бурзумского наречия на бо¬лее понятный язык Подлунного. - Они же одного с нами корня, хотя глу¬поваты, конечно…. К тому же нанимался я воевать, а не пьянствовать с боярами-бездельниками и чародеями- обманщиками.
- С кем воевать, Сиггурд? Мятежники и близко не подходят к грани¬цам!
- Того я и опасаюсь. Объявись сейчас Справедливый - вы и протрез¬веть не успеете, чтобы отпор дать. На ополчение рассчитывать не прихо¬дится - задавили простолюдинов налогами. Им сейчас тролль из болота милее Яромира. Клянусь Молотом Тора – не по душе мне это затишье….
- Вечно ты выдумываешь всякие страхи, - пожал плечами Ягрир. - Лучше бы приходил с нами попировать…
- Постой-ка…, - Ратибор услышал, как Сиггурд направляется к двери, и счёл за благо скрыться в тёмном коридоре
***
У курсантов появилась новая обязанность – дежурство в пир¬шественном зале. Работы, по совести сказать, было немного: растаскивать по домам уснувших гуляк да следить, чтобы прислуга убирала зали¬тый брагой и заваленный костями пол, готовила его к новой попойке.
Зато сколько впечатлений! Раньше всадники, ни говоря о боярах и князе, были сродни небожителям. Одним глазом увидеть, краем уха услышать - разговоров на несколько смен Луны. Теперь же вот он – цвет княжества. Смотри, слушай, подставляй плечо, когда подводят заплетающиеся ноги. О таком только мечтать можно. Вот бы скорее попасть в отряд да занять место за княжеским столом!
Ратибор с восхищением наблюдал за выходками разгулявшихся воинов. Однако в разговорах со Всеведом о своих чувствах и впечатлениях помалкивал. Слишком хорошо знал волхва. За такие речи может и про¬гнать в три шеи. Тогда прощайте и путешествия по Мирам, и древние за¬клятия….
Однажды юноша с Малхом и Кроном дежурили на очередном пиршестве. Попойка в самом разгаре – по домам нескоро отправятся, до уборки далеко. Смотреть на пьяных, по правде сказать, надоело. К тому же надо что-ни¬будь придумать к завтрашней встрече со Всеведом. Ратибор переходил из одного коридора в другой, разыскивая укромный уголок.
Наконец он устроился за пыльной портьерой и только начал собирать в рифмы, разбегающиеся слова, как услышал голоса. И сюда кто-то добрался! Раздражённый юноша уже было, собрался покинуть убежище.
- Долго ты еще собираешься колебаться, Михна? – Ратибор узнал Ме¬рид¬дина. - Неужто не хочешь ты князем в своей вотчине быть?
- Я же разве против…, - отвечал начальник охраны.
- Так в чём дело? Выскочка Справедливый только знака ждёт. Намест¬ники провинций за нас. Пороха заготовили впрок. Чернь к бунту го¬това. Чего ты ждёшь, Михна?
- Боязно против князя…
- А мне не боязно было твоих кредиторов со свету сживать? Услуга за услугу! Кстати, я и с кем другим поговорить могу. С теми, кто добро помнит..
- Нет, я согласен. Только…
- Что только? Возьмём Красоград. Посадим Справедливого, коли, он себя княжеских кровей объявил. Дурень без нашего позволения вздохнуть не сможет! Сами же поделим Подлунное и заживём князь¬ями! Ну!
- Подумать надо…
- Добро! Только если к весне отряд всадников на моей стороне не вы¬ступит – прознает князь, как ты и дружки твои боярские звания полу¬чили да кошельки пополнили! – Ратибор услышал, что Мерид¬дин ухо¬дит.
Михна ещё постоял немного, вполголоса ругая чародея. Потом тяжело вздохнул и отправился в пиршественный зал.
Ратибор смутно помнил, как разыскал товарищей, как, что-то бормоча о не¬свежем ужине, уговорил их о подмене, как пробежал через Красоград.
Очнулся он уже перед избушкой Всеведа. Юноша толкнул никогда не за¬пи¬рающуюся дверь и оказался в пустой комнате. Всевед исчез.
На грубо сколоченном столе Ратибор увидел деревянную табличку с ру¬нами и две потрёпанных книги. Дрожащими руками схватил он последнее послание учителя и принялся разбирать вырезанные знаки.
Волхв сообщал о том, что был слеп и позволил Мериддину обрести влия¬ние. О невозможности сражаться сейчас. О будущей схватке.
«….. не забывай наших занятий и жди. Нам предстоит встреча. Прочти книги. Хорошенько обдумай. Не натвори глупостей, Ратибор. Лучшие времена придут. Жди»
Такими словами завершался текст рунического послания. Едва сдерживая слёзы отчаяния, Ратибор взял подарок учителя и отправился в казарму. Именно этой ночью он решился пройти испытание и собственными руками уничтожить Мериддина.
***
Конь встал, горькие воспоминания нехотя покинули юношу. Кто-то помог спуститься на землю. Кто-то снял повязку. Солнечный свет резанул по глазам. Обретая зрение, Ратибор огляделся. Они находились на незнакомой поляне, с огромным дубом посередине. У подножия гиганта воз¬вышался чудной механизм (явно из Мира древних) с ручкой в верхней части.
- Началось испытание, Ратибор, - заговорил Сиггурд. – Ещё три зимы хо¬дить бы тебе в курсантах. Видать и, правда, не в порядке что-то в княжестве, коли, мальчишка полез во всадники. До будущей весны этот лес будет твоим домом и кормильцем. О том, чтобы дом стал уютным, а пища сытной позаботься сам.. ..Хочу предупредить сразу – дороги домой ты не найдёшь – проверено ни раз. Попыта¬ешься – выйдешь к границам Кефри. Попадёшь либо в бабское раб¬ство, либо к волкодлакам. Так что будет невтерпёж – приди сюда и крутани ручку. Сирену услышат и заберут тебя. Дорога во всад¬ники тебе закрыта, участие в княжеских советах заказано. Ты – пр¬остолюдин.
Бурзумец посмотрел на курсанта.
- Я готов ко всему, наставник, – ответил Ратибор.
- Ну, спасибо хоть опять не дерзишь, - усмехнулся Сиггурд. – Как только раскроются снежные колокола, кои вы называете подснежни¬ками, мы вернёмся за тобой. Есть вопросы?
- Нет!
- Тогда послушай меня, парень! Тяжёлую ношу решил ты ухватить. Ста¬рик меня предупреждал об этом и просил помогать тебе…., - Сиггурд отстегнул с пояса нож. – Возьми. Говорят, он сделан из об¬ломка копья Одина…
- Спасибо, наставник, - перемена с бурзумце ошарашила.
- Поблагодаришь, когда выживешь! – огрызнулся тот, расстёгивая во¬рот рубахи. – Вот ещё, - он снял цепочку с крошечным серебря¬ным молоточком, - Меёльнир – оружие Тора. Наш семейный талис¬ман. Мне он всегда приносил удачу.
- Спа…
- Заткнись. Лучшей благодарностью будет твоя жизнь. Надеюсь, до сви¬дания.
Не обращая внимания на искалеченную ногу, Сиггурд одним прыжком за¬скочил в седло и пришпорил коня. Следом рванулись сопровождающие всадники. Ратибор взглядом проводил, тех в чьи ряды ему так не терпелось попасть, и только сейчас понял в какую историю ввязался….
***
Юноша оказался один в диком лесу. Ратибор не испу¬гался. Он даже не мог точно сказать, какие чувства испытывал. Скорее всего, он назвал бы себя опустошённым и смертельно ус¬тавшим. Первый запал схлынул и теперь он прикидывал, а по себе ли ношу взвалил на плечи.
Речь шла не об испытании – велика ли наука родившемуся в стране лесов дожить до весны. Дело в другом – Ратибор понял - теперь весь Мир для него стал такой же дикой чащобой полной хищников и нечисти. Нет больше за спиной сурового Сиггурда. Нет ворчливого Всеведа. Он, мальчишка по сути дела, остался лицом к лицу с могучим Мериддином, ко¬торый даже с начальником охраны говорит, словно с провинившимся отро¬ком. Может и прав Сиггурд? Может, действительно поступок курсанта стал первым шагом к бесславной гибели?
Ратибор глянул на механизм меж корней огромного дуба. Крута¬нуть ручку и дело с концом! Пусть отчислят из школы. Пусть не дают про¬хода насмешками. На отряде всадников свет клином не сошёлся. Можно ре¬месленником сделаться или крестьянином. И жить. Стать простолюдином, но сохранить жизнь….
- А будет ли это называться жизнью? - пробормотал Ратибор и по¬нял, что ни за что не включит сирену, что обязательно пройдёт ис¬пытание, что непременно вызовет Мериддина на бой. А там… Там как судьба положит.
В тени деревьев мелькнула серая тень. Юноша вздрогнул. Не приведи Ка¬лаш встретиться с волкодлаком. На бой с оборотнями, обосновавшимися в безлюдных лесах между Подлунным и Кефри, в одиночку не отваживались выходить даже самые отчаянные из всадников. И никто бы не посмел уп¬рек¬нуть их в трусости. Попробуй-ка, одолей получеловека, у которого две жизни – своя и волчья. Всевед же рассказы об оборотнях называл чепухой, утверждая, что волкодлаки ещё один подвид мутировавших людей. Всевед… Где он сейчас?
Ратибор хлопнул себя по лбу. В кустах шастает неизвестный враг, а он стоит как столб и сопли на кулак мотает. Такому действительно не в от¬ряде место, а на завалинке или на печи. Правда если до сих пор никто не напал, значит не оборотень, а обычный волк. Такие сейчас не опасны. Вот зимой…
Юноша одёрнул себя. Пора отвыкать от городской жизни – это там всё неторопливо и размеренно. В лесу надо действовать быстрее собственной мысли. Иначе – крышка.
***
Первое время Ратибор обосновался в развилке большого дерева. Голод утолял ягодами. Разыскивал походящее место для жилища. В морозы-то в обнимку с деревом не поспишь! Через неделю, а может и больше, юноша наткнулся на лесную речушку. Здесь будет землянка!
Ковыряя ножом будущее жилище, укрывая его еловым лапником и скла¬ды¬вая очаг из речных камней, Ратибор потерял счёт вре¬мени. Юноша отощал – на ягодах да на случайно подбитых птахах жиру не нагуляешь.
Наконец, жилище было готово. Первый в жизни Ратибора дом построенный им самим и принадлежащий только ему. Ни хоромы конечно и даже не хи¬жина – нечто среднее между берлогой и хибарками изгоев – но от дождя и снега укроет и на том спасибо. Ратибор так набил руку в строительстве, что соорудил нечто для хранения продовольственных запасов. Юноша надеялся на будущие охоты.
Охота конечно дело хорошее, но когда есть оружие. С одним ножом не больно запасов наделаешь. После нескольких неудачных попыток, Ратибор похоронил идею сделать лук. Хорошее стрелковое оружие изготав¬ли¬вается не один год и переходит из поколения в поколение. Просто же срезать ветку и натянуть бечёвку - баловство одно. Детская забава. Из такого оружия и слепую ворону не подстрелишь.
Выручил Ратибора на первых порах куст орешника. Юноша заострил прямые ветви, обжёг концы – дротиком такое конечно не назовёшь, но при определённой сноровке можно всё-таки и зайца добыть, и тетёрку.
Незаменимой вещью оказался же конечно сделанный из добротной кожи пояс. После небольшой доработки из него вышла праща. Окатанные речной водой камни – снаряды. Охоться, не хочу, если конечно руки из положенного места растут. Юноша стал грозой окрестной дичи.
Опять же, силки сделанные из полученного перед испытанием мотка бе¬чёвки, сплетённая из того же материала сетка. Добычи хватало. Жалко только, что при летней жаре невозможно было сохранить излишки на чёр¬ный день.
Когда на деревьях появились жёлтые листья, а ночи сделались настолько холодными, что при воспоминании о ночёвках в развилке мороз пробегал по коже, слух Ратибора резанул давно позабывшийся звук. Кто-то дул в охотни¬чий рог. Сигнал доносился со стороны поляны, с которой и началось испы¬тание.
За время лесного существования Ратибор научился двигаться не хуже зверя. Преодолевая завалы, скользя промеж деревьев, он спешил к дубу. Не хватало ещё, чтобы неизвестный охотник из любопытства крутанул ручку устройства!
Ни задев, ни единой ветки, ни хрустнув, ни единым сучком, юноша про¬крался к поляне. Из подлеска оглядел свободное пространство. Никого. Правда, рядом с сиреной стоял средних размеров бочонок. На боку нарисован белой краской молот, подобный амулету Сиггурда.
То и дело оглядываясь по сторонам, держа наготове самодельный дротик, Ратибор пересёк поляну. Издали рассмотрел бочо¬нок. Мало ли что замыслил незнакомец? Символ бурзумского бога ещё ни доказательство миролюбия. Может это ловушка?
Взгляд будущего всадника цеплялся за каждую примятую травинку. Ноздри широко раздувались. Может в Красограде, он о не обратил бы внимания на это, но здесь среди аромата влажной земли и поздних цветов, новые запахи заглушали все остальные. Запахи настолько чуждые и сильные, что у юноши закружилась голова. Запахи конского пота и насто¬явшегося на ли¬повом меду пива. Любимого пива Сиггурда.
Однако и это ни доказывало, что на поляне побывал именно наставник. Ра¬тибор застыл в двух шагах от неожиданного подарка, озираясь по сторо¬нам.
- Кто здесь? – Ратибор, привыкший к молчанию, вздрогнул от звука соб¬ственного голоса.
Никто не ответил. Лишь с ветвей дуба нехотя взлетел разбуженный ворон, браня на своём языке нарушителя спокойствия. Устав от сомнений Ратибор вынул нож и шагнул к бочонку. Последний приступ нерешительности, и юноша сорвал крышку. Бочонок до краёв наполнен чем-то белоснежным и рассыпчатым. Ещё ни веря в удачу, Ратибор взял щепоть и положил на язык. Через мгновение вопль радости перепугал всё окрестное зверьё. В бочонке оказа¬лась соль! С того памятного дня, хранилище Ратибора регулярно заполня¬лось вяленой рыбой и сушёным мясом.
***
Наступления зимы юноша почти не заметил. Как-то сразу ударили морозы, а уже на следующий день земля укрылась белым покрывалом. Настало время редких солнечных дней и бесконечных ночей, трескучих морозов и воющих, над укрытой двумя слоями мха и еловых ветвей головой, метелей.
Каждое утро Ратибор расчищал тропинку от хижины к хранилищу и реке. Обкалывал ледяную корку с проруби, когда позволяла погода, выбирался на охоту. Юноша потратил несколько дней и сплёл снегоходы. Теперь ему удавалось преодолевать сугробы. Из заячьих шкур, скреплённых рыбьими костями, получи¬лась тёплая куртка. Охотиться стало легче - следы на снегу печатались не хуже чем буквы во Всеведовых книгах.
Большинство дней приходилось проводить в протопленной по чёрному землянке. Это была, наверное, самая тяжёлая часть испытания. Отказники не выдерживали именно этот период. Наполо¬вину угоревшие, обезумевшие от безделья и одиночества, зачастую ли¬шённые человеческого облика, они бежали на поляну и крутили ручку си¬рены до тех пор, пока не появлялись всадники.
***
Ратибора спас подарок волхва. Выполнив ежедневную работу, он запертый вьюгой, садился перед очагом и слезящимися от дыма глазами, разбирал знаки Древних.
Первая книга Ратибору понравилась. Особенно история про хитрого му¬жика, что побился выпить море, но поставил такие условия… Его соперникам пришлось признать поражение, так и не начав состязания. Или про мореходов, что, побросав весла, принялись просить о помощи бога…. Во¬обще много в той книге было интересного и полезного.
Вторую юноша одолел до половины. Обложка была вытертая, Ратибор с трудом разобрал одно слово – преступление. Такие истории в Подлунном любили. Даже у презиравшего грамотеев Сиггурда можно было заметить на столе бумажный кирпичик с яркой обложкой, где крупными буквами кричал заголовок: «Весь мир в кармане» или «Людоедки Ярты». Книги остались в Подлунном со времён Древних. И не мудрено – княжество единственный наследник сгинувших предков.
Одолев книгу с весёлыми и поучительными историями, Ратибор, затаив дыхание, открыл томик «Преступление…..». С первых же строк юноша по¬чувствовал себя обманутым. Никакими преступлениями там и не пахло. Скучная, серая жизнь простолюдинов. От нечего делать юноша, сравнивал описанное автором из другого Мира с увиденным собственными гла¬зами в Красограде. Насколько, похоже!
Варг-Потрошитель, например, хоть бурзумцы всего-навсего наёмники, прозы¬вает их, то «ясенем меча», то «Тором копья» и не упомнишь всего. Преуве¬личение конечно, зато красиво и величественно. Сам Ратибор склады¬вая стихи, отворачивался от грязного и уродливого, выдумывая собственный кра¬сивый и благородный Мир.
Этот же рассказчик, словно получая удовольствие, описывает помойки, грязные комнатушки, людей пожираемых пороками. Юноша затосковал. Насколько точно пишет, шельмец! Так и хочется, закрыв глаза бежать по¬дальше и не видеть больше ни одной человеческой физиономии.
К середине книги Ратибор оживился. Запахло обещанным преступле¬нием! Теряя терпение юноша, почти не спал и с трудом отры¬вался для работы. Хотелось добраться до желанного места.
Перелистнув страницу с описанием ожидаемого действа, расстроенный Ра¬тибор захлопнул книгу и отложил её в дальний угол жилища – тоже мне преступление. Недоучившийся книжник, обезумев от голода и унижений, зарубил двух старух. Такие дела посадскому старшине разбирать, а не благо¬родному всаднику.
Остаток зимы Ратибор перечитывал первую книгу с простыми и короткими рассказами. От души, потешаясь над глупым волком, доверчивым журавлём и жадным богатеем.
***
В один из ясных дней, вернувшись с охоты, Ратибор почуял неладное. Ещё в лесу юноша заметил след росомахи. Он тянулся к жилищу. Сердце юноши остановилось, а дыхание перехватило, когда он вышел к землянке. Снег испещрили следы лесного разбойника. Ратибор бросился к складу продовольствия. Запутавшись в снегоходах, упал в суг¬роб. Очищая лицо от налипшего снега, Ратибор уже знал что увидит. Самые страшные опасения подтвердились. Росомаха добралась до хранилища..
Лесные жители ненавидят и боятся росомаху. Безрассудно храбрая и крайне подлая, хитрая и жадная, словно ростовщик, она не уступит дороги даже медведю. В драке она не знает компромисса, в разорении жалости.
Хранилища больше не существовало. То, что лесной разбойник не успел съесть, раскидал перед землянкой. Росомаха побывала и там, но, заслышав возвращение хозяина и решив, что достаточно по¬портила ему кровь не вышла на бой, а без лишней спешки удалилась в лес, не тронув запаса сушёных грибов и пучки целебных трав.
Разглядывая изодранные и осквернённые помётом припасы, Ратибор ясно видел перед собой скалящийся череп Экологии – матери смерти. Оставалось два выхода: потушить очаг и дождаться небытия или предпринять что-либо неординарное. В этом случае тоже гибель, но и при¬зрак надежды, словно видение в тумане, маячил где-то вдали. О том, чтобы включить сирену, Ратибор не думал.
Юноша решился идти на лесного великана – лося. Его следы будущий всадник видел сегодня. Выследить гиганта несложно….. но вот справиться. Для истребителя зайцев и куропаток – решение безрассудное. Самоубийствен¬ное! Но Ратибор в последнее время других и не принимал.
Собрав в кучу и закидав снегом осквернённые запасы, юноша осмотрел собственное вооружение. Дротики? Детская игрушка. Праща? Нужны снаряды покрупнее. Где их возьмёшь? Река покрыта льдом. Нож? Лось сотню раз уго¬стит охотника копытами, прежде чем отточенная сталь доберётся до горла. Но должен же быть выход!
Взгляд Ратибора упал на длинную жердь, которую он использовал, чтобы сбивать орехи и дикие яблоки. Вот оно! Если привязать подарок Сиггурда к стволу орешника получится сносное копьё!
Конечно никакого сравнения с настоящим оружием. Древко хлипковато. Наконечник….. Об этом думать не хотелось. Но разве есть выбор у оказавшегося посреди безлюдного леса юноши. Особенно, когда в любую ми¬нуту может разразиться буран.
Идти по следу несложно, только самодельные снегоходы замед¬ляют движение. Сперва Ратибор взял приличную скорость, затем сба¬вил темп. Силы нужно сохранять. Лось не заяц, и не куропатка. К тому же вряд ли лесной гигант придёт в восторг от стремления человека добыть себе пропитание.
Время от времени, Ратибор делал передышки, но, несмотря на всё семь потов сошли с охотника, прежде чем он вошёл в молодой осинник. Обло¬манные ветви, содранная кора и резкий запах, говорили о том, что зверь уже где-то неподалёку.
Ратибор с трудом удержался, чтобы с копьём наперевес ни броситься по петляющему среди деревьев следу. Стоило ли экономить силы и бездарно растратить то, что сохранилось на последний рывок. Даже если всё будет удачно не надо забывать об обратной дороге. К тому же зимний день на исходе.
***
Дрожа всем телом, чуть ли не рыча подобно голодному волку, Ратибор пробирался по развороченным мощным телом сугробам. Насытив¬шись, лось отдыхал где-то неподалёку.
Охотнику стало жарко. Кровь стучала в висках. Он не сразу обратил внимание на шум. Шум схватки. Где-то впереди, за стеной деревьев происхо¬дило что-то непонятное.
Раздумывать было некогда. Ещё десяток шагов и Ратибор оказался на поляне. По известной только им причине, юные осины, решили не занимать этого места, оставив идеально круглую проплешину. Своими же стволами они защитили поляну от снега. Его почти не было. Кое-где виднелись оставшиеся с осени кустики пожелтевшей травы.
Обнаружив спокойное место, да ещё неожиданный запас сена, лось судя по всему решил отдохнуть. Тут-то на него и напала рысь. Лесная кошка пришла со стороны противоположенной зимовью Ратибора. И нуждалась в пище не меньше чем юноша. Только голод мог заставить её вступить в открытый бой с гигантом.
Хищница терзала спину лося, подбираясь к горлу. Матёрый бык сдаваться не собирался. Улучив момент, лось рухнул на землю, надеясь при¬давить агрессора могучим телом. Усталость сыграла с животным плохую шутку – мгновенное замешательство и рысь отскочила в сторону. Лось уже на ногах, от разгорячённого тела валит пар, кровь заливает бока.
Лесной великан сделал выпад в сторону врага и попытался нанести удар острыми передними копытами. Рысь ловко увернулась и вцепилась в израненный бок. Рёв боли и решимости биться до конца слился с рычанием голодного хищника.
Сошедшиеся в смертельной схватке животные, не обратили внимания на че¬ловека, застывшего среди деревьев. Обессиленный Ратибор с восхищением на¬блюдал за схваткой лесных воинов. Юноша сочувствовал лосю, забыв, что недавно шёл по следу с теми же самыми намерениями, что и рысь.
- Война жестока, - услышал он голос расхаживающего перед строем курсантов Сиггурда. – А жизнь – это война. Не убьёшь ты - убьют тебя. Всадник должен уметь выживать – всё остальное сопли! Же¬лаете быть добренькими – вон из школы! Лить слёзы над погибшим воробушком – привилегия простолюдинов и выродков из Кефри! Всадник знает один вид милосердия – убить врага без мучений!
Наставник говорил ещё что-то о недопустимости лишней крови. О привиле¬гиях, и об обязанностях, но Ратибор вспомнил именно эту часть речи. О вынужденной жестокости.
Скинув снегоходы, Ратибор двинулся к сражающимся. Юноша обходил животных со спины, выбирая момент для нападения. Когда копьё уже было занесено, лось, тщетно пытающийся избавиться от мучителя, развернулся в сторону Ратибора. Юноша заглянул в полные страдания глаза животного и нанёс удар.
Нож распорол горло животного. Древко сломалось. На вытоптанный снег хлынула кровь. Передние ноги лося подломились. Он рухнул на бок. Предсмертный хрип быка слился с угрожающим рычанием. Рысь не собира¬лась делиться добычей. Оскалив жёлтые клыки, прижав уши, она медленно обходила тушу лося. Желто-зеленые глаза горели ненавистью, говоря противнику - отсюда уйдёт только один из нас.
Ратибор глянул на нож с обломком жерди. Безнадёжно далеко. С пустыми руками он стоял перед огромной кошкой, ожидая атаки.
Рысь атаковала внезапно. Её тело распрямилось подобно пружине. Пролетев над мёртвым лосём, она вцепилась в грудь Ратибора.
Юноша полетел на снег. Куртка из меха зайцев на первое время защитила от похожих на рыболовные крючки когтей и жутких клыков. Ему с трудом удавалось удерживать морду хищницы подальше от горла. Именно туда был направлен удар рыси. Однако подорванные схваткой с гигантом-лосем силы подвели её. Челюсти животного сомкнулись в волосе от глотки врага.
Объятия человека и рыси были крепче объятий старых друзей или пылких влюблённых. То были объятия смерти. Два тела сплетясь, катались по земле, рыча, воя и терзая друг друга. Два тела хищников, схватившихся из-за куска мяса. И нельзя уже было определить, где в этом клубке хищник двуногий, а где четвероногий.
Клыки рыси приближались к горлу человека. Ратибор терял силы. Оскаленная пасть всё ближе и ближе. Всё невыносимее обжигающее лицо зловонное дыхание. Юноша почувствовал себя на месте убитого недавно лося. Нет! Он не жертва! Он всадник! Собрав последние силы, остатки сил, человек рванулся и впился зубами в глотку рыси.
Грязная шерсть забила рот. Дышать почти невозможно. Грозное рычание хищницы перешло в визг боли и отчаяния. Она уже не хотела крови и мяса. Она пыталась вырваться из лап двуногого зверя, скрыться в лесу и зализать раны.
Ратибор не ослаблял хватки. Он уже не мог этого сделать. Он перестал видеть и слышать, думать и чувствовать. Он хотел только одного – рвать и терзать глотку врага. В набитый шерстью рот хлынуло что-то тёплое и слегка солоноватое. Рысь слабела. Она почти не сопротивлялась. Но даже ко¬гда животное затихло, Ратибор ещё долго не размыкал зубов.
Вороны, слетевшиеся на шум схватки, кружили среди серых облаков, не отваживаясь опуститься на поляну, где на залитом кровью снегу, рядом с телом лося, обнявшись, лежали мёртвая рысь и полуживой человек.
***
Ратибор не знал, сколько он пробыл без сознания. Скорее всего, недолго. Даже замёрзнуть не успел. Выпустив тело рыси, юноша откатился в сторону. Попытался встать. Сил хватило только чтобы подняться на четвереньки. Машинально выплюнул комок окровавленной шерсти. В ушах звенело, перед глазами стояла тёмная пелена, разодранную грудь жгло огнём. Ратибор огляделся словно человек очнувшийся после долгого сна. Взгляд остановился на мёртвой хищнице. По телу пробежала дрожь. Он понял, что разодранная глотка его рук, вернее зубов, дело. Будущего всадника затрясло, по щекам побежали слёзы, из груди вырвался хриплый смешок, больше похожий на ры¬чание.
Ещё сохранившиеся в затуманенном мозгу остатки здравого разума гово¬рили, нет, кричали, что сейчас ни время истерик. Почти совсем стемнело. Волки, лисы, шатуны, даже волкодлаки, привлечённые запахом крови и криком воронья могли выйти к месту побоища.
Нечеловеческим усилием Ратибор взял себя в руки. Ещё не отваживаясь распрямиться, нащупал обломок копья. Нож. Кое - как поднялся на ноги. Невидимые рожки и сопелки грянули в его голове дикую мелодию. Деревья закружились в дьявольском хороводе. Юноша зажмурился.
В подобных случаях Всевед учил представлять себя в каком-нибудь цвете. Ратибор увидел, что его тело пылает кумачом боли и усталости. Вспоминая уроки волхва, юноша призвал видение огромных рук. Они легли ему на плечи. Будущий всадник чувствовал мягкие прикосновения, когда невиди¬мые ладони исследуя тело, застыли в районе голеней. Затем бережно, словно черпая воду, принялись сгонять алую пелену выше и выше. Когда от боли и усталости осталась лишь пульсирующая точка в середине лба, пальцы бестелесного целителя выдернули занозу. Ратибор потерял чувствительность. Ещё не открыв век, он видел себя в серых тонах. Он был готов к работе.
Расплата наступит завтра: желудок вывернет наружу, тело скрутит лихорад¬кой, в глазах потемнеет от головной боли. Но всё это ерунда, если добытое мясо будет перенесено в зимовье.
Сознание и тело Ратибора разделились. Он словно стал сторонним наблюда¬телем, когда часть его самого разделывала лося, сдирала шкуру с рыси, рубила тонкие осины и делала охотничьи сани, то и дело падая лицом в сугробы, тащила их к зимовью.
Юноша пришёл в себя уже в хижине. У него едва хватило сил, чтобы стянуть изодранную одежду и присыпать раны порошком из целебных трав. Подперев дверь поленом, Ратибор доковылял до очага и рухнул на пол. Два последующих дня прошли в забытьи. Сознание ненадолго возвращалось к бу¬дущему всаднику, он успевал бросить в огонь несколько поленьев и снова погружался в лихорадочный бред.
На третий день юноша почувствовал себя немного лучше. Раны покрылись коркой. Борясь с усталостью и головокружением, Ратибор обколол прорубь, сварил бульон и целебный отвар. Больше у него не осталось сил даже на то, чтобы перелистывать страницы книги. Но юноша был счастлив. Он победил. Жизнь продолжалась, испытания тоже.
***
Ратибор вернулся из воспоминаний. Из заснеженного леса на границу Степи. Револьверы вычищены и собраны. Всадник проверил нож с ле¬тающим лезвием – ещё одно оружие сохранившееся только в Подлунном. Ра¬тибор горько усмехнулся. Вот и Подлунного уже нет, а и револьверы, и нож целёхоньки. Как любил говаривать Всевед? Оружие – проклятие человечества! Главный преступник не тот, кто им пользуется, а тот, кто производит. Хм!
Луна скрылась за макушками деревьев. Чёрно-фиолетовое небо становилось всё светлее и светлее. В лесу-то ещё конечно не зги ни видать, а вот в степи наверняка светает. Самое время тронуться в путь. Пока солнечные лучи не разогнали утренний туман, пока часовые на мятежных заставах, если они попадутся, устав от борьбы со сном, роняют голову на грудь и забываются в тревожной полудрёме.
Лес кончился сразу, словно великан смёл гигантской ладонью. За спиной оставались завалы, звериные тропы и стена деревьев, а впереди, на¬сколько хватало глаз – ровное уходящее за виднокрай пространство.
Взобравшись на растущее с краю леса дерево Ратибор, всматривался в окрестности, подмечая малейшее движение в высокой, по пояс, траве. Никаких следов присутствия человека. Судя по отсутствию подлеска, здесь когда-то жили изгои. Смута уничтожила не только княжество. Лишившись предводителя, войско бунтовщиков распалось на мелкие шайки, кои ни стеснялись грабить и убивать недавних союзников.
На самой границе земли и неба острый глаз всадника различил несколько тёмных островков. Лес всё же пытался укрепиться на высохшей степной земле, засылая передовые отряды, кои со временем становились крохотными рощицами. Ратибор слез с дерева и ступил в море пожелтевшей травы.
***
К дороге всадник вышел на третий день пути. Дорога Древних. Ровная как стрела. Покрытая гладким тёмным камнем, который Всевед называл асфаль¬том. Когда-то по ней неслись повозки Лады, обгоняя самых быстрых лошадей. Такие дороги сохранились повсюду и в сгинувшем Подлунном, и в бабском царстве Кефри, и в северном Бурзуме, и в дикой Степи.
Повозки Лады. Одна стояла в Красограде и почиталась святыней. В давние времена, один из сынов Воедела – Андрей отважился напоить повозку огненной жидкостью и подчинить себе. Легенды утверждают, что скакун Древних яростно взревел, выплюнул облако чёрного дыма и рванулся вперёд. Испуганный Андрей выпустил чудные круглые, твёрдые на ощупь поводья, и повозка врезалась в столб. Отважный наездник вылетел через обзорное окно и сломал себе шею. Воедел тогда приказал похоронить сына со всеми почестями, а покорёженную повозку и упавший столб оставить посреди Кра¬сограда, как символ наказанной дерзости.
Мериддин, одно время очень надеялся отыскать хоть одну сохранив¬шуюся повозку, привести её в надлежащий вид и обучить кое-кого из всадников управлению со скакуном Древних. Планы чародея рухнули. От повозок остались лишь ржавые скелеты. Ещё неизвестно каких бы бед натворил кудесник- предатель, окажись в его руках подобное чудо.
Ратибор скинул кожаный плащ. Несмотря на вечернее время, было очень жарко. Длинные русые волосы всадника выбились из-под ремешка и падали на глаза. Одежда липла к телу. Самое время отдохнуть, но Ратибор не хотел останавливаться. Он искал человеческое жильё.
Конечно человек – зверь опасный, особенно в Степи. Но, во-первых, подходит к концу продовольствие, да и вода тоже, во-вторых, нужна лошадь. Пеший в степи, что голый на площади. В-третьих, след Мериддина. Это самое главное.
***
Мериддин бежал из Подлунного ещё до того, как Ратибор получил звание всадника и револьверы. Начальник охраны не захотел стать предателем, пока¬ялся перед князем, раскрыл Яромиру глаза на опутавшую княжество паутину. Тогда арестовали многих. Однако вдохновитель заговора - Мериддин скрылся в Степи, среди бунтовщиков Справедливого…
Ратибор сошёл с дороги и направился к заросшей лощине. Пора было думать о ночлеге. Поиски человеческого жилья приходилось отложить назавтра. Всегда немноголюдная степь, обернулась пустыней, после случившейся шесть лет назад смуты. Вставшие было на ноги и немного разбогатевшие деревни изгоев, пожгли бунтовщики. Охотники старались не попадаться на глаза чужакам. Рабочие с башен по добыче огненной жидкости бросили свои посёлки и разбрелись по провин¬циям бывшего Подлунного.
Ратибор искал поселения степняков. О коренных жителях Степи на родине всадника знали мало. Тоже вроде потомки Древ¬них, обосновавшиеся в разрушенных городах предков. У них не было общего правителя – каждое поселение - государст¬во. Однако это не мешало им общими силами обороняться и от налетаю¬щих откуда-то с востока кочевников, и от разбойничьего войска Справедли¬вого. Даже отряд всадников не смог в давние времена подчинить степняков. С тех пор внуки и правнуки Воедела предпочитали не воевать, а торговать с соседями, что оказалось крайне выгодно. Из Степи привозили огненную жидкость (гораздо лучшего качества, чем ка¬чали башни княжества), уголь, соль и ещё массу разных интересных товаров.
Всевед, одно время, горел желанием исследовать Степь, поговорить с та¬мошними жителями. Он и название тем местам придумал особое – аномаль¬ная зона.
***
Зелёная листва кустарника приятно радовала глаз, после однообразных бурых волн степной травы. Ратибор прикидывал, как лучше распределить скромный запас продовольствия, чтобы хватило ещё на несколько дней, когда его ноздри уловили запах дыма. Пожар – первая мысль всадника. Нет ничего хуже, чем пожирающее степные про¬сторы море огня. Через минуту Ратибор успокоился. Четвероногие и перна¬тые жители Степи ни проявляли беспокойства, а значит, опасности не было.
Дым не удушливый и горький, а лёгкий, чуть уловимый. Дым очага, на котором готовят пищу. Сердце забилось чаще – неужто люди?! Никаких сомнений! Скорее всего, не бунтовщики, у тех такой шум стоит - за версту слышно. Наверное, охотник на дроф? Или уцелевшие изгои? А мо¬жет…загадочные степняки?!
Ратибор упал на землю, подполз к границе кустарника. Пробрался к краю лощины. Попытался заглянуть вниз. Это не лощина, а целый овражище! В таком небольшая весь поместится! Кустарник мешал обзору. Всаднику ни¬чего не удалось разглядеть. Нужно спускаться, и идти к здешним обитателям. Не захотят толковать по-доброму, узнают, на что способны револьверы, в руках княжеского всад¬ника.
***
Дно оврага едва просматривается. Склоны обрывистые, песчаные. Ногу поставишь - осыпаются, за куст ухватишься – в руке остаётся вместе с корнем. Вот так - так! Местные жители, наверное, пользуются потай¬ной тропкой. Её искать – полжизни угробишь. Шум поднять? Рискованно. Сперва стрелами да дротиками нашпигуют, а потом уже при¬мутся разбираться кто такой. В нынешние времена незваных гостей так и встречают.
Обломок каменного столба! Книжники рассказывают, что ещё во времена Воедела, эти столбы доста¬вали макушками, чуть ли ни до небес и возвышались, чуть ли ни по всей земле. Они поддерживали железные канаты, по коим Древние могли посы¬лать элек¬тричество в самые отдалённые уголки Мира. Чудеса, но у предков электриче¬ство являлось якобы обычным делом и производилось в огромных дворцах, а не получалось с помощью рычащих машин сжирающих уйму ог¬ненной жидкости.
Когда основатель княжеского рода занял Красоград, от канатов уже не было никакой пользы. Разве что воронам – для посиделок. Воедел снарядил сотню простолюдинов собрать уцелевшие канаты, а столбы порушить. В княжеском хозяйстве всё пригодится.
Встретившийся Ратибору обломок, по-видимому, не попался на глаза кня¬жеским отрядам, а может и не дошли они сюда. Разрушили столб время да степные ветры.
История обломка меньше всего занимала всад¬ника. Едва выступаюший из земли кусок камня - подарок судьбы. Ключ, отпирающим неподдающийся замок. Ратибор снял с пояса моток верёвки, сделал петлю, затянул её на обломке, начал спуск
***
Всевед ещё бы не успел произнести какое-нибудь мудрёное длиннохвостое слово, а бывший его ученик уже стоял на дне оврага. Ратибор замаскировал конец верёвки. Пометил место. Кто знает, может, придётся уносить ноги от здешних людишек. Тогда не до поисков будет. Всадник достал из походного мешка баночку с сажей, вываренной в свином сале. Сиггурд учил маскироваться всегда, даже когда за девками на реке подгля¬ды¬ваешь. Разведчик, пренебрегший маскировкой наполовину мёртв!
С одной стороны оно конечно верно… Но с другой….. Сидят себе мирные люди. Вечеряют. Вдруг выскакивает нечто. С оружием. С мордой перемазан¬ной. Какой после помощи ждать от поселенцев?
Ратибор спрятал баночку обратно в мешок и начал продираться сквозь кустарник. Следы присутствия человека обнаружились чуть ли не на первом шагу. Вытоптанная тропка, обломанные кусты, ухоженный родник. Всадник встал на колени и припал губами к ледяной воде.
- Здоров будь, добрый человек, - послышалось за спиной.
Ратибор на это как раз и рассчитывал. Раз решил не маскироваться, то и таиться незачем. Ходил шумно, сквозь кустарник ломился словно стадо испуганных коров. Поселенцы наверняка клюнут. И над родником склонился, пред¬видя, что селяне посчитают это самым удобным моментом для нападе¬ния. А они и нападать не стали. Лапотники!
Ратибор перенёс тяжесть тела на широко расставленные руки. Ногами сильно оттолкнулся от земли. Ещё не завершив кувырка, он умудрился расстегнуть ко¬буру и выхватить револьвер. Принимая горизонтальное поло¬жение, всадник уже держал незнакомца на мушке.
Губы Ратибора скривились в усмешке. Перед ним стоял большеголовый мутант.
- Ловко! – на безобразном лице появилось нечто, что, по-видимому, должно было считаться дружелюбием.
- Иди, позови людей! – Ратибору очень не хотелось начинать разговор с не¬до¬человеком.
- Каких людей? – складки кожи на месте бровей переместились куда-то к се¬редине огромного лба.
- Похожих на меня, идиот! - если бы жрецы Калаша ни говорили, что му¬танты непроходимо тупы, то всадник мог поклясться – вопрос урода про¬звучал издевательски.
- Таких здесь нет.
- Как? Одни ур…как ты? - Ратибор уже жалел, что пренебрег маскиров¬кой.
- Здесь никого нет, - тонкие губы сложились в безобразную улыбку. – Кроме меня и Цицерона. Ворона.
- Ты живёшь один? – Ратибор всматривался в жёлтые с чёрными точками зрачков глаза, пытаясь разглядеть лукавство. Виданное ли дело – само¬стоя¬тельно живущий мутант! Ладно, когда ещё в стаи сбиваются, так многие звери поступают. Ну, в посёлках изгоев ещё как-то существовать умудря¬ются. А этот совсем один! И с голоду ни сдох. Ещё и разговари¬вает.
- Давно уже, - мутант подтвердил своё владение человеческой речью. – Когда умерли родители. Они были такими как ты.
Княжеский всадник и мутант застыли друг напротив друга. Ратибор ни знал что говорить. Отмеченных проклятием Экологии он видел только издалека, когда их забивали на поле сорвиголовы. Рассуждениям Всеведа особо не доверял. Про по¬вадки нелюдей мог судить только со слов жрецов. Те считали мутантов ниже любой ползучей гадины.
- Может, ко мне пройдём? - предложил большеголовый. - Меня Геродот зо¬вут. Отец был книжником вот и дал имя в честь одного Древнего. Ты, на¬верное, есть хочешь?
- Падали поклевать вместе с твоим вороном? – буркнул Ратибор.
- Зачем падаль? – складки кожи снова метнулись к середине лба. - Ты, наверное, из Подлунного! - вдруг догадался Геродот. - Это там про нас всякую чепуху болтают. Ты успокойся – у меня тут печёная картошка и гороховая каша. Пойдём что ли?
Не дожидаясь ответа, мутант двинулся прочь, семеня короткими ножками. Ошарашенный Ратибор, так и не спрятав оружие, двинулся следом.
Рот всадника раскрылся ещё шире, когда он увидел жилище мутанта. Глиня¬ный домик примостился на склоне оврага, спрятавшись в зарослях кустарника. Так умело расположить жильё! На это ни у каждого человека мозгов хватит. Сколько бывало - отделится крестьянский род и займёт место как горох у дороги – ленивый пограбить откажется. Зато потом крик до не¬бес – не бережёт нас князь, всадники дармоеды! А кто вас посреди поля селиться заставлял? То-то, думать надо, где седалище прислоняешь..
Домик же Геродота являл собой пример серьёзного отношения к размеще¬нию жилища. Мутант умудрился разыскать крошечное плато на пологих склонах ов¬рага и втиснуть туда своё жильё. Да как умело – сверху не различишь, снизу не заметишь. Мимо пройдёшь не обернёшься!
- Весной здесь половодье, - Геродот дёрнул за ветку, и откуда-то сверху развернулась верёвочная лестница, - потому жить приходится наверху. Опять же на тебя похожие очень часто приходят.
Не замечая собственного несуразного телосложения, мутант при¬нялся ловко карабкаться по лестнице. Ратибор едва успевал следом.
- Раньше я ни боялся, - рассказывал Геродот, перебирая трёхпалыми ладо¬нями. – Всех готов был встретить. Но почему-то вы все злые. Громко разговариваете. На¬зываете меня уродом. Разве я урод?
Дряблое желтоглазое лицо повернулось в сторону Ратибора. Всадник пред¬почёл промолчать.
- Вот видишь! – рассмеялся Геродот. – И мама то же самое говорила. Она говорила, что все шутят. Но мне такие шутки не нравятся. Я в книгах читал – шутка это когда всем смешно. А мне совсем невесело, когда бьют или дом под¬жигают….. Ещё уродом обзываются.
- У тебя книги есть? – Ратибору было как-то ни по себе.
- Отцовы, - Геродот уже стоял у порога дома. – Он говорил, что это единствен¬ные мои друзья. И старик в белом тоже так говорил.
- Кто!?
- Старик в белом. Он нашёл мой дом. Сказал, что ты придёшь. Ещё велел от того, второго спрятаться.
- Как его звали!?
- Второго? Не знаю, я спрятался. Он очень страшный. Без лица..
- Старика! Белого старика!
- Он говорил, что ты будешь кричать, - Геродот открыл дверь. – Всеведом его звали. Проходи, - мутант посторонился, пропуская всадника.
- А второй?! - Ратибор застыл на пороге домика. – Его как звали?! Что ещё Всевед рассказывал?!
- Мы о книгах больше говорили, - оставив гостя в дверях, Геродот вошёл в жи¬лище и принялся выставлять на стол грубо слепленные горшки. – Он говорил, что у меня великолепная для этого Мира библиотека. Ещё он гово¬рил, что рано или поздно объявится малолетний психопат, и что ему будет нужна моя помощь. Он про тебя много рассказывал. Я тебя сразу узнал. И того… Второго. Тоже.
- Второй - это старик в чёрном балахоне?
- Он был в чёрном. Ходил здесь. Я спрятался – он ушёл в сто¬рону го¬рода.
- Что за город?
- Недалеко… Я там иногда продаю кое-что. Но похожие на тебя всегда шу¬тят. Не смешно шутят. Я не люблю город.
- Дорогу покажешь, - не успев войти в дом, Ратибор ринулся в сторону ле¬ст¬ницы.
- А поесть? – мутант застыл перед столом, держа кособокий горшок. - Белый старик говорил, что ты не можешь сразу уйти. Ты же не видел ещё моих книг!
- Самое время книжки читать! – Ратибор, наконец, заметил, что до сих пор сжи¬мает револьвер, и спрятал его в кобуру. – Может, последний чем¬пионат по сорвиголове ещё обсудим?
- Всевед говорил, что это глупая забава недалёких людей.
- Извини, - Ратибор сам не понимал, что делает. Оправдываться перед мутан¬том! Перед недочеловеком, когда где-то рядом и Всевед, и ненави¬стный Ме¬риддин. – Что ты там говорил насчёт каши? – не прекращая удивляться соб¬ственному поведению, Ратибор вошёл в домик и уселся за стол.
- Ещё печёная картошка! – тонкие губы изобразили подобие улыбки. – Когда по весне вода сходит, я много всего сею. Даже на продажу оста¬ётся. У меня только мясо из города…. Дол – торговец из города – гово¬рит, что я сам бы мог охотой промышлять…. А мне жалко зверей бить… В книгах гово¬рится, что убийство вообще последнее дело для че¬ловека…. Как ты дума¬ешь?
Он себя ещё и человеком считает! Ратибору стало смешно. Говорил же Сиггурд – воину лишнее учение, хуже раны в живот. Вот и допрыгался – сперва стишки, потом сомнения…. Спасся единственный из всех… Теперь вот рассуждения му¬танта слушать приходится….. Стряпню его есть…..
- А ты над чем смеёшься? – Геродот раскладывал золотистые кусочки картофеля на деревянные миски. - Тебя, кстати, как зовут?
«Нашёл дурака имя раскрывать», - подумал Ратибор.
- Рат, - произнёс он вслух. – Младший командир отряда всадников.
- Всадник? – в жёлтых глазах мелькнуло нечто похожее на восхищение. – А я думал, про вас всё выдумывают. У меня книга есть про трёх всад¬ников. Они ещё до гибели древних жили. Отец не любил, когда я её чи¬тал, а мне нравилось. Расскажешь что-нибудь?
- Куда от тебя денешься? – усмехнулся Ратибор. – Того гляди, нож к горлу при¬ставишь или миску отнимешь!
- Что ты, Рат! – Геродот испуганно замахал трёхпалыми ладошками. – И ду¬мать забудь! Кушай на здоровье! Скажешь тоже нож к горлу!
- Да шучу я, чудо болотное! – всадник уже не замечал ни отвратительной внеш¬ности собеседника, ни его недочеловеческих (по меркам Подлун¬ного) повадок.
- А я и говорю, что шуток ваших не понимаю, - рассмеялся Геродот. В это мгновение что-то царапнуло по крыше. Всадник выхватил револь¬веры..
- Это Цицерон, - сообщил мутант, вставая из-за стола. - Чует, когда обе¬дать са¬дятся.
Большеголовый хозяин приоткрыл жестяную дверь, в хижину тяжело раз¬махивая огромными крыльями, влетел ворон. Сделав круг над головой Ратибора, он уселся на стоящий в углу треножник (на таких в княжеском дворце для эко¬номии электричества зажигали свечи), чёрные бусинки глаз не отрывались от гостя. Всаднику стало не по себе.
- Цицерон, это Рат, – друг белого старика. Помнишь его? – произнёс Геродот, усаживаясь за стол.
- Крррак! – ответил ворон, глаза его закрылись полупрозрачной плёнкой.
- Он тебя стесняется, потому и ведёт себя как невежа, - улыбка тронула тонкие губы хозяина. – Не обращай внимания. По возрасту он старше нас с тобой вместе взятых, а по повадкам хуже ребёнка.
Ратибор, к слову сказать, не особо и обижался на невнимание со стороны пернатого приятеля мутанта. Уж очень странный взгляд был у древней птицы. Совсем какой-то не птичий….
Принявшись за еду, Ратибор и вовсе позабыл и о вороне со странным именем и о его хозяине. Последний раз довелось вот так вот потрапезни¬чать ещё до ги¬бели товарищей перед самой встречей с волкодлаками. Тогда на их пути ещё по¬падались сёла, где можно было отыскать таверну. После того, как Малх и Крон пали под когтями оборотней, Ратибор больше не на¬тыкался на крупные поселения. А разве в нищих лесных весях человеческую пищу встретишь? Сами впроголодь живут. Зиму на древесной коре переби¬ваются. Хорошо если несколько сушеных рыбин или кусок пересоленной свинины выторгуешь. Могут и в штыки запросто встретить. С крушением Подлунного, гостеприимство зачастую оборачи¬валось против хозяев. Гости наедятся, напьются, а потом раз и селение пожгут. Потому жители и недо¬любливали чужаков. На лбу-то у пришельца не написано – действительно ли он передохнуть хочет или злодейство задумал. Проще дубиной по голове, да в жертву лесным богам. Нет человека – нет проблемы.
Ратибор уже успел отвыкнуть от того, что можно принимать пищу не под открытым небом, а восседая за столом, из неуклюже вылепленной, но всё же по¬суды, не руками – ложкой. И надо же где?! В хижине мутанта, на коего повстречай раньше, и взглянуть бы побрезговал.
Геродот между тем болтал без умолку. Видно устал от разговоров с вороном. Ратибор не заметил, как миска с долей мутанта оказалась сперва перед его но¬сом, а потом как-то само собой её содержимое перекочевало и в желудок. Он спохватился тогда, когда неумело выструганная ложка царап¬нула по дну идеально чистой, словно вымытой миски.
- Я, кажется, твою долю съел? – он смущённо глянул на гостеприимного хо¬зяина. – Извини...
- Ничего! – трёхпалые ладони Геродота замелькали в воздухе. – Я сыт! Тебе, по-видимому, пришлось натерпеться?
- Последнюю неделю растягивал одну плотвичку на два дня, - признался всадник. – Охотиться некогда было…. да и зарядов жаль.
- Так отъедайся на здоровье. Я поговорю хотя бы вдоволь. С Цицероном особо не побеседуешь – он то летает где-то, то спорить начинает...
- Тяжело одному? – Ратибор чувствовал приятную тяжесть в желудке и ле¬ни¬вую сонливость во всём теле. – Кстати, что за мясо в каше было? Вкус необычный.
- Это я у Дола на картофель вымениваю, - объяснил Геродот. – Оно в металлических цилиндрах. На одних корова нарисована, другие с поро¬сён¬ком…
- Где же такое добывают?
- Он вообще-то у Старко покупает. А тот, прямо скажем, человек стран¬ный… Не такое добыть умеет.
- Ясно…. Яс…- мысли Ратибора путались, глаза слипались. Он сам не заметил, как уснул.
***
Возвращаясь из тяжёлого забытья, Ратибор, ещё полностью не придя в себя, услышал монотонный голос.
-……во мгле печальной, - произнёс кто-то странно знакомый.
- Грроб качается хрррустальный! – прокричал некто хриплым, мало походя¬щим на человеческий, голосом.
Ратибор попытался встать. Руки и ноги запутались в чём-то матерчатом. Мешок набросили, пока спал! Как бездарно попался! Теперь заклятия читают, сволочи! Всадник рванулся. Терять нечего! Освободиться, во что бы ни стало!
- Рат, ты что? – услышал он испуганный лепет. – Не рви одеяло…
Всадник, наконец, избавился от сковывающих движения и закрывающих свет пут. Одним прыжком вскочил на ноги. Выхватил револьвер. Блестящий ствол мет¬нулся из стороны в сторону, отыскивая врага. Ратибор увидел перепуганного Геродота с книгой в руках и разинувшего клюв ворона, заметил, что в левой руке до сих пор сжимает холщовое одеяло. Всадник откинул его на лежанку, с коей вско¬чил мгновение назад. Смущённо глянул на мутанта, почувствовал, как щёки мед¬ленно, но верно начинают багроветь.
- Приснилось что? – Геродот бросился расправлять злополучное одеяло. – Наверное, я громко читал?
- Ничего, – буркнул Ратибор, подойдя к столу. Стыдно – хоть сквозь землю про¬валивайся. Устроил представление. Теперь большеголовый вдоволь по¬смеётся над всадником. Каждому встречному - поперечному болтать нач¬нёт. И чёрт с ним! – Долго я спал?
- Ты вчера за столом отключился, я тебя на лежанку перетащил, - сооб¬щил Геродот. – Считай, день проспал и ещё половину…. Сейчас уже ве¬череет…
- Почти двое суток?! – всадник схватился за голову.
- Ага, - кончив заправлять лежанку, мутант повернулся к гостю. – Но тебе на пользу… Я вот за одеяло испугался. Я ведь сам его делал. Всё лето прово¬зился. Знаешь, в степи такие синие цветочки растут? Я их с кор¬нями навы¬дёргивал. В воде вымачивал, камнем мочалил, сушил. Два хол¬ста кое-как сплёл. Между ними мох….
- Двое суток! – повторил Ратибор. – Где ты говоришь город?
- Куда это, на ночь, глядя? – всплеснул руками Геродот. - А поесть?! Ты же еле на ногах держишься!
- Ерррунда! – заорал сидящий на треножнике ворон.
- Он разговаривает! – Ратибор подскочил на месте.
- Слишком много разговаривает, - Геродот покачал грушевидной головой. – Из-за него и тебя разбудили. Стихи ему почитать, видите ли, захоте¬лось!
- Он ещё и читает?! – рот всадника раскрылся шире, чем клюв пернатого гра¬мотея.
- Мррракарррбес! – чёрные бусинки задёрнулись пленкой, и он повернулся к Ра¬тибору хвостом.
- Молчи уж! – одёрнул приятеля Геродот. – Вроде как не умеет, - обра¬тился он уже к всаднику, - но его не поймёшь. Может и притворяется. Вообще-то читаю я, а он последнюю строчку добавляет. У меня только одна книга со стихами. Мы её уже наизусть выучили. Иногда соревну¬емся – кто больше запомнил.
- Что за стихи? – Ратибор потянулся к книге. Геродот отступил на шаг, его руки невольно метнулись за спину.
- Ты чего?! – удивился всадник. – Не съем же я её!
Мутант виновато улыбнулся:
- Раньше, когда я по глупости дом на видном месте строил, похожие на тебя часто его поджигали. Даже не знаю зачем. Может шутка такая? Мне прихо¬дилось отцовский сундук с книгами из огня тащить….. Они все такие вет¬хие….
- Да не собираюсь я тебя поджигать! Даже ради шутки.… И с книгами об¬ра¬щаться умею… Дай хоть глянуть.
- А ты останешься на сегодня?
- Вот и нож к горлу приставил! – усмехнулся Ратибор. – Ну, ты и гусь!
- Я тебе и другие покажу, - вид у Геродота был, как у демона Героина, когда тот сбивал Древних с верного пути.
- Уговорил! Остаюсь!
Мутант нехотя протянул книгу Ратибору. Сейчас он был похож на чело¬века пе¬редающего великое сокровище в крайне ненадёжные руки.
- Так поглядим…., - всадник открыл потёртую обложку и принялся лис¬тать страницы. Род великий и всемогущий! Вот чего добивался Всевед! Вот они стихи! Это не похабные песенки про императрицу или издева¬тельское риф¬моплётство о старике Сиггурде. Это нечто!
Смысла Ратибор почти не улавливал. Да и кто разберётся во всяких лани¬тах, перлах, лукоморьях и прочих бессмысленных словечках. Но удивительная гармония, ритм, подчиняющий себе дыхание и удары сердца, полностью захватили всадника. Он поглощал строку за строкой, как вчера за обедом по¬глощал жареный картофель.
Ратибор даже не заметил, как Геродот осторожно снял слой глины с пола под лежанкой, приоткрыл крышку сундука и подтащил к столу стопку книг.
- Вот! - Ратибор вздрогнул, возвращаясь из мира музыки слов. – Эти я чаще всего читаю Цицерону,– огромная голова гордо возвышалась над башенкой аккуратных, пахнущих временем кирпичиков. – Есть ещё, но там не всё понятно…. Про очень далёкие времена рассказывается…. Когда мир Древ¬них только зарождался. Рассуждения тогдашних книжни¬ков. Устройство государства. Про искусного портного – Пифагором про¬зывался – штаны особые придумал… Про Цицеронова тёзку…. Про мно¬гих мудрых лю¬дей….. Но очень непонятно… Я с трудом разбираюсь…. Отец мой хорошо всё понимал. Меня назвали даже в честь тогдашнего мудреца. Вот интересная книга.
Ратибор словно от сердца оторвал, положил на стол стихи, пережившие буйство Экологии. Взял из рук Геродота томик. Обложка сохранилась - лучше не надо. На всадника глянул остролицый длинноволосый человек с груст¬ными гла¬зами. Имя его было тщательно вымарано (жрецы и книжники не позволяли уз¬навать прозвища предков до великой катастрофы: просто Древние и всё) Называлась книга «Собрание сочинений».
- Здесь рассказов много, - Геродот стал похож на человека пристрастивше¬гося к дурман - траве. – Одни весёлые, другие страшные аж дрожь проби¬рает! Особенно про демона с закрытыми глазами. Ещё длинная история есть: про человека, что мёртвых крестьян скупал…
- Про колдуна что ли? – поинтересовался Ратибор.
- Нет, - рассмеялся Геродот, - в том то вся и соль! Я сперва тоже поду¬мал, что страшная сказка попалась, а потом оказалось - обычный жулик разбога¬теть захотел…. С помощью мёртвых крестьян…
- Как это? - не понял Ратибор.
- Не всё ясно, но затеял он нечто – всех вокруг пальца обвести хотел...
- Получилось?
- Не знаю. Кто-то концовку вырвал.
- Жаль...
- Это что! – в руках мутанта уже была следующая книга. – Вот здесь гово¬рится, как один паренёк повозку Лады приобрёл, а та живой оказа¬лась. Кристиной её звали. Она мальчишку и сгубила. Осень грустная ис¬тория.
- Вроде как легенда об Андрее… - вставил Ратибор, но Геродот его не слу¬шал. Он любовно перелистывал страницы следующего томика.
- Тоже грустная книга, - что-то скользнуло по его лицу, на мгновение оно даже перестало казаться безобразным. - Про старика, что мечтал поймать огромную рыбу. Чего он только не выдумывал! Каких снастей не изо¬бре¬тал, а когда рыба попалась – старик понял, что жить больше незачем.
- Как я и Мериддин,- усмехнулся Ратибор.
- Что? – Геродот словно очнулся от долгого сна.
- Это я о своём…
- Опять про рыбака, - в руках мутанта появилась новая книга. – Здесь, правда, всё наоборот получилось. Ни человек за рыбой охотился, а рыба за человеком….. Огромная! Больше корабля! Ты видел корабль?
- Приходилось…
- Большой?
- По-разному бывает.
- Так вот та рыба - кашалот, крупнее любого корабля оказалась… В конце она капитана на дно утягивает…… Ещё и ястреба… Цицерону этот мо¬мент не нравится.
- А он и в самом деле что-то понимает? – Ратибор глянул на ворона.
- Дурррак! – пернатый мудрец даже не захотел посмотреть на всадника.
- Ведёшь себя, как попугай! – расстроился Геродот.
- Аааааааа! - заорал Ратибор страшным голосом.
Геродот выронил оставшиеся в руках книги. Цицерон чуть было не сва¬лился с треножника.
- Ты чего? – мутант собирал томики с земляного пола.
- Сам же попугать просил…- удивился Ратибор.
Геродот так и остался в полусогнутом положении. Нельзя было сказать, что он смеялся – он умирал со смеху. На треножнике хрипло каркал с трудом удерживающий равновесие Цицерон.
- Сам же сказал – попугай, - обиделся Ратибор.
- Извини…- Геродот размазывал слёзы по дряблым щекам. – Я это во¬обще ни тебе говорил. Цицерону…. Птица такая есть – попугай..
- Тоже мне – грамотеи! – буркнул всадник. – Я чего – каждую птицу в лицо знать обязан?
- Извини, Рат, не хотел тебя обижать, - Геродот успокоился и показал но¬вую книгу. – Вот здесь про всадников написано.
Ратибор перелистнул пару страниц. На глаза попалась картинка с нелепо одетым человеком. Затянутый в кружева усач к тому же угрожающе разма¬хивал чем-то похожим на вязальную спицу.
- Что за чучело? - поморщился всадник. – Шут какой-то.
- Вовсе и не шут, - обиделся Геродот. – Это Арамис – мушкетёр. Так в древности всадников называли… Одежда на нём конечно странная, но уж поверь - он и его друзья занимались тем же чем и всадники.
- И чем же мы, по-твоему, занимаемся? – Ратибор перевернул картинку с уса¬тым щёголем.
- Ну, подвиги совершаете, путешествуете, за слабых заступаетесь, вообще, ищите приключений….
- Это кто же тебе такого понарассказывал?
- Так…. – Геродот пожал узкими плечами. – Разговоры слышал….. Отец вас хвалил…. Те, кто грабит, и дома жжет, вас боятся…. Вот я и стал думать…. Разве я ошибся? Всадники не такие?
- Как тебе сказать? – Ратибор никогда до этого не рассматривал себя с по¬добной стороны. Искатель приключений…. Чего их искать-то? Сами сыплются на голову как из рога изобилия. - Вообще-то мой долг слу¬жить Закону и Справедливости.
- Ну, вот видишь! – обрадовался мутант. – Мушкетёры тем же занимались. Жене тогдашнего князя помогали… Он королём прозывался. Она в од¬ного боярина из враждебного государства влюблена была. Потом планы верховного жреца – кардинала - расстраивали..
«Хороши всадники, - усмехнулся про себя Ратибор. – Помогать княгине обманывать мужа, да ещё и жрецу мешать. За такое в нашем отряде по головке бы не погладили ».
- Вторая книга про что? – произнёс он вслух, желая переключить внимание хозяина с сомнительных похождений одетых в кружева горе-всадников.
- Здесь рассказывается о страшной войне, - трёхпалая ладонь протянула книгу Ратибору. – Я не понял, из-за чего она началась. Но дело в том, что армия одного государства отступила, то группа молодых людей не захотела терпеть врага на родной земле и организовала сопротивле¬ние….
- Вот это уже интереснее, - Ратибор глянул на обложку, где юноши и девушки с решительными глазами сплотились вокруг кумачового зна¬мени. – Они что боярские дети или курсанты?
- Нет. Простые люди…
- Простолюдины?
- Да.
- Но это ты брат хватил! – рассмеялся всадник. – Чего простолюдинам в войну-то мешаться? Им не всё равно, какому князю налог платить? Дом не пожгли, хозяйство не пограбили – живи себе да радуйся!
- Но там так написано! – возразил Геродот.
- Приврал парень маленько… Ну, который историю придумывал. С кем не бывает?
- Это вообще была страна, где власть принадлежала крестьянам и ремеслен¬никам.
- Ну, Геродот, совсем ты опростоволосился! - рассмеялся всадник. – Не хуже чем я с попугаем! Где же это видано, чтобы простолюдины к вла¬сти приходили? Ты взбунтовавшиеся города видел? Нет? То-то! А я на¬смотрелся за время службы. Взбеленится чернь – княжеского наместника прикончит, гарнизон порешит, если слабый и всё! Дальше между собой перегрызутся, разграбят всё, да перепьются с радости. Вот и вся власть народная! Мы, бывало, выступим на усмирение, к городским стенам по¬дойдём, а усмирять-то и некого. Тараканы и те пьяные! Хорошо, если пожар не случится… А ты говоришь - целая страна под властью просто¬людинов. Выдумка!
- Я привык верить написанному, - поджал губы мутант.
- Ну, вот и подшутил над тобой рассказчик, - Ратибору не хотелось, ссорится с гостеприимным хозяином из-за древней книги. – Небось, ещё писал да посмеивался, как кто-нибудь слишком доверчивый будет его выдумки читать.
- Но там ничего нет смешного! – Геродот разошёлся ни на шутку. – Там все погибают. Их пытают… Казнят… - впалая грудь мутанта тяжело вздымалась, в жёлтых глазах выступили слёзы.
- А вот это правда, - Ратибор не ожидал такой реакции. – С восставшей чер¬нью не церемонятся. Ты не расстраивайся так, - ему было неловко перед мутантом. – Может и вправду книга хорошая. Я ведь не читал…. Не обращай внимания на чурбана неотёсанного.
- Я тоже хорош, - Геродот потупил глаза, - разошёлся ни с того ни с сего.
- Пррривычное дело! – заявил с треножника Цицерон.
- Ты ещё лезешь, - отмахнулся мутант, - всегда меня до белого каления до¬водит, - пожаловался он всаднику. – Назло мне спорит.. О каждой про¬читанной книге.
- У тебя книги, по-моему, больная тема, - заметил Ратибор.
- Точно! – кивнул Геродот. – Меня вот и оскорбляют, и побить могут, и дом порушить - терплю. А вот про книги слово дурное скажут – обо всём забываю!
- Так чего ты их другим показываешь?
- Я же не каждому встречному…. Хочется поделиться….. Вот думал тебе интересно будет….. как всаднику.
- Ну, давай сюда последнюю.
- Вдруг тебе опять не понравится?
- Странный ты человек, Геродот, - Ратибор не заметил, что назвал мутанта человеком. Ещё сутки назад он бы ужаснулся такой промашке. – На Сиг¬гурда чем-то смахиваешь. Так наставника моего звали. Он тоже любое возражение личной обидой считал. Правда, по поводу военного дела…. Я же по книгам с твоих слов сужу. Ты говорил – про всадников они. Всадники совершенно другое. Не такие как ты себе придумал и в кни¬гах вычитал….. Я бы вот может, с удовольствием бы сейчас дома си¬дел, если бы не обстоятельства. И плевать мне с высокой башни на все приключения. Так будешь последнюю книгу показывать?
- Вот, - Геродот протянул томик, на обложке коего был изображен про¬филь человека в чудной шапке и с кривой дудкой в губах.
- Про музыканта?
- Нет, это трубкой называется. Приспособление такое – из него Древние дымом дышали..
- Зачем это?
- Толком не понял. Вроде думать помогает.
- Тоже скажешь – дымом дышать, что бы думать помогло!
- Они там что-то вроде дурман-травы сжигали….
- Даже так?! И это, по-твоему, всадник Древних?!
- Но он раскрыл множество преступлений и схватил кучу татей.
- Другое дело, - Ратибору не особо нравился сыскарь с трубкой, но не хотелось обижать гостеприимного Геродота. – Ну, тогда согласен…. Мо¬жет, расскажешь про него?
К удивлению Ратибора, приверженец дурман-травы из древности совершил нимало славных подвигов. Особо запомнились история с собакой, что пре¬следовала боярский род и с человеком, что переодевался под нищего, зараба¬тывая на жизнь.
Геродот закончил рассказывать, когда небо за слюдяным оконцем сдела¬лось чернильным, и на нём вспыхнули россыпи звёзд.
- Время спать, а мы ни ели! – спохватился мутант.
- Ну, выспался я на неделю вперёд, - усмехнулся Ратибор. – У тебя как с продуктами-то? Не разорю часом?
- Я на днях в город собираюсь. За мясом. Так что не волнуйся.
- Кстати о мясе. Что ты вчера говорил? Я что-то смысла не уловил…. Засыпал уже.
- Вот незадача! - расстроился Геродот. - Я на завтрак последнюю банку от¬крыл. Вот глянь! – он протянул всаднику металлический цилиндр. – Здесь оно хранится.
Ратибор аккуратно взял странную вещь, повертел в руках. Чего только не приходит из степи. Откуда, например, взялся этот сверкающий предмет, ещё хранящий аппетитный запах содержимого? Не зря Всевед называет степь не¬обычным местом.
- На банках ещё бумажки бывают, - рассказывал между тем Геродот, - с ко¬ровой или с поросёнком. Но Дол их снимает и отдельно продаёт. Сам знаешь – бумага вещь ценная…
Ещё бы секрет изготовления белоснежных листов утерян. Запасы Древних не бесконечны. Тексты режут на дощечках, выводят на бересте или обрабо¬танной коже. Если уж и берётся из княжеского хранилища чистый лист, то только для фиксирования значительного события или судьбоносного закона. И используют потом несколько раз. Скажем, рождение княжеского наслед¬ника запишут чёрной краской, потом сверху можно будет нанести чернилами из луковой шелухи какой-нибудь закон, скажем о возможности для просто¬людина откупиться от призыва в ополчение, а после ещё каким-либо ещё цветом сохранить для потомков славное деяние князя. Разобрать такие документы ни каждому под силу. Потом и был в княжеском дворце целый приказ специально обученных сложному искусству книжников….
- …. банки пустые Долу отдаю, - на столе уже появились миски с кашей, - он мне скидку даёт. На всё что приобретаю.
- Зачем ему пустая посуда? – удивился Ратибор.
- Сразу видно, что ты не торговец, - Геродот протянул гостю ложку. – В степи нет ни княжеств, ни империй. Каждый город сам по себе.
- Знаю…
- А знаешь, что лавки во всех близлежащих городах теперь принадлежат Долу и его партнёру Старко?
- Какое мне до этого дело, - пожал плечами Ратибор, быстро работая ложкой. Наедаться надо было про запас – мало ли как встретят степняки.
- Тебе может и никакого, - остатки каши из котелка перекочевали в миску всадника. – Но им уже принадлежат не только лавки, но и пивнушки, и многие ремесленники на них работают, даже рудокопы… Ты ешь, не стесняйся.
- Спасибо… Но при чём тут пустые банки-то?
- Это часть коммерции, как древние говорили. Укрась маленько, обработай. Вот тебе и посуда. Ещё и плавильные мастерские…. Всё дешевле, чем руду добывать и обрабатывать.
Ратибор глянул на металлический цилиндр. Надо же ерунда ерундой, а кто-то додумался подзаработать. Действительно ведь, перед самым бунтом торговцы привозили из степи чудные кружки и подозрительно дешёвую руду, которую ругали многие кузнецы в Подлунном.
- А ты откуда столько знаешь? – всадник пристально посмотрел на Геродота. - Уж сам не в доле с торгашами?
- Скажешь тоже, - смутился мутант. – Дол просто поговорить любит особо о том, что в малопонятных книгах прописано. Я ему о книгах конечно не рассказывал. Память, говорю, мол, у меня хорошая, потому все беседы с отцом запомнил. Отец-то у меня книжником был – про то всем известно – вот Дол и верит. Опять же скидку даёт. Его всё больше устройство государств разных интересует, законы тогдашние. Я страницу-другую вызубрю и пересказываю… Дол со Старко себя ещё покажут. Их даже злые люди не трогают.
- Мятежники что ли?
- Их здесь по-разному называют, - уклончиво ответил Геродот. - Пока никого не трогали, их как освободителей встречали. Те, кто на вашей границе жил.
- То-то я и смотрю, - на губах Ратибора появилась жёсткая ухмылка. – После этих освободителей даже пепла не осталось…. Особенно от тех. На нашей границе.
- Я-то их никогда освободителями не называл, - поспешил заверить гостя Геродот. – Я и без них свободен. От кого мне освобождаться. Я со всеми в мире живу.
- Даже с теми, кто дом жёг?
- То глупые люди. И я сам не слишком умно поступил. Построился на видном месте. Теперь вот живу - не тужу. Кого хочу мимо пропущу – кого хочу в гости позову. Дол, например не знает, где я обосновался. Потому как я его опасаюсь. А вот тебя, или белого старика, или мохнатых из южных лесов – всегда рад видеть.
- Мохнатых?! – Ратибор аж подскочил на месте. – Волкодлаков?! Оборотней?!
- Никакие они не оборотни, - твердо произнёс Геродот. – Такие же люди как мы с тобой. Я их вождю – Люмпу – то же самое говорю, когда он начинает небылицы о жителях Подлунного рассказывать или о кефрийцах. У всех нас предки общие, вот только почему-то не помним этого и не можем спокойно разговаривать. Как вот мы с тобой сейчас.
Ратибор ничего не ответил. Мозг всадника напряжённо работал. В последнее время его всё чаще и чаще мучили вопросы, которые появились ещё в незапамятные времена. Времена, когда учился в школе всадников, времена, когда Подлунное княжество казалось незыблемой твердыней, времена, когда Закон и Справедливость считались единственной нормой.
Почему же Подлунное рухнуло, стоило лишь Яромиру слегка приоткрыть границы? Почему форма всадника – вершителя правосудия – вызывает у жителей покорённых провинций лишь полные бессильной злобы взгляды? Разве плохо жилось им под рукой наследников Воедела? Почему в сохранившихся приграничных весях при его появлении прятали детей и закрывали ставни?
Другой вопрос: представление о других народах. Раньше всё было ясно, красоградцы - единственные потомки Древних. Народы, покорённые ими со времён Воедела – счастливцы, волею судьбы и Калаша оказавшиеся на верном пути. Однако пришлось по службе побывать на Бурзуме – не такие уж там и дикари живут. Даже в Кефри (там, правда, много увидеть не удалось – амазонки запретили вооружённым всадникам покидать портовый квартал) не всё так ужасно, как рассказывали жрецы. И мужчины не выглядят забитыми…. Мутанты… Ратибору стало не по себе, когда он представил Геродота на поле сорвиголовы. Как его огромная, полная книжной премудрости голова влетает в кольцо под восторженный крик толпы. Он даже готов был поверить, что покрытые шерстью зеленоглазые волкодлаки, могут вот так же сидеть на его месте и о чём-то рассуждать. Кстати и драку, стоившую жизни Малху и Крону, затеяли, если уж быть до конца честным вовсе не зверолюди.
В чём же тогда дело? Может и прав Всевед? Может Закон и Справедливость не единственная истина оставшаяся после гибели Древних? Может и вовсе даже не истина, а наоборот? Может Воедел действительно всего лишь удачливый князь мечом и огнём сколотивший государство, а не пророк Калаша? Может и сам Калаш…..
- Я тебя чем-то расстроил, Рат? – всадник вздрогнул. Геродот убрал со стола, вымыл посуду и теперь с тревогой смотрел на ушедшего глубоко в себя гостя.
- Нет, всё путём, - Ратибор с трудом вынырнул из пучины мыслей. – Призадумался маленько. Столько от тебя услыхал…. Не знаю, что больше набил – брюхо или голову? Даже не придумаю, как тебя отблагодарить?
- Ты, правда, спать не хочешь?
- Какой же воин уляжется, после того, как продрых почти двое суток!
- Вот про это я бы хотел услышать.
- Про что? – не понял всадник.
- Про воинов. Про тебя и твоих товарищей. Про тех, кого одни боятся, другие ненавидят, третьи восхищаются. Даже белый старик, а он скуп на похвальбы нашему Миру говорил, что если бы ваше умение, да в нужное русло….
- Даже так? – Ратибор подёргивал себя за мочку уха.
- Ещё одна причина…. – Геродот смотрел куда-то в сторону. – Ты знаешь, что похожие на меня живут очень долго, твои соплеменники даже считают нас бессмертными?
- Слыхал……
- Я записываю все, что случилось при моей жизни… - быстро выпалил мутант. – Для потомков…
- Ну… - всадник уже ничему не удивлялся. – Ладно. Я попробую.
Начало рассказа Ратибору давалось с трудом. Две зимы скитался он в одиночку по лесам, преследуя Мериддина и отвыкая от обычной человеческой беседы. Короткие фразы с жителями редких затерянных в чащобе весей, если они не прятались от одинокого всадника и не встречали кольями, вряд ли можно назвать разговором. Даже с Малхом и Кроном, до их гибели, Ратибор едва ли перекинулся сотней слов. Одержимые местью, молодые всадники предпочитали быстрые жесты и брошенные наспех слова. Не до бесед им было. Значит ещё две зимы….. Того четыре, с тех пор как покинул почти уже взятый мятежниками Красоград.
Слова – тяжёлые и непривычные – перекатывались по гортани, наскакивая друг на друга, цеплялись за язык, застревали между губ, словно упрямый младенец, не желающий из чрева матери являться в этот жестокий и несправедливый мир.
Ратибор говорил медленно, часто останавливался, глядя на Геродота, словно тот должен был угадать конец фразы и подсказать его всаднику. Мутант слушал терпеливо, не перебивал. Лишь иногда начинал покачивать огромной головой, словно хотел придать рваной речи гостя хоть какое - нибудь подобие ритма.
Может быть, участие со стороны хозяина, может быть появившиеся в его руках огромный кусок выбеленной кожи и баночка с краской – так или иначе, но плотину прорвало! Ратибор как бы заново научился говорить – голос его стал увереннее, мысли чёткими и послушными. Ему уже не приходилось делать усилия, чтобы согнать их с кончика языка.
Ратибор уже не замечал, что Геродоту приходится попотеть, чтобы успеть нырнуть отточенной палочкой в склянку с краской и успеть занести его слова в пергамент. Всадник почти не замечал мутанта. Он разговаривал сам с собой. Рассказывал сам себе о собственной жизни. Словно старый книжник в княжеском хранилище снимал томик за томиком с полки, сдувал пыль, с удивлением вглядывался во вроде бы знакомые страницы, улавливая в них ранее не замеченные подробности и, потрясённый ставил на прежнее место.
До утра было ещё далеко, а Геродот уже принялся за третий пергамент. Лоб мутанта покрылся крупными каплями пота. Ладони перепачканы смешанным с какой-то гадостью черничным соком. Он писал убористым почерком, сокращал безбожно, но всё равно боялся, что ни чернил, ни выделанной кожи не хватит. Этот парень подобен целой библиотеке!
Глаза Геродота слезились, пальцы онемели, но он с упорством достойным восхищения всё записывал и записывал. Для потомков уже были увековечены (по крайней мере, добровольный писарь на это очень надеялся) детство Ратибора, уклад жизни в Красограде, порядки в школе всадников, суровый Сиггурд, мудрый Всевед, хитрый Мериддин, схватка с рысью, участие в первом бою – совместная акция с северными мореходами по уничтожению поднявших было голову пиратов, впечатления Ратибора от Бурзума, гибель его невесты, путешествие в Кефри с торговым караваном, крушение Подлунного, погоня за Мериддином, возникшая из ничего схватка с волкодлаками, смерть друзей, скитания по лесам…..
Геродот почти ничего не соображал. Слова влетали в уши, не задерживаясь в мозгу, оказывались в кончиках пальцев и с помощью отточенной палочки переходили на выбеленную кожу. Он не сразу понял, что рассказ всадника окончен.
- ….. тут-то я тебя и увидел, - в хижине воцарилась тишина.
Геродот посмотрел на застывшего Ратибора. Перевёл взгляд на окно – до рассвета оставались считанные мгновения. Снова глянул на всадника – лицо молодого человека осунулось, под глазами тёмные круги. Он выглядел даже не постаревшим, скорее повзрослевшим. Ребёнок – за одну ночь ставший мужчиной, взглянув на собственное лицо и, разворошив подвалы собственной памяти.
Геродоту стало как-то по-отечески жалко этого человека. Человека, который столько повидал, столько умеет. Человеку, которым он, Геродот восхищался, пока ещё его мозг был способен преобразовывать слова всадника в зрительные образы. Человека, которому он - чего там греха таить – начал даже завидовать.
Мутант посмотрел на своего гостя другими глазами. Даже он – Геродот – старающийся быть добродушным и приветливым с мародёрами и бунтовщиками, чтобы в очередной раз не остаться на пепелище. Урод – перед собой-то нечего, таиться – которого не любил никто кроме давно умерших родителей и старающийся не замечать брошенных в спину грязных шуток и презрительных ухмылок. Даже он чувствовал себя более счастливым, чем этот молодой, красивый и полный сил всадник. У того ведь не было ни скрытого в зарослях домика, ни доставшихся в наследство книг, ни вечно спорящего Цицерона. У него не было ничего, кроме механических игрушек для убийства и жажды мести.
- Может, ещё на денёк останешься? – нарушил тишину хозяин. – Отдохнёшь?
- Нет! – встрепенулся Ратибор. – Спасибо. Я должен уйти. Ты не только вернул мне силы пищей. Ты вернул мне покой разговором….. Я должен идти. Я…..- всадник замолчал, словно борясь с чем-то невидимым. – Будь моим другом, - он опустил глаза.
Геродот протянул трёхпалую ладонь. Рукопожатие Ратибора было сильным и молниеносным. Через секунду он выбежал из домика, прихватив походный мешок, стоявший у двери.
Всадник уже выбрался из оврага по указанной Геродотом тропке, когда над головой раздался шум крыльев.
- Ррррастяпа! – грянул с небес хорошо знакомый голос, и к ногам Ратибора упал моток верёвки, так было и оставшийся у обломка столба, и ещё какой-то свёрток.
***
Путь до города занял у Ратибора двое с половиной суток. Можно конечно было добраться и побыстрее, но всадник не торопился. Во-первых, хотелось остаться одному и разобраться в произошедших после разговора с мутантом, а вернее исповедью перед самим собой, переменах. Во-вторых, в свертке, присланном заботливым Геродотом, оказалось немного гороха и сушеного картофеля, так что основной повод для контакта со степняками – продовольствие и вода – пока отступали на второй план. А в-третьих, Ратибор опасался встреч с людьми. Таких как Геродот немного – скорее даже наоборот, почти не осталось.
Как всадник не растягивал часы и даже минуты пути, но к вечеру третьего дня на горизонте появились аккуратные домики. Город. Город-64, как называли его сами жители. Странное дело, но у Древних, живших здесь, была странная привычка – ни в коем случае не давать поселениям звучных и красивых имён. По преданиям они всячески скрывали места своего обитания. Чужакам каким-то образом, добравшимся до городов-призраков, приходилось очень несладко. Всевед объяснял подобную хитрость очень просто: в этих местах Древние разрабатывали всякие военные секреты, придумывали новое оружие, содержали лучших ремесленников. Может быть и верно. Даже, скорее всего так оно и есть. Бывалые всадники много рассказывали о подземных дворцах Степи, куда не отваживались войти и местные жители, об попадающихся время от времени останках странных машин и механизмов. Об их предназначении оставалось только догадываться. Как и о непонятном обычае называть города цифрами. Город –18, Город-26, Город-628…. И так по всей Степи. Как только сами не путаются? Математики!
Рассуждая о чудных обычаях, Ратибор подходил всё ближе к населённому пункту. Городом назвать такое – язык не поворачивается. Ни стен, ни рва, ни взирающего свысока на округу, кремля. Селом и то не назовёшь! Так, разросшаяся до чудовищных размеров весь.
С другой стороны, разве построишь в таком месте настоящий город? Холм насыпать - раз, дерево или камень на стены – два, ров опять же….. В княжестве всё просто решалось – согнали изгоев, простолюдинов-недоимщиков, княжеские тюрьмы почистили. Трудитесь, ребята, искупайте грехи прошлые и будущие. За неделю такое отстроят – любо дорого посмотреть.
В степи же такую работу не организуешь. Каждый город сам по себе. Каждый вроде как княжество. Попробуй, кого заставь не то, что холм насыпать – ямку в песке выкопать. Откажутся. Последний голоштанник будет вопить о своих правах. Потому-то многие простолюдины так мечтают попасть в здешние городишки. Любой тать, добравшийся до степного поселения, считается прощённым и свободным. Живи, торгуй, работай, бездельничай, вольный человек. Коли уж здесь, на чём попадёшься – не обессудь. У степняков разговор короткий: по шею в землю и прощай. Не принял закона людского – живи по волчьим, коли выживешь.
К тому же и защищаться степнякам по здравому размышлению не от кого. С Подлунным торговали даже в те времена, когда князья держали границы на амбарном замке. Такой руды, огненной жидкости, да много чего полезного нигде кроме как в Степи не сыщешь. Не все механизмы Древних превратились в груду ржавого металла. Кое-чем здешние умельцы продолжали пользоваться. С таким народом торговать куда как выгоднее, чем воевать.
Это даже беззаконное войско Справедливого понимало. Разве что нагрянут с юго-востока свирепые кочевники…. В таком случае разбросанные по Степи города на удивление быстро организовывали оборону. Князья Подлунного опять же посылали всадников на подмогу. Поговаривали даже, что особо богатые купцы степняков и наиболее ценные ремесленники пережидают нашествия дикарей в подземных дворцах Древних, в тех кои наименее опасны.
Вспоминая известные ему обычаи и традиции местных жителей, Ратибор подходил к Городу-64. Нравы народа, к коему в гости идёшь надо соблюдать, для здоровья полезно. Во время переговоров Яромира с императрицей Кефри (Ратибор тогда в княжеской охране был) удосужило дурня Малха назвать десятницу портовой стражи красавицей, да ещё пригласить, вечером по прибрежному песочку прогуляться. Ну, Малх к девкам всегда дышал неровно…. Самое главное, что в Подлунном или на Бурзуме от такого внимания любая бы, от простолюдинки до боярской дочки, выше потолка бы запрыгала. Здесь же чуть голову не снесли парню. В Кефри-то красавицей назвать, что на тень наступить. У них, мол, любая старая карга – красота писаная. Потому, ни смей никого выделять! И приглашать парням первым нельзя. За женщиной право выбора. Еле князь выторговал голову своего всадника. Благо императрице тогда помощь была нужна для усмирения волкодлаков. Правда, с тех пор, до самого отъезда в Красоград гордая десятница (по правде сказать, девка красивая) презрительно кривила губы и морщила нос, завидев кого-то из всадников.
Ратибор подошёл вплотную к прямоугольным одинаковым как горошины домишкам. Ступил на пыльную улицу. Широкая, утоптанная, ровная. Дикий степной ветер, зажатый серыми фасадами, растрепал длинные волосы всадника, метнулся на волю, прихватив с собой облако пыли и шар перекати-поля.
Ратибор глянул на серые, словно выстроившиеся по линейке стены. Надо же, почти все окна застеклены… Богатеи! В Красограде даже в княжеском дворце выходящие на задний двор окошки затягивали слюдой. А уж если кто умудрялся высадить стекло на парадном фасаде! Лучше самому к изгоям бежать. Всё равно сошлют.
Ратибор огляделся. Геродот рассказывал, что Дола можно найти в пивнушке. Единственное здание в Городе-64 с двумя поверхами. Ещё и электрическая лампочка над входом. Бесятся с жиру степняки! Как только огненной жидкости не жалко?! Хотя ветераны говорили, что здесь ещё и с помощью ветра электричество добывают….. Байки, скорее всего.
Смеркалось. Улица была совершено пустынной. Странное дело – спать вроде бы ещё рано. Ратибор с трудом поборол искушение постучать в окно и выспросить дорогу к пивнушке Дола. Всё же чем меньше народу встретится – тем лучше. Мало ли что.
Впереди что-то вспыхнуло. Сердце всадника сжалось. Он узнал тот самый волшебный свет, что дошёл от Древних, тот самый, что царил в центральном зале княжеского дворца по великим праздникам. Электричество! Уверенным шагом всадник подошёл к похожему на сарай зданию ненамного выше всех остальных строений. Губы его презрительно скривились – это у них называется два поверха! Ратибор подошёл к двери.
Из помещения доносилась заунывная музыка – нечто среднее между воплями мартовских котов и скрипом высохшего дерева. Так обычно звучит двуручная пила – распространенный инструмент среди бродячих музыкантов. Хрипловатый голос, исключающий даже тень надежды на наличие слуха у музыканта, завывал так, что дрожали стёкла.
Мой адрес не дом и не улица.
Ееееееестееедееееей
Музыка нас связала
Рааамштааааайн
Шов маст гавон
Ай лав ю
Делай как я
Иц май лайф.
Музыкант, по-видимому, относился к мастерам своего цеха, коим под силу исполнять обрывки песен дошедших со времён древних. Ремесло непростое. Свою песню сочинит и исполнит каждый дурень, а вот попробуй спеть чужое особенно, когда ни черта в тексте не понимаешь….. Здесь особый дар нужен! По крайней мере, так утверждают те, кто зовёт себя музыкантами.
Ратибор толкнул дверь. В ноздри ударило сногсшибательной смесью из ароматов прокисшего пива и сладковатого запаха дурман-травы. Просторный зал едва просматривался, погруженный в белёсый туман. Гуляли здесь от души ….
Ратибор переступил через порог. Голова всадника слегка закружилась. На секунду ему показалось, что он задыхается в атмосфере пропитанной запахами давно немытых тел и тлеющих не один час кальянов. Сдерживая тошноту, Ратибор прошёл к стойке. Головы сидящих за столиками, ползающих по заплёванному полу, даже завывающего музыканта, повернулись в его сторону. В спёртом воздухе вспыхнула и понемногу разгоралась злобно-тупая агрессия, давно тлевшая в одурманенных головах и ждавшая малейшего повода, чтобы вырваться наружу.
Ратибор мысленно похвалил себя за то, что накинул перед входом плащ. Кто знает, как бы подействовала на местный сброд форма всадника. Скорее всего, это была одна из шаек, коих немеренно рыскало по Степи и в Подлунном после гибели Справедливого и развала мятежного войска. Кое-кто из татей, не стесняясь, провозглашал себя чудом спасшимся разбойничьим князем. Грабил под его именем.
Стараясь не делать резких движений (для потерявших страх шакалов любой чих повод к нападению) Ратибор прошёл к прилавку. Улыбнулся краснощёкому мужчине с пышными бакенбардами – судя по описанию мутанта – Дол.
- Мне бы хозяина увидеть, - всадник попытался придать голосу как можно более дружелюбия.
- Ему больше заняться нечем, как перед каждым бродягой представляться, - хмурый взгляд скользнул по фигуре всадника.
- Я ему кое-что рассказать хотел.
- С рассказами к гадалке иди или к бездельникам типа тебя.
- Ты, наверное, и есть Дол? – Ратибор решил провести пробную атаку.
- Догадливый какой! – толстые губы скривились в презрительной усмешке. – Уноси-ка ноги, пока можешь.
- Я думал здесь можно купить чего-нибудь, - Ратибору очень хотелось вытащить наглеца из-за стойки и в манере Сиггурда преподать ему урок хороших манер. К тому же у всадника появились смутные подозрения: Геродот описывал торговца как сребролюбца и пройдоху, но ни как невежду, огрызающегося словно пёс над мозговой костью.
- Ну, так покупай! – пальцы-сардельки нервно барабанили по прилавку. – Нечего болтать!
- Жареное мясо и кувшин чистой воды.
- Воду в колодце наберёшь. Мы таким не торгуем.
- Жаль. Я думал тебе в хозяйстве пара серебряных монет не помешает.
- Покажи!
Ратибор сунул руку под плащ, через секунду на залитом прилавке тускло поблёскивали два кругляша с профилем Воедела. Рука, покрытая чёрными колечками жёстких волосков, метнулась к серебру, пухлая ладонь молниеносно сдвинула монеты на прикреплённую к доскам прилавка полоску железа. Ворожбы боится – догадался всадник – сомнительный, но всё же след чародея. Может быть даже Мериддин.
- Настоящее! – деньги исчезли в кармане торговца. Он опасливо глянул в зал. Гуляки вернулись к своим занятиям: дымили кальянами, хлестали пиво, бросали кости. Музыкант возобновил завывания. – Вы точно не хотите уйти, господин? – тон Дола разительно изменился.
- Пока не поговорю с тобой, если ты хозяин.
- Хозяин-то я хозяин, только уже и сам об этом забывать начинаю, - вздохнул торговец. – Подождите в дальнем углу, за свободным столиком. Вам всё принесут. Поговорим позже, - он окинул сидящих за столиками ненавидящим взглядом, - когда быдло угомонится. Только, пожалуйста, ни с кем не задирайтесь.
- Я разве похож на забияку? – удивился Ратибор.
- Ну, на святого пустынника тоже не особо смахиваете, извините за дерзость, - торговец разве что хвостиком не вилял. – Ты что заказа не слышала?! – заорал он на пьяную толстуху, стоящую рядом. – Выполнять приказ господина! Привыкла на Данку всё сваливать, дармоедка!
Стараясь не задеть пьяных разбойников даже полой плаща, Ратибор прошёл к столику в тёмном углу. Опустился на лавку. Откинулся к стене. Прикрыл веки. Сквозь ресницы внимательно наблюдал за происходящим. Ещё недавно никому бы и в страшном сне не представился бы такой разгул татей. До тех пор, пока держалось Подлунное. Стоял Красоград.
***
Гибель столицы! Всадник увидел всё, словно это было вчера. Толпы бунтовщиков рассыпались па горящим улицам Красограда. Ещё недавно не желавшие идти в ополчение, надеявшиеся на снисхождение мятежников ремесленники, теперь либо валяются зарубленные, либо из последних сил противостоят озверевшим ордам, видя перед смертью, как насилуют их жён и дочерей, как режут детей, как распинают на воротах домов родителей.
Жалкие остатки двух сотенного отряда всадников засели в оружейной башне. Весь город перешёл к мятежникам, кроме последнего оплота Закона и Справедливости. Князь татей уже пирует в том, что осталось от дворца. Яромир, из кожи коего нарезали ремни, ещё дёргается на колу, одуревшие от выпитого разбойники ещё грабят и насилуют немногих спасшихся от побоища – идёт тризна по Подлунному. Среди всадников вряд ли найдётся десяток чудом избежавших клинков и стрел бунтовщиков. Княжеские воины едва держатся на ногах, лица под слоем копоти, глаза ввалились, кожа на скулах едва не лопается. Но никто и не думает отвечать на предложение Справедливого о сдаче. Всадники не умеют сдаваться. Мёртвые сраму не имут!
Пьяные орды – вино, брага и пиво едва не выплёскиваются из ушей – стягиваются к башне. Может быть, удастся отбить этот штурм? Но обязательно будет следующий! За ним ещё один…. Мятежников слишком много: по сотне, а то и по полторы на каждого…..
Ратибор один из немногих, кто отделался царапинами. Сейчас его караул. Глаза слипаются. Стараясь отогнать сон, молодой всадник начинает пересчитывать снующие во дворе фигурки. Сотня? Две? Сбился! Ратибору всё равно. Он начинает счёт заново. Главное не пропустить начало атаки. Всаживать свинец в ненавистные хари. Рвать зубами глотки. Царапать ногтями, когда кончатся заряды.
Чья-то рука легла на плечо. Ратибор вскидывает револьвер…. Всего лишь Сиггурд и десятник Валидуб. Лицо учителя черным-черно, одна коса расплелась, волосы посерели от пепла. Валидуб качается из стороны в сторону, всё тело в окровавленных повязках, на закопчённом лице белозубая улыбка, в руках сверкающие револьверы.
- Царство небесное проспишь, воин! – голос десятника больше похож на хриплый стон.
- Со мной пойдешь! – Сиггурд не привык тратить время на лишние слова.
Винтовая лестница. Подвалы Оружейной башни. Резервуары с огненной жидкостью. В руках Сиггурда факел. Его пламя выхватывает из липкой темноты бледные лица Крона и Малха.
- Город пал. Мы мертвецы, - наставник говорил быстро, волновался, северный акцент делал его речь едва понятной. - Умереть не страшно. Страшно остаться не отомщенным. Старый Сиггурд сумеет рассчитаться с бунтовщиками. Старый Сиггурд поджарит их вместе с городом. Вы самые молодые в отряде. Отомстите Мериддину. Я не смогу пировать в Валгалле, пока подлый колдун топчет землю. Найдите его. Заберите оставшиеся патроны. Серебро. Уйдёте через тайный ход. Через полчаса я зажгу огненную жидкость.
- Наставник….., - начал, было, Крон.
- Молчать! – две льдинки на чёрном от копоти лице вспыхнули яростью. – Это приказ! Отомстите за нас, ребята…, - добавил он уже мягче. - Доживите за нас…. Воспитайте новых всадников….
Ратибор первым вступил под своды туннеля ведущего в лес. Всадник едва сдерживал слёзы и старался не оглядываться. Всего один раз он не утерпел и повернул голову. Сиггурд так и остался в его памяти – светловолосый северянин с пронзительными голубыми глазами и факелом в руке.
Когда молодые всадники оказались в лесу и отошли на сотню шагов, их оглушил и заставил упасть на землю вселенский гром. Гигантский огненный гриб вырос над макушками деревьев. Сиггурд одержал победу в своём последнем бою.
***
Воспоминание о наставнике заставили всадника невольно дотронуться до покоящегося на груди серебряного молоточка. Что-то ударило о поверхность стола. Ратибор вздрогнул и в долю секунды вырвался из тисков воспоминаний. Толстуха застыла перед столом, выпятив грудь, более похожую на два средних размеров холма. Размалёванная как у бурзумского жреца физиономия слегка подёргивалась.
- Заказ, - всадник увидел на столе треснувшую тарелку с куском мяса и запотевший кувшин.
- Спасибо, - он огляделся в поисках вилки. Скорее всего, здесь это считалось никому ненужной роскошью. – Мне больше ничего не надо, - Ратибор хотел, было приняться за еду, но гора плоти, благоухающая перекисшим потом и застарелой брагой, не сдвинулась с места. – Это тебе, - порывшись в карманах, он кинул, на потемневшие от пролитого пива доски, медный грошик.
- Господину ещё нужны какие-либо услуги? – работница Дола сгребла монету, при движении руки по жирному телу пробежала тошнотворная волна. Словно тарелку с плохо застывшим студнем качнули.
- Нет, господину ничего не надо, - поморщился Ратибор.
Едва протискивая массивный зад между тесно сдвинутых столиков, игнорируя шлепки и намёки татей, красавица, тщательно упрятавшая осиную талию и крепкие бёдра под слоем жира, прошествовала к стойке.
Ратибор принялся за еду. То ли кулинарные таланты толстухи были обратно пропорциональны её внешности, то ли всадник сильно проголодался, но мясо растаяло, словно грязный снег под апрельским солнцем. Ратибор сделал добрый глоток из кувшина, когда увидел напротив верзилу со всклоченной бородой и бельмом на глазу.
- Сиятельный господин не желает бросить кости? – гнилые зубы обнажились в подобие любезной улыбки.
- Нет! – Ратибор нащупал спрятанный в сапоге нож.
- Ай-ай-ай! - голова татя замоталась из стороны в сторону. – Но вы пришли сюда с денежками, сиятельный господин. Вы ввели нас в искушение. Игра - лучший выход. Неужто вы заставите бедных людей применять силу? Мы же не душегубы, в конце концов.
Грянувший со всех сторон пьяный гогот подтвердил худшие опасения Ратибора. Слишком уж беспечно тряс он мошной перед Долом и толстухой. Прав одноглазый – ввёл людей в искушение!
- У меня не столько много монет как вам кажется, - костяная ладонь привычно улеглась в ладони, палец нащупал кнопку.
- А у нас, их вообще нету, - сообщил тать. – Хватит дурить! – пудовый кулак грянул о поверхность стола. – Кошелёк!
- Кошелёк? – левая рука нащупала кобуру и щёлкнула предохранителем. – А тебе не кажется, что мой кошелёк – моя забота, господин Одноглазая Пивная Бочка!?
Верзила неестественно взревел, как бы от ярости. В грязных руках сверкнул исполинских размеров кинжал. Перед лицом Ратибора мелькнуло лезвие.
- Пасть порву! – брызгал слюной тать. – Моргалы выколю! Всю жизнь на лекарства работать будешь!
Ратибор вскинул правую руку и нажал кнопку. Через секунду одноглазый, так и не поняв, что произошло, рухнул на заплёванный пол. Лезвие стреляющего ножа вонзилось в единственную здоровую глазницу.
К мёртвому телу подскочил плюгавенький мужичонка.
- Убил, братцы! – завопил он, бросив взгляд на недавнего партнёра по игре. – Кривой же шутейно ножичком…….. баловался! Али зазря мы господ в княжестве вешали?! Зазря кровь проливали?!
- Смерть боярину! – словно пробка из бочки с перебродившей брагой из-за ближнего к выходу стола вылетел мутант. – Кончилось их времечко!
Указательный палец на левой руке Ратибора, всё ещё спрятанной под полой плаща мягко лёг на спусковой крючок. Вместе с грохотом на лбу мутанта появилась аккуратная дырочка, в то же мгновение огромный череп разлетелся подобно гнилой тыкве, забрызгав близ сидящих кровью, мозгами и осколками костей. Пули со смещённым центром другого эффекта и не давали. Только в цель попади, а с этим у Ратибора проблем никогда не было.
Ратибор вжался в стену. С силой ударил обеими ногами в крышку стола. Тяжёлая мебель пролетела несколько метров, сминая первые ряды кинувшихся в сторону всадника татей.
- Никогда не стоит затевать ссоры с незнакомцами, - произнёс он, поднимаясь с лавки и скидывая плащ.
- Всадник! – вылезающие из-под обломков стола мятежники хотели, было отступить, но их спины упёрлись в напиравших сзади товарищей, коим ещё не удалось рассмотреть формы княжеского воина.
Впрочем, одежда Ратибора ненадолго остудила охваченные хмельным бесстрашием головы.
- Ряженный это! – первые не очень решительные попытки приободрить самих себя, скоро слились во всеобщий гвалт. – Сдохли всадники! Один он! Не робей, братцы! Нас три десятка! Заломаем! Наподдай ему, Рыжий! Иди да сам наподдай! – вопили с разных сторон.
Правая рука всадника метнулась к поясу. Даже самый глазастый не успел заметить, как оказался на линии огня двух револьверов – смертоносное оружие заговорило…. Наиболее отчаянные или, скорее всего наиболее пьяные, раззадорившись собственными криками, уже мнили, как рвут и топчут дерзкого одиночку вставшего против шайки, когда наткнулись на первые пули. Раскалённый свинец впивался в тела, рвал плоть, дробил кости, терзал внутренности. Выпучив, красные от многодневного пьянства глаза, ещё не веря в собственную смерть, продолжая сжимать кулаки и потрясать ножами, они падали под ноги напирающих сзади. Тех, кто ещё жаждал кровавой потехи и верил в лёгкий успех.
Некоторым, выстрелы Ратибора не дарили лёгкого избавления. Обезумев от боли, захлёбываясь кровью и криком, они пытались отползти прочь, волоча сизые внутренности по грязному полу. Их затаптывали недавние собутыльники – одни, почуявшие убийство и рвущиеся вперёд, другие, чудом избежавшие встреч со свинцовыми осами, сообразившими, что убивать позволено не только им, и мечтающие оказаться подальше от проклятой пивнушки, где ещё недавно так славно коротали время.
Синеватый дым вклинивался в белёсые облака, образуя чудные узоры. Запах пороха задавил и вытеснил все прочие ароматы. Перед Ратибором легла невидимая черта, которую не смог переступить ни один разбойник. Только ручейки крови отваживались касаться сапог всадника. Под его подошвами собралась огромная лужа тёмной густой жидкости. Он её не замечал. Он не отвлекался на перезарядку – пальцы сами, чётко и быстро вставляли цилиндрики со свинцовыми головками в барабаны. Он не целился, позволяя сверкающим помощником самим выбирать жертву. Он смотрел в лица врагов. Ещё недавно наглые и угрожающие, они были охвачены страхом. Уже никто не желал получить ни деньги всадника, ни его жизнь. Каждый жаждал сохранить собственную. Но выстрелы Ратибора рушили даже робкую тень надежды. Всадник не собирался выпускать никого. Это был его суд и тут же исполненный приговор. Приговор человека потерявшего Родину, друзей, возлюбленную и часть самого себя. Приговор человека обречённого на месть. Обречённого на убийство…..
***
Ратибор опустил револьверы, когда в зале не осталось ничего живого, кроме него самого. Даже мухи, оглушенные и задыхающиеся в дыму, замертво падали на тела разбойников. Перешагивая через трупы и скользя по залитому полу, всадник отыскал Кривого. Поморщившись, выдернул лезвие. Вытер его о чудом оставшийся не пропитанным кровью клочок одежды убитого. Собрал нож. После грохота выстрелов, воцарившаяся тишина казалась абсолютной. Лёгкий шорох, где-то за пивными бочками, показался всаднику раскатом грома. Он вскинул револьвер. Ещё секунду назад, Ратибор бы не задумываясь, выстрелил, проделав дырку и в бочке, и в том кто за ней прятался. Но боевой азарт схлынул, всадника тошнило от вида крови, в висках стучало, голова раскалывалась.
Пусть живет, коли, догадался спрятаться, подумалось Ратибору. Он подошёл к бочке.
- Вылазь. Не трону, - голос у всадника стал хриплым, словно у говорящего ворона Цицерона.
В ответ кто-то заскулил.
- Обделался от страха? – держа оружие наготове, Ратибор обошёл бочку. – Говорю же не…… - всадник осёкся. Ему стало не по себе при мысли, что он мог выстрелить наугад в прячущегося человека. Ведь это была всего-навсего перепуганная девчонка лет тринадцати.
Скорее всего, она укрылась здесь ещё до начала перестрелки. По крайней мере, войдя в пивнушку, всадник её не заметил, хотя постарался отметить каждую мелочь. Наверное, от разбойников спряталась. Перепугалась… А может быть? Ратибор ещё раз посмотрел на девчонку – лицо распухшее, одежда изодрана, тонкие руки, плечи, шея – места живого нет, сплошной фиолетово-чёрный кровоподтёк. Глаза пустые, смотрит сквозь всадника куда-то вдаль, на внутренней стороне худого бедра высохшая кровь… И скулит, скулит, скулит…
У Ратибора потемнело в глазах. Он желал, чтобы тати сейчас были живы, чтобы появилась возможность убить их ещё раз. Нет не убить – теперь бы он бил прицельно, дробя кости, вспарывая животы, посылая долгую мучительную смерть. Надругаться над ребёнком! Такого не позволяли себе даже оборотни-волкодлаки!
- Не бойся, их больше нет, - он протянул закопченную порохом руку, чтобы погладить девочку по голове. В глазах несчастной вспыхнул животный ужас. Визг - пронзительный и страшный, оглушил всадника. Ратибор отпрянул в сторону. Продолжая визжать, девчонка попыталась вскочить на ноги, но не смогла устоять. Опустившись на пол, она поползла прочь, не замечая ни липкой крови, ни мёртвых тел, одержимая одним желанием – спрятаться, забиться в щель, стать незаметной.
- Данка им вчера на глаза попалась, - услышал Ратибор за спиной. Он круто развернулся, вскидывая оружие.
- Не стреляйте, господин всадник! Ради всех Богов не стреляйте! – Ратибор с трудом узнал торговца. Дородное лицо – белее мела, вроде даже пышные бакенбарды поредели. – Это я. Дол.
Всадник спрятал револьверы. Торговец выбрался из-за стойки. Боязливо обходя трупы, приблизился к Ратибору.
- Как вы их! – руки Дола тряслись, словно кур крал, над верхней губой выступили крупные капли пота. – Не верится даже!
- Кто они?
- Сброд. Тати. Их теперь повсюду пруд пруди. Трое грабителей вместе соберутся - сразу продолжатели дела Справедливого. Кошелёк у тебя срезают или рёбра пересчитывают и ещё спасибо заставляют говорить. Всё, мол, для твоего блага. Твоего и прочих простых людей. А если уж как этих – три десятка налетит…. Кошмар!
- Почему вы не дали им бой?
- Кому сражаться-то, господин всадник? Здесь одни старики остались. Сидят запертые по домам. Тати их с утра выпускают – для уборки…. Мы с моим компаньоном после падения Подлунного, уговорили жителей двух городов объединиться. У Города-18 положение выгоднее, вот и решили туда перебраться. Все уже почти там. Стариков и остатки хозяйства мы собирались к осени перевезти. А тут три дня назад налетели эти, - Дол кивнул в сторону перебитых разбойников.
- Ты их, небось, с хлебом-солью встречал? – усмехнулся Ратибор.
Толстые щёки торговца покраснели, он опустил глаза, наткнулся взглядом на обезображенного мертвеца. Передёрнул плечами и поспешно уставился на какую-то трещину в стене. Встречаться взглядом с Ратибором было не менее страшно, чем видеть истерзанные свинцом трупы.
- А что делать, господин всадник? – из груди торговца вырвался вздох, такой тяжёлый, что повисший над брючным ремнём живот заходил из стороны в сторону. – Мы как горох у дороги. Кто захотел, тот и отщипнул…
Ратибор отыскал взглядом Данку. Девочка доползла до стойки, упёрлась в неё головой и застыла на месте, продолжая скулить.
- То-то я гляжу тебя как пощипали! Живого места нет, курдюк несусветный! – всадник заскрипел зубами. Дол побледнел, ноги стали ватными. Неизвестно откуда взявшийся всадник казался опаснее шайки татей. Перед глазами торговца замелькали разноцветные мошки. Он представил, как сейчас рухнет на залитый кровью пол, лицом лицу с оскалившимся мертвецом или даже в разбросанные повсюду сизые внутренности. Это подействовало не хуже нюхательной соли.
- Не обессудьте, господин всадник, - Долу с трудом удавалось справляться с дрожью в голосе, - я же не говорю ничего. Девчонке-то, конечно, досталось, кто спорит. Я слава богам жив здоров. Коли бы знал, что тати озоровать начнут, я бы Данку спрятал…. Но они же сперва даже грабить не стали. Собрали откуп как положено. Потом один, который вроде как за старшего был, заявляет нам. Мы, мол, повсюду власть Справедливого устанавливаем. Вот и Подлунное покорилось…. Теперь ваш город тоже под нашей рукой. Мы, мол, здесь останемся как гарнизон… Ну и всем скопом в пивнушку… Первый-то день ещё ничего. Пили, но особо не буйствовали. Потом ещё трое подоспело. Дурман-травы привезли. Тут-то и началось всё. Сперва они к Матильде приставали, к той, что вам мясо приносила. Но ей-то как с гуся вода - встряхнулась и дальше пошла. Даже и довольна ещё – сколько мужиков за её юбку цепляются. Потом один отхожее место с кухней перепутал. Ввалил со спущенными портками. Там Данка закуску готовит…. Девчонка с перепугу-то закричала, а тот озверел прямо… На крик остальные сбежались… Вспоминать страшно, господин всадник.
- А ты, значит, смотрел на всё, да ещё пива им подливал?! - серые глаза всадника метали молнии. – Ещё за брюхо своё переживал! Как бы тебе сало не попортили!
- Мне нож к горлу приставили, господин всадник, - всхлипнул торговец. – К тому же….. по правде сказать…. Девчонке сейчас плохо конечно, но… оклемается… время опять же….. лечит… как говорится. Забудет, словно и не было ничего. А мне посмотрите, какой убыток, - он скорбно оглядел разгромленный зал.
В то же мгновение Долу показалось, что наступил конец света. Неведомая сила оторвала его массивное тело от земли и тряханула так, что сердце подскочило к горлу и застряло там. Что-то стремительное и твёрдое впечаталось в губы с такой силой, что сердце сразу же провалилось в желудок, вслед за ним, как показалось торговцу, посыпались зубы, и упала челюсть. Сперва вспыхнула молния, потом наступила темнота.
- Вставай! – услышал он сквозь шум в ушах. – Пока добром прошу.
Дол с трудом разлепил веки. Как ни странно всё было как прежде, если не считать солоноватого привкуса во рту.
- Грязный купчишка! – опасаясь поворачивать голову, торговец скосил глаза и увидел странно высокого Ратибора. Всадник потирал кулак. – Ты ещё смеешь барыши подсчитывать! Вставай немедленно!
Сообразив, что это ни грозный пришелец стал выше ростом, а он, Дол, сидит в лужи крови, упираясь локтем в мёртвое тело, торговец с удивительным для такого грузного тела проворством, вскочил на ноги. Он выплюнул на пол сгусток крови. Все зубы оказались целы, кроме одного. Оно и к лучшему, мелькнуло у торговца, всё равно гнилой был. Теперь зато лекарю платить не надо.
- Вы зуб мне выбили, господин всадник, - Дол постарался выглядеть жалким и раздавленным. – Губы разбили…
- Ничего. Время, говорят, лечит. Слыхал про такое? – Ратибор смерил торговца взглядом. На губах всадника появилась усмешка, которая заставила торговца покрыться гусиной кожей.
- Надо бы девочку в чистое помещение…., - Дол чувствовал, что если он не переменит тему, придётся ближе познакомится с кулаками всадника. – Натерпелся ребёнок. Здесь кровь, мертвецы…. Как бы ей хуже не стало?
Брови Ратибора поползли вверх, ухмылка хоть и осталась презрительной, но торговец понял - больше пока бить не будут.
- А Сиггурд-то не дурак был, когда с Кроном до кровавых соплей о гуманизме беседовал, - покачал головой всадник.
- О чём это вы? – не понял Дол.
- О птичках! – отрезал Ратибор. – Куда девочку переносить будем?
- Давайте на кухню, господин всадник. Там хоть и стены дырявые, после ваших выстрелов. Но без всего этого, - торговец обвёл рукой зал пивнушки, больше смахивающий на бойню.
***
Перенести Данку на кухню оказалось делом не из лёгких. После пережитого у девочки помутилось в мозгу. Она сидела под стойкой, обхватив истерзанные плечи худенькими ручонками, покачиваясь из стороны в сторону и не прекращая скулить. Девочка, не замечала ничего вокруг. До тех пор, пока рядом не оказывались Ратибор и Дол. При приближении двух мужчин Данка пронзительно визжала. При малейшем прикосновении в ход шли ногти и зубы.
В бою с разбойниками всадник не получил ни одной царапины, после нескольких попыток оказать помощь несчастной ему досталось не меньше, чем в давней схватке с голодной рысью. Дол старался не отставать от Ратибора и получил свою порцию укусов и царапин. По чести сказать, он давно бы бросил это занятие и предоставил упрямую девчонку саму себе. Тоже, понимаешь, императрица кефрийская! Подумаешь – помяли немного – не повод же теперь всем глаза выцарапывать. Однако распухшие губы и оставшийся где-то на полу зуб, сразу же напоминали о методах, коими всадник принуждает других стать добрее и человечнее. Подстёгнутый напоминанием торговец проявлял такое рвение, что сам себе дивился.
- Осторожнее, господин всадник! – выкрикивал он уварачиваясь от ногтей девочки. – Косточки у неё хрупкие. Не сломайте, - в ту же минуту, он поспешно отгонял мысль о том, как надуть партнёра Старко, завысив масштабы погрома. Не дай боги, заметит бешеный визитёр из Подлунного. Гнилых зубов не напасёшься.
В конце концов, торговец догадался принести с кухни покрывало, предусмотрительно убранные со столов перед визитом татей. Неимоверными усилиями им всё же удалось спеленать отчаянно сопротивляющуюся Данку. Девочка успокоилась, почувствовав сильные руки всадника. Её тело сотрясала крупная дрожь, из груди вырывались всхлипы, глаза затравленно смотрели в лицо Ратибора. Чувствуя себя не в своей тарелке, всадник отнёс живой свёрток на кухню. Бережно положил на стол. Дол уже был рядом. В руках торговец сжимал большую кружку. Ратибор узнал виденные у Геродота банки из-под странного мяса.
- Медовуха с перебродившей морошкой, - сообщил торговец. – Любого с ног свалит. Ей сейчас в самый раз. Успокоиться. Глотни-ка! – он протянул кружку девочке. Данка с видом обречённого сделала большой глоток. Закашлялась. И вдруг разрыдалась, закрыв лицо покрывалом.
- Слава богам, - Дол опрокинул в себя остатки валящего с ног напитка. – Отошла маленько.
- Успокоить бы надо, - Ратибор подошёл к столу.
- Ни-ни, господин всадник! - замахал руками торговец. – Хоть по-человечески себя вести начала. Она уснёт сейчас, после моего пойла.
Действительно, рыдания становились всё тише, дыхание девочки выровнялось, через пару минут она уже спала.
- Ей бы к лекарю надо, - Ратибор расхаживал по кухне, озабоченно потирая подбородок. – Кстати, где та толстуха? Может, осмотрела бы девчонку? Она женщина как никак…. Должна в этих делах смыслить…
- Это вы про Матильду, господин всадник? – уточнил Дол. - Так она выскочила, как только тот верзила к вашему столику направился. У неё нюх на разные заварушки. Теперь уже думаю на полпути к Городу-18. Там наши основные силы. Завтра к полудню здесь уже сотня отборных парней будет. Наверное, и лекаря с собой приведут.
- Не стало бы ей к утру хуже, - Ратибор глянул на спящую Данку.
- Выживет, господин всадник. Ни так уж….. – заметив выражение лица Ратибора, Дол прикусил язык. – Я в том смысле, что раз боги до сих пор ей жизнь сохранили, то уж наверняка и до завтрашнего дня погодят к себе забирать, - поспешно исправил он свою ошибку.
- На богов надейся, а коня привязывать не забывай, - хмуро заметил Ратибор. - Хотя здесь ты прав, наверное. Из тебя целитель, что из валенка гармонь…. Я по боевым ранам всё больше….. Да и перепугаю девчонку, коли, сейчас осматривать полезу…. Но чтобы завтра…. Головой отвечаешь!
- Всё исполню, господин всадник! Вы никак уже уходить собрались?
- Пока нет ещё, но скоро надо будет отправляться. Дела у меня….. Ты мне лучше объясни - чего ты с толстухой не убежал, когда я с твоими приятелями беседовал? Не успел?
- Век таких бы приятелей не видеть, - буркнул Дол. - После них хоть заново стройся… А не сбежал я потому, что пивнушку без присмотра оставлять нельзя.
- Ты же вроде переселяться собрался?
- Это город переселяется, - поправил Дол. – Моё заведение остаётся. Как же такое прибыльное место бросать? Здесь же ни только тати бывают. Охотники часто приходят, купцы, крестьяне продукты выменивают, путники, вроде вас… Да с такого места сняться – дурость несусветная! Подберу с десяток крепких ребят, опустевшие дома под ночлег приспособлю. Сперва сам дело поведу, потом человечка надёжного поставлю. А может, останетесь, господин всадник? Вы один – десятерых стоите. Через неделю о вашем подвиге вся степь знать будет. Любой душегуб здесь тише воды, ниже травы сидеть будет. Мы со Старко вам плату назначим – не обидитесь…. Может и в долю войдёте… К примеру пивнушку эту получите, когда дело наладится.
- Спасибо конечно, - улыбнулся Ратибор. – Только дела у меня. Я же тебе говорил. К тому же присягу давал я князю – так что не могу к тебе на службу поступать…
- Князю? – переспросил торговец. – А разве….. Врут, значит?
- Это ты о чём?
- Слухи дошли о нас – от татей, от проезжих купцов – нет больше Подлунного и Яромир мёртв.
- Казнён князь, - вздохнул Ратибор. – На кол мятежники посадили... И княжество наместники по клочкам растащили….. Но я-то жив! И приказ мной получен! Пока не выполню – я на княжеской службе!
- Боги в помощь, - Дол совершенно не понимал, как это можно выполнять приказ, полученный от давно мёртвого князя. Тут изгаляешься, чтобы живых вокруг пальца обвести, а этот громила держит слово, данное тому, от кого, наверное, одни кости остались. А ведь мог бы со своими громыхалками в люди выйти. Заодно им со Старко подсобить в объединении степных городов. Однако, памятуя о нраве Ратибора и его крепком кулаке, торговец предпочёл не распространяться на эту тему. Собирается уходить – доброй дороги. От таких людей вообще надо держаться подальше. Мало ли что выкинут. Семь пядей во лбу иметь будешь, а всё равно поступков их не поймёшь!
- У меня к тебе вот какое дело, - между тем продолжал Ратибор. – Слыхал я, у тебя мясо особое есть… В железных банках.
- А кто вам сказал, господин всадник? – поинтересовался торговец.
- То наши с ним дела. Так есть у тебя такой товар или нет?
- Мясо то у меня рудокопы скупают. Про запас, - Дол закатил глаза и покусывал губы, словно узнать имя того, кто прислал Ратибора, было жизненно важной задачей. – Остальные свежатину предпочитают. Шахты - на востоке и юге…. Вы же из Подлунного…. Стоп! Большеголовый Геродот! Верно?!
- Допустим…
- Ну, парень! – от восхищения Дол даже хлопнул в ладоши. – Надо ему скидку в следующий раз сделать. Мало того знает всего, столько – сколько никакому книжнику не снилось, теперь ещё и от разорения меня спас. Молодец! Верите, нет, господин всадник, каждый раз его в приказчики зову, а он отказывается…
- Может ему его хижина дороже доходного места.
- Бросьте, господин всадник, хибара в овраге лучше хорошего жалования и солидного положения! Так только дурень рассуждать мо…., - Дол осёкся и испуганно глянул на всадника. Тот сам недавно отказался от заманчивого предложения.
Ратибор к удивлению торговца совершенно не разозлился. Даже рассмеялся.
- Вот здесь ты, наверное, прав, Дол! – он дружески хлопнул торговца по плечу. – Только почему, скажи мне, убогому, ты тех дурней на службу к себе зовёшь, а не умников, вроде себя?
- Пусти козла в огород, - буркнул Дол. – Обворуют. Мы со Старко уж не один десяток лет дела ведём, а подвернись случай….. Вот он ко мне Матильду приставил, я к нему своего человечка подослал… На том, и держится наше партнёрство. В торговле по-другому нельзя.
- Вот видишь, а ты простофиль вроде меня и Геродота нанимаешь….. Мы же в ваших премудростях утонем.
- Ничего не понимаю! – Дол замотал головой. – Путаник вы, господин всадник! Это, значит, доверять только ду….. простодушным людям можно. Но ты им торговлю доверишь, а ловкачи их с носом оставят. Ничего не понимаю!
- Разберёшься, - успокоил его Ратибор, - не зря же мудрецом себя считаешь. Геродота поспрашиваешь. Дураки порой хорошие советы дают… Я бы и сам тебе, что-либо посоветовал, но некогда. Хотя постой… - глаза Ратибора лукаво блеснули. - Вот, к примеру, нечего у тебя украсть, тогда и ворам ты не интересен будешь. За версту обходить начнут, дружкам своим дорогу к тебе заказывать.
- То есть совсем ничего? – ошарашенный Дол не замечал, что всадник еле сдерживает смех.
- Абсолютно.
- Но тогда я получаюсь нищий!
- Ну, с деньгами любой дурень проживёт, а вот без них только большого ума человек. Вроде тебя.
Открыв рот, Дол смотрел на Ратибора. Вот ведь завернул всадник!
- У меня от таких разговоров уже мозги набекрень! – наконец выдохнул торговец. – Пусть всё будет, как было, а то я совсем запутался!
- Вот что значит с дурнями разговоры затевать, - глубокомысленно заметил всадник. – Так мясо у тебя есть или нет?
- А? Что? – Дол уже забыл, с чего начался их разговор о дурнях и умниках. – Какое…. Аааааа, мясо! Сейчас!
Торговец опустился на колени, привычным движением сдвинул несколько половиц, втянув живот, пролез в возникший посреди кухни тёмный провал.
- У меня тут ледник, - донеслось из глубины. – Чтобы хранилось всё дольше…. Принимайте, господин всадник.
Одна за другой из проёма появились пять банок, следом вынырнула голова Дола, протиснулось массивное тело.
- Последние остались, - торговец тяжело дышал, лицо ставшее багровым покрылось потом. – Давненько новых партий не поступало.
- А где ты берёшь такие диковинки? - Ратибор взял одну банку. Увесистая. – И как сей продукт зовётся?
- Зовётся он тушенкой, господин всадник, - ответил Дол. – Только вот где звери водятся, из коих это мясо делают, я вам не скажу.
- Неужто боишься, что я в тех краях поохотиться решу? Перебью торговлю?
- Ни в том дело, господин всадник, - развёл руками торговец. – Просто не знаю я. Дело в том, - поспешил он объяснить, заметив недоверие в глазах Ратибор, - мы со Старко хоть и партнёры, но у каждого есть свой коммерческий секрет. Чтобы на бобах не остаться, коли разойтись придётся… У меня кое-что под кроватью припасено, у Старко тоже. Мои тайны вас, наверное, не интересуют. А вот козырь партнёра моего – диковинки разные, коих нигде и никто днём с огнём не сыщет. Кроме Старко конечно. В основном это всякие продукты вот в таких банках: тушенка, каша, пиво, одно время компоты приносил, но они не пошли…
- И ты ни разу не пытался выяснить, где твой приятель редкий товар берёт? Что-то не верится…., - усмехнулся всадник.
- Мы хоть и присяги князю не давали, но кое-какие представления о чести имеем, - обиделся Дол.
- Ладно тебе. Пошутил я. Где говоришь Старко отыскать можно? Понравилась мне эта самая тушенка, может, сразу сотню банок скуплю. Глядишь, по твоей рекомендации он мне и скидочку сделает...
- В том-то и дело, господин всадник. Исчез Старко.
- Загулял что ли где?
- Четыре года самые отчаянные гуляки не бражничают, господин всадник.
- Четыре года?! – Ратибор покачал головой. – Это с тех пор как Справедливый вторгся в Подлунное! Ты уверен, что твоего партнёра давным-давно степные волки по косточкам не растащили?
- Нет, господин всадник, - уверенно ответил Дол. – Во-первых, капиталы у нас соединены. В случае смерти одного из партнёров его место занимает наследник. Пока что никто не объявлялся.
- Так может, и наследник того… скопытился? – предположил Ратибор.
- В таком случае следующий должен появиться. Мы целую цепочку придумали. Потому что деньги немалые - таким не шутят. Старко всё больше мутантам доверял…. Пока, слава богам, не один большеголовый не явился за его долей……
- Это, во-первых. Что, во-вторых?
- Во-вторых, большое дело мы задумали. Объединить степняков в государство.
- Ого!
- Мы всё продумали. Подлунное на силе держалось. Вас, не во гнев будет сказано, как огня боялись. Только на силу всегда найдётся большая. Мы же на капитал на торговлю рассчитывали, на купцов и ремесленников. Потому-то я у вашего знакомца Геродота всё про законы Древних выспрашивал да на ус мотал. Выбирал, кои из них могут нам пригодится.
- Интересно ты рассуждаешь, - усмехнулся Ратибор. – Значит, на силу большая найдётся? А на твой капитал покрупнее не сыщется?
- Может сыскаться, - согласился Дол. – Только у любой силы предел есть. И она к тому же, как ни старайся, у любого богатыря со временем на убыль идёт. Капитал же, если конечно с умом им распоряжаться, только прирастает, да и границ ему не положено….
- Ну и много же вы наобъединяли?
- Пока что два города. Но это начало. Если бы Старко не исчез – дело бы побыстрее пошло. Ведь мне-то сейчас за двоих крутиться приходится. Да ещё и сброд этого Справедливого убытки творит. Всё с них-то и началось, с бунтовщиков. Будь им не ладно! Старко-то ни только продукты доставал, - Дол почему-то перешёл на полушёпот. – Порой вещички приносил. Книги, например. Не такие как у нас – потрёпанные. Новёхонькие! Дотронуться приятно! Лампочки электрические. Жидкость огненную.. Чистейшую! Хоть умывайся! Ну и безделушки всякие… Но в основном, конечно же, продукты. Народ предпочитает платить за набитое брюхо, а не за бесполезные побрякушки… Бунтовщики у нас продовольствием запасались. Лошадей мы им подыскивали. А что поделаешь, господин всадник, - развёл он, руками заметив сошедшиеся у переносицы брови Ратибора, - не каждый может как вы – в одиночку против толпы…. Я, грешным делом, человек жизнелюбивый и не воинственный….
- Ладно, то дело прошлое, - вздохнул Ратибор. – Мы степняков и не считали никогда своими союзниками. Рассказывай побыстрее, скоро уж и ночь кончится.
- Ну, приторговывали мы, значит, с мятежниками…, - продолжил торговец. - Гляжу, Старко всё чаще и чаще со Справедливым разговоры задушевные ведёт. Мне это сразу не понравилось. Я, значит, урезонивать давай партнёра. Не дури, мол, дружище. Ну как разгромят Справедливого? Нельзя в таких играх только на одного ставить. Старко же мне в ответ. Разгромят ли бунтовщиков, они ли верх возьмут – мы с тобой внакладе не останемся. Я ему – объясни, что по чём? Он – меньше знаешь – крепче спишь. Я не утерпел – подслушал их разговор……. Старко-то взял у Справедливого почти всё награбленное и пообещал достать ему револьверы вроде ваших и ещё какое-то страшное оружие. Я толком не понял. Мне пришлось промолчать – не признаваться же, что шпионил за партнёром. Старко через день отправился выполнять договор с бунтовщиками. С тех пор его никто и не видел. Справедливый ждать устал – отправился в вашу сторону. Обещался на обратном пути всё пожечь, если Старко не объявится. Слава богам, нашлись добрые люди – снесли голову душегубу. О партнёре же моём до сегодняшнего дня ни слуху, ни духу.
- Говоришь, деньги он у бунтовщиков взял? Так может он с теми денежками и живёт где-нибудь припеваючи? – Ратибор понял, что только зря потерял время, выслушивая рассказ о вороватом торговце. – А ты тут голову себе ломаешь, да капиталы его стережёшь. Он, небось, от мятежников столько получил, что забыл думать и о тебе, и о ваших планах.
- Я бы тоже так сказал, если бы Старко не знал, - крепкие ногти Дола поскребли второй подбородок. – Он одержим, был той идеей, господин всадник. Деньги для него стали неважны – он хотел власти! Власти! Понимаете? Он бы сразу объявился, как только пошли слухи о смерти Справедливого…. А сейчас….. То ли что-то он задумал и момента выжидает, то ли я ничего не понимаю.
Ратибор достал кошель с серебром, отсчитал пять монет, положил перед Долом:
- Этого хватит за твою тушёнку?
Торговец смотрел на укладывающего провизию в мешок всадника и не мог вымолвить ни слова. Этот человек не знает цены деньгам! Пять серебряных монет с чеканкой за пресное мясо, которое в основном заказывают нищие бродяги, пропадающие в шахтах рудокопы и чудак Геродот! Да здесь и одной бы хватило за глаза! Может быть…. Дол подбежал к чурбаку для рубки мяса. Бросил серебро на лезвие огромного топора. Настоящие! А у этого простофили целый кошель! Раскидывает налево и направо. А что если попросить по пять монет за банку? Нет! По десять! Дол посмотрел в спину, укладывающего мешок, Ратибора и ему почему-то вдруг не захотелось обманывать всадника. Что странно, в это время Дол вовсе не испугался кулаков Ратибора, откройся тому обман. Просто что-то всплывшее из потаённых глубин души, забытое давным-давно помешало ему провернуть выгодное во всех отношениях дело.
- Вполне, - произнёс торговец хриплым голосом. – Даже много, - добавил неожиданно и тут же мысленно проклял себя за длинный язык.
- Ничего, - ответил всадник, закидывая потяжелевший мешок на плечо. – Тебе за убытки причитается.. Ладно, бывай, - он направился к двери, вдруг остановился, повернулся к торговцу, Дол приготовился отдать четыре монеты, подсчитал сдачу с пятой. – Я про монеты хотел спросить, – из груди торговца вырвался вздох скорби. – Чего ты их всё на железо кидаешь? Никак на ворожбе обжёгся?
- Оооох! – Дол ещё не мог поверить, что серебро останется в его кармане. – Произошёл со мной конфуз. Появился здесь старик в чёрном балахоне…..
- В каком!? – от вопля Ратибора торговец подпрыгнул на месте, Данка дёрнулась под покрывалом и всхлипнула. К счастью, не проснулась.
- В чёрном…., - Дол попятился и упёрся спиной в стену.
- Плешивый?! – Ратибор скинул мешок и вплотную подошёл к перепуганному торговцу. – С козлиной бородёнкой!? Отвечай же!!
- Ддддда.
- Какого же чёрта ты раньше молчал?! – Дол услышал, как в крепких руках всадника затрещал ворот его рубахи.
- Вы не спрашивали…., - прохрипел он, пытаясь глотнуть хоть немного воздуха.
Следующие мгновения стали, наверное, самыми ужасными в жизни Дола: он смотрел в глаза безумного человека и чувствовал, что задыхается. Пути к спасению искать было поздно. Торговец почти уже ничего не видел. Внезапно хватка ослабела. Дол вдохнул полной грудью и понял – на этот раз выкарабкался.
Ратибор стоял неподалёку, сжимая виски ладонями.
- Прости, - он глянул на торговца. – Я не хотел тебя пугать. Расскажи про этого человека. Всё. До мельчайшей подробности.
- Я постараюсь, господин всадник, - Дол уже с сожалением вспоминал перепившихся разбойников, от тех хоть знаешь чего ожидать. Пришелец же из Подлунного то серебром одаривает, то, чуть ли не на тот свет отправляет. Кошмар!
- Мне важна каждая мелочь, - пальцы Ратибора выбивали замысловатый ритм на поверхности разделочного стола. – Где сидел, что заказывал, сколько раз сморкался?
Замечание всадника было излишним, Дол с удовольствием бы рассказал своему гостю всё что угодно. И не только о человеке в чёрном. Торговец выложил бы и историю о том, как в десять лет назад украл кошелёк у слепого бродяги. И то, что он тайно поставляет дурман – траву в Кефри, в Бурзум и в бывшее Подлунное. Та самая тайна, в которую не был посвящён даже Старко. Он рассказал бы всё что угодно, лишь бы ненормальный всадник ушёл из его пивнушки. Такой человек в сто раз опаснее разбойничьей ватаги!
- Вообще-то он появлялся здесь два раза, - Дол пытался добросовестно припомнить все обстоятельства связанные с человеком, с помощью ворожбы всучившим ему фальшивые монеты. Можно было бы что-нибудь придумать. Торговец моментально отмёл подобную мысль. Не дай боги полоумный всадник на лжи поймает! – Первый раз – когда войско Справедливого только называлось войском. На самом деле: десятка четыре головорезов, да беглый тать, кричащий на каждом углу, что он настоящий наследник княжеского трона. Ну, в Степи таких отчаянных головушек всегда полным-полно: одни гуляют, пока смерть свою не сыщут, другие останавливаются вовремя, в оборот добытое пускают. Степенными людьми становятся…. Так бы и со Справедливым случилось, не объявись тот чернец. Люди к нему тогда так и попёрли. Шайка скоро на самом деле войском стала. Настоящим. Говорят, Справедливый даже грабежи запретил. Самолично нарушителей на кол сажал. Ну и тот в черном с ним повсюду. Я-то его в ту пору лишь издалека видал. С ними всё больше Старко потолковать любил….
Второй раз объявился старик года два назад…..
- Мы его тогда чуть у волкодлаков не схватили, - вставил Ратибор.
- О чём вы, господин всадник? – не понял торговец.
- Так мысли вслух. Продолжай.
- Прошло значит два года. Охотники и купцы рассказывали, как Справедливый захватил Красоград, да сам там и сгинул. Мне такие известия, сами понимаете, слаще мёда. Душегуб-то ведь меня спалить обещался. Я уж было, совсем успокоился. Тут-то и появляется тот человек. Струхнул я не на шутку. Со Справедливым-то всё понятно. Тать он и есть тать, хоть трижды себя княжеским отпрыском назови. От него бы я на худой конец и откупиться бы мог. А вот помощничек его…. Чего только о том старике не говаривали. И колдуном могучим называли, и последним из древних, и даже лунным жителем. Брехня конечно… Но дыма без огня не бывает. Вот и ушла душа моя в пятки, когда вошёл он в пивнушку. А уж когда сверкнул он глазами из-под своего капюшона – всё думаю, останутся головешки и от меня, и от моего заведения. Гость же незваный капюшон скинул – улыбка, чуть ли не во всю Степь. Словно мы с ним закадычные приятели. Разве что обниматься не полез. Я вроде как отошёл маленько приглядываться начал. Вижу, потрепало его время. Одежда-то раньше чернее ночи была, смотреть страшно. Теперь же посерела, потёрлась – право слово – лохмотья. Да и сам старик ссутулился, щёки ввалились, кожа пожелтела. Рассказал он мне о бесславном походе Справедливого. Бранил его, на чём белый свет стоит. Про свои мытарства говорил много… Попросился пожить, отдохнуть, сил набраться. О Старко и об умыкнутых деньгах ни полслова. Я-то и обрадовался сдуру. Пустил его. Неделю он у меня прожил. Я всё тогда проклял. Может колдун он, может, нет – не знаю. Только за те дни, каких только со мной подлых происшествий не случалось. Я уж по утрам боялся за что-либо браться.. Судите сами, господин всадник: мясо разделываю – обязательно нож сорвётся, да по руке. Как только калекой не стал? Кастрюлю возьмусь переставить, либо обожгусь, либо на себя кипятком плесну. Есть сяду – куском поперхнусь. И так каждый день: если бревном ногу не отшибу, то птица на голову нагадит. Хоть волком вой… Народу опять же в пивнушку вроде больше стало приходить, а никто ничего не заказывает, все раскрыв рот чернеца слушают. Сплошной убыток!
Терпел я, терпел, да и сам разговор о Старко завёл. Говорю, мол, партнёр мой перед вами должок имеет. Если, мол, желаете, я могу за него расплатится. И доброй вам, как говорится, дороги! Колдун же рассмеялся и сказал, что хочет самого Старко дождаться. Верите, нет, господин всадник, я чуть было не расплакался. О Старко-то ни слуху, ни духу. Когда объявится неизвестно. Меня чернец за то время если не в могилу сведёт, то уж по миру пустит это точно. Я ему объяснять начал, что партнёр мой исчез и когда вернётся неизвестно. Он мне – куда исчез. Ваш заказ, говорю, отправился исполнять, добывать там что-то… Он – куда отправился. Я - не знаю. Он – значит, будем ждать. Грех, мол, такого гостеприимного хозяина покидать. От добра добра не ищут. А сам так нехорошо посмеивается – у меня аж мурашки по коже. Так и вытянул у меня, змей подколодный, где у Старко тайное место…. На следующий день ушёл. Расплатился монетами вроде ваших. Я их в сундук-то припрятал. Потом как-то полез – гляжу, а вместо серебра ольховые листья. Обманул, колдун проклятый! Я…..
- Что за место? – перебил Ратибор.
- Место? А тайное место Старко? Куда я чернеца отправил?
- Да! Не тяни кота за хвост!
- Место, где Старко добытый товар укрывал. Вообще-то оно не совсем уж и тайное. Просто в ту сторону даже самые отчаянные охотники и рудознатцы не ходят и других отговаривают. Старко туда за товаром всегда уходил. Возвращался когда, мы брали лошадей и перевозили всё оттуда. Я дальше тайника ни ногой. Жизнь дороже.
- Где это место?
- Господин всадник, я… Никто…
- Покажи на пальцах, тебя туда идти никто не заставляет!
- Зачем же на пальцах? – ожил торговец. – Я вам нарисую всё! Я и колдуну так сделал!
Дол выдвинул ящик огромного шкафа, немного порывшись, достал клочок бумаги и огранённую, похожую на меленький колышек, палочку. Ратибор заметил на бумаге рисунок коровьей головы. Наклейка с банки, догадался всадник. Торговец между тем принялся что-то чертить на чистой стороне клочка. Странное дело - палочку он ни разу не обмакнул в краску, только послюнявил заострённый кончик.
- Это мне Старко как-то притащил, - Дол, словно почувствовал затылком удивление Ратибора. – Очень удобная вещь. Ни чернил, ни краски не нужно. Ножичком оправил маленько и пиши себе. Хочешь чёрным цветом. Послюнявишь – синим. У меня их целая коробка, господин всадник. Не хотите одну в подарок.
- Спасибо, не надо, - Ратибору было сейчас не до диковинок. Где-то в степи его ждал след Мериддина. Пусть уже остывший, но всё же след!
- Ну, как хотите. Значит так, - торговец разложил перед всадником бумажку, испещрённую знаками. - Это дорога Древних, - принялся объяснять он свои художества. - Вы по ней и пришли. На юге и востоке, я на глаз отметил шахты, города. На всякий случай. Вам надо на северо-восток. Я здесь колодцы показал, чтобы водой запасаться. Вам правда придётся немного южнее брать, но я самые ближние обозначал, которые вспомнил. Тайник рядом с озерцом. Озеро это кружок, тайник - крестик. Дальше я не бывал. Старко как-то спьяну проболтался, что там дорожка какая-то, камнем выложенная. Может быть отыщете…...Только, господин всадник, многие в те места хаживали, да возвращался один Старко. Потом и он пропал.....
- Волков бояться в лес не ходить, - усмехнулся всадник. – Мне кстати Геродот, говорил, что по заветам Древних я и дня не могу прожить, чтобы на приключения не нарваться, - он положил в карман, начерченный торговцем план. - Не могу же я предков подводить.
- Доброй дороги, господин всадник, - Дол провожал странного гостя взглядом.
- И тебе всего хорошего, - Ратибор взялся за ручку двери, выпустил, обернулся к торговцу.
«Что ещё?!» - мысленно взвыл торговец.
- Ты вот что, Дол, - всадник отстегнул с пояса кошель, высыпал на ладонь не меньше десятка монет, положил их на стол. – Это тебе – за сведения, ещё погорячился я маленько….
«Полоумный, боги свидетели, полоумный!» - повторял торговец, наблюдая, как Ратибор снова запустил руку в кошель.
- Это мне в дороге пригодится, - пришелец, не глядя, бросил в карман плаща несколько монет, - А это, - кошель, заполненный серебром больше чем на половину, звякнув, опустился на стол, - ей отдашь, - Ратибор кивнул в сторону спящей Данки. – Конечно, то, что с ней случилось, никакими деньгами не окупишь, но всё же полегче девчонке будет житься. Передай обязательно.
- Обязательно, - повторил торговец, не отводя глаз от закрывшейся за всадником двери. – Обязательно.
Словно очнувшись, он метнулся к столу, сгрёб оставленные Ратибором монеты. Потянул руку к кошелю. Пальцы Дола словно коснулись раскалённой сковороды. Он отпрыгнул в дальний угол. Скорее бы светало, скорее бы приходил отряд из Города-18, скорее бы просыпалась девчонка, не ведающая ещё о своей удаче, скорее бы убирала с глаз подальше проклятый кошель. Искушение прикарманить оставленное богатство было велико. Торговец покрылся потом. Однако мысль о том, что Ратибор рано или поздно вернётся и поинтересуется судьбой девчонки, сжимала сердце Дола ледяными клещами. Торговец так и просидел в углу до прихода соседей, глядя сквозь слёзы на кошель, который мог бы значительно увеличить его капиталы.

***

Сколько раз твердили дурню – в незнакомом месте, обходной путь всегда короче прямого получается! Что за натура такая в стенку башкой шибануться, чтобы убедиться в её крепости?! Ведь нарисовали же план! Объяснили всё! Срезать захотел? Досрезался! Второй день, плутая по степи, Ратибор, на чём белый свет стоит, клял себя за легкомыслие.
Набрав в прихваченный из пивнушки бурдюк, запас воды, всадник решил, что теперь ему вовсе необязательно сворачивать к обозначенным на плане галочкой, колодцам. Переход сокращался до полутора суток. Подумав немного, Ратибор выкинул несколько, старательно выведенных Долом петель. Ногтём провёл прямую линию от квадратика, обозначавшего город до озера-кружочка. Получалось меньше суток. Ратибор усмехнулся. Пусть трусливые торговцы делают крюки, теряя время. Княжеские всадники всегда идут напролом.
Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Так кажется, говаривали древние? Через пару сотен шагов перед всадником был не то, что овраг – провал. Овраг-то с трещинки зарождается. Ширится постепенно, год от года размываемый дождями и вешними водами. Здесь же словно кто-то одним рывком разодрал землю, обнажив залежи глины.
Ещё можно было бы вернуться назад и продолжить путь по плану Дола. Можно было…… если бы Ратибор не увидел в шагах ста на север подошедшие почти вплотную края провала. Меньше десяти шагов, прикинул всадник. Такое перемахнуть, глоток воды сделать. Оказавшись на противоположенной стороне, Ратибор продолжил путь, посмеиваясь над торговцами, что петляют по степи, словно зайцы страшась переступить через соломинку или перескочить через трещинку. Вдруг силёнок не хватит?!
Смеялся всадник недолго, пока не оказался на краю нового провала. Ещё более широкого, с жёлтыми песчаными стенами. Самое бы время вернуться назад, перепрыгнуть узкое место и продолжить путь по указанному Долом маршруту. Однако, Ратибор, всё ещё одержимый идеей сократить дорогу, решил иначе. Почему бы ни пойти по краю обрыва на юг и таким образом не оказаться на тропке, проложенной Старко? Проще простого!
Мысль казалась удачной, до тех пор, пока Ратибор чуть было не свалился в очередной провал. Только минуту назад поднимался на холм, и вот уже под носками сапог пустота… Ругаясь последними словами, всадник отпрыгнул назад. Огляделся. Знакомые уже ему провалы в этом месте соединялись, образуя гигантскую пропасть, вытянувшуюся до самого горизонта. Вот почему на плане Дола столько заворотов и петель. Не мог сразу предупредить, торгаш проклятый!
Впрочем, одёрнул себя Ратибор, никто тебя через провал прыгать не заставлял. Сам на рожон полез. Теперь будь добр, прогуляться обратно, найди узкое место и начинай дорогу, как умные люди подсказывали, а никак левая нога вздумала. Всадник глянул на небо. Полдень давно миновал. Солнце сейчас движется на запад. Значит нужно оставить его за спиной. А на закате, если пойдёт верно, светило должно оказаться по левую руку. Всё очень просто. Ребёнок не заблудится……
То ли Ратибор ориентировался хуже младенца, то ли солнце, поглядев на всадника, решило тоже срезать дорогу, то ли (что самое верное) он потерял направление, обходя многочисленные овраги и овражки, лощины и лощинки, разбегающиеся в разные стороны от основного провала, так или иначе, но багровый диск коснулся горизонта не по левую руку всадника, а бессовестно смотрел ему в лицо, руша все надежды ещё сегодня оказаться на указанной Долом тропинке.
Светило, так и не объяснив своего безобразного поведения, скрылось за горизонтом. Понимая, что обижаться кроме как на себя не на кого, Ратибор зажёг костёр. Вскрыл тушёнку. Пока ужинал, на потемневшем небо высыпали звёзды. Всадник с тоской посмотрел на сияющие точки. Вроде бы всё ясно. Вон он – Ковш, вон – Полярная. Вот только где он сам-то находится? На север ему завтра двигаться или на юг? Направо повернуть или налево? Узкое место, то по - дурному перескоченное поутру, словно в воду кануло… Нет, в лесу бы он так не сплоховал….
Вымотанный бесплодными переходами, всадник не заметил, как уснул. Вскочил, до восхода солнца. Отдохнувший и набравшийся сил. Всё казалось не таким уж и безнадёжным как вчера. Прорвёмся.
Ближе к полудню настроение Ратибора было хуже некуда. Он оказался на островке степи окружённым провалами достаточно глубокими, чтобы свернуть себе шею. Даже если и удастся спуститься на дно по почти отвесным и осыпающимся стенам, то вылезти наверх не получится никогда, по крайней мере, в одиночку. Узкое место, так коварно заманившее всадника на этот клочок, упорно не желало попадаться на глаза.
Обессиленный Ратибор брёл по высохшей траве, только для того, чтобы избавиться от видения, как он, съев последнюю банку тушёнки и выцедив последнюю каплю воды, лежит под палящим солнцем, а над ним кружат стервятники, ожидая, когда жертва лишится последних сил.
Несколько раз он оказывался в опасной близости от края провалов. Равнодушно смотрел в пустоту под ногами, разворачивался и шёл дальше. Ближе к вечеру, оказавшись, наконец, у узкого места, Ратибор даже не удивился, что коварное сужение, вчера бывшее на западе, сегодня оказалось с восточной стороны. Всадник разбежался, прыгнул, приземлившись на другой стороне, двинулся дальше. В том, что пришёл конец блужданию он не верил. Наверняка, ещё пара шагов и ровная поверхность оборвётся, под ногами снова замаячит зловещая пустота. Дёрнул же чёрт дурня свернуть с указанной дороги.
Вместо пропасти всадник разглядел заросли кустарника. Довольно густые для степи. Повернул в их сторону. Хоть какое-то разнообразие. Не обращая внимания на колючие ветки, продрался сквозь живую стену. В первое мгновение не поверил своим глазам. Озеро! Неужто то самое!? Всё ещё ожидая подвоха, двинулся вдоль кромки воды. Боги-Покровители – тропка Старко! А вон и пещерка - тайник неподалёку! Блуждая по степи, путаясь в лабиринтах провалов, Ратибор сделал неподдающийся объяснению крюк и вышел к озеру (вернее сказать огромной луже) со стороны противоположенной той, откуда обычно являлись Дол и Старко.
- Боги дурням помогают, - усмехнулся Ратибор, собирая хворост. В чудесное спасение верилось с трудом. По правде, сказать, всаднику казалось, что он всё ещё бродит по степи, а озеро, тайник и тропка, лишь видения закипающего от безнадёги и жары мозга.
***
Ночь прошла относительно спокойно, если не считать окруживших стоянку всадника
степных волков. Почти всю ночь, изредка забываясь тревожным сном, Ратибор слушал утробное рычание и хриплый лай. С недавних пор, мелкие (по сравнению с лесными собратьями) степные хищники постоянно сопровождали рассыпавшиеся по Степи остатки разбойничьего войска. Они совершенно перестали бояться людей. Вслед за двуногими сообщниками, серая банда врывалась в разорённый посёлок или весь, безжалостно приканчивая оставшихся в живых… Волки переняли людскую привычку – убивать не пропитания ради, а просто так, чтобы получить удовольствие.
Окружившая костёр стая, скорее всего, сопровождала уничтоженную всадником шайку. Волки оказались умнее своих двуногих компаньонов. Они угрожали человеку по-своему, по-волчьи, надёжно укрывшись в высокой, опутанной ночным мраком траве.
Стая исчезла, как только на востоке погасла первая звезда. Наверное, отправилась искать новых сообщников из рода двуногих. Тот, кто однажды ступил на тропу мародёрства и грабежа, уже никогда не станет гордым охотником, как было ему положено от природы
***.
Ушёл предрассветный туман. Ратибор исследовал окрестности стоянки. Примятая стаей трава, быстро избавлялась от утренней росы и распрямлялась прямо на глазах. В этих местах она доходила всаднику до пояса, кое-где даже до плеча. Ратибор заглянул в тайник Старко. Пусто, если не считать куска выделанной кожи схороненного на притаившейся под самым потолком полочке.
Выйдя на свет, всадник развернул лоскут. План. Похож на тот, что чертил Дол. Вот – озеро-кружочек…... Тропка…. Ратибор достал бумажку, указаниям коей так опрометчиво не захотел следовать двое суток назад. Эх, если бы не сглупил тогда! Ладно, что сделано, то сделано. Снявши головы, по волосам не плачут.
Ратибор сравнил два чертежа. Похожи…. Только у Старко тропка поизвилистее и уходит не к городу, а дальше к северо-востоку. Никак та самая, по которой приносил он чудные товары!
Тропку всадник разыскал ближе к полудню. Узенькая, но выложенная камнем (кто-то, по-видимому, очень боялся, что Степь проглотит едва заметную ленточку) она искусно укрылась в высокой траве, подобно затаившейся змейке. Собрав нехитрые свои пожитки, Ратибор ступил на дорожку, проложенную компаньоном Дола.
Вскоре, всадник потерял всякое представление о том, в какую сторону света он движется. Трава становилась всё выше, уже доставая до макушки путника. Узкая тропка делала такие немыслимые повороты и выкидывала замысловатые петли, словно Старко, или кто там её выкладывал, изрядно приложились к баклажке с брагой, и принялись отплясывать какой-то дикий танец.
«А если бы я здесь угол срезать надумал?» - мелькнуло у Ратибора. Он передёрнул плечами. Заблудиться в перешёптывающемся на ветру травяном лесу, столкнуться нос к носу с готовой появиться после захода волчьей стаей….. О таком лучше не думать. Учёный уже…. Насрезался вдоволь.. Хватит. Здесь хоть как назад вернуться знаешь - тропка-то вон она – за спиной петляет. Хотя и в этом всадник не был уверен до конца. Это в лесу понятно, где север, где юг, где войдёшь, а где выйдешь. В этом же царстве травы и сухого ветра – сам чёрт ногу сломит!
Так, то, радуясь доставшемуся от Старко плану, то, чертыхаясь по поводу неожиданных поворотов, Ратибор следовал каждому изгибу, струящейся промеж травяных стен тропки. Дело шло к вечеру… Однако, по всей видимости, в Степи известные всаднику законы природы никакой силы не имели… Солнце упорно стояло в зените. Просто какой-то вечный полдень. Мало того: синее, без единого облачка небо посерело, над головой Ратибора нависли тучи. Мерно раскачивающий высокую траву сухой ветер, сменился злыми, пробирающими до костей холодными порывами, кои бывают в Подлунном глубокой осенью. Кстати, и сама-то трава помельчала – теперь это была не высушенная солнцем непроходимая чащоба, а пережившее лето и готовое вот-вот лечь под снежное покрывало осеннее поле. То там, то здесь виднелись кривые стволы деревьев, ветви коих давным-давно лишились листвы….
Ратибор не удивился, когда заморосил холодный ноябрьский дождь, вот-вот готовый обратиться снегопадом. Да и чего тут дивиться – сам сунулся в гиблое место. Теперь, либо пан, либо пропал…
Вдалеке что-то темнело. Массивное и явно сотворённое человеческими руками. Рисковать, так рисковать. Ратибор даже не подумал останавливаться.
Расстояние до странного сооружения посреди Степи, где времена года посходили с ума, оказалось значительно короче, чем на первый взгляд. Ратибор уже видел, как тропка переходит в окружность, выложенную камнем. Посреди круга возвышался гигантский треугольник того же материала. Вершину его венчал огромный полумесяц. По границам раскинувшегося на земле круга, неведомые строители воздвигли две пирамиды в человеческий рост….
Всадник приближался к Святилищу неведомых богов. По крайней мере, Ратибор так назвал для себя чудные строения. Ну, в самом деле, не жилище же это охотников, кои добывают для Старко тушёнку и прочие диковинки.
Достигнув границы каменного круга, всадник на секунду остановился, потом с решимостью человека вверившего жизнь высшим силам сделал первый шаг. Небо на землю не обрушилось, огонь из земли не вырвался. Только порыв ветра бросил в лицо горсть ледяного дождя. Ничего: такие неприятности пережить можно…..
Оказавшись у первой пирамиды, Ратибор увидел встроенный в каменную грань рычаг. Попробовать дёрнуть? На ум пришла легенда о княжиче Андрее. Сын Воедела тоже ведь принялся переводить всякие рычажки и нажимать кнопки, забравшись в повозку Лады…. Чем всё закончилось? Нет, он, Ратибор, не имеет права лишиться жизни, пытаясь привести в действие механизм Древних. Он обязан наказать Мериддина! Иначе, как он посмотрит в глаза Сиггурду и товарищам, оказавшись в дружине Калаша. Да и пожелает ли бог-громовержец вообще смотреть на всадника, не сдержавшего слова.
Ратибор убрал ладонь готовую лечь на рукоять рычага. Пересёк окружность по диаметру. Обошёл по границе. Вторая пирамида тоже оказалась с рычагом. Чёрт знает что такое! Поди, разберись – какой из двух поворачивать можно, какой нельзя?! А может к рычагам вообще прикасаться нельзя? Сам ловушки ставить учился… Самое заметное как раз и несёт смерть любопытным дурням, коим всё пальцем поковырять охота.
Что-то Всевед рассказывал о подобных сооружениях…. Вроде даже не Древним они принадлежали…. Тем, кто был до них…. Которые вроде и обличья человеческого не имели….. Названия ещё такие - язык сломаешь, пока выговоришь….. И цифры, цифры, цифры…. Надо внимательно было слушать, дубина стоеросовая! Зевать поменьше! Мало ли, что любое вычисление да точное начертание скуку нагоняет! Вот теперь и глядишь на рычаги как баран на новые ворота! Что дальше-то делать!?
Ратибор ругал себя, пытаясь разозлиться и всё-таки вытащить из памяти что-нибудь рассказанное волхвом. Должно ведь было хоть что-то, между зевками, в уши влететь, да за мозги уцепиться!
Почти целый час всадник мурыжил свою память не хуже княжеского дознавателя. Разве что на дыбу не вешал да железом не жёг. И то бы, наверное, проделал, имей возможность ухватить бесплотное создание за шиворот.
Память оказалась упорным противником. Долго сопротивлялась, не желая выдавать известные ей факты. Подсовывала ложные воспоминания, но, в конце концов, сдалась. Хотя и проку с того признания вышло немного… Зевать, надо было поменьше!
Стоя посреди круга Ратибор сложил воедино всё, выпытанное у собственного сознания. Подобные сооружения приводятся в действие светом. Солнечным светом. Теми лучами, что человеческий глаз не различает, кои проникают сквозь самые густые облака. Результат действия чудного механизма предсказать невозможно – то ли тайник с великим кладом откроется, то ли неизвестное чудище на волю вырвется, то ли ещё что случится….. Даже волхвы, опасались без крайней нужды, обращаться к помощи подобных мест… Всадник решил - сейчас подобная нужда имеется.
Решить-то он решил, но от одной нужды древний механизм не заработает. Тут-то и начиналось самое трудное. Всевед говорил об универсальных числах. Числа те как-то связаны с планетами. Поди, угадай, какая из них сейчас к Земле расположена? Небо-то в облаках! Да и не будь их – Ратибор мог разглядеть лишь двух небесных соседей – голубую звёздочку и красную.. А если не их сейчас время? Да и какие числа им соответствуют? Подобные сведения память выдавать отказывалась…..
Хоть назад возвращайся, да листай мудрёные книги Геродота, которые он Долу пересказывает. Может там чего найдётся? А назад- то идти, ох, как неохота. Времени жалко… Ратибор достал бумажку Дола и кусок кожи. Вот он город, вот тропка по коей идти сдуру не захотел, озерцо, вторая тропка. Вот место где он сейчас. Какие-то каракули нацарапаны – на них сперва и внимания не обратил…. Всадник принялся разбирать выцветшие рисунки. Растяпа!!! Дырявая голова!!!!
В том месте на чертеже Старко, где обрывалась тропка, пусть с трудом, но всё же угадывались и треугольник с полумесяцем на вершине, и одна из пирамид, та, которая слева, если лицом к тропе встать.
До боли в глазах Ратибор вглядывался в каждую чёрточку на рисунке. Решение загадки святилища притаилось где-то рядом. Чутьё воина и охотника, даже не подсказывало, кричало об этом…
Ратибор зажмурился. Глаза должны отдохнуть, мысли прийти в порядок. Снова глянул на кусок кожи. Неужто повезло?! Всё ещё отказываясь верить в удачу, всадник посмотрел на оригинал рисунка. Так и есть: теперешнее расположение полумесяца и рычага левой пирамиды отмечалось мелкими чёрточками.
Дыша через раз и удерживая дрожь в руках, Ратибор приблизился к каменному треугольнику, который поначалу принял за алтарь и обошёл стороной. Вдруг ещё неизвестные боги разозлятся.
Вершина сооружения доходила до груди Ратибора. Сделанный из неизвестного металла полумесяц бы покрыт каплями дождя. Даже ни намёка на ржавчину. На зеркальной поверхности появилось неестественно растянутое лицо всадника. Затаив дыхание, Ратибор тронул полумесяц. Тот сдвинулся легко, словно только и дожидался прикосновения. Ничего страшного не произошло. Осмелев, всадник ухватился за край сверкающей фигуры и привёл её в положение, отмеченное на рисунке жирной чертой. Раздалось четыре щелчка. Ратибор сверился с планом. Вроде всё точно…
Возле пирамиды уже не раздумывал – быстро установил рычаг в нужное положение. Опять четыре щелчка. Верхушка пирамиды повернулась. Одна из граней обнажила зеркало, обращённое в сторону полумесяца.
Казалось, даже воздух застыл в ожидании дальнейших действий всадника. Утих ветер. Прекратился дождь. Прибитая к земле трава выпрямилась. Свинцовые тучи замерли на месте. Ратибор подходил ко второй пирамиде.
На плане её почему-то не было. Поленился, проклятый Старко, мелькнуло у Ратибора. Хотя теперь и младенцу ясно, что нужно сделать…. Всё те же четыре щелчка. Всадник взялся за рычаг.
На втором щелчке рычаг заклинило. Ратибор нажал сильнее. Ручка отломилась. Чёртово старьё! Теперь конец! Как ещё прикажете запускать проклятый механизм?
***
Основание пирамиды крутанулось вокруг своей оси. Ратибор увидел своё отражение в треугольном зеркале. Не успел удивиться, как в воздухе вспыхнул извилистый знак. Он вырывался из полумесяца, касался вершины первой пирамиды и исчезал в последней.
Земля под ногами всадника дрогнула. Ещё ничего не соображая, а подчиняясь известному с рождения каждому живому существу чувству самосохранения, он прыгнул. Приземлился за пределами круга. Упал на землю. Закрыл голову руками, понимая, что от разбуженной им неведомой силы не спасут ни револьверы, ни боевое искусство.
Земля дрожала, словно в приступе падучей. Необъяснимая, нереальная при подобных катаклизмах тишина, оглушала и доводила до паники на грани безумия… И вдруг всё стихло. Ратибор снова услышал шум ветра и перешёптывание дождя с пожухлой травой. Всадник убрал руки. Оторвал лицо от мокрой земли. Оглянулся….
На месте святилища зияла пустота. Ратибор подполз к краю провала. И не провал вовсе - ход. Ход под землю. Ещё не придя в себя, всадник поднялся на ноги. Повинуясь какому-то безумному, фаталистическому порыву сделал первый шаг. Боги- покровители! Что за исполины пользовались этой лестницей?! Каждая ступень в человеческий рост! А потолок, исчезающий где-то в темноте! Чем не небесный свод?!
Назад выбираться будет тяжеловато, подумал Ратибор. Подумал и тут же забыл. Какая-то неведомая сила заставляла всадника перебираться с одной гигантской ступени на другую, удаляясь, всё дальше и дальше от земной поверхности.
Если бы днём раньше, Ратибор узнал, что спуск по лестнице может занять сутки, всадник бы просто посмеялся над такими словами. То, что времени прошло не меньше, а может быть и больше, Ратибору уже давно напоминал пустой желудок и немеющие мышцы ног. Всадник остановился на одной из гигантских – шириной с небольшое поле ступеней. Земля снова содрогнулась. Крышку захлопнули – понял Ратибор. Впрочем, всадник не испугался и даже не взволновался. Назад пути всё равно не было. Ступени становились всё выше и выше, Ратибору приходилось проявлять максимум осторожности при спуске. Один неловкий прыжок – и оставайся лежать в подземном проходе неведомых гигантов со сломанной шеей.
Благо от стен и самих ступеней исходил какой-то желтоватый свет. В темноте спуск по циклопическим ступеням оказался бы гораздо сложнее. Ратибор настолько устал, что совершенно не задумывался о природе странного свечения. Да и глупо бы было удивляться чему-то одному, в месте, где всё перевёрнуто с ног на голову. Здесь только один выход: иди, смотри, подмечай, да старайся не сгинуть по мере сил и возможностей.
После того, как содрогающиеся стены и ступени возвестили об исчезновении хоть и призрачной, но всё же возможной дороги к отступлению, всадник устроил привал.
Когда кончится гигантская лестница – неясно (желтоватые блики разгоняли темноту всего шагов на десять вперёд, как раз до края ступени). Силы на исходе, а неизвестно ещё, что там внизу….
Всадник опустился на камень (почему-то тёплый?), прислонился спиной к только что преодолённой ступени. Расслабился. Сейчас ещё перекусить и поспать хотя бы часок. Там уже можно и дальше двинуться. Чёрт возьми! Ратибор недовольно сморщился. Костёр-то не разожжешь! Деревья, судя по всему, здесь не растут, а камень, несмотря, на все свои чудесные свойства вряд ли гореть захочет. С другой стороны – тушёнку можно и так съесть, а света и от стен достаточно. Огнём ещё и привлечёшь каких-нибудь местных зверюшек, кои на этих ступеньках резвятся. Такие хвостиком махнут, и лети всадник, пока оземь не шмякнешься. Так что без костра, оно и лучше….
Проспал Ратибор столько, сколько и хотел. По крайней мере, всадник на это надеялся. Не больно-то определишь точное время среди мерцающих каменных стен. Тишина стояла такая, что Ратибор испугался – уж не оглох ли часом?
- Пора в путь! – всадник попытался придать голосу побольше бодрости. Переборщил. Простые слова грянули раскатом грома, метнулись к невидимому потолку, ударились о стены и улетели в темноту, перекатываясь по гигантским ступеням.
Пораженный Ратибор, дождался, пока стихнет последний отголосок, забросил на плечо изрядно опустевший походный мешок и продолжил путь.
Преодолевать ступени становилось всё труднее. Самые первые, в человеческий рост, теперь казались жалким препятствием. Неведомый строитель действовал по принципу – чем глубже под землю, тем выше ступенька. Два человеческих роста, два с половиной… Вскоре Ратибор уже не прыгал на светящуюся внизу площадку, а цеплялся за край ступени руками, на мгновение зависал, прося богов об удачном приземлении и, наконец, разжимал пальцы. Таким образом, он преодолел с десяток каменных плит – называть их ступенями уже язык не поворачивался. Но и этот рискованный метод через некоторое время оказался непригодным.
Ратибор стоял на краю того, что в Подлунном, да и во всём Мире населённым обычными людьми назвали бы ущельем. Следующая площадка светилась внизу. Близок локоток, да язык короток, усмехнулся всадник. Спрыгнуть с такой высоты мог решиться только самоубийца. Вот и приехали: назад не вскарабкаешься, вперёд не полетишь, крылья дома оставил.
Ратибор расхаживал по краю ступени, не зная, что предпринимать дальше. Вдруг носок его сапога цепанулся за какой-то выступ на гладкой каменной поверхности. Следующие несколько мгновений всадник на одной ноге, отчаянно размахивая руками, и глядя расширившимися от ужаса глазами на следующую ступень, о которую, скорее всего, расшибётся в лепёшку, балансировал на краю каменной плиты.
«Только бы сразу насмерть, - подумал Ратибор и в ту же секунду умудрился завалиться на спину. Всадник не знал, сколько он пролежал, ощущая сквозь одежду непривычное тепло камня, глядя на свою свесившуюся через край ногу и отказываясь верить в чудесное спасение. Наконец покряхтывая и потирая ушибленные места (приложился всё-таки неплохо) он отполз в сторону. Глянул на чуть не ставшее для него роковым место. Боги-покровители! И впрямь дурню везёт! Сапог-то зацепился за вбитый в камень штырь!
Проверить надёжность, чуть было не угробившего неожиданного подарка, достать верёвку и повязать особый узел заняло несколько минут. Ещё через небольшой промежуток времени, Ратибор стоял на следующей ступени. Всадник дёрнул верёвку, два раза влево, три вправо, один на себя – мудрёный бурзумский узел распустился сам собой, и верёвка упала к ногам хозяина.
Нёсся ведь сломя голову, укорял себя Ратибор, наверняка нужно было каждую ступень проверить. Скорее всего, везде и штырёк заколочен и ещё какие-нибудь хитрости… Я-то налегке застрял, а Старко здесь с товаром проходит. Дол вроде не говорил, что компаньон его ростом с сосну…. Значит, что-то придумал он, как на те глыбы взбираться, да ещё и с грузом. Ладно, теперь в оба глаза смотреть буду.
Самая высокая ступень, к облегчению Ратибора, оказалась последней. Лестница кончилась. Через пару шагов он наткнулся на ложные камни. Ловушка-то конечно детская, но человек малознакомый с подленькими уловками строителей, хотя бы на один, да обязательно бы наступил…
Прижимаясь к стене, Ратибор миновал опасное место. Отошёл шагов на десять, нашёл камешек, бросил, целясь в середину безобидного на первый взгляд прямоугольника. Надо знать какими пирогами здесь потчуют.
Как только камешек коснулся пола, сверху рухнуло бревно. Как раз бы на голову растяпы угодило, что под ноги смотреть не приучен. В Подлунном так медведей бьют. Фокус известный. Как бы местные охотнички бы не заявились. На всякий случай всадник вынул револьвер. В эту минуту бревно стало подниматься к потолку. Ого, оно же на верёвках! А верёвки видать, к механизму подсоединены… Вот это что-то новенькое. Видать здешние охотники не торопятся проверять, какая добыча в ловушку угодила. Ну, оно и к лучшему. Забот меньше.
Дальше по коридору Ратибор обнаружил натянутые на разной высоте, едва заметные нити. Эту ловушку и проверять не стал. Примитив. Не заметишь вовремя, заденешь, вылетит стрела, скорее всего отравленная, любая царапина смертельной окажется.
Ещё через несколько шагов снова ложные камни. Потом нити. Работа грубая – в Подлунном мальчишки силки искуснее ставили. Здесь же только слепой не заметит… И то если браги перепьёт.
Посмеиваясь над неуклюжими ловцами, Ратибор прошёл коридор до конца. Здесь он становился совсем узким – расставь руки пошире – от стены до стены достанешь. Всадник оказался перед круглым проходом. Что-то вроде лисьей норы, только раза в два побольше. В общем, человек, если у него конечно пузо по земле не волочится, без труда пролезет.
Всадник присел перед норой, попытался рассмотреть, куда она ведёт. Рассмотрел немного. Разве что свет стал немного багрянцем отдавать, да стены новой пещеры не из сплошного камня, а выложены ровными кирпичиками. Хозяев подземных хором, если они вообще существуют, пока не видно.
Не век же перед лазом на корточках сидеть? Решил идти, так вперёд. Только с умом, да с оглядкой. Коли хозяин встречать не выходит, значит гостю не рад. А с незваным гостем как обходятся? То-то!
Приблизившись вплотную к круглому проходу, Ратибор кинул впереди себя походный мешок. Как в воду глядел! Едва мешок оказался в следующем зале – вход перекрыло огромное сверкающее лезвие. Мешку-то хоть бы что, а человек бы голову просунул, чтобы оглядеться….. и всё не ходить любопытному больше к цирюльнику.
Пока лезвие, так и не отведав крови, возвращалось в засаду, Ратибор ужом проскользнул в образовавшуюся щель, подобрал мешок, показал застывшему в ожидании новой жертвы стальному охотнику кукиш. Огляделся……
От восторга перехватило дыхание. Такого он и во сне не видел. Кирпичом неведомые строители выложили не только стены. Ровные прямоугольники покрывали пол и потолок. Всадник ощутил себя в гигантском каменном мешке. В самой его горловине.
То место, где сейчас стоял Ратибор, было узким: потолок над самой макушкой, стены – разве что плечи не царапают. Зато дальше, на сколько хватало глаз, они расходились всё шире и шире, исчезая в темноте. Даже пол под лёгким наклоном уползал куда-то вниз. В пределах видимости ни одного угла: закругления да плавные переходы. Одно из двух – либо неведомый строитель искуснейший из мастеров, либо сумасшедший….. Впрочем, одно другому не помеха.
Не затем по ступеням скакал и ловушки обходил, напомнил сам себе Ратибор, чтобы рот разевать на чудно выстроенный подземный зал. Ещё уподобься простолюдину да в ладоши захлопай, камешек на память отколупни! Стыдно, господин младший командир! Нельзя о деле забывать!
Дело же было следующим – найти возможный след Мериддина, и никакие вычурные строения и хитроумные ловушки не должны отвлекать внимания всадника от главного…
Отчитав себя подобным образом, Ратибор двинулся вперёд, отыскивая возможные ловушки. Идущие одна за другой в первом зале, здесь они пока не попадались. Это настораживало - самое опасная трясина любит прикидываться безобидной лужайкой…. Отвлекись только, и пиши, пропало! Нет, в необычном зале надо держать ухо востро и глядеть на три вершка под землю.
***
Увлечённый поиском предполагаемых ловушек, Ратибор не сразу обратил внимание на ещё одну странную особенность….
Всадник остановился, перевёл дух, смахнул со лба капли пота, на секунду прикрыл веки, давая отдых глазам. Прежде чем продолжить путь, Ратибор глянул по сторонам и не удержался от удивлённого возгласа. Он сделал не менее сотни шагов от прохода, охраняемого лезвием. По идее, он должен находиться посреди просторного помещения….. Однако потолок по-прежнему едва не касался макушки, а стены лишь на волос отступали от плеча. Что за чертовщина?! Выходит, не сдвинулся с места?! Или, сделав круг, вернулся к проходу?! Не может быть!
Ратибор повернулся в сторону, где хищно сверкающая сталь застыла в ожидании добычи. Как и полагалось – вход остался позади, не меньше, чем на сотню шагов. Но боги-покровители! Потолок над ним поднялся на немыслимую высоту, стены разошлись, словно перессорившиеся соседи, пол опускался, и в месте перехода был настолько низким, что всадник бы довольно ощутимо приложился о кирпичи, вздумай он сейчас, протиснуться под лезвием.
Колдовство! Морок! Вот почему нет ни одной ловушки! Ратибор быстро сложил пальцы в знак огня, другой рукой дотронулся до серебряного молоточка на груди. Ворожба боится благородных металлов и огня. Наваждение не пропало. То ли колдун, накладывавший заклятие оказался не из слабых, то ли подземная волшба разрушалась иными методами.
Будь на месте Ратибора другой всадник, он бы немедленно отступил. Никто даже и не посмел бы обвинить его в трусости. Воину под стать биться с себе подобным, выйти же против овладевшего тайным знанием – чистой воды самоубийство. Даже ещё хуже. Смерть ещё не самое страшное. Колдун ведь не просто убьёт – он и подчинить себе может, превратить в безмолвного раба, и безумие наслать, порчу на родных. Мало ли всяких каверз может сотворить обладатель гнусного ремесла. В Подлунном, например и простую бабку-ведунью обидеть страшились…. Здесь же, судя по всему, заклятия накладывал кто-то знакомый не только с деревенской магией…..
Любой, оказавшись в подобной ситуации, не раздумывая, повернул бы назад, и ничего постыдного в этом бы не нашли. Любой, но не ученик Всеведа…. Обычные средства не помогают? Добро! Волхв в своё время обучал юного всадника руническим знакам…. Самое время вспомнить давние уроки. Ратибор порылся в памяти, перебирая заученные символы, припоминая их значения.
Что там против колдовства? «Терс». Отлично. «Алгиз». Дадим двойной удар. Между ними ещё «Урус» - для усиления. «Джер», чтобы успех обеспечить…. Где бы формулу начертить? Да хотя бы на ближней стене…
Всадник обнажил нож и шагнул к стене, намереваясь нанести знаки, кои в пух и прах разнесут заклятия подземного колдуна. Произошло невероятное, кирпичная кладка, чуть-чуть не касавшаяся одежды Ратибора, стремительно отодвинулась в сторону, едва он повернулся к лицом к ней. Впереди оказался всё тот же равномерно ширящийся, уходящий в темноту зал. Тот самый, который должен быть сейчас по правую руку. Но там осталась стена! Словно всадник и не поворачивался! И по левую руку стена! Сзади про….. Ратибор облегчённо вздохнул – отверстие прохода темнело слева.
Уже догадываясь, что произойдёт, всадник повернулся к лазу лицом. Чёрная окружность сразу же уменьшилась в размерах и вместе со стеной отступила на положенную сотню шагов. Левая и правая стены вернулись на прежние места. Позади, Ратибор в этом был уверен, образовался уходящий в темноту зал.
Вот и вся загадка колдовства! Да и какое к чёрту колдовство?! Ратибор поставил на пол мешок. Повернулся спиной к проходу. Шагнул вперёд. Оглянулся. Мешок, до которого был всего один шаг, стоял теперь возле самого лаза. Стараясь не отступить ни на волосок, всадник шагнул назад. Носок сапога упёрся в ткань мешка. Проход остался на прежнем расстоянии.
Ещё ловушки искал! Весь зал сплошная ловушка! Каким образом сумасшедшие строители добились подобного эффекта? Но явно не колдовством. Допустим, проскочил человек падающее лезвие, отошёл подальше от опасного места.… Всё, попалась птичка! Проход-то вооон где! Попробуй, подойди! Носом упрёшься, а будет казаться, что до спасительного лаза полдня пути. Ловко! Здесь не руны надо чертить, кое-что другое…..
Держа направление строго на чёрную окружность, Ратибор отсчитал сотню шагов. Так и есть, вернулся в горловину каменного мешка. Прямо у себя под ногами (пол, по-видимому, здесь единственное место, которому можно доверять) выцарапал на податливом кирпиче стрелу. Через десять шагов следующую. Ещё десять шагов – новый знак. Вот так-то, хитрецы! Не на такие загадки ответы находили!
Не забывая оставлять метки через каждый десяток шагов (не зря Сиггурд в своё время потчевал курсантов оплеухами, заботливо прививая навык в любом незнакомом месте подсчитывать пройденное расстояние), Ратибор продвигался вперёд. Два раза на его пути попались человеческие кости. Значит ещё кто-то, преодолев лестницу великанов, коридор ловушек и падающее лезвие, проникал в обманный зал. Ратибор живо представил себе, как несчастные, впавшие в панику, сведённые с ума ложными расстояниями люди, бродят по каменному мешку, теряя надежду и последние силы. Медленно умирают…. Всаднику стало не по себе. Не отсчитай он тогда сотню шагов, и вскоре бы его кости так же белели на кирпичном полу.
Интересно, каким образом Старко пересекал обманный зал? Наверняка у практичного торговца где-то припрятан чертёж безопасного перехода. Ведь не осмотрелся толком…. Всё бегом…. Чудно, что жив ещё до сих пор. А может…. Кости-то….. Может один из покойников компаньон Дола? Не зря же он пропал… Хотя вряд ли - на останках ни клочка одежды, значит не один десяток, а может, сотню лет здесь пролежали… А Мериддин, интересно, как здесь прошёл? Глупый вопрос – чародей в таких подленьких местечках чувствует себя как рыба в воде…
То, что здесь побывал его враг, Ратибор не сомневался. Заговорщик в чёрном балахоне очень не любил, когда кто-то другой пользовался его методами. Вряд ли чародей простит ловкого торговца, который оставил в дураках и самого Мериддина, и Справедливого. Впрочем, если бы планы мятежников увенчались успехом, никто бы и не вспомнил о каком-то там Старко. Неудачник же, тем паче стоявший в шаге от заветной цели, всегда готов искать виновных в своём провале. Искать и мстить….
«А как же тогда я? - внезапно подумал Ратибор. - Я же тоже охочусь за Мериддином… Тьфу, до чего место поганое! Всякая дурь в голову лезет! Нашёл с кем себя сравнивать!»
Мысли, хоть и дурные, помогали не обращать внимания на однообразие подземной архитектуры. Плотная кирпичная кладка, сходящиеся и расходящиеся стены, маячащее за спиной тёмное пятно прохода и неизменная темнота впереди, вызывали у всадника раздражение, которое сродни чувству человека, коему занудливый приятель при каждой встрече рассказывает одну и ту же шутку, да ещё и ржёт как сивый мерин. Вот, мол, какой я острослов! С одной стороны вроде и надоело, с другой стороны неловко осадить – приятель как никак. Вот и приходится терпеть.
Ратибор кирпичный зал себе в приятели записывать не собирался, но терпеть его, не отличающиеся разнообразием привычки, всё равно приходилось. Другого пути вперёд ведь нет. Так что хочешь, не хочешь, а отсчитывай десяток шагов, ставь метку и дальше – следующий десяток… Когда-нибудь должно же это закончится… Будем надеяться.
Пока никаких изменений. Стены, потолок и пол с завидным упорством продолжают изображать из себя волны, вершина коих словно приклеились к всаднику. Дурацкий проход….. Ратибор застыл на месте – проход-то позади должен быть! А он перед самым носом! Тёмное пространство за спиной осталось…. Неужто, сам того не замечая, где-то дугу сделал?
Ратибор отсчитал десять шагов назад. Нашёл стрелку. Встал по её направлению. Всё как надо – лаз за спиной, темнота впереди. Шаг. Второй. Третий. Главное направление держать…. Десятый! Что за чертовщина?! Опять всё местами поменялось! Может…. Вот дурень! Точно! Кончился проклятый зал! Вон он выход-то!
Ратибору стоило огромных трудов, чтобы не броситься, сломя голову к темнеющей окружности. Только поддайся искушению, доверься коварному залу и всё… Один шажок в сторону и превратится, кажущийся таким близким, лаз в недосягаемый фантом. Унимая безумный порыв, всадник присел на пол. Стараясь не обращать внимания на манящее к себе тёмное пятно, доел из начатой вчера банки остатки. Закрыл глаза, расслабился, давая отдых мышцам и мыслям. Через несколько минут Ратибор был готов к переходу.
Десять шагов. Остановка. Тщательная проверка направления. Ещё десяток…. Сотня… Полторы… Две сотни… Всевед рассказывал о приборе - компасе. Даже показал как-то - плошка воды и иголка. Вот бы сейчас такой прибор сюда…. Три сотни шагов. Ещё один скелет. Кости рук вытянуты, ноги по лягушачьи согнуты, пустые глазницы оскаленного черепа обращены в сторону лаза. Видать, бедолага уже выбился из сил и полз в сторону прохода, не желая сдаваться и, до последнего вздоха надеясь вырваться из цепких лап обманного зала. Пять сотен шагов. Тёмное пятно не приблизилось ни на волос…. Вернее, так должен был, по замыслу коварных строителей, думать блуждающий в каменном мешке человек… Нет, ребята, мы ваш фокус раскусили. Слава богам-покровителям, что не позволили сорваться и побежать. Не то, вытянулся бы рядом с тем парнем... С третьим… Семь сотен.
Вскоре Ратибор бросил считать сотни. Глупое занятие - на десятках бы не сбиться, да направление не потерять. Дороги-то счётом не сократишь. Коли от входа шёл полдня, значит и до выхода не меньше. Не дело воину уподобляться купеческой дочке, что по пять раз на день пересчитывает, сколько ещё осталось до городского праздника.
К проходу всадник вышел неожиданно. Шаг назад лаз казался недосягаемым, не меньше чем в два человеческих роста от пола, и вот уже Ратибор стоит перед ним.
Всадник облегчённо вздохнул. Прямо перед проходом нацарапал последнюю стрелу. Оставаться в кирпичном мешке, рядом с костями умерших в муках людей, Ратибору не хотелось. Устал, конечно, но как подумаешь, что за спиной притаился хищник, из когтей коего, ты вырвался, так сразу же сил прибавляется. Уж лучше неведомая опасность впереди, чем обманутый враг в тылу. Всадник подошёл к лазу.
***
Брат близнец первого прохода. Не ставил бы стрелки, вполне можно было решить, что вернулся на прежнее место. Правда, ещё и падающего лезвия не видно. Наверняка иная пакость заготовлена. Или поленились строители, понадеялись на выдумку с залом?
Ратибор сантиметр за сантиметром обследовал края лаза, стену. Никаких зацепок. Если и есть ловушки, то спрятаны – комар носа не подточит. А может и вправду, неведомый хозяин подземных хором рассчитывал, что кирпичный мешок станет смертельной ловушкой для незваных гостей? Вот и не стал огород городить. Слишком много капканов ставить тоже не годится - сам можешь ненароком попасть. По рассеянности, или спьяну… Впрочем, чего гадать?! Проверить, и дело с концом! Двум смертям не бывать, а одной не миновать.
Для начала Ратибор проделал трюк с мешком, что спас его шею в первом проходе. Мешок шмякнулся по ту сторону лаза. Ничего не произошло. Всадник сунул в темноту голову, упёршись ладонями в края прохода. В следующее мгновение сильно оттолкнулся руками и выдернул часть тела, которая предназначена не только для ношения шапки, из лаза. Голова осталась на месте. Ничто и никто не предпринял попытки отделить её от туловища или проделать что-либо ещё не слишком полезное для здоровья всадника. Оставалась последняя проверка.
Ожидая каждое мгновение подвоха, Ратибор начал протискиваться в лаз. Не отличающийся на первый взгляд от первого, на деле он оказался гораздо уже и с более толстыми стенками. Сердце всадника билось где-то в районе горла, тело покрылось холодным потом. Он не верил, что ему не уготована какая-нибудь особо изощрённая каверза.
Это случилось, когда голова, руки и плечи Ратибора были в относительной безопасности, а пятки всё ещё оставались в обманном зале. Что-то царапнуло по спине. Вот оно! Всадник представил, как его тело распадается на две ровные, а может и не очень половины. Почему-то вспомнились оставшиеся банки с тушёнкой… В то же мгновение, вопя диким голосом, Ратибор пулей вылетел из прохода. Приземлился на мешок. Банки, судьба коих так беспокоила его, пребольно ударили в живот. Мёртвые вроде боли не чувствуют, мелькнуло у всадника. Он с опаской глянул в том направление, где должны быть ноги. Здесь они родимые! Целёхоньки!
На четвереньках подобрался к лазу. Заглянул. Никаких вроде лезвий и штырей, только багрово-жёлтые отблески обманного зала. Ратибор осторожно ощупал стенки лаза. Так и есть! Лодыри проклятые! В зале кирпичик к кирпичику подгоняли, хитрости всякие выдумывали, а здесь острую грань с камня поленились стесать!
Полный дурных предчувствий, вывернул руку и потрогал спину. Досадливо сплюнул на пол. Рубаха порвана, поцарапался вдобавок. Руки оторвать таким строителям! Хорошо, что, упарившись прыгать по гигантским ступеням, снял и убрал в мешок кожаный жилет… Не то, отложил бы в сторону Мериддина, да нашёл бы горе-мастеров - поучил бы их ремеслу!
Странный всё же зверь – человек. Минуту назад, всадник и не помышлял остаться в живых, теперь же бранился хуже пьяного простолюдина из-за порванной рубахи и царапины на спине. Прав был когда-то Всевед, утверждая, что нет на свете просителя, который довольствовался бы полученным. Каждый нищий, вымаливающий у городской стены медный грошик, плюётся вслед и обзывает скрягой даже того, кто расщедрился и бросил серебряную монету. Так уж устроен человек….. Правда, по словам того же Всеведа, за счёт этого качества и поднялась порода людская над другими обитателями Миров. Только вот к добру ли сие произошло или нет - в этом ещё не разобрались и самые учёные из волхвов.
Наругавшись вволю, всадник почувствовал нечеловеческую усталость. Окажись сейчас Мериддин на расстоянии выстрела, у Ратибора вряд ли хватило бы сил поднять оружие. Стянув рубаху и смазав царапину целебным снадобьем (мало ли какая зараза обретается в воздухе подземелья и на камнях) он подложил под голову мешок и крепко уснул.
***
Сколько проспал всадник, определить не смог бы никто. В царстве вечного полумрака время измерялось не сменой небесных светил, а пройденным расстоянием. Когда Ратибор не двигался, оно останавливалось, по крайней мере, для него. Хотя по возмущению чуть ли не бьющегося о рёбра желудка, можно было предположить, что с тех пор, когда всадник покинул обманный зал, прошло немало часов.
Ратибор вскрыл банку тушёнки. Съел ровно половину. Запасы кончались. Если блуждание по безлюдному подземелью затянется, то положение отнюдь не улучшится. Среди излучающих странное тепло и необъяснимое мерцание камней охотой не займёшься. Даже корешков или съедобного мха (гадость, какая!) вряд ли наковыряешь. Сиггурд говаривал, что когда нужда припрёт, можно кожу есть. Значит, жилет в дело пойдёт, потом штаны, ремешки от оберегов, рубаха сгодится - не стиралась уйму времени… А дальше?
«Мериддина догонять нужно, а не загадывать, - одёрнул себя Ратибор. – Другие прошли, и я одолею. Тот, кто на месте сидит, да в носу ковыряется и козявку за медовый пряник почитает. У меня запасов ещё на три дня, даже подольше, если экономно использовать, а я уже рубаху есть собрался. Кстати, о рубахе…..»
Всадник осмотрел порваную одёжку. Залатал, как мог (благо иголка с ниткой у всякого всадника входила в снаряжение). Получилось вполне сносно. В конце концов, не на смотрины же собрался, да и под жилетом ничего не видно. Можно было продолжать путь.
Зал – так для начала определил для себя всадник помещение – отличался от двух первых. Во-первых, свет – тусклый, голубоватого оттенка, едва различишь, что в двух шагах от тебя находится. Во-вторых, сделав несколько шагов вправо, Ратибор упёрся в стену непроглядной мглы. Дальше могло находиться всё что угодно: камень, который, как ему, и положено, не излучает никакого света или пустота. Всадник попятился назад, с трудом, но всё-таки отыскал камешек. Кинул в темноту. Прислушался. Времени прошло достаточно, чтобы достичь дна самого глубокого колодца, во всяком случае, вырытого на поверхности земли. В подземном же мире тишину так ничто и не нарушило. Та же самая картина повторилась и тогда, когда всадник попытался исследовать левую сторону. Из обманного зала Ратибор вышел на мост, перекинутый через огромный колодец. Двигаться можно было только вперёд.
Идти оказалось гораздо проще - самоуверенные строители наплевали на ловушки, и Ратибору не приходилось тратить время, выискивая проходы между ложными камнями и пробираясь между стреляющими нитями. Ещё бы знать, что ожидает на другом краю колодца. Хотя бы догадываться….
Голубоватое свечение становилось всё ярче, насыщаясь кровавыми оттенками. Видимость значительно улучшилась. Можно было уже не опасаться, что следующий шаг, окажется шагом в бездну. Принципы подземного строительства не отличались разнообразием. Сперва, едва освещённый коридор, потом зал. Мост (чем, кстати, не коридор). Дальше снова зал? Или…. Поживём - увидим.
Ждать пришлось недолго - темнота расступилась, мост привёл всадника в залитый фиолетовым свечением зал. Боги-покровители! Такое и залом не назовёшь! На вымощенном каменными плитами пространстве, вполне мог бы разместиться город раза в два крупнее Красограда. Посредине возвышалась пирамида с усечённой вершиной. Даже с такого расстояния её размеры потрясали. Как же почувствует себя достигший подножия? Как муравей у порога княжеского дворца.
Что за гиганты воздвигли такую махину?! Живы ли они?! Ратибору очень хотелось верить, что нет…
Путь к пирамиде занял два перехода. В залитом фиолетовым свечением пространстве уместился бы не только город - вполне бы влезло лоскутное княжество, на кои распалось Подлунное после падения Красограда. С каждым шагом пирамида вырастала, занимая своей гранью всё пространство. Порой Ратибору казалось, что ни он приближается к исполинскому сооружению, а громада излучающего свет камня стремительно движется в его сторону, чтобы впечатать пигмея, дерзнувшего нарушить циклопическое величие, в идеально подогнанные плиты. Когда подобные мысли становились невыносимыми, когда приступы паники устремлялись на штурм сознания, Ратибор до крови кусал губы, заставлял себя вспомнить ненавистного Мериддина, погибших товарищей, убитую невесту. Слёзы смешивались с кровью, создавая невообразимый коктейль. Коктейль мести… Может быть, именно он дал всаднику силы, для достижения подножия пирамиды….
Вход в гигантское сооружение оказался небольшим, по сравнению с его размерами. Уставший бояться всадник, шагнул внутрь….
Может быть когда-то, в наземной жизни внутренняя комната и показалась бы Ратибору огромной. Теперь просторный зал, в который без труда поместились бы и княжеский дворец, и главная площадь Красограда, представился всаднику жалкой каморкой. За час другой обойти можно. Толком и не устанешь.
Волновало другое – куда дальше? Три идеально круглых прохода были надёжно перекрыты железными створками. Ратибор постучал согнутым пальцем по неизвестному металлу. Чёрная матовая поверхность отозвалась глухим звуком. Прочная вещь! Такие двери силой не вскроешь. Нужно секрет знать… Можно полжизни потратить, каждый кирпичик ощупать, сотню мудрёных формул перепробовать, тысячи заклинаний пробормотать, а проход не откроется. Окажется, что нужно было всего лишь прыгнуть на правой ноге, потом на левой, да за уши себя дёрнуть или там слово задом наперёд произнести. Секрет запорного механизма целиком зависел от фантазии мастера. Угадывать же чужие причуды - дело безнадёжное. Легче бочку воды решетом натаскать…
Разве что поискать подсказку в начертанных повсюду знаках. Ратибор пошёл вдоль стены, рассматривая чудные символы. Полоумные строители и здесь не изменили себе. Воздвигнув гигантскую пирамиду, они, оборудуя её внутри, отказались от острых углов. Огромный зал представлял собой полусферу. Геометрическую правильность нарушали лишь четыре округлых (с городские ворота) прохода – один, ведущий наружу, открытый, остальные, надёжно защищены металлическими воротами.
Проходы соединялись между собой вереницей выбитых на уровне человеческой груди знаков. Они шли по всему периметру помещения. Чем больше Ратибор вглядывался в символы, тем больше понимал, что оказался в тупике. Изображения похожи на мазню ребёнка, которому в руки попалась баночка с краской и кисть. Какие-то чёрточки, дуги, кривобокие звёзды и прочая чепуха. Под каждым знаком виднелся оттиск пятипалой человеческой ладони. Было искушение положить руку на один из впечатанных в камень следов... Посмотреть, что произойдёт… Всадник, заставил себя продвигаться дальше. Сначала надо всё осмотреть, а уж потом тыкать, куда кривая выведет. Может разгадка-то рядом, в следующем значке.
Взгляд Ратибора зацепился за что-то знакомое. Присмотрелся….. Так и есть! Подобный значок видел в книге Всеведа, когда учил руны. Учитель даже обещал значение его объяснить. Что-то там с особыми местами и великой силой связанное. Хоть один знакомый среди этих чёрточек и закорючек!
Запомнив положение известного символа, Ратибор обошёл оставшиеся. Нет, дальше опять непонятно что!
Ратибор вернулся к символу из книги Всеведа, осмотрел каждый изгиб и малейшую точку. Закрыл глаза и попытался представить страницу волховской книги. Память сначала выдала ряды рунических знаков, чуть позже откуда-то из глубины всплыл рисунок.














Ратибор сверил виденное на бумаге с высеченным на камне. Вроде бы одно и тоже… Эх, кудесник! Осторожничал, ждал, пока ученик поумнеет, хранил заклятия, да тайные знаки, отговаривался… Как вот теперь поступать прикажешь?! Символ-то вроде и знакомый, а что обозначает? Особые места… Для кого-то и нужник место заветное, особенно, когда гороха объелся! Великая сила… А ну как той силой, да по затылку?! Символ-то знакомый, а вот гадай, то ли радоваться такому знакомцу, то ли ноги уносить?! Эх, кудесник, переосторжничал ты, сглупил, хоть и чтишь себя за человека мудрого!
Ратибор почесал макушку. Посмотрел на значок, на след ладони. Отметил - пятерни у других символов потемнее будут. Кое на каких даже плесень появилась. Эта же сухая, отполированная – видать часто ладошку прикладывали. Может Старко?
А что гадать-то! Судьба - индейка, жизнь копейка! Кто долго думает к пустому столу приходит! Всадник растопырил пятерню и приложил её к оттиску. Чему быть - того не миновать!
Сначала ничего не произошло, потом, где-то в каменной утробе щёлкнуло. Откуда-то сверху опустились громадные, в человеческий рост фиолетовые шары. Если бы Ратибор вздумал их пересчитывать, то увидел бы, что число полупрозрачных, будто сотканных из тумана сфер соответствует количеству высеченных на стене знаков.
Всаднику было не до пересчёта. Ратибор застыл на месте, рука прилипла к стене. Раскрыв рот, он наблюдал за повисшими в сантиметре от пола шарообразными сгустками.
Поначалу фиолетовые сферы, мерно покачивались, словно рыбачьи лодки в штиль. Через минуту случилось волнение. Они начали вращаться вокруг своей оси, подниматься вверх, двигаться из стороны в сторону, словно что-то разыскивая.
«Меня чуют!» - догадался Ратибор.
Он отдёрнул руку от стены, словно та превратилась в раскалённое железо, и бросился к выходу. Несколько раз он успешно увернулся от устремившихся в его сторону туманно-фиолетовых шаров. До спасения оставался хороший рывок. Сферы почувствовав, что добыча ускользает, окружали всадника. Ратибор опустил руку к кобуре. Сдаваться живым он не собирался! В то же мгновение на него опустилось что-то мягкое.
«Обманули, сволочи!» - всадник попытался вырваться из полупрозрачных объятий. В следующее мгновение он стоял на опушке леса. От подземелья и коварных шаров не осталось и следа.
***
Ратибор чувствовал себя так, словно получил хороший удар дубиной по макушке. Всадник крутил головой из стороны в сторону, отказываясь воспринимать изумрудную траву и белеющие вокруг стволы берёз, за действительность. Одно из двух: либо он до сих пор спит у степного озерца и подземные блуждания, и перенос на чудесную поляну, всего лишь видение, либо он всё же заплутал в обманном зале и произошедшее лишь бред, измученного жаждой и усталостью сознания. Так или иначе - надо поскорее прийти в себя и оценить реальную обстановку, возможно ещё не всё потеряно.
Всадник пребольно ущипнул себя за руку, дёрнул за волосы, защемил кончик носа двумя пальцами. Боль оказалась реальной, на глазах выступили слёзы, однако наваждение не исчезло. Проклятье! Ратибор хлопнул себя по лбу, поспешно скинул жилет, стянул рубаху – шов остался на месте. Значит, из обманного зала всё же выбрался! Можно допустить, что и символ не почудился. Даже шары, наверное, были…. Но каким образом удалось перенестись из подземных залов на лесную поляну? Неужто всё из-за того, что ладонь к стене приложил? Боги-покровители! А если бы другим символом воспользовался? Ведь пальцем в небо тыкал! Оказался бы где-нибудь в болотной трясине, или на голом камне посреди моря! Ратибор тут же пообещал себе ни при каких обстоятельствах больше не прикасаться к незнакомым механизмам.
«Зарекалась свинья, в грязи не валяться, - усмехнулся кто-то в мозгу Ратибора. - Горбатого могила исправит. Ты на «авось», да на «небось» больше чем на револьверы надеешься. Это ещё Сиггурд говаривал».
« Где бы мы с тобой были, если бы я тебя во всём слушался?» - огрызнулся всадник.
« А куда же мы попали? - поинтересовался ехидный собеседник. - Поясни мне, неразумному, сделай милость».
«Сейчас поглядим, - ответил Ратибор. – Авось, разберёмся».
« Кто-то, между прочим, совсем недавно собирался осторожнее быть», - напомнил голос.
« А я ничего трогать и не собираюсь, - отрезал всадник. - От просмотра же вреда много не будет».
«Как сказать».
« Да пошёл ты…, - рассердился Ратибор. – Тоже мне учитель нашёлся!»
«Куда же я пойду, - невидимый спорщик сразу присмирел. – Я часть тебя - осторожность, благоразумие… Мне без тебя никак нельзя, а тебе без меня».
« Вот и заткнись! - всадник решил поставить точку в споре с самим собой. - Зануда!»
Тот, кто называл себя осторожностью и благоразумием обиженно прикусил язык. Привычка мысленно советоваться и спорить, делясь на двух, а то и более собеседников, появилась у Ратибора недавно. Всадник сперва не на шутку встревожился: так и с ума сойти можно! Потом привык – шутка ли сказать третий год по лесам в одиночку мотается – тут и с пнём трухлявым разговаривать начнёшь! К тому же внутренние споры, помогали Ратибору привести в порядок мысли и принять решение. А насчёт сумасшествия…. Так Всевед говорил, что нормальных людей вообще не бывает - у каждого своя чудинка есть. Так уж Создатель решил. Наверное, чтобы жить интереснее было.
Ратибор обошёл поляну. Лес, как лес. Обыкновенный березняк, коли, он в степи не пропал, да подземные ловушки обошёл, то уж здесь-то наверняка не оплошает. По муравьиной куче быстро отыскал северную сторону. Определился с направлением. Очень кстати наткнулся на раскинувшую колючие лапы, вольготно расположившуюся посреди робких берёзок высокую ель. Если верить уверенно торчащим, словно пытающимся дотянуться до белоснежных стволов зелёным иголкам (вечнозелёное дерево никогда не ошибается) погода в ближайшие дни не переменится. Самое оно! Теперь бы отыскать небольшую весь или ещё лучше хуторок, узнать, что за местность, расспросить о Старко и Мериддине.
О своём присутствии человеческие существа заявили нескоро. Близился вечер. Ратибор почти не чувствовал усталости, идя по изумрудной траве, промеж знакомых с детства, родных и понятных берёз. Здесь, в лесу, всё просто и понятно, здесь нет коварных ловушек, хитро петляющих тропок. Здесь любая опасность ощущается заранее.
Всадник шёл, наслаждаясь шёпотом зелёной листвы, бодрящей лесной прохладой и щебетом птиц. Слух Ратибора резанул чуждый звук. Звук, который может производить только человек, занимаясь любимым своим делом - убивая подобного себе.
Умиротворённость и очарование растворились предрассветной дымкой в жаркий летний день. Мир скинул маску и напомнил, расслабившемуся Ратибору, о своём истинном лице. О законах людской стаи. О необходимости соблюдать осторожность и держать душу застёгнутой на все пуговицы, если конечно хочешь выжить, а не попасть в когтистые лапы шайки трусливых подонков.
Укрываясь за белоснежными стволами, перескакивая муравьиные кучи, Ратибор двигался в сторону, откуда доносился звон оружия, ржание коней, хриплая ругань и крики раненных. Всадник перебежал по поваленному дереву через овраг, продрался через малинник и выскочил на узкую дорогу.
***
Схватка завязалась нешуточная - два десятка конных воинов сжимали кольцо вокруг шестерых, отчаянно сопротивляющихся всадников. Нападающие, судя по всему, уже понесли серьёзные потери - на земле оказалось десятка полтора их товарищей. Ратибор определил это по серым одинаковым мундирам. Кое-кто из поверженных пытался отползти с дороги, чтобы избежать копыт, разгорячённых боем коней. Всадник отметил ещё одну особенность нападавших - к седлу каждого прикреплены собачья голова и метла.
Обороняющиеся мужественно отражали атаки противника. Особенно хорош воин в дорогой одежде на чёрном как ночь жеребце. Люди в серых кафтанах не отваживались схватиться с ним один на один, но и пятерых, а то и больше противников успевал сдерживать русоволосый витязь, ещё и умудрялся предупреждать товарищей о предательском ударе или нацеленной в спину пике.
Не смотря на мужество и ратное искусство, участь шестерых храбрецов была предрешена. Почти все они, кроме предводителя (Ратибор именно так определил для себя воина в дорогой одежде) получили ранения и с трудом держались в сёдлах. Взмахи клинков становились всё слабее и медленнее. На окровавленных лицах проступила печать скорой смерти.
Серые люди на рожон не лезли. Время работало на них. Они теснили противников выставленными вперёд пиками, не подпуская на расстояние сабельного удара. Русоволосый витязь метался из стороны в сторону, тщетно пытаясь вовлечь нападающих в ближний бой. Оставшиеся лежать на дороге товарищи являлись лучшим аргументом против подобного безрассудства.
Ратибор ни на мгновение не колебался, на чьей стороне он должен выступить. Устав отряда гласил: всадник, всегда обязан вступаться за слабого, если тот не изгой и если оказанная помощь не идёт вразрез с интересами княжества и его обитателей.
Пунктик про изгоев Ратибор отбросил сразу же. После знакомства с Геродотом, он изменил отношение к обитателям приграничья. Не все из них тати и душегубы. Насчёт же интересов княжества,….. какие интересы могут быть у того, что уже развалилось!
Всадник вынул оба револьвера. Особо не целясь, выстрелил. Двое в серых одёжках вылетели из сёдел. И нападавшие, и обороняющиеся повернулись в сторону Ратибора.
- Это же ватага Ваньки Перстня! – крикнул один из обладателей собачьей головы и метлы.
Всадник снова спустил курки. Испуганные грохотом кони унеслись прочь, волоча за собой тела запутавшихся в стременах хозяев.
- Окружают, старшой! – истошно завопил кто-то.
Мгновение назад предвкушающие скорую победу люди в серых одеждах обратились в бегство, оставив на лесной дороге тела убитых товарищей, ничего не понимающую шестёрку храбрецов и ухмыляющегося Ратибора.
***
- Никак спас нас Господь, - произнёс один из оборонявшихся, сползая с коня. - Не зря видать, Никита Романович, того молодца от петли избавил. Он добро не за…
Обессилев от потери крови, воин опустился на землю. Его товарищи покидали сёдла, наиболее крепкие помогали раненным.
- Дядя Степан, ты того… не помирай, - молодой воин снял с пояса баклажку и брызнул в лицо лишившемуся сознания.
- Погожу ещё, Трошка, - глаза воина открылись, на бледных губах появилась улыбка. - Аккурат до твоей свадьбы….
- Нашли время о гулянках думать! - предводитель легко спрыгнул с коня, быстро, словно и не было изнуряющего сражения, подошёл к Ратибору. - Передавай поклон атаману, удалец. Выручил. А чего остальные не выходят?
- Какие остальные? - не понял Ратибор.
- Те, кто первый раз пальнули, - нетерпеливо пояснил воин. Во всём его облике, в аккуратно подстриженной русой бородке, в порывистых движениях, в проступающих сквозь пыль и кровавые потёки благородных чертах лица чувствовалась отвага и привычка повелевать. – Пусть выходят из схорона. Тати те, чую я, теперь вёрст пять убегать будут. Вовремя вы подоспели. Заслужили награду. При случае, замолвлю за вас словечко перед государем. Глядишь, и простит лиходейство.
- Прощение мне просить не за что и не перед кем, - обиделся всадник. - А коли и придётся ответ перед кем держать - сам за себя слово замолвлю. Без заступников. И награда мне не нужна. Чай не наёмник – от чистого сердца вступился.
- Ай, молодец! - русоволосый хлопнул Ратибор по плечу. - И атаман у вас - орёл, и удальцов себе подобрал под стать. – Он обернулся к спутникам. – Нам бы таких молодцов в Ливонию, разве бы стали замиряться тогда с Баторием-христопродавцем! Ну, зови товарищей своих. Я чай притомились они в кустах сидеть.
- Да нет никаких товарищей! - Ратибор начинал понимать, что его принимают за кого-то не того. - Один я.
- А кто же палил? - удивился воин.
- Я.
- Твой-то выстрел мы видали. Я спрашиваю про первый раз.
- И в первый раз я.
Русоволосый недоверчиво посмотрел на Ратибора, на занявшие место в кобурах револьверы, снова на Ратибора.
- А где же ещё пара пистолей? – наконец спросил он.
- Зачем мне ещё пара? - удивился всадник. – И этих достаточно.
- Ты хочешь сказать, - воин потёр подбородок, размазывая грязь и чужую кровь, - что умеешь так быстро перезаряжать пистоли? По-моему, заливаешь ты, мил человек. Сие не сможет проделать и лучший из воинов. А ты всё же, не во гнев будет сказано, простой ватажник.
- Вот те раз! - обиделся Ратибор. - Вот и помогай людям. С чего это я их перезаряжать полезу, когда барабаны полны? Думай, когда говоришь-то!
- Не смей князю дерзить, образина! - подскочил тот, кого звали Трошкой.
Ратибору очень не хотелось начинать ссору, но и спустить такого, тоже нельзя – от каждого сопляка терпеть - себя уважать перестанешь. Ловкая подсечка, лёгкий удар в солнечное сплетение и наглый юнец уже скрючился на земле. Ничего - очухается, зато наперёд умнее будет.
- Ты бы норов свой с теми собокоголовыми казал, - наставительно, почти в духе Сиггурда, произнёс Ратибор, - а не с одинокими путниками.
- Поделом тебе Трошка! - рассмеялся русоволосый. - Сколь раз говорено - не зная броду, не суйся в воду! - он глянул на Ратибора. - Не больно-то ты похож на простого путника….. Покажь, если не жалко, пистолю, которую перезаряжать не надо.
- Ты тоже на князя не особо смахиваешь, - огрызнулся всадник. - Смотри, коли, охота есть, - он протянул револьвер воину.
- Ишь ты, какая штука занятная, - незнакомец с интересом рассматривал оружие Ратибора.
- Видать аглицкая или фряжская, - предположил подошедший мужчина в летах с гладко выбритым подбородком и вислыми усами. – Тамошние мастера горазды до всяких выдумок.
- Может, - согласился русоволосый. – Ты, Михеич, в таких делах дока, ещё с покойным князем Глинским на Смоленск хаживал. Оцени-ка, - он протянул револьвер старику.
- Спаси Христос, латинянской нечистью осквернятся! - замахал руками старик. – Зарок же на мне, Никита Романович! Али позабыл ты?
- Так ты не шутил тогда? - удивился князь. - А я думал, просто браги вы с отцом Василием тогда через край хватили.
- Грех тебе, Никита Романович, - буркнул старик, отходя в сторону. - Святой зарок за хмельное бахвальство выдавать.
- Михеич старший над моими людьми, - объяснил русоволосый Ратибору. - Я ведь на самом деле князь. Никита Романович Серебряный. Не слыхал?
Всадник покачал головой.
- Давненько я на Родине не бывал, - пальцы князя ощупывали воронёную сталь револьвера. - Пистоли новые появились, тати себя государевыми людьми прозывают. Многое поменялось с тех пор, как ушёл я в Ливонию за веру православную сражаться. Теперь вот в Москву путь держу, навоевался… - губы князя тронула грустная улыбка. – Знаешь, путник, коли ни невеста моя, я бы не вернулся. Зол на меня Иван Васильевич. Я при взятии Лаиса, вместо того, чтобы жидов крестить, за польским полком увязался. Штандарты отбить хотел… Наушники и выставили меня перед государем чуть ли не латинянином. Он и поверил…. Да что государь, Михеич-то зарок принял - свою часть трофеев ни касаться. Церкви отдавать – мои грехи отмаливает… Такие дела, путник…. Знатная у тебя пистоля! Говоришь, не надо перезаряжать? – Ратибор не успел ответить, а князь уже направил револьвер в сторону леса и нажал курок.
Всадник мысленно похвалил себя за то, что додумался поставить оружие на предохранитель. Не думая об этикете и о том, что уж слишком фривольно ведёт себя с князем, Ратибор схватил его за запястье и отобрал револьвер. Впрочем, Серебряный и не думал сердиться. Он смотрел на всадника с торжествующей улыбкой:
- Вот и лукавишь ты, путник! Пистоля-то не заряжена! Не хочешь товарищей звать, дело твоё, но чего тень на плетень наводить?
- Дурень ты, хоть и князь, - всадник снял оружие с предохранителя, выбрал сухой сучок на стоящей шагах в тридцати берёзе. Прицелился. Выстрелил. Сучок разлетелся на мелкие щепки. – Видал? – обратился он к Серебряному. - А ты сомневался. Неужто я бы незнакомцу готовое к бою оружие передал? Ещё такому шустрому как ты?
- Колдовством тут попахивает, Никита Романович, - вставил очухавшийся Трошка. Впрочем, урок парень усвоил хорошо и держался подальше от всадника. - Надо бы этого молодца крестным знамением осенить, да поглядеть что получится. Может он из католиков или из татар, а может и ещё похуже….
- Цыц, холоп! - брови князя сошлись на переносице. - Будешь ты меня ещё учить! Распустились! Я в Москве быстро научу вас своего места держаться, да не совать нос в дела боярские! Иди-ка лучше помоги раненных перевязать, да конями займись! Передохнём здесь маленько…
Перспектива узнать своё место в Москве, похоже, не особо испугала Трошку. Однако спорить с князем не стал, отправился выполнять приказ. Но не суетливо и раболепно, а с достоинством и старанием. Всадник успел подметить, что и Михеич, и Трошка, и остальные воины служат своему князю ни за страх, а за совесть. Ратибору это понравилось - коли, воины своего начальника уважают не за должность, значит тот человек стоящий….
- Доверчивый ты, Никита Романович, - сказал напоследок Трошка. - Храбрости в тебе, что в том льве, а наивный хуже младенца. Если хоть половина весточек московских подтвердится – великий князь Иван Васильевич нам всем тёплое местечко сыщет. На дыбе.
- Иди, иди, умник! - отмахнулся Серебряный. - Выучил шельмеца грамоте на свою голову, - пояснил он Ратибору, - теперь считает себя первейшим моим советчиком…. Чудное у тебя оружие, мил человек, в каких краях-землях такое делают?
- Наследство, - ответил всадник. - От Древних мастеров досталось
- Это те, что до потопа были? - поинтересовался князь. – В писании мало что про те времена говорится, а уж про пистоли, вообще ни строчки. Я как-то разговорился с одним учёным жидом из Смоленска. Его не выслали, потому, как он креститься успел. Ну и…., - Серебряный вдруг хлопнул себя по лбу. – Ну и невежа я! Человек нас из беды выручил, а я ни имени, ни рода не спросил, точу лясы посреди дороги! Пожалуй к нашему костру, путник, отведай хлеб-соль. О себе поведай, что нужным сочтёшь..
- Спасибо, князь, - кивнул Ратибор. - Не откажусь от угощения. А представиться я должен был как раз в первую очередь. Что же, зовут меня Ратибор, родом я из Подлунного княжества, служил младшим командиром в отряде всадников.
- Всадник! - фыркнул держащий ухо востро Трошка. – Верхом на палке что ли скачешь?! - молодой воин уже расседлал коней, спутал им ноги, пустил пастись на ближайшей поляне. Сейчас он присоединился к суетящимся у костра товарищам, не забывая краем глаза приглядывать за своим доверчивым князем и подозрительным незнакомцем.
Ратибор сделал вид, что не заметил слов Трошки. Один раз парня на место поставил и хватит с него. Умный человек на лишнюю ссору нарываться не станет.. Всадник и князь подошли к костру, где воины уже крепили над огнём котелок с водой.
- Не обессудь, князь, каша снова с солониной, - сообщил Михеич. - Зря ты в той деревне, припасы не стал брать.
- Побойся бога, старик, - возразил Серебряный. - Они после тех опричников на пепелище остались, да ещё и мы последнее заберём. У нас вон сало есть, охотой перебьёмся, а там и до Москвы рукой подать.
- Охотой, - буркнул Михеич. - Мы драками всё зверьё в округе перепугали. Третий раз за два дня с душегубами схватываемся. В Ливонии и то спокойнее было.
- Твоя правда, - вздохнул князь. - Представляешь, Ратибор, как через границу перешли всё на каких-то воров натыкаемся. Первый раз схватились мы, когда тати на деревню напали. Нас тогда втрое больше было. Тяжёлая сеча завязалась, воры не выдержали, побежали. Атамана ихнего мы схватили. Так он, душегубец, царским слугой назвался – опричником. Я бы его и слушать не стал - перед смертью любой разбойник за кого угодно себя выдать готов - лишь бы шкуру спасти…. Да только народец-то из той деревеньки тоже его государевым человеком признал. Я бы и холопов тёмных не послушал, вздёрнул бы подлеца. Да Трошка влез – как бы не ошибиться, князь, может и вправду, не в своё дело мешаемся. Так и уболтал меня. Я тому вору на память спину плёткой расписал, да отпустил. Выехали мы из деревни, полдня минуло, снова на тех опричников натыкаемся. Опять все как один в серых кафтанах. К седлу собачьи головы да мётлы приторочены. И задумали воры двух мужиков вешать. Налетели мы. Выручили бедолаг….
- Те сами ватажниками оказались! - вставил Трошка. - А ещё говорят, ворон ворону глаз не выклюет!
- Цыц, сопля! – одёрнул его Михеич. – В лес не только душегубы и тати бегут. К нам бог милостив. Князь Никита Романович - человек милосердный да сердечный. А знаешь, как в других вотчинах боярин над нашим братом изгаляется? То-то! Тут поневоле кистень себе справишь, да к вольным людям лыжи навостришь!
- Оно конечно – князь наш не в пример другим…., - согласился Трошка. – Однако…
- Вы замолчите или нет?! - рассердился Серебряный. – Кашей займитесь лучше! Путник вон подумает, что мне холопы рот открыть не дозволяют!
- Что ты, князь! Господь с тобой, благодетель! - и Трошка, и Михеич с удвоенной энергией засуетились у закипающего котелка.
- Действительно… - обратился Серебряный к Ратибору.
- Извини, князь, - перебил его всадник, запустив руку в мешок. – Вот мясо, - он протянул Михеичу полбанки тушёнки.
- Латинянская? – старик смерил жестянку подозрительным взглядом.
- Нет, - ответил Ратибор, искренне надеясь, что Старко не приобретал товар, у неизвестного народа, произведения коего старик зарёкся брать в руки.
- Чудны дела твои, Господи, - прокряхтел Михеич, ковыряя ножом тушёнку. – Чего только люди не выдумают..
- Как бы колдовства не вышло… - прищурился Трошка.
- Ты видал хоть колдуна-то живого?! – усмехнулся расположившийся в тени куста рыжебородый воин. - Ты после того, как с тем монахом латинянином поболтал – в каждом пне ведьм да чародеев видишь. Надоел уже!
- Я вас упредил, - развёл руками Трошка.
***
Учёную дискуссию прекратил Михеич, одним движением вывалив содержимое банки в бьющий ключом кипяток.
- Славный дух идёт, - заявил он, принюхавшись к вареву. Потом достал из своего мешка солонину, отрезал четыре больших куска и бросил в котелок. – Теперь и навар будет, и вкус, - пробубнил он себе под нос. – У тебя – то как с запасами, парень? - обратился старик к Ратибору. - Мясо-то в общий котёл отдал, а в мешке твоём, погляжу, ветер гуляет, как у Трошки в голове.
- Авось не пропаду, - отмахнулся Ратибор.
- Из «авось», да «небось» пирогов не напечёшь, - Михеич разрезал ломоть солонины на две почти равные части. – Ты не против, Никита Романович?
- О чём толкуешь? - всплеснул руками князь. – Человек нас из беды выручил. Мы же не басурмане какие! Ты ещё потом Ратибору муки отсыпь, да пшена. Мы уж скоро дома будем. Оставь на пару переходов.
- Сделаю, князь.
- Да бросьте вы… – попытался, было возражать Ратибор.
- Ты, молодец, помалкивай, - строго произнёс Михеич. - Скромность, она в меру хороша. Ты чай не отшельник – духом святым питаться. Да и отшельники с пустым брюхом не молятся. Нет, нет, да и кинут чего-нибудь на зуб… Не зная как в твоих землях, а по нашему православному обычаю, положено с ближним своим последней коркой хлеба делиться… Или ты как татарин сала не ешь?
- Отчего же, - пожал плечами Ратибор. - Ем.
- Ну и нечего тогда кобениться. Народ-то как говорит? Бьют – беги, дают – бери. Слыхал про такое?
Ратибор понял, что отказом, обидит новых товарищей. Да и мешок, старикова правда, совсем опустел. Когда ещё доведётся в чужих местах провизией разжиться? Запас-то, он карман не тянет…
Между тем, Михеич сыпанул в бьющий ключом кипяток две гости пшена и горсть муки. Отмерил долю всадника, выудил из своего мешка кусок материи, разорвал, ловко соорудил два мешочка. Отдал Ратибору. Посолил варево – протянул всаднику мешочек поменьше, с солью. Опустил в подходящую кашу луковицу - по-братски разделил две оставшиеся… Всаднику стало совестно. Он собрал полученную провизию в мешок и отошёл в сторону. Не тут-то было! Игнорируя всякого рода возражения и отговорки, Михеич заставил Ратибора взять несколько щепоток пахучего порошка и пару высушенных ароматных листочков.
Пока, всадник пытался отклонить подарки расщедрившегося старика, подоспела каша. Трошка осторожно снял дымящийся котелок с костра и поставил на траву. Рассевшиеся вокруг воины достали из-за голенищ сапог ложки. Ратибор беспомощно стоял позади приготовившихся к трапезе товарищей. У него-то с собой никаких столовых приборов. Не лезть же в общий котёл руками.
- Молодо-зелено! - Михеич дёрнул себя за ус. – Пистоли-то басурманские ты себе подобрал. Палить из них наловчился. А вот ложкой не обзавёлся. Эээх! – старик снова полез в мешок. – На-ка! - он протянул всаднику деревянную ложку. – Себе оставь. Может, и помянешь потом в молитвах раба божьего, Прохора, сына Михеева.
-……молодцы-то те и вправду ватажниками оказались, - продолжал расска¬зывать Серебряный о приключениях небольшого отряда. - С атаманом ихним, с Ванькой Перстнем поручкаться довелось. Прав Михеич – не всяк, кто с кистенём на большую дорогу вышел – по порочности натуры своей сию жизнь избрал. Надо будет о том с государем потолковать… Ты ешь, Ратибор, на меня не смотри, - он заметил, что всадник отложил ложку.
- Я уже, - замахал руками Ратибор. - В долгом пути набитое брюхо хуже стёртых ног...
- Как знаешь… О чём это значит я…. Ах да, Ванька Перстень и сотова¬рищ его – дед Коршун, тоже твердить начали, что, мол, палачи их не¬удавшиеся, люди государевы – опричниками прозываются…. Нам-то в Ливонию разные слухи доходили. Был и такой, что Иван Васильевич, после смерти жены своей, нездоров стал на голову. Затмения, мол, с ним случаются. Именно в припадках безумных, он и знатнейшие семьи боярские смерти предать велел, и войско из подлого люда собрал, и страну им разорять позволил. Разное говаривали… Да только мы, вое¬воды московские, слова те на веру не брали. Католики – народ подлый, особо иезуиты, много всяких мерзостей о царе православном распространяют. Смущают духом слабых. Вот и князь Курбский им поверил…. Я же тех сплетен и слушать не хотел. Даже того, что вотчины мои государь в опричнину забрал, что невеста моя вот-вот замуж выйти должна. Враньё всё это. Поляки в честном бою нам проигрывают, вот и придумали такой подлый способ…
- Дыма без огня не бывает, князь, - заметил Трошка.
- Цыц! - рассердился Серебряный. - Как ты смеешь про свою будущую госпожу такие слова говаривать?!
- Не про госпожу я, - набычился молодой воин. – То дело твоё да её, меня мало касается. Я вообще: про опричников, про государя…..
- Вот оно – книг сатанинских чтение! - покачал головой Михеич. – Царя православного в безумстве и душегубстве обвинил. Гореть тебе в геенне огненной, Трошка, помяни моё слово!
- Поживём - увидим. И не мешай князю рассказывать.
- Благодарствую, что вспомнили, - Серебряный саркастически улыбнулся, даже ладонь прижал к левой стороне груди. - Хоть господину своему слово дозволяете молвить. Распустил я холопов, Ратибор, страшно сказать. Разве что ещё плёткой меня не угощают, да оброк не заставляют платить. Ну да ладно, на Москве, не больно разгуляются. Там мигом хвост прищемят… Я, как уже говаривал, слухи те мимо ушей пропускал. По-моему лучше один раз самому увидеть, чем сто раз чужие слова на веру принимать… Тут как раз польский король Баторий, мир с нами заключил. Я и отправился в родные края, чтобы посмотреть на всё своими глазами, да и суженую к венцу свести…..
- Ну и как? - спросил Ратибор.
- Чего как? - не понял князь.
- Какие впечатления?
- Ах, ты вот про что. Трудно пока определиться… Края здесь глухие. Народ тёмный. С опричниками уже сабли скрестить пришлось. Первый раз - в деревне. Треть отряда там потеряли. Второй раз, когда Ваньку Перстня спасли. Он нам тогда молодцев своих в помощь предлагал… Потому-то тебя за ватажника и приняли. Третий раз они на нас засаду устроили. Опять же тебе спасибо. Выручил. Чую я во всём обман великий. Кто-то хочет государя нашего очернить. Не верю я, что те опричники Ивану Васильевичу служат. Ведут себя как разбойники, трусливые опять же, да и знак-то у них басурманский – собачья голова с метлой. Разве под такими символами царю православному служить должно?
Возле костра воцарилась тишина. Каждый думал о своём. Ратибор – о краях, куда его занесло. Серебряный – о предстоящей женитьбе. Воины – о порядках на Родине, которую покинули десяток лет назад. Чем эти порядки обернутся для них, княжеских холопов, свыкшихся с походной вольницей. Государь ли с боярами будет ссориться, бояре ли промеж себя лаяться – всё одно, чубы-то у них, у простого люда трещать начнут….
- А ты, из каких краёв будешь, мил человек? – нарушил молчание Михеич. - Куда путь-дорогу держишь? Не бывал ли на Москве?
- Издалека я, - ответил Ратибор. - Москвы не видел. Про мои края вы вряд ли слыхали. Я из Подлунного княжества.
- Подлунное? - переспросил Серебряный. - Это где же такое?
- Там, - Ратибор неопределённо махнул рукой в юго-восточном направлении.
- Ну-ка, грамотей, покажи свои знания, - обратился князь к Трошке. – Какие страны у нас в той стороне?
- Казань и Астрахань наши, - наморщил лоб молодой воин. - На ногайца или крымца он вроде не похож. Коли севернее брать, там самоядь живёт, вогулы. Дальше говаривают великие леса да степи. Уж не оттуда ли ты родом?
- Степь я проходил… - начал Ратибор, он, вообще был неуверен, что Подлунное княжество, степные города и подземные лабиринты принадлежат этому Миру. – Но…
- Постой, путник! - Трошка походил в эту минуту на ухватившего след охотника. - Коли не врут учёные книги, то за степью раскинулось озеро великое – Китай прозывается. На том Китае проживают лукоморцы и чёрные люди, граничат они с муравьями, что золото добывают, и с царством, где у людей собачьи головы. Ещё в озере том есть племя рыболюдей. Чёрные люди от природы немые. Уж, не из лукоморцев ли ты?
- Может быть… - пожал плечами всадник, ему не хотелось разбираться в том, чего толком и сам не понимал.
- Однако по-нашему ты неплохо говоришь! - не унимался Трошка. – А правда, что чёрные люди всю зиму спят, а вы им товары свои возле берлог оставляете, потом по весне за золотом приходите?
Ратибор и слыхом, не слыхивал ни о каких лукоморцах, ни о чёрных людях, ни об озере Китай. Рассказывать же о подземных залах, о фиолетовых шарах и другом Мире всадник не собирался. Сам с трудом во всё это верил. Чего же от малознакомых людей требовать? Хорошо, если за сумасшедшего сочтут. А ну подумают - посмеяться решил или с умыслом их за нос водит? Пораскинув мозгами, всадник выбрал золотую середину.
- И у нас рассказывали о тех чудных местах, - Ратибор чувствовал себя человеком переходящим бездонную пропасть по тоненькой веточке. – Только Подлунное далеко от Китая расположено…. К северу…. Непроходимым лесом отгорожено…, - ляпнул он наугад, по кивку Трошки, понял, что не промахнулся. - Потому, редко кто из наших там бывал. Родину же я, навроде вас, давным-давно покинул. Да, по правде сказать, нет больше княжества. Получилась смута, - тут уж всаднику ничего выдумывать не приходилось. - Объявился самозванный князь. Собрал к себе всякий подлый люд, тех, кто на порядки в Подлунном зуб имели. Сговорился с наместниками провинций….. В общем, в решающей битве нам, княжеским всадникам пришлось отступить. Бунтовщики заняли столицу. Князя Яромира казнили. Моему наставнику и командиру удалось взорвать пороховые склады и отправить на тот свет большую часть разбойников, вместе с их предводителем. Однако княжество уже распалось… Я, единственный выживший из всадников, поклялся наказать чародея, начавшего смуту… Вот так и гоняюсь за ним по свету. Так и оказался в ваших краях….
- Ты хочешь сказать – колдун в нашем государстве обретается? - спросил Серебряный.
- По крайней мере, человек, видевший его в последний раз направил меня сюда, - ответил всадник. – Если я со следа не сбился, то Мериддин здесь побывал.
- Имя-то, какое поганое! - поморщился Михеи. - Как сей христопродавец выглядит? Может, и попадался на глаза в Ливонской земле? Там страсть, сколько всякой нечисти!
- С виду он дряхлый старик, - начал рассказывать Ратибор. – Одет в чёрный балахон, лицо укрывает капюшоном. Если же скинет его, то можно увидеть огромную лысину. Волосы лишь по краям остались, седые, до плеч. Бородёнка тоже седая, жидкая. Хотя, он чародей могучий, любое обличье может принять.
- Двигай на запад, парень, - уверенно произнёс Михеич. - Тамошние католические монахи все как один на того колдуна походят. В чёрных одёжках, у каждого плешь на макушке. Чародейством через одного занимаются. А уж кто к ворожбе неспособен – всё равно, подлец и христопродавец….
- А то среди наших монахов мало плешивых и подлых, - усмехнулся рыжебородый воин.
- Тьфу, на тебя, Митяй! - взвился старик. - После твоих речей, надо три дня молитвы очистительные читать, да святой водой окрапиться! Как только язык поварачивается речи богохульные молвить?! Старцев святых хаять?! Прижгут тебе язык-то сковородой горячей на том свете! Ох, прижгут!!!
- Зато тебе-то Никола-Угодник по правую руку место приготовил! - расхохотался рыжебородый. - Я, старче, - Митяй посерьёзнел, - после польского плена никакого пекла не страшусь. Тамошние черти и в подмётки не годятся костоломам пана Воловича…
- Сравнил мучения телесные с пыткой душевной, - сокрушённо покачал головой Михеич. – Это тебе, дурню, такие мысли Сатана нашёптывает. Да радуется, видя, как ты от Господа нашего отступаешься.
- Да ну тебя! - отмахнулся рыжебородый. – Никита Романович, прикажешь коней седлать, или здесь заночуем?
- Что? - встрепенулся князь. – Да…. Заночуем…., - после рассказа всадника, Серебряный задумался и только сейчас оторвался от своих мыслей. – Присоединяйся-ка к нам, Ратибор, - неожиданно предложил он. - Найдёшь ли ты своего колдуна в Ливонии, нет ли, это вилами по воде писано. А вот Москва - город огромный. Если сей чародей с той же стороны идёт, что и ты, то не мог он столицы нашей миновать. Я дивлюсь, как ты мимо проскочил… И купцы там со всех концов света, походишь, порасспрашиваешь... Присоединяйся.
- Даже не знаю, - предложение князя застало Ратибора врасплох. – Подумать надо….
- Верно, - согласился Серебряный. – Утро вечера мудренее. Мы завтра на рассвете выступим. Так что решай. Вместе-то и дорога короче покажется и от лихих людей легче отбиться.
- Я подумаю, князь, - пообещал всадник.
Небольшой отряд успокоился быстро. Князь распределил между людьми ночное дежурство. Ратибор хотел, было, вытребовать себе два часа караула, потом передумал. Народу достаточно и без него, а чужак, изъявивший желание бодрствовать, когда остальные спят, то есть оказываются в полной его власти, может вызвать подозрение. Не у князя, тот, похоже, упорно не хочет замечать дурных сторон человеческой натуры, а вот отношение любознательного Трошки или рассудительного Михеича к такой инициативе, предугадать нетрудно. К тому же, надо обдумать предложение Серебряного. Может действительно присоединиться к отряду? Добраться до неведомой Москвы…. Мериддин вряд ли устоял перед искушением напакостить в попавшемся на пути крупном городе… С другой стороны, повидавший жизнь Михеич, утверждал, что след чародея нужно искать в противоположенной стороне… Правда, у старика вообще какая-то странная неприязнь к тем краям. Голову сломишь, пока решишь, куда двигать!
«Сделаю так, - решил, наконец, всадник, - коли, с утра подует западный ветер - присоединюсь к князю. Восточный - пойду, куда старик указывал. Коли ни то, ни это вернусь назад и поищу ту нору, через которую меня шар из подземелья вытолкнул»….
Приняв решение, Ратибор спокойно уснул.
***
Проверить выигрышность придуманной лотереи ему не довелось. Среди ночи всадник почувствовал, как его кто-то тормошит за плечо. Ратибор открыл глаза.
- Тссссс! - он увидел лицо Трошки. - Разговор есть, чужеземец. Сейчас моя смена. Давай отойдём, чтобы других не будить.
- Давай отойдём, - Ратибор нехотя свернул плащ, которым укрывался и убрал его в мешок. Спать, скорее всего, больше не придётся. Серьёзные разговоры короткими не бывают.
- Тебе такие резы знакомы? – отойдя на приличное расстояние от спящих товарищей, Трошка сунул под нос Ратибору дощечку. Всадник различил в неясном свете затухающего костра, несколько рунических знаков.
- Покажи-ка, - он протянул руку, но Трошка спрятал деревянную пластину под рубаху.
- Не только покажу, отдам тебе в вечное пользование, коли, пообещаешь исполнить, о чём попрошу, - сообщил он.
- Хитёр ты, брат, - усмехнулся Ратибор. – Может, твои резы и не значат ничего, а ты потребуешь, чтобы я вон с той берёзы вниз головой сиганул. Не годится… Зря ты меня будил, - всадник сделал вид, что собирается вернуться на своё место.
- Постой! - Трошка схватил его за рукав рубахи. Всадник, прищурив левый глаз, посмотрел сначала на руку молодого воина, потом в лицо. Трошка предпочёл отпустить одежду Ратибора.
- Прощения прошу, - в его голосе послышалось смущение. - Только ошибаешься ты, чужеземец. Зачем мне тебя заставлять с дерева прыгать.
- Ну, ты человек грамотный. Книгочей. А вам порой такая фантазия в голову приходит, что не разберёшь - то ли от дурости, то ли от большого ума, - ответил всадник. - Вам обещания заранее давать, что на растревоженный улей без штанов садиться…. Да пожалуй, и в штанах опасно.
- Ничего я у тебя такого просить не собирался, - Трошка достал дощечку, протянул Ратибору. - На, забери! Ты без неё здесь пропадёшь. Только на Москву с нами не ходи. Христом Богом молю! Забирай пожитки свои и с богом. У тебя своя дорога, у нас своя!
- Чего же здесь такого особого? – Ратибор повертел пластинку в руках. - И почему ты вдруг от меня избавиться захотел? Темнишь, парень! Забирай, пожалуй, свою пластину, а я уж теперь точно никуда не уйду!
- Что же ты за упрямец?! – Трошка отстегнул с пояса кошель. – Возьми. Это моя доля в походе. Здесь польское золото, венгерское. Бери!
- Ого! – Ратибор сел на землю, прислонившись спиной к стволу берёзы. – Теперь я точно никуда не уйду. Если…., - он смерил Трошку взглядом. – Если ты мне сейчас же, как на духу, не расскажешь, почему это я должен пропасть без твоей дощечки и чем тебе так моё общество помешало?
- Зачем? Возьми золото и уходи… - попытался сопротивляться Трошка.
- Вроде ты парень грамотный, начитанный. Знаешь много, - вздохнул Ратибор. - Только и я не лаптем щи хлебаю. Краем уха, правда, но слыхал я, что знания подороже всякого богатства…. Так что, друг ситный, убирай-ка ты свой кошель, и просвети меня по всем интересующим вопросам… Тебе их повторить?
- Ты тогда уйдёшь? – поинтересовался Трошка.
- Обещать не буду, но вполне возможно, что да.. Всё зависит от того, насколько тебе удастся меня убедить.
- Чудно ты как - то заговорил, словно не по-русски вовсе…
- Нам ли, учёным людям, на такие пустяки внимание обращать. Ну, так будешь рассказывать?
- А куда от тебя денешься? - Трошка присел напротив. - Не зря я тебя сперва за ватажника принял… Повадки такие же.
Всадник пожал плечами:
- У всех свои слабости….
- Слабости…, - усмехнулся Трошка. – Давеча мне так кулаком съездил… Ладно, время мало. Может, помнишь, вечером говорили, что я в Ливонии с монахом одним познакомился? Смеялись ещё… Не помнишь? Ладно, не в том суть. Монах-то и не монах вовсе. Сам не ведаю кто.. Не латинянин, не наш, не татарин и не жид - это точно. Он ко мне-то подошёл, когда я свиток из горящего дома вытащил. Другие-то барахлишко спасали, а я значит грамоту старинную. Тут- то ко мне старик и подошёл….
- Как он выглядел? - насторожился Ратибор.
- Не думай, - покачал головой Трошка, - не твой супостат. У него и волосья на голове будь здоров и бородища до пояса. На наших попов чем-то похож…
- Книга у него с собой была? Толстая?
- В ней картинки, словно живые! – подхватил Трошка. - Откуда знаешь?
- Неважно! - отмахнулся всадник. – Что дальше было?
- Ох, не к добру мы с тобой столкнулись, - вздохнул молодой воин. - Не к добру. Чую…
- Хватит причитать! – оборвал Ратибор. – Рассказывай побыстрее и больше меня не увидишь. Слово всадника.
- Сомневаюсь я, что поможет это…- Трошка выглядел как человек идущий на плаху. - Ладно, всё по воле божьей случается.. Старик, тот, похвалил меня. Спросил, где грамоте обучался. Пригласил к себе на постоялый двор. Хочет, мол, поговорить с образованным отроком. Я вечером и навестил его. Старик рассказывать мастер. А знает столько, мне и не снилось. Говорил, что идёт из варяжской земли в Полесье. Там, мол, в самой чащобе, среди топей укрылись те, кто прадедову веру чтит, что до Владимира Святого была. Хотел он какие-то заветы тех Богов вызнать. Я не всё из речей его понял….. Потом книгу ту старик достал.… Словно из воздуха появилась…. Я, было, рот раскрыл, старик отмахнулся, давай листы переворачивать. А у меня туман в голове, словно сплю или там вина лишку хватил. Потом прояснилось… Всё вижу, всё слышу, всё понимаю, а двинуться или слово сказать не могу. Старик-то книгу листает, рассказывает про мою жизнь, всё тютелька в тютельку, даже то, что я по малолетству из княжеского погреба сметану таскал и купеческую дочку чести лишил, а сам на войну убёг… Мне уж казаться стало, что помер я, а старик этот – сам Святой Пётр. Дочитает сейчас все грехи мои и скинет в пекло… Старик, вправду, поглядел на меня строго и говорит:
- Войну ты закончишь без единой царапины. Отправишься домой с князем и может вам повстречаться по дороге чужестранец с незнакомым оружием. Если сей человек, произнесёт имя Мериддин, ты отдашь ему табличку с резами и передашь поклон от Всеведа. Коли не встретишь того человека, то по возвращении домой табличку сожжёшь, а пепел развеешь. Сейчас ты забудешь о нашем разговоре и не вспомнишь до назначенного часа…
Как только произнёс он последнее слово, я и очнулся. Потом, как ни в чём не бывало, проговорил с ним до поздней ночи... Сегодня вот вспомнил всё…. Может, пояснишь, в чём дело?
- Слыхал такую присказку: меньше знаешь – крепче спишь? - Ратибор почесал бровь. – Она к этому случаю в самый раз подходит… Хотя… Тот, кого ты встретил – мой наставник.
- Который склады взорвал? – удивился Трошка.
- Ты парень внимательный, - похвалил его всадник. – Глядишь, до больших чинов дослужишься, коли, сметану воровать перестанешь… Нет, Сиггурд обучал меня ратному делу. Он погиб при взрыве… У Всеведа я перенимал другую науку…
- Ворожбу?! - Трошка попятился.
- Назови так, если привычнее, - согласился Ратибор. - Чего ты шарахаешься, словно у меня хвост вырос?
- Ничего я и не шарахаюсь, - буркнул молодой воин, однако возвращаться на прежнее место не торопился.
- Ты вспомни, больше Всевед ничего передать не велел?
- Забудешь тут. Жил себе, не тужил, а сегодня, словно пыльным мешком по голове стуканули. Словно вчера всё случилось. Я тебе слово в слово тот разговор пересказал. Ничего кроме дощечки и поклона старик не передавал…. Да и про дощечку-то я только после заветного слова вспомнил. До того и не знал, что она у меня в мешке обретается.
- Отправить меня тоже Всевед велел?
- А ты на меня порчу не нашлёшь?
- Ну вот! - усмехнулся Ратибор. - Всё впечатление о себе испортил! Перехвалил я тебя, кажись.
- Так не нашлёшь?
- Даже если бы захотел – не смог бы. Не умею.
Трошка недоверчиво посмотрел на Ратибора:
- А чему же ты у колдуна учился!
- Девок привораживать и золото из камней делать! Не тяни время.
- Скажи, на милость! Ворожбу-то порой и на пользу можно использовать. Прости меня, Господи! - Трошка перекрестился.
- Шучу я! - от нетерпения Ратибор покусывал нижнюю губу. - Ничему я толком не выучился. Не успел. Рассказывай, почему меня спровадить решил? Уже светает скоро!
- За князя боюсь…
- Искусаю я его что ли?
- Хуже. До плахи доведёшь.
- Вот те на! Чего же во мне такого особого? - удивился Ратибор.
- Не наш ты, - просто ответил Трошка. - Не знаю я, в каких краях твоё княжество располагалось, да только чужим духом от тебя за версту прёт. Нечеловеческим каким-то, словно ты из-под земли вылез….
- Почти угадал, - усмехнулся всадник.
- ……. словно прикидываешься ты только обычным человеком, а настоящую личину твою, не приведи Господи увидеть…. Я с тем стариком то же самое чувствовал…. Здесь-то в глуши лесной это ничего… А появись ты в Москве? При тамошнем многолюдстве? Да вместе с князем? Ты-то наверняка вывернешься, а Никите Романовичу точно головы не сносить! И нам вместе с ним! Чую я, мы как границу миновали, сами на своей шее петельку затягиваем. Опричников князь сколь хочет, может ворами да обманщиками прозывать, только думается мне – на самом деле они люди государевы….. Разбойники себя так уверенно не ведут…. Никита Романович – он, что ребёнок малый: всех по себе меряет, не хочет и слушать, что с государем неладное….. А может перед нами, холопами не желает о царе православном слово плохое молвить…. Другие-то бояре да князья в разговорах промеж себя не стесняются….. Такое слышать доводилось - волосы дыбом встают. На нас же грехов, что дыр у нищего в кармане. Воевать-то воевали, а жидов не особо ретиво крестили. Князь семьи воевод польских казнить запрещал. На Родину вернулись - с опричниками сцепились… За всё это, ответ держать придётся. Да тут ты ещё - не то оборотень, не то колдун…. Пощади, чужестранец! - Трошка неожиданно бухнулся на колени. - Оставь нас! Может и удастся князю гнев царский смягчить, коли, тебя не будет! Спас ты наши жизни сегодня, так не губи завтра! За дружбу с колдуном пощады не будет! Что тебе проку в наших головах?! Век за тебя Бога молить буду!
- Положеньице…, - Ратибор почесал подбородок. - Да встань ты! - он взял Трошку за локоть и, не обращая внимания на сопротивление, поднял парня с колен. - Уйти-то не проблема, - продолжал всадник. - Только в какую сторону? Я же здесь ничего не знаю…. Надеялся в столице вашей присмотреться к народу, к обычаям. О Мериддине расспросить.
- Так дойдёшь ты до столицы! – принялся уверять его Трошка. - Прямо по этой дороге. Мы завтра снимемся, а ты пережди недельку и за нами следом….
- Пережди… На полянке, под берёзкой?
- Зачем же под берёзой? - Трошка был на седьмом небе от счастья, удостоверившись, что Ратибор собирается покинуть их отряд. - Ты не знаешь, конечно, но здесь места особые. Кто говорит святые, кто – колдовские. Много здесь всякого разного-необычного случалось… Возьмёшь от нашей поляны строго на север - выйдешь к землянке отшельника Филимона. Он всем приют даёт – и зверю, и человеку. Каждому божьему созданию помочь готов. Ой, - парень испуганно посмотрел на всадника. – А тебе можно со святым старцем под одной крышей находиться?
- А кто же мне запретит?
- Ну, говорят - ведуны договор особый с дьяволом заключают..
- Не мели всякой чепухи! - разозлился всадник. - Значит строго на север?
- Строго, строго! - закивал Трошка. - Не собьёшься. К Филимону тропка выведет. К нему народ из самых дальних далей приезжает. Грехи просит замолить. Переждёшь у него, и айда на Москву! Там, глядишь, и князь наш у царя прощение вымолит. Тогда милости просим в гости…
- Вряд ли князь меня вообще захочет видеть, после того, как я среди ночи сбежал, даже не простившись. Словно тать.
- Захочет, захочет. Я скажу, что тебе видение особое было, или там голоса с небес.
- Лучше не надо, - поморщился Ратибор, - а то и впрямь за колдуна примут. Передай князю поклон и скажи, что я о неотложном деле вспомнил. Потому и ушёл.
- Всё передам. Слово в слово, - заверил его Трошка.
- Ладно. Будь здоров, - всадник протянул парню руку. Молодой воин осторожно пожал ладонь всадника. Когда Ратибор исчез в темноте, из груди Трошки вырвался вздох облегчения. Он несколько раз торопливо перекрестился.
- Слава тебе, Господи! - прошептал парень, вглядываясь в темноту. Он опасался, что странный чужеземец может в любую минуту передумать и вернуться обратно. - Спасла, Царица Небесная. Никак нельзя было нашему блаженному князю с этим ведуном дружбу водить. Своих забот полон рот! Хорошо ещё, что никто окромя меня не заметил, как схож тот Мериддин с государем… Каким он после смерти жены своей стал… Царство ей Небесное! Но я рот на замок! И чтобы еще, с какими чужеземцами разговоры вести! Ни-ни! Прав этот с пистолями: меньше знаешь – крепче спишь! Пусть теперь свои побасенки старцу Филимону рассказывает…. Отшельник человек святой, ему сатанинские проделки не страшны….
***
То ли Трошка бессовестно обманул, то ли сам всадник, путешествуя по степи и подземным залам, отвык от леса - так или иначе, но землянки отшельника Ратибор не нашёл. Попытался, выйти назад, к дороге, не тут-то было. И дорога, и поляна, на коей заночевал князь с отрядом, словно сквозь землю провалились. Ратибор мог поклясться, что он шёл строго на север, когда отчаялся найти землянку отшельника, повернул назад. И вот получите - заблудился! Что-то здесь не то…. Даже лес неожиданно изменился. Место светлого березняка заняли шепчущийся осинник и заросли орешника. Всадник прилагал титанические усилия, чтобы выйти к месту, где повстречался с Серебряным, но всё было напрасно – неведомая сила сбивала Ратибора с пути, заставляя идти неизвестно куда.
Дальше больше - почва под ногами становилась влажной, следы от сапог моментально заполнялись тёмной жижей, несколько раз всадник натыкался на обширные участки, где деревья мучительно умирали стоя в болотной покрытой ядовито-зелёной ряской воде, задыхаясь в клоках белёсой липкой паутины.
Ратибор сначала поворачивался спиной к гиблому месту, делал заметку на поражённом недугом стволе и шёл прочь. Всадник несколько раз пытался подобным образом избавиться от наваждения – результат оставался неизменным: Ратибор делал круг и выходил на прежнее место. Это чем-то напоминало недавнее блуждание по степи… Ладно, там сам виноват - а здесь? Странное совпадение…..
Упорство - штука хорошая, если конечно не перерастает в упрямство. Всадник решил так, в пятый или шестой раз пройдясь по кругу. Если кто-то или что-то направляет его куда-то, почему же не пойти и не посмотреть? Сопротивляться - только силы терять… Это как в речном водовороте - хочешь спастись, перестань барахтаться, сделай вид, что сдаёшься, а когда затянет в самый омут, тогда уж не зевай.
Ратибор продвигался по краю болота. Несколько раз переходил узкие места по изрядно подгнившим гатям. Уже хорошо - кто-то же их построил, пусть и давным-давно…. Всадник был рад и этим, доживающим свой век признакам людей.
По правде, говоря, Ратибор не особо уютно чувствовал себя в обществе лупоглазых лягушек (о существовании скачущих тварей размером с кошку он даже не подозревал) и поднимающихся со дна зловонных пузырей. Особенно жутко было по ночам. Сидя на выбранном островке, то и дело подкидывая отсыревшие дрова в готовый вот-вот загаснуть костёр, слушая мерзкое верещание огромных лягушек, всадник старался не думать, какие чудовища могут подняться из недр трясины…
Конечно, ни каком отдыхе, не могло и речи. Днём всадник брёл, выбирая сухие места (жидкая грязь даже до колен не доходила), ночью хватался за револьверы, заслышав треск падающего дерева, плеск крупного тела или вздохи трясины. Кожу Ратибора покрыла корка грязи, одежда пахла тиной и гнилью, щёки ввалились, а зловонной водой не пропитались разве что кости. Порой всаднику начинало казаться, что у него растут перепонки между пальцев, глаза вылезают на лоб, что он начнёт скакать и квакать, подобно всем обитателям проклятого болота.
Трясина кончилась неожиданно. Ещё накануне, едва отыскав надёжный клочок земли, заварив из насквозь пропитавшихся водой запасов нечто напоминающее по вкусу болотную тину, Ратибор провёл ночь то, ожидая нападения болотных тварей, то, прикидывая, как вскоре ему придётся пить гнилую воду и охотиться на лягушек. Если конечно сперва они не вздумают закусить двуногим пришельцем…. При их размерах подобные опасения вовсе не казались беспочвенными.
На рассвете болото окуталось молочно-белым туманом. Дело привычное – паутина, попадающаяся на каждом шагу гораздо хуже. Ратибор терпеливо ждал, когда рассеется пелена тумана. Пробираться по трясине при такой видимости чистой воды безумие. Обычно туман нехотя покидал покрытое чёрной водой пространство, цеплялся за каждую полусгнившую ветку, за каждый уродливый сучок. Однажды Ратибору пришлось ждать, чуть ли не до полудня, чтобы продолжить путь.
Наступившее утро приятно порадовало всадника. Молочно-белая пелена рассеялась моментально: буквально минуту назад, Ратибор не мог увидеть, что происходит на расстоянии вытянутой руки, и вот…. Воздух прозрачен и свеж! Всадник вдохнул полной грудью. Привыкшие к ядовитым испарениям лёгкие, первыми поняли произошедшие изменения - всадник не почувствовал ставшей привычной тошноты, которую вызывал каждый глоток болотного воздуха, горло не обожгло порцией газа, что поднимался со дна болота…..
Глаза всадника, одуревшего от бессонных ночей, смеси гниющих деревьев и ядовитых испарений, лупоглазых взглядов гигантских лягушек, настойчиво пытались доказать воспалённому сознанию, что никакого болота больше нет! Ратибор застыл на месте - не осталось ничего, что ещё вчера наводило тоску. Обезображенные гниением деревья, изумрудная ряска, чёрная вода и неведомые чудовища из трясины исчезли вместе с туманом. Молочная пелена, поспешно отступая под натиском солнечных лучей, прихватила с собой, столь дорогих для её призрачного сердца зловонную жижу и неправдоподобно крупных жаб. Куда они ушли? Вот это Ратибора волновало меньше всего! Всадник в данный момент вообще вряд ли мог чем-то интересоваться.
Челюсть Ратибора отвалилась, руки непроизвольно разошлись в стороны, глаза вылезли на лоб и мало чем отличались от очей животных, коих ещё вчера всадник собирался употреблять в пищу… Если бы конечно, гигантские лягушки, не опередили человека…..
Всадник застыл в нелепой позе, на берегу прекрасного лесного озера. Если бы, какой - нибудь любитель рыбной ловли или грибник вышли бы сейчас из-за деревьев, то случилось бы одно из двух. Увидевший Ратибора человек либо хохотал бы до истерики, потому как, всадник чем-то напоминал гуляку, дней десять назад переступившего порог пивнушки, измерившего все окрестные лужи и теперь с удивлением взиравшего, что Мир, бессовестно игнорируя раскалывающуюся голову и опустошенные карманы несчастного, всё ещё не сдвинулся с места….
С другой стороны, человек менее ироничного склада характера мог испугаться до полусмерти. Вышедший из внезапно сгинувшего болота всадник не менее чем на запойного гуляку, походил на лешего или ещё какую скрывающуюся в чащобе нечисть….
К счастью этим ранним утром никто из леса так и не вышел. Ратибор, не закрыв рот, не изменив позы, простоял на берегу озера не меньше часа. Он смотрел на яркое солнце, которое уже привык видеть лишь сквозь слои паутины, на непривычно жизнерадостные и покрытые листвой деревья, на прозрачную воду, на серебристых уклеек, на колышущийся камыш… Смотрел и не верил своим глазам.
Первая мысль - сон. Всадник не отважился ущипнуть себя. Так не хотелось проснуться и оказаться в мутном сердце трясины… Оса, решившая исследовать участок не покрытой грязью кожи, доказала Ратибору реальность происходящего… Осы во сне так не кусаются! По крайней мере, опухоли не остаётся…..
Всадник встрепенулся, согнал полосатую разбойницу с руки. Почесал укушенное место. Мираж! Вот в чём дело! Бывают степные, про морские слыхал… Чем же болото хуже?! Ратибор зажмурился, помотал головой. Не открывая глаз, пошёл на морок… По идее, видение должно сгинуть.
Вьющаяся трава под его ногами, исчезать не захотела. Сапог уцепился за коварную плеть, и всадник плюхнулся в озеро. Сразу же вынырнул, отплёвываясь попавшей в рот водой. Не хватало ещё болотной жижи наглотаться! Открыв глаза, всадник увидел то, чего больше всего боялся. Он стоял по пояс в чистейшей воде, в шаге от берега. Поднятый его падением песок со дна, нехотя возвращался на законное место. Был, правда, лёгкий запах тины, он исходил от одежды всадника. Встретив чистую воду, одежда Ратибора старалась как можно скорее избавиться если не от зловонных ароматов, то хотя бы от корки грязи….
Выбравшись на берег, всадник опустился на траву и обхватил голову руками. На глаза навернулись слёзы, к горлу подступил комок. Ратибор понял, что сошёл с ума…. В Красограде, рядом с базаром, обретался полоумный Фомка. Парень здоровый, а голова дырявая. Имени собственного не помнил. Сопли вытирать забывал. Зато про видения свои, да фантазии каждому норовил рассказать. Бурчал что-то невразумительное, слюной брызгал. Кто-то пытался дурачка выслушать, кто-то гнал в три шеи.. Ратибор время от времени, дарил ему медную монетку… Одними видениями-то сыт не будешь. Фомка вытирал сопли рукавом рубахи, важно кивал и старался что-то рассказать всаднику о чудесных садах и розовых горах. Ратибор несколько раз пытался выслушивать построенные наполовину из бессвязного бормотания и нечленораздельного мычания истории. Потом махнул рукой, старался всеми правдами и неправдами избегать одному ему понятных рассказов дурачка, о приходящих опять к нему же видениях…
И вот теперь сам таким стал! Но Фомке-то проще – он с рождения... К тому же не среди леса жил. В городе. Там пусть трое затрещинами наградят, зато может четвёртый краюху хлеба даст. А вот как теперь быть ему, Ратибору, когда в голове что-то произошло и он видит то, чего на самом деле нет….
Всадник так и сидел, обхватив голову руками. Было страшно поднять глаза и снова увидеть не известно, откуда возникшее озеро. Такое красивое и приветливое, что поневоле охватывает дрожь. Прошло немало времени. Припекало. Ратибор старался не обращать на это внимания. Всё морок и обман - на самом деле он сидит посреди трясины и дышит ядовитыми газами….
***
- Ратибор, как долго я тебя ждала! - всадник попытался зажать уши, но руки отказались повиноваться. Сам того, не желая, он поднял голову. Глянул на озеро, в направлении голоса. Голоса, который был для него самым дорогим на свете. Голоса, который не должен звучать. По крайней мере, в мире живых.
Она стояла шагах в ста от берега. В простой холщовой рубахе. Ткань намокла и прилипла к коже, до мельчайших подробностей повторяя изгибы тела. Солнечные лучи запутались в облаке золотистых волос, заставляя их сиять каким-то особым светом, от которого сердце Ратибора начинало биться сильнее. Этот же самый свет придавал неповторимый блеск зелёным смеющимся глазам и превращал каждую веснушку на вздёрнутом носике в крохотное солнышко. Пухлые губы девушки (завистливые боярские дочки твердили, что это лишь дорогая помада) тронула лёгкая улыбка.
- Откуда же ты вылез? Хорош жених! - она рассмеялась. Ратибору показалось, что одновременно зазвенело множество маленьких серебряных колокольчиков.
- Злата? - звук, вырвавшийся из горла всадника, был похож на нечто среднее между шипением рассерженной змеи и кашлем старого простуженного пса.
- А кого ты хотел ещё увидеть? – тонкие, похожие на взмах стрижиного крыла брови сошлись к переносице, девушка погрозила Ратибору тонким пальчиком. - Смотри у меня!
- Ты же….., - последнее слово никак не хотело срываться с губ всадника.
- Ты не рад мне? - глаза Златы наполнились слезами.
- ….. мертва! - выпалил Ратибор.
- Вот как?! - щёки девушки вспыхнули румянцем. - Прощай!
Злата развернулась (мокрая ткань вероломно повторила каждый изгиб прекрасного юного тела) и по колено в воде побрела к противоположенному берегу.
- Стой! – всадник прыгнул в воду и бросился вслед за возлюбленной.
- Иди ко мне, Ратибор, - Злата словно и не собиралась уходить. Она снова улыбалась, протягивая руки к всаднику.
Как она выжила, как попала сюда, мелькнуло у всадника. Вода доходила ему до пояса. Испуганные мальки крошечными молниями улетали в тёмную глубь озера. Подальше от не замечающего ничего всадника. Вода у груди. У подбородка. Дно ушло из - под ног. Ратибор поплыл. Почему Злата посреди озера, почему вода ей только по колено, подумал всадник и тут же забыл. Он уже не хотел думать ни о чём кроме протянутых к нему девичьих рук и пьянящего взгляда зелёных глаз. Последнее что помнил всадник, это манящая улыбка Златы, вдруг обернулась хищным оскалом, а на вороте его рубахи сомкнулись цепкие пальцы….
***
Зеленоватая пузырящаяся пелена давила на глаза. Грудь налилась свинцом. Нужно во что бы то ни стало вздохнуть. Человек не может не дышать. Свинец, наполнивший тело изнутри не позволяет сделать даже крошечного глотка воздуха. Зелёная пелена окрашивается алыми и оранжевыми бликами. Лёгкие бьются о грудную клетку, в надежде вырваться наружу, к воздуху. Но им не проломить свинцового щита.. Похоже, это конец!
В это мгновение на грудь всадника словно обрушился кузнечный молот. Плотная масса, упиравшаяся в рёбра, дрогнула, сдвинулась с места и устремилась куда-то вверх, обдирая горло и язык… Ратибор стоял на четвереньках, исторгая из себя озёрную воду. Никогда бы не поверил, что в человека может влезть столько. Всаднику казалось, что через его рот, нос, даже, наверное, уши, выплеснулись целые потоки, а в животе всё ещё ощущается вызывающее тошноту бульканье, лёгкие раздирает мерзкий кашель.
Наконец, Ратибору хотелось на это надеяться, организм избавился от последней капли. Обессиленный всадник упал лицом в траву.
- Училась топить, а в первый раз с человеком встретилась - спасать пришлось, - услышал он девичий голос. - Невезучая я!
***
Ратибор перевернулся на спину, преодолевая слабость и головокружение, занял сидячее положение. Зеленоватая пелена стоявшая перед глазами нехотя расступилась, всадник увидел обладательницу голоса. На стволе склонившейся к воде берёзы сидела прекрасная девушка. Всадник смутно помнил случившиеся с ним до того, как начал тонуть. Болото исчезло, озеро, какие-то давние воспоминания, он зачем-то лезет в воду…. Всё - дальше зелёная пелена.
- Ты кто? – голос у Ратибора был тихим, почти шёпот.
- Вот так - так! - незнакомка всплеснула руками. - Сперва бросился сломя голову к беззащитной девушке, а теперь не узнаёт! – она игриво повела плечами. – Вы люди всегда так – поначалу обниматься лезете, а потом имя спрашиваете?
Ратибор вспомнил всё, мороз пробежал по коже всадника. На всякий случай он отодвинулся подальше от кромки воды.
- Ага, припоминать начал, ухажёр! - на прекрасном лице появилась ухмылка. - Что дальше делать будем?
Всаднику стало жутко. Его собеседница была красива. Нечеловечески, губительно красива. Ни в её лице, ни в фигуре не было ни малейшего изъяна. Её внешность и грация пленяла и подчиняла себе. Ратибор смотрел на светлые, почти белые волосы, украшенные озёрной лилией, на постоянно меняющие цвет огромные глаза, на правильные черты бледного лица, на сделанное из рыбьей чешуи платье, не скрывающее фигуры, а наоборот подчёркивающее все её достоинства. Он смотрел, и ему становилось страшно. Красавица напоминала ему чем-то тигра, которым можно любоваться часами, но только в том случае, если прекрасного хищника отделяет крепкая решётка.
- Ладно, - красавица изящно повела рукой. По чудной чешуйчатой ткани пробежали солнечные блики. – Пошутили и будет.
Наваждения как не бывало, Ратибор увидел, что за сводящей с ума внешностью скрывается недоступная человеческому сознанию вселенская тьма и превращающий кровь в лёд холод.
- Повезло тебе, смертный. Приказывай!
- Кто ты?
- Вот тебе на! Так ты не знал, кого из воды тянул? – незнакомка вздохнула. - Ну почему я такая невезучая?! – огромные глаза потемнели, по бледной щеке скатилась слеза. - Озеро мне попалось захолустное, уж и забыла, когда в последний раз обычного человека видела! Сёстры давно себе женихов выбрали, а я всё в вековухах! Наконец появляется смертный - я уж обрадовалась….. и надо же, сперва на иголку напоролась, потом талисманы твои увидела. Ладно, думаю, парень не промах, с таким и к людям пойти можно. Спасаю его, а он ни сном, ни духом! Ну, за что мне такое? - девушка всхлипнула.
- Постой! - Ратибор потёр виски. – О чём ты? Какие женихи? Какие талисманы? Какие иголки? Кто ты?
- Ты действительно не притворяешься? – незнакомка вытерла слёзы и смерила всадника подозрительным взглядом.
Ратибор замотал головой.
- Озёрница я, - из груди девушки вырвался скорбный вздох. - По-вашему, по-людски - мавка или русалка. Зовут меня….., - она пристально посмотрела на Ратибора. - Поклянись, что не воспользуешься моим именем против меня!
- Честное слово, - автоматически произнёс всадник.
- Ну, хитёр! - рассмеялась озёрница. - На талисмане клянись!
- На каком талисмане?!
- На любом.
- Да где я тебе его возьму?!
Девушка наградила Ратибора недоверчивым взглядом.
- Похоже, ты и вправду не знаешь… Иголку ты в воротник тоже случайно воткнул.
- Почему случайно? – удивился всадник. – В дальней дороге без иголки нельзя. Заштопать, что либо или занозу вытащить…
- Ну и ну! Думала, удальца спасаю – оказалось, сама себя обманула! Один талисман у тебя на шее, другой в кармане. Дощечка с рунами.
Ратибор нащупал серебряный молоточек, достал полученную от Трошки дощечку.
- Эти?
- Эти, - вздохнула озёрница. – Ну, так клянёшься?
- Клянусь, - пожал плечами Ратибор. Для убедительности даже чмокнул дощечку. – Так?
- Так, - кивнула девушка. - Теперь ты не причинишь мне вреда, даже зная моё имя. Зовут меня Кувшинка. Я младшая дочь Велеса.
- Очень приятно, - кивнул всадник. – Я Ратибор. Впрочем, это ты уже знаешь.
- Откуда?
- Ты же меня звала по имени, когда в озеро завлекала.
Кувшинка рассмеялась:
- Так это ты сам себя звал. Я только помогла оживить самые дорогие для тебя образы и слова. А ты, кстати, что видел?
- Неважно, - всадник уже не думал о собственном безумии. Теперь даже такая возможность казалась ему гораздо привлекательнее происходящего в действительности. Похоже, покинув пивнушку Дола, он впутался во что-то таинственное, малопонятное и, безусловно, опасное. То, что он до сих пор оставался в живых, было невероятной удачей….. или заступничеством талисманов, о коих твердит озёрница.
- Выходит, ты не называла меня Ратибором? – уточнил всадник. – Никем ни прикидывалась? Просто выуживала у меня в голове всякие образы и оживляла. Даже не вникая…. Как у тебя такое получается?
- Откуда я знаю, - пожала плечами Кувшинка. - Получается и всё тут. А ты смелый – второй раз своё имя произносишь. Надо осторожнее быть. Мой отец не любит, когда нас смертные уводят.
- Я твоего папаши не боюсь, - буркнул всадник. – И тебя никуда уводить не собираюсь.
- Как это? - Кувшинка захлопала длинными ресницами. - Ты же меня на берег вытащил, железом коснулся. Ты теперь мой жених, а я обязана исполнять любое твоё желание.
- Бред какой-то, - поморщился Ратибор. – По-моему, ни я тебя на берег тащил, а ты меня на дно. Но даже, если и ошибаюсь я: пусть, по-твоему, будет – всё равно поводов для женитьбы нет. Мало ли кто что на берег вытащит?
- Я ни что, а дочь Велеса! - Кувшинка обиженно задрала подбородок. – Не смей так со мной разговаривать!
- Ишь ты! – присвистнул Ратибор. - Ты значит, у меня без разбора в мыслях копаться. Подленькие ловушки устраивать, а я на тебе женись, да ещё и рот на замке держи?! Потому что ты дочь какого-то там Велеса. Плевать я на него хотел!
Девушка смотрела на всадника широко распахнутыми глазами, удивлённо приоткрыв рот. Знай наших! Ратибор, не обращая внимания на слабость, поднялся на ноги, сложил руки на груди и бросил в сторону озёрницы взгляд победителя. Смеяться над собой он никому не позволит!
- Только бы тебя отец не услышал, - прошептала Кувшинка. - Кто бы из Богов тебе не помогал, но здесь вотчина отца. Даже Перун тебя не выручит.
- Да кто он такой – твой отец? - рассердился всадник. - Великий князь? Непобедимый герой? Или, ха-ха, бог?
- Бог, - произнесла озёрница тоном, который исключал даже намёк на лукавство. - Властитель всего живого.
- Всего-навсего…., - усмехнулся Ратибор, но не из недоверия, а из желания хотя бы что-то сказать.
- Нет, - серьёзно ответила девушка. – Он ещё охотникам покровительствует, ремесленникам и торговцам, а так же хранитель знаний и мудрости.
- Не многовато?
- А что поделаешь? Большинство Богов в Вирии обретаются, поближе к Роду. Некоторым и делать порой нечего, однако всё равно держатся за небесный свод. На Землю-то лишь отец да Ящер польстились, вот и приходится им на двоих делить обязанности, кои другим скучными или недостойными Богов показались.
Ратибор смотрел на девушку, пытаясь заметить в её глазах хотя бы искорку насмешки или тень издевательства в голосе. Ни того, ни другого не было. Похоже, Кувшинка говорила правду, по крайней мере, то, во что сама верила.
- А ты разве не слыхал о Велесе – скотьем боге? – нарушила молчание озёрница.
Всадник покачал головой.
- Чудно…., - протянула Кувшинка. - Может ты из очень далёких земель. Хотя подруги мои, берегини – Сртибоговы дочери по всему Белому Свету летают…. Они бы рассказали о таких диких землях.
- Слушай, а может, врёшь ты всё? – встрепенулся Ратибор. – Дуришь мне голову, как в прошлый раз. Тогда утопить меня хотела, теперь ещё что-то задумала…. Какие-то боги, берегини, талисманы? Может схватить тебя за белую ручку, да оттаскать за космы, чтобы дури поубавилась?!
- Зачем мне врать? – пожала плечами озёрница. – Ты же теперь мой суженый! Хотя сёстры, вернувшиеся от людей, говорили, что у вас принято жён бить…. Что же воля твоя, - она покорно склонила голову.
- Прекрати! – застонал всадник. - Какая воля?! Какая жена?! Ты можешь объяснить, что происходит? Почему я в озеро зашёл холостым, а когда ты меня чуть не утопила – превратился в жениха?!
- Это ты мне голову морочишь! – поджала губы Кувшинка. – Зачем тогда меня обманом на берег вытащил? – огромные глаза снова потемнели и наполнились слезами. – Надо мной теперь все сёстры смеяться будут! Не смогла смертного заманить - сама попалась. А он теперь ещё и признавать не хочет! – красивое личико скривилось в плаксивой гримасе. Через мгновение озёрница посветлела( Ратибор заметил, что она вообще не способна подолгу грустить) - А может, - в ставших прозрачно-голубыми глазах мелькнул лучик надежды, - ты действительно варвар из дальних земель? Тогда откуда у тебя талисманы? Кто тебе рассказал, как нас озёрниц обхитрить?
Ратибор понял, что этот разговор глухого с немым ни к чему не приведёт. Он, молча подошёл к кромке воды. Глянул на противоположенный берег. Походный мешок чётко выделялся на изумрудной траве. Хочешь, не хочешь, а плыть назад придётся. Взять мешок да подальше от этой непонятно что лепечущей девки. Тяжело вздохнув, Ратибор вошёл в воду. Обернулся к Кувшинке.
- Попробуешь меня снова утопить – истыкаю иголкой, шибану по башке талисманами и ещё по имени обзову! Ясно? – пригрозил он. Раз девчонка так всего этого боится, можно попробовать держать её в узде хотя бы такими – пустыми, по мнению всадника - карами.
- А ты куда! – поинтересовалась Кувшинка.
- Мешок-то мой сам озеро не переплывёт… - буркнул Ратибор. – По твоей милости, между прочим, про него забыл.
- Тебе нужен тот грязный куль? – уточнила девушка.
Всадник кивнул. Обидно, конечно, но против правды не попрёшь. После блужданий по болоту, замечательный сшитый из толстой кожи тюленя походный мешок превратился в нечто бесформенное и пропитанное грязью.
- Я сейчас! – Ратибор и глазом не успел моргнуть, как стройное девичье тело соскользнуло со склонённого дерева в озеро. Без малейшего всплеска! Даже волны почти не было! Всадник только заметил, как в глубине сверкнуло серебряной молнией чешуйчатое платье.
Через минуту девушка протягивала Ратибору походный мешок. Всадник как ни старался, так и не смог заметить, когда она вышла на противоположенном берегу и забрала его имущество.
- Держи свой куль, - Кувшинка торжествующе улыбалась. – Ты доволен?
Ничего, не ответив, Ратибор распустил узел на горловине. Высыпал содержимое на траву. Схватил широкий длинный пояс из промасленной кожи. Расстегнул потайные замочки. Кувшинка ойкнула – пояс оказался с секретом. Ратибор разложил его подобно свёрнутому пергаменту.
- Нет, ты всё-таки хитрец, каких поискать, - произнесла она, заглядывая через плечо всадника. – Надо же такое придумать!
- Ничего я не придумывал, - отмахнулся тот, ощупывая содержимое многочисленных кармашков. – Кажись, ничего не промокло! – облегчённо вздохнул он через. – Такая штука у каждого всадника была, - пояснил Ратибор удивлённой озёрнице. – Заряды хранить, маслёнку, огниво.
Всадник проверил оставшиеся вещи. Всё не так уж плохо. Просушить на солнышке, и порядок. Но вот на мерзкую кучку того, что когда-то называлось мукой, крупой и салом смотреть не хотелось. Одно воспоминание о гадостной смеси, которую одурманенный болотными газами путешественник употреблял последнее время, вызывал приступ тошноты.
- Придётся пока поголодать, - предупредил себя Ратибор, закапывая испорченную провизию в песок.
- Ты голоден? – спросила Кувшинка.
- Не знаю, как дочери богов, - всадник почувствовал раздражение, - а мы, простые люди, кроме того, что с кулаками за жёнами гоняемся, иногда ещё и поесть не прочь. Есть у нас такая слабость.
- Подожди, - девушка исчезла в озере так же стремительно и бесшумно, как и в первый раз.
Появилась она гораздо позже.
- Заждался? – Ратибор затруднялся определить, что было шире – улыбка на бледных губах или пространство расступившейся перед стройными ногами воды. – Пришлось хорошенько порыться в кладовках.
Изящным движением Кувшинка раскинула на траве расшитую скатерть.
- Стоило, какую - то тряпку искать?! - буркнул Ратибор. – Была бы еда, а без подстилки……, - всадник больше не смог сказать ни слова - на узорчатой ткани одно за другим, прямо из воздуха, возникли дымящиеся яства. Ратибор, глотая слюну, наблюдал, как к его ногам упал жареный поросёнок с яблоком во рту, ароматный пирог, из недр коего выглядывала зубастая пасть щуки, соблазнительно, бесстыдно, с ума сводяще, благоухающий котелок с маслянистым бульоном из которого выныривали рачьи панцири и кружочки аккуратно порезанных грибов.
- Приятного аппетита, - улыбнулась озёрница, когда на скатерти появился запотевший кувшин свежесваренного пива.
- Не отравишь? – Ратибор уже вгрызся в свиную ногу. Нежное мясо таяло во рту, сок брызнул на скатерть.
- Дурень! – Кувшинка отвернулась.
- Шучу, - прошамкал всадник, разламывая пирог. Убийственный дух свежего хлеба и жареной рыбы, ударил в ноздри, приятно согрел пищевод и вторгся в желудок, заставляя поросёнка потесниться.
Пирог исчез так же молниеносно, как и поросёнок. Ратибор погрузил деревянную ложку – подарок Михеича – в ароматное варево.
- А ты никак постишься, - обратился он, к озёрнице, хрустя рачьим панцирем и пытаясь подцепить скользкий разварившийся боровичок. – Ты гляди – я за последнее время одичал – всё сожру и не покраснею! Не зевай!
- Я это не ем, - ответила озёрница.
- А что же ещё есть, кроме этого?
- Утренний туман, цветочный запах, озёрную влагу, страсть возлюбленного.…
Ратибор в это самое мгновение поднёс кувшин к губам. Сделал глоток. Холодное, сводящее судорогой зубы и приятно обжигающее нёбо, терпкое пиво, предвещало неземное блаженство. После слов девушки, всадник поперхнулся напитком, коим не брезгуют и Боги. Пиво попало не в то горло, всадник закашляляся. Задыхаясь и ударяя в грудь левой рукой, он все- таки умудрился поставить кувшин на скатерть.
- Вообще ничего не ешь? – спросил он, переведя дух.
- Ем.
- Да с той ерунды и букашка лапы передвигать не будет!
- Все смертные так думают…
- Так ты действительно….. Хотя….. Скатерть чудная…. Папаша твой и вправду Бог? - после сытного обеда мысли Ратибора стали тяжёлыми и малоподвижными, как в принципе и он сам. – Самый настоящий?
- О Род создатель! – девушка закатила глаза. – Сколько же с тобой терпения нужно, дикий варвар! Я же тебе о том с самой нашей встречи толкую! Или в твоих землях любая девушка может на парней морок наводить и в приданное скатерть-самобранку приносит!?
- Ну, морок не морок, а дурить голову каждая умеет…- медленно произнёс всадник. – Самобранка? – он перевёл взгляд на скатерть, которая чудесным образом избавилась от опустевшей посуды. – А как у неё всё это получается?
- Откуда я знаю! – в голосе Кувшинки появилось раздражение. – Её Мать Макошь ткала, а не я! Теперь, наконец, убедился, что мой отец не из простых смертных?
- Вполне может быть… - Ратибор почесал подбородок. – И чего теперь прикажешь делать?
- Как чего?! – Кувшинка возмущённо поджала губы. - Пойдём в твои земли, представишь меня своей родне, и заживём, как у вас смертных положено: ты - любимый муж, я - послушная жена.
- Ого!
- Я тебе не нравлюсь?
- Не в том дело…. Некуда мне тебя вести…. Нет у меня ни дома, ни родни, да и Родины тоже, пожалуй…
- Ничего страшного. Поселимся в любом месте. Ты построишь дом. У меня ларец с жемчугом есть и два с самоцветами. Ты займешься, каким либо делом, я буду хозяйство вести да за нашими детишками приглядывать…..
- Стой! Стой! – замахал руками всадник. - Какие детишки?! Какой дом?! Я не могу на тебе жениться! Не имею права!
- Вот ты какой! – слёзы хлынули из огромных потемневших глаз Кувшинки. – Решил погубить несчастную озёрницу! Опозорить на весь Поднебесный Мир! Теперь последняя кикимора в самом захудалом болоте надо мной смеяться будет!
- Вот так влип! - Ратибор беспомощно смотрел на рыдающую хозяйку озера. – Ну, успокойся что ли? – он неуклюже приобнял девушку. Тонкие плечи заходили ходуном под привыкшей к рукояти оружия ладони, слёзы, до этого обильно струившиеся по прекрасному лицу, теперь хлынули в три потока. – Ну, как тебя успокоить?
- Жениться…- всхлипнула девушка.
- Ну, не мо… - слова всадника заглушил взрыв рыданий.
- Объясни хоть, что это за обычай дурацкий? – попросил Ратибор, когда буря скорби и отчаяния немного утихла. – Может, и придумаем что?
- Почему дурацкий? - худые ладошки оторвались от заплаканного лица, на всадника воззрились посветлевшие, но всё ещё переполненные болью глаза.
- Не дурацкий, совсем не дурацкий! – Ратибор попытался закрепить успех. - Оговорился я. Непонятный для меня, чужака, обычай… В чём он заключается?
- Всё очень просто, - Кувшинка утёрла слёзы. – Мы - озёрницы и березницы - дочери мудрого Велеса и светлоокой Лады…
- Лады? – удивился всадник.
- Да самой прекрасной из Богинь…
- У этой самой прекрасной случайно повозки самодвижущейся нет?
- По-моему нет. Только карета, запряжённая лебедями. А что?
- Ничего… Имя знакомое. Продолжай.
- От отца нам достались озёра, берёзовые рощи и богатое приданное, от матери способность беззаветно любить и быть любимыми…. Наши сёстры берегини такие же, только отец их Стрибог наградил дочерей своих умением полёта….
- А матушка у вас не промах…
- Не смей говорить так, смертный! Каждый из Богов счастлив, разделить любовь светлоокой Лады!
- Молчу, молчу… Не хватало мне ещё в божественные дела вмешиваться.
- Вот это правильно, - одобрила Кувшинка. – Тебе с Богами ссорится не стоит. Ну, значит, отец поручил нам беречь лесные озёра и берёзовые рощи, а мать любить и быть любимыми. Дозволено нам, раз в год, в самую середину лета, выбирать женихов среди смертных. Берегини смущают парней красотой своей и уносят в поднебесье, березницы завлекают песнями и обращают в молодые дубки, а мы – озёрницы – заманиваем в омуты. Потом живём целый год счастливо, а на следующее лето нового суженого ищем….
Ратибор передёрнул плечами, представив какой участи избежал.
- А что же с теми случается, кои отставку получили? – поинтересовался он
- Ничего страшного, озёрница в утопленнике жизненную искру поцелуем поддерживает…. Просто, однажды утром, она не коснётся губ молодца – он и умрёт счастливым. Женихи берегинь стрижами оборачиваются, суженные березниц - возвращаются к людям, только не помнят ничего…. Однако порой по-другому выходит. Есть среди смертных удальцы, коим удаётся небесных и лесных дев себе в жёны заполучить. Приходит такой молодец в лес на Купальскую ночь и либо озёрницу железом коснётся, либо березницу за косу схватит, либо у берегини лебединые крылья похитит. Приходится нам тогда женой молодца становится, помогать ему во всём, детишек рожать и защищать род его перед нашими отцами…. Многие из смертных мечтают с Богами породниться, но редко кому такое удаётся…
- Вот какой я счастливчик, - усмехнулся Ратибор. – А братья твои тоже невест среди смертных ищут? Или у богов одни девчонки рождаются?
- Братьям моим невест искать не приходится, - гордо ответила Кувшинка. – Сыновья Богов – великие воины и славные герои. Любая женщина в поднебесном мире готова на всё, чтобы удостоиться их внимания.
- С этим ясно, - всадник пристально посмотрел на озёрницу. – Значит, свадьбы никак не избежать?
Кувшинка усердно замотала головой.
- Значит, ты должна оставаться со мной до самой моей смерти? - продолжал спрашивать Ратибор.
Девушка закивала не с меньшим жаром.
- Тогда объясни мне, красавица, почему некоторые твои сёстры уходят от мужей?
- Откуда ты знаешь?
- Сама говорила…
- Ой, и, правда! – Кувшинка всплеснула руками. – Я и не думала, что ты меня так внимательно слушал.
- Привычка.. – пожал плечами Ратибор. – Болтун – находка для шпиона. Слыхала про такое? Давай, выкладывай свои секреты.
- Никаких секретов и нет, - спокойно ответила девушка. – Я бы перед самой свадьбой тебя предупредила, что останусь преданна тебе до тех пор, пока ты не расскажешь кому-либо о том, кто я на самом деле. Вот и весь секрет.
- И всего-то?! – рассмеялся всадник. – И многие из твоих сестёр назад возвращались?
- Почти все….
- Не может быть…. Они все такие же красивые, как и ты?
- Есть и получше.
- Все как одна верные жёны, заступницы перед Богами, носительницы удачи?
Девушка кивнула.
- И ты хочешь сказать, что, не смотря на все блага, мужики не могут соблюсти одного единственного пустячного условия: никогда не рассказывать того, о чём все и так догадываются?
- Смертные мужчины – странные создания, - улыбнулась девушка. – Обладание чем-то, чего нет у других, сводит вас с ума. Вы готовы держать рот на замке год, три, даже десять, но не вечно… Владение чужим секретом пожирает ваш мозг, лишает покоя и благоразумия. Вам хорошо с женой – дочерью Бога. Вас не покидает удача. Ваш дом полная чаша. Ваша жена так же прекрасна, как и в первый день знакомства. Ваши дети здоровее и умнее свои ровесников. Вы счастливы… Но…. Но желание рассказать кому – либо о давней удаче, желание похвастаться собственной удалью всё сильнее и сильнее овладевает вами с каждым днём. Всё труднее и труднее сдерживать данное в день свадьбы слово. Обязательство когда-то представлявшееся пустячным становится невыносимым. Наконец безумие овладевает вами, и вы рассказываете всё первому встреченному в грязном кабаке бродяге, за кружкой дешёвой браги. Таковы смертные мужчины…. В ту же минуту моя сестра и её дети обретают свободу и покидают мир людей….
- Стоп! - Ратибор вскочил. – Повтори ещё раз!
- Обретают свободу… - озёрница во все глаза смотрела на всадника.
- То есть если я сейчас разболтаю кому-нибудь твою родословную, то баста?! Никаких обязательств?!
- Ну, наверное…. Только…
- Только, без только! Или тебе охота шляться со мной по всему белому свету?! По-моему не лучшее занятие для дочери Бога!
- Ты так стараешься избавиться от меня…. Всё-таки надо мной будут смеяться… Ты очень жестокий!
- Меня кстати, кое-кто из присутствующих утопить собирался…..
- Ну и что?
- Ничего особенного, если не считать, что согласия моего особого не спрашивали…. К тому же….. Кто-то говорил о послушной жене… Я пока только вижу сварливую девчонку. И вообще, я значит должен волноваться, что над тобой кто-то будет смеяться, а ты вряд ли переживала, когда меня на дно утаскивала. Или потом, когда через годик себе нового бы жениха приманивала….
- С чего это мне переживать? - удивилась озёрница. – Я же тебя не просто убить собиралась. Я же в обмен на свою любовь.
- Покорнейше благодарим, - Ратибор подтянул пояс, ослабленный за обедом. – Только мы уж как-нибудь без этого. За хлеб - соль спасибо тебе, а в остальном не поминай лихом.
- Но ты не можешь просто так уйти, - Кувшинка схватила его за рукав. – Неужели тебе меня совсем не жалко?
- Жалко, но молод я ещё для женитьбы. И без благословения родительского не могу….
- Я с тобой пойду! - заявила девушка. - Поступай, как знаешь, но я традицию нарушать не могу.
- А вот об этом даже не беспокойся, - улыбнулся всадник. – Я, как только кого увижу – сразу расскажу, как дочку бога на иголку поймал. И всё - свободна птичка!
- Ты этого не сделаешь.
- Уж не ты ли мне помешаешь?
- Нет. Тебе просто некому будет рассказать. Ты первый смертный, объявившийся здесь за последние тридцать лет.
- Врёшь.
- Вот ещё….
Ратибор опустился на траву.
- А птичке или там зайцу рассказать нельзя? – спросил он без особой надежды.
- Ты ещё про муравья или рыбку уклейку вспомни! – фыркнула Кувшинка.
- А ты значит, от меня не отстанешь?
- Думаешь мне охота тебе навязываться?! – рассердилась девушка. – Закон такой! Коли не перехитрила смертного – будь добра расплачиваться! Да я бы век с родного озера не ушла, особенно из-за какого-то чумазого невежи!
- Лучше бы мне из болота не вылазить, - буркнул всадник. – Хотя…. - в погасших, было, глазах мелькнула надежда. - Говоришь, уходить никуда не хочешь?
Девушка кивнула.
- Вот и отлично! – Ратибор хлопнул в ладони. - Тебе главное что? Жениха заполучить! Так вот он я! Обычай ваш соблюдён. Теперь должно мой выполнить. А в наших землях правило такое – свадьбе не бывать, пока я во славу суженой подвиг не совершу. Значит, поступаем так: ты остаёшься на озере, ждёшь меня, а я быстренько совершаю славное дело и назад. А там уж – здравствуй, батюшка Велес – я твой зять.
- Можно ли так? – засомневалась Кувшинка.
- Конечно можно! - поспешил заверить её Ратибор. – Не могу же я обычай прадедов нарушить! К тому же, тебе какой жених приятнее – замарашка болотный или славный витязь?
- Даже не знаю….
- Зато я знаю! - всадник оторвал с жилета медное колечко-застёжку и надел на мизинец девушке. – Вот вместо обручального перстня!
Кувшинка испуганно отдернула руку.
- Да не железо это! – успокоил её Ратибор. - От него вреда-то всего, если только палец позеленеет. Зато теперь сёстрам есть чего показать, коли дразниться начнут. Скажешь, мол, ваши женихи либо утопленники, либо паразиты болтливые, а мой – славный воин! Годится такой расклад?
Кувшинка повертела колечко на пальце. С интересом глянула на Ратибора.
- А мне это даже нравится, - улыбнулась она. – Так всё интересно. Я не слышала, чтобы смертные не требовали помощи от дочерей Богов, а наоборот, сами для них что-то делали…. Может ты и не смертный вовсе? Может сын какого-нибудь варварского Бога?
Ратибор неопределённо пожал плечами, придав лицу загадочное выражение.
- Ты, наверное, забрёл в наши края, в поисках славы, - фантазия Кувшинки выходила из-под контроля. - Вот почему мне не удалось тебя перехитрить! Вот откуда у тебя амулеты! А как имя твоего отца? Ой, ты, наверное, дал обет представляться простым смертным, пока не совершишь подвиг?
- Его зовут Арамис, - всадник вспомнил книгу Геродота. – Он мушкетёр.
- Ой, как интересно! - было ясно, что сёстрам Кувшинки, при встрече будет не до насмешек. Их будет ожидать поток новостей и невероятных догадок. На мгновение Ратибору стало стыдно, потом он вспомнил, что наивная девушка, сейчас отдавшаяся во власть фантазий, ещё поутру с не меньшим энтузиазмом морочила ему голову, бередя старую рану, а потом собиралась утопить.
***
- …. мы посетим твои земли, - продолжала грезить наяву Кувшинка. - Слава о твоих подвигах уже дойдёт туда….. Кстати, тут неподалёку, логово молодого змея. Ты мог бы сразиться с этим чудовищем. Замечательный подвиг!
- У меня… гм…., - всадник вовсе не собирался биться с какой-то там рептилией, которую и в глаза-то не видел. Надо было помягче отказаться от сражения исход, коего казался сомнительным.
- Ааааа, понимаю, - к счастью Кувшинка сама пришла ему на помощь. – Ты принял особый квест и должен его выполнить!
- Вот именно.
- А ты можешь хотя бы намекнуть, в чём он заключается? - попросила девушка.
- Убить злого чародея, - тут выдумывать ничего не пришлось.
- Очень тяжёлое дело, - посочувствовала озёрница. - А ты не мог заняться чем-нибудь другим? Прогнать великана к примеру? Это отнимет гораздо меньше времени.
Ратибор обречено развёл руками.
- Ну, нет, так нет, - вздохнула Кувшинка. – Придётся мне тебя дожидаться.
- Кстати, о времени, - Ратибор решил действовать. - Как говорится – раньше начнём – быстрее закончим. Враг мой, обожает всякие пакости творить. Здесь места безлюдные, получается, делать ему нечего. Может, подскажешь мне дорожку покороче к человеческому жилью?
Кувшинка задумалась.
- Вряд ли ты отсюда сам быстро выберешься, - вздохнула она. - Место это Белыми Холмами зовётся. Давным-давно стояло здесь Великое Святилище, и охраняли его смертные, коих ты чародеями называешь. Жертвенные дары со всех капищ стекались сюда. Многие мечтали проникнуть в Святилище и поживиться за счёт Богов. Потому и наслали чародеи в окрестные леса гибельные мороки, протоптали ложные тропы, наставили искусных ловушек. Лишь немногие из посвящённых могли попасть в Святилище. Охотники же за сокровищами все сгинули – кто-то раньше, кто-то позже. Тридцать лет назад перенесли чародеи Святилище в другие места. С тех пор, ты единственный, кто смог ступить на берег моего озера….
- Положеньице! – Ратибор поморщился. - Значит никак не выбраться?
- Если только ты летать не можешь….
- Чему не научился, тому не научился…. Как же мне быть-то?
- Может, согласишься, пока не поздно со змеем сразиться?
- Да не нужен мне этот змей!
- Змей…., - Кувшинка вдруг рассмеялась и захлопала в ладошки. - Змей как раз и нужен!
- Не понял…., - Ратибор наблюдал, как девушка щёлкнула пальцами, на плечо её опустилась птаха. Кувшинка что-то шепнула и проворная синичка упорхнула в лес.
- Не хочешь с ним биться - прокатишься, - сообщила озёрница.
- Как это? – удивился Ратибор.
- Верхом. Он всё равно каждый день к людям летает. Коров ворует. А чаще народ пугает. Молодой совсем ещё, вот и безобразничает. Пусть тебя сегодня с собой захватит…
- Как это захватит?
- Ну, сядешь ему на шею. Он крыльями пару раз взмахнёт и всё. Ищи своего чародея. Побеждай и возвращайся ко мне.
- И змей этот согласится меня везти, - перспектива полёта на чудовище, которое из баловства ворует коров, не особо прельщала всадника. Мало ли что взбредёт в голову шаловливому карапузу?
- Ну, мы же соседи с ним, - ответила Кувшинка. – С чего он мне вдруг отказывать будет?
- Хорошие соседи?
- Не ругаемся..
- Постой, - Ратибор вытер вспотевший от волнения лоб. - Ты же ещё недавно сражаться с ним предлагала. Это что так положено промеж соседями?
- Ты мне жених, а он никто, - спокойно ответила девушка. – Зачем он нужен, коли ты, со мной бы остался? К тому же…, - Кувшинка бросила смущённый взгляд из - под опущенных ресниц. – Пообещай, что не рассердишься.
- В моём положении не выбирают.
- Я бы подговорила его, он бы тебе поддался. Насмерть же биться необязательно. Змей-то хоть и страшный, а всё же свой. А вот как с тем чародеем у тебя получится, ещё вилами по воде писано…..
- Ну, ты и интриганка! – Ратибор покачал головой.
- Просто хочу помочь будущему мужу, - скромно ответила девушка.
Всадник не успел ничего сказать. Небо потемнело, деревья пригнуло мощным порывом ветра, раздался шум как от всполошившейся стаи гигантских ворон. На траву рухнуло огромное чешуйчатое тело. Сложив крылья и щёлкнув пастью размером с городские ворота, змей просеменил к кромке воды и принялся жадно лакать. Раздвоенный язык толщиной с хорошее бревно быстро погружался в озёрную прохладу. Острые зубы, более походящие на обточенные валуны, душераздирающе лязгали. Покрытые радужной чешуёй бока тяжело вздымались.
- Фу, какой глупый! – Кувшинка хлопнула по основанию хвоста чудовища, где любая чешуйка была в несколько раз крупнее ладони взрослого мужчины. - Простудишься, дурачок!
В ответ змей рыкнул. Душа Ратибора ушла в пятки. Хотелось зажмуриться, чтобы не видеть, как чудовище проглотит позволившую себе фривольность озёрницу.
- И нечего оправдываться! - тон девушки стал наставительно - строгим. - Пожалуюсь вот отцу твоему Ящеру, что ты меня не слушаешь.
Змей поспешно отполз от воды. Виновато глянул на Кувшинку выпученными жёлтыми глазами (каждый размером с большое блюдо). Хвост чудовища дёрнулся. Две берёзы, оказавшиеся поблизости рухнули на землю.
- Осторожнее! - закричала озёрница. - Ты мне сейчас всё тут разнесёшь.
Чудовище поджало хвост, и хрюкнуло в оправдание.
- Ладно, прощаю в последний раз, - проявила великодушие девушка. - Только ты нам поможешь. Договорились?
Голова бочка радостно качнулась.
- Это Ратибор. Мой друг. Ему нужно поближе к людям.
Змей скосил выпуклый глаз в сторону всадника. Ратибор, не зная, что нужно делать при знакомстве со змеями, слегка кивнул. Огромная пасть, полная наводящих ужас зубов оскалилась в страшном подобии улыбки.
- Он поможет, - сообщила Кувшинка, подходя к змею. - Он мальчик хороший, хотя и глуповатый немножко, - девушка запустила пальцы между чешуями на шее чудовища. Змей довольно заурчал, потом неожиданно завалился на бок, дрыгая когтистыми лапами. – Хватит шалить! – Кувшинка увернулась от когтя-сабли и подошла к Ратибору. - Совсем ещё ребёнок – ни в чём удержу не знает.
- Да, абсолютный младенец, - согласился всадник, глядя на занявшую почти всю поляну тушу. – Ему ещё расти и расти.
- Ну, отвезти, куда нужно он тебя сможет..
- Сможет…. Ты что?! Ты это серьёзно?!
- Конечно. Ему как раз за обедом лететь пора.
- За обедом?
- Ну да, пару коров разыскать. Где коровы, там и люди….
- Так он ещё и голодный, - Ратибор переместился в дальний конец поляны. - А что если коров не встретим?
- Лошадь поймает, - пожала плечами Кувшинка. - Или овец…В крайнем случае, рыбы поест. Тебе-то что за забота? Или…. - она посмотрела в глаза всаднику. – Ты вроде как испугался?
- Вот ещё! - Ратибор глянул на огромную розовую пасть, и ему стало не по себе. - К чему это мне пугаться крылатой ящерицы – переростка, - он надеялся, что змей его не расслышал. - Я вот только прикидываю – какое седло на его спину нужно?
- Вы и без седла обойдётесь, - улыбнулась озёрница. - Залезешь ему на шею, ухватишься вооон за ту пластинку и всё, главное вниз не смотри.
- Тогда в путь! - Ратибор чувствовал, что ещё минута и его уже никакой силой не заставишь оседлать чудовище. - Не люблю долгих прощаний!
С отчаянием обречённого, всадник подошёл к змею и поставил дрожащую ногу на чешуину.
- Постой, - Кувшинка в мгновение ока появилась рядом, тонкие руки обвили шею Ратибора, холодные губы дочери Велеса коснулись губ человека. – Ну-ка отвернись, бесстыжий! - бросила она змею, с интересом наблюдавшему за ними. Чудовище фыркнуло, голова-бочка нехотя повернулась в сторону леса.
- Не забудь про меня, - шепнула Кувшинка, слегка ошалевшему от долгого поцелуя всаднику. - Коли трудно станет, подойди к любому озеру, ручью или речке и назови моё имя. Я выручу, - Ратибор почувствовал, как девичьи пальцы что-то кладут в карман жилета. – Возьми аметист – он об опасности предупредит…. – внезапно озёрница толкнула его в грудь. - Иди! Иначе я разревусь! Что я дура делаю! - вздохнула она. - Зачем тебя отпускаю?
- Прощай! – Ратибор вскарабкался на шею чудовища. - Ты это…. Если сгину я… Может понравится кто… Ну если что, можешь себя считать свободной.
Кувшинка закусила губу и покачала головой.
- Ну ладно. Поехали! – всадник дал отмашку.
***
Полёта как такового всадник почти не запомнил. Сначала, змей взял разбег, Ратибора трясло и подкидывала, словно кусок неспелого масла в маслобойне. Желудок подступил к горлу, грозя избавиться от обеда. Юное чудовище захлопало крыльями – невыносимая пытка для барабанных перепонок человека. И, наконец, оторвалось от земли….
Желудок Ратибора вроде как встал на место, но чувствовал себя всадник отвратительно. Сказать, что ветер наверху сильный, значило ничего не сказать. Чудовищный по мощи и жутко холод¬ный! После нырка в облако, всадник вымок до последней нитки. В то мгновение, как леденящий порыв ударил в лицо, словно желая сорвать кожу, Ратибор ощутил, как стынет кровь и промерзает костный мозг. Через секунду не чувство¬вал ни рук ни ног. В какой-то степени это даже неплохо - закоче¬невшие пальцы не выпустят костяной гребень, а значит, несмотря на неистовство ветра, падения в пустоту, проплывающую под брюхом змея, можно не боятся.
«Рождённый ползать - летать не может…» - говаривал Всевед. Ратибор убеждался, что и рождённые ходить, не особо приспособлены к заоблач¬ным высям. Скорчившийся от холода и страха на шее бороздящего небо чудовища, он напоминал блоху, спрятавшуюся в шкуре огромного зверя. Глаз всадник не открывал (жутковато увидеть проплывающую далеко внизу землю), но по возмущённому карканью и резким толчкам мог догадаться, что время от времени, змей развлекается, гоняясь за воро¬нами.
«Недоросль чешуйчатый! - подумал Ратибор. – Я окочурюсь скоро, а он в игрушки играет!»
С другой стороны осуждать зверя не за что – он в ездовые лошади не нанимался. Хорошо вообще довезти согласился.
«Ещё посмотрим, куда он завезёт, - сам себе ответил всадник. – И кого довезёт - меня или снеговика?»
Змей то ли услышал его раздражённые мысли, то ли в нём пробу¬дилось чувство ответственности, а скорее, чудовище всего-навсего прого¬лодалось. Погони за воронами прекратились. Немного полегчало… Однако ветер униматься не собирался. Взбесившись от бесплодных попыток сбросить Ратибора с шеи змея, ураган больно хлестал по лицу и безжалостно трепал, словно собирался вырвать душу из дерзнувшего оторваться от земли человека.
Потерявший чувствительность всадник, уже не надеялся коснуться зем¬ной тверди, когда змей пошёл на посадку. Ветер превративший лицо Ратибора в ледяную маску, сильно ударил в грудь, противно завыл над самым ухом. Через пару минут угрожающая песня сменилась хлопаньем крыльев, а рвущие кожу порывы, безумной тряской. Ратибор, не понимая, что происходит, простился с жизнью.
Конец мукам пришёл так внезапно, что всадник сначала не поверил. В лицо вместо ледяных пощёчин ударило что-то горячее, с ароматом гние¬ния. Прошла целая вечность, пока разлепились примёрзшие друг к другу веки. Перед глазами стояла мерцающая разноцвет¬ными кругами темнота. Откуда-то выплыла оскаленная морда змея. Это его дыхание почувствовал всадник в первые секунды приземления. Потом…. Ратибор чуть не заорал от радости - он видел, близко видел, настолько близко, что даже не верилось…. Всего в каких-то метре-полтора зеленела трава, росли деревья, и журчал ручеёк.
- Не угробил ты меня всё-таки, - прошамкал всадник онемевшими гу¬бами. - Да отворотись ты! Задохнуться можно! Когда последний раз зубы-то чистил?
Устрашающая улыбка змея стала ещё шире, он что-то невнятно прохрю¬кал. Чудовище явно гордилось выполненным поручением. Ратибор попы¬тался сползти с чешуйчатой шеи. Желание оказаться на твёрдой земле оказалось не таким уж и легко выполнимым. Закоченевшие пальцы ни в какую не соглашались выпускать костяной гребень. Всадник чуть не пла¬кал, глядя на соблазнительно зеленеющую траву. Как же хотелось упасть в неё и лежать, лежать, лежать, пока ощущения от полёта не превратятся в кошмарное воспоминание.
Дыхание змея хотя и не отличалось радующими обоняние ароматами, пошло на пользу воздушному наезднику – худо-бедно, но Ратибор согрелся. В скрюченные пальцы вонзилась сотня невидимых иголочек, всадник скатился на землю. Удар получился ощутимый, но не смертельный, гораздо хуже вышло, продолжайся всё ещё полёт. Одно воспоминание о раскинувшейся под брюхом летящего зверя пустоте вызывало приступ головокружения. Хорошо, глаза были за¬крыты….
Змей с интересом наблюдал, как морщиться человек, потирая обретающие чувствительность руки. С его шкурой трудно понять, почему странным двуногим существам путешествия под облаками доставляют столько неудобств. Вот и соседка озёрница, которая попросила помочь сварливому чужаку, тоже не особо радуется полётам. Чудные звери эти люди, хотя надо отдать им должное - они умеют разводить вкусных коров и приятно чесать между чешуйками - за подобное можно простить и неумение летать.
- Спасибо тебе, крылатый, - Ратибор попытался создать на искажённом болью лице подобие любезной улыбки. – Домчал с ветерком, будь он неладен! Можешь возвращаться… Кувшинке привет передавай.
Змей рыкнул в ответ, захлопал крыльями и, смешно перевалива¬ясь, побежал по поляне. Перед самой стеной деревьев ему удалось ото¬рваться от земли и зверь, усердно маша огромными крыльями, принялся набирать высоту. Всадник провожал чудовища взглядом, не веря, что недавно сидел на его шее. Решиться второй раз на подобное испытание он вряд ли бы отважился. Летать хорошо во сне и в мечтах. По крайней мере, безопасно и не так холодно…
Зверь превратился в тёмную точку на синем небе. Раски¬нув крылья, он отдался во власть воздушного потока. Сделав прощальный круг над головой всадника, змей нырнул в облако и исчез.
***
Тело, промороженное небесными сквозняками, обретало чувствительность. Процесс, малоприятный. Тот, кто сомневается, пусть попробует в морозный день прогуляться без рука¬виц. Муки Ратибора, он поймёт, оказавшись в тёплом поме¬щении.
Всё в этой жизни рано или поздно кончается. Даже ломота в отравленном ледяным дыханием облаков теле ни вечна. Жрецы Подлунного грозились нескончаемыми муками, тем, кто после смерти попадёт в лапы Масона, уж тот вместе выродками своими – Герои¬ном, Спидом и Экологией - вволю потешится над грешниками.
Ратибор пока помирать не собирался, да и нагрешил он ни так уж много (по его мнению), чтобы оказаться во власти погубителя Древних. Как только боль начала стихать, всадник взялся за дорожный ме¬шок. Ещё во время полёта он показался ему неожиданно потяжелевшим. Всадник развязал шнурок на горловине и ахнул. Ай да Кувшинка! Когда только успела?! Заботливая озёрница положила в мешок с десяток вяленых рыбин и охапку мучнистых корневищ рогоза. Не самобраное изобилие конечно, но для всадника в походе самое оно.
Ратибору снова стало стыдно. Где бы он сейчас оказался без помощи девушки? Прямо, и на самом деле возвращайся да женись! Утопить хотела? Ерунда. Такова уж женская природа! Разве обычные кра¬савицы, не завлекают парней в свои сети, не превращают их своими чарами в подобие безразличных ко всему, кроме поцелуев и объятий утопленников, потом безжалостно дают отворот-поворот? Некоторых, правда кольнёт иголочкой, что любовью прозывается, и готовы они тогда на всё ради избранника. То же самое, только методы не¬много разные…. Нет, за случай на озере Ратибор на Кувшинку не сер¬дился. За другое злился. Безжалостно, подло использовать образ Златы. Раскопать тщательно захороненные воспоминания, разбередить зажившую рану. Нет, подобное никакой заботой, никакой помощью не искупишь.
Ратибор, по крайней мере, сейчас, когда образ внезапно воскресшей не¬весты всё ещё стоял перед глазами, не мог так вот, запросто живёшь, простить Кувшинкино коварство. Оно, конечно понятно, коли девке, даже дочке бога, замуж невтерпёж - тут любые средства хороши, как в парти¬занской войне. Но должна хоть какая-то мера быть! Вот Злата… Она… Злата…. Ратибор тяжело вздохнул.
***
Обычай заложников ввёл в Подлунном княжестве Воедел. В те далёкие времена, когда основатель княжеского рода, огнём и мечом присоединял к Красограду окрестные земли. В покорённых провинциях то и дело вспыхи¬вали мятежи. Ладно бы смуту устраивали простолюдины. Отряд всадников без труда разогнал бы взбунтовавшуюся чернь одним залпом револьверов. Дело обстояло сложнее. Бывшие властители тех провинций быстро смекнули, что не могут выстоять в открытом бою против неистового Воедела. Всадники наводили ужас. Даже не вооружённые револьверами ополченцы воинственного князя дрались как львы. Красоград подбирал под себя всё больше и больше земель.
Ох, как не хотелось терять мелким князькам свою власть, а особенно звание. Пусть под началом полторы веси, а всё же князь. Звучит-то как! Да и не перед кем не в ответе. Творю что хочу, пока народ терпит.
Появляется Воедел со своими плюющимися огнём и свинцом головоре¬зами. Ладно бы, пограбил и ушёл - дело привычное. Нет, он княжество собственной вотчиной объявляет. Князей, кои несогласные - в петлю, кои не сопротивлялись – оставляет наместниками. Суд назначает одина¬ковый с простолюдинами! И не поперечишь, и подчи¬няться – нож острый.
Низложенные князья избрали следующую тактику. Сегодня, встретили они Воедела хлебом-солью, приняли наместничество (тьфу, и произнести такое слово противно), а назавтра, пошла плестись паутина заговоров. Порой доходило до того, что чернь, возмущённых провинций, взбудора¬женная заговорщиками вплотную подходила к Красограду и осаждала город.
Воедел, конечно мятеж душил, виновных жестоко наказывал, но восста¬ния вспыхивали снова и снова. Князь принялся, было истреблять рода бывших своих коллег под самый корень, но тут возмутились его собствен¬ные бояре и советники. Не дело княжескую кровь рекой лить – дурной пример для народа….
Кто-то подкинул Воеделу мысль о заложниках. Почему бы у наме¬стника покорённой провинции не забирать в Красоград старших детей, сына и дочь? В них, как известно вся сила рода. Пусть ребятишки живут в столице, содержание им достойное обеспечить. Воспитание подобающее. Образование. Родители поосмотрительнее будут. Пусть папаша заговоры строит и бунтует, коли головы детей недороги и будущее рода безраз¬лично. Воедел не любил откладывать дела в долгий ящик, и вскоре в лучших комнатах княжеского дворца поселилась первая партия заложников.
Восстания поутихли, а после первых показательных казней и отправлен¬ных родителям голов, прекратились вовсе…. Старинный обычай сохранялся в Подлунном и до последнего времени, теперь он стал не гаран¬тией лояльности наместников - к чему им, выросшим и воспитанным в Красограде, властвующим над обширными землями, вспоминать прадедов¬ские претензии на княжеское звание. Сейчас каждый ни то, что наместник, даже богатый купец или захудалый боярин, пытались определить своих чад в заложники. Это превратилось в своего рода должность при княжеском дворе, обеспечивающую безбедное существование и хорошее образование, а так же возможность занять приличное место в будущем для юношей и перспективу столичного замужества для девушек.
***
Злата была из заложников. Каких трудов стоило её отцу – ста¬росте приграничного Мохового поселения устроить девушку в круг из¬бранной молодёжи, приходилось только догадываться. Жизнь заложников сильно изменилась со времён Воедела. Для них отстроили два дворца в разных концах города - после нескольких нежелательных беременностей и последовавших за ними скандальных женитьб пришлось пойти на эту меру. Повара, обслуживающие малолетних шалопаев, могли поспорить в искусстве с княжескими. Самые знаменитые книжники пытались обучать отпрысков провинциальной элиты. О диковинных садах и бассейнах с подогревом, что укрылись за стенами, окружившими дворцы, в Красоград¬ских пивнушках рассказывали легенды. Впрочем, как и о похождениях обитателей дворцов. Когда-то, заложники просыпались и отходили ко сну с одной только мыслью, мыслью - необдуманный поступок далёкой родни может стоить им жизни. Времена изменились. Никому и в голову не могло прийти, что ещё год, и большинство наместников, ослеплённых светом внезапно вспыхнувшей звезды Справедливого, предаст вскор¬мившее их Подлунное. Никто об этом не думал. Никто даже и не хотел думать о чём-то подобном.
Учились заложники без особого рвения. Для чего забивать голову книжной мурой, если деньги и связи родителей обеспечат будущее. Надо жить и развлекаться пока есть возможность, пока молодые… То до чего доходили недоросли обоих полов, одержимые жаждой развлечения, явля¬лось темой сплетен и разговоров, как в грязных пивнушках, так и в бояр¬ских светлицах….
Злату не то что бы плохо приняли в среде боярских и купеческих доче¬рей, нет, по совести сказать, большинство девиц не являлись настолько уж испорченными и глуповато - капризными, как описывала народная молва. Всего лишь ошалевшие от богатства отцов и безделья девчонки, возом¬нившие себя взрослыми женщинами, и стыдливо упрятавшие вчерашних подруг-кукол на дно сундуков. Они были существами, детская сущ¬ность коих, из-за беззаботности жизни и отсутствия цели, оказалась во взрослом теле. Злату встретили с интересом, даже с благожелательностью. Первая тень отчуждения пролегла, когда оказалось, что новенькая прибыла в столицу всего лишь с маленьким сундучком, который (какой ужас!) самолично донесла до своей комнаты…. Когда же выяснилось, что эта золотоволосая чужачка с неприлично пухлыми губами, бесстыже зелёными глазами и безобразно вздёрнутым носом всего лишь дочь нищего старосты из какого-то захолустного поселения….. Ну о чём тут можно говорить?!
Кто-то начал относиться к Злате с покровительственным сочувствием, кто-то с пренебрежительно-равнодушным высокомерием, кто-то (справедли¬вости ради стоит заметить - немногие) с язвительно-колким презрением…. Дикарка из простонародья повела себя дерзко и вызывающе - жалельщицы были отшиты моментально, насмешницы полу¬чили достойный отпор, а когда одна, особенно остроумная заложница, лишилась части своей шевелюры, Злату оставили в покое. В вакууме. Впрочем, её это не особо и расстроило. Учёба ей нрави¬лась гораздо больше, чем лежак у бассейна с противной тёплой водой. Общество кухарок и садовников, она предпочитала бесконечному обсужде¬нию дорогих нарядов и будущих женихов.
Старая боярыня, отвечавшая за заложниц, позволила девушке покидать пределы дворца до захода солнца. Простолюдинке, чудом оказавшейся среди благородных детей незачем заботиться о чести и проводить время за непонятными её крестьянскому умишку разго¬ворами. Даже хорошо, что дикарка будет, как можно меньше нахо¬диться среди богатых сверстниц. Мало ли какие дурные привычки могут перенять наивные девушки у сумасбродной гордячки, кото¬рая (страшно подумать) сама себе рубашки штопает…
Пожилая блюстительница нравственной чистоты заложниц не на шутку бы удивилась, прознай она, как проводит время чудом оказавшаяся в благородной компании крестьянка. Вопреки убеждению боярыни, Злата вовсе не слонялась по торговым рядам, разглядывая дешёвые товары и бижутерию. Не кокетничала напропалую с городскими повесами. И не наблюдала с открытым ртом за многочисленными базарными склоками. Девушка предпочитала всем соблазанам столицы, прогулки по княжескому зверинцу и уединённую скамейку в городском саду.
Появление провинциальной красавицы не прошло не¬замеченным. И в купеческих слободках, и среди боярских сыновей, и в казармах всадников скоро заговорили о золотоволосой простолюдинке. Кое-кто из тех, о ком грезили красоградские невесты, попытался проложить тропку к сердцу крестьянки. Что происходило на самом деле между девушкой и ухажёрами, можно было только догадываться, однако, вскоре претендентов на благосклонность Златы заметно поубави¬лось…. Они совсем исчезли после прилюдной пощёчины, полученной молодым боярином Иваном, который любил рассказывать, как ему не составило особого труда заполучить поцелуй красавицы, и некоторых под¬робностей пылких объяснений парней пересказанных девушкой дворцовым кухаркам. Кому, в конце концов, охота стать посмешищем, добиваясь любви строптивой крестьянки?
Ратибор несколько раз встречался со Златой на улицах столицы. Девушка ему понравилась… Но мог ли он, недавно попавший в отряд всадников, рассчитывать на успех там, где опростоволосились те, о чьих похожде¬ниях рассказывали легенды. Уж если золотоволосая насмешница сумела ославить их, то ему уж и подавно надо держаться на расстоянии от бой¬кой на язык заложницы.
***
Времена наступали тревожные. Разоблачённый Мериддин бе¬жал в Степь, к Справедливому. Самозванный князь из удачливого разбой¬ника, коим раньше пугали непослушных отроков, превращался в реальную силу. Всё чаще и чаще его шайки пересекали границы, грабя селения и уводя пленных. Всё чаще и чаще ветераны поговаривали о скорой войне.
Из Красограда в приграничные крепости то и дело посылались гонцы. Яромир велел доставлять командирам гарнизонов самые свежие данные разведчиков, требовал от наместников собирать ополчение, передавал тай¬ные указы соглядатаям. Всадники почти не покидали сёдел, разъезжая из одного конца Подлунного в другой.
Жарким летним днём, Ратибор возвращался из Поморья. Наместник за¬падной провинции заключил с бурзумцами договор о защите границ. Всадник отвозил боярину приказ князя о немедленной переброске отряда северян к границам Степи. Головорезы Справедливого потеряли всякий страх и обложили приграничные селения данью. Яромир надеялся с помощью наёмников осадить мятежников, а заодно и дать повод для размышлений тамошнему наместнику, который не особо ретиво сражался с бандами самозванца.
Задание провалилось. Нет, приказ Ратибор, конечно же, передал, но вот выполнять его наместник не торопился. Завёл песню о недавно появившихся орингах, о необходимости защищать собственные земли, о непомерной цене, которую запрашивают северяне за службу. Всадник из всего этого нытья уяснил одно – бурзумцы в ближайшее время, скорее всего в Красограде не объявятся. С этим и ехал к князю. С этим, а ещё со своими наблюдениями. Не понравилась Ратибору обстановка в Поморье. Словно в чужом государстве побывал. Народ на форму всадника косится, за спиной шушукается, кое-кто и открыто усме¬хается. Бояре и купцы, так те вообще без обиняков рассуждают - Красоград, мол, сам по себе, а мы сами по себе. Не пропадём. Всё это на тревожные мысли наталкивает, особенно если учесть разгорающийся на восточных границах мятеж…
Размышления о политике не привели ни к чему кроме головной боли. Стоило ли вообще забивать этим голову? Приказ, в конце кон¬цов, выполнен. Ответ наместника и свои наблюдения всадник князю пере¬даст. А там уж пускай Яромир и его советники решают, как быть дальше. Они для того во дворце и собраны.
Избавившись от тяжких дум, Ратибор глянул в небо. Благодать! А вы¬сота, какая?! А ширь?! Счастливы птахи неразумные! Знай себе, маши крылышками да посматривай сверху, как люди друг другу глотки грызут! Или кузнечики… Или…. Благостные мысли оборвались чем-то непонятным, но удивительно красивым.
***
Ратибор оглянулся. Заворажи¬вающе - грустный звук вплетался в звенящую музыку летнего полудня, разливаясь в воздухе, заполняя пространство….. Песня! Всего лишь простая крестьянская песня, которую можно услышать зимним вечером в любой избе, где собрались незамужние девушки…. Но каков голос?! Как он сливается с щебетом птиц, гимнами кузнечиков и шёпотом листвы?! Словно сама природа, по какому-то неясному порыву, решила исполнить обозначенную человеческими словами мелодию….
Ратибор слушал грустную историю любви нищего изгоя и насильно вы¬данной замуж крестьянки, позабыв обо всём. По щекам побежали слёзы. Всадник не замечал. Не замечал, что его конь всё ближе и ближе подходит к камню, из-за которого доносятся чарующие звуки.
Опомнился, когда песня вдруг оборвалась. Вздрогнул, воз¬вращаясь к реальности. Ещё пара шагов, и он увидит волшебную певунью, которая наверняка не является человеческим существом. Может, она даже невидима… Может…. Конь обошёл занявший обочину дороги валун, и Ратибор увидел Злату. Девушка сидела, склонив голову, не замечая стука копыт.
Ратибор вытер влажные щёки. Ещё не хватало, чтобы насмеш¬ница рассказала по всему Красограду о рыдающем над песней всаднике! Но неужто мгновение назад её голос заставил сердце Ратибора сжаться, а глаза наполниться слезами? Разве дерзкая крестьянка спо¬собна на что-либо, кроме как осыпать насмешками лучших парней Красограда?
- Привет, - девушка подняла глаза, и всадник не увидел знакомых всем неудачливым ухажёрам насмешливых искорок. Зелёные, напоминающие воду стоячего пруда, глаза Златы полны тоски. Ратибору на какое-то время стало трудно дышать. – Вообще-то сейчас время обеда….
- Я из Поморья возвращаюсь.
- Ааааа, - девушка, потеряла всякий интерес к Ратибору, при¬нявшись плести венок из васильков. – Я уж подумала, что кто-то в вашем дурацком городе отваживается поступить не так, как заведено. Обед про¬пустить, например…..
- Ты красиво поёшь, Злата… - Ратибор чувствовал, что его щёки начи¬нают полыхать ярче заходящего солнца. – Кто бы мог подумать….
- А про что вы вообще думать умеете, кроме одного?! – девушка отки¬нула не доплетенный венок. – Индюки столичные!
Ратибор ощущал себя по-дурацки, словно пришёл на княжеский приём с расстёгнутой ширинкой. Он проклинал себя за то, что выбрал эту дорогу, а потом, увлёкшись песней, попёрся смотреть на певунью. Всадник попя¬тился, спина его упёрлась в морду коня. Вскочить в седло и удрать подальше от ядовитой девчонки, всё равно теперь ославит на всю столицу…..
- Я же ничего… - зачем-то принялся лепетать он. - Я же….. Просто не верится… - отступать было поздно. Недаром Сиггурд говаривал - свое¬временный отход не меньшее искусство, чем хорошая атака.
- Слушай, - девушка вскинула голову, её сузившиеся глаза метали изум¬рудные молнии, - а не пойти ли….. – вдруг в её лице что-то переменилось. - Ты тот самый малолетка, который прошёл испытание?
- От малолетки и слышу, - буркнул Ратибор. Минуло уже три года со дня вступления ев княжеский отряд, а пока ничем просла¬виться не удалось. Не особенно приятно слышать такое от дев¬чонки, коей и самой вряд ли исполнилось восемнадцать.
- Смотри, не особо расслабляйся, - предупредил всадник, намереваясь вскочить в седло. – В Подлунном сейчас небезопасно. Прощай…
- Постой! – в мгновение ока Злата оказалась рядом и схватила его за рукав. Недопустимая вольность конечно, особенно со стороны простолю¬динки, оскорбившей его мгновение назад, однако, какой-то части Ратибора захотелось, чтобы рука девушки подольше удерживала его одежду. – Так это ты?
- С утра был я, - несмотря на внутренние протесты, всадник нашёл силы высвободить рукав. – Прощай.
- Как интересно! – собиравшаяся прогнать незваного попут¬чика девушка, поменяла свои намерения на сто восемьдесят градусов. Злата поймала уздечку коня и двинулась в сторону города. Ратибору ничего не оставалось, как последовать за сумасбродной красавицей. – Тупоголовые заложницы во дворце только о тебе и толкуют, - услышал всадник. – Такое рассказывают….
- Побольше слушай…. – слова Златы были для Ратибора новостью. При¬ятно конечно, когда о тебе толкуют дочери знатных бояр и богатых куп¬цов, однако не о такой славе мечтал он, решившись на испытание.
- Ничего плохого о тебе не говорят, - успокоила его девушка. - Так раз¬ное… Ты правда сирота?
- Ну…. – Ратибор не понимал куда клонит Злата, решил держаться настороже.
- Свою клячу понукай! – рассердилась непредсказуемая спутница. – Я же с тобой нормально разговариваю!
- Давно ли? - молодой всадник умел ответить колкостью на колкость.
- Извини, - смутилась Злата. - Я тебя не узнала… Думала кто-то из этих… которые ни одной юбки не пропускают….. Ты правда рысь заду¬шил?
- Правда, - Ратибор не стал уточнять, что в тот памятный день действо¬вал больше зубами, чем руками.
- По тебе не скажешь… - зелёные глаза оценивающе смерили Ратибора.
- По тебе тоже кое-чего не скажешь, - всаднику стало не слишком уютно под взглядом красавицы.
- Чего же именно? - на пухлых губах Златы появилась та усмешка, по¬сле коей многие из парней старались держаться подальше от гордой се¬лянки.
- Ну …. Что ты… такая.., - слова пропали из головы Ратибора.
- Какая?
- Грустная, - выпалил всадник и приготовился окунуться в поток насме¬шек. Надо же сморозить такую чушь!
Насмешек не последовало. Злата остановилась, выпустила уздечку и долго-долго смотрела в глаза Ратибору, словно заме¬тила во всаднике что-то, на что раньше не обращала внимания. Ратибор перестал видеть что-либо, кроме зелёных бездонных озёр. Он погружался в них сознанием, душой, чувствами. Сердце как-то странно защемило. Хотелось одновременно и плакать, и смеяться.
- А ты не думаешь, что мне противно всё время быть весёлой, притво¬ряться весёлой, казаться весёлой? – тихий голос Златы, возвращал всадника в летний полдень из неведомых ранее миров.
- Зачем же тебе притворяться? – Ратибор перевёл дух. На какое-то время он разучился дышать.
- А зачем тебе револьверы? – девушка сейчас выглядела точно так же, как после исполнения околдовавшей всадника песни.
- Ну, ты и сказанула! - вопрос показался Ратибору глупым, он улыбнулся. – Для защиты княжества, конечно… Ну… и… своей. Это моё оружие!
- А у меня своё оружие! - голос Златы стал злым. - Ни для княжества, для себя!
- От кого тебе защищаться?
- Не от кого?! Ты и впрямь малолетка! Знаешь, что предлагали надутые индюки?! Ты вообще знаешь, что могут предлагать столичные ублюдки дочери крестьянина?! Или не дорос ещё?! Я для них всего лишь игрушка! Поиграл и бросил! Вот так-то, малолетка!
- Не может быть… - ещё мгновение назад взобравшийся до самого Вирия Ратибор ощущал себя искупавшимся в выгребной яме. - Тебе? Тебя? Ты же… Ты…
Ты как прохладный ветерок -
Отрада знойных дней.
Ты как прозрачный ручеёк,
Журчишь среди камней.
Стыдливо меркнет изумруд,
Глаза твои узрев.
И я назвать тебя готов,
Прекраснейшей из дев….
Стихи появились сами собой, и Ратибор не успел опомниться, как выпалил их, в искажённое гневом лицо Златы. Повисла тягостная тишина, изредка нарушаемая пофыркиваением коня. Ратибор проклинал сегодняш¬ний день, проклинал коварного демона, что подбил его выбрать именно эту дорогу, проклинал свой длинный язык и мерзкую привычку рифмовать слова. Надо же додуматься читать посреди поля стихи, кото¬рыми после исчезновения Всеведа никто и не интересовался, несчастной девушке уставшей от г домогательств красоградских повес. Уж лучше бы помалкивал! Не зря говорится – нет человека опаснее усердного дурня!
- Это про кого? – Злата смотрела прямо перед собой.
- Про тебя, - развёл руками Ратибор. Чего уж теперь отступать?!
- Ты же меня совсем не знаешь…
- Я слышал, как ты пела. Со мной что-то происходит, когда я смотрю на тебя. Ты просто не можешь быть плохой.
- Спасибо, - одними губами прошептала девушка. - Значит, и это про тебя не врут…. Мне ещё никто не писал стихов.
- Хоть каждый день! - улыбнулся Ратибор. Он вдруг почувствовал себя легко и уверенно. - И ещё – теперь каждый, кто подойдёт к тебе с дур¬ными мыслями, или скажет плохое слово, будет иметь дело со мной. Я…..
Всадник не успел закончить, Злата оказалась рядом, приподнялась на цыпочки и чмокнула его в щёку. В ту же секунду девушка развернулась и убежала в направлении города, оставив ошалевшего Ратибора посреди пыльной дороги в обществе беспрерывно размахивающего хвостом коня и тучи противно жужжащих оводов.
***
Если бы кто-то попросил рассказать всадника о тех временах, он скорее всего не поведал бы ничего вразумительного. Далёкое лето без¬возвратно ушедшей юности не оставило в памяти Ратибора чётких воспо¬минаний. Условно его можно было разделить по цветовой гамме: серая дымка ожиданий встреч со Златой и радужно-пьянящая пелена свиданий. Всадник вряд ли бы вспомнил, какие события произошли в княже¬стве, но мог в точности описать каждую родинку своей суженой, вкус её поцелуев, запах волос и нежность кожи. После Праздника Середины Лета сослуживцы Ратибора начали поговаривать, что молодому всаднику скоро понадобится отдельный домик. Кое-кто язвительно замечал, что пара вполне подходящая – скороспелый вояка и девчонка выскочка. Некоторые советовали Ратибору одуматься и не влезать так рано в ярмо семейной жизни.
Всадник их слушал, но и насмешки, и мудрые советы оставались за пре¬делами понимания. Что могли знать окружающие о его великой любви. Даже не любви, а ЛЮБВИ, той, которой ещё не было на свете, и наверное уже никогда не будет. Так считал Ратибор. С губ его не сходила счастливая улыбка. Слова, обращённые к возлюбленной сами собой складывались в рифмы. Юноше хотелось кричать и петь о своих чувствах. Он жаждал поделиться обретённым счастьем с вечно мрачным и недовольным миром.
Злата тоже сильно изменилась. Не было той дерзкой и готовой по поводу и без повода показать зубы девчонки. Дочь старосты стала приветливой и добродушной. Впервые, она попробо¬вала по-приятельски поболтать со сверстницами-заложницами, и к удивлению обнаружила, что многие из них не настолько уж тупы и чван¬ливы. Неудачливых ухажёров она теперь встречала не ехидной насмешкой, а сдержанным кивком. Те долго смотрели ей вслед и чесали макушки, гадая, какими такими посулами и подарками удалось безусому Ратибору завоевать сердце гордой красавицы. Боярин Иван, щека которого чесалась при каждой встрече с девушкой, утверждал, что волхв Всевед обучил мальчишку тайному слову. Ещё говорили…. Мало ли что болтают в красоградских пивнушках и на торговой площади? Все сходились в одном – более красивой пары давно не было в столице. Обсуждали так же сохранится ли любовная страсть в юных сердцах после свадьбы и не¬скольких лет совместной жизни.
- Время покажет, - философски заявляли те, кто уставал строить предпо¬ложения.
Время показало….. Но совершенно не то, чего ждали многочисленные сплетники. Не то о чём мечтали влюблённые…..
***
Ратибор проклинал дурацкие обычаи – родительское благо¬словение, выкуп невесты у подруг, трёхдневное застолье в отчем доме каждого из вступающих в брак. Зачем нужны эти чёртовы обряды двум любящим сердцам, спрашивал он себя. Из подсознания всплывало затяну¬тое паутиной и покрытое мхом слово – традиция. Всадник возненавидел традиции. Почему человек паривший на крыльях счастья, должен обяза¬тельно рухнуть в пучину отчаяния? Судьба…. Ратибор отказался подчи¬няться судьбе. Зачем гибнут ни в чём неповинные люди? Война… Всад¬ник объявил войну войне. Он поклялся мстить – бескомпромиссно и безжалостно. Какая может быть жалость в мире, где его лишили счастья?!
Всё было потом, а тогда, за месяц до Праздника Собранного Урожая, пьяный от счастья Ратибор провожал Злату в Моховое. Родители девушки обо всём знали. Благословение было пусть необходимой, но формальностью. За неделю до праздника всадник с друзьями (Сиггурд согласился исполнять роль отца, рано осиротевшего Ратибора) выедут в сторону Мохового. Трёхдневное застолье в доме невесты, затем Красоград – три дня в казарме…. И они принадлежат друг другу! До самой смерти, и даже после, как говорит во время обряда жрец Калаша. Ратибор сгорал от нетерпения, дожидаясь заветного дня.
***
Сообщение о войне пришло внезапно. В один день армия Справедливого перешла восточную границу почти на всём протяжении. Вчера гонцы наместников сообщали, что нет никакой опасности, а сегодня собранное ими ополчение бежит под натиском мятежников. Подмога из Поморья и других западных провинций, выступившая к столице только с началом осенних дождей, безнадёжно увязла на раскисших доро¬гах. Справедливый прислал к Яромиру гонца с требованием освободить несправедливо занимаемый им трон.
Гонца посадили на кол; всадники и столичное ополчение готовились вы¬ступить навстречу стремительно продвигающемуся войску самозванца… Сиггурд с началом военных действий вытребовал место в отряде. Князь доверил ему подразделение разведки. Северянин взял Рати¬бора себе в помощники.
Всадник воспринял разгоревшийся конфликт, как досадную помеху ото¬двинувшую сроки свадьбы. С другой стороны это даже неплохо: отличится в предстоящих битвах, чтобы с гордостью поглядывать на родню невесты, после разгрома Справедливого. В победе Ратибор не со¬мневался. Да и в чём можно было сомневаться.
Всадник думал об этом, присутствуя на допросе взятого ночью языка. Мятежник отведавший смоченного в соляном растворе кнута и познакомившийся с раскалёнными щипцами, рассказывал обнадёживающие вещи. Наместники, преодолевшие ступор первых дней войны, пытаются наладить оборону городов… Отрадно, что и простой народ сопротивляется банде самозванца. Вон в каком-то селении сотня крестьян, вооружённых кто чем, во главе со старостой, двое суток сдерживали конные отряды бунтовщиков… Молодцы! Жаль конечно, что сгинули, но на то и война…. Старосту на дверях дома распяли, живот распороли и оставили умирать. Дочь его, чтобы избежать лап мятежников облилась огненной жидкостью, схватила факел, сама себя сожгла… Храбрая девушка… Её тоже, наверное, кто-то любил….
- ….. запамятовал я, как та деревня прозывается, - шамкал разбитыми гу¬бами мятежник. – Неказистое название такое….. Вспомнил! Моховое! На¬долго мы там застряли…..
Ратибор сперва не понял, почему головы присутствующих в комнате всадников повернулись в его сторону. И от чего они все так странно смотрят? Память автоматически перемотала назад слова мятежника. Мохо¬вое….. Староста…. Дочь…. Злата!!!
- Нет! – прошептал Ратибор.
Светильники в комнате, вдруг начали подпрыгивать и кру¬житься, ноги стали ватными. Всадник опустился на лавку. В мозгу вспыхнула ярко-красная точка, плюющаяся отточенными молниями ярости. Ратибор задыхался. Предметы обрели чёткие очертания… даже слишком чёткие. Мышцы, кости, всё тело налилось нечеловеческой силой, всадник чувствовал, как глаза вылазят из орбит, а во рту заки¬пает слюна.
- Ты врёшь, собака! – прорычал Ратибор, который сейчас больше походил на обезумевшего волкодлака.
В следующее мгновение он вскочил на ноги и, разнося в щепки, попа¬дающиеся на пути лавки и табуретки, кинулся к мятежнику. Всадники, застыв от ужаса, смотрели, как Ратибор всадил кинжал в горло ничего не понимающего разбойника, метнулся к двери, снёс её с петель бросился к конюшне.
Седлать коня, нестись в Моховое, узнать, доказать что проклятый мятеж¬ник врал! Провожаемый испуганными взглядами лошадиных глаз, Ратибор искал стойло своего коня. Он метался от стены к стене, не в силах вспомнить место, где стоит быстроногий товарищ….
- Зачем ему было врать? - голос странно знакомый. Ратибор замер на месте, обшаривая невидящими глазами пространство конюшни. Сквозь чёрно-красное пламя ярости ему удалось разглядеть дверной проём и тёмную фигуру. Всадник угрожающе зарычал.
- Она мертва, и ты знаешь, - произнёс постоянно меняющий очертания силуэт. Ратибор хотел броситься на лжеца и разодрать его в клочья, но в это мгновение в мозгу опрокинулось ведро холодной воды. Пламя ярости утихло. Ратибор понял, что говорящий прав. Златы больше нет…
Всадник чувствовал как уходит его сила. Как умирают его желания. Как увядают чувства и мечты. Ноги снова стали ватными. Ратибор упал на колени, упёрся руками в разбросанное по полу сено, поднял утратившее краску лицо к потолочным балкам. Вой, хриплый вой смертельно ранен¬ного зверя, вырвался из груди Ратибора… Кони испуганно шарахнулись в стойлах, паническое ржание заглушило крик лишившегося всего всадника.
- Выступаем через три дня, - Сиггурд подошёл к лежащему на полу, когда стих адский гимн скорби. – Отлежись пока дома….
Отлёживаться Ратибор не смог. Он не помнил этих трёх дней. Да и вообще три их прошло или намного больше, пока невменяемый всадник переходил из одной пивнушки в другую, ввязываясь в драки и затевая ссоры, желая нарваться на лезвие ножа или удар кистеня, обретя таким образом успокоения, которого уже не мог получить от хмельного пойла.
***
Очнулся он в грязной каморке где-то в трущобах Красограда от мощ¬ного удара в челюсть.
- Мальчишка! – Сиггурд стоял над поверженным учеником, потирая кулак. – Вместо того, чтобы отдать тебя под трибунал, я изворачиваюсь перед князем и рыскаю по всяким помойкам! Сопляк! Мёртвых не оплакивают – за них мстят!
Ратибор кое-как вскарабкался на скамейку. Сиггурд присел рядом.
- Тяжко? От такого пойла и сдохнуть можно, - он отстегнул с пояса флягу. - Вот, глотни и чтобы к полудню привёл себя в порядок!
Ратибор долго смотрел на флягу, потом в глаза наставнику, внезапно он уткнулся лицом в меховую куртку северянина.
- Она мертва, Сиггурд… - услышал бурзумец прерываемый рыданиями шёпот.
Северянин неуклюже погладил грязные после проведённых в притонах ночей волосы Ратибора.
- Держись, мальчик… Ты только начинаешь жить в этом мире. Ты не успел привыкнуть, что поцелуи Хель здесь вещь более обычная, чем благосклонность Фрейи, - впервые за многие десятки лет голубые глаза Сиггурда стали влажными….
***
Ратибор сидел на поляне, куда занёс его змей, раздавленный тяжёлыми воспоминаниями. Чёрт возьми, сколько сил и времени понадобилось всад¬нику, чтобы, нет, не избавиться, а хотя бы приглушить душевную боль, и вот, пожалуйста - один необдуманный поступок озёрной девчонки и всё вернулось. Ратибор не злился на Кувшинку, у него не было сил, но подобно голодному волку его сердце глодало ощущение того, что он до сих пор не наказал главного виновника своих бед. Не будь Мерид¬дина, не выросла бы сила мятежников, не разгорелась бы война, не по¬гибла бы Злата, не распалось бы Подлунное…. Хотя…. Зачем себя обма¬нывать? Из-за развала княжества юный всадник вряд ли обрёк себя на лишения и опасности, устроив гонки с коварным чародеем, перескакивая из страны в страну, из Мира в Мир. Что значит судьба государства, когда на другой чаше весов жизни близких людей – товарищей по отряду, Сиг¬гурда, Златы…. Ратибор не мстил за гибель Подлунного, но смерть от¬дельных его граждан прощать не собирался. Будь у Мериддина сотня жизней - всадник готов забрать их все, одну за другой, выбирая самые изощрённые и мучительные способы.
Мысль о Мериддине заставила Ратибора встать на ноги - никакой само¬гипноз и чувство долга не пробуждает такую жажду действий, как созна¬ние того, что коварный враг всё ещё жив и наслаждается жизнью…. Всадник был готов к дальнейшему преследованию.
***
Через сотни три шагов окружающая местность перестала нравиться Ратибору. Змеёнышу было велено отвезти его поближе к людям, но у бестолкового зверюги, который одним взмахом крыльев оставляет за кончиком хвоста сотни вёрст, скорее всего, свои представления о « далеко» и «близко». Места, где оказался всадник, людными не назовёшь. Совсем, даже наоборот….
Пройдя полосу деревьев, Ратибор ступил на мёртвую землю. В прямом смысле этого слова. Валуны причудливой формы и холмы, покрытые коричневой травой, рассыпавшейся в прах при малейшем прикосновении. Изредка попадались скрюченные мумии, которые в преж¬ней жизни назывались кустами и деревьями. И не единой живой души! Даже бесплодная степь казалась теперь Ратибору кишащим жизнью благо¬датным местом.
Всадник осторожно продвигался вперёд, стараясь различить в шорохе рассыпающейся под сапогами травы, хотя бы жужжание мухи. Тщетно!
За ближайшем холмом что-то зашуршало. Это не походило на звук шагов, скорее всего по мёртвой траве тянули какое-то массивное тело. Всадник скрылся за камнем.
Через пару минут на гребень холма выползла огромная змея. Тело, тол¬щиной с доброе бревно, свернулось кольцами, подставляя солнцу покрытые сине-зелёной чешуёй бока. Змея подняла голову….. Ратибор закрыл рот обоими ладонями, чтобы не вскрикнуть. Всадник не знал, чего было больше сейчас в его душе – испуга или изумления. Тело исполинской змеи венчала петушиная голова! Чёрные словно смазанные воском перья, крюч¬коватый клюв, способный расколоть любой доспех, готовый вот-вот лоп¬нуть от прилившей крови алый гребень и ядовито жёлтый круглый глаз.
Ратибор поспешил отвести взгляд. Загадка мёртвой земли разъяснялась – ничто живое – от тонкой травинки до огромного слона - не в силах пере¬жить взгляда василиска. Все, кто в силах унести ноги, бегут из мест, где объявляется чудовище. Говорят ещё, что в мозгу васи¬лиска укрыт огромный алмаз. Находились отчаянные головы, дерзнувшие добыть сокровища. Правда, больше их никто не видел.
Ратибор читал о василисках в книгах Всеведа. Рассказы о чудовищах казались интересными, но совершенно неправдоподобными. Бред какой-то: коричневая жаба высиживает яйцо, снесённое чёрным петухом и оттуда, на тридцатый день выходит чудовище, убивающее взглядом. Такую историю, конечно, неплохо рассказывать ненастным вечером в общинной избе, с удовольствием слушая, как охают бабы и взвизгивают девушки, но верить самому в подобное…. И вот, пожалуйста, живой васи¬лиск собственной персоной!
Ратибор вспоминал слабые стороны зверя, описан¬ные в учёных книгах. Вроде как надо зеркало перед собой держать - василиск себе в глаза глянет и сразу же сдохнет. Только где то зеркало раздобыть?! Можно дождаться, пока чудовище уйдёт…. Но кто его знает, когда ему на солнышке нежиться надоест? А вдруг ему сюда, за камень, переползти приспичит? Кто разберёт, что у них, у василисков, на уме? В книгах пишут, что не только взгляд смертельный, но и слюна не лучше. А такой верзила если постарается, то на сотню шагов плюнет! Убеги от него попробуй! Может револьверами попробовать? Про то в книге ничего не сказано… А вдруг, только раззадоришь зверюгу?
Однако нужно что-то делать. Мысленно пожелав занёсшему его в гиблое место змеёнышу сожрать сегодня на обед самую костлявую корову, Ратибор обнажил оружие. Проверил заряды. Приготовился к внезапной атаке. Как говорится: кому повезёт - у того петух снесёт… Ратибор по¬морщился при мысли о несущихся петухах, глянул на своего противника.
В поведении василиска что-то изменилось. Ещё, мгновение назад, мирно дремавшее на верхушке холма чудовище подняло голову и всматривалось в ту сторону, откуда пришло. Бугры мускул напряг¬лись, из раскрытого клюва то и дело выскакивал раздвоенный язык. Васи¬лиск что-то услышал. У всадника появилась надежда, что василиск учуял добычу и может быть удастся избежать схватки, успех которой вызывал большое сомнение.
В эту секунду на холме мелькнуло что-то очень маленькое и очень стремительное. Глаза чудовища вспыхнули, из клюва вылетел комок шипящей пены. Извиваясь всем телом, василиск, прополз мимо камня, за которым укрывался всадник. Следом за чудовищем, чуть ли не хватая его за хвост, мелкими, но очень острыми зубками, неслась ласка.
Изумлённый Ратибор наблюдал, как непримиримые враги скрылись за ближайшем холмом. Раздался чудовищный вой. Судя по всему, отважная ласка весьма чувствительно прихватила отпрыска чёрного петуха. Всадник поспешил уйти подальше от места схватки. Он был всей душой на стороне храброго зверька, но ему не хотелось оставаться здесь, в слу¬чае, если на помощь василиску придёт кто-либо из сородичей. В конце концов, ни в каждую же драку ввязываться!
***
Мёртвая полоса закончилась неожиданно: Ратибор перевалил через оче¬редной холм и перед его глазами раскинулся изумрудный ковёр. Всадник оглянулся - за спиной картина схожая с Миром, когда, по словам жрецов, коварная Экология разрушила циви¬лизацию Древних. Самым отрадное зрелище, конечно, ленточка дороги, убегающая к горизонту. Зря, выходит, змеёныша ругал ….
Дорога, она как река – хочешь, не хочешь, а к людям выведет, рассуждал всадник, устремляясь к полоске, где небо встречалось с землёй. Вот только что за народ здесь обитает? Иной человек пострашнее василиска будет. Василиску, ему от природы выпало зло сеять. Таким уж уродился – ничего не попишешь. Или волк, скажем…. Коли родился с клы¬ками, то уж поневоле душегубом прослывёшь. С человеком посложнее будет…. То ли посмеялся Творец, создавая подобие своё, то ли перемуд¬рил в чём-то? Однако так вышло, что люди с виду вроде и одинаковые: руки, ноги, голова - два уха, а вглубь коли глянуть: один - беспомощнее ягнёнка, другой - злее любого хищника, третий, вообще, сродни падаль¬щику. Вроде, как и не одни и те же создания. Ещё одно понять непросто: тянется человек к себе подобным – оно и понятно вместе прожить легче. Только чаще как получается? Как на хорошее дело: мост построить, до¬рогу проложить, вдовам всадников хаты подправить, чуть ли не кнутом сгонять нужно. Зато бока чужаку намять, изгоев выгнать, или порушить что, здесь уж никого звать не надо - сами сбегаются.
Вскоре сомнения Ратибора должны были или подтвердиться, или разле¬теться в пух и прах – после очередного холма, из-за горизонта вынырнул частокол какого-то поселения. Ограда, заметил Ратибор, хотя и невысокая, но поставлена добротно, из хорошего дерева. По углам сторожевые ба¬шенки, внизу ров - ещё один плюс строителям. Мост и ворота широкие, значит городишка торговый – проще будет миновать стражу.
Ступив на мост, Ратибор поморщился – вонь стояла невыносимая. За отсутствием поблизости рек и речушек ров заполнялся городскими стоками. С одной стороны, тем, кто дома или мастерские поблизости от городской стены поставил, удовольствия мало, особенно когда ветер со стороны рва. Зато и осаждающим неудобство – зловонную жижу форсировать, не через реку переправляться – какую угодно заразу подцепишь, это если ещё забыть про мириады пиявок и разных червей, да ещё наверняка дно кольями утыкано или бороны вверх зубьями разложены…..
- Куда прёшься, мурло?! – громыхнуло из башни над воротами.
- В город я… - желание пристрелить грубияна нестерпимо, однако Ратибор сдержался. Может здесь обычаи такие?
- Вижу что не из города, дурень! - из бойницы высунулся краснорожий мужик. – Чего ты в городе забыл-то?
- По торговым я делам…. – всадник порадовался привычке перед входом в поселения укрывать револьверы под плащом. Обладатели таких вот свекольных физиономий начинают бить копытом при виде другого мужчины с оружием. А вот на смирного и простоватого торговца, наверняка не обратят внимания…
- Чего продавать-то будешь - вошь на аркане?! – заплывшие глазки недо¬верчиво прощупывали Ратибора. - Где твои товары?
- Товары в городе, - придурковато улыбнулся всадник. - При батюшке. Он Кирея взял с собой, а тот подрался с парнями местными. Я всегда с батюшкой в город прошусь, а он Кирея берёт. А Кирей он такой. Он при батюшке смирный.. А как…..
- Погоди, - голова исчезла, через минуту бочкоподобный стражник стоял рядом с Ратибором. – Так ты не новойаркский?
- Хуторские мы… Кирей тот завсегда в город с батюшкой, а я сиди и сиди.. Кирей потом и дразнится…
- Заткнись ты со своим Киреем. Платить надо за проход.
- Батюшка-то Кирея за драку домой прогнал, - бормотал Ратибор, похва¬ляясь тридцатью двумя зубами. - Меня позвал. Ратка, говорит, хоть и на голову слабоват, да смирный. Кулаки чесать не будет. А я у ба¬тюшки коня попрошу, деревянного… Настоящего Кирей отнимет. А…
- Заткнись! - взревел охранник.
Ратибор отступил на пару шагов, изображая испуг, даже рот ладонью прикрыл для достоверности.
- То-то, - громила погладил пузырь живота, пощупал массив¬ную золотую цепь на бычьей шее. – Это, - он указал на ворота, - не хутор, а город Новойарк, чтобы сюда войти надо заплатить. Понимаешь? Есть у тебя деньги?
- Денежку батюшка дал, - Ратибор с идиотской улыбкой принялся шарить по карманам. – Как покос был, он мне говорит - помолчи Ратка. А чего мне молчать? Он, говорит, денежку дам. Я и помолчал. Аж до самого вечера…. Вот моя денежка! - всадник сунул под нос стражнику серебря¬ную монетку. – Сверкает!
- Давай сюда и проходи, - глазёнки верзилы сверкнули.
- Моя денежка! – Ратибор, сдерживая смех, зажал монету в кулаке.
Лицо стражника побагровело. Отнять серебро у дурня – плёвое дело. Если бы он только не заорал. Проснётся напарник - дели на двоих. Ещё чего доброго потом Дону стуканёт… Не отмажешься!
- Как хочешь, - верзила неуклюже попытался изобразить равнодушие. – Мне-то и не нужна твоя денежка вовсе. Проку-то от неё… Тьфу!
- Сверкает! - возразил Ратибор.
- Разве что…. - толстые губы сложились в благодушную улыбку, верзила воровато оглянулся. - Я бы пропустил тебя – только вот батюшка твой велел монетку у тебя взять. Вчера подходил….
- Зачем? - всадник мысленно обругал себя за слишком уж рассудитель¬ный для дурачка вопрос.
- Нууууу… - стражник задрал голову к небу.
- Батюшка хороший, - Ратибор поспешил исправить оплошность. – На!
Серебро растворилось, коснувшись мясистой ладони стражника.
- Вот и молодец! - верзила втолкнул мнимого дурачка в городские во¬рота. - Теперь иди, ищи батюшку. И молчок обо всём – так батюшка велел.
- Батюшка хороший, - всадник застыл на месте. - А Кирей дразнится….
- Хороший, хороший, - верзила настойчиво толкал его прочь от ворот. – Иди к нему побыстрее. И про монетку никому…..
- Никомууууу, - закивал Ратибор, сворачивая за угол ближайшего дома.
Проскочив пару улиц, всадник дал волю чувствам. Он хохотал до тёмных кругов перед глазами. Верзила стра¬шился брать взятку, но всё же перед серебром не устоял. Пусть теперь подрожит до конца смены, ожидая мнимого батюшку, пришедшего засту¬питься за придурковатого сына!
Насмеявшись вволю, Ратибор огляделся – город, как город. Не столица конечно, но и маленьким не назовёшь. Судя по словам стражника, зовётся Новойарком. Это же, интересно, в каких краях? Хотя, после подземных залов гадать куда занесло – дело бесполезное. Главное след Мериддина схватить!
***
Рассудив, что самую подробную информацию лучше добывать в пивнушке, всадник отправился на поиски питейного заведения. Четверо встретившихся прохожих, подозрительно оглядев незнакомца, указали дорогу к трактиру с чудным названием «Общепит».
Авангард пивнушки, Ратибор обнаружил за несколько улиц до места расположения вышеуказанного заведения. То и дело по дороге попа¬дались подвыпившие кампании или отдельные горожане. Всадник миновал огромные контейнеры, в которых наряду с позабывшими о природной вражде кошками и собаками копались отвратительного вида побирушки, вышел к двухэтажному бревенчатому дому, на фронтоне коего красовались огромные кривые буквы – «ОБЩЕПИТ».
Веселье начиналось прямо во дворе. Заботливый хозяин уло¬жил на землю по четыре толстых бревна, в центр образовавшихся прямо¬угольников установил по массивному чурбаку. Почти импровизи¬рованные столики заняты гуляками, мало походящих на добропорядочных горожан.
«Долу бы эта идея понравилась, - думал всадник пробираясь между зали¬вающим в себя хмельное народом. - Прибыль- то какая! Хотя и головной боли, наверное, хватает. Ну, как весь этот сброд, перепившись, начнёт буянить? Камня на камне не оставят!»
Ратибор заметил, как с другой стороны двора ко входу направля¬ется человек, разительно отличающийся от пьянствующей массы.
Незнако¬мец одет в лёгкую кольчугу-безрукавку, из-за спины его выглядывают, перекрещиваясь, приклад самострела и рукоять секиры, у пояса тесни¬лятся метательные ножи.
Ратибор мог дать голову на отсечение, что и за голенищами сапог незнакомца отнюдь не пусто. Не менее всад¬ник был уверен и в том, что воин готов пустить в ход весь арсенал без малейшего колебания. Не сомневались, судя по всему, и мно¬гочисленные гуляки. Орда расступалась перед грозным воином, освобождая путь к дверям пивнушки. Слишком пьяных или слишком медлительных не успевших отойти, незнакомец хватал за шиворот и откидывал в сторону. Хмельное стадо начинало роптать - рука воина опускалась на рукоять ножа. Толпа умолкала…..
Ратибор позавидовал незнакомцу: самому то и дело приходи¬лось терпеть толчки и натыкаться на пья¬ниц. Стиснув зубы, всадник пробирался к воину. Не только желание воспользоваться проложенной дорогой влекло его – незнакомец как две капли воды походил на бурзумца. То же обветренное лицо, те же синие глаза, те же цвета спелой пшеницы рассыпавшиеся по плечам волосы.
Человек похожий на северянина заметил всадника. Он остановился, быстро повернулся в сторону сгрудившихся по правую руку гуляк, не медля ни секунды, выдернул из дышащей перегаром массы трёх синеносых мужичков и откинул их в сторону.
- Не сочти себя обязанным, добрый человек, - василькового цвета глаза скользнули по всаднику. – Я думаю, моя услуга не будет лишней.
- Спасибо, - оказавшись рядом с воином, Ратибор заметил, что тот, хотя и одного с ним роста, но смотрит по-особому, сверху вниз.
- Не стоит, - светловолосый махнул рукой. – С этим сбродом по другому нельзя, - заявил он идущему рядом всаднику. - Заклюют. А ты даже оружие зачем-то спрятал. Наверное, без приглашения Дона в город явился? Уж, не со внешних ли границ?
- С хутора я, - Ратибору не понравилось высокомерие незнакомца и осо¬бенно то, что тот заметил укрытые револьверы.
- Пусть будет хутор, - ухмыльнулся воин. – Дело твоё…
- Меня зовут Ратибор, - всаднику стало неловко за обман.
- А я Беовульф, - представился светловолосый, распахивая дверь пив¬нушки. - Проходи, хуторянин, - на его губах снова появилась усмешка.
Ратибор ничего не ответил, хотя надменный незнакомец уже его раздражал.
- Кошелём особо не тряси, коли он у тебя имеется, - предупредил Бео¬вульф напоследок, и направился в дальний угол пивнушки. Там он без особых церемоний выкинул из-за столика двух пьянчужек, расположился на скамье, всем своим видом показывая, что мест больше нет.
***
Ратибор предпочёл не подражать новому знакомцу, тот, судя по всему, человек в городе известный и с определённой репутацией, всадник здесь задерживаться, не собирался, авторитет среди гуляк ни к чему. Хотя, Сиггурд любил говаривать, что настоящему мужчине должно любую кампанию под свою дудку заставить плясать. Но здесь ни тот случай….. Ратибор размышлял так, пробираясь между тесно расстав¬ленными столиками. Дух в помещении стоял тяжёлый. Запахи хмельного пойла, подгоревшего масла, кислой капусты и давно немытых тел слились в единое, с позволения сказать, благоухание, которому под силу свалить человека, чей нос не привык к подобным ароматам.
В тёмном углу, Ратибор разглядел перевёрнутый ящик и чурба¬чок рядом с ним. Пока за это подобие стола не приземлился зад какого-нибудь пьяницы, всадник поспешил занять уединённое местечко. Оглядеться, выбрать наиболее болтливую и наименее агрессив¬ную ватагу, подсесть к ним, угостить и осторожно начать рас¬спросы. Если Мериддин посещал Новойарк, то память о нём оста¬лась.
- Пиво, медовуха, брага? - отрок подскочил на удивление быстро.
Заказывать чего-нибудь Ратибор не собирался. Серебра не так уж и много. С другой стороны, подозрительно будет выглядеть чужак за пустым столом, в заведении, где льётся рекой хмельное, и стоят горы закусок. И так сидит в тёмном углу белой вороной. Пьян¬ство - дело коллективное. А если не закажет ничего? Хозяин может и скандал устроить.
- Кусок жареного мяса и кувшин пива, - потребовал всадник.
Отрок исчез на несколько секунд, объявился, выставив перед Ра¬тибором деревянную миску со шматком мяса и кривобокий кувшин с шапкой пены. Наблюдая за окружающими, всадник подцепил мясо ножом и, не глядя, попытался откусить кусочек. Зубы Ратибора увязли в чём-то похожем на горелую резину. Выплюнув гадость, которую отрок имел наглость назвать мясом, всадник хотел глотнуть пива, чтобы избавиться от мерзкого привкуса. Ратибор сдул пену, и его чуть не стошнило – на по¬верхности пива мирно плавали белёсые предметы, кои имеют отношение к продолжению рода мух, но ни коим образом к процессу пивоварения.
- Ты что мне принёс?! – всадник поймал проходящего мимо отрока за рукав.
- Что заказывал, - мальчишка удивлённо смотрел на Ратибора. - Жаркое и пиво.
- Этому жаркому десяток лет! – возмутился всадник. – Зубы сломаешь!
- Всего-то неделя! – обиделся отрок. - И нечего так орать - другие про¬сить начнут, а у нас больше не осталось.
Настроение всадника было испорчено. И чего он забыл в этом притоне?! Походил бы по улицам, послушал разговоры, и то больше бы узнал!
- Я ухожу! – всадник поднялся из-за стола.
- А платить?! – вцепился в одежду отрок.
- За что?! - удивился Ратибор. – За пиво с опарышами?!
- Опарыши бесплатно, - заявил наглый мальчишка. – А вот мясо ты над¬кусил, теперь за него вдвое меньше брать придётся. Пену сдул. Знаешь, сколько на неё порошка уходит?
Можно конечно двинуть дерзкому отроку по уху и уйти, но Рати¬бор, во чтобы ни стало, хотел избежать конфликтов.
- Подавись! - он кинул на стол серебряную монету. - Чтобы вам всем сгореть!
- Заходите ещё! – парень услужливо поклонился вслед капризному посети¬телю.
***
Кляня на чём белый свет стоит и грязную пивнушку, и наглого отрока, и продающего чёрт знает что хозяина, Ратибор почти добрался до выхода. До двери оставался всего шаг, когда всадник обо что-то споткнулся и полетел на заплёванный пол. Соприкосновение колена с тёмными под¬гнившими досками вызвало весьма болезненные ощущения, на лбу, задев¬шем угол стола наливалась внушительных размеров шишка. Потирая ушибленные места , Ратибор поднялся на ноги, и тут же столкнулся лицом к лицу с разъярённым верзилой. Бритоголовый толстяк в цветастой рубахе оскалив рот полный металлических зубов, схватил всадника за шиворот и ткнул носом туда, куда всадник рухнул мгновение назад.
- Ты чего натворил, козёл, - вопил обладатель аккуратно обстриженной бородки. – Ты знаешь, сколько эти сапоги стоят?! Нет, урод, ты попал конкретно!
Ратибор смотрел на носок лакированного, судя по всему недешевого сапога, с едва заметной царапиной и в сердце его закипала ярость. Мало того, за отбросы содрали деньги, теперь ещё какой-то остолоп, выставивший в проход ноги, унижает княжеского всадника. Хватит! Видят боги, он пришёл сюда в надежде раздобыть кое-какие сведения о Мереддине, но раз местные людишки хотят драки – они её получат…
- Лох грёбаный! - продолжал заливаться толстяк. – Тебе за эту царапину век не расплатиться! Я тебя по миру пущу, урод! Ты у ме…..
Удар локтем в промежность оборвал крикуна на полуслове. Заплывшее жиром тело сложилось пополам. Ратибор подивился, что в безобразной туше обнаружилась гибкость. Из горла скандалиста уже не вырвалось ничего, кроме писка крысы, прищемившей хвост. Не теряя времени, всадник ребром ладони рубанул по тому месту, где должна находиться шея. Сквозь всколыхнувшийся слой жира, Ратибор услышал хруст позвонка. Он хищно улыбнулся: коли не хотите жить в мире – получите сполна - и со всей силы саданул носком сапога в висок оседающего на пол толстяка. Волны пробежали по сотрясаемому судорогой телу – гуляка, обожавший скандалы затих навсегда. У него сегодня был не очень удачный день…
«Ну почему во всех пивнушках всегда всё одинаково?» – думал всадник, глядя как из-за ближайшего стола поднимаются копии только что убитого невежи. Драка предстояла не шуточная – в этих тушах всё-таки мышц значительно больше чем жира. Ратибор передёрнул плечами, готовый скинуть плащ и выхватить револьверы.
***
- Тихо! – услышал он спокойный голос. Нависшелобые головы на коротких шеях, медленно, чуть ли не издавая скрип, повернулись в сторону говорившего.
- Он Кита замочил, босс, - с трудом, словно перекатывая камни, заворочался язык одного из амбалов.
- Хорош, начальник охраны! Первый лох его кинул! Поди-ка сюда фраерок, - Ратибор увидел в щёлку между валунообразными тушами, что говорит худощавый смуглый юноша с огромными, чуть ли не девичьими карими глазами. – Я кому говорю?! – холёный палец упёрся в Ратибора. - Иди сюда, покойник!
Всадник понял, что обращаются к нему, горы мускулов расступились, освобождая подходы к юноше. Ратибор глянул на хозяина заплывшего жиром мертвеца. Одежда тёмная, из дорогой ткани, на пальце перстень с алмазом, волосы аккуратно подстрижены, смазаны чем-то приятно пахнущим, перебивающим зловоние царящее в пивнушке. На вид хлипковат, даже странно, что громилы ему подчиняются… Всадник сделал шаг.
- Ловко Кита уделал, - улыбка тронула тонкие губы. - Хотя попал конкретно. Вот это, - он указал на грозно сопящих верзил, - его друзья. Они тебя не простят. Очень мальчики расстраиваются, когда фраера братву мочат… Я вот думаю, может, мне за тебя словечко замолвить? А, фраерок? Тебя как зовут-то?
- Зовуткой, - буркнул Ратибор.
- Хамишь? – уголки губ юноши опустились вниз. – Сам напросился… Кончайте его мальчики.
Ратибор почувствовал как со всех сторон на него надвигаются горообразные тела. Кожей ощутил занесённые кулаки. Начинается..
- Минутку, Майк! - раздался знакомый голос. – Хочешь моего напарника угробить?
Всадник оглянулся и увидел за спинами громил Беовульфа.
- Какие напарники?! – тонкие пальцы юноши барабанили по поверхности стола. - Такого в договоре не было!
- Ну договор я ни с тобой заключал, а с Доном, - на лице светловолосого не дрогнул ни один мускул. - Отец, значит не настолько тебе доверяет, коли подробностей не рассказал….
- Не твоё дело! - Майк прищурился. - Какого хрена он здесь тогда быкует, напарник твой?!
- Быкует? - переспросил Беовульф. – Значит ведёт себя с достоинством, не позволяя себя оскорблять? Так это по-моему переводится? И зачем только Дон на учителей словесности деньги тратил? Паршивому ягнёнку любой корм не в прок…
- Ты пургу не гони! – возбуждённый юноша даже приподнялся из-за стола. – За базар кто отвечать будет?!
- В данном случае – базар, не место торговли, а недоразумение между спорящими сторонами? – уточнил воин. – Вижу что так, - продолжил он опережая возражения Майка. – Тогда лично я никаких недоразумений не наблюдаю. Пёс твой цепной сам на кулак нарвался. Это же надо умудриться – коротенькие ножки на ползала расставить! А если бы не мой товарищ споткнулся, а женщина беременная, или старик подслеповатый?
- Откуда здесь беременные бабы возьмутся?
- Это мелочи, а я рассматриваю вопрос в объёме. Вот и первая оплошка толстяка, а вторая – незачем на незнакомца с кулаками бросаться. В Новойарске-то он может любого пузом раздавит или слюной забрызгает. А паренёк-то мой, с дальнего хутора, во все тонкости не вник ещё. Видит на него мешок с жиром прёт – ну и выбил из него дури маленько. Не виноват же он, что твой начальник охраны целиком из дури состоял. Оную как повыбивали, он и затих…. К тому же, Дон по вечерам любит поговорить со мной. О походах, о порядках новойаркских…. Вот старик удивиться, когда прознает, что сын его любимый по притонам слоняется, да охрану на людей натравливает. Удивиться старик, клянусь Одином!
- Ладно, - прищур Майка не обещал ничего хорошего ни Ратибору, ни Беовульфу. – Забирай своего напарника, и не попадайтесь мне больше на узкой тропинке.
- Вот это дело! - улыбнулся Беовульф. – Пошли, хуторянин! – он дружески подмигнул всаднику. – Потолкуем, ха-ха, об урожае гороха на этот год…. Хуторянин.
***
- А ты молодец, - похвалил воин, когда они оказались за его столом.
- Я убивать не хотел, - признался Ратибор. – Не рассчитал маленько.
- Я не про гору жира толкую. Он по заслугам получил. Я о том, что ты до последнего момента за оружие не хватался. У тебя под плащом что-нибудь огнестрельное?
- Револьверы.
- Я так примерно и думал. Хорошо, что ты пальбу не учинил…. Неплохая у тебя выдержка… для хуторянина.
- Я из Подлунного княжества. Младший командир всадников, - Ратибору очень не нравилась усмешка, с которой Беовульф произносил «хуторянин».
- Вот это на правду больше походит, - рассмеялся светловолосый. – Я его, понимаешь, выручаю, а он небылицы рассказывает. Чувствуешь, как тебе сразу полегчало, какой груз с души свалился?
Ратибор пожал плечами.
- Я тоже считаю, что это всё чушь, - неожиданно согласился Беовульф. – Здесь, кто не врёт, тот долго не живёт. По мне уж лучше тяжесть на душе, чем лёгкость на плечах. Согласен?
Всадник повторил тот же неопределённый жест.
- Вижу, что согласен, - ответил за него светловолосый. – Всадники это какое-то воинское объединение? Скорее всего… разведка… Подлунное… Ничего не слышал о таком. Далеко это? Постой….. Наверняка за внешними границами. Как же тебе удалось пройти? По твоему виду не скажешь, что много сражаться пришлось… Как-то тебе заставы удалось миновать – это и ежу понятно… А в наших краях забыл чего? Подзаработать решил? Не возражай! Зачем тебе ещё в эту дыру соваться? Только не говори, что за подвигами! Время героев давно кончилось, сейчас наёмники бал правят…
За время монолога, Ратибор не успел вставить не слова. Беовульф говорил быстро, чётко, не терпящим возражений тоном. Он ставил вопросы и тут же сам на них отвечал, жестом призывая собеседника к молчанию.
- ….заставы ты прошёл, - продолжал тем временем Беовульф, - стражу на воротах тоже как-то проскочил, но в регистрационном приказе не бывал, потому, как тебе не выдали вот такую бляху, - воин показал на медный кружочек, приколотый к отвороту рубахи (Ратибор сперва принял его за амулет), - В принципе, ты чужак, незаконно проникший в вотчину Дона. Чуешь, чем это пахнет? Вижу, что пока нет. Объясняю: пусть ты будешь трижды наездником…
- Всадником, - поправил Ратибор.
- Неважно, - отмахнулся светловолосый. - Но если бы ты вынул револьверы, на тебя накинулся бы весь кабак. Это я ещё не учитываю того, что Майк – младший сын Дона. Из этого какой вывод? В нехорошую историю ты попал, парень. А если взглянуть пристальнее, то и я вместе с тобой. Потому мы принимаем следующее решение – ты мне рассказываешь всё, честно и без утайки, как и водится между сообщниками. Согласен? Вижу что согласен – другого выхода у тебя нет… Предупреждаю, если ты только подумаешь об обмане - я сразу же ухожу, а уж ты продолжай с Майком, то, что этот юноша называет базаром. Его громил ты наверняка одолеешь, но вот когда пьяная орда ринется защищать отпрыска всеми обожаемого Дона….. Тяжеловато тебе придётся.
По наступившей тишине и внимательному взгляду голубых глаз, Ратибор понял - пришёл его черёд говорить. Он постарался, как можно короче описать Беовульфу историю своих приключений. В конце концов, всадник не совершил ничего постыдного, чтобы таиться от человека уже два раза приходившего на выручку.
- Как ни странно, я тебе верю, - подытожил Беовульф, когда Ратибор закончил рассказ. – Приврать-то ты, конечно, приврал… Не спорь! Всяк истину под себя искажает. Правда, всегда такова, какой мы её видим… Но в основном… Гм… В основном я тебе верю. Твои бы способности, да по нужной дороге. Долго ты ещё собираешься гоняться за Мериддином.
- Пока не найду.
- А что дальше?
- Отомщу!
- Допустим. А дальше?
- Там видно будет…
- Чушь. Детский лепет. Надо заранее знать, что ты будешь делать с тем, что желаешь приобрести. Ты жаждешь смерти чародея? Понимаю и всячески приветствую. Ты не знаешь, для чего она тебе нужна. Я смеюсь над тобой!
- Он сгубил моих близких. Уничтожил Родину.
- Глупость! Пора взрослеть, Ратибор. Песни скальдов и красивые саги хороши зимним вечером у тёплого очага и под добрый ковш пива. Каждый мальчишка понимает после первого же похода, что война не романтические бредни, а способ наживы и утверждения своего превосходства над всеми. И над врагами, и над соотечественниками. Боевая слава – красивая упаковка, позволяющая продать подороже свой меч. Оставим скальдам скорбь о возлюбленной и тоску по Родине – поговорим как воины. Что ты получаешь, убивая чародея?
Ратибор снова пожал плечами.
- Я так и знал, - кивнул сам себе Беовульф. - Бессмысленная трата времени и сил. Предлагаю тебе действительно пойти в мои напарники. Мне нужен человек прикрывающий спину, тебе – проводник по здешним местам. В накладе никто не остаётся.
- Я не могу…
- Я так и знал, - Беовульф не огорчился и не обрадовался. - Ты ещё не отказался от идеи изменить Мир в одиночку. Прискорбно, но ничего не поделаешь. Все мы через это прошли…
- Позволь один вопрос.
- Только не о том, где я прячу свои сокровища.
- Нет. Почему ты дважды выручил меня?
- У меня есть свой кодекс – если один против многих, то я на его стороне. Ты сейчас подумал, что это благородство и бескорыстие? Не спорь, вижу, что подумал. Всё гораздо проще - это мой каприз с одной стороны, боевая слава - с другой. К тому же очень приятно окунуть носом в навоз любимого сыночка Дона.
- Кто такой этот Дон? Князь?
- Значит так, - Беовульф, прищурив один глаз, что-то подсчитал в уме. - Одно из правил моего кодекса гласит следующее – принялся выручать, не бросай на полдороги. У меня есть немного времени. Я тебе коротко расскажу о месте, куда ты попал, потом выведу из города. Договорились?
- Спасибо.
- Вот только не надо слёз благодарности и трогательных объятий. Скажем так - я на время позволяю себе быть таким, каким меня представляют скальды. Слушай! – он схватил за ухо проходящего мимо отрока. - Пива моему напарнику из дубовой бочки, что в подвале, а не из помойного ведра. Ясно?!
- Ясно, - пропищал отрок.
- Здесь отличное пиво подают, - сообщил Беовульф.
- Уже в курсе… - усмехнулся Ратибор.
- Ты о фирменной бурде? Я видел, как у тебя физиономия скривилась, когда пену сдул. Я ещё гадал – решишься отхлебнуть или нет? Не волнуйся, мне эту гадость не подсунут.
- Такие помои и свинья пробовать откажется.
- А вот они не отказываются, - светловолосый бросил взгляд на забитый народом зал, - даже в долг просят. Они и протухшую мочу лакать будут, лишь бы мозги задурить. Быдло!
- Ну не все же…..
- Все, - отрезал Беовульф. – Все до единого! Ненавижу двуногих скотов! Я вот всё гадаю, как это случается, что прекрасные девушки превращаются в похотливых бабёнок, а благородные юноши либо в пьяниц, либо в рабов кошеля?
- Ну не.. – попытался возразить Ратибор.
- Все до единого! Не спорь! Поживёшь с моё – убедишься! Человек – самое мерзкое животное!
- И ты?
- И я. Только мерзость моя попривлекательнее выглядит. Снаружи….. нутро такое же гнилое, стремления те же – мягче спать, слаще жрать, кошель потуже набить, да побольше девок в постель затащить. И ты таким же станешь! А не станешь – значит, дурак ты прекраснодушный и больше ничего!
- Но можно…
- Нельзя! Ты вот за чародеем сломя голову несёшься, думаешь – какой я благородный мститель! А поближе глянем - за девчонку мстишь! За невесту свою! И всё! Так чем ты от наёмника Беовульфа отличаешься?! Я, может, в твои годы от трона конунга отказался, в бой с чудовищами рвался! Хотел добро творить! Кому это добро нужно? Им?! - воин окинул взглядом пьянствующих горожан. – Не был я в твоём Подлунном, но уверен народец там точно такой же! Он везде одинаков! И за них ты мстишь?! За скот в человеческом обличье?! От зла их хочешь избавить?! Да для этого каждому из них надо глотку перерезать, потому что основное зло в них самих, а не в каком-то дряхлом колдуне! Ты ему спасибо сказать должен! Погоди спорить! Верю, девчонка твоя красивой была. Верю, было у вас какое-то чувство, которое скальды любовью зовут, а я дурью! Так и скажи спасибо Мериддину, что в тебе всё это сохранилось! Молчи, говорю! Я ещё не закончил. Поживи ты подольше при дворе, и узнал бы, как государственные дела стряпаются, как должности получаются, как неугодные рты закрываются…. Ты тогда вряд ли бы скорбел о гибели княжества! А с девчонкой знаешь, как вышло бы? Может, и счастливы вы были бы…. пару месяцев. А потом? Потом у одних соседей - мясо в щах жирнее, у других – дом богаче, у той купчихи – сундук с платьями больше, а у этой боярыни - шкатулка с драгоценностями объёмистее. Ты бы сперва терпел, старался бы как-то урезонить, потом бы рукой махнул, начал бы приворовывать, мародёрствовать, лишь бы твоя красавица не ныла да до тела своего тебя бы допускала… А время-то идёт. Это я ещё помалкиваю о таком варианте, что тебя пристукнули бы в каком походе, или ещё хуже – покалечили. Дослужился ты до десятников - силы в тебе ещё много. Глядишь на свою красавицу, а она уже расползлась как квашня, рожа морщинистая, нос багровый, потому как от безделья к бражке пристрастилась. Вместо страстно горящих глаз – водянистые зенки, сводившая с ума грудь свисла до самого пояса, вечно мокрые под мышками рубахи, вечный запах пота и вечное нытьё об отданной тебе молодости. Где же прежняя любовь? Теперь ты ненавидишь сварливую бабу, когда-то приведённую т в дом. Мечтаешь от неё избавиться. Сам идешь к колдуну…..
- Замолчи!!! - Ратибор саданул кулаком по стулу. - Заткнись! Не доводи до греха!
Отрок, принесший пиво, выронил кувшин. Беовульф ловко подхватил посудину. Поставил на стол.
- Чего уставился?! – прикрикнул он на мальчишку. – У нас разговор серьёзный. Пошёл прочь!
- Я пойду, - Ратибор встал из-за стола. – Спасибо за выручку, - он одарил Беовульфа холодным взглядом. – За науку…
- Сиди! – нога светловолосого дёрнулась под столом, край скамьи ударил всадника пониже колен, сам того не хотя он оказался за столом. - Видишь, какая неприятная штука – правда? Конечно, мне надо бы посочувствовать тебе, восхититься твоими квестами, охаять чародея….ты меня сразу бы другом обозвал. Пили бы мы с тобой до утра, а потом бы разошлись в разные стороны. Я бы так и поступил, если бы не взялся тебе помочь. Тебя когда драться учили, пряниками угощали и учёными разговорами занимали?
- Больше пинками награждали, - всадник пригубил пиво, немного успокоился.
- Зато ты вон, какого верзилу уложить сумел, - Беовульф кивнул в сторону стола, где недавно пировал покойный Кит. - Значит, пинки пошли на пользу. Я тебя сейчас тоже драке обучаю. Только не кулачной….
- Ты чем-то похож на Сиггурда, - признался всадник.
- Мы, северяне, народ суровый. Жизнь заставляет… Не о том сейчас речь. Я говорил не для того, чтобы тебя обидеть, а чтобы ты уяснил - иногда лучше потерять, чем получить желаемое. Поймёшь, когда чародея к праотцам отправишь… Чем больше у человека иллюзий, тем дольше не становится он человеком. Если считать за род людской всё это быдло, - Беовульф третий раз за время разговора обратил взгляд на гуляк. - Ну, по тебе видно - ты ещё не скоро к нашей кампании присоединишься. Я, может, даже и завидую тебе. Представляешь, в окрестностях василиск объявился: так вместо того, чтобы выйти на бой с чудищем, эти уроды целыми днями пьянствуют, чтобы не страшно было, когда василиск до города доползёт…. Хотят сдохнуть и сами того не заметить.
- А ты?
- Что я? Мне за сражение с чудовищем никто не платил! Я сегодня в Новойарке, завтра ещё где-нибудь. Мне на его судьбу глубоко наплевать.
- Я видел василиска. Его ласка прогнала.
- Жаль. Одним гадюшником бы меньше стало. Всё бы воздух на время очистился. Ладно, хватит о приятном. Пора полезным заняться. Время поджимает. Тебе до захода надо город покинуть. Слушай и не перебивай.
***
Начну с того, что я бывший конунг датов. Наслушался саг да песен и решил, что только так жить и должно. Налоги с карлов и ремесленников снизил, откупную для рабов, вообще смешной сделал, хотел даже свеонский обычай ввести, чтобы по отцу вольность переходила, а не по матери. Коли поход воинский - старался избежать грабежей и насилия, только откупом ограничивался. Дружинники у меня за спиной посмеивались, кое-кто к другим конунгам лыжи навострил. Я же по наивности мечтал, что смогу народ убедить в преимуществах справедливого и благородного жития. По той же причине ринулся во владения соседнего конунга. В тех краях лютовало чудовище Грендель, с ним-то я и решил сразиться. О моей победе все скальды поют. Неужто не слыхал? Значит, услышишь ещё..
Конунг в мою честь пир закатил. Да во время застолья шепнул, что мол, зря я Гренделя порешил, надо было помять бока чудовищу да и отступиться. Грендель тот пользы больше приносил конунгу, чем вреда. Простолюдинов напуганных чудовищем легче в узде держать, налоги увеличивать, вроде как на вооружение и усиление дружины.
Не успел я возмутиться, как прибегает перепуганный стражник с вестью, что великанша-ведьма - мать Гренделя - к стенам замка подошла, хочет за сына поквитаться. Я за меч и к воротам. Успел краем уха услышать, как конунг следом за мной отряд посылает с приказом – не должен молодой конунг датов живым вернуться. Одолеет, мол, ведьма – такова воля богов, победит Беовульф – сами знаете, что делать…..
Бой был тяжёлым. Великанша утащила меня в свою пещеру. Там я всё-таки изловчился и прикончил отродье… Помнил, однако, что на выходе меня ждёт… Можно конечно и конунговых холуёв к праотцам отправить, и самого негодяя уму разуму поучить. Да только не стал я этого делать…. Словно пелена с глаз упала…. Вспомнил я и смешки за спиной, и красноречивые жесты простолюдинов, коим я пытался жизнь облегчить и понял, что в этом мире гораздо нужнее живое чудовище Грендель, чем наивный герой Беовульф. От героев хлопот слишком много… Переждал я пару недель в той пещере. Чтобы народ не сунулся, я выл страшным голосом, мечом о щит стучал… Пошли слухи о том, как я прикончил ведьму, но и сам умер от полученных ран, и теперь, мол, каждую ночь наши призраки сходятся в вечном бою. Конунг-предатель оплакивал своего молодого друга, устроил поминальный пир, заодно новый налог ввёл - на воздвижение погребального камня на месте гибели героя. Герои - когда мёртвые - не меньшую пользу приносят, чем живые чудовища.
Я же забрал сокровища, что ведьма со своим отпрыском скопили, и безлунной ночью отправился к границе своих владений. Конунгом датов уже стал мой дядя. Он, конечно, скорбел по безвременно усопшему племяннику, но при этом не забыл разослать во все концы вооружённых людей, которые хватали и заковывали в цепи любого, кто хотя бы немного походил на меня. К тому же он успел совершить успешный набег, где позволил дружине хватать всё, что приглянётся. Моего воскрешения никто не желал….
Я узнал истинную сущность рода человеческого и посвятил себя его частичному уничтожению. Естественно за хорошую плату. Не буду описывать цепь событий, что привела меня в здешние края, перейдём непосредственно к ним самим. Ты слыхал о Девяти Мирах?
- Знакомый волхв говорил, что их значительно больше.
- Может быть. Меня, по правде сказать, сие мало интересует. Качества дерьма не улучшается от его количества… Впрочем, надо признать, что и не ухудшается. Дерьмо оно и есть дерьмо…. Так вот, места вроде этого – приграничная зона меж Мирами. Попасть сюда трудно, выбраться почти невозможно. Сюда из граничащих Миров чего только не попадает, перемешивается между собой и получаются всякие василиски, грифоны, единороги и прочие чудеса. Я думаю и приятель мой давний – Грендель – со своей мамашей из этих мест.
- Ты же говоришь - выбраться невозможно, - напомнил Ратибор.
- Почти, - уточнил Беовульф. – К тому же они хоть и необычные, но всё же животные, а зверю лазеечку завсегда проще найти, чем человеку.
- А люди как сюда попали?
- Так же как ты.
- Я на змее прилетел, - признался всадник.
Беовульф удивлённо посмотрел на собеседника, вдруг расхохотался:
- Ай да хуторянин! Признаюсь, утёр мне нос! Я-то думал, что ты, гоняясь за Мериддином, прослышал о драконе, что огненным дыханием посевы жжет или о похотливом кентавре, который купающихся девок да пасущихся кобыл бесчестит, и решил чудовищ к порядку призвать, заблудился, выпал из внешнего Мира. Я ещё и удивлялся – как это тебе заставы удалось обойти?! Ты вместо того, чтобы голову дракону рубить, под седло его! Ловко! Не завидую я тому чародею!
- Мне озёрница помогла, - смутился всадник. – Мы вроде как помолвлены…
- Опоньки! – от избытка чувств Беовульф хрястнул дном деревянной кружки по столу. - Он ещё наяду соблазнил! И помалкивает! Ягнёнком прикидывается! Ай да хват!
- Случайно всё вышло, - Ратибору не нравилось внимание сидящих за соседними столами. - И не было у нас ничего. Отобедали вместе и всё.
- А вот об этом помалкивай, - внезапно посерьёзнел Беовульф. – Ты думаешь, я зря разорался. Ты мой напарник – это раз. О похождениях твоих кто-то что-то услышал, чего не понял - то придумает, драку твою с Китом видали. Перед тобой теперь этот сброд хвостиком вилять будет. Пока слабинку не покажешь. Тогда сразу разорвут. Не знаю как в ваших кабаках, но здесь порядок такой: в кармане у тебя грош – говори, что дома сундук золота, забеременела дворовая девка, тверди, что от тебя, налетел спьяну на дверной косяк, набил шишку, рассказывай, что с сотней разбойников сцепился. Станешь своим парнем.
- Я здесь задерживаться не собираюсь.
- А в других кабаках думаешь по иному? Хочешь след чародея найти - умей разговор поддерживать, который мужским называется… Ладно, отвлёкся я, слушай дальше. Я ведь не зря про змея тебя спросил…. Чудовища здешние нет-нет да оказываются во внешнем мире. Ну, там с перепугу да по дурости начинают бедокурить – скотину изводить, девок похищать… Естественно, слухи о злодеяниях быстро по земле расходятся. Тут-то и собираются беспутные герои, вроде нас с тобой, мечтают извести супостатов. Некоторые из таких далей приходят… Подумать страшно. Зачем только неизвестно? Они, видите ли, защиту границ и обустройство государства за подвиг не считают! Им надо во что бы то ни стало дракону голову снести или великану зубы повышибать!
Ну, соберётся этих героев тьма, а чудовище-то одно, да и то, по правде сказать, трусливое - прячется от оравы вояк до последнего…. Однако, рано или поздно, но кто-нибудь зверюгу выслеживает, потом давай повсюду о своём подвиге трубить. Остальным-то что прикажешь делать? Стыдно уходить, не солоно хлебавши. Вот и начинают туда-сюда рыскать – искать приключений на свою голову. А приграничье, надо сказать, место особое – один шажок неверный и всё, застрял меж мирами… Так здесь и объявились люди. Освободили пленниц, коих драконы в пещерах держали… Вот тоже чудное животное; ворона, например, всякие сверкающие штучки в гнездо тащит, а этот девок зачем-то умыкает. Набьёт полную пещеру, привалит камнем и позабудет… Ну герои девок тех освободили, переженились, сперва каждая семья, каждый род сам по себе был, потом объединялись, роднились… Вот так и появилось меж Мирами несколько городков, кои сами жители форпостами зовут…
- Они все потомки героев? - теперь Ратибор обвёл взглядом пьяную толпу.
- А по-твоему герои из другого мяса сделаны или иначе своих жён любят? - усмехнулся Беовульф. - И на доброй яблоне гнилые плоды бывают. Это же всего-навсего люди…. Материал паршивый!
- А сам-то ты?
- Я здесь недавно… Десяток лет. Плодиться и размножаться не собираюсь, если ты об этом. Сейчас меня Дон нанял…. Его последнее время очень уж начал доставать Горбун с соседнего форпоста…
- Так ты….
- Наёмный убийца и вообще человек для щекотливых поручений.
- Ты ещё меня в напарники звал! – возмутился Ратибор.
- За умного человека принял, - развёл руками Беовульф. – Вижу, ошибся… Сюда, по-видимому, никто, кроме героев не попадает.
- Я пойду.
- Погоди, - Беовульф бросил на стол золотую монету и последовал за всадником. - Я же тебя обещал вывести.
- Как-нибудь сам…
- Как-нибудь дома осталось, парень. Здесь меня слушай, если конечно в живых хочешь остаться и чародея своего пристукнуть.
- Что же тебе за корысть такая в этом?
- Мне никакой, а вот тому пареньку, который с Гренделем бился, есть какая-то. Такая, что я и сам не понимаю….
***
…… знаю, как вы, служилые, к нашему ремеслу относитесь, - продолжал светловолосый, когда они отошли подальше от кабака. – Тати поганые. Псы продажные. В чём-то вы и правы…. Но сам посуди, кто такие Дон и Горбун.
- Князья, наверное? - предположил Ратибор.
- Князья! - рассмеялся Беовульф. - Только не коронованные! Майка видал? Копия папаши. Только дури ещё много в парне! Дон – торговец! А знаешь, что продаёт? Дружбу! Свою дружбу! Приди к нему простолюдин с горем – Дон не откажет. Купцы его расположение ценят. А те, кто не хочет со стариком дружить, вечно в беду попадают - то лавка сгорит, то грабёж случится… Чиновники опять же в очередь к Дону выстраиваются… Он никому не отказывает, со всеми дружит…. И цена его дружбы не особо великая - маленькая услуга в нужный момент… Понимаешь, о чём я? И Горбун такой же! Так почему же мне каждого из этих упырей не пристукнуть?! Да ещё на их собственные денежки!
- Тебе виднее…
- Вот именно. Только не обо мне сейчас разговор. Ты не думай, что я в твои силы не верю…. Ты парнишка ловкий… Я другого опасаюсь… Здесь у нас из разных Миров много чего намешано, но на единственное строгий запрет – на огнестрельное оружие. Я и побоялся, коли Майк тебе отомстить вздумает, ты за револьверы ухватишься….
- Неужто ты думаешь….
- Вот именно про это я и не думал.
- Или считаешь…..
- Конечно, не считаю.
- Тогда почему…
- Потому что Майк жалит наверняка! Увидит твои револьверы, из кожи вылезет – себе такие же добудет. Вооружит своих приятелей. Мальчишка давно мечтает Дона на покой отправить…
- Ты вроде о том же самом недавно толковал, - напомнил Ратибор.
- О том, да не о том. Дону давно пора в лучший мир отбыть, но не таким способом. Нужно, чтобы между его родом и приятелями Горбуна война разгорелась. Это раз. Теперь об оружие. Если плюющиеся огнём палки попадут в лапы местного сброда - случится катастрофа. Потому, между здешними воинами заключён негласный договор - не использовать оружие других Миров. Пьяная поножовщина тоже зрелище малоприятное, но всё же гораздо лучшее, чем трусливое стадо с огнестрельным оружием в руках….
- Чёрт возьми! – восхитился Ратибор. - Как у вас тут всё сложно организовано и продумано! А на первый взгляд – полный бардак!
- Любое государство – тщательно спланированный бардак, парень. Уж поверь бывшему конунгу.
- Стоять! – увлечённый разговором всадник не заметил, как они оказались в безлюдном переулке. Беовульф выдернул из земли куст по виду не отличающийся от прочих и указал Ратибору на темнеющий в земле провал. – Тебе сюда. Выйдешь прямо за городской стеной.
- Спасибо….
- Только целоваться не лезь.
- Может…
- И мне с тобой? Староват я уже, парень для бескорыстных подвигов. Понял бы это раньше – здесь бы не застрял. Всё! Лезь, и словно не было тебя! Морлоков опасайся! Да! Чуть не забыл! Слыхал я о Святилище, попробуй там своего чародея поискать… Удачи, сынок!
- Спасибо, Беовульф! Прощай, Сиггурд! – последнее он произнёс вполголоса.
***
Ратибору казалось, что он уже во второй раз оставляет своего наставника в месте, где тому суждено погибнуть. Хотя, сам северянин ни раз говаривал: жизнь - болезнь опасная, чаще всего смертью заканчивается. Пусть удача сопутствует светловолосому наёмнику во всём, что бы он ни задумал, такие о плохом никогда не думают…. От нахлынувших чувств у Ратибора выступили слёзы. Чёрт возьми! Слишком часто они заявляют о себе в последнее время! Ни зря Беовульф, как мальчишку, довёл до самого подземного хода! Он бы и сюда полез, коли не занят бы был! Стыдно, господин всадник! Расклеился! Действительно, чуть целоваться не полез!
Из потока самобичевания Ратибора вырвала рука, покрытая белёсой шерстью, возникшая перед самым носом всадника. Памятуя, о словах Беовульфа про огнестрельное оружие, Ратибор, схватил волосатую пятерню, что есть силы, саданул о колено, тут же, упав на землю, заехал носком сапога туда, где примерно находилось лицо, скрывающегося в темноте обладателя слишком уж игривых ручек. Хруст костей и верещание, которое никак нельзя было назвать выражением восторга, сообщили о том, что удары достигли цели.
- Пролетарии всех стран соединяйтесь! - из темноты возникло обезьяноподобное существо. - Вы поведёте нас наверх!
- А жениться не надо? - всадник помнил опыт общения с озёрницей.
- Если вам это нужно, то, пожалуйста, - заявило похожее на человека создание. – Веками мы прозябаем под землёй, создавая материальные ценности! Вы победили начальника штаба! Теперь вы поведёте нас наверх! Позвольте представиться…. Робеспьер! Вы выведете нас наружу! Истинных хозяев этой земли! Мы установим свой порядок! И жрать, жрать всех безволосых! К вам это естественно не относиться! Но мясо безволосых! Жрать, всех жрать! Веди нас, новый Дантон!
- Ты, наверное, морлок? – Ратибор вспомнил предупреждение Беовульфа.
- Мы люди! - завизжало существо. – Единственные! Достойные существования! Наверху скоты! Мы создали всё! Мы, и больше никто! Веди нас наверх! Мы хотим мясо безволосых! Мясо! Мясо!
Из темноты послышалось урчание сотни согласных с Робеспьером желудков… Ратибор выхватил револьверы…. Похожие на обезьян морлоки, корчились от боли и скакали перед ним (Робеспьер моментально пропал), Ратибор всаживал одну за другой свинцовые градины в существ, которые мешали ему пройти…
Морлоки (не братья ли волкодлаков часом?) отступили. Ратибор шёл вперёд. Он встретил закат солнца, выйдя из подземного хода.
***
Ратибор быстро нашёл лесок, в коем можно отдохнуть после всего пережитого. Как хотелось отоспаться! Как хотелось угомонить воспоминания! Всё бы так и было…. Всё! Если бы….. Нет! Прав был Беовульф, рассказывая о дурости героев! Устроившись под деревом, погружаясь в сон, всадник услышал стон. Какой к чертям собачим стон?! Крестьянин, распрягаюший повозку, принял бы этот звук за порыв ветра, наёмник, подрядившийся убить Горбуна (Ратибор усмехнулся) за крик потревоженной птицы, купец бы вообще, убрался подальше от подозрительных звуков (может ватажники друг другу знаки передают), всадник решил посмотреть…. Решил? Получай! Рядом со сгоревшей повозкой Лады лежала девушка.
***
В машине три обугленных тела. Ратибор сделал шаг в сторону почерневшего каркаса. На всадника ринулась, захлёбывающаяся лаем короткохвостая чёрная собака с рыжими подпалинами. Ратибор вынул револьверы…
Собака глянула на всадника загноившимися от слёз глазами, села перед повозкой и завыла. Через секунду, сметая мощным грудью, закопчённые стёкла и обуглившийся металл, она ринулась в машину, облизывая трупы сгоревших. Её широкий розовый язык мелькал в воздухе с такой скоростью, словно от интенсивности её действий, зависит воскрешение обгоревших костей и обуглившейся плоти.
Ратибор отвернулся. Не хотелось смотреть на страдания верного животного. А ещё…. Ещё…. Ещё, собака напомнила ему одного давнего знакомого… Чего греха таить? Самого себя увидел всадник в свихнувшемся от горя животном!
Надо оказать помощь девушке, чей стон привлёк его к месту трагедии. Ратибор склонился над бесчувственным телом. В другое время и в другом месте всадник наверняка бы обратил внимание на эту представительницу прекрасного пола. Поэты - народ странный. Что, скажите на милость, может быть особого в слегка вздёрнутом носе, приподнятых скулах, разметавшихся тёмных волосах и чуть приоткрытых губах? В конце концов, такого добра и в комплекте, и по отдельности, полным полно в каждом из Миров, если они, конечно, населены человеческими существами. У Ратибора же перехватило дыхание. Он забыл и о сгоревшей повозке, и об огромной собаке (обезумевшее животное могло бросить бесплодные попытки воскрешения хозяев и наброситься на чужака) и даже Мериддина… Всадник смотрел на округлое лицо, которое, по его мнению, не могли обезобразить ни крупный кровоподтек на щеке, ни уже подсохшая царапина на лбу.
Девушка открыла глаза, чёрные до умопомрачения и немного зауженные, как у некоторых степнячек. Секунду в них стояло ничего непонимание, проснувшегося человека. Через мгновение глаза незнакомки наполнились ужасом, она завизжала.
Ратибор отпрянул в сторону. Реакция девушки подействовала, как ведро холодной воды. Всадник невольно дотронулся до лица. Уж не превратился ли он в волкодлака или какого-нибудь морлока. Недельная щетина скребанула по загрубевшей ладони - последний раз брился ещё на болотах. Однако щетина же причина ужаса… Кувшинка и похуже увидала… Не испугалась. Чудной народ - женщины! По идее, должна радоваться… Жива-здорова…. Визжит, словно у неё сундучок с румянами да с краской для бровей отнимают. На какой кобыле теперь к ней подъезжать прикажете? А когда без чувств лежала такой прекрасной казалась….. Прямо богиня!
Ратибор поскрёб затылок… За спиной отрывисто забрехала собака. Нашёл себе головную боль! Вывел же умный человек на дорогу…. Нет! Надо было сюда влезать! Теперь вот как с визжащей девкой да с захлёбывающейся лаем собакой управляться? И не бросишь ведь их! Может собака и не пропадёт…. Хотя девчонка…..
Ратибор глянул на незнакомку. Слава богам, наконец-то успокоилась. Сверлила его настороженным взглядом. Кефрийки, например, при виде мышонка готовы на небо запрыгнуть, а в бою (когда вместе волкодлаков громили) поверженным врагам уши отрезают… Да и в Подлунном тоже - бабы только кажутся слабыми…. На самом деле, иногда такое творят… Хотя бы Злата…
Всадник вздрогнул – раньше, он любую женщину сравнивал с погибшей невестой… Здесь же образ возлюбленной, только сейчас всплыл в памяти. Да и то - какой-то…. едва различимый…. Уж не ведьма ли черноволосая незнакомка? Ратибор присмотрелся к девушке – смахивает на знатную кефрийку…….Вязаная рубаха (такие одевают под кольчугу – почему-то белая: шагу не сделаешь – замараешь)… Хотя чего с женщины взять…. Может и додумалась в дальний поход штаны одеть, но хлипкие какие-то, узенькие – того гляди по шву разойдутся, матерчатые (у кефриек хватает ума в кожаные облачаться, как и все нормальные воины)…. Может какая-нибудь местная кефрийка? Неопытная?
Ратибор принялся вспоминать известные обычаи женской империи.
- Окей Оби! - всадник не знал смысла фразы (кстати, амазонки тоже), но воительницы считали её главным обращением к верховной богине, заботящейся всегда и обо всех.
- Придурок! – девушка извлекла из кармана, казавшихся второй кожей штанов коробочку с крошечным зеркальцем. Принялась изучать своё лицо.
- Ужас какой! - таков был итог длительных исследований. – Ты гаишник?! Что с этими уродами?! Сразу говорю: мало того, что аварию устроили – ещё ко мне приставали! Я вообще здесь случайно…. Ничего подписывать не буду! – она снова глянула в зеркальце. - У вас здесь хоть кто-нибудь с пудрой есть? Хотя откуда в ментовке…. Мне домой надо!
- Здесь три обугленных трупа и собака… - Ратибор очухался от первого напора и начал злиться. – Можешь у неё пудру спросить!
- Карма? – переспросила девушка, тут же из сгоревшей повозки с грохотом вылетела огромная собака.
В два прыжка она оказалась перед девушкой, обрубок хвоста заметался как стрелка запущенного на адской скорости метронома, заставляя повторять свои движения весь зад животного от грудной клетки до рыжей подпалины, похожей на мишень. Пару раз розовый, лопатообразный язык прошёлся по обретающим краску щекам незнакомки. Через секунду крупная голова с вислыми ушами и рыжими бровями повернулась в сторону Ратибора. Короткошерстный нос подернулся злыми морщинами, губы скривились, обнажая белоснежные клыки. Из широкой груди, которой под силу расшибать ворота, вырвалось глухое рычание. Всадник многозначительно покачал револьвером. Презрительно гавкнув, собака метнулась в повозку, расположившись в ногах у одного из обгоревших мертвецом.
- Карма! – снова позвала девушка. Собака в ответ заскулила.
- Шабат мёртвый? – незнакомка посмотрела на Ратибора.
- То, что от него осталось, и голодный изгой в кашу не положит, - подтвердил всадник.
- И….
- Все до единого.
- Туда и дорога! – губы изогнулись в злобной ухмылке. – Уроды! Ты ведь не из милиции? – девушка внимательно посмотрела на Ратибора. – Вроде на байкера похож… Где твой мотоцикл? Что это вообще за место? Слушай, давай сматываться, пока менты не нагрянули! Я расплачусь… но только деньгами! У меня даже баксы есть! Не вздумай приставать! Чего тормозишь?! Уносим ноги!
- Уйти-то можно, - согласился Ратибор. – А собака? Сдохнет… или на василиска наткнётся.
- Карму жалко, - кивнула незнакомка. – А ты её сможешь на мотоцикл усадить?
- Зачем её куда-то усаживать. Погодим маленько. Собака наплачется – приманим к себе…. Доведу вас до нужного места.
- Чего ждать? Ну, вообще, как хочешь! Где здесь поблизости цивилизация?
- Новойарк рядом…. Но я туда только подземный ход знаю…. Там морлоки. Я многих перебил…..
- Меня ваши разборки не касаются! Автобусы там ходят?
- Не знаю, - признался Ратибор. – Я там и дня не пробыл.
- Так ты не местный! – возмутилась девушка. – Тоже заблудился?! Откуда ты свалился на мою голову!
- Я младший командир отряда всадников!
- Лицо попроще сделай! – незнакомка отвернулась и принялась вполголоса рассуждать с собой. – От групповухи бог спас, в аварии выжила, на ментов не нарвалась, теперь какой-то лох на мою голову и дурацкая собака! Везёт! - она глянула на Ратибора. – Калиновск хоть далеко?!
Всадник пожал плечами в ответ.
- Прекрасно! Эти идиоты спьяну могли куда угодно завернуть… Называется – добралась до дома побыстрее. Лучше бы лишний час автобус подождала! Ты хоть что-нибудь знаешь?
- Я не из этого Мира…. Иду по следу….
- А надо бы по дороге! - перебила девушка. - Ты меня хоть можешь проводить до этого самого Нов….Ново….
- Новойарка, - подсказал Ратибор. - Проводить могу…. Только Беовульф предупреждал, что там небезопасно.
- Меня ваши разборки не касаются. Мне бы только на автобус сесть, и гуд бай.
- Сомневаюсь, что там есть нечто подобное…
- Автобусы не ходят?
- И автобусы, и то второе, которое бай.
- Тоже мне остряк! - вздёрнутый нос поморщился. – Что за деревня твой Новойарк?
- Я здесь тоже впервые, - напомнил Ратибор. - Хотя Новойарк деревней не назовёшь. Средний такой городок. Там может даже сотня жителей.
- Всё с вами ясно. Ты хоть с какой стороны сюда притопал?
Ратибор повертел головой.
- Точно сказать не могу, - признался он. - Под землёй сложно ориентироваться. А до этого на змее летел. Замёрз в облаках… Не до сторон было.
- Ты чего под кайфом? - взгляд девушки стал подозрительным. - Какие облака… Ой, что это?! - её глаза расширились. - Мамочка!!!
Всадник быстро развернулся. Воздух вокруг повозки сгустился. Возникало ощущение, что обгоревший каркас с мёртвыми людьми и живой собакой погрузился в воду. Ратибор чётко видел расходящиеся волны. Крупная рябь покрыла всё: землю, траву, облака…. Обугленные останки потеряли чёткие очертания и стали прозрачными. Через секунду всё прекратилось. Повозка исчезла со всем содержимым. На мгновение всадник смог различить ненавистную фигуру в чёрном балахоне. Даже услышал ехидный смешок… Ратибор кинулся к исчезающей повозке, но наткнулся лишь на едва примятую траву.
***
Что всё это могло означать?! Галлюцинация?! Сумасшествие?! Шутки очередной озёрницы?! Ратибор давал голову на отсечение, что всё было реальным и собака, и трупы, и повозка. А девушка?! Её уж никак не назовёшь фантомом! Кстати, о девушках… Всадник повернулся в сторону незнакомки. Из груди вырвался вздох облегчения. Хоть она не пропала. А то можно и вправду себя полоумным счесть. Может у них, меж Мирами, такие фокусы дело привычное, навроде дождика, но чужестранцев всё же предупреждать надо.
Всадник подошёл к незнакомке. Та застыла на месте с округлившимися глазами и открытым ртом. Нет, видать, подобные исчезновения в здешних краях явление редкое. Но зачем же так расстраиваться?
- Ворона влетит, - Ратибор слегка коснулся подбородка девушки. Та глянула на него пустыми глазами.
- Рот, говорю, не надо открытым держать, - объяснил всадник. - Ворона, конечно, не поместиться, а вот муха вполне заскочить может. А мы не знаем, где она перед этим сидела.
Девушка сомкнула губы, в её взгляде появилось осмысленное выражение.
- Где машина? - прошептала она. – Где Карма?
- Почему вода мокрая? Зачем пятна на Луне? Я-то откуда знаю? Я здесь ещё и дня не прожил. Это у тебя надо спрашивать – куда покойники пропали!
- Зачем ты это сделал? Что тебе от меня нужно? - девушка зарыдала и опустилась на землю. А может сначала села, а потом уже заплакала? Ратибор не помнил точной последовательности. Почуяв надвигающиеся слёзы, всадник запаниковал. Легче выдержать трёхдневное сражение или переход через пустыню, чем пережить женский плач. Неожиданный, как осенний дождь и неразборчивый, как драчливый пьяница, он одновременно и раздражал, и заставлял чувствовать себя беспомощным. Решившую уронить слезу представительницу прекрасного пола трудно успокоить. Да что там трудно! Невозможно! Поверженная горем женщина, заранее отмеряла время, посвящённое слёзопролитию, и никакие силы не могли сократить его ни на секунду. После ритуала омовения горя и простолюдинка, и боярыня быстро успокаивались и рассказывали о причине (чаще всего смехотворной) слёз. Ратибор это прекрасно знал, но всё равно чувствовал себя неловко рядом с плачущей девушкой.
- Ну не надо, - он осторожно дотронулся до тёмных волос, положил ладонь на вздрагивающее плечо. – Ну, мало ли что здесь у вас меж Мирами происходит. Я вон василиска как перепугался. Стыдно и вспомнить. Беовульф говорил, ещё и не такие чудовища попадаются… Что же, теперь из-за каждого так убиваться? И делов-то – повозка пропала! Разбитая к тому же… Тьфу! Может, ты тех троих жалеешь или собаку? Так их слезами не вернёшь. Ну, успокаивайся, - он откинул волосы с заплаканного лица. - Всё в порядке? - Ратибору казалось, что он улыбается ободряюще.
Девушка имела на этот счёт особое мнение. Улыбка всадника мигом прекратила поток слёз и зажгла ненависть в чёрных глазах.
- Ты меня за дуру держишь?! - Ратибору показалось, что ногти на тонких пальцах стали длиннее, а белоснежные зубы заострились. - Хватит нести всякий бред!!! - незнакомка всё более и более походила на разъярённую кошку. – Что вам всем от меня нужно?! - Ратибор невольно попятился. – Ты такой же урод, как и эти! - девушка махнула в сторону, где ещё недавно находилась разбитая повозка. - Тоже трахнуть меня захотел?! Извращенец!
Ратибор поскрёб щетину на подбородке. Трахнуть, конечно, сильно сказано, ещё пришибёшь ненароком, а вот оплеуху отвесить, для успокоения, это в самый раз.
- Трахнулись пока вы со своими друзьями, - он старался говорить спокойно и примиряюще. - Судя по вашей повозке, обо что-то крепкое… Я же с женщинами не дерусь. Так что….
Девушка на секунду замолчала. Щёки её стали пунцовыми.
- Ты… - она задохнулась от возмущения. – Ты… ещё… Смеёшься!!!
Ратибор опомниться не успел, как незнакомка метнулась в его сторону. В последнее мгновение он успел прикрыть ладонями лицо - чиркнет ногтями, и останешься кривым. Он почувствовал, как по его груди что-то забараба¬нило, вроде как град начался. Кулачками молотит, - догадался всадник…
- Зря стараешься, - предупредил он. - У меня плащ из дублёной кожи. Не каждая стрела возьмёт. Только руки поотшибаешь зазря.
- Урод! - удары прекратились. Ратибор осторожно убрал ладони от лица – так и есть, снова слёзы.
- Опять - двадцать пять…, - всадник старался держать приличное расстояние - в случае нового приступа агрессии надо успеть прикрыть лицо. - То плачет, то дерётся. Ты нормально разговаривать умеешь?
- Посмотри, что ты наделал! - девушка вытерла слёзы и протянула в его сторону руку. Ратибор присмотрелся: один из покрашенных чем-то бордовым и сверкающим ногтей стал гораздо короче остальных.
- Ерунда какая! – облегчённо вздохнул всадник. - Новый вырастет.
- А я пока как дура с разными ногтями похожу? - всхлипнула незнакомка.
- Обгрызи остальные, - посоветовал Ратибор. Увидев, что щёки девушки снова багровеют, быстро поправился. - Лучше обрежь… Я тебе и ножик дам. Чик-чик - и всё готово.
- Ты, правда, идиот или только притворяешься? Ты знаешь, сколько хороший маникюр стоит?
- И маникюр дело наживное, - всадник понятия не имел о чём идёт речь. Видать о чём-то ценном и необходимом. - Главное, что ты жива-здорова осталась после того, как вы на своей повозке так неаккуратно трахнулись, - Ратибор старался всеми силами удержать наступившее затишье.
- Разве это жизнь, когда и пудры не осталось? – скорбный вздох вырвался из её груди. – И не говори глупостей! Я с ними не трахалась! Они, конечно, приставали, но…. Вообщем, я отбивалась.... Потом авария...Ясно?
- Ясно, - согласился всадник. - Они без тебя трахнулись.
Девушка с минуту смотрела на него каким-то странным взглядом, потом рассмеялась.
- Они извращенцы, конечно, но не до такой же степени, - говорила она сквозь смех. - А ты всё-таки не идиот. Ты, наверное, от цирка отстал? - она поморщилась и тронула синяк на щеке. - На меня, наверное, страшно смотреть?
- Змей, на котором я прилетел, гораздо страшнее, - успокоил её Ратибор.
- Ты можешь серьёзно разговаривать? - из кармана снова появилась коробочка с зеркалом. - Как я среди людей покажусь? - вздохнула она, глянув на отражение. – Скажи, мы хоть ещё в Московской области? - обратилась она к Ратибору, не отрываясь от зеркальца.
- Московская - это рядом с Москвой? - уточнил Ратибор.
- Но не с Калугой же!
- Москва…. Я встречал по дороге князя Серебряного. Он как раз в Москву направлялся… С войны. Он ещё меня с собой звал.
- Ты по-русски понимаешь? - девушка убрала коробочку и внимательно смотрела на всадника. - Может, хватит прикалываться? Я уже наелась твоих шуточек… Можешь нормальным языком объяснить - где мы находимся? Только без змеев, войн и князей… Пожалуйста.
- Ну, постараюсь… - Ратибор мысленно корректировал историю своих приключений. - Хотя, без князей не получиться… Да и без войн тоже.
- Ладно, давай с войнами, - вздохнула девушка. – Только покороче… - она глянула на запястье левой руки. Ратибор успел заметить прибор, которой считался в Подлунном величайшей ценностью – часы Древних. Видать, не из простой семьи эта красавица..
- Часы рехнулись, - покачала головой незнакомка. – Стрелки крутятся, как сумасшедшие..
Ратибору очень хотелось глянуть поближе на реликвию, которая ещё оказывается и работает, однако всадник сдержал любопытство. Такое пристальное внимание к чужому имуществу, особенно к столь ценному считалось в Подлунном неприемлемым. Набрав в грудь побольше воздуха, всадник принялся рассказывать….
***
… и я услышал твой стон, - закончил Ратибор. Памятуя об обещании, он называл змея драконом, князя - знатным героем, ну а себя - не особо известным, так сказать, начинающим. По крайней мере, он пытался припомнить, каждое имя или прозвище, услышанное от Беовульфа. Умолкнув, Ратибор глянул на девушку. Та почему-то отодвинулась на десяток шагов. Заметив, что всадник смотрит в её сторону, она поспешно приклеила на свои губы неестественную улыбку. Ратибору это не понравилось.
- Ты мне не веришь? – спросил он.
- Ну что ты? - улыбка стала ещё шире и ещё искусственнее. - Верю каждому слову! Ты только не волнуйся! Хорошо? Я про тебя никому не скажу… Это место ведь называется Белыми Столбами? Ты мне только покажи, где большой дом, в котором тебя держали? Такие чародеи в белых халатах? Покажи и я пойду… А ты дальше…. На драконе… Договорились? А я про тебя молчок!
- Какие столбы? Какой дом? Какие чародеи в белых халатах? Ты, наверное, головой ударилась, - Ратибор шагнул в сторону девушки.
- Не подходи! - взвизгнула та, отпрыгнув.
Ратибор застыл на месте, ничего не понимая.
- Вот и хорошо! – снова дурацкая улыбка, снова непонятный тон. - Ты молодец! Ты драконов победил! Только стой на месте. Хорошо? Вот и молодец! И не волнуйся! Не хочешь показывать не надо. Тогда покажи, где дорога…. Такая, с машинами… Хорошо?
- Ну, откуда я знаю?! - возмутился Ратибор. - Я же не местный! Ты чем слушала?! Я думал – ты поможешь. Беовульф говорил, про Святилище…, - догадка озарила мозг всадника. – Слушай, ты точно головой ударилась и у тебя временное помутнение. Так бывает. Я тебе сейчас одно снадобье дам…
Всадник достал из мешка баклажку.
- Не подходи! - попытка помочь была встречена диким криком.
Рехнулась девка! Ратибор застыл на месте. Вдали послышался топот и треск ломаемых чьим-то мощным телом кустов.
- Помогите! – завопила девушка. – Здесь сумасшедший! Маньяк!
Ратибор оглянулся. Где она злодеев увидела? Поляна-то пустая…. Чёрт возьми - она его за полоумного приняла!
Треск сучьев раздался рядом, из зарослей буквально вывалилась рослая фигура.
- По…., - девушка не успела сделать и шага, когда разглядела своего спасителя. Перед ней возвышался светловолосый гигант в кольчуге и с огромным мечом в руках.
***
- А ты времени зря не теряешь, селянин! – хохотнул пришелец. - Уже с добычей!
- Беовульф! - Ратибор был ошарашен не меньше незнакомки. – Она не…. Ты откуда?!
- Поганые дела, парень! Пока ты тут наложниц захватываешь, в городе крупная буча случилась. За нашими головами теперь только ленивый не охотится!
- Она не на… За нашими головами? Кто?
- Новый Дон. Майк – паршивец – не забыл трёпки в пивнушке. Побежал отцу на меня жаловаться. Старик послал его в одно место, что уже за всеми Мирами расположено. Сопляк папашу и пристукнул. Мало того, он и к нам своих людей приставил, за каждым шагом следили… Мальчишка, как Дона к праотцам отправил, крик поднял. Мол, наёмник Беовульф и его напарник в кожаном плаще убили всеобщего благодетеля по приказу Горбатого. Плач вселенский устроил, истерику такую, что во всех Мирах слышно. А чего ещё пьяной черни надо? Охота на людей – отличная забава, особенно, когда брагу бесплатно раздают и за добычу щедро платят… Я до темна в укромном месте схоронился. Потом сразу из города… На тебя, кстати, морлоки тоже бооольшой зуб имеют. Майк с ними, оказывается, давно сговаривался… Они теперь наружу вылезли и какую-то чудную машину для рубки голов сооружают… Так что утоляй быстрее похоть, селянин, и делаем ноги. Я пока за дальним кустиком дух маленько переведу.
- Я её не для… Спас вроде… Фу, ты меня прямо обухом по голове!
- Здорово ты её спасал! Синяк в полморды! Ладно, дело твоё! Уходим!
- А она?
- И сам не желаешь, и врагу оставлять не хочешь. Тактика хорошая, но не в данном случае. Вот если бы колодец… Зачем тебе лишняя обуза? Ещё спасёшь!
- У неё вроде с головой что-то…
- А у тебя?! У тебя хоть маленько мозгов осталось?! Настоящий герой! Ладно, уговорил! - Беовульф подошёл к застывшей от страха и удивления девушке, одним взмахом закинул её на плечо и ринулся в заросли.
- Не отставай, герой! - услышал Ратибор сквозь треск кустов. - Иначе брошу твою наложницу и тебя потащу. До неё мне дела никакого, а тебя я пивом угощал… Жаль деньги на ветер выбрасывать! Вот если бы денёк ещё прошёл - чёрт с тобой! Пусть бы тебя в ту машину засовывали. А так я не согласен!
Благодаря ворчанию Беовульфа, всадник не заплутал в колючих зарослях. Северянин не утруждал себя выбором дороги - шёл напролом, топча кустарник, ветви коего словно были усеяны рыболовными крючками, перескакивая завалы и откидывая в сторону не очень крупные валуны. Разрушений не меньше, чем от василиска, мелькнуло у Ратибора. Всадник безнадёжно отстал от взявшего приличную скорость товарища. Слышал только голос. Впрочем, даже если бы северянин вздумал помолчать, на оставленной им просеке не заблудился бы и слепец.
Когда Ратибор выскочил на свободное пространство, то увидел сидящего около двух коней Беовульфа и стоящую неподалёку девушку. Она сейчас более походила на каменное изваяние, а не на живого человека.
- Ты там, в носу ковырялся или занозу вытаскивал? – поинтересовался Беовульф.
- Места незнакомые…
- Так по незнакомым должен в два раза быстрее бегать. Мало ли что здесь водится.
- А под ноги смотреть?
- Чего под них смотреть? Затоптать кого боишься? Так нечего на пути попадаться! Я про другое спросить хочу. Ты зачем убогую-то поколотил, - северянин кивнул в сторону девушки. – Ладно бы я… Но ты-то в герои метишь. Как-то несолидно получается. Герой, а глухонемой синяк поставил и лоб разбил… Чудно. Может, спёрла у тебя чего?
- Всё не так! - запротестовал всадник. - Она на повозке с друзьями обо что-то трахнулась. Вернее она говорила, парни без неё трахнулись.
- Она разве разговаривает?! – удивился северянин.
- Ещё как! Она нормальной была. Потом с ней что-то случилось. Наверное, всё-таки головой ударилась. Такое бывает – поначалу ничего, а потом сказывается.
- Бывает, - согласился Беовульф. - Я как-то бражки выпил. Хорошей показалась. Через три дня увидал, откуда её разливают, так чуть все внутренности не выблевал.
- Ну, вот видишь!
- А зачем ты её с собой взял. Тут на каждом форпосту такого добра навалом. С нормальной головой. Всё-таки на что-то рассчитываешь.
- Мне кажется, она из знатной семьи. Одета, как кефрийка, часы…
- Выкуп затребовать хочешь?
- Почему у тебя всё ради похоти и денег?!
- А ради чего ещё? Ради еды? Я её жрать не буду! Может у вас в Подлунном и принято вот так – человечину… Нет, я лучше корочку погрызу.
- Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? - послышался женский голос. – Кино снимают? Или «Скрытую камеру»?
- И вправду заговорила! – всплеснул руками Беовульф. – Все претензии к нему, - он кивнул на Ратибора. – Я с тебя ничего не снимал.
- Я всё поняла! Вы свихнувшиеся толкиенисты!
- Она меня полоумным обозвала, - сообщил всадник. – Перед самым твоим появлением.
- У женщин всегда так, - согласился Беовульф. - Вокруг одни дураки, только она умная. Как её зовут, кстати?
Ратибор пожал плечами.
- Ну, ты даёшь! Спасаешь неизвестно кого, с собой берёшь! А у меня, между прочим, меч немалых денег стоит. Из тебя настоящий герой получится!
Ратибор глянул на огромную рукоять, высунувшуюся из-за спины Беовульфа. Такой меч и полсотне девчонок будет не под силу приподнять, не то что куда-то унести. Хотя, в чём-то северянин и прав - ни себя не назвал, ни её об имени не спросил… Вот почему за ненормального приняли, хорошо ещё разбойником не окрестила.
- Светой меня зовут! Если это так важно! - заявила незнакомка. - И мне ваши дурацкие мечи даром не нужны! Пожалуйста, - её тон сменился, - прекратите на время вашу игру и проводите меня до ближайшего жилья.
- Игру? - Беовульф удивлённо завертел головой. - Где ты кости увидела? Видать действительно ударилась. Заговариваешься. Погоди скандалить, - он заметил, что девушка открывает рот. – Я тебе, слава богам, не муж, и уж тем более не герой. Меня полоумным обзывать не за что. А насчёт жилья… Ближайший город Новойарк, а нам туда нельзя. Конечно, голова для странствующих рыцарей и для наёмников – орган не особо важный, но я со своей как-то свыкся… Ратибор думаю тоже.
- Ладно, не провожайте. Дорогу хоть покажите.
- Тебе нельзя туда одной! - запротестовал Ратибор.
- Тебя не спрашивают! – огрызнулась девушка.
Всадник хотел, было сказать о беззаботных девицах, которые недавно трахнулись обо что-то головой и сами того не помнят, но инициативу перехватил Беовульф.
- Тихо! - северянин гаркнул так, что кони вздрогнули. - Устроили тут непонятно что! Лошадей перепугали! - он глянул на Ратибора. – Действительно не наложница. Хм. Тут дело похуже. Позже любезничать будете. Может ещё раз ей по лбу съездить?
- Не трогал я её! Сколько раз повторять?!
- Ещё бы ты меня тронул!
- И я когда-то влюблялся с первого взгляда, - северянин закатил глаза. - Теперь слушайте меня, - через мгновение он вернулся на землю и попросту закрыл рты спорящих огромными ладонями. – Тебе, красавица, туда и вправду нельзя.
Света промычала что-то протестующее.
- И тебе того же самого, - вежливо пожелал Беовульф. - Сейчас за стенами форпоста такое творится, уж поверь на слово. На хуторе тебя можно было бы оставить. Только селяне такие проходимцы… Ратибор знает – он к ним однажды в родственники напрашивался. Так вот: только мы с этим героем скроемся за поворотом – хозяин хутора потребует платы. Ты девка видная, думаю, догадываешься, чем расплачиваться придётся. Когда ты ему надоешь – он тебя просто-напросто продаст. Понимаешь?
Он убрал ладонь с её губ, давая возможность ответить.
- Что за бред вы несёте?! – возмутилась девушка.
- Не бред, а суровые условия реальности, девочка.
- Глупости! Нет, в газетах пишут про такое! Но это редкость!
- Редкость, красавица, простофили вроде Ратибора. Ты его дурачком обзываешь, а он тебе помогать рвётся и даже имени не спрашивает. А так, человек – зверушка подлая. Нет, если не веришь – можешь проверить. Тебя никто силой не держит.
- Ну, хорошо, - нехотя согласилась девушка. – Пусть вы правы. Но что мне делать? Я домой хочу!
- Ты можешь объяснить в какой стороне твой дом? - Ратибор высвободился от ладони Беовульфа и влез в разговор.
- Откуда я знаю! – вспылила Света. – Эти уроды меня изнасиловать хотели, а не окрестности показывали! Я от троих бугаёв отбивалась, а не на дорожные указатели смотрела! Помню несколько поворотов. Потом Шабат на меня навалился. Тут же удар, вспышка и……… твоя небритая физиономия.
- Зато не разбитая, - буркнул Ратибор. Известие о том, что погибшие пытались овладеть девушкой, подняло в его душе волну ярости. Он готов был убить их во второй раз. И не так легко, как это сделали боги! А она тоже хороша! Зачем в повозку садилась?! Теперь ещё и обзывается. – И не с обломанными ногтями, - в сердцах добавил всадник.
- Так значит?! – прищурилась девушка.
- Так! – Ратибор хотел приплести ещё и дорогой маникюр, но только не знал, с чем эту штуку едят и куда приставляют.
- Сломал мне ноготь и ещё смеёшься?!
- Ха-ха!
Беовульф схватил обоих за шиворот и тряхнул.
- В следующий раз в речку брошу, - пообещал он лязгнувшим зубами молодым людям. - У нас, между прочим, молодой Дон со своими головорезами на хвосте сидит. А эти ребята не просто ногти пообломают – с мясом повыдёргивают! Я вам одну лошадь на двоих выделяю – ругайтесь, сколько влезет. Марш в седло!
Света, поджав губы, отошла в сторону.
- Ну, и приобрёл ты головную боль, парень, - покачал головой северянин. – И зачем она тебе нужна?
- Минуту назад, ты, кстати, на себе тащил, - напомнил Ратибор.
- Не может быть!
- Боги – свидетели!
- Ну, это мне шлея под хвост попала, - Беовульф почесал макушку. - Такое случается.
- Часто?
- Не очень… Раза по три на день.. Порой сотворишь чего-нибудь такое, а потом сам не знаешь зачем. Ладно, надо уходить отсюда. По дороге и выясним – куда твою красавицу доставлять.
- Она такая же моя, как и твоя! - рассердился всадник.
- Твоя, приятель! Как пить дать, твоя! - рассмеялся северянин. – Аж, сердце в умилении заходится, когда вы любезничать начинаете.
- Пустырник пей, чтобы сердце не заходилось! - буркнул Ратибор.
В ответ Беовульф снова рассмеялся. Всадник подошёл к лошади, седло которой было свободно. Крупного жеребца вороной масти Беовульф, по-видимому, приготовил для себя: на спине животного высился походный мешок размером с небольшой холм, сбоку примостился круглый щит.
Одним прыжком всадник оказался в седле каурой лошадки. Конечно, не богатырский конь северянина, но тоже ничего - двоих вынесет.
- Ты что остаёшься?! - обратился он к девушке, которая нарочито не смотрела в его сторону. - Беовульф с тобой не шутил! Без нас, точно, в историю влипнешь.
Не говоря ни слова, Света подошла к лошади. Посмотрела на Ратибора.
- Ну, - выдавила она из себя.
- Чего ну? – не понял всадник. – Прыгай сзади, да поехали!
- А помогать женщине тебя не учили? Как я, по-твоему, на это чудовище заберусь?
- В повозки к распутникам ты, наверное, без всякой помощи забираешься, - Ратибор вылез из седла, встал на одно колено, подставил сложенные в замок ладони. - Залазь, только осторожнее, как бы штаны по шву не разошлись.
Щёки девушки вспыхнули румянцем, но она промолчала.


***
- Ого! - Беовульф неподалёку гарцевал на вороном жеребце. - Вот это по-геройски – через кучу Миров с двумя револьверами пройти, чтобы скандальную девчонку себе на шею посадить! Догоняйте, голубки!
Северянин пришпорил своего коня, из-под гигантских копыт полетели комья, земля вздрогнула и вороной исполин, соревнуясь в скорости пролетающими над головой стрижами, понёс хозяина куда-то к горизонту.
Девушка кое-как взобралась на спину лошади. Вид у неё был испуганный. Сердце Ратибора сжалось. Захотелось сказать что-то ободряющее, провести ладонью по тёмным, до самого пояса волосам, обнять хрупкие плечи, прижать к себе и защитить не то что от лап похотливых подонков – от любого грубого слова, от нескромного взгляда… Всаднику стало не по себе. Что происходит? Такого не случалось со времён гибели Златы! Но Злату он любил, и она его тоже… А здесь… Всадник бросил взгляд на Свету. Нет, надо себя в руках держать! Всё-таки без колдовства не обошлось! Не зря Мериддин привиделся на фоне исчезающей повозки. Всадник забрался в седло, проявив ловкости не больше, чем его случайная попутчица. Ещё один признак порчи!
- Крепче держись! - бросил он через плечо. - А то свалишься, - Ратибор понимал, что говорит глупости, но остановиться почему-то не мог. – Снова головой ударишься. Буянить начнёшь…, - в эту секунду всадник больше всего на свете ненавидел свой чрезмерно болтливый язык.
***
Поездка обратилась настоящей пыткой. Беовульф превратился в крошечную точку у горизонта, а лошадь Ратибора не прошла и сотни шагов. Света оказалась родом из слишком уж знатной семьи. В коих детей вообще ничему не обучают, чтобы не испортить благородства крови. Именно к такому выводу пришёл Ратибор. Искусством верховой езды многие боярышни не брезгуют, по крайней мере в седле держаться могут. Чего уж о простолюдинках говорить. Они на себя половину мужских обязанностей взваливают, когда мужа, скажем, в ополчение призовут, или он сам по кабакам загуляет. Некоторые в обращении с конями дадут фору и воинственным кефрийкам.
Эта же, не иначе, княжна. Те, говорят, за всю жизнь ничего тяжелее ложки не поднимают, в молоке купаются и мёд с розовыми бутонами едят. Оно и понятно – их дело наследника родить, а не работать. Как только ей позволили без стражи в чужую повозку садиться? Тёмное дело! Может расспросить? Сейчас вряд ли ругаться будет.
Ратибор глянул через плечо. Нет, разговаривать она, скорее всего, тоже не в состоянии. Побледнела – в гроб румянее кладут. Вцепилась так, что чуть не раздирает толстую кожу на плаще. Каждый шаг лошади сопровождается ахами и охами. Каждые десять шагов приходится вылазить из седла и выравнивать почти сползшую со спины животного девушку. Да такими темпами не то, что от жаждущего мести Майка, от хромой курицы не убежишь.
Беовульф, видя, что спутники безнадёжно отстали, вернулся.
- Ну, вы, молодёжь, даёте, - закричал он ещё издали. – До привала обождать не можете?!
- Чего это с ней? – удивился он, заметив состояние девушки. – Съела чего, или снова голова помутилась?
- Она похоже первый раз на лошади, - объяснил Ратибор, утерев вспотевший лоб.
- Вот те на! Чую я, морлоки на нас свою машину испытывать будут! Слушай, перекинь ты её через седло, да дёру!
- Ты что?! - возмутился Ратибор. – Она же не пленница какая-нибудь!
- Ну, тогда посади впереди себя! Трясти меньше будет!
- Это… слишком…, - всадник сам не понимал, почему вдруг смутился. – Она не захочет! – Ратибор бросил взгляд на девушку.
- Она сейчас вряд ли чего-нибудь хочет, кроме как на травке посидеть, - усмехнулся Беовульф. - Боишься ты её что ли?! Давай я повезу! Мне её хотение до одного места!
- Нет! - Ратибор хотел надеяться, что возражал не слишком горячо и не чересчур поспешно. - Я сам!
- Ну-ну! – ухмыльнулся Беовульф. – Ты только не забывай, что за спиной у нас люди, которые не будут церемониться ни с тобой, ни с твоей кралей.
Ратибор в ответ тяжело вздохнул. Света не стала возражать, когда он по совету северянина посадил её впереди себя. Похоже, конная поездка улучшила её характер. Дело пошло быстрее. Всадник не отставал от Беовульфа, да и сам северянин старался не слишком погонять коня. Время от времени он забывался, пришпоривал вороного жеребца, выхватывал из-за спины исполинскую секиру и нёсся навстречу ветру, подкидывая оружие к облакам и ловко хватая за рукоять, когда сверкающее лезвие почти уже касалось земли. Ратибор смотрел на забавы зрелого воина, и в его душе крепла уверенность в том, что если Майк и сумеет их настигнуть, то его людям придётся очень постараться, прежде чем предоставить их головы в распоряжение вышедших из-под земли чудовищ.
- Что ты меня так стиснул? - раздалось над его ухом. Ратибор вздрогнул и невольно убрал одну руку.
Девушка (всадник и не заметил, как она пришла в себя) вцепилась мёртвой хваткой в отвороты плаща:
- С ума сошёл?! Мне же страшно!
Ратибор поспешно подхватил спутницу.
- Спасибо, - неожиданно услышал он. – Как вы только на них ездите? Вы, наверное, спортсмены?
- Ожила, птичка! - разгорячённый скачкой Беовульф был тут как тут. – Со стороны взглянуть – прямо ярл, спасший невесту!
Ратибор почувствовал, как прильнувшее тело девушки отодвинулось на сколько это было возможно в их положении.
- Я просто…,- принялся всадник объяснять.
- Молчи, молчи, - замахал руками Беовульф. – Вы сейчас думаете одно, говорите другое. Потом жалеете о сказанном. Ты лучше поведай, красавица, в какие края тебя везти? В какую хотя бы сторону коня мордой поворачивать?
- А где мы сейчас находимся? – поинтересовалась девушка.
- За спиной - форпост Новойарк, если прямо будем держать, дойдем до Заречья, по правую – Тургум, слева - за месяц пути ни одного форпоста не встретишь, только на самой границе Геок-Апа. Ну я, конечно, не говорю о всяких хуторах и селениях, тех навалом. Ну, так куда направимся?
- Мне эти названия ни о чём не говорят….
- Ну, назови какое-нибудь поселение из твоих краёв. Я Межмирье вдоль и поперёк излазил.
- Чехов, Подольск…. Москва… Сама я из Калиновска…
- Первый раз слышу, - Беовульф нахмурился. - Ты ничего не путаешь? Может, тебя на лошади растрясло?
- Не надо меня дурочкой считать! – Света поджала губы.
- Я про Москву слыхал, - пришёл ей на помощь Ратибор. - Туда князь один направлялся.
- Ты князя того встретил до того, как наяду соблазнил? - быстро спросил северянин.
Всадник заметил каким взглядом одарила его Света при последних словах Беовульфа и мысленно выругал товарища за бесцеремонность.
- Никого я не соблазнял, - попытался оправдаться он, глядя на девушку. – Она меня утопить собиралась.
- За то и собиралась, - уверенно произнёс Беовульф. – Обещал жениться и убежал. Сам же в кабаке бахвалился. За такое и утопить мало! Но не об этом сейчас разговор.
Ратибор увидел, как презрительно сморщился нос девушки. Она попыталась оттолкнуть руку, которой он её обнимал, придерживая в седле.
- Я не говорил, что я её соблазнял! – всадник зло посмотрел на северянина. - К тому же это ты на весь кабак кричал, а не я! Не дёргайся же ты! – последние слова он обратил к девушке. – Упадёшь!
- А тебе перед невестой не стыдно? – Света ехидно прищурилась. - Других девушек обнимать?
- Нет у меня никаких невест!
- Не волнуйся, дочка, он тебя второй женой может взять, - ухмыльнулся Беовульф. – Такое случается…
- Нужен он мне сто лет!
- Почему же? Парень неплохой. Дурковатый маленько, но это с возрастом проходит.
- Хватит! - Ратибор заорал так, что вздрогнула не только девушка, но и северянин.
- А ведь и вправду, запамятовал я, - Беовульф выглядел бы самой искренностью, если бы не ухмыляющееся обветренное лицо и не хитро поблёскивающие голубые глаза. - Каюсь. Действительно я, старый дурак, в пивнушке кричал. И про соблазнение тоже разговора не было. Чист он перед тобой, красавица.
- Мне это абсолютно безразлично, - Ратибор почувствовал, что попытки, освободиться из его объятий прекратились.
- Ладно, делу время – потехе час, - к северянину вернулась его деловитость. - Ты князя встретил до….
- До, до, - поспешил ответить всадник.
- Значит, - Беофульф задумчиво теребил прядь пшеничных волос. – Потом болото, если я не ошибаюсь. Озеро, где ты…, - Ратибор замер, ожидая очередного напоминания об озёрнице, - …. чуть не утоп, - северянин подмигнул всаднику. - И полёт на змее. Так?
- Так, – подтвердил Ратибор.
- Отсюда, как говорят учёные люди, делаем вывод: про эту Москву ты слыхал ещё до того, как попал в Межмирье.
- Не может быть!
- Может. Видать повозка та - какая-то особая. Как она называлась-то, красавица?
- Не знаю точно… Я плохо разбираюсь…, - девушка переводила растерянный взгляд с северянина на всадника. - Что-то иностранное… «Вольво», по-моему… Что про…
- Тсс, - Беовульф приложил палец к губам, девушка послушно замолчала. Ратибор мог только подивиться, как легко удаётся Беовульфу обращаться с людьми. – Та вольва плохую шутку с тобой сыграла, дочка. Объяснять недосуг. Слышишь, Ратибор?
Всадник навострил уши и тут же мысленно сделал себе выговор. Увлёкшись разговором, а больше всего глазами Светы, он совершенно не обратил внимания на уже хорошо различимый гул и дрожащую землю. Лошади!
- Может, дикие? - он с надеждой глянул на Беовульфа.
- Сам же слышишь, что подкованные, - покачал головой северянин. – Да и нет здесь бесхозных лошадей. Одни кентавры только… Знаешь кто такие?
- В книге у Всеведа картинку видал.
- А я с живыми пересекался. Врагу не пожелаю!
- Нам сейчас тоже не позавидуешь!
- Да не расстраивайся ты так. Девушка поняла, что я шутил насчёт наяды.
- Я про войско, что на нас летит! Не меньше сотни!
- Тьфу на тебя! Или ты в постели помирать собрался?!
- Мне ещё с Мериддином поквитаться надо.
- Ну и поквитаешься! И на красавице этой ещё женишься! Про смерть я так, для красоты слова.
- Сотня всё же…, - напомнил Ратибор.
- Ну, ведь не две, - улыбнулся Беовульф.
- С меня хватит! - девушка сделала попытку спрыгнуть на землю. - Я вас как нормальных людей помочь попросила, а вы… Пусти меня!
Ратибор сильнее сжал руки. Постарался придавить локти Светы. Начнёт царапаться – на таком расстоянии не увернёшься.
- Больно, дурак! – пискнула девушка.
- Это не больно, красавица! – благодушие Беовульфа улетело вместе с порывом ветра, сейчас всадник видел того самого воина, который пришёл ему на выручку в пивнушке. - Больно будет, когда нас догонят те люди. Глянь сама, - он указал в сторону горизонта, где поднималось облако пыли. - Это очень нехорошие люди. Ты попала в интересное положение. Ты в Межмирье. Можешь забыть и про Москву, и про вольву. Здесь свои законы. Ясно?
Ни говоря, ни слова, девушка снова попыталась соскользнут с седла.
- Цыц! - голос у Беовульфа был что надо, Ратибору показалось, что даже некоторые кони приближающихся врагов сбились с шага. - Я с тобой разговариваю или где?! Молчать, когда тебя спрашивают!!
На глазах попытавшейся возразить Светы появились слёзы. Она непроизвольно уткнулась в плечо Ратибора.
- Берёшь её, - северянин отдавал распоряжения, всматриваясь в растущее облако, - и не жалея лошади – подальше отсюда.
- Я с тобой! – запротестовал Ратибор.
- Ну что вы за народ такой - герои? – Беовульф оторвался от горизонта и устало посмотрел на всадника. - Ты уж при мне сколько дел наворочал. А сколько ещё впереди? Чародея победишь… Дай, хоть скромному наёмнику отличиться…
- Ты тоже Гренделя побил.
- Вспомнила бабка, как девкой была! Вообще-то можешь остаться… Но вот с девчонкой, что станется? Мы-то их одолеем, а её какой-нибудь шустряк подхватит, да дёру. Ты в бою не заметишь… Спохватишься, а она уже у Майка во дворце..
- Куда нам двигаться? - Ратибор не хотел слушать, как могут события развиться дальше.
- К северу. Полдня пути и наткнётесь на приграничный камень. Дальше владения Горбатого.
- Спасибо тебе, Беовульф. Прощай, - Ратибор спешил, чтобы не передумать и не остаться вместе с северянином.
- Глупость какая! - Беовульф держал в одной руке секиру, в другой меч, выбирая оружие для боя. - Через полчаса увидимся. Я тебя ещё до Святилища провожу.
Ратибор пришпорил лошадь, направляясь к северу.
- Эх, бесплатно воевать приходиться, - услышал он за спиной. - Ну и времена настали!
Ратибор оглянулся – светловолосый воин на вороном коне нёсся навстречу пыльному облаку, вращая над головой исполинскую секиру.
***
Скрепя сердце, всадник направился в противоположенную сторону. Ну почему так происходит? Зачем двуногому существу, называющему себя человеком, обязательно нужно охотиться на себе подобных? Чего особенного он сделал этому Майку? Убил телохранителя? Тот сам на рожон полез. Почему человек, вполне миролюбивый и умеренно разумный поодиночке, сбившись в стаю, просто жаждет унизить и растоптать, того, кто кажется слабее, разрушить то, что попадется на пути, в независимости, песчаный это холм или искусно срубленный терем? Что происходит с тем, кого Творец, как говорят легенды, создавал по своему подобию?
- Я в тысячный раз спрашиваю – что здесь происходит? - от мрачных мыслей всадника оторвал голос Светы.
- То, что мы с тобой остались без проводника в незнакомом месте, - буркнул Ратибор. Чувство того, что он бросил товарища в бою, не давало покоя.
- Я не поняла, почему отстал твой приятель?
- Потому что за нами гонится сотня головорезов, и Беовульф даёт нам возможность уйти подальше.
- Какие головорезы? Что у вас за игры?
- Игры?! - Ратибор сорвался на крик. - Ему эти игры могут стоить головы! Понимаешь?!
- Вы что, мафия? - Света побледнела. - Или…. террористы?
- Мы два дурака, которые могли бы быть уже далеко отсюда! Нет! Не могу я так! - всадник натянул поводья. - Как потом жить?! Как тебе в глаза смотреть?! Слазь, - девушка послушно спрыгнула на землю. – Укроешься вон там, - он указал в сторону зарослей. – Жди до темноты… Если не вернусь – иди на север. Это тебе на всякий случай, - Ратибор выскреб из кармана оставшееся серебро и кинул под ноги девушке. – До встречи! - всадник развернул лошадь и понёсся в сторону пыльного облака.
***
«Мог бы ведь спокойно покинуть владения Дона, - думал Ратибор. - Никто бы тебя не осудил – против силы не попрёшь. Да и кто узнал бы. Света? Она до сих пор не понимает, куда попала. Всё есть для новой жизни. Место, где ничто не напоминает о пережитых страданиях, умения, которые здешние правители оценят по достоинству, женщина, которая тебе нравится и которая, самое главное, целиком от тебя зависит, хотя и сама ещё того не понимает. Что ещё нужно для достойной жизни? Только жизнь ли это будет? Куда подевать, чем заглушить тот внутренний голос, который будет напоминать о разрушенной Родине, о погибших товарищах, об избежавшем расплаты Мериддине, о прикрывающем твой отход Беовульфе. Обмануть можно кого угодно, только не себя! Жизнь ведь то же самое болото - кругом трясина, маскирующаяся изумрудной травкой и яркими цветочками, а ты бредёшь, по узкой тропке, по пояс в зловонной воде, уворачиваясь от щупалец притаившихся в глубинах тварей, отдирая пиявок и пугая лягух. И неизвестно тебе - сколько ещё осталось до твёрдого берега, и существует ли он вообще. Как же велико порой желание поверить болотным фантомам, покинуть узкую тропку и шагнуть на кажущуюся такой приветливой и такой безобидной полянку. Отдохнуть хотя бы одно мгновение… Многие соблазняются. Кое-кто, не пройдя и сотни шагов. Тут-то им и гибель. Трясина красиво маскируется, но цепко держит и быстро, а главное незаметно затягивает…. Мало кому удавалось вырваться и снова вернуться на покинутую тропку».
«Рассуждаешь-то красиво, - пискнул голосок, - только вот девчонку бросил. На произвол судьбы! Ха-ха! Прекрасно же знаешь – она здесь не выживет. Как не крути - благородной смертью в неравном бою здесь и не пахнет!»
«А я и не собираюсь пока гибнуть, - отмахнулся Ратибор. - Сперва Беовульфу помогу, потом девушке»…
«Ой-ой-ой, похвалялся наш телятя волка изловить»….
«Что это такое, всадник! - в голове Ратибора уже звучал третий голос. Чем-то он напоминал Сиггурда. - Ты в бой собрался или на собрание книжников? Пустая голова – лучший друг бойца»!
«Вот именно», - подтвердил Ратибор, врываясь в гущу схватки.
Здесь не до рассуждений. Насчёт числа противников они с Беовульфом конечно погорячились. Какая сотня! Десятка четыре от силы наберётся. Отчего же такой грохот? Скидывая плащ под копыта разгоря¬чённых коней и выхватывая револьверы, всадник огляделся. Боги-покрови¬тели! В сотне шагов от того места, где Беовульф схватился с конными воинами, сгрудилось не менее десятка запряжённых повозок. Таких всадник ещё не видел – лёгкие, изящные, с большими колёсами. Один их вид говорил о том, какую скорость они способны развить, если конечно лошадка попадётся резвая.
Возле повозок в два ряда выстроились морлоки. Глаза подземных жителей защищали очки с тёмными стёклами; мускулистые, опустившиеся ниже колен руки сжимали пращи и дротики. Покрытые белёсой шерстью подобия людей, застыв в напряжении, выжидали удобного момента, чтобы дать залп по Беовульфу. Северянин это прекрасно понимал, потому вёл ближний бой. Окружённый врагами, он вертелся волчком, отражая сыплющиеся со всех сторон удары. Пятеро или шестеро человек из нападавших уже лежало на земле.
Ратибор подивился малочисленности поверженных. Такой секирой, как у Беовульфа - одним взмахом пятерых надо укладывать. Заметив рану на голове северянина, всадник понял, в чём дело. Стоит Беовульфу добить последнего из телохранителей Майка, как в него полетит рой увесистых камней и туча дротиков. Морлоки связали северянину руки.
Ратибору хватило доли секунды. Он атаковал, не ожидающих появления нового участника боевых действий: подземщиков с левого фланга. Сжав бока лошади пятками, всадник нёсся прямо на морлоков, его указательные пальцы то и дело нажимали на курки, а большие дёргали за собачки. Скоростной метод стрельбы. Точность снижается, зато летящие одна за другой пули приводят противника в состояние шока.
Морлоки, надо отдать им должное, пребывали в растерянности не более половины минуты. Последние заряды Ратибор выпускал уворачиваясь от летящих камней и палок.
- Второй враг нашей революции и нашего народа! - услышал всадник уже знакомый по подземелью голос. - Без паники, братья! Отстоим наше право на мясо!
- Мясо! Мясо! - подхватила покрытое шерстью войско.
Ряды морлоков сомкнулись, затягивая нанесённые выстрелами бреши. Ратибор пожалел, что у него не осталось патрона, для горланящего с повозки Рабеспьера. Упреждая залп в свою сторону, всадник направил лошадь в облако пыли, на ходу перезаряжая револьверы.
- Слава героям! - услышал он крик Беовульфа, свист рассекающей воздух секиры и предсмертный хрип по крайней мере двух человек.
Ратибор перезарядил оружие, под прикрытием пыльной завесы сделал крюк и выскочил с правого фланга морлоков. Как и рассчитывал всадник, подземщики оказались не особо сообразительными. Они ожидали нападения с той стороны, откуда и в первый раз. Всадник поискал глазами Робеспьера. Предводитель морлоков был всё же поумнее собратьев. Покрытый шерстью горлопан предпочёл укрыться за чужими спинами.
Беовульф прекрасно понял задумку товарища. Стоило силуэту всадника появиться из жёлто-коричневого облака, как северянин привстал в стременах и обрушил на головы врагов ураган мощных ударов. Морлоки, заметив якобы оплошность северянина, взмахнули пращами, и в ту же минуту были вынуждены сами укрываться от неожиданно разразившегося свинцового дождя. Несколько подземщиков рухнуло на землю. Оставшиеся в живых спешно меняли прицел. Револьверы недовольно щелкнули, требуя боеприпасов. В ту же секунду на повозку вскочил Робеспьер, вереща о свободе и мясе. Хитрый поганец, мелькнуло у Ратибора, когда он скрывался в пыли от дротиков и камней.
Следующую атаку Ратибор направил прямо в середину отряда. Всадника ожидал неприятный сюрприз. Робеспьер, если конечно он руководил действиями подземщиков, выстроил своих воинов полукругом, прикрыв тыл повозками. Едва только Ратибор вынырнул из пыли, в него полетели незамысловатые снаряды. Произведя несколько не особо удачных выстрелов, всадник отступил.
Хуже дела обстояли с Беовульфом. Северянин не заметил перестроения покрытых шерстью пращников. Завидев Ратибора, он поднялся в стременах, занося секиру. Атаковавшие его расступились. Несколько дротиков чиркнули по кольчуге Беовульфа. Слева и справа начали падать камни. Один из них, размером с кулак, чиркнул по голове. Беовульф покачнулся и упал на землю. Со всех сторон к нему кинулись конные воины. Лишь по яростному рёву и крикам боли Ратибор понял, что северянин ещё жив и продолжает сражаться пешим.
- Уходи, Ратибор! Не будь дураком! - услышал всадник.
Ну, уж нет! Из любого положения существуют несколько выходов. По крайней мере, два.
«А их и есть два, - пискнуло где-то в глубине мозга - либо отступить, либо умереть».
Что за дурацкая привычка всё время рассуждать?! Беовульф ещё героем называл! Разве герой имеет право колебаться в такой ситуации?! Должен, должен быть выход.
За стеной пыли звенело оружие, хрипели кони, проклинали друг друга сражающиеся. Беовульф держался.
- Отведайте удара потомка Фенрира! - время от времени слышал всадник. – Цепи, скованные богами не смогли удержать моего предка!
Чаще, однако, из горла северянина вырывался звериный рык, который наводил ужас на многочисленных врагов.
Беовульф начинал уставать. Верная секира становилась всё тяжелее и тяжелее. Всё чаще лёгкие сабли подручных Майка ударялись о его секиру. Кровь из раны залила глаза, окрашивая мир в багровые цвета. Сквозь сгущающуюся пелену, северянин увидел лик смерти. Всё, понял Беовульф. Последняя битва! Ратибор, конечно, парень отчаянный, но чем он здесь поможет? Морлоки ему носа не дадут высунуть. Беовульф уже не чувствовал рук. Волосы, перепачканные кровью, подсохли и стояли наподобие петушиного гребня. Глаза уже почти ничего не видели. Наугад отражая, сыплющиеся отовсюду удары, северянин поднял лицо к небу. Из его груди вырвался, протяжный, леденящий душу волчий вой. Именно с таким боевым кличем его предки из века в век шли в последний бой…
***
Ратибор кружил в пыли, изредка жаля морлоков удачными выстрелами. Чаще уворачивался от направленных в свою сторону камней и дротиков. Положение хуже некуда! Чудо, что Беовульф ещё сражается. Надо думать! Сделать что-то неожиданное! Привести врага в замешательство!
Когда раздался вой, сердце Ратибора на мгновение остановилась. Испуганная лошадь под ним взвилась на дыбы. Всаднику понял – битва проиграна. Он собирался врезаться в ряды морлоков и стрелять пока есть патроны, душить, рвать зубами, топтать конём покамест какой-нибудь камень или стальной наконечник не остановят его.
Среди морлоков что-то случилось. Из-за пыли Ратибор не мог разглядеть происходящего. Он слышал вопли ужаса подземщиков и злобное рычание. Не теряя времени, всадник бросился на врага. Ни единый камень не вылетел ему навстречу. Под копытами лошади всадника метались перепуганные, покрытые шерстью существа, волею судьбы и собственного предводителя выброшенные из родных подземелий на чуждую им поверхность.
Ратибор сделал несколько выстрелов. Никто не обратил внимания. Всадник заметил несколько трупов с перегрызенным горлом. Белёсые шкуры многих живых тоже были разодраны зубами неведомого животного. Что происходит?
- Смелее, братья! – неслось с повозки. – Ни шагу назад! Нас ждёт мясо! Мясо!
Робеспьеру удалось собрать кучку морлоков. Они, держа дротики наподобие копий, наступали на припавшее к земле, грозно рычащее животное. Ратибор чуть не выпал из седла, когда узнал бесхвостую собаку из сгоревшей повозки.
- Это какой-то зверь безволосых! - надрывался Робеспьер за спинами воинов. - Навроде лошади! Вперёд, братья! За…..
- Эй, ты! – Ратибор не хотел стрелять в спину.
Робеспьер повернулся. Обезьянья мордочка исказилась страхом.
- Спаси нас, Прошедший Подземелье! – вождь морлоков всё-таки нашёл в себе силы говорить. – Убери страшного зверя! Мы будем служить тебе и есть мясо твоих врагов!
Ратибор поморщился.
- Я уступлю тебе своё место! Ты будешь получать лучшие куски! Детёнышей безволосых, их женщин! Ты ….
Ратибор дёрнул указательным пальцем. Череп вождя разлетелся, подобно переспелой тыкве. Собака кинулась на ощетинившихся дротиками морлоков. Не слыша ободряющих воплей Робеспьера, подземщики бросились врассыпную. Собака гналась за ними десяток метров, потом остановилась, проводив врага презрительным лаем.
- Спасибо, Карма! - крикнул Ратибор.
***
Собака мельком глянула на всадника и тут же рванулась туда, где Беовульф всё ещё пытался отбиться от конных воинов. Богатырский конь северянина, лишившись хозяина, не вышел из боя. Он носился среди сражающихся, кусая вражеских лошадей и топча упавших на землю людей. Если бы только ослеплённый усталостью и залившей глаза кровью Беовульф мог разглядеть боевого товарища! Конь ржал, призывая хозяина протянуть руку и схватиться за уздечку, но после удара камнем в ушах северянина стоял такой гул, что он не слышал ничего, кроме труб Валгаллы, ворота которой всё шире и шире открывались для него.
Беовульф застыл, широко расставив ноги. Лицо его покрыл слой пыли смешанной с потом и кровью. Половина волос на голове стояла торчком, половина висела грязными сосульками. При каждом вздохе, грудь вздымалась так, что начинали трещать металлические кольца на кольчуге. При выдохе из его горла вырывался такой хрип, что лошади нападающих испуганно отскакивали в сторону. Северянин вращал над головой исполинскую секиру, но скорее по инерции, а не от избытка удали.
Люди Майка, несмотря на подавляющее численное превосходство, так и не решились на схватку. Они держались на почтительном расстоянии от залитого кровью лезвия, ограничиваясь робкими наскоками и тем, что отгоняли верного коня от, не желающего никак умирать хозяина. Однако их наскоки становились всё более чувствительными для Беовульфа. Лёгкие сабли всё чаще дотягивались до незащищённых рук, шеи и лица северянина. Пока это были только царапины, но капля камень точит. Торопиться некуда. Рано или поздно, человек, оскорбивший молодого Дона и убивший старого, рухнет на землю от потери крови, и тогда уж в дело вступят морлоки – новые жители Новойарка и добрые друзья молодого Дона. Наступит и черёд чужака с громыхалками, что пришёл на подмогу северянину.
Всё шло именно к этому, когда Карма вцепилась в брюхо коня одного из нападавших. Обезумевшее от страха и боли животное скинуло седока и умчалось прочь. В то же мгновение среди людей Майка оказался Ратибор. В одной руке всадник держал несмолкающий револьвер, в другой сверкала подобранная с земли сабля. Один, другой……пятый человек вылетал из седла, когда раскалённый свинец впивался в его тело. Левая рука всадника рубила крест-накрест, вдоль и поперёк. Секунда и Ратибор с ног до головы забрызган кровью. Он не сражался подобно Беовульфу, врастая в землю и принимая на себя удары. Сабля всадника и его растрепавшиеся на ветру волосы мелькали то там, то здесь. Грохот револьвера звучал отовсюду.
Телохранители Майка и нанятый им сброд дрогнули. Они шли на содержание к Дону, чтобы выколачивать долги из непонятливых купцов, наступать на хвост слишком уж строптивым простолюдинам, показывать удаль на одиноких чужестранцах… Но подобное! Нет, они не договаривались сражаться с людьми, которые плюют в лицо смерти, лезут в одиночку против толпы. Пусть с ними Дон сам разбирается. А для них и у Горбатого местечко найдётся. Такие мысли всё чаще и чаще проскальзывали у избиваемых Ратибором вояк. А уж когда, Беовульф каким-то чудом взобрался на прорвавшегося к нему жеребца и с рёвом ринулся в бой, удальцы, позабыв обо всём, пришпорили коней и, обгоняя ветер, помчались куда глаза глядят. На Доне свет клином не сошёлся. Много влиятельных людей, готовых принять на службу молодцев, коим семерым – один не страшен.
***
Беовульф кряхтя слез с коня. Кое-как стянул кольчугу и пропитанную потом вязаную рубаху. Вся его широкая грудь была покрыта чёрными кровоподтёками.
- Глянь-ка, - обратился он к Ратибору, - меня со спины не проткнули, а то я сейчас ничего не чувствую.
- Синяки только, - всадник поморщился – спина северянина разукрашена пострашнее груди. – Ты как, вообще?
- Жив, - Беовульф выжал рубаху и со стоном натянул её на своё тело, - но это, как говорится, болезнь недолгая…. Выручил ты меня.
- Ей спасибо скажи, - Ратибор кивнул в сторону собаки. Животное неподалёку облизывало пропитанную кровью землю.
- Ты что творишь, мешок с блохами?! – гаркнул Беовульф. – Прекратить!
Собака глянула на северянина. Её карие глаза были полны восхищения. Животное припало к земле и поползло к человеку, заискивающе поскуливая. Обрубок хвоста ходил из стороны в сторону с невероятной скоростью.
- Ээээх! - Беовульф присел на корточки, его массивная ладонь легла на широколобую, рыжебровую голову собаки. - Кровь врагов пить - обычай старинный, - он потрепал обвисшие уши, собака зажмурилась от блаженства. - Но они же трусы… Их кровь хуже отравы. Думать надо! - разомлевшее животное перевернулось на спину, подставляя северянину розовое, безволосое брюхо. – Откуда ты только здесь взялась?
- Её Карма зовут, - сообщил Ратибор. - Она тоже с той повозки.
Услыхав своё имя, животное одарило всадника подозрительным взглядом, потом, признав в нём, человека застрелившего вождя морлоков, неторопливо подошла поближе, вяло махнув обрубком хвоста, лизнула руку Ратибора. Выполнив обязанности собачьего этикета, она вернулась к Беовульфу, села почти вплотную к его ноге, обнажив в счастливой улыбке крепкие зубы и свесив розовый язык.
- А у тебя здесь немало знакомых, и все бабы. Одна другой краше, - ладонь Беовульфа снова легла на голову собаки. Карма блаженно вздохнула.
- Этой вроде ты больше по нраву, - усмехнулся Ратибор.
- Родня, - северянин подошёл к одному из убитых и срезал с пояса кошель. - И мой род, и её от волков начало берёт. Только мы говорить научились и на двух ногах ходить, а её предки ерундой не занимались, - Беовульф деловито обыскивал следующий труп.
- Охота тебе с мертвяками возиться, - поморщился всадник.
- С паршивой овцы хоть шерсти клок, - ответил Беовульф, не отрываясь от своего занятия. - Я задарма драться не привык. Оружие у них поганенькое. Но кошельки туго набиты. Ценит, видать, нас молодой Дон. Я же не герой какой-нибудь. Это вам улыбки сварливой девчонки достаточно. А мы….
Северянин оторвался от обыска трупа и посмотрел на Ратибора.
- Зазноба твоя где?!
- Никакая она мне…
- Заткнись! Где девчонка?!
- Ну, - пыл боя схлынул, всадник сам не на шутку волновался о судьбе Светы. – В укромном месте… Я тебе помочь…
- Благородный дурак - хуже пожара! - Беовульф уже был рядом со своим конём. – Гони, что есть мочи! - скомандовал он, залетая в седло.
***
Ратибору ничего и не нужно было говорить. Он прекрасно понимал серьёзность положения. Бежавший противник мог ринуться в сторону девушки! Ратибор подхватил втоптанный в землю плащ и вскочил в седло. Каблуки всадника вонзились в бока лошади.
Несмотря на все старания, Ратибору так и не удалось догнать Беовульфа. Конь северянина словно и не побывал недавно в битве. Вороной жеребец нёсся, едва касаясь земли. Самое обидное, что и Карме удалось обогнать, выбивающуюся из сил каурую лошадку. Собака была похожа на огромный чёрный снаряд, выпущенный из огромной пращи. Она ни на шаг не отставала от коня дальнего родича.
Свету Ратибор заметил издали. Естественно, девушка и не думала прятаться в заросли. Она стояла на открытом месте, уперев одну руку в бок. В другой покачивался походный мешок Ратибора. Беовульф тоже увидел девушку. Убедившись, что всё в порядке, северянин придержал коня.
- Сейчас тебе достанется, парень! – сообщил он Ратибору. - Битва – мёдом покажется!
- Почему мне? - запротестовал всадник.
- Потому что я ей не нравлюсь, - просто ответил северянин. - По крайней мере, не так как ты… У меня принцесса простодушная, - он кивнул на трусившую бок о бок с конём Карму. Бока собаки тяжело вздымались, язык свесился почти до земли. - Что чувствует, то и говорит. Как умеет. Без всяких церемоний.
- Ошибаешься. Она к каждому моему слову придирается.
- К каждому, - повторил Беовульф. - С чего бы ей твоё каждое слово ловить?
- Да ну тебя! Мне сейчас не до этого!
- Человеку всегда до этого. Ты и Миры проходишь только ради этого. Чародея догоняешь ради этого. Живёшь ради этого. Не сгинь твоя Злата, стал бы ты великим мстителем?
- Глупости ты…., - Ратибор не успел возразить.
- Я ваши вещи сторожить не нанималась, - закричала Света, опустив мешок на землю. При этом девушка не посмотрела ни на Беовульфа, ни на собаку. Её взгляд сверлил Ратибора, и было в нём что-то такое, что девушка пыталась скрыть за нарочито грубым тоном.
- Явились, не запылились! - она упёрла вторую руку в бок, и всадник испытал робость, которой не было ни в одной битве. - Дурдом на прогулке! Пять минут назад пролетает куча придурков на лошадях. Я им кричу, где их ненормальный дружок с грязными космами и в вонючем кожаном плаще, а они - мимо! Пыль подняли, чуть не задохнулась! Ты где так изгваздаться умудрился? Мне ваши игры надоели! Вернись на время в двадцатый век и покажи, где живут нормальные люди!
- Нормальность, красавица, - подал голос Беовульф, покидая седло, - вещь относительная. Мне так один человек учёный говорил.
- Вы взрослый человек! – девушка, наконец, обратила внимание, что Ратибор вернулся не один. - Стыдно…, - она присмотрелась к Беовульфу, и в её глазах появился страх. – Что с вами?
- Сама говоришь – игра такая, - северянин безуспешно пытался расчесать пятернёй колтун в волосах. – «Кто кого?» - называется. Те, кто бежал – сегодня проиграли. Мы с Ратибором выиграли. Делов-то!
- Те… Ваши…, - девушка переводила взгляд с северянина на Ратибора. - Они вас… Серьёзно..
- Нет, шутили, - от бешеной скачки на лице Беовульфа выступил пот, и кроваво-пыльная маска стекала, оставляя грязные полосы. - Смех такой стоял! Я бы живот надорвал, не подоспей наш герой да этот мешок с блохами!
Девушка автоматически перевела взгляд.
- Карма?! Откуда…
Собака важно подошла к девушке, обнюхала её колени, снисходительно лизнула пальцы и тут же вернулась поближе к Беовульфу.
- Откуда вы её… Она же…
- И правда, - обратился Ратибор к северянину, - я сам видел, как собака исчезла вместе с повозкой.
- Пощадите вы меня! - взмолился Беовульф. - Я же не волхв и не астролог. Есть кое-какие задумки, но дайте сперва до ближнего ручья добраться. У меня сейчас такая рожа, что у лошадей аппетит пропадает. И чешется всё. Наверняка половина блох с псины на меня перескочило. Не до рассуждений мне!
***
- Толком я вам ничего не разъясню, - фыркал северянин полчаса спустя, забравшись прямо в одежде в крошечный пруд, обнаруженный им среди колючих зарослей. – Я и сам многого не понимаю. Знаю точно – вы здесь чужаки. Межмирье для тех, кто случайно или нарочно, но выскочил из своего Мира и не стремится назад. Принимает существующие здесь законы. Вам же это местечко вредно для здоровья. И вы для него опасны.
Ратибор глянул на Свету. Девушка сидела поодаль, закрыв лицо ладонями. Было похоже, что не желает принимать происходящее, как реальность и считает то ли кошмарным сном, то ли игрой двух сумасшедших.
- Прекрати на девчонку пялиться, когда тебе серьёзные вещи говорят! – северянин вышел из воды, мокрые волосы упали на его лицо. - Ты меня хотя бы слышал? - Беовульф тряхнул головой, брызги полетели в разные стороны. Над волосами северянина появилась радуга. Вылезшая следом Карма, точь в точь повторила действия нового хозяина, даже рыкнула на Ратибора.
- Мы представляем опасность, - автоматически повторил всадник, с трудом отрывая взгляд от девушки. - Постой! - до него дошёл смысл сказанного. - Чем это я или она можем навредить твоему Межмирью? Или тебе лично?
- Ну, мне-то вредить – нос не дорос, - усмехнулся Беовульф. - А вот то, что с твоим появлением странные вещи начали случаться – факт.
- То есть раньше - тишь да гладь, а я разворошил гадюшник?!
- Ну, тихо у нас никогда не было, однако всё как-то привычно, по-житейски. Дракон, скажем, забалует, василиск несколько деревенек разорит. Морлоки припозднившихся прохожих сожрут. Властители форпостов меж собой грызутся, да наёмников друг к другу подсылают. Чепуха в общем. К такому все привыкли.
- Значит, разрушил я здешний Вирий! - Ратибор начинал злиться. - Заставил вас, мирных овечек, друг дружке глотки грызть!
- Не кипятись, парень, - северянин был непривычно серьёзен. - Овечки здесь никогда не жили. Не о том я говорил. Я тебе толкую, что всё просто и понятно было. Сам посуди: поспорил старый Дон с Горбатым кому с купцов поборы собирать, к согласию не пришли. Дон меня нанимает, чтобы с противником посчитаться. Горбатый, наверняка, тоже сложа руки не сидел. Я, если повезло, властителю Заречья помогаю к праотцам отправиться, его люди – Дону. И всё! Два старых бандита сдохли, на их место другие пришли. Всё по-житейски, по-домашнему. Жизнь идёт своим чередом… Здесь же со стычки в кабаке началось чёрт знает что!
- Я что ли научил Майка папашу пристукнуть?!
- Как думаешь, если патоку простой водой залить, брага получиться?
- Откуда я знаю?
- А я вот знаю - дрожжей не кинешь, ничего кроме сладкой водички не попробуешь. Так ты, Ратибор, навроде тех дрожжей… С твоим появлением такая бражка заквасилась, что многие потом с похмелья мучиться будут!
- Ну, спасибо, Беовульф! - Ратибор действительно чувствовал себя виноватым и оттого злился ещё сильнее. - Зачем только ты меня, душегуба, столько раз выручал. Пристукнули бы меня тогда в пивнушке, и головная боль долой!
- Если бы всё так просто, - Беовульф почесал подбородок. - Да и не люблю я, когда при мне детишек обижают…
Ратибор чуть не задохнулся от возмущения.
-… револьверы твои опять же, - продолжал между тем северянин. – Я-то и пращей с луками не особо одобряю, а уж если твоё оружие кому в руки попадёт…
- Чего же в моём оружие такого?
- А того, что для труса оно самое подходящее. Я ни тебя имею в виду, - поспешил добавить Беовульф, заметив, как сверкнули глаза всадника. - Я про здешних людишек. Меч или топор - вещь знатная, но сноровки требует и отваги, а с револьверами любой пьяница может самого лучшего воина из-за угла подстрелить. Потому-то я и сотоварищи мои: сэр Ланцелот, Ставр сын Гадинов и ещё несколько человек вовсю следим, чтобы подлое оружие не появлялось.
- Допустим, - согласился Ратибор (по законам княжеского войска всадникам так же приписывалось уничтожать револьверы, если плен неизбежен). - Допустим - оружие моё попадёт в нечистые руки, хотя это полный бред! Но неужто два револьвера поставят ваше Межмирье с ног на голову?
- Два не поставят, - кивнул Беовульф. – Но ты не знаешь морлоков. Таких мастеров ещё поискать. Их потому-то и терпят. Им только на твои пугачи глянуть и мигом что-нибудь подобное соберут. Уж, не знаю, сам ли Майк догадался с ними подружиться, посоветовал ли кто, только погано это. И не в Межмирье дело. Здесь середина пруда, сюда камешек падает, а волны по всем Мирам расходятся. Вроде бы ничего особенного: сынишка-разбойник пристукнул папашу-бандита, выпустил наружу племя мастеров-людоедов, те машину для рубки голов построили, наверняка дань крови с форпоста потребовали… Это конечно долго не продлиться, властители других форпостов такое под боком терпеть не будут. Утихомирят мальчишку. Морлоков под землю загонят… Только я не уверен, что где-нибудь за внешними границами сейчас не рухнуло большое королевство, что чернь, опьянённая кровью, не ставит подобные машины на каждой площади, что не разражается война между несколькими государствами. Такое уже бывало, всадник!
- Не может быть!
- Может, - вздохнул Беовульф. - И с красавицей твоей многое неясно, - он посмотрел на Свету, которая убрала ладони от лица и прислушалаь к разговору. - Ты-то на драконе прилетел, способ редкий, но вполне понятный. А она? Какая-то повозка с мертвецами, которая потом исчезает. Зато сама она остаётся. Собака, вроде сперва вслед за повозкой пропадает, потом является… Ничего не понимаю! Ещё и встречаетесь вы… Слишком много совпадений.
- Что же нам - на собственных поясах теперь удавиться, чтобы у вас здесь всё наладилось? - поинтересовался Ратибор. - Мастер ты других виноватыми делать!
- А ты мастер вопросы задавать! - не остался в долгу Беовульф. – Ещё и ссоры на пустом месте устраивать. Я тебе положение рассказываю, чтобы вместе выход найти, а ты в бутылку лезешь!
- Извини… Ошарашил ты меня… Вроде бы победу надо праздновать, а оказывается – всё только начинается.
- Ладно, наплевали и забыли! Вам не давиться надо, а выбираться отсюда, пока ещё чего-нибудь не случилось.
- Да как выбираться-то?! - снова повысил голос Ратибор. - Куда идти?! Ты сам говоришь – я или Света шаг сделаем, а по Мирам войны начинаются!
- Есть два местечка, - Беовульф глянул на солнце, коснувшееся горизонта и окрасившее небо в багровые прощальные тона. - Всё время на закате мысль одна приходит, - неожиданно заявил он. - Неужто и до моего рождения солнце вот так вот каждый раз умирало, чтобы снова родиться на следующее утро? Неужто и после моей смерти ничего не изменится? Страшно! Потом вдумаешься, и так тоскливо станет: кажешься ведь себе центром Миров, мнишь, что ради тебя вся небесная механика придумана… А на деле? Что букашку придави – Миры не рухнут, что Беовульфу кишки выпусти – солнце восходить не перестанет. Грустно! - северянин тряхнул головой, высохшие волосы цвета спелой пшеницы рассыпались по плечам. – Тьфу! Чего-то я сопли распустил! Старею, наверное. Послушай, красавица, - обратился он к Свете. - Пока мы тут толкуем, как дальше быть, развела бы костёр, да сварганила чего-нибудь. Поройся в моём мешке. Там запасов навалом.
- Я попала в аварию и сейчас под наркозом, - девушка посмотрела на северянина пустыми глазами. - Я скоро проснусь, и всё будет в порядке.
- Нннда, делишки! – покачал головой Беовульф. - Лучше бы уж скандалила.
- Это всего лишь шок! - ответил Ратибор. - Поспит и будет в порядке.
- Хорошо бы… Может всё-таки, - северянин снова обратился к Свете, - сготовишь что-нибудь, пока не проснулась? Держи огниво.
Девушка подошла к Беовульфу и послушно взяла огниво. Она застыла рядом с северянином, рассматривая кресало.
- Ты им пользоваться умеешь? - поинтересовался Ратибор
Света помотала головой.
- А говоришь, что спишь! - буркнул Беовульф. - Я вот на дудке играть не умею, а во сне как-то раз так наяривал, что весь Ассгард в пляс пустился… Во сне всё уметь можно.
- Я всего лишь сплю, - прошептала девушка, на её глазах появились слёзы.
- Я костёр разведу, - Ратибор осторожно взял девушку за локоть и отвёл туда, где она сидела до этого. - Ты проснёшься, - он старался чтобы его голос звучал успокаивающе. - Всё будет хорошо.
Девушка кивнула в ответ и снова закрыла лицо ладонями.
- Может заорать у неё над ухом? - предложил Беовульф, когда они собирали хворост. - Или рожу скорчить? Глядишь очухается.
- Лучше не надо, - поспешил возразить Ратибор.
- Клин клином вышибают, - северянин не хотел так просто отбрасывать целительские проекты. - Пусть хоть собака на неё рыкнет… Ее, кстати, как зовут?
- Света…
- Собаку, дурень!
- Карма.
- Дурацкое имя. Теперь будет Валькирией.
- Она не откликнется, - возразил Ратибор. - Не привыкла.
- Привыкнет! - в голосе северянина не было тени сомнения. - Она же не человек. Это мы с тобой, как во что-нибудь упрёмся, нам хоть кол на голове теши. А собака, как и лошадь, животное мозговитое. Им главное объяснить получше. Верно, Валькирия?
Животное никак не отреагировало на новое имя, продолжая увлечённо раскапывать мышиную нору.
- Ничего, - уверенно произнёс Беовульф. - Освоится. Особенно, когда есть захочет…. Так будем твою кралю пугать?
- Нет! Не надо!
- Дело твоё, - пожал плечами Беовульф, утаскивая в сторону стоянки вязанку хвороста, коей хватило бы, по меньшей мере, на десяток костров.
Когда оранжевые язычки, робко лизавшие сучья превратились в извивающихся, с треском грызущих мёртвую плоть дерева хищников, Беовульф взял свой холмообразный мешок.
- Посмотрим, чего я тут в спешке накидал, - бормотал он, развязывая шнурок.
***
Ратибор глянул на появившуюся еду и рот его наполнился слюной. Судя по всему, даже очень торопясь, северянин относился с глубоким уважением к потребностям собственного желудка. На траву один за другим легли четыре жирных гуся, потом Бофульф вытащил за хвост копчёную остроносую рыбину с чудными пирамидками на спине, следом из недр мешка появился приличных размеров окорок и, наконец, увенчала всё это великолепие пузатая баклажка, которой больше бы пристало называться бочонком.
- И всё?! – возмутился северянин, чуть ли не целиком ныряя в мешок.
- Не густо после доброй драки, - ворчал он, вылезая наружу и вертя в руках каравай, диаметром с боевой щит.
- По-моему, всего достаточно, - заметил Ратибор.
- Вы что, есть не будете?! - удивился Беовульф.
- У меня ещё кое-что есть, - всадник развязал шнурок на своём мешке.
- Убери! - губы северянина брезгливо скривились, когда он заглянул вовнутрь. - Это еда для героев и ихних девиц, а не для голодного наёмника. Поделюсь уж с вами. Так и быть.
Беовульф схватил весь хворост, что они собрали, и кинул в костёр. На мгновение стало темно, потом пламя, получившее огромную порцию сухой древесины, взвилось чуть ли не до самых звёзд.
- Чтобы углей побольше было, - пояснил северянин, собирая с земли гусиные туши. – Отощаешь тут с вами, - ворчал он, зажав в ладони длинные птичьи шеи и направляясь к берегу пруда. - Ноги таскать перестанешь. Ха! Запасы! - послышалось из темноты. - Три дохлых плотвички да сушёный камыш! Воробья досыта не накормишь!
Ратибор глянул на Свету. За всё это время поза девушки не изменилась. Она продолжала сидеть, закрыв лицо, на самой границе света от костра и сгущающейся тьмы. На мгновение всаднику показалось, что из чернильной мглы к волосам девушки тянутся когтистые лапы. В костре, словно выстрелил револьвер, треснул сучок. Роем новорожденных звёзд к небесной тверди взвились искры. Язык пламени метнулся в сторону, жаля крадущуюся со всех сторон темноту и тут же перед ней отступая. Звериные лапы исчезли, но в молниеносном отблеске, всадник различил нечто похожее на зловещую фигуру в балахоне. Ратибор вздрогнул и схватился за оружие.
- Иди-ка на подмогу, герой! - послышалось со стороны пруда. – Ужин надо перенести!
Ратибор надавил пальцами на глазные яблоки. Показалось! Всего лишь показалось. Он двинулся на голос Беовульфа.

***
- Ты чего-то сам не свой! – заметил северянин, протягивая что-то увесистое и влажное на ощупь. - Привидение что ли увидел? Или девчонка очухалась и опять скандалит?
- Так, мысли дурные, - ответил всадник, принимая двух обмазанных глиной гусей.
- Мысли перед едой - хуже некуда! – покачал головой Беовульф. – Бери пример с меня – сперва поесть, а потом голову ломать. Иначе и путного ничего не придумаешь, и аппетит испортишь.
- Я постараюсь, - пообещал Ратибор.
Северянин разгрёб носком сапога одну сторону кострища. Бережно уложил на потрескавшуюся от жара землю четыре обмазанные глиной гусиных туши. Присыпал внушительным слоем мерцающих углей.
- Пока голубчики подходят, можно слегка закусить. Для аппетита, - северянин довольно потёр ладони. - Давай-ка сюда, красавица! – обратился он к неподвижно сидящей Свете. – У нас два раза к столу приглашать не принято!
Девушка оторвала ладони от лица, посмотрела на Ратибора, потом на Беовульфа.
- Всё ещё сплю, - в её голосе мелькнуло разочарование.
- Во сне и поесть не грех! - северянин ловко кромсал остроносую рыбину. - Даже приятно! И платить не нужно! Посуди сама - на полный желудок и просыпаться сподручнее! - Беовульф подмигнул всаднику.
- Пойдём, - Ратибор подошёл к девушке, взял её за руку. - Надо поесть.
К его удивлению, Света не стала возражать. Послушно подсела к костру, взяла из рук всадника ломоть окорока, размеры которого, по мнению Ратибору, были не особо чудовищными.
- Коли есть начала – оклемается, - прочавкал Беовульф, хватаясь за баклажку. - За то и выпьем!
Всадник глотнул забористого пива. Плеснул немного в крышку от баклажки, которая в ином кабаке и за кубок сойдёт, протянул девушке. Света пригубила янтарную жидкость. Её лицо оживилось.
Ого! - хохотнул северянин. - Пиво и мёртвого на ноги поставит! Порой с утра глаза откроешь - труп трупом, ну, по крайней мере, свинья свиньёй. Только к доброй чарке приложишься и человеком себя чувствуешь, и жить охота! После гуся, красавица, совсем поправишься!
Беовульф подхватил ломоть окорока, уложил его на не меньший кусман хлеба и впился с такой жадностью, словно не в его желудке почти целиком не исчезла рыбина, рост коей не уступал человеческому. Усевшаяся рядом Валькирия (в прошлом Карма) одарила нового хозяина страдальческим взглядом, из раскрытой пасти нескончаемым потоком вытекала слюна.
- Валькирия? – глянул на неё Беовульф, усердно двигая челюстями.
Зад собаки оторвался от земли и заходил из стороны в сторону.
- А ты говорил – не привыкнет! - остатки гигантского бутерброда упали перед собакой, Беовульф наставительно поднял блестящий от жира палец. – Видишь, как новому имени радуется?! - он с нежностью посмотрел на порыкивающую от жадности собаку, которая безуспешно пыталась проглотить целиком ломоть мяса.
- Самого мелкого червяка заморили, - Беовульф поднялся на ноги, - пора и за гусей приниматься, - северянин вразвалочку подошёл к костру, носком сапога раскидал угли, выкатил на траву четыре комка затвердевшей глины. – Думаю в самый раз, - не обращая внимания на жар, он ухватил одного гуся и с силой грохнул о землю. Глиняная оболочка отвалилась вместе с перьями. Белоснежное мясо с капельками жира наполнило воздух та ароматом. У Ратибора, считавшего, что его желудок наполнен под завязку, заурчало в животе и рот наполнился слюной, не менее обильной, чем у новоокрещённой Валькирии.
- Мне, как повару двоих, - предупредил Беовульф, разложив перед остальными гусиные туши. – А ты, красавица, ещё бы к пиву приложилась… Сидишь как на похоронах.
Света послушно поднесла к губам заботливо наполненную Ратибором кружку.
- До дна! До дна! - северянин упёрся пальцем в донышко, не позволяя девушке оторваться от края посудины. - Теперь и мы за компанию! - горлышко баклажки очутилось между губ воина. Он лихо запрокинул голову. Пиво отозвалось громким бульканьем.
- Эээх! – крякнул Беовульф, протягивая опустевшую наполовину баклажку Ратибору. - И как это некоторые дурни от жареного мяса и от пива отказываются?! - он разломил гуся пополам и через мгновение послышался треск костей перемалываемых крепкими зубами северянина.
- Учитель мой – Всевед, - Ратибор приложился к баклажке, однако его глоток не шёл ни в какое сравнение с поглощением хмельной жидкости Беовульфом, - мяса не ел. Говорил, что обильная пища и хмельное питьё мешает работе мозга.
- От большого ума - большая печаль! - северянин наставительно ткнул половиной гуся в звёздное небо. - Мы вон с тобой живём ни как разум велит, а как левая нога захочет, и ничего - весёлые такие, румяные. Не есть мяса и не пить бражки – великий грех перед богами. Асы и сами не дураки закусить и выпить! Всем этим умникам уготовано место рядом с Хель. Помяни моё слово! Они и живут оттого долго, что помереть боятся! А ты, дочка, никак в мудрецы решили податься? - он глянул на Свету, которая отщипнула от гуся лишь клочок кожицы и теперь тщательно его пережёвывала. - Не зевай, а то Валькирия уже на твой ужин поглядывает!
Собака, поняв, что от хозяина подачки не дождёшься, теперь переместилась поближе к Ратибору, который подкидывал ей кости, и время от времени бросала откровенные взгляды на лежащего перед девушкой гуся.
- Может не надо ей больше пива? - заволновался Ратибор. – Оно у тебя крепкое.
- Я всегда в походы выдержанное беру, - северянин довольно улыбнулся. – И согреться можно, и сон хороший. Зря волнуешься, герой. От хорошей чарки вреда не будет. У красавицы наоборот голова проясниться. Наливай, не бойся!
Ратибор плеснул пива на самое донышко крышки-кружки и протянул Свете. Девушка приняла посудину, сделала глоток, отломила крылышко от лежащего перед ней гуся, двумя пальцами принялась отделять волоконца мяса от кости. Беовульф только поморщился от такого обращения с едой, однако промолчал, увлёкшись поглощением второй порции.
- Карма, на! – Света протянула тонкую косточку собаке. Щелчок мощных челюстей был гораздо громче хруста гусиной косточки. Валькирия воровато глянула на Беовульфа. Хозяин доедал гуся. Подозрительно посмотрела на Ратибора. Всадник, запрокинув голову, пил пиво. Не тратя времени, собака схватила лежащую перед Светой птицу и скрылась в темноте. Через секунду из зарослей послышался треск раздираемого гуся и довольное рычание Валькирии.
- Ай, да псина! - захохотал северянин. – Молодец! С голоду не помрёт!
- Возьми, - Ратибор протянул девушке гусиную ногу. – Ты почти не ела.
- Спасибо, - Света переводила сверкающие хмельным блеском глаза со всадника на северянина. – Я больше не хочу…. Какой странный сон, - она допила содержимое кружки. - Всё… Всё… словно… настоящее, - теперь она не сводила глаз с Ратибора. - Ты… странный. Не хочется.. просыпаться.
Голова девушки склонилась. Пальцы, сжимающие крышку от баклажки, разжались.
- Что с тобой?! - Ратибор едва успел подхватить тело Светы, заваливающееся на траву. - Где больно?!
- Обычная пьяная женщина, - Беовульф вытер жирные ладони о штаны. – Я не мудрец, конечно, но могу сказать точно - мужчина после первой чарки начинает врать и хвастаться, женщина, выпив последнюю, говорить правду. Можешь не волноваться - завтра тебе от неё снова достанется! Странный! Ха! Почти в любви призналась!
- Не говори глупостей! - ноги Ратибора затекли, но он не менял положения, боясь потревожить Свету. - С ней, правда, всё в порядке?!
- В таком порядке, что нам с тобой и не снилось. Укладывай-ка её и потолкуем дальше о делах наших…. Или ты моментом хочешь воспользоваться. Пока она, так сказать…..
- Да как ты смеешь! - возмутился Ратибор. - Как такое…
- Пошутил я, - усмехнулся Беовульф. - А то вялый ты какой-то стал. Прямо и не герой словно. Ты возьми-ка в мешке у меня тюфячок. Дарю. Уложи свою зазнобу… Да, верёвка есть?
- Есть.
- Конского волоса?
- Естественно.
- Вокруг своей спящей красавицы разложи. Здесь змей много… Ты, кстати, гуся доедать будешь?
- Да я вроде сыт.
- Ну, тогда я съем, чтобы добро не пропадало.
***
Каждый остался со своим: Беовульф завладел половиной гуся, Ратибор бережно взял Свету на руки. Девушка что-то побормотала во сне и положила голову на плечо всадника. Ратибор вдохнул аромат её волос, у него закружилась голова. Он застыл, не отваживаясь сделать шаг. Мысль о том, что он может потревожить спящую, казалась кощунственной.
- Неужто такая тяжёлая? - кусок мяса остановился в волоске от крепких зубов Беовульфа. - У тебя вид - словно вот-вот пупок развяжется!
- Разбудить боюсь, - признался Ратибор. - Она такая…. Хрупкая.
- Когда спит зубами к стенке! Кончай дурить, парень! Для тебя эта девчонка – хуже отравы! Вроде на нормального человека походить начинаешь, а как только заприметишь свою красавицу – ни дать, ни взять – глухарь на току.
Всадник смутился и, не говоря ни слова, отнёс девушку туда, где, по его мнению, ей будет удобно спать. Пока Беовульф хрустел костями, чавкал и бубнил что-то об ошалевших дурнях, кои дальше своего носа ничего не видят, Ратибор расстелил на земле набитый высушенным мхом тюфяк, затаив дыхание, уложил на него девушку, укрыл плащом, окружил верёвкой, немного подумал и, бормоча заговор от ядовитых тварей, начер¬тил с разных сторон несколько рун, отпугивающих оных. Проделав всё это, всадник ещё раз глянул на Свету. Девушка до самого подбородка натянула плащ, заменивший одеяло. Она спала, подложив ладонь под разбитую щёку. Ратибор почувствовал что-то странное внутри, словно лопнула тонкая струна. Этот звук, не слышимый остальными, как-то по-особому оглушил всадника, убрал из-под его ног землю, заставляя ощущать себя летящим неизвестно куда и неясно зачем. Этот полёт не имел ничего общего с леденящим кровь путешествием на спине змея. Всадник не чувствовал ни страха, ни холода, наоборот, он не хотел, чтобы его парение прекращалось. Тёплые струи чего-то чуть более плотного, чем воздух ласкали тело, в ушах звучала волшебная музыка, мысли кружились в неторопливом танце, впервые за многие годы, складываясь в рифмы, которые нельзя выразить словом – человеческий язык слишком груб и неуклюж для тех стихов, что рождались у Ратибора в данный момент.
Два не похожих, но и не спорящих друг с другом ощущения наполнили всадника. Оба они зародились где-то в том месте, что волхвы называют душой и растеклись по всему телу, заполняя каждую частичку Ратибора. С одной стороны, всадник чувствовал, что сейчас для него не существует преград ни в одном из Миров. Он готов был сражаться с огромными войсками, добывать самые немыслимые диковинки и совершать самые безрассудные подвиги. И всё ради того, чтобы на губах той, что сейчас спала на набитом мхом тюфяке, появилась хотя бы тень благожелательной улыбки. Но как только взгляд Ратибора падал на лицо спящей, он чувствовал себя самым беззащитным и самым слабым человеком во всех Мирах. Его бросало в дрожь при мысли, что её веки сейчас дрогнут, откроются и он увидит в бездонно-чёрных глазах насмешку, что с пухлых губ, к которым его тянуло с невообразимой силой, слетит обидное слово…

***
- Ты там уснул, что ли, или живот прихватило?! - недовольный голос Беовульфа вернул всадника в реальность. - Смотри, после себя землёй закидай, а то или собака вываляется, или сам впотьмах наступишь!
Ратибор ещё раз взглянул на Свету и направился к северянину, который, судя по звукам, скрашивал ожидание остатками пива.
- Ну, чего разорался?! - всадник присел к костру. – Разбудишь девушку!
- Так ты там колыбельные ей пел и комаров гонял?! – Беовульф отставил баклажку. – Нам всем завтра поутру может быть конец придёт, а он свою кралю от плохих снов охраняет. Видел я чудаков, но… Нет, постой, у сэра Ланцелота такие же закидоны. Он всё чашку какую-то искал. И в своём Мире, и когда сюда попал. Так раз, во время поисков забрёл к каким-то дикарям. У тех обычай – прилюдная казнь чужеземца. Ну, приготовили, значит, плаху, спрашивают у Ланцелота последнее желание. Так он цирюльника попросил. Не могут, говорит, на людях небритым появиться!
Ратибор невольно провёл ладонью по подбородку, молча достал нож, попробовал лезвие на ноготь и, намочив щёки, принялся соскребать щетину. Беовульф только покачал головой.
- Никогда я девок не чурался, - буркнул он. – В чём-то они даже не хуже доброго пива или хорошей драки, но никогда не понимал – почему они ни с того, ни с сего нормального воина в дурня превращают. Надо думать, как свою да её голову спасти, а ты себя словно кабана ножом скоблишь…. Нет, точно, ты на Ланцелота смахиваешь. Тот из-за юбки со своим конунгом поссорился. И до сих пор чуть что - моя Гиневра самая красивая, моя Гиневра - самая умная. Слушать тошно!
- Так твой друг спасся от дикарей? – Ратибор морщась, прижал к горящему после бритья лицу ладони.
- Они сдуру решили, что Ланцелот их своим пожеланием оскорбляет, - принялся рассказывать Беовульф. - Решили ему не просто башку снести, а чего-нибудь позаковыристее выдумать. Чтобы мучился подольше. Ох, и спорили они тогда, да ещё и в его присутствии. Испугать хотели. А Ланцелот сидит себе выбритый, вспоминает свою Гиневру и улыбается, как дурень на палец. Потом надоело ему всё, он и говорит – делайте со мной, что хотите только не оставляйте одного в лесном овраге. Дикари аж взвыли от радости, схватили его и оттащили в ближний овраг. Ланцелот, когда дело юбок не касается, парень не промах. Посмеялся над дурнями и отправился дальше чашку искать.
- Лихо! – покачал головой Ратибор.
- А то! - вздёрнул подбородок Беовульф, словно это он обвёл палачей вокруг пальца. – Я ещё не такое могу порассказать. Только… - он посмотрел на продолжающего тереть щёки Ратибора и полез в карман. – На вот, - он протянул всаднику крошечную баночку. - Разотри рожу. Смотреть жалко.
Ратибор скинул крышку, дух перехватило от ударившего в ноздри зловония.
- Что это? - прохрипел всадник, стараясь держать склянку как можно дальше от себя.
- Ядрёная?! - ухмыльнулся Беовульф. - Она всякие язвы, раны гноящиеся, нарывы моментально лечит.
- Спасибо. Но я как-нибудь….
- Дело твоё, только после такого бритья вся рожа прыщами покроется. Посмотрим тогда, что твоей красавице смешнее покажется: щетина, как у зрелого воина, или прыщи, как у хвастливого отрока…
Ратибор скрепя сердце и задержав дыхание, подцепил зловонное снадобье пальцем, размазал по щекам и подбородку.
- До утра выветрится, - заверил его Беовульф. - Будешь как огурчик. Даже Валькирия к тебе переметнётся, - северянин кивнул на собаку, которая, разделавшись с украденным гусем, теперь мирно похрапывала, развалившись рядом с новым хозяином.
- Уж как-нибудь обойдусь, - буркнул всадник, даже комары старались не приближаться к нему. – Чего только туда намешали?
- Тебе лучше не знать, - широко улыбнулся северянин, пряча заветную склянку. - Можешь и до кустов не добежать, коли расскажу…
- Тогда не надо.
- Вот и я про то же. Тем более есть разговор и посерьёзнее. Ты надумал, как тебе и свою жизнь спасти, и Межмирью, а через него и всем Мирам не навредить?
- Ну…., - Ратибор посмотрел на звёзды. Честно говоря, разговор до ужина, вылетел из головы.
- Ясно, - развёл руками Беовульф. – Что нам вся Вселенная, когда у одной девчонки ноготь сломался!
- Я… ты просто…
- Я просто, а вот у тебя всё с закавыкой получается. Ну, раз тебе самому спасаться недосуг, и кралю свою, между прочим, из беды выручать, слушай, что другие надумали, коим голова не только для шапки пристроена. Чем вы быстрее покинете Межмирье, тем лучше для всех. Согласен?
- А если Мериддин здесь? - Ратибор вспомнил дважды то ли увиденный, то ли почудившийся силуэт.
- Глянь-ка, не забыл! - изумился северянин. - Я уж подумал, что у тебя, кроме той черноглазой ничего в башке не осталось. Уже хорошо! Теперь как почуешь, что слюни по подбородку потекли, вспомни чародея - хоть на время человеком обернёшься.
- Я слюни не пускаю! - обиделся всадник.
- Начнёшь скоро, - заверил его Беовульф. - Потребует твоя зазноба птичьего молока или летнего снега, ты разобьёшься, а достанешь. Она тебя чмокнет - ты и обслюнявишься, словно младенец перед погремушкой.
- Ты, наверное, никогда не любил, - вздохнул всадник.
- Боги миловали, - согласился северянин. - За всю жизнь даже простуды не было, не то что такого…
- Любовь – не болезнь…, - всадник бросил взгляд в ту сторону, где спала Света.
- Это чума! - поморщился Беовульф, заметив глуповато-мечтательную улыбку на губах Ратибора. - Не видел бы тебя сегодня в бою, подумал бы, что ты песни складываешь!
- А я и складываю…
- Рука Тюра и Глаз Одина! - северянин схватился за голову. - С кем я связался!
- Так что ты придумал? – всадник постарался убрать романтические мечты на задний план.
- Тебя это ещё интересует? - удивился Беовульф. - А я думал сейчас заголосишь о раненном сердце и горящей душе. Собирался тебя в воду кинуть. Остудить. Видать ещё не все мозги набекрень съехали… Ладно, слушай. Только оставь мерзкую привычку, что ты перенял у девчонки, против каждого моего слова своих десяток вставлять. При чём одно глупее другого!
- Молчу, - чтобы задобрить северянина, Ратибор даже прикрыл губы ладонью.
- Правильно делаешь, - согласился Беовульф. – Уж лучше других послушай, коли у самого голова песнями забита. Значит так, - он приложился к опустевшей баклажке, - попасть отсюда во Внешние Миры – дело не хитрое, для знающего человека даже дракон не понадобится. Но понадобится маленькая штучка - разрешение одного из Донов. Получить его для тебя – работа сложная и долгая. Доны, хотя, между собой и грызутся, но сейчас у них цель общая - получить револьверы, о коих после сегодняшней битвы знает уже всё Межмирье. Так что, добывая пропуск для тебя, придётся не одну глотку перерезать, и не одного писаришку подкупить. На такие забавы не меньше месяца угробим. Если учесть, что всё это время на тебя будет идти охота, да ещё обузу со стройными ногами и волосами до пояса, что ты на шею себе взвалил, шансы на успех такие крошечные, что ими и блоха брюхо не набьёт. Потому признаемся – на заставы, за коими переходы в Миры, нам не то, что нос казать – портянки поблизости перематывать нельзя. Учуют….
Ратибор хотел что-то спросить, но Беовульф поспешно сунул ему под нос баклажку.
- Лучше выпей, - посоветовал он. - Путного всё равно ничего не скажешь.
- А если Мериддин всё же здесь? – успел вставить всадник, прежде чем северянин втиснул меж его губ горлышко сосуда.
- На нас охотятся, и мы по следу идём, - усмехнулся Беовульф. - Поступок отчаянный и по-геройски дурной. Будь я помоложе, прямо-таки от восторга бы задохнулся. В оруженосцы бы к тебе пошёл. Да пару песен о прекрасных очах выучил бы. Вместе бы нас где-нибудь и пристукнули вместе с собакой, а девчонку бы в наложницы продали. Дурни, вроде тебя, нам бы завидовали и подражали. Только не тот я уже! Потому и скажу – чародея тебе схватить легче во Внешних Мирах. Нет, они здесь время от времени появляются, но только знаю я, что у них договор нерушимый – в Межмирье долго не задерживаться и не ворожить. Потому как, кто-то здесь наколдует лишний коготок на муравьиной лапке, а за границей Внешнего взорвётся какая-нибудь гадость да отравит Мир так, что там ни чародею, ни крестьянину не выжить. Даже твой Мериддин, хотя ты его и кроешь последними словами, на такое не отважится. Если, конечно, старик тоже в кого-либо не влюбился. Тогда я ничего не гарантирую.
- Влюблённый чародей теряет искусство ворожбы, - Ратибору хотелось верить, что последние слова Беовульфа не были насмешкой.
- Тогда его точно здесь нет. Можешь не волноваться… Ты всё пиво-то не выпивай! Сухой разговор глотку дерёт!
- Извини, - Ратибор протянул баклажку товарищу.
- Кое-что мы уяснили, - Беовульф сделал глоток, встряхнул баклажку, убедившись в наличии хмельной жидкости, бережно поставил пузатый сосуд рядом с собой. – Теперь главное - спасение тебя и девчонки, - он покачал головой. - Дурость – болезнь заразная! Сотню раз мог вас обоих пристукнуть, револьверы разломать и всё. Кругом тишь да гладь! Нет, старый дурак, голову ломаю, выдумываю что-то, пока вы друг другу глазки строите.
- Ты не смог бы…. пристукнуть.
- Опять споришь?! Ты говорил, у тебя наставник на меня похож был? Жалко мне человека! Вот он от тебя натерпелся!
- Спасибо, - Ратибор смотрел в светло-голубые глаза северянина.
- Вот, началось! – Беовульф опустил голову и принялся тщательно изучать пространство между носками сапог. - Ещё песню начни сейчас складывать! Хватит соплей! - северянин тряхнул пшеничными волосами. – Слушай дальше! Не сбрил бы усы, дурень, было бы на что наматывать! И без споров мне тут!
Всадник кивнул.
- Говорил я уже, - северянин неторопливо потирал подбородок, - есть тут пара особых местечек. Вроде тех подземных залов, о коих ты толковал. Неизвестно кем и непонятно для чего построены. Первое называется Крепость Миров. Если её кто-то видел, то человек тот крепко умеет язык за зубами держать. Что она из себя представляет и где находится не знает никто, но разговоров о той крепости много. Каких только чудес ей не приписывают. Многие её разыскивали: кто из своих интересов, кто на благо человечества. И те, и другие у разбитого корыта остались. Не открывается Крепость Миров. Даже облика своего показать не хочет…
- Что мне проку от крепости, которой может и нет на самом деле? - не выдержал Ратибор.
- Экий ты перечник! - рассердился Беовульф. - Сказано было тебе слушать? Вот и держи ухи на макухе, а не рассуждай! В те подземелья, наверное, тоже не каждый заходил, ты да торговец этот… То бишь как его?
- Старко, - подсказал всадник.
- Вот именно. Я про крепость тебе рассказал, в курс дела вводя. Чтобы не растерялся, если что. Кто тебя знает, может попрёшь, дороги не разбирая, да прямо к её воротам и выйдешь. Боги дурням помогают, а уж героям тем более! Теперь к другому месту обратимся. Называется оно Святилищем. В нём много народу побывало. Я даже знаю некоторых. Сэр Ланцелот хотя бы. Он когда у конунга своего жену увёл, скрывался в разных глухих уголках. Заночевал однажды в местечке, что в его краях Стоунхендж прозывается. Засыпая попросил своего бога сделать так, чтобы ему, рыцарю Ланцелоту, не приходилось бы словно татю прятаться, а жить, творя добро и совершая подвиги ради всех обиженных и слабых, а особенно во славу своей дамы сердца…. Вот и проснулся здесь. Купцы некоторые, с дороги сбившись, попадали в чудное место, где то ли каменные идолы вокруг, то ли просто валуны. У всех потом жизнь менялась – одни в гору шли, другие разорялись. Ставр говорил, что однажды видел издали огромные статуи длинноухих воинов, да от греха подальше завернул коня и дал дёру. Святилище человека по-своему оценивает и решает: помочь ему или в грязь втоптать. Вот куда тебе нужно, Ратибор.
- И в какой стороне то Святилище?
- Откуда я знаю! Искать его бесполезно. Оно само находит, кого нужным считает. Тебе уж только решать останется - входить туда или ноги уносить.
- Здорово! – Ратибор усмехнулся. – Иди туда - не знаю куда, ищи то – не знамо что! Не чересчур мудрёно получается? По-моему, проще небольшую заставу приступом взять.
- Проще, - согласился северянин. - Так же просто, как целиком руку отрубить, вместо того, чтобы занозу из пальца выковырять. По дурному голову сложить всегда просто. Чудной ты парень – то комаров от девчонки отгоняешь, то готов с сотней опытных воинов схлестнуться, а дальше трава не расти.
- Я же не просто так, - смутился всадник. - Не из лихости. Сам же ты говорил, что нам отсюда поскорее убираться надо. А теперь выходит - броди, ходи по лесам и долам, пока это самое Святилище объявиться не соизволит!
- В нужную сторону мыслишь! - одобрил Беовульф. - Потому и двинешься с утра на восток. Там места безлюдные. Так, шайки охотников за живым товаром. Трусы. Не будешь зевать, отобьёшься. Кроме револьверов бы тебе оружие раздобыть.
- Вот, - всадник показал летающий нож и подобранную в сегодняшней схватке саблю.
Беовульф согнул изящное лезвие колесом. Отпустил пальцы удерживающие самый кончик клинка. Сабля распрямилась со свистом. На мгновение смертоносная сталь ухватила отблеск костра и метнула в темноту молнию. Северянин протянул оружие Ратибору, глянул на свой богатырский меч и исполинскую секиру, скривил губы.
- Может эта ковырялка и неплохая игрушка, - покачал он головой, - только не по мне такое оружие. Я пока на себе пуда три железа не почувствую, словно раздетый хожу. Да и конь, коли тяжести на хребте не чует, дурить начинает… Но на безрыбье… Ты вот что, Ратибор, рубись этой фитюлькой до последнего, а уж если револьверы достанешь – живых не упускай. Слава – вещь заманчивая, но не в нашем случае.
- А сегодняшние? Наверняка, проболтаются… Сам говоришь - Доны на голову встанут, но револьверы получат. Следопытов наймут. Мы же по воздуху не полетим.
- Ты подковы наших коней видел? – улыбнулся Беовульф. – Старая уловка конокрадов – волчий след. Но ты прав - Донам ничего не стоит опытных сыскарей нанять. Они рано или поздно хитрость раскусят. Потому слушай вторую часть моего плана. Я сейчас допиваю пиво, забираю собаку (две девки сразу у тебя остатки мозгов изведут) и отправляюсь к месту сегодняшней заварушки. Там я подковы своего коня привожу в надлежащий вид и отправляюсь на запад. Неторопливо так, чтобы псы Донов не особо отставали… Мне главное до форпоста добраться, где Ставр обретается. Там мы наших приятелей известим. Соберёмся. Двинем на Новойарк. Майку мозги вправим, заодно бучу устроим, чтобы Доны о тебе на время забыли.
- Ты… Но… Я не…., - Ратибор был ошарашен тем, что северянин, шутки которого казались грубыми и неуместными, но который уже дважды вытаскивал его из сложных ситуаций, вот так вот за здорово живёшь, через некоторое время растворится в темноте. Друзья во всех Мирах приобретаются не так легко, чтобы с ними было просто расстаться. – Может…
- Не может! - отрезал Беовульф. - Ты думаешь, я сам с лёгким сердцем отпускаю пристукнутую девчонку и полоумного героя, которые к тому же и глаз друг с друга не сводят? Да я бы самолично водил бы вас за ручку по всему Межмирью и следил, чтобы бы не обидели, сложись бы всё иначе! Сейчас из двух зол выбираем меньшее. Молчи, парень! Времени, с гулькин нос. Не видишь, уже что-то со временем происходит? Я на вас наткнулся - солнце садилось. А сколько мы ещё провернуть дел успели? То-то! Как стемнело и трёх часов не прошло, а на востоке уже сереет. Некогда спорить. Давай-ка на посошок.
Пока Беовульф поглощал пиво, Ратибор глянул в ту сторону, откуда появлялось проснувшееся солнце. Действительно, мерцающие далёкие звёзды, нехотя затухали, уступая перед первым натиском дневного светила.
- Держи-ка! Потом ещё хвастаться буду, что с великим победителем злых чародеев из одной баклажки причащался.
- Я тоже буду тебя помнить, - Ратибор сделал глоток. – Спасибо за…
- Не надо соплей, парень! - Беовульф забрал опустевшую баклажку и одним прыжком оказался на спине не рассёдланного жеребца. – Валькирия, ты со мной?!
Собака нехотя поднялась с прогретой костром земли. Потянулась. Зевнула с подвыванием так, что в ближних кустах зашуршала какая-то перепуганная живность. Глянула на Беовульфа с укоризной - не мог, мол, до утра подождать.
- Оставайся, если хочешь! - северянин слегка дёрнул поводья, направляя коня в заросли.
- Удачи тебе! – крикнул вслед Ратибор.
- Удача – хозяйка ленивых дурней! - послышалось из темноты. - Я сам по себе. Хотя спасибо на добром слове.
Валькирия, убедившись, что хозяин возвращаться не собирается, торопливо лизнула ладонь Ратибора и засеменила вслед за конём, уткнувшись носом в землю.
***
Всадник долго смотрел в темноту. Расставание с товарищем заглушило даже чувство, что Беовульф определил как любовную дурь. Приобрести настоящего друга тяжело, а лишиться можно в одно мгновение. Зато на врагов всегда урожай хороший и во всех Мирах. Лишняя монетка в жаловании, похвала командира, высказанная вслух удачная мысль, нарядная одежда да просто хорошее настроение в пасмурный день мигом настроит против тебя окружающих. Одна за другим из раздражённой твоим пусть крошечным, но всё же успехом массы будет отделяться сутуловатая фигура с вымученной улыбкой на серых губах. Стараясь придать унылому голосу хотя бы тень любезности, начнёт расспрашивать о здоровье и о делах, в надежде услышать пусть о незначительной, но всё же неприятности, случившейся с тобой. Не получив желаемого, в отместку вывалит на тебя бочку своих бед и отступит за твою спину, злобным шёпотом обливая тебя грязью в кампании точно таких же бесцветных теней. На его месте уже следующий ходок, всматривается в твои глаза, надеясь увидеть там хотя бы отблеск страдания….. Настоящий друг - исключение в обществе, где отнять легче, чем сделать самому, украсть выгоднее, чем обменяться, опорочить приятнее, чем утешить….
Просыпающееся солнце немного улучшил настроение. Всё-таки жив, здоров; друг, с которым больше может и не суждено увидиться, но всё же настоящий друг, разработал неплохой план; рядом девушка, которую…. Своё отношение к Свете всадник не мог объяснить так просто, как это делал Беовульф. Любовь? Странная какая-то любовь.. Любовь была к Злате. Разве же бойкая на язык дочь старосты позволяла себе насмешки над юным всадником? Разве он позволил бы себе ответить ей тем же? Они могли болтать часами и не раздражать друг друга. Они говорили о… Ратибор с ужасом понял, что не может вспомнить ни одного разговора с погибшей невестой. Образ её чётко сохранился в памяти. Она и сейчас, словно живая стояла перед глазами. Но слова, какая-то бессмысленная болтовня тут же вылетающая из головы. Да если признаться, Ратибор и не особо слушал, о чём говорила невеста, все её слова и признания он выдумал уже потом, когда она погибла. А привычки Златы? Красные или жёлтые яблоки она любила? Узоры из сказочных зверушек или из цветов? А цветы? Всадник дарил ей васильки, в память о первой встрече. Но какие цветы она любила на самом деле? Он даже этого не выяснил! Те давние свидания вдруг показались Ратибору детской игрой, с долгими влюблёнными взглядами, неумелыми поцелуями и бесконечными планами на будущее. Они ведь толком и не знали друг друга! Злата! Ты прекрасный бутон, так и не явивший миру своей красоты, сражённый внезапными заморозками!
***
Ратибора бросило в жар. Слезы, потёкшие из глаз, моментально высыхали на пылающих щеках.
«Ведьма! - почти с ненавистью подумал всадник. – Эта Света – ведьма! Она как-то проникла в мои мысли. Заставляет подмечать каждое своё движение. Навязывает мысли о себе! Даже побрился по её воле! Ведьма!»
Ратибор бросил в сторону спящей девушки взгляд, коим можно было бы испепелить скалу или даже убить василиска… Вся его злость улетучилась, словно тёплый воздух из проколотого бычьего пузыря.
- Почему ты плачешь? – девушка сидела на тюфяке, прикрыв колени плащом и не сводя с всадника испуганных глаз. – Что случилось?
- Дым в глаза попал, - буркнул он, чувствуя невообразимый стыд за недавние мысли.
- А где твой друг, где Карма?
- Прикрывают наш тыл. Дальше вдвоём пойдём.
- Всё ещё сплю, - вздохнула Света. – А ты выбритый таким настоящим кажешься.
- Послушай! Хватит… - Ратибор хотел быть предельно жёстким, но внутри словно вырос крепостной вал, удерживающий резкие слова и мешающий повысить голос. – Собирайся, если хочешь дома проснутся, - добавил всадник, отправляясь седлать лошадь.
- А умыться где? - услышал он за спиной.
- Зачем во сне-то? – удивился Ратибор. – Я в походах и наяву порой забываю.
- Сон - не повод в свинью превращаться, - строго произнесла девушка.
- Полощись в пруду, коли охота.
- А полотенце, зубная паста, щётка?
Ратибор бросил затягивать подпругу и с интересом посмотрел на девушку:
- Ты надо мной издеваешься или как?
- С чего ты решил?
- Ты говоришь, что видишь меня во сне.
- Ну….
- Так чего же ведёшь себя, как боярыня поутру. Во сне, между прочим, и боярынь, куда подальше послать могут.
- Но как же умываться?
- Рукавом утрёшься. Или я отвернусь, а ты рубаху снимешь, и вытирайся сколько влезет. Уж без щёток и паст придётся обойтись. Здесь такое не растёт.
- А зубы чистить? - вид у девушки был такой растерянный, что у Ратибора от жалости защемило сердце.
- Рот прополощешь, - принялся объяснять он тоном, коим обычно детям втолковывают, почему нельзя браться за провода с электричеством и есть пятнистые шляпки мухоморов. - Потом листочек мяты пожуёшь. По дороге прутик сломишь, и ковыряйся в зубах хоть целый день. Если мел по дороге попадётся, возьмём кусочек поменьше. Погрызёшь - зубы и крепче, и белее станут. Ясно?
- Дикость какая! - поморщилась Света. – Сам камни грызи.
Ратибор только пожал плечами – вот тебе и любовь! Ей как лучше советуешь, а она огрызается. Всадник вернулся к лошади. Кобыла, отдохнувшая за ночь, не спешила взвалить себе на спину седло. Как только Ратибор приседал, чтобы затянуть подпругу, животное делало глубокий вдох, надеясь, что человек не обратит внимания на маленькую хитрость, и сыромятные ремни не особо туго обхватят бока. Пару раз всадник распрямлялся и начинал стыдить нерадивую кобылу. Животное, мерно пережёвывая траву, выслушивало хозяина, невинно глядя на него огромными похожими на сливы глазами. Как только Ратибор наклонялся, всё повторялось по новой. На третий раз всадник, заорав диким голосом, ударил кулаком в живот лошади. Стреноженное животное, охваченное ужасом, выдохнуло. Ратибор быстро затянул ремни. Хоть на одну девку нашлась управа!
- Ты чего раскричался? – услышал он за спиной голос Светы.
Чёрт возьми! Девушка, наверняка, давным-давно умылась и видела его неуклюжие попытки перехитрить кобылу. Ратибор повернул голову, ожидая очередную колкость. Глянув на берег пруда, всадник опешил. Она не только успела умыться – плащ всадника был расстелен на берегу и, судя по ещё не успевшей просохнуть коже, подвергся водным процедурам, в данный момент Света внимательно изучала в зеркальце своё отражение. Даже вскрик Ратибора испугавший лошадь, не смог отвлечь её от столь важного занятия.
- Что у тебя случилось? - переспросила Света, не отрывая взгляда от крошечной коробочки.
- Зачем это? - всадник поднял с земли непривычно чистый и ставший от этого чужим плащ. Он опасливо осмотрел белёсые вылинявшие полосы на сгибах, откуда исчезла пыль пройденных им Миров, на неожиданно обновившиеся полы своей одежды. Даже, несмотря на замасленную подкладку, плащ стал чужим. Света, наконец, захлопнула коробочку и удивлённо глянула на всадника:
- Как в этой грязи ходить можно? Его вообще надо сутки вымачивать – вонь жуткая! Тебя и самого неплохо в стиральную машину целиком засунуть. Подстричь… Ты бомж что ли?
- Я - всадник! И хватит пустой болтовни! Беовульф может сейчас голову под удар подставляет, уводя людей Дона, а мы тут баню устраивать будем! - перекинув плащ через плечо, Ратибор направился к месту, где спала девушка.
Света снова приоткрыла коробочку и посмотрелась в зеркальце. С её губ сорвался тяжёлый вздох.
- Даже пудры нет, - пожаловалась она куда-то в пространство. – Как я с этим синяком на людях покажусь?
- Людных мест мы будем избегать, - попытался успокоить её Ратибор, сворачивая тюфяк и собирая верёвку. - Никто кроме меня тебя не увидит. А мне…., - всадник хотел сказать, что ему не нужна никакая пудра, чтобы разглядеть красоту спутницы, что никакие синяки и царапины не могут испортить её лица, - Всё равно, - сорвалось с его губ.
- Дурак! – Света захлопнула коробочку и, надув губы, отвернулась к пруду.
Ратибор и сам понимал, что его слова вряд ли когда-нибудь занесут в книгу мудрости. Мысленно ругая себя последними словами, он приторочил к седлу полотно свёрнутый тюфяк и походный мешок, оставленную Беовульфом торбу с овсом, подумал и закрепил там же сложенный плащ, закидал землёй потухший костёр. Всадник поплевал на ладони и попытался хоть немного оттереть покрытые пылью и оттого ставшие какого-то непонятно-бурого цвета кожаные штаны. Действительно, что-то последнее время совсем перестал за одеждой следить. Морщась от боли, кое-как расчесал пятернёй спутанные волосы. Пучком травы прошёлся по носкам стоптанных сапог. Осторожно подошёл к Свете. Коснулся кончиками пальцев плеча девушки.
- Ну, это самое, извини, - язык стал непослушным, слова тяжёлыми и паточно-вязкими. - Я не хотел, в общем… Правда, надо торопиться. Возле первой же речки или озера целиком нырну, обещаю. И плащ, это самое, можно полынью натереть или…
Девушка вздрогнула, словно сквозь её тело пропустили разряд электрического тока. Резко повернулась. Встретившись с её полными слёз глазами, Ратибор невольно отступил на шаг.
- Иди ты со своим плащом! - Света зло прищурилась, с длинных ресниц сорвалось несколько слезинок. Всадник поёжился: он почему-то был уверен, что попади эти слёзы на его кожу, они прожгли бы её насквозь. И чему только разозлилась? Неужто из-за пудры? А может из-за потерянного вчера непонятного маникюра, который немалых денег стоит? Помянешь здесь добрым словом Бовульфа…. Северянин ведь предупреждал…
***
Одарив растерянного всадника взглядом полным презрения, Света прошла мимо. Даже проваливающиеся в мягкую землю острые каблучки сапожек, не могли испортить её изящной пружинистой походки. Сердце Ратибора начинало биться сильнее, когда он провожал взглядом эту излучающую какую-то странную энергию фигуру в облегающей белой рубахе и узких чёрных штанах. Усмешки Беовульфа сами собой вылетели из головы, как только всадник вспомнил доверчиво прижавшееся к нему тело и беззащитную улыбку Светы. Ради этого он готов был терпеть всё.
- И хорошо, что ты только сон! – обернулась Света, подойдя к лошади. – Я бы наяву с таким идиотом и рядом бы не встала!
Злоба, причины коей Ратибор так и не смог понять, помогла девушке, после нескольких попыток, взобраться в седло. Сжимая одной рукой поводья, другой она откинула упавшие на лицо волосы. Глаза Светы сияли торжеством, на щеках выступил румянец.
- У тебя неплохо получилось, - сделал Ратибор шажок к примирению. – Для новичка.
- Приходится учиться, когда некоторые, вместо того, чтобы помочь, стоят, открыв рот! – отрезала девушка.
Ратибор пожал плечами, тяжело вздохнул и собирался пойти в направлении, противоположенном тому, куда ушёл Беовульф. Будем надеяться, что Святилище не заставит долго себя искать.
- Эй, - голос Светы звучал растерянно. - Ратибор! Ты разве не поедешь?
Всадник обернулся. Лошадь мирно продолжала щипать траву. Света, выпустив поводья, вцепилась в луку седла, провожая уходящего Ратибора испуганными глазами. Губы её слегка подрагивали. Всадник подошёл к растерянной наезднице. Поймал повод, протянул девушке.
- Никогда не выпускай поводья, если не уверена в коне, как в самой себе, - предупредил он.
- Я думала, ты уходишь, - всхлипнула девушка. - Меня иногда заносит, - приняв повод, тонкие пальцы легли на ладонь Ратибора, - Ты не обиделся?
- Вот ещё, - всадник чувствовал, как нежные подушечки касаются разбитых костяшек, и от этого всё тело охватывала приятная слабость, а голова начинала кружиться. – Я подумал, что тебе одной удобнее будет. Нам вчерашняя скачка пока ни к чему… Мне пешему привычнее… Дорогу заодно выбирать буду…
Страх Светы перед верховой ездой куда-то улетучился, рискуя вывалиться из седла, она всё сильнее и сильнее клонилась в его сторону. Всадник всё ближе и ближе видел перед собой тонкие, словно взмах ласточкиного крыла брови, прикрытые веки с длинными ресницами. Он чувствовал, как его подбородок задирается всё выше и выше, как его обветренные губы тянутся к полуоткрытым губам девушки.
- Но если тебе страшно…, - шепнул он, закрывая глаза.
Ратибор так и не понял, откуда в прогретом лучами восходящего солнца воздухе появился порыв ледяного ветра, обжёгшего щёки. Почему пальцы Светы всё крепче и крепче сжимавшие его ладонь, вдруг дёрнулись и исчезли. Всадник открыл глаза. Света, вцепившись в луку седла, пыталась неуклюже выровняться на лошади. Щёки девушки стали пунцовыми, глаза метали молнии. Ратибор протянул было руку, предлагая помощь.
- Обойдусь! – зашипела девушка. – Иди, выбирай дорогу, следопыт!
- Нет, я могу….
- Сказано – без тебя справлюсь!
Всадник мог только пожать плечами. И чего злиться? Странная девчонка – мгновение назад всё было иначе… Или только показалось? Не может быть – Ратибор до сих пор чувствовал на губах тень несостоявшегося поцелуя. Терзаемый сомнениями всадник сделал шаг в сторону зарослей.
- Ты издеваешься надо мной?! - во второй раз его остановил голос Светы. – Как этим зверем управлять?!
- Слегка пятками по бокам ударь, - улыбнулся Ратибор. – За луку седла держись. Главное не показывай, что ты её боишься. Даже самая смирная лошадка, почуяв страх седока, дурить начинает.
- Не пугливее тебя! – огрызнулась Света, пытаясь коснуться каблучками лошадиных боков. – И нечего смеяться! Я бы на тебя посмотрела! Иди же ты! – последние слова были обращены к, продолжающей невозмутимо пощипывать траву, кобыле. – Это ты её подучил?!
Ратибор, спрятав улыбку, подошёл к животному.
- Вот как надо, - он поймал суетливо мечущийся в воздухе сапожок Светы и направил его в нужную сторону. - Попробуй сама. Обоими ногами.
Света закусила губу и кое-как повторила показанное Ратибором движение. Кобыла оторвалась от завтрака и с интересом глянула на происходящее с её боками. Громким фырканьем выразила отношение к данному действию и собралась, по всей видимости, вернуться к прерванной трапезе.
- Шпорь её, как учил! - приказал Ратибор. - Повод! Повод не ослабляй!
Света проделала всё не так быстро, как хотелось бы, но более-менее правильно. Губы лошади застыли на полпути к траве. Она нехотя подняла голову и посмотрела себе на спину, словно раздумывая – сразу сбросить неумелого, но настырного седока, или просто не обращать внимания.
- Я тебе! - пригрозил кулаком Ратибор. – Не балуй! – он несильно шлёпнул по лошадиному крупу. - Пошла!
Лошадь повела ушами, фыркнула и, решив не спорить с человеком, который, затянул подпругу, неторопливо двинулась в сторону вьющейся среди зарослей тропинки.
- Вот и молодец, девочка, - Ратибор шагал рядом. - За это тебе лишняя пайка овса полагается. Умница.
- Поцелуйся ещё с ней! - послышалось у него над головой.
Ратибор поднял глаза. Света держалась в седле безобразно. Она не могла приноровиться даже к такому черепашьему шагу. Девушку то подбрасывало вверх, то ударяло о седло. По бледному лицу, выступившим на лбу капелькам пота и закушенной губе было видно каких усилий ей стоит держаться в седле.
- С животными без добрых слов нельзя, - рассеянно ответил всадник. – Давай всё же, как вчера поедем!
- Вот только не надо мне одолжений делать! - решительность тона совершенно не соответствовала измученному виду наездницы. - Справлюсь! А ты любезничай со своими животными!
- Если что - позовёшь, - пожал плечами всадник, обгоняя лошадь и ступая на тропку, ведущую в восточном направлении. – Я далеко уходить не буду.
- И на этом спасибо! – процедила сквозь зубы Света, из последних сил удерживаясь на лошади.
***
Тропинку, скорее всего, проложили животные, день изо дня приходящие на водопой к небольшому водоёму. Люди, если здесь и появлялись, то крайне редко. Всадник не приметил характерных для часто посещаемых человеком мест вырубок, чёрных проплешин от костров, раскиданного мусора – всего того, чем люди обычно столбят понравившееся им место. Если здешней земли и касалась человеческая нога, то, скорее всего, это были охотники различных мастей или беглецы, в общем, те, кому не надо слишком уж сильно афишировать своё присутствие.
Колючие кусты, чем-то напоминали растительность Степи. Если бы не их, в два человеческих роста, крупные размеры, то Ратибор мог вполне представить, что снова оказался неподалёку от Города-18. Чем выше поднимались над головой колючие ветви, тем шире становились покрытые зеленовато-бурой травой пространства у корней. При желании, можно покинуть тропку и двигаться сквозь заросли, не рискуя изодрать одежду о колючки. У всадника, по правде говоря, уже появлялись подобные мысли. Очень уж не любил скорый в делах и решениях Ратибор петляющие тропки. Сколько времени зазря пропадает!
Пыл всадника поубавило интересное происшествие. Как только пространство меж кустами начало увеличиваться, Ратибор обратил внимание на попадающиеся время от времени багровые шары. В один, самый ближний, он даже кинул камешком. Ничего не произошло. Тут лучи солнца проникли сквозь колючие ветви и коснулись шара. Раздался громкий хлопок, Ратибор увидел прекрасный цветок. Его мясистые алые лепестки лениво раскинулись по земле, лиловая сердцевина мерцала загадочным светом. По доносившимся отовсюду хлопкам, всадник догадался, что прекрасное растение, оказавшееся перед ним, не единственное в зарослях. Было в волшебном цветке одновременно и пьяняще-волшебное, и пугающе-отталкивающее. У Ратибора появилась шальная мысль, во что бы ни стало сорвать цветок и преподнести Свете. Пусть видит, как он к ней относится, несмотря на все её выходки! Жаль, только слишком велик. С колесо от телеги, не меньше. А то бы букет можно собрать.
Ратибор шагнул в направлении цветка. Из-под сапога выскочило что-то маленькое и проворное: то ли мышь, то ли ящерица, не успел разглядеть. Перепуганное животное ринулось подальше от падающей с небес подошвы, не разбирая дороги. Ратибор увидел, как зверёк мелькнул рядом с мясистым лепестком. С мерзким чмоканьем цветок сомкнулся. Из его недр раздался душераздирающий писк. Всадник вздрогнул: а если бы он не вспугнул несчастного зверька? Ратибору стало не по себе, когда он представил, как травяная пиявка хватает его и начинает неторопливо, с аппетитом высасывать жизненные соки.
Цветок, между тем, раскрылся, с такими размерами бедный мышонок ему на один зуб, вернее на лепесток. Краски его стали ещё ярче и сочнее, аромат ещё сильнее. Ратибор брезгливо поморщился. Растение-хищник маскировалось слишком неумело. Стоило внимательнее вглядеться, откинуть морок фальшивого очарования, и можно сквозь тонкую кожицу лепестков увидеть жадно пульсирующие прожилки и вены, различить скрывающееся за приторным ароматом смрадное дыхание плотоядного зверя.
Ратибор попятился. В то же мгновение он услышал свист и щелчок, словно где-то поблизости пастух кнутом сгонял разбредающееся стадо. Ещё не понимая, что происходит, всадник нагнулся, прикрыв лицо руками. Бессознательное движение спасло ему жизнь: поняв, что добыча, куда более достойная, чем перепуганный зверёк ускользает, цветок ринулся в атаку. Из лиловой сердцевины вылетело длинное, похожее на хлыст жало. Просвистев над головой всадника, оно выплюнуло порцию яда. Одним прыжком Ратибор вернулся на тропку. Цветок повторил попытку ухватить добычу. Жало не долетело до тропинки пары шагов. Убедившись, что сытной трапезы не предвидится, растение успокоилась, спрятав за красотой и ароматом хищное нутро. Добро пожаловать, любители прекрасного!
Сердце Ратибора колотилось, словно овечий хвост. Руки жгло так, будто всадник сунул их в кузнечный горн. Когда же только дурь из головы выйдет?! Сказано ведь - не сходи с натоптанной тропки! Не хватайся за блестящие игрушки! А если бы тем же ядом да по глазам?! А Света?! Боги-покровители! Оставить девушку один на один с таким цветком, это то же самое, что доверить пьянице ключи от винного погреба! Уж если не сорвать, то понюхать наверняка захочет!
***
Наспех утерев покрасневшие и опухающие ладони пучком травы, Ратибор кинулся назад. Прошёл-то всего ничего, а показалась, что минула целая вечность, прежде чем послышался звук ступающих по утрамбованной глине копыт Каурой. Всадник выскочил прямо перед лошадью. Испуганное животное отпрянуло в сторону.
- Мамочки! - визг девушки резанул по ушам. Ратибор облегчённо выдохнул.. Жива!
Чувствуя, что сердце понемногу успокаивается и уже не бьётся о рёбра, подобно запертому в клетку вольному зверю, всадник обежал лошадь. Каурая проводила затеявшего глупые шутки хозяина осуждающим взглядом и громко фыркнув, потянулась губами к растущей по краям тропинки траве. Когда ещё дождёшься обещанного овса? Тем более от такого безалаберного хозяина, который затеял какую-то непонятную игру, прячась за поворотами и пугая почтенную лошадь. Нет, с такими людьми нужно самой о себе заботится.
Света, изогнувшись под немыслимым углом, каким-то чудом ещё оставалась в седле. Одна нога её выскочила из стремени, острый каблучок указывал на синеющее сквозь переплетающиеся ветви небо. Волосы касались травы. Приземление девушки было делом нескольких мгновений.
Ратибор подхватил девушку чуть повыше талии. Не обратив внимания, как лопнул, успевший появиться на обожжённой коже, пузырь, поставил её на землю.
- Ой! - пискнула Света, когда на её теле сомкнулись пальцы Ратибора. Всадник почувствовал удар локтем в грудь.
- С цепи сорвался?! Щекотно же!
Ратибор убрал руки.
- Ты такой же бешеный, как и твоя лошадь! - краска возвращалась на бледное лицо девушки. - Я на неё больше не сяду! Бросил меня здесь! Она шарахается, как ненормальная!
- Это я её испугал, - смутился всадник. – Извини.
- Ты?! – Света задохнулась от возмущения. – Ты!
- Я за тебя волновался, - начал поспешно оправдываться Ратибор. – Спешил… Здесь цветы…
- Какие цветы? Я чуть шею не свернула, а он цветы!
- Ты их не видела?
- Мне только на цветы смотреть! – Света поджала губы. – Трясёт, как не знаю где! Того гляди, полетишь носом в землю! Только на цветочки и смотреть!
- Слава богам! – выдохнул Ратибор. – Я и забыл, что ты в седле беспомощнее младенца. Тебе некогда по сторонам смотреть.
- Ты, зато, всё умеешь! - прищурилась девушка. – Прямо, последний герой, какой-то! Тут сейчас Бодров с микрофоном не выйдет случайно? Я, между прочим ……, - её взгляд упал на раскинувшийся неподалёку цветок-убийцу. – Прелесть какая! - пальцы Ратибора сомкнулись в волоске от одежды девушки, забыв обо всём, она побежала к цветку.
***
- Стоять! - даже придирчивый и скупой на похвалы Сиггурд сейчас бы восхитился прыжком своего ученика. Ратибор пролетел не меньше десятка метров, прежде чем его покрытые водянистыми пузырями руки впились в плечи девушки, опрокидывая её на землю.
- Идиот! – услышал всадник где-то под собой сдавленный, но полный ярости шёпот. – Свихнулся окончательно!
- Только не вставай, - предупредил Ратибор, освобождая девушку. – Опасно!
- Урод! – шлепок по щеке прозвучал, как залп сотни револьверов. Боли от пощёчины не было, зато волна ярости, поднявшаяся в душе всадника, на мгновение лишила его способности двигаться и соображать. Ратибор почувствовал во рту горьковато-металлический привкус, дыхание перехватило, багровая пелена закрыла глаза. Это уже слишком! За что?! В конце концов, он всадник или кто?!
- Достал своими закидонами! – кричала Света, поднимаясь с земли. – Достал! Понятно?! Ещё и нравился мне, дуре! Пошёл ты! Урод!
Всадник стерпит любое оскорбление. Лишь беспомощный трус замечает брань в свой адрес. Но удар! Такое смывается кровью! Иначе не место тебе в княжеском отряде! Не имеешь ты права браться за оружие Древних, защищая Закон и Справедливость! Ратибор поднял глаза. Он не видел ничего, кроме бархатно-багровых волн и тёмных силуэтов на их фоне. Силуэтов, кои походили на попавшие в глаз соринки. Силуэты, от коих надо было избавиться, чтобы вернулось нормальное зрение и душевное спокойствие. Рука Ратибора опустилась на рукоять револьвера. Только одно мешало ему выпустить наружу полыхающее в сердце пламя ярости. Лицо, которое он почему-то видел чётко. Лицо дерзкой девчонки из другого Мира, которой удалось приворожить его. Лицо, искажённое злобой, но не ставшее от этого менее дорогим и прекрасным. Ратибор застыл на месте.
- Чего вылупился?! - Свету не столько злил факт падения, сколько непредсказуемость действий этого странного парня с длинными спутанными волосами, детским взглядом и в дурацкой одежде. – Никто тебя не боится! - самое жуткое, что его выходки не столько злили, сколько вызывали интерес. - Никто на тебя и смотреть не хочет! - в мозгу мелькнула совершенно противоположенная мысль и от этого девушка разозлилась ещё больше…. на себя. - И вообще…. Ой, мамочки!!!
Из цветка, которые показывают в передачах про экзотические страны, с шипением открытой горелки на газовой плите, вырвалось что-то извивающееся. Света проводила взглядом жало, летящее в сторону увлёкшейся поеданием травы Каурой. Ядовитый хлыст ухватился за свёрнутый тюфяк и, раздирая сыромятные ремни, утащил его в недра цветка. Лошадь, испуганно заржав, скакнула за кусты. Света, завизжав, бросилась к Ратибору.

****
Всадник пришёл в себя, когда его уши разорвал дикий крик, и на шее сомкнулись руки. Багровая пелена пропала. Враг был рядом. Приобняв одной рукой дрожащее тело девушки, Ратибор всаживал пули одну за другой в чавкающий бутон. Раны, смертоносные для всех остальных, мгновенно затягивались на пульсирующем шаре. Высвободившись из объятий девушки, Ратибор обнажил саблю и кинулся к растительному упырю. Он рубил безжалостно и долго. Опустил клинок, когда у ног появилась горка дёргающихся истекающих кровью ошмётков. Из недр земли боязливо выглядывал горящий багрянцем шарик. Цветок-хищник не собирался сдаваться просто так. Держа наготове саблю, всадник отступил. Дело ясное - цветы только рот. Их хозяин засел глубоко под землёй, опоясав всё вокруг белёсыми, пульсирующими корнями и поджидая очередного ротозея…
Тонкие пальцы вцепились в локоть всадника. Два тёмных пятна на молочно-белом лице впились в его глаза.
- Что это? - прошептали посеревшие губы.
- Тот, кого ты покормить собиралась. Собой, - буркнул Ратибор. – Ещё и по морде мне двинула, когда я по простоте душевной помочь хотел. Ты уж извини, боярышня или княжна, в другой раз я в сторонке постою! Куда уж нам со свиным рылом, по коему каждому хлестать сподручно, соваться!
Глаза Светы стали ещё темнее, подбородок дрогнул, слёзы брызнули в разные стороны.
- Дура я! - он уткнулась в плечо всадника. – Прости!
- Проехали, - Ратибор неуклюже провёл горящей от боли рукой по волосам девушки. – Разве на осу обижаются, что она жалит? Такова природа… Отойдём-ка подальше, пока новый проглот не вырос, - положив руку на плечо Светы, он увлёк её в сторону тропинки. – Надо ухо востро держать. Мало ли какая гадость здесь водится.
- Я не думала… Что-то в голове…
- Обычный морок. На меня ещё хуже озёрница наслала. Помнишь, Беовульф рассказывал? Что же он, чурбан, о ромашках этих не сказал? Торопился, наверное! А может, и не знал…. Ну, не плачь же ты! Сама говоришь - всего лишь сон.
- Нет! – залитое слезами лицо поднялось к Ратибору. – Я знаю… Не сон… Ты – не сон… Всё - не сон! Что это?!
Ратибор почувствовал, что на подходе новая волна рыданий. Что на этот раз это уже не слёзы перепуганной женщины, а настоящий ураган, буря, вырвавшаяся из души человека, который потерял нить реальности.
- Всё порядке. Это Межмирье, - всадник ещё крепче прижал к себе девушку. – Мы выберемся отсюда.
- Такого не бывает, - послышался всхлип. – Это невозможно…
- Зачем себя обманывать, солнышко? - Ратибор снова провёл рукой по волосам Светы, и только поморщился, увидев, как лопаются пузыри на его, ставшей похожей на жабью спину, руке. – У нас и без того полно неприятностей.
- Я сошла с ума, - задрав подбородок, девушка посмотрела в глаза всаднику, неожиданно она рассмеялась. - Всегда ненавидела эту песню! Бред какой-то!
- Знаешь…. – Ратибор откинул упавшие на глаза волосы.
- Что у тебя с рукой?! - Света схватила ладонь всадника, при этом несколько пузырей лопнули, истекая белёсой жидкостью.
- Цветы собирал, - несмотря на боль, Ратибор выдавил усмешку. – Те самые.
- Из-за меня! – девушка прижала пятерню всадника к вздымающейся под вязаной рубахой груди. – Прости!
- Нет, раньше, - Ратибор пожалел, что из-за ожога его кожа потеряла чувствительность. Всадник одёрнул себя и осторожно высвободил руку. – Как только с этими упырями познакомился…. Потому и к тебе спешил.
- Всё-таки, что происходит? Кто ты? Почему я здесь?
- Ну, хоть про сны больше не толкуешь. Уже легче. Давай-ка, вперёд двинемся, боюсь, как бы на мои выстрелы кто-нибудь попроворнее этих лютиков не заявился. Да и лошадь отыскать надо, пока ей пиявки с листьями не закусили.
Света сделала шаг, острый каблучок вошёл в землю, словно нож в масло. Ратибор едва успел подхватить её за локоть. Тонкие пальцы вцепились в его руку с такой силой, что даже заглушили боль от ожогов.
- В такой обувке далеко не уйдёшь, - поморщился всадник. - Обопрись пока на меня, а там придумаем что-нибудь…
Они двинулись по петляющей тропинке мимо благоухающих слева и справа хищных цветов. Света поначалу с опаской поглядывала на коварные растения, потом вынужденная выбирать в глинистой почве места, где её каблучки не проваливались, перестала обращать на них внимание.
Ратибор тоже помалкивал. Во-первых, надо следить, чтобы спутница в неудобной обуви не переломала ноги. Во-вторых, выискивать следы перепуганной лошади – надежды, что животное останется в живых мало, но может хотя бы мешок с припасами встанет поперёк горла у проклятых упырей, может, выплюнут из ненасытной лиловой утробы. В-третьих, об этом Ратибору хотелось думать меньше всего – он не знал силы яда попавшего на его руки. Обожженная кожа горела, пузыри лопались, истекая белёсой жидкостью вперемешку с кровью. Признак обнадёживающий – организм избавляется от отравы. Даже при укусе не смертельно опасной гадюки кровь так обильно не течёт. Однако кто это Межмирье знает? Может у них здесь, наоборот всё?
Ещё одна мыслишка свербела в мозгу. Беовульф говорил – здесь чужак чихнёт - во Внешних Мирах империя рухнет. Не порушил ли, он, Ратибор, где-либо равновесие, изрубив коварный цветок. Всадник усмехнулся – действительно дурень - над собственной головой и над головой то и дело спотыкающейся Светы навис топор, а он о судьбах Миров печётся. Смех! Надо бы думать, как побыстрее отсюда выбраться, а он шаг лишний боится сделать.
***
- Стоп! - он заметил на краю тропки покрытый мхом валун, усадил на него спутницу. - Так дело лучше пойдёт! - одной рукой всадник перехватил лодыжку девушки, другой отломил дурацкий каблук. Света взвизгнула так, словно он вывернул ей суставы.
- Ты чего? - Ратибор поднял удивлённое лицо. – Я же осторожно, - второй каблук отделился от подошвы. - Так-то лучше будет! - он швырнул мешающие нормальной ходьбе каблуки, целясь в раскинувшийся неподалёку цветок. Мясистые лепестки жадно сомкнулись.
- Чтоб ты подавился! - пожелал ему Ратибор и обернулся к девушке. – Что с тобой?!
Света смотрела на него широко распахнутыми глазами. Губы её подрагивали:
- Я же за них две зарплаты выложила. Второй раз одела.
- После первого же надо было выкинуть, - заверил её всадник. – Дрянь сапоги! Надул тебя торговец. Ты не расстраивайся, всех нас на базаре обманывали.
- На базаре! – всхлипнув, передразнила девушка. - Я их в бутике брала.
- Впредь наука тебе, - развёл руками всадник. – Бери в нормальной лавке, у скорняка, который самую малость обманывает, по совести… А ещё лучше в веси какой, там вообще всё по честному за серебряную монетку и сапоги с двойной подошвой продадут, ещё и стелек про запас нарежут. В дальних весях народ не испорченный…
- Полгода копила, - вздохнула девушка. - На витрину смотрела. Ладно, - она махнула рукой и поднялась с камня, сделала несколько шагов. - Действительно, так лучше.
- Старый воин – мудрый воин! - усмехнулся Ратибор.
- Жаль, такого с нами нет. Хотя бы увёл подальше от этих кактусов. У меня от них мурашки по коже.
Ратибор, молча пошёл вперёд. Что за ядовитый народ – женщины?! Чуть что и потоки слёз, и мольбы о помощи, а как маленько опасность схлынет, вместо доброго слова, обязательно шпильку подпустят. Ещё и поглядывают торжествующе. Как я, мол, тебя?! Может и прав Беовульф, - лучше уж добрая драка да хорошая пирушка? Только почему он, Ратибор, отодвинув на задний план, погоню за Мериддином из кожи лезет, но пытается уберечь жизнь неожиданной попутчицы, да и сам старый вояка всё больше напускал на себя безразличие и удальство, а сам частенько поглядывал, как реагирует черноглазая красавица на его грубоватые шутки и хвастливые речи. Уж, не по тому ли великому закону природы, по коему в бескомпромиссных схватках сходятся и могучий тур, и пугливый заяц, желая снискать благосклонность наблюдающей за кровавой битвой самки? Человек ведь тот же зверь, только говорящий. Порой слишком много говорящий. И слишком неискренне….
- Надо что-то с твоими руками делать, - Света, лишившись каблуков, теперь едва доставала до плеча всаднику, зато не уступала в скорости шага.
- Раз ещё жив, значит неопасно, - отмахнулся Ратибор. - Заживёт…
- Это же яд! Вдруг потом скажется?
- Медленными ядами только люди пользуются, чтобы подозрение от себя отвести. Здесь всё проще. Зачем меня слабым ядом травить, если цветок есть собрался? Он же не собирается ждать, пока я загнусь. Ему меня подавай - тёпленького. Раз сразу не проняло – обойдётся…
- Ты как-то странно говоришь, - удивилась девушка. - Словно и не испугался…
- Ещё как испугался, - усмехнулся всадник. – Особенно когда ты к тому цветку побежала. За лошадь до сих пор побаиваюсь. Без страха только дураки живут. Воин должен бояться, если хочет выжить, и оставаться хозяином своему страху, если хочет жить, а не существовать…
- Опять непонятно. Нет, наверное, я сплю…. Или кино смотрю.
- Всевед говаривал, что жизнь человеческая и есть, либо кошмарный сон, либо пьяная дрёма. Немногим удаётся проснуться и глянуть окрест себя ясным взглядом…
Света остановилась и зажала клочок кожи на руке двумя длинными ногтями.
- Больно, - сообщила она через секунду, потирая оставшиеся на бледной коже два похожих на полумесяцы следка.
- Камнем по лбу ещё больнее, - сообщил Ратибор. - Что это за чудной обряд?
- Хотела убедиться, что не сплю, - объяснила девушка.
- Для пробуждения, о коем я говорил, - Ратибор сам удивлялся собственным словам – говорит складнее книжника, - не боль плоти потребна. Нужно, чтобы в душу кольнуло. И посильнее.
- Тебя кольнуло?
- Не знаю. Наверное, да… Но просыпаться я, кажется, только недавно начал.
- Ты говоришь, словно дядька из телевизора, - улыбнулась Света.
- Я всего лишь воин, - скромно развёл руками Ратибор. - Вряд ли я смог бы соперничать с волхвами вашего храма.
- Храма?
- Ну, того самого… телевизора, - выговорил всадник незнакомое слово.
- Храма?! - девушка рассмеялась, потом задумалась. - Ты, действительно не издеваешься? Ты не знаешь, что такое телевизор? Я себя дурой чувствую! Только и жду – ещё немного и выйдем на дорогу, а там твой друг на каком-нибудь «мерсе», и вы вместе хохочете, как меня за нос водили! Так ведь будет? Вы ведь что-то затеяли?
- Затеяли, - согласился всадник. – Спастись и равновесия Миров не нарушить.
- Опять эта лабуда! - девушка потёрла виски пальцами. - Я вас вчера немного послушала. Неужели вы всё это серьёзно?
- В Кефрийских пустынях курица живёт. Огромадная! Так она, когда чего-то страшное увидит, голову в песок прячет. Мне, мол, всё кажется! Нет этого на самом деле. Её уж съели наполовину, а она думает, что это морок.
- Ты про страуса, наверное?
- Курицу, как ни назови, всё равно курицей останется. Будет думать, что ей зерно каждый день глупые люди за пышное перо да за громкое кудахтанье насыпают. Хозяйка уж топор наточила и схватила её за хвост, а она всё мыслит себя княгиней в курятнике. Её, мол, и петух чаще топчет, и яйца она крупнее несёт. Потому их люди в дом свой тащат, в золотых ларцах хранят, ими восхищаются и хвалят её рябушку. Ей уж голову снесли, а она ещё бежать куда-то хочет, проверить - не уделяет ли Петя горластый внимания больше другим наседкам.
- Зачем ты мне говоришь всё это?
- Да затем, что живой и здоровой тебя хочу видеть! Красивой, как сейчас! Чтобы не уподоблялась ты той безмозглой курице, для коей, кроме родного насеста и стран других нет!
- Сам ты курица! – Света отвернулась.
- Просыпайся, красавица! - Ратибор взял девушку за локоть, потом понял, что хватил лишку, женщина всё же, хоть и в штанах. - Не прячься от обстоятельств рухнувших на голову, - он неловко отступил в сторону. - Прими их. Поверни на свою сторону… Иначе смерть.
- Тоже мне, умник нашёлся! – поджав губы, девушка отвернулась в сторону. - Знаем мы таких советчиков!
Ратибор в сердцах сплюнул на бурую траву и продолжил путь. За спиной слышались шлепки ставших плоскими сапожек. И кто за язык тянул?! Разумничался, да не к вечеру! Опять, наверное, ляпнул что-то обидное.
***
Скоро гораздо более важные чем самобичевание дела отвлекли всадника. Почва стала сухой и твёрдой, Ратибор с трудом различал следы подков, кои усилиями искусного кузнеца более походили на оттиски лап крупного волка. Если бы Беовульф не предупредил о конокрадской уловке, и не подумал бы идти по этому следу. Какому, скажите на милость, умнику взбредёт искать лошадь там, куда, судя по отпечаткам когтистых лап, недавно, совершая гигантские прыжки, проследовал крупный волк?
Света, обиженная сравнением с курицей, плотно сомкнула губы и не собиралась в ближайшее время вести никаких разговоров. Оно и к лучшему – поиски лошади требовали предельного внимания. Слава богам – раз животное оставило следа, значит до сих пор живо. То ли от большого ума, то ли от охватившего ужаса, Каурая даже и не думала сворачивать с петляющей тропки, тем самым, уберегая себя и пожитки Ратибора и от длинных жал, и от обжигающего «нектара» коварных цветов. Только бы в зарослях не оказалось более подвижных хищников! Ратибор отогнал тревожную мысль. Беды бы не накликать! Это о хорошем думай хоть до сломанных мозгов, а семь потов сойдёт, прежде чем исполнишь самую малость задуманного. О неприятностях не то, что мыслишка, тень её в голове мелькнёт – ан, получай проблему, да ещё и в десятикратном размере. Не зря бывалые воины говаривают: мозгами много работать - лишние беды скликать. Нам сказали - мы сделали, а разбираются пусть те, кто по ночам спать спокойно не хочет! Вон самого размышления об устройстве Миров и о справедливой жизни куда завели! Яромир тоже, наверное, долго думал, как жизнь улучшить, как княжество переделать. В результате и сам на колу, и от княжества название да один всадник остались.
Просвет между кустами, больше уже схожие с деревьями (при чём не самыми маленькими) резанул по глазам. Колючие заросли с хищными цветами оборвались резко, будто ножом кто полоснул. Перед глазами раскинулось, покрытое высокой (по пояс человеку) жёлтой травой, раздолье. То там, то здесь, словно раскиданные рукой не особо аккуратного сеятеля, высились исполинские деревья. Их искривлённые, похожие на тело извивающейся змеи, стволы, венчали раскидистые зонтики крон.
- Африка какая-то! – выдохнула Света. – Я по телевизору видела, - объяснила она Ратибору, по видимому, решив на время отбросить обиду.
- А вон то глупое животное там не показывали? - всадник махнул в сторону пасущейся на приличном расстоянии от опасных зарослей лошади. - Тебя куда это унесло?! - заорал он, направляясь в сторону Каурой. - Подождать не могла?! Или заржать для приличия?! Ищи тебя, понимаешь! Мешок-то хоть не потеряла?
Животное подняло голову. Посмотрела на хозяина большими умными глазами. Заросли со страшными цветами остались позади. Там остался всепоглощающий, заставляющий бежать и искать открытое место ужас. Каурая и сама особо не понимала, зачем она убежала так далеко от посулившего овёс человека и его неуклюжей спутницы. Страх, пришпоривший её тогда, подстёгивающий не хуже плети, съёжился и затаился. Действительно, не стоит убегать далеко от людей в этом незнакомом месте, полном малопонятных звуков и запахов. Попробуй, разберись, какие из них опасны, какие нет? Бегство было глупым поступком, достойным неразумного жеребёнка, но не почтенной лошади. Хотя летящее с неприятным свистом жало… При одном воспоминании о цветке, мышцы каурой напряглись, уши задёргались, из ноздрей вырвалось нервное фырканье.
- Всё в порядке, - Ратибор поймал поводья, потрепал животное по шее, с замирающим сердцем глянул на седло. Мешок и торба с овсом остались на месте. Уже хорошо. Надо бы порыться в мешке. Глядишь, найдётся какой-либо сухарик в награду Каурой.
- Ты чего там зас…, - всадник повернулся к стоящей на границе колючего леса Свете. Чувство опасности, ещё невидимой и неведомой, но уже бесцеремонно навязывающей своё присутствие пронзило его. Даже с такого расстояния было видно насколько побледнело лицо девушки. Прижатые к губам ладони, ухватившиеся за рвущийся из горла крик, как за что-то единственно надёжное и близкое в месте перемешавшихся Миров, говорили сами за себя.
Каурую била крупная дрожь, она уже не фыркала, а храпела, пытаясь вырваться. Ратибор натянул поводья. Другая рука упала на рукоять револьвера. Чёрт возьми, что они обе увидели! Всё ещё удерживая контроль над перепуганной лошадью, который подобно весеннему снегу таял с каждым мгновением, всадник вертел головой из стороны в сторону. Что происходит?! Ещё секунда и обезумевшее животное вырвет поводья. Лови его тогда в жёлтом, колышущемся океане!
Порыв ветра ударил в спину, прошёлся по ответившей зловещим шёпотом траве. Высохшие стебли на мгновение раздвинулись. Взгляд Ратибора уцепился за чернеющую в десятках двух шагов корягу….
***
Ратибор почувствовал себя юным курсантом, который, спасаясь от голодной смерти, бредёт по заснеженному лесу, стараясь не потерять след лося. За долю секунды он вспомнил всё: свист начинающейся вьюги, впивающиеся в щёки кристаллики льда (язык не повернётся назвать их снежинками), шум схватки, сражающегося лося, глаза голодной рыси…
Точно такие же глаза: зелёные, безжалостные и голодные, смотрели на него из жёлтой травы. Ратибор увидел того, кого гораздо раньше разглядела со своего места Света, кого, слишком поздно, учуяла Каурая. Рысь, по сравнению с грозным зверем ни шла, ни в какое сравнение. Как не может быть сравнения между драчливым петухом и шествующим через двор индюком. Держащий в страхе курятник забияка-петух, торопливо соскакивает с плетня и, захлопнув клюв, отходит подальше, когда, гордо распустив хвост и глубокомысленно бормоча что-то под нос, великан птичьего двора соизволит посетить кормушку вместе со своим гаремом.
Ратибор понятия не имел, как прозывается гигантский зверь застывший всего в одном прыжке от него и лошади. То, что он был старшим братом рыси не вызывало сомнение. Чем-то даже напоминал украшавших княжеские прапора львов. Только рысь ему и в котята не сгодится – раздавит одной лапой и не заметит, а на льва лучше смотреть, когда он вышит золотыми нитками на алом шелку. Всадник чуть сам не захрапел, подобно перепуганному коню, глядя на схожие с исполинскими кинжалами клыки, на перекатывающиеся под жёлтой в бурых полосках (оттого неприметную в траве) шкурой бугры мышц, на нервно дёргающийся короткий, словно обрубленный, хвост.
За доли секунд, что продолжалось противостояние, подошвы и каблуки всадника успели пустить корни в высохшую землю. По крайней мере, Ратибор чувствовал, что никакая сила не заставит его сейчас сдвинуться с места. Тело стало ватным. Рука, сжимавшая рукоять револьвера, безвольно упала. Вторая - выпустила поводья. Лошадь, получившая шанс спастись, застыла на месте, обречено всхрапывая. Одного взгляда в прищуренные зелёные глаза хватило Каурой, чтобы понять - ни резвые ноги, ни выносливость не спасут её от вспахивающих землю кривых ножей, которые у других хищников называются когтями. Огромная голова с прижатыми круглыми ушами поворачивалась из стороны в сторону. Зверь выбирал, чья плоть более достойна быть в первую очередь растерзана его клыками.
Именно этот холодный расчётливый взгляд заставил Ратибора вздрогнуть. Смерть - не самое страшное. Хуже, когда тебя считают просто добычей. Мясом, коим должно набить урчащий желудок. Всего лишь мясом! А сама-то гигантская кошка? Разве она не всего лишь, возомнившая себя властителем здешних степей порция костей, мышц и того же самого мяса? Пусть и слишком большая порция… Боги-покровители и он, княжеский всадник, ещё и трепетал перед этим полосатым мешком?!
Ратибор по прежнему не мог двигаться. На этот раз не оцепенение ужаса мешало всаднику. Его тело приобрело несокрушимость и монолитность каменных изваяний. Даже глаза, самое уязвимое и беззащитное место на человеческом теле, обратились, так показалось всаднику, в редкие по твёрдости кристаллы. Две серые льдинки, впились в горящие зелёным огнём щёлки.
Хищник почуял перемену. Покрытая бурым с проседью мехом, топорщащаяся щетинистыми усами губа злобно изогнулась. К не умещающимся в пасти изогнутым клыкам добавились ряды крупных с желтоватым налётом зубов.
«Пополам перекусит и не поморщится», - подумал Ратибор, но не испуганно, а оценивающе, отдавая должное преимуществам соперника.
Из мерно вздымающейся утробы послышались раскаты грома, которые только человек напрочь лишённый нервов мог бы назвать рычанием. Когтистая лапа царапнула по земле, оставляя борозды, подобно хорошо откованному плугу. Зелёные глаза с расширившимися чёрными зрачками метали молнии.
Ратибор принял вызов, ни на долю секунду не отведя взгляда. Обжигающие волны агрессии разбились в волоске от него, опалив лицо и сбив дыхание. Но всадник и не думал выпускать глаз голодного хищника. Одно лишь крохотное движение ресниц, едва заметная судорога брови, изменившийся изгиб губ, и зверь, поверивший в своё превосходство, бросится в атаку. Уступать было нельзя.
Взгляды человека и зверя скрестились подобно мечам опытных бойцов. Погружаясь всё глубже в зелёные прищуренные глаза, Ратибор вдруг почувствовал в себе невообразимую силу. Мощь была чудовищной, однако, ни той, что прежде. Незаметно подкравшаяся дряхлость поселила слабость в мышцах, наслала ломоту в кости, даже укусы снующих по шкуре блох и присосавшихся клещей гораздо более ощутимыми, по сравнению с теми временами, когда он возился в укромной пещере с многочисленными братьями и сёстрами, отнимая друг у друга давно обглоданные кости; теми временами, когда он гордо шагал по охотничьим угодьям, наводя ужас на врагов и покоряя самок. Даже теми временами, когда молодой и более удачливый соперник изгнал его с богатых добычей мест….
Каким-то чудом, всадник оказался в мозгу зверя. Теперь, он видел в нём не столько врага, сколько битого жизнью старого воина, вынужденного охотиться на тех, мимо кого, в былые времена, он прошёл бы, не удостоив крупицей внимания. В душе Ратибора шевельнулась жалость…
Хищник тоже что-то уловил во взгляде человека. Он опустил глаза и отступил на шаг. Из его груди вырвался обиженный рёв. Через минуту, огромное тело, всё ещё излучающее чудовищную мощь, бесшумно исчезло в траве.
***
Лошадь давно уже переставшая рвать поводья, всё ещё всхрапывая, ударила копытом о землю.
- Цыц! - Ратибор не отрывал взгляда с колышущейся травы, в голове до сих пор стояли картины чужой, звериной жизни. - Нечего после драки копытами махать!
Всадник принялся растирать лицо ладонями, стараясь прогнать наваждение. Интересно, что сейчас твориться в мозгу у хищника? Видения становились всё бледнее. На секунду Ратибору захотелось удержать их, оставить в себе хоть часть звериного сознания. Насколько проще жить, приняв законы хищника, убивать, когда голоден, убегать, когда испуган, вступать в бой, когда чувствуешь силу. Разве и людские законы не таковы же? Продерись сквозь словесную вязь, поскобли налёт учёности и разглядишь сразу всё то же пещерное право стаи растерзать одиночку, возможность сильного проглотить тех, кто помельче, обязанность барахтающихся у подножия подпитывать тех, кто занял верхушку… Звериная сущность, возликовав, принялась расти и заполнять душу Ратибора. Но что-то лучистое и обжигающее, чему трудно найти имя, ударило по расползающейся тёмной массе, избавляя от неё всадника, подобно тому, как желудок избавляется от поганой еды.
Ратибор опустил руки и потряс головой. Что-то произошло сейчас с ним, но что, он пока понять не мог. Душераздирающий визг заставил подпрыгнуть и всадника, и Каурую.
«Голосистая девка!» - мелькнуло у Ратибора. Через минуту он чуть не рухнул на землю под тяжестью тела, которое казалось таким хрупким. Тонкие руки обвили шею – всадник чуть не задохнулся. Мокрое лицо упёрлось в грудь.
- Здешняя рысь не сожрала, так своя попутчица придушит, - выдохнул Ратибор, поглаживая сотрясаемые рыданиями плечи. - Уже кончилось всё… Успокойся.
- Кто… кто это? – всхлипнула Света.
- Дозор пограничный. Может гонец от местного князя. Тебе лучше знать - ты Африку по телевизору видела. Я-то и самого телевизора не зрел, не говоря уж об Африке.
- Я перепугалась за тебя, - девушка обиженно ткнула кулачком в грудь Ратибора, - а ты снова насмехаешься!
- Это от нервов, - признался всадник. - У кого-то живот прихватывает, у кого-то пятки потеют, а я острить начинаю. Организм такой. Волхвы говорят, валерианов корень пить надо.
- Дурак, - девушка подняла заплаканное лицо. - Тебя же чуть не сожрали!
- Чуть, не считается. К тому же поглядел сей зверь на меня - одёжка грязная, волосы нестрижены, пасты для зубов опять же нет. Кобылка наша тоже костлявая. У него и аппетит пропал. А уж когда ты завизжала…
- Дурак, - Света ещё сильнее прижалась к всаднику. – Нашёл над чем смеяться! Когда эта громадина из-за коряги вылезла, я хотела тебе крикнуть, а от страха горло перехватило. Даже вздохнуть боялась.
- Ну и замечательно. Нет, я серьёзно, - Ратибор обнимал девушку и готов был ради этого пережить нашествие ещё с десятка хищников. - Перед диким зверем орать и суетиться, только злить напрасно. Так что ты молодец! - он провёл ладонью по волосам Светы, снова стало трудно дышать, на этот раз по другой причине. - Припомни всё же, может в том дивном телевизоре, что мудрые речи говорит и дальние страны кажет, видела ты нашего знакомца?
- Ты думаешь, я этот ящик круглые сутки смотрю?
- А есть такая возможность?
- Конечно. Бабки свои сериалы или Якубовича дни напролёт смотрят, потом друг другу рассказывают. Или безработные какие-нибудь.
- Люди отказываются от работы, чтобы не пропустить ни слова из произнесённых вашим оракулом! - восхитился Ратибор. - Великие подвижники! Взглянуть бы хоть одним глазом на тот телевизор! У нас пока допросишься у волхва на воде что-нибудь показать или в Книге Судеб, с ума сойдёшь.
- Бред какой-то! Никакой это не оракул, а обычный ящик. У всех есть!
- Он, наверное, учит вас жить, наставляет, подсказывает? – Ратибор, казалось, не замечал небрежного тона девушки.
- Ничего он…., - Света задумалась. А ведь в чём-то он прав. Миллионы живущих в её Мире, закончив дневную гонку за право получения энного количества цветных бумажек, убивают вечера у мерцающего экрана. Заглатывают всё, что выдаёт им стеклянная соска. Переживают семейные драмы нелепо накрашенных и двигающихся словно манекены паяцев, угадывают слова и буквы с туповатыми лжепредставителями народа, ловят каждое слово небрежно нарисованных подростков, изображающего безумца политика или человека с глазами рептилии, искренне ликуют, узнав о смерти незнакомого им бородача в камуфляже, вбивают в мозг пошлые речитативы, пропетые длинноногими грудастыми самками или рахитично-извращёнными подобиями самцов. А реклама? Откуда приходят советы, нет приказы, приобрести самый очищающий порошок, самое продвинутое пиво, самый безлимитный тариф? Разве пошленькие и туповатые фразы не превратились в афоризмы? Реклама!
- Значит, ты не видел телевизора?! – Света оттолкнула ничего непонимающего всадника, глаза её метали молнии.
- Конечно, нет!
- И я, дура, поверила! - она задыхалась от возмущения. - Межмирье! Благородные витязи!
- В чём дело-то? - искреннее изумление всадника, остудило гнев девушки, но отступать она не собиралась.
- Ты что сказал при нашей встрече?!
- Ну…. - всадник нахмурил лоб.
- О`кей оби! – тон Светы стал обличающим.
- Точно! - рассмеялся Ратибор. - Я же тебя сперва за кефрийку принял! А у них в империи это древнее приветствие. Они сами не знают его смысла, но повторяют постоянно. Ещё молитва есть, коротенькая – Оби, ты всегда заботишься о нас! Оби – ихняя богиня. Говорят, она с крылышками. А при чём здесь телевизор?
Света во все глаза смотрела на всадника. Сумасшествие! С таким лицом врать нельзя. Или он артист? Мог бы придумать что-нибудь правдоподобнее. Мелет сплошную чепуху. А, разве сама она не рехнулась, поверив в переходы из Мира в Мир? Какие могут быть Миры, когда завтра идти на работу, зима скоро, а ходить не в чем, у подруги свадьба, а с дешёвым подарком не пойдёшь - засмеют. Вот проблемы, а она слушает здесь неизвестно что! Может всё-таки сон?
- Ни при чём, - ответила она почти шёпотом. – Показалось. Может, пойдём дальше? Кстати, тот зверь, по-моему, саблезубый тигр.
- Саблезубый! - восхищённо повторил Ратибор. – Отличное имя!
К радости Каурой, девушка наотрез отказалась взбираться в седло. Ратибор пожал плечами - он уже привык к странностям в поведении попутчицы. Задним числом всё списывал на удар по голове. Хорошо ему самому или Беовульфу – у воина голова болеть не должна, некоторые вон лбами крепостные стены прошибают и ничего – улыбаются. Женщине сложнее: и о хозяйстве думай, и о ребятишках, а уж о внешности своей – страсть! Хочешь, не хочешь, а лобная кость истончает. Тут ни то что, крушение повозки – комар сядет - мозги с места стронутся. И принимать все выкрутасы не стоит за чистую монету. Вон, как за него перепугалась, когда саблезуб появился! Так что характер у неё неплохой и душа добрая. Правда, она пока об этом сама не догадывается… Колючей хочет казаться. Ещё бы про телевизор выспросить. Чудной Мир - у каждого ящик полный знаний. Красота! Всевед твердит – постигай науку, достигай мудрости, овладевай умениями, бейся над рунами – не учёба, а война какая-то, а тут, если правильно понял – сиди себе да смотри. Красота!
Мысли Ратибора становились всё тяжелее и малоподвижнее. Голову словно наполнили особым дымом, что в ярмарочные дни задувают в летающие раскрашенные бычьи пузыри. Перед глазами то и дело появлялись какие-то тени. Когда спал последний раз? Всадник медленно прокрутил в мозгу череду событий: схватка в степи, подземелье, город, василиск, змей, озёрница. Боги-покровители! Последний раз голову приклонил на болоте! А, кажется, и дня не минуло! И прошлую ночь с Беовульфом проговорил. Так и не долго рухнуть по дороге. Или ещё хуже - наяву грезить начать. Вела - богиня коварная, не подаришь ей хотя бы час - отомстит обязательно.
- Вот что, - как нельзя кстати впереди появился холм, вокруг которого трава была невысокой. - Я на том бугорке вздремну маленько.
- Как это?! - брови Светы поползли вверх. - А я?
- Ты посторожишь, - объяснил Ратибор. - Или ночью не выспалась? Пойми, я уже на ходу отключаюсь.
- Нет, - девушка растерянно наблюдала, как, взобравшись на холм, всадник расположился на вершине, подложив под голову руку. - Я одна? А если…
- Саблезуб не вернётся, - зевнул Ратибор. – Мы договорились, - поерзал, собирая на одежду пыль и сухие травинки. – Каурая… почует.. Часок всего.
- А как я определю? – возмутилась Света. - По солнышку?!
- Угу, - согласился всадник, не открывая глаз. - По…траве.. Вот… - уже погрузившись в сон, он пошарил на поясе и положил рядом револьвер. - Пальнёшь… - лицо всадника стало безмятежным, из полуоткрытых губ вырвался то ли вздох, то ли всхлип.
***
Из тьмы забытья Ратибора вырвало невообразимая тряска.
- Я вам яблоня что ли? – промычал он, силясь разлепить веки. – Хорош дурить!
Расплывчатые после сна силуэты нехотя приобретали чёткие очертания. Всадник увидел перед собой красивую девушку, которая, пыхтя от усилий, трясла его за плечи. В памяти Ратибора вспыхнули последние события.
- Наконец-то! - выдохнув, Света опустила руки; всадник, ещё толком не проснувшись, откинулся назад, весьма ощутимо треснувшись затылком о землю.
- Час прошёл? - Ратибор занял сидячее положение, озираясь по сторонам.
- Час? - девушка покачала головой. - Сто часов! По крайней мере, пять, - поправилась она, увидев лицо всадника. - Не меньше.
- Так что же ты? - всадник растирал виски, руки, ноги, стараясь вернуть в расслабленное от долгого лежания тело былую гибкость.
- Что же я? – усмехнулась девушка. - Тебя добудишься! Такой гром был, а ты и ухом не повёл!
- Буду я из-за всякого грома просыпаться, - буркнул Ратибор. – Если бы ещё комар над ухом зудел… Могла бы и пальнуть.
- Никогда эту гадость в руки не возьму. Ты туда лучше посмотри!
Ратибор глянул в сторону, куда настойчиво указывала Света. Небо над далёким горизонтом стало фиолетово-чёрным. То и дело его разрывали стрелы молний, за которыми следовали раскаты грома, на такие уж, кстати, и сильные, чтобы разбудить не спавшего долгое время воина.
- До нас не дойдёт, - успокоил он девушку. - Ни трава, ни листья на деревьях близкого дождя не чуют. Грохочет потому, что место здесь ровное…..
- Хватит умничать! – рассердилась Света. - Про грозу я сама уже догадалась. Ты что, дыма не видишь?
Всадник ощупал взглядом горизонт. Чёрт побери, после сна никак мозги на место не встанут! Только растяпа не различит чётко выделяющихся даже на фоне потемневшего неба клубов жирного дыма, да и запах гари не заметить трудно.
- Я как дым увидела, сразу тебя будить начала, - сообщила девушка. - Мало ли что…
- Это правильно, - Ратибор не мог оторвать взгляда от не такого уж и далёкого пожарища. Явно не степь горит и Каурая ведёт себя смирно, и дикая живность не бежит в панике. Может Святилище? Жрецы жертву приносят? А если нет? В одиночку бы быстро проверил - хоть лихим наскоком, хоть разведкой. Со спутницей задача усложняется. Не зря Беовульф предупреждал. Но что теперь говорить об этом. Взялся за гуж…
- Едем! - Ратибор скатился с холма к мирно пасущейся лошади.
- Я на неё..
- Едем! - всаднику было не до церемоний. Он помог Свете взобраться в седло перед собой. Пришпорил лошадь. Отдохнувшая Каурая бодро затрусила в сторону пожарища.
Ратибор старался особо не гнать. Может ещё удирать придётся? Тогда и понадобятся все силы. Чёрные клубы угрожающе выросли. Всадник уже не видел отблесков дальней грозы – и горизонт, и небо над головой скрыли облака густого дыма. Гарь ощущалась всё явственнее, вытесняя остальные запахи. Казалось, не люди едут в сторону пожарища, а клубящаяся масса движется на них, одержимая желанием проглотить крошечную фигурку лошади с двумя седоками.
Сквозь пелену что-то темнелось. Ратибор остановил лошадь.
- Здесь меня ждать будешь, - он помог девушке слезть на землю. - Я разведаю всё… Чтобы с места не двигалась, если убегать придётся, мне тебя в дыму разыскивать некогда будет.
Уже зная, что сейчас последуют возражения и упрёки, всадник тронул каблуками бока лошади, торопясь скрыться в дыму.
- Я тебя здесь полдня ждать не буду! – услышал он вслед.
***
Тёмные силуэты при ближайшем рассмотрении оказались яблонями. Ветви тех, до которых не добрался огонь, гнулись под тяжестью плодов. За деревьями виднелись охваченные огнём хаты, то, что ещё недавно называлось хатами. Кое-где пламя уже и перекинулось на деревья, с треском пожирая отчаянно сопротивляющуюся и брызжущую соком живую плоть.
Святилищем здесь и не пахло. Обычное дело - пожар в засушливое лето. Хозяйка нерадивая печку небрежно прикрыла, уголёк на пол выпал, и пожалуйста. Или мужик бочку на зиму смолил, да костёр не затоптал. Или ребятишки баловались… Мало ли причин! Одно странно: не слышно криков людей пытающихся сражаться с огнём или хотя бы спасти уцелевшее добро. Не ревёт перепуганная скотина, не бегают любопытные мальчишки, для коих пожар не столько бедствие, сколько повод путаться под ногами и совать повсюду нос. Складывалось впечатление, что жители деревеньки, разинув рот, заворожено глядят на бушующее пламя.
Чуя недоброе, Ратибор соскочил с лошади и, не выпуская повода, обогнул угол хаты, стоящей отдельно от других и пока не тронутой огнём. Всадник вышел на широкую дорогу, по бокам коей и примостилась деревенька. Шесть глядящих друг на друга хат полыхали огнём. От стоящей в самом дальнем конце осталось только пепелище - судя по всему, загорелась первой. Та, у которой был всадник, при отсутствии ветра и малой доли везения могла вообще уцелеть. На радость хозяевам и зависть остальным.
Только вот ни радоваться, ни завидовать было некому. Причину отсутствия обычной для пожаров суеты Ратибор увидел во дворе уцелевшей хаты. Возле колодца в изодранной одежде лежали две девушки. Мёртвые, судя по неудобно вывернутым ногам и далеко закинутым головам. Всадник подошёл ближе. Желудок его подпрыгнул. В горле встал ком. От самого подбородка девушек до тонких ключиц зияли продольные раны, из которых неведомый убийца или убийцы, повинуясь жестокому порыву, коему нет места даже среди отъявленных хищников, вытянул языки несчастных. Всадник узнал почерк кочевников, которые время от времени появлялись в его Мире, наводя ужас и на степные города, и на селения изгоев, и на Подлунное, и на Кефри. Но откуда они здесь?
Услышав стон, Ратибор метнулся за сруб колодца. В одной руке у него оказался револьвер, в другой сабля. Готовый укрыться в любое мгновение всадник высунул голову. Чуткий слух воина не различил ни свиста выпущенного из пращи камня, ни гудения стрелы, только новый стон. Ратибор скосил глаза и стал свидетелем ещё одного бессмысленного злодеяния. На дверях хаты кочевники или подражающие им душегубы распяли дюжего мужика. Чтобы сделать муки несчастного ещё невыносимее, злодеи распороли ему живот – гроздь сизых внутренностей свешивалась до самой земли. Кто-то особо изощрённый в пытках срезал веки несчастного, чтобы тот умирал, глядя на истерзанные женские тела и горящее село. Жизнь ещё теплилась в некогда могучем теле. Похожие на шарики глаза, на которые то и дело садились мухи, смотрели на Ратибора. Губы двигались, словно человек силился что-то сказать.
- Кто, кто это сделал?! – всадник подбежал к несчастному, приблизил ухо к залитому кровью бородатому лицу.
- Чё.. чё.. рные кло.. буки… Ис.. ис..кали, - услышал Ратибор полустон-полувсхлип.
- Не понимаю! - всадник отогнал насекомых и склонился ещё ниже. – Что ты хочешь сказать, почтенный?
- Мммне…. Смерть, - выдохнул мужчина и уронил голову на грудь. По исказившей лицо гримасе, всадник понял - тот всё ещё чувствует боль, но сказать ничего не сможет.
- Прости, почтенный. Единственное, что для тебя могу сделать, - всадник вонзил клинок в грудь мужчины.
Тело несчастного дёрнулось, с губ сорвался вздох облегчения. Мучения его в этом Мире прекратились.
Не годится их вот так бросать, подумалось всаднику. Мало того – смерть приняли лютую, ещё и мёртвые тела не погребёнными останутся. Только как их хоронить? По какому обычаю? Сжигать, в землю закапывать или в дупло священного дерева сажать? Нарушишь чего в обряде – душа ещё страшнее мучиться будет.
Всадник почесал макушку. Хотя…. Можно считать, что погибли они в бою, а душа воина богам по любому мила. Тут можно и не соблюдать традиции погребений…
Но откуда же в Межмирье кочевники? Уж больно всё на них похоже… А может…. Ратибора пронзила внезапная догадка – может, и налетали те кочевники отсюда? Сколько раз объединённые отряды степняков, всадников и амазонок уходили далеко на восток, чтобы упредить набеги и покончить со зловредным племенем? Всё впустую! Даже следов не находили! Вернее шли по следу, а потом он словно испарялся. Только успокаивались, кочевники снова здесь. Как снег на голову! И не один дозор их не замечал! Но если они отсюда, значит, не всё знает Беовульф о Межмирье. Значит, есть здесь переходы не только через пресловутые заставы…
Казалось, решение уже маячило где-то рядом. Только руку протянуть. В это мгновение раздался треск. От неожиданности Ратибор подпрыгнул. Каурая, которая и без того нервничала от близости огня и запаха крови, испуганно заржав, попыталась убежать подальше от неприятного места. В длинном прыжке Ратибору удалось схватиться за поводья.
- Ну что ты, глупая? - приговаривал он, упираясь каблуками в землю и стараясь успокоить животное. - Это просто хаты рухнули. Больше ничего не случиться. Обещаю.
Ласковый тон, а ещё больше крепкая рука всадника кое-как восстановили душевное равновесие лошади. Каурая на время оставила попытки бежать куда глаза глядят и осталась дожидаться хозяина. Время от времени она подозрительно косила глаза то на остатки догорающих строений, то на трупы, из груди её вырывался недовольный храп, а копыто само по себе начинало рыть землю.
От греха подальше Ратибор привязал животное к стволу яблони, до которой огню уже точно не добраться, а сам отправился на поиски лопаты. Поле для сих поисков оказалось не велико – уцелевшая хата. Преодолевая тошноту (воин всё-таки, а не похоронщик), всадник снял с двери тело несчастного. Уложил рядом с девушками. Войдя в хату, взял первый попавшийся на глаза кусок рогожи, вернулся к колодцу, накрыл убитых. На душе стало полегче: мертвецов видеть - не привыкать, но к такому глумлению даже самая огрубевшая в сражениях душа не привыкнет. Уже чувствуя себя увереннее, переступил порог хаты.
Семья здесь жила зажиточная. Добротность и порядок видны даже сейчас, когда всё перевёрнуто вверх дном. В таком хозяйстве лопата обязательно найдётся. Ратибор обвёл помещение взглядом. С улицы послышалось тревожное ржание Каурой. Что за глупое животное? По любому пустяку тревогу поднимает! Саблезуба вот не заметила! А если не по пустяку? Обнажив саблю, всадник выскочил за дверь. Глаза пробежали окрест, цепляясь за каждую мелочь. Пустой двор, сруб колодца, укрытые рогожей тела, догорающие хаты, уже остывшее дальнее пепелище… Стоп! На одном месте угли и зола приподнялись с места, образовав щель, в которой настороженно сверкали белки чьих-то глаз. Кто-то из селян вовремя укрылся в подвале сгоревшего дома и сейчас, высунув наружу нос, вызвал беспокойство Каурой.
***
- Ну-ка вылазь! - Ратибор достал револьвер. – Дурить не вздумай! Мигом третий глаз во лбу появится!
Крышка отлетела в сторону, словно кто нажал пружину на потешной шкатулке. Подобно чёртику из той же самой шкатулки, из недр пепелища выскочил человек. Поспешно выставив перед собой руки ладонями вверх, он засеменил в сторону всадника.
- Стоять! - приказал всадник, когда между ними осталось не более десятка шагов. – В той норе ещё кто остался?
Человек бухнулся на колени, прижав к груди ладони, по измазанным копотью щекам и окладистой расчёсанной надвое бороде потекли слёзы:
- О, славный витязь, слава богам земли твоей, ты не из чёрных клобуков! Ты ведь не убьёшь бедного трактирщика?
- Встань с земли и отвечай на вопрос! – поморщился Ратибор, ему не особо понравились раболепствующие ужимки селянина.
- Что ты хочешь знать, славный витязь?
- Ты издеваешься или глухой?! Кто ещё в той норе укрылся?!
- Один я, славный витязь! Совершенно один! Как и всю мою горькую жизнь!
- Трое убитых, один спрятавшийся… Вы что, вчетвером в восьми хатах жили?! Хватит дурить! Пусть остальные вылазят!
- Трое убитых? - трактирщик вытянул длинную шею, силясь заглянуть через плечо всадника. – Странно! Обычно чёрные клобуки всех в рабство уводят. Это, наверное, староста здешний – Жданко и дочери его. Он человек гордый, живым бы ни за что не дался. Чёрные клобуки сопротивления любят…
- Верно - мужик здоровый и две девки, - всадник рассматривал селянина: высокий худощавый старик, сутулый, но горбится не под тяжестью лет, а по привычке кланяться и прислуживать, может и не врёт, что трактирщик, рубаха, испачканная копотью, чуть не до колен, жилетка потешная едва до пупа достаёт, на макушке смешная ермолка. - Остальных, значит, полонили, если не врёшь.
- Зачем разорённому трактирщику обманывать славного витязя, - скорбно шмыгнул старик горбатым носом. – Витязь сам может проверить убежище. Ни одной живой души. Трактирщик сам еле унёс ноги. Даже торбочка с заработанными непосильным трудом грошами либо сгорела в огне, либо досталась разбойникам. До обмана ли здесь?
- Да, без торбочки камень на шею, да в реку, - мрачно усмехнулся Ратибор. - Староста, вон, не о торбочке думал, когда с татями схлестнулся.
Старик захлопал круглыми как у совы глазами, в глубине которых всаднику удалось рассмотреть и немалый ум, и не уступающую ему хитрость.
- Надо бы похоронить твоих соплеменников, - Ратибор попытался подавить обычную для воина неприязнь ко всякого рода торговцам и трактирщикам. - По обычаям племени.
- Славный витязь ошибается, называя коробчаков моими соплеменниками, - возразил старик. - По правде говоря, нам двоим не под силу было бы повторить их чрезмерно пышные погребальные обряды.
- Нечего чужие обычаи хаять, - буркнул всадник. - Тогда хотя бы закопать их помоги.
- И в помыслах не было ругать кого бы то ни было, - трактирщик испуганно оглянулся. - Я лишь заметил, что при погребальных и поминальных обрядах у здешних племён слишком многое из материальных ценностей расходуется….. хм… в пустую. Но бедный трактирщик только высказал своё мнение, на которое славному витязю и не стоит обращать внимания. О теле несчастного Жданко и его дочерей позаботятся коробчаки. До их городища отсюда полдня пути.
- Откуда же они узнают.
- Мне ничего не остаётся, как отправиться в Старые Вешенки, чтобы сообщить о несчастье. К тому же там осталось кое-что из моего недвижимого имущества. Малая толика, которая спасёт бедного трактирщика от голодной смерти.
- Ты, значит, в городище отправишься, а я здесь трупы охраняй, - возмутился Ратибор. - А ты может ещё и не приведёшь никого, и сам сбежишь. Кто тебя знает?
- К чему доблестному витязю охранять бездыханные тела? - в глазах трактирщика появилось искреннее изумление.
- А зверьё, а вороны?! Они и костей не оставят пока ты туда сюда холить будешь!
- Мы могли бы укрыть тела в… гм… уцелевшем жилище. Дверь запереть.
- И то, твоя правда! - Ратибор хлопнул себя ладонью по лбу. - Вот ты меня уболтал! До такого пустяка додуматься не смог. Ну-ка, подсоби.
Когда Ратибор скинул рогожу с мертвецов, трактирщик принялся охать и причитать. Всадник сразу определил изрядную долю фальши и в испуге, и в скорби старика.
- Жданко, Жданко, - причитал трактирщик, хватаясь за ноги старосты. – Разве не говорил тебе старый Симона о пагубности гордости. Что стоило нанять тебе пару молодцев, кои ходят по дорогам и горят желанием продать своё умение. Нет, говорил ты, не будет мой род на чужих мечах становиться. Сгубил ты своим упрямством и себя, и красавиц твоих.
«И твой трактир с торбочкой!» - подумал Ратибор.
- Не ты ли похвалялся, что внуки твои заложат здесь городище, - продолжал бубнить старик, укладывая тело в тёмном углу избы, - что будут они покровительствовать Симоне, коли он не уйдёт. Симона это я, - пояснил старик всаднику.
- Ратибор, - коротко представился тот.
- Ах, славный Ратибор, слышал бы ты, сколько раз я предупреждал Жданко о коварстве клобуков и прочих кочевых разбойников! Хотя бы одного наёмника предлагал пригласить. Сам обещал на прокорм взять. Нет, гордыня обуяла старосту. Всё твердил – мои внуки вождями племени будут, не хочу, чтобы привыкали чужаков кормить. И внуков не дождался, и сам сгинул.
- А что за племя такое? - поинтересовался Ратибор.
- Да не было ещё никакого племени! - отмахнулся Симона. - Ах, горе какое! - запричитал он снова, оказавшись у колодца. - Красавицы вы мои! Что же сотворили с вами изверги?! Сгубила вас отцовская неразумность!
- Ну, хватит уже! - всаднику стало не по себе при виде некогда миловидных, а теперь посиневших лиц. – Берись!
- Жданко - пахарь из коробчаков, - рассказывал трактирщик. - Решил отделиться от городища, что на реке стоит. Считал, что слишком большой налог старшины берут. Говорил, свой род заложу, сам старостой буду. С ним ещё шесть семей ушло. Обосновались неподалёку, у торговой дороги. Назвались – Новые Вешенки. Городище-то величали просто Вешенки, теперь Старыми называть стали. Место здесь хорошее. По осени страсть сколько купеческих обозов проходит. Но то же самое обстоятельство сюда чёрных клобуков и других грабителей привлекает. Жданко дрался с ними поначалу, потом договорился как-то. Уж лет пять здесь разбойники не появлялись. И вот на тебе! – лицо старика снова исказилось плаксивой гримасой. – Предупреждал тебя Жданко! Предупреждал! Не захотел послушать старого Симону!
Ратибору стало жаль старика. Похоже, искренне горюет. А блеск плутовской в глазах - так это от ремесла. У самого, например, мозоли на указательном пальце. Всяк выживает, как может.
- Как же ты, Симона, в чужом племени оказался, да ещё в столь опасном месте? – всадник накрыл трупы рогожей и вслед за стариком вышел из хаты.
- В Старых Вешенках у меня лавка. Пригляделся я, как Жданко здесь устроился, и рискнуть решил. Место-то бойкое, прямо для трактира. Оставил лавку хромому парню, что у меня с детства в приказчиках. К тому же в вере моей воспитан – есть надежда, что не обманет. Сюда перебрался. Поселенцы мне только радовались. Некоторые купчики подгуляют в моём трактире и за товар нововешенцев платят хорошо, и свой отдают подешевле. Ох, годков пять, и быть здесь городищу! А уважали меня как! Я и прозвища своего обидного не слышал.
- Чего за прозвище, коли не секрет?
Симона смутился, потом улыбка тронула бледные губы, ладонь огладила бороду.
- Все его знают. За давнюю огрешность свою получил я прозвище – Вечный Жид.
- Не слыхал…
- Как не слыхал?! - кустистые брови старика поползли вверх. - История всем известная!
- Я нездешний.
- Шутишь, славный витязь? Та книга, где строчка о моём проклятии написана повсюду известна.
- Не читал я твоей книги! - рассердился всадник. – У нас, вообще, книги редкость! Я из другого Мира!
Старик захлопал глазами, словно увидевший солнце филин, потом схватился за голову, чудом не сбив ермолку на макушке.
- За что такое горе бедному Симону?! – длинные пальцы перебирали колечки седых волос. - Мало мне древнего проклятия?! Мало мне разорения?!
- У тебя лавка ещё осталась, - напомнил Ратибор.
- Теперь ещё напасть на голову мою! Уж так ли грех мой был велик?!
- Чего так убиваться-то? - удивился всадник. - Ну, спёр чего-то по молодости, или там соблазнил кого…. Ну прописали в какой-то книге…. Ну обзывают… Ничего страшного. Я вон той книги и не читал даже. Или ты из-за этого и расстроился. Думал тебя каждая собака знает? Хорошо, почитаю я про тебя в той книге, другим расскажу. Как она называется?
Симона поднял лицо. Долго и пристально смотрел на Ратибора.
- Наивный язычник из дикого Мира, - застонал он. - Я тот самый человек, который помогал нести крест, на коем и распяли пророка. За то был я обречён Создателем на вечные скитания. Прожив здесь десять лет я начал верить, что проклятие снято… И тут ты… Неужто всё сначала! Я этого не вынесу! - трактирщик закрыл лицо руками.
- Я то здесь при чём? - пожал плечами всадник. – Крест тебя тащить не заставлял, трактира твоего не поджигал. Как пришёл, так и уйду.
- Уйдёшь! – Симона чуть не плакал. - В том-то и дело, что уйдёшь. Отсюда никто не должен уходить. Там, за внешними границами, мы просто легенда, миф, строка в древней книге, память внуков. Мы не можем уходить. Наша жизнь здесь!
- Ну, и живи себе, я тебе мешаю разве?
- Ты не понимаешь. Ты - знамение! Думаешь, чёрные клобуки просто так напали на Новые Вешенки. У Симона есть не только руки, чтобы разливать брагу, Симону даны уши, чтобы слышать хмельные разговоры. Сейчас каждый в Межмирье, способный сесть на коня и взять оружие, охотится за длинноволосым чужеземцем с плюющимися огнём револьверами. Клобуки знали, что ты будешь здесь. Они поспешили поймать тебя, а не найдя - разграбили дома, захватили рабов….
- Ты-то почему так горюешь? - Ратибор ничего не понимал. - Из-за меня что ли? Не волнуйся, не лаптем щи хлебаю, справлюсь и с клобуками, хоть с чёрными, хоть с синими. Вот только встречу, и отучу поганцев над людьми глумиться.
- Он ещё и бахвалится! – трактирщик скорбно всплеснул длинными руками. – Как ты не понимаешь, ты - идущий по Мирам человек, знамение мне от Всевышнего. Я тоже должен продолжить свои скитания. А я устал. Я хочу остаться на месте. Пусть меня обзывают, бьют, грабят, но я не хочу никуда идти!
- Так и не ходи.
- Но Всевышний….
- Послушай, Симона, неужто ты считаешь, что вся заваруха только из-за дурня, который в неизвестно каком лохматом году влез, куда не надо со своей помощью. Нет, дураков учить надо, особенно услужливых. Но твой Всевышний давным-давно забыл и про тебя, и про проклятие.
- Не богохульствуй! - трактирщик в ужасе посмотрел на небо.
- К тому же, - продолжал Ратибор, - никто меня никуда не посылал, тем более как знамение. За такое я и сам послать могу, особенно чужого бога.
- Создатель един!
- Пусть так. Тогда подумай сам: один на столько Миров. Ему и передохнуть некогда, не то, что за тобой наблюдать.
- Творец всевидящ, - Симона возражал уже не так уверено.
- Ну, ты и упрямец. Тебе сколько скитаться велели?
- До скончания веков.
- Пошутил над тобой твой бог, - заявил Ратибор тоном, не терпящим возражений. - Ты же помогать тогда сам взялся. Вот он и глядя на твоё дурное усердие, придумал такую каверзу. Скажу, мол, дурню, пусть бродит, пока не поумнеет. Он может сейчас и радуется - остепенился мужик, зажил по-людски, а ты опять за старое. Гляди, Симона, прогневишь опять всевышнего - он не такое придумает!
- Ты считаешь, Творец послал тебя проверить насколько я осознал силу своего проступка? - в глазах Симоны, затеплился лучик надежды.
- А то как же, - кивнул всадник. - Боги такие штучки любят!
- И мне не надо идти вслед за тобой?
- Ни в коем случае.
- Мне очень хотелось бы, чтобы твои слова оказались правдой.
- Как на духу! Только… Ты не отвёл бы меня со спутником в Старые Вешенки?
Успокоившийся было трактирщик, отпрянул в сторону, всхрапнув не хуже Каурой.
- Ты хочешь, чтобы я отвёл тебя в городище?!
- Хотя бы дорогу покажи.
- Но за тобой придут чёрные клобуки! - лицо Симоны исказила гримаса ужаса.
- За лавку боишься, - догадался Ратибор. - Мне и самому по людным местам неохота шастать. Но провизия нужна, ещё паста для зубов моему спутнику, он без неё прожить не может и этот, как его…. Маникюр.
Трактирщик удивлённо посмотрел на всадника, словно тот сморозил какую-то глупость.
- Одну минутку, славный витязь, - он юркнул в хату старосты.
Через некоторое время Симона вышел на порог, прижимая к груди две головки сыра, копчёный окорок, каравай, три полупустых мешка, на шее его висела связка чеснока.
- Запасы Жданко, - сообщил старик, помогая Ратибору укладывать провизию.– Ему теперь без надобности. Здесь и мука, и гречка, и овёс для лошадки. Вот ещё, - он выудил из-под рубахи мешочек навроде кошеля, - соль. Это, - Симона вытащил из кармашка на жилете пёстрый брикетик с чудными знаками, - для твоего спутника. Упаковку откроет, там пилюльки особые, их жевать надо. Для зубов лучше не бывает.
- Не отрава? - Ратибор подозрительно рассматривал знаки, которые сильно смахивали на к незнакомые буквы.
- Разве я бы посмел?! - обиженно всхлипнул Симона. - Может славный витязь хочет испытать их на мне?
- Ладно, верю.
- Купец, который мне их привозит говорил, что в дальней стране ими только зубы и чистят, - продолжал хвалиться трактирщик. - Этих пилюлек сам кариес боится!
- Что за зверь такой?
- Понятия не имею.
- Может, тот саблезуб? - предположил всадник. – А маникюр? – вспомнил он.
- Твой спутник неравнодушен к своей внешности, славный витязь, - улыбнулся старик. – Только такого ты и в Старых Вешенках не купишь. Лучшие маникюрщики, массажисты и эпиляторы служат в римских термах и в гаремах восточных владык. Здесь такого днём с огнём не сыщешь.
- Он, значит, здесь языком мелет, - послышался гневный голос со стороны, где всадник привязал Каурую, - а меня бросил! А там, между прочим, пауки и всякая мохнатая гадость!
***
Симона и Ратибор одновременно повернули головы. У края хаты стояла Света. Щёки её налились румянцем, глаза горели праведным негодованием. Каурая нюхала плечо девушки, изредка пофыркивая, словно жаловалась: каких страхов ей пришлось натерпеться из-за всадника.
- Ты обещал разведать и вернуться! – Света была похожа на судью, выносящего приговор закоренелому татю. - Дым уже рассеялся, а тебя всё нет! Я уже не знала, что и подумать! Где ты пропадал?!
- Пожар у них тут был, - Ратибор указал Симоне глазами на дверь хаты и слегка покачал головой, тот понимающе кивнул. – Потом провизию брал у местного трактирщика.
- Здравствуйте, - девушка посмотрела на старика. – Знаете, как я с ним за два дня намучилась? Сперва с приятелем своим в драку ввязался, потом руки обжег, и лечить не хочет, зверюга какой-то на него из травы вылез, спать завалился на грязную землю. Хуже ребёнка! Наверняка, здесь в самое пекло лез!
- Здравствуй, прекрасная госпожа, - Симона учтиво поклонился. – Спутник твой - славный витязь, путь коего состоит из подвигов.
- Ага, а мне из-за его подвигов переживать: как бы чего где не случилось? Больше одного никуда не отпущу! Он, кстати, говорил, что здесь никаких деревень нет!
- Селение наше крошечным было. Отважный Ратибор мог и не знать о его существовании. А в задержке его я виноват - уж слишком болтливым стал под старость.
- Мог бы и вспомнить, что его ждут! А у вас, - девушка с надеждой посмотрела на Симону, - автобус здесь случайно не ходит?
Трактирщик переводил непонимающий взгляд с Ратибора на Свету.
- Она тоже, - произнёс всадник одними губами. – Из другого.
Старик мигом оценил ситуацию.
- К сожалению, прекрасная госпожа, - голос его был полон горечи. - Никто с подобным именем на нашей дороге отродясь не появлялся.
- А может…
- Нам пора, - перебил её Ратибор. – Прицепи, пожалуйста, мешок к седлу. Я наберу воды.
- Я помогу вам, славный витязь, - Симона засеменил к колодцу. – Не оставляйте вашей прекрасной спутницы, коей пришлось провести слишком много времени в ожидании.
- Когда я увидела деревню подумала, что всё кончилось, - огорчённая девушка помогала всаднику укрепить растолстевший походный мешок. – Думала конец игре.
- Ты всё ещё….
- Изверги! – раздался вопль Симоны. – Звери! Бешеные псы!
Старик сидел, упираясь спиной в сруб, его тело сотрясала крупная дрожь. В два прыжка Ратибор очутился рядом. Трактирщик глянул на него пустыми глазами, трясущейся рукой указал на колодец. Всадник перегнулся через потемневшее бревно, глянул в прохладную влажную мглу. Его глаза встретились с остекленевшим взглядом мертвеца. Больше чем наполовину колодец был забит телами мёртвых людей и животных.
- Самый глубокий в округе…. - стонал Симона. - Хвалились… Вода целебная….. И рабов не захотели брать…. И скотину… Всех под корень.
- Как распознать этих клобуков?! - в груди всадника закипала боевая ярость. – Ну же!
- Уходи, витязь, - взмолился старик. – Смерть за тобой идёт. Узнаешь клобуков по чёрным платкам на голове. За то и прозвище получили. Уходи, пожалей несчастного трактирщика.
- Что случилось? – почуяв неладное, подбежала Света. – Что с вами? Что там?
Ратибор попытался её остановить, но девушка, увернувшись, заглянула в колодец. Лицо её побледнело. Она отступила в сторону.
- Они…. Мёртвые? – зрачки девушки медленно закатывались, колени подгибались.
- Купаться полезли! - Ратибор подхватил спутницу. – И куда вечно нос суёшь? - он потащил потерявшую сознание девушку прочь от страшного места.

***
- Ты на каждого мертвеца так будешь реагировать? – спрашивал Ратибор у спутницы, когда место, где пахарь Жданко мечтал дать начало новому племени, осталось далеко позади.
На приведение девушки в сознание ушла изрядная часть воды из баклажки. Вся надежда была на реку, на коей, по словам Симона, стоят Старые Вешенки. Можно сделать крюк и, обогнув городище, выйти к воде. Ратибор ругал себя, что потерял бурдюк в зале лиловых шаров. Одному-то баклажки хватало, а теперь - лошадь поить надо, девушку, а ей ещё и, наверняка, умываться каждое утро приспичит, да не по-воински, смоченной в росе рубахой, а так словно вокруг целые озёра пресной воды. Сам, кстати, надеялся у колодца облиться водой, смыть пыль и гарь. Надо же этим проклятым клобукам такое сотворить. Мало того народ вырезали, ещё и само место печатью смерти отметили - теперь там долго никто селиться не станет. Купцы начнут окольные дороги искать. Сотрётся из людской памяти само название Новые Вешенки.
Однако чёрные негодяи не походят на кочевников, что разоряли Подлунное. Те никаких платков не повязывали. Впрочем, всякой пакости в каждом Мире достаточно, а в Межмирье тем более. Было бы слишком просто, если бы всё зло творила только одна банда подонков.
Неужто Майк так рассердился из-за стычки в трактире, что не жалеет никаких средств, охотясь за обидчиком. По описанию Беовульфа это не слишком похоже на молодого Дона. А может и не новый властитель Новойарка уже за ним гоняется. Это же надо, из-за одного человека целую деревню под нож! Прав северянин: он, Ратибор, опасен для Межмирья.
Поскорее надо отсюда выбираться, и девушку вытаскивать. Зачем только нос в колодец совала. Теперь сидит, будто обухом ударенная. Смотрит в одну точку, вся словно деревянная. Даже не ругает конную тряску. Забитый мертвецами колодец зрелище, конечно, малоприятное, но не до ступора же. Или в её Мире нет войн, прилюдных казней, игр, навроде сорвиголовы? Государство гуманных философов и поэтов? О чём-то подобном в юности читал в волховских книгах. Даже Сиггурду как-то рассказал, в редкий для того приступ добродушия.
- Братская любовь, говоришь? - рассмеялся наставник, показывая крепкие зубы. - Ты бы оставил того миролюбца, твердящего о ценности существования человеческого и распускающего слюни по любому поводу рифмоплёта недельки на две без еды, благовоний и кучи слуг, с одними мудрёными трактатами. Долго бы они занимал бы друг друга возвышенными беседами? Через сутки бы собственное дерьмо начали жрать, забыв о величии рода человеческого. Через трое – вцепились бы друг другу в глотки, наплевав на ценность жизни людской. Вот и вся любовь!
- Но книги…, - попытался возразить юный всадник.
- Книги эти бездельниками и пустомелями созданы, что и комара сами прихлопнуть не умеют! - отрезал Сиггурд. – Я бы почитал тамошними солдатами или крестьянами написанное. Только тем некогда пергаменты марать, потому, как нужно кормить и оборонять болтливых пустозвонов, кои не замечают крови и грязи, потому как отгородились от них заборами. При такой жизни можно поразмышлять да поспорить пристало ли мужику с мужиком сожительствовать или как нехорошо душегубам головы рубить. Не будь бы у них к завтрашнему дню куска хлеба, или упирайся им в глотку нож того самого татя, я бы послушал, как они бы про братскую любовь трепаться стали!
- Но там про другое написано, - принялся защищать прочитанное Ратибор. - Там все равны, там нет крестьян и воинов. И вопросы они обсуждают совсем другие…
- А жрут что? – перебил его Сиггурд. - А от кочевников, скажем, как обороняются? Не прописано в твоей книге? Значит брехня! Запомни, сынок: любой, кто рядит зверя двуногого в овечьи шкуры либо слабоумный, либо аферист. Человек - хищник! Тот, кто этого не хочет замечать, по недомыслию или для какой-то выгоды, опасен для себя и для других. А сейчас марш на площадку, и чтобы к завтрашнему дню новый приём с ножами освоил и хороший кённинг сложил!
- Ты же только что ругал поэтов! – напомнил Ратибор ни без ехидства.
- Я ругал пустомель и бездельников, кои рассуждают о том, в чём ничего не смыслят, ещё и другим голову забивают. Ты же редкий человек, которому даны и умения физические, и острота умственная, и порывы душевные. С того, кому много дадено и спрос особый, - Сиггурд застыл с открытым ртом, поражаясь сказанной им самим фразой. – Задурил ты мне мозги совсем! - наконец пришёл он в себя. - Во как загнул! Ну-ка марш делом заниматься!
- Из тебя бы мог получиться философ и поэт, наставник, - сообщил Ратибор, прикрывая дверь.
- Под арест посажу, сопляк! – рявкнул вслед ему северянин, голова коего уже болела от мудрёных бесед и со Всеведом, и с его учеником.
В те далёкие времена, несмотря на насмешки Сиггурда, Ратибор продолжал верить в написанное. Ну, может не всё там так хорошо, как на бумаге, но и не такая же трясина как говорил северянин. Может что-то среднее? Даже с уклоном в хорошую сторону? Последующая жизнь Ратибора пока что доказывала правоту старого воина.
***
Но Света…. Ладно, когда пятилетняя боярышня падает в обморок, уколов палец. Но Света – девушка взрослая. Её ровесницы в Красограде спокойно лузгают семечки и обжимаются с ухажёрами, наблюдая, как сажают на кол мятежника или отрывают голову мутанту. Зрелища, надо сказать, куда более страшные, чем заваленный трупами колодец. Неужто в её Мире убийство такая редкость. Может и беспечность её, когда она самовольно покидала укрытия и кидалась к неизвестному цветку, объясняется тем, что девушка никогда не встречалась со злом.
Ратибор вспомнил цветные картинки из давно прочитанной книжицы. Улыбающиеся румяные люди гуляют по цветущему саду, где на изумрудной траве прямо перед носом у мирно дремлющего льва резвятся ягнята. Царь зверей даже не делает попыток напасть на беспечных малышей.
« Зубы, небось, повыбивали, когти повыдёргивали - вот и не нападает! – прозвучал в голове насмешливый голос Сиггурда. – А улыбаются все…. Помнишь десятника Степана? Его как по голове шестопером огрели, он тоже всё время улыбается, ещё слюни пускает и в штаны гадит. Если лев траву начинает щипать – гиблое дело! А девчонка-то, кстати, в Межмирье с насильниками попала! И собака, между прочим, кровь и жареных гусей предпочитает, а не травку!»
А ведь верно, сгоревшие насильники и разрывающая глотки морлоков Валькирия(в девичестве Карма) как-то не вязались с Миром всеобщей любви и взаимного уважения. Тогда в чём дело? Нет, сейчас не время расспрашивать сидящую перед ним в седле девушку с застывшим взглядом и одеревеневшим телом. Надо как-то её успокоить. Отвлечь.
- Вот бы про саблезуба и про цветы-пиявки моему знакомцу Геродоту рассказать, - начал всадник беззаботным тоном. - У него книги есть, словно у волхва какого-то или у князя. Он, представляешь, летопись хочет писать.
Девушка не реагировала на слова Ратибора. Всадник почесал макушку. Действительно, рассказывает ей о мутанте, коего она и в глаза не видела. Надо бы о чём-то другом…
- Знаешь как прозвище у того старика? - предпринял он вторую попытку. – У Симоны? Вечный Жид! Он давным-давно какой-то там крест куда-то помог дотащить, его тамошний бог на вечные скитания обрёк. Он в Межмирье осел вроде, а тут я. Он решил, что меня его бог послал. Перепугался вусмерть! Смешно, правда?
- Смешно, - повторила Света мёртвым голосом, потом оторвав взгляд от лошадиной гривы посмотрела на Ратибора. - Тебе смешно?! После всего, что мы видели?!
- Зверство, конечно, - смутился всадник. - Но разбойники и есть разбойники. Да и сами селяне… Старик, между прочим, советовал им наёмников пригласить. Не послушались.
- У меня перед глазами тот колодец, - всхлипнула девушка. - Я его теперь всегда буду видеть!
- Пройдёт, - Ратибор погладил её по плечу. - Я в шесть лет на казнь какого-то душегуба ходил. Потом месяц снилось как он орал, когда на кол сползать начал. Глаза его выпученные в каждом углу чудились. В первой битве, не поверишь, проблевался, прямо посреди сражающихся. Потом свыкся. Каждый следующий мертвец уже не такой страшный как предыдущий. Здесь ещё зрелище терпимое, уж поверь мне, - всадник невольно передёрнул плечами, вспомнив старосту и его дочерей.
- Терпимое? Следующий мертвец! Ты что мелешь?! – глаза девушки стали одновременно и злыми, и испуганными. – Подобное будет ещё?!
- Откуда я знаю? - пожал плечами Ратибор. – Похожего может и не будет… Но не по лесу идём, по обжитыми людьми местам. Здесь на трупы урожай богатый.
- Ты опять издеваешься? Люди убивают друг друга? Здесь?
- Убивают, калечат, грабят, насилуют. И не только здесь. Разве у вас не так?
Ратибору, очень хотелось, чтобы девушка сказала нет. Чтобы старый ворчун Сиггурд, пусть ему славно пируется в его Валгалле, оказался не прав.
Света долго молчала. Всадник уже начал бояться, что она снова впала в состояние ступора.
- Не знаю, - наконец произнесла девушка, вернее Ратибор прочитал ответ по движению губ.
- Разве у вас нет войн? - всадник чувствовал раздражение. Раздражение на самого себя. Мир всеобщего согласия! Надо же до такого додуматься!
- Разве в вашем Мире у раненных не льётся кровь? - распалялся он всё больше и больше. - У убитых не стекленеют глаза? Разве считающий себя сильным не нападает на того кто кажется слабее? Не жжёт его домов, не отбирает имущество, не насилует женщин, не обращает в рабство детей? Разве обиженный, собравшись силами, не воздаёт обидчику в десятикратном размере? Разве те трое не собирались потешить с тобой свою похоть, только от того, что чувствовали себя выше?
- Не знаю, - глаза девушки наполнились слезами.
- Так нечего падать в обморок при виде десятка мертвецов и делать круглые глаза, когда тебе говорят, что впереди их ещё больше!
Света подавлено молчала.
- Дома-то, наверное, бежали встречать на стену возвращающиеся войска! – Ратибор понимал, что делает глупость, но уже не мог остановиться. - Рукой махали витязям! Рассказы о подвигах слушали! Думали - война игрушки! А она, прежде всего - грязь, убийства и боль!
- Не кричи на меня! - выдохнула, наконец, девушка. – Никого я не встречала! И ничего не думала!
- Я не на тебя кричу! - огрызнулся всадник. – Это я встречал, я так думал! Пока… Эээх! - Ратибор махнул рукой, остаток дня прошёл в молчании.
***
Когда налившийся кровью диск коснулся горизонта, тени похожих на зонтики деревьев вытянулись так, словно пытались уползти за края видимого мира, ветер начал дышать прохладой, а жёлтая трава гнулась под тяжестью вечерней росы, Ратибор остановился. Спрыгнув с седла, протянул руку Свете. Девушка, проигнорировав помощь всадника, покинула спину Каурой самостоятельно.
« Утром ещё подойти близко страшилась, - подумал Ратибор с одобрением. - Ещё немного, не хуже кефрийки станет».
«Какое немного?! – тут же одёрнул себя всадник. - Нет никакого немного. Ищу неизвестно что. За мной гонится толпа головорезов. Мериддин, между тем, уходит всё дальше и дальше. Даже малой доли от того немного не осталось!»
Чёрт возьми, если бы знать дорогу к Святилищу! Разве бы он тогда делал бы привалы? Щадил бы себя, спутницу, лошадь? Конечно, нет! Сам бы полз и их бы за собой тащил! Но проклятое Святилище ловко устроилось. Само найдёт! Ха! Когда же соизволит? Когда чёрные клобуки выпустят ему кишки, а девчонку, натешив плоть, продадут на ближайшем постоялом дворе?
Одержимый мрачными мыслями Ратибор спутал ноги Каурой, привесил к лошадиной морде торбу с обещанным овсом. Подошёл к присевшей неподалёку Свете. Девушка без напоминаний уже собрала хворост и теперь сидела перед выстроенным на свободном от травы месте дровяным шалашиком.
- Молодец, - буркнул всадник и тут же отодвинул строение в сторону. – Яму надо вырыть, - пояснил он спутнице, заметив в её глазах искры обиды, - для схорона.
Срезав широким лезвием ножа слой дёрна, Ратибор скатал его в трубку и отложил в сторону. Потом сгодится угли прикрыть. Выковыряв округлое углубление примерно в половину лодыжки, всадник сложил туда сучья и запалил огонь. Если не позволять оранжевым языкам пламени выпрыгивать за края ямы, то возможно чужой глаз и не различит в чернильном мраке степной ночи одинокой мерцающей искры.
Света молча смотрела на языки разгорающегося пламени. Вот тоже проблема! И чего днём взбеленился?! Ну не любишь ты в людях излишней впечатлительности. А отчего? Не оттого ли, что и сам сей слабости подвержен? Не оттого ли, что в закатившихся глазах девушки увидел самого себя некоторое время назад, когда нашёл дочерей старосты? И про Мир всеобщей любви не она тебе говорила - сам напридумал, чёрт знает чего, а потом за свои же глупые выдумки на невиновном человеке зло сорвал. Вот теперь и чувствуешь себя по-дурацки, словно на портах прореха, а чего делать не знаешь. Полезешь с извинениями – пошлёт куда подальше. И права будет. Стоп!
Ратибор мысленно хлопнул себя по лбу. Брикетик-то с зубными пилюлями! Совсем забыл!
- Вот, - глядя то в землю, то куда-то в чернильную мглу, всадник сунул ладонь прямо под нос девушке, - Симона говорил – лучше всякой пасты.
Света сперва отпрянула, потом, приглядевшись к возникшему перед ней предмету, удивлённо вскрикнула и поспешно ухватила брикетик.
- Откуда у тебя? - спросила она дрожащим голосом.
- Говорю же, - принялся объяснять Ратибор, радуясь, что лёд отчуждения дал трещину, - старик дал. Божился, что почище всякой пасты будет. Ещё, говорил, что тварь какую-то чудную это снадобье отгоняет: не то фариеса, не то кактуса… Наверное, кто-то навроде блох или клопов – тех тоже разными порошками отпугивают. Только врал наверняка. Торговцы, они народ такой - безногому драные лапти продадут. Может выкинуть от греха?
- Ты знаешь что это? – Света не слушая всадника, заворожено смотрела на пёстрый брикетик. - Это же «Орбит»!
- Да хоть Мордред, - пожал плечами Ратибор. - Вреда-то от этих пилюль не будет?
- Не говори глупостей! - девушка подцепила край упаковки длинным ногтем и вытряхнула на ладонь две гладкобокие белоснежные подушечки. – Попробуй, - она протянула одну Ратибору.
Всадник зажал пилюльку между губ, осторожно сдавил зубами краешек. Хрустнув, подушечка наполнила рот мятой. Аромат растения был настолько агрессивным и концентрированным, что у всадника перехватило дыхание. Ратибор принялся спешно разжёвывать пахучую пилюльку. Вкус мяты слабел, пока не стал едва ощутимым. Гладкобокая подушечка превратилась во что-то мягкое и податливое, вязнущее на зубах. Не долго думая, всадник проглотил ставший безвкусным комок.
- Наесться этим харчем не наешься, но коли польза какая будет, то кушай на здоровье, - улыбнулся он Свете.
- Ты проглотил? - удивилась девушка.
- А что с ним делать?! - холодок пробежал по спине Ратибора - нельзя быть таким беспечным с незнакомыми лекарствами, они может для зубов и полезны, а для внутренностей страшнее, чем для кариеса (от страха даже вспомнил имя чудного зверя). - На шнурке носить, в землю закапывать, при полной луне сжигать? Может мне желудок прочистить? Или кровь пустить?
- Зачем?
- Ну, чтобы копыта не откинуть. Как тому кариесу.
- Чудак, кариес это болезнь такая, когда зубы крошатся. Жвачка, она безвредная.
- Слава богам, - всадник вытер проступивший на лбу холодный пот. - Так чего же её глотать нельзя?
- Её жуют, а потом выплёвывают.
- Дурость какая - добром расплёвываться! Коли безвредная, то надо есть.
- Это же обычная резинка, - объяснила Света. - Её не столько от кариеса жуют, сколько для свежести дыхания. Хочешь ещё?
- Спасибо, - обиделся Ратибор. - Я сегодня вроде навоза не ел.
***
Всадник вытащил из мешка головку сыра и каравай. Повертел в руках закопченный котелок и сунул обратно. Кашу бы сварить неплохо, да воды маловато, к тому же мало ли кого может привлечь разлетающийся далеко по степи дух ароматной гречки, потомлённой с добрым куском окорока и с головкой чеснока. Пировать уж будем потом, когда разные клобуки на хвосте висеть не будут. Сейчас всё по-походному – кусок истекающего слёзой сыра, ломоть хрустящего корочкой хлеба, благоухающий ольховым дымом пласт окорока. К этому ещё по глотку воды да зубчик чеснока. Всё же не вонючую резинку на пустой желудок челюстями перетирать.
- Ужинать будешь или мятным духом сыта? – обратился он к Свете, которая, склонившись к костру, изучала пёстрый брикетик с таким вниманием, словно это была редчайшая книга из княжеской библиотеки.
Девушка подошла к разложенной на плаще всадника пище. На лице у неё какое-то неопределённо-загадочное выражение. В глазах поблёскивали хитрые искорки.
- Всё-таки вы меня дурите, - улыбнулась она. - И ты, и тот бородатый грубиян, и старик. Признайся!
- Ага, - кивнул Ратибор. – Селяне из озорства сами себе глотки исполосовали и в колодец попрыгали, и цветы ради смеха жалами машут, и саблезуб пошутить к нам вышел, а особливо нахохочемся, когда клобуков встретим, до смерти смеяться будем.
- Мог бы не вспоминать, - нахмурилась Света.
- Так нечего твердить одно и тоже: то сон, то обман. У приятеля моего, Геродота, ворон учёный и то больше слов знает.
- Значит, вся муть с разными Мирами, переходами, чародеями - всё это правда?
- Не хочешь – не верь, - пожал плечами всадник.
- Откуда же здесь «Орбит»?! - девушка показала Ратибору брикетик. - Чародей наколдовал?
- Зачем чародей? – удивился всадник. – Купцы всякий товар достать могут.
- А купцы где достают? - не отступала Света.
- Знал бы - сам в купцы подался, - усмехнулся Ратибор.
- «Орбит» - из моего Мира! - на губах девушки появилась торжествующая улыбка. - Или из моего времени, или измерения - я в вашей чепухе не разбираюсь.
- Покажи-ка, - всадник взял распечатанный брикетик, повертел, понюхал. – И много у вас такого добра?
- Хватает.
- И все жуют?
- Многие.
- Несчастный Мир! – вздохнул Ратибор.
- Это ещё почему?
- Дыхание зловонное - приходится резинку жевать. Зубы кариес источил. Ужас!
- Дурак! – Света отобрала у всадника брикетик и спрятала в карман штанов. - Ты хоть можешь серьёзно разговаривать?
- А разве убогим посочувствовать - дело несерьёзное? – удивился Ратибор. – Ладно, давай есть, - поспешил он сменить тему, видя, что назревает очередная ссора.
Девушка ела с аппетитом, не то, что вчера. Дневной переход всё-таки не шутка, а сыр и мясо может и не настолько полезные для зубов вещи по сравнению с ароматной резинкой, но зато гораздо более вкусные.
- Больше не могу, - выдохнула Света, с трудом разжевав и проглотив кусочек сыра - с Ратибором случился приступ хороших манер и он порезал огромные ломти, которые было так приятно ломать и рвать зубами, на мелкие кубики, кои вызвали бы смех и у воробья. Девушке, однако, понравилось, даже «спасибо» сказала. И то хорошо, чем бы дитя ни тешилось….
- Про запас ешь, - посоветовал Ратибор, горстями закидывая в рот смехотворные ломтики и хрустя очередной долькой чеснока. - В следующий раз только к завтрашнему вечеру перекусить удастся. Если всё нормально будет.
- Хватит. А то в одежду не влезу.
Всадник посмотрел на стройные ноги, к которым словно вторая кожа плотно прилегала тёмная ткань.
- Это точно, - согласился он. - Рубаха может и растянется, а вот штаны по шву разойдутся, как пить дать. Надули тебя с ними, так же как с сапогами. На размер меньше продали.
- Ты от природы такой? – Света внимательно смотрела на всадника, стараясь заметить хотя бы тень усмешки. - Или придуряешься?
- Все мы от природы. Вон даже скоморохи на площадях или лицедеи в княжеском театре вроде в личинах постоянно, кривляются, рожи красят, а натура-то всё равно, нет-нет, да проступит. Уж что в ком от природы заложено обязательно наружу вылезет, - Ратибор дожевал остатки ужина и мощно выдохнул – чеснок у Жданко был ядрёный, пробирал до костей.
Света скривилась и закрыла лицо ладонями.
- Ну, ты чеснока и наелся! - послышался её приглушённый голос. - Вампиров что ли боишься?
- Нюхнула бы ты снадобье, которым я вчера после бритья щёки мазал. Чеснок бы розой показался.
- Представляю.
- Дай мне тогда пилюльку пожевать. Глядишь, и посвежею, как все в вашем Мире.
Девушка протянула Ратибору белоснежную подушечку. Всадник закинул её в рот, моментально разгрыз и принялся мерно двигать челюстями. Занятие неплохое, чтобы время убить, особенно, когда в желудке ощущается приятная тяжесть. Некоторые в таких случаях в носу ковыряются или ноги грызут, куда боле неблаговидное и омерзительное занятие. А тут, мни да мни себе зубами эластичный комочек. Вроде как и при деле.
- Откуда же всё-таки здесь это? - Света снова рассматривала затейливую упаковку.
- А откуда в степном городишке какая-то тушенка? - вопросом на вопрос ответил Ратибор. – Карандашики всякие? Уж такой народ торговцы – без мыла из Мира в Мир пролезут, лишь бы барыш получить.
- Ты знаешь, перед тем, как…. Ну, понимаешь, машина врезалась, или перевернулась, или ещё что-то, я даже не знаю точно, что случилось…. Карма, она в кузове заперта была, так дико завыла… Они даже про меня забыли… Михей, он за рулём был, закричал, что кто-то на дороге… Я только мельком глянула… Почти ничего не разглядела…. Потом вспышка и…. Ты…, - девушка смотрела в темноту, словно надеясь увидеть там и восстановить в памяти всё происшедшее. - Фары скользнули…. Нет, мне всё-таки показалось… Знаешь… Куски шоссе вырываются из темноты… Прямо на тебя несутся…. Машину крутит… Собака воет… Потом замирает всё, словно кто-то кнопку на видаке нажал…. Знаешь, паузу… Фары в одну точку упираются, а там человек… Такой, как во всяких фильмах про рыцарей… Ещё клип есть у Чичериной…. На монаха похож… Машина прямо на него… Он не двигается…. Я зажмурится хочу, а глаза не закрываются…. Кажется, завизжала…. Вижу, а монах сквозь машину проходит…. Уже в салоне… Я не оглядывалась, но, наверное, он там так и остался стоять… Потом вспышка… Бред какой-то!
Ратибор сидел, не отваживаясь поверить в собственную удачу. Клипа Чичериной он не видел, даже не знал, что это такое, но вот, как выглядят монахи, помнил со слов Михеича. И собственное видение, когда исчезала повозка, и которое он принял за игру воображения, чётко стояло перед глазами. Девяносто из ста, что здесь не обошлось без Мериддина! Проклятый колдун совсем рядом и затеял какую-то игру, где девушке отведена неясная пока роль. Не стал бы он просто так выдёргивать её из рук насильников и закидывать в Межмирье. С повозкой всё ясно. Колдун испугался пресловутых последствий и изменений, потому отправил её обратно. Видать, много сил пришлось потратить, собаку перебросить не смог, оставил здесь. Что же он всё-таки задумал?
- Ну, чего ты молчишь? - оборвал его мысли голос Светы. - Считаешь, что я от страха умом тронулась?
- У монаха того плешь была и козлиная бородёнка? - поинтересовался Ратибор.
- Ты издеваешься? Я же говорю – мельком видела! У него, по-моему, лицо чем-то даже прикрыто было…
- Капюшоном?!
- Может и капюшоном… Он…. Настоящий? - девушка наградила Ратибора подозрительным взглядом. - Не галлюцинация? Кто-то из твоих приятелей? Или тоже за нами гонится?
- Гонится, - усмехнулся всадник. - Только не он за нами, а мы за ним.
- Так ты его знаешь? Это из-за него… всё?
- Думаю что да.
- Зачем?
- А тебе бы хотелось остаться с тремя насильниками?
- Нет… Но зачем… сюда?
- Вот и спросишь при встрече. Прежде, чем я приговор приведу в исполнение.
- Какой приговор?
- Свой собственный, от имени Подлунного княжества!
- Так он… Я домой хочу! - Света беспомощно огляделась по сторонам. – Зачем мне всё это? Почему со мной? Я не хочу!
- Насколько я понимаю, у тебя в ту минуту не особо богатый выбор был, - напомнил Ратибор. Жестоко, конечно, но в таких случаях слюнявое сочувствие - союзник никудышный. - Можешь даже колдуну спасибо сказать, что не превратил тебя в головешки, навроде твоих приятелей. Я думаю - Мериддину будет приятно перед смертью хоть одно доброе слово услышать.
- Ты хочешь убить этого монаха?
- Тем и стоим.
- А если он тебя?
- Значит, мне не повезло.
- Ты так спокойно говоришь о смерти.
- А как ещё о ней говорить? Я не святой, конечно, но когда придёт время, мне не стыдно будет посмотреть в глаза богам и ушедшим раньше товарищам. Так к чему же мне страшится смерти?
- А если…, - Света смотрела в землю, - ….если твоя смерть кого-то огорчит?
Всадник рассмеялся:
- Моя Родина обратилась в лоскутное одеяло. Мой князь убит бунтовщиками. Мои товарищи пали в боях. Моя невеста сожгла себя заживо, предпочитая смерть бесчестью. Кому жалеть о том, что где-то вдруг сгинет последний из всадников? Я – предсмертная судорога своего Мира, длящаяся пока жив Мериддин.
- Страшно, - прошептала девушка. – Это страшно. Есть другая жизнь. Нормальная.
- Другая? - усмехнулся Ратибор. – Построить дом, посадить дерево, родить сына! Слыхал! Только в жизни всё не так! Рано или поздно придут те, кто сожжёт твой дом, срубит дерево, убьёт сына. И что тогда? Начинать всё заново, тешась надеждой, что в следующий раз несчастья пройдут мимо? Дрожать и кланяться каждому, кто кажется сильнее? Угождать новому правителю и его наместникам? И всё ради того, чтобы после тебя осталась кривобокая хибара, чахлая яблоня и шляющиеся по кабакам обормоты?
- Но почему?
- Потому, что в этой заповеди пропущено начало – расчисти участок земли и сумей оборонить его! Потом уже всё остальное.
- Но жить ради убийства. Это неправильно.
- А что правильно? Желать бросить в закрома на одну горсть зерна больше, чем у соседа? Мечтать набить светёлку кучей барахла, чтобы смотрелось не хуже, чем у людей? Откладывать по серебряной монетке на чёрный день и с вожделением взвешивать потяжелевший кошель? Это зовётся правильным? Да от такой жизни сперва запьёшь, а потом наладишь петельку, и гори всё синим пламенем! В жизни, в существовании своём надо хотеть чего-то святого! Понимаешь?! СВЯ-ТО-ГО!!! Недостижимого! А не сундука с тряпьём и не лишнюю телегу навоза на пашню.
- Но другие же не лезут в петлю? - возразила девушка.
- А разве же они ещё живые? - губы Ратибора тронула горькая улыбка. – Разве отличаются они от трупов? Хотя, не знаю я! Может и есть толк в их существовании, но не по мне это. Не может тот, кто по Мирам ходил, считать, что у него за огородом Вселенная кончается. Тот, кто со смертью за руку здоровался, смотреть, как с поцарапанным пальцем к знахарю бегут. Наблюдать за пьяными мордобоями, слышать пустые угрозы и нелепые клятвы после того, как на твоих руках умирали товарищи. Восхищаться фокусами заезжих скоморохов после общения с могучими чародеями. Ждать смерти, лёжа в постели и теряя силы, когда есть возможность погибнуть в бою. Нет, уж лучше, действительно, в петлю, чем такая жизнь.
- Что ты заладил – петля да петля?! – поморщилась девушка. – Словно тебя кто-то заставляет! Живи, как хочешь. Я вот не понимаю, разве убийство – это святое?
- Не убийство, но возмездие! - руки Ратибора как-то сами собой скрестились на груди, а подбородок задрался к небу. - Пока Мериддин чует моё преследование, он не может спокойно творить пакости. А раз так, то Миры хоть чуточку становятся лучше.
- И всё благодаря тебе? – покачала головой девушка.
- И мне тоже, - всадник скромно шмыгнул носом.
- Не велика ли ноша? Надорвёшься.
- Не то страшно, что человек ухватил больше, чем поднять может, - Ратибору почудилась в словах девушки неуместная, по его мнению, ирония, и всадник обиделся. - В следующий раз силы рассчитает. Хуже, когда он ту малость, что богами с рождения возложена, с плеч своих скидывает, садится рядом и облака считает. «Вот посижу маленько, да поднимусь, - твердит он проходящим, а более всего самому себе. - Ох, как поднимусь! Эх, как понесу! Никто так не сможет!» А облака-то всё плывут и плывут, а он всё считает и считает. Вот ему уже и подниматься лень, и ноша чересчур тяжёлой кажется. Облака и то уже утомительно считать. Сидит он, слёзы льёт, да кулаком сопли растирает. Несчастный, мол, я несчастный, всё не так у меня. Кругом подлецы одни, пока я возвышенным делом занимался, рот на небо разевал - они свои котомки-то далеко унесли. Нет бы и мою прихватить! Или подсказать мне наивному, что идти надо. И боги виноваты - мне ношу тяжелее, чем у других дали, всем помогали, а мне нет. И зачем только я, страдалец, на свет уродился?! Никто меня не понимает, никто не любит… Так-то.
- Слушай, - девушка восхищённо смотрела на Ратибора, - тебе в депутаты нужно. Ничего непонятно, но красиво и с чувством.
- Никуда мне не надо, - буркнул всадник. - Я таким ремёслам не обучался.
- Никто не обучался, - возразила Света. - Я в одном избирательном штабе подрабатывала, так там кандидат двух слов связать не мог. Зато второй, который против, знаешь, как трепаться умел?! Все думали он победит, но наш крышки для консервирования и немецкие галеты с какого-то давно развалившегося склада за гроши купил и пенсионерам раздал. Потом ещё в газете написали, что болтун тот – педик. Наш и прошёл. А ты говоришь - не обучался. Да у тебя язык так подвешен - никакими крышками и статьями не переиграешь. Только спонсора толкового подыскать.
- Я уж как-нибудь на своём месте, - возразил Ратибор, смысл сказанного ему был малопонятен, и прозвучавшая похвала казалась сомнительной. - Вообще, спать пора.
- Нууу вот, - губы Светы капризно вытянулись. - Давай ещё поболтаем. Только без всяких чародеев, богов и нош. Про что-нибудь не особо грузящее. У вас все так одеваются? Или ты неформал? А что женщины носят? А кто такие кефрийки? Они красивые?
Всаднику захотелось укрыть голову, прячась от лавины вопросов. Самое время обсуждать покрой сарафанов красоградских красавиц или достоинства внешности амазонок. Особенно если вспомнить, что позади осталась вырезанная деревня, на пятки наступают не ведающие жалости чёрные клобуки, а где-то впереди строит козни проклятый Мериддин. Святая простота! Ещё утром чуть не обратилась в соляной столб, заикалась от страха, а теперь считает жизненно важным делом выяснить, чем боярские дочки подводят брови. А может так и надо? Ведь и сам раньше особо не ломал голову, что будет завтра. Просто ждал восхода и шёл дальше по едва заметному следу врага, не обращая внимания на появляющиеся преграды. Что же теперь случилось? Зачем думать далеко наперёд, рассчитывать каждый шаг, как в той мудрёной игре на клетчатой доске? Играть-то в нее, кстати, так и не выучился. Терпения не хватило. Может и вправду провести остаток ночи в пустой болтовне, а там - будь что будет. А что же будет? Сонная девушка и переход черепашьим шагом! Нет уж, господин всадник, своей-то жизни ты может и хозяин, но Свету обещал выручить, потому, и продумывай всё, предусматривай, не за себя так за неё.
- Все вопросы на потом! - он хлопнул ладонями. - Теперь – спать! Немедленно - спать!
- Прямо Ильич в Смольном, - хмыкнула девушка.
- Ильич? Это, который вместе с Эдисоном электрическую лампочку придумал.
- Что? - брови Светы поползли вверх. – Что за чепуха?
- Старинная легенда, - отмахнулся Ратибор. - Или ты ложишься, или завтра, вернее сегодня, не рассчитывай на снисхождение.
- Странно всё это, - девушка расположилась неподалёку от костра, завернувшись в плащ. – Очень странно.
- Всё в этой жизни странно, - отозвался из темноты Ратибор.
- Ты чего там делаешь? - удивилась Света. – Спать собираешься?
- Я днём на трое суток вперёд отоспался. Посторожу. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - ответила девушка, погружаясь в глубокий, восстанавливающий силы, сон, который обычно приходит к человеку на свежем воздухе после тяжёлого дня и здоровой пищи.
***
Ратибор расположился за кругом света, вглядываясь в темноту. Если враг задумает подобраться незаметно, то у всадника будет преимущество - злоумышленник, не заметив стража, ступит в освещённое пространство, а там, как говорится, дело выучки. Главное не отвлекаться. Ратибор отгонял даже тень посторонних мыслей. На посту не должно есть, пить, а уж те более размышлять.
- Думы свои для нужников приберегите, - любил говаривать Сиггурд. - На посту голова должна быть пустой и чистой, как у любого хорошего солдата.
Следуя заветам наставника, всадник просидел до самого утра, сверля взглядом убывающую мглу и, заставляя в голове гулять ветер.
Ратибор встретил проступившую на востоке серую полоску с такой радостью, словно это был старинный приятель. Одёргивать собственный мозг, запрещая ему привычную работу – занятие не из лёгких, по крайней мере для Ратибора. Он с нетерпением посматривал на светлеющее небо, предвкушая близкий финиш изнуряющего марафона по изгнанию собственных мыслей. Давненько в караулах не стоял – привычка ослабла. А может думать с тех пор начал больше? Всадник почувствовал в мозгу привычный круговорот вопросов, предположений, решений и задумок. Ладно, теперь уже можно.
Выглянувший из-за горизонта багровый краешек солнца, развеял предрассветную дымку, наполняя мир красками и разгоняя серые тени по тёмным углам. Просыпающиеся и занимающие свои места в высокой траве кузнечики, подстраивали инструменты, готовясь к дневному концерту. Низко, почти касаясь земли, скользнула тенью ночная птица. В ночной погоне за мелкими зверьками она слишком далеко забралась в степь и сейчас спешила вернуться в убежище, пока золотые солнечные нити окончательно не завладели небесным и земным узором, обжигая и слепя чувствительные глаза.
Ратибор легонько коснулся кокона, который соорудила из плаща Света. Оболочка потёртой кожи вздрогнула, где-то в районе ворота образовалась щёлка, оттуда повеяло сонным теплом, потом появился припухший глаз.
- А? - послышалось недовольное бормотание девушки. – Уже пора?
- Поднимайся, пока роса не высохла. Умыться успеешь.
- Росой? Что за извращение?
- Воды мало осталось, - сообщил Ратибор. – Беречь надо. К тому же ты вчера про красоградских девок спрашивала. Так вот, их хлебом не корми – дай в росе искупаться. Поутру выбегают на луга, что твои кобылицы и давай валяться по траве, в чём мать родила. Говорят - кожа не стареет.
- Выдумываешь, - девушка сидела, завернувшись в плащ, и безуспешно пыталась пальцами расчесать спутанные после сна волосы.
- Сам видел. Посыльным был на заставе, возвращался поутру в город с донесением и увидал. Чуть с коня не свалился, показалось сперва - русалки балуют. Потом как визг да ругань поднялись, понял, что девки наши, человеческие. Только вот зачем ни свет, ни заря нагишом по полям бегают? Уж подумал, не поджёг ли кто женскую баню в день помывки? Потом знающие люди разъяснили – красоту девки блюдут, кожу молодят. Да что там – карга одна была, в княжеском театре, хрипатым голосом песни Древних пела. Так не поверишь – зубы выпали, глаз бельмом заплыл, грудь до пояса вытянулась, а кожа, что попка у младенца – ни единой морщинки. Не иначе на неё росу вёдрами выливали. Она даже замуж умудрилась выскочить за какого-то скомороха, коего Яромир из Кефри привёз, когда с амазонками договор заключили. Из своих-то на неё вряд ли бы кто позарился. А чужак, то ли подслеповатый был, то ли привык в бабьем царстве любой юбке подчиняться. Говорили, он на каждом углу кричал, как обожает ту, что ему в бабки годится. Как там на самом деле было, не знаю. Я в дворцовые сплетни особо не вникал.
Рассказывая о страстях и драмах разыгравшихся когда-то в скоморошьем мирке Красограда, Ратибор отломил ветку с частыми длинными шипами. Половину всадник очистил и от коры, и от шипов. На другой части, похожей на ощетинившегося ежа, он затупил колючки.
- Ну, ты и трепач, - Света всё же последовала совету Ратибора. Остатки сна испарились вместе с первыми каплями росы. Щёки девушки налились румянцем, глаза бодро сверкали. - Только что всю историю выдумал? – она одарила всадника улыбкой, от которой у того перехватило дыхание.
- Чего мне выдумывать? – смутился Ратибор. - Ближние бояре да дворцовые скоморохи порой такое творили – самому искусному кощуннику в голову не придёт. Это тебе, - он протянул девушке преображённую ветку.
- Спасибо. А для чего?
- Ну, вместо гребешка. Расчёсываться.
- Неужели я такая страшная?! – огорчилась Света. Моментально в её руках появилась коробочка с зеркальцем, с помощью коего она даже умудрилась рассмотреть себя со спины.
- Ничего не страшная, - возразил всадник. - Просто я вчера оплошку допустил – не спросил у старика про гребешок. Потом утром увидел, как ты мучаешься, вот, решил попробовать.
- Ужас! - подвела итого изучению внешности девушка. - Растрепалась, как не знаю кто! - она глянула на импровизированную расчёску. - Эта штука вряд ли поможет, - она провела лишёнными колючих кончиков шипами по волосам, ещё раз… - Слушай, - она восхищённо посмотрела на Ратибора, - а ты молодец! Она не хуже массажной щётки!
- Служу Закону и Справедливости! - ответил всадник по уставу, сияя совсем неуставной улыбкой.
***
Пока девушка воевала с собственными волосами, заставляя принять их надлежащую по её мнению форму, Ратибор закидал землёй и накрыл дёрном костровище, распутал и заседлал Каурую, осмотрел место стоянки, пытаясь отыскать и уничтожить малейшие следы своего присутствия. Хотя, прячь - не прячь, клобуки зацепочку всё равно отыщут, они ведь не слепцы и не слабоумные. Скорее для успокоения совести, а не ради бесследного исчезновения, всадник ещё раз притоптал дёрн на месте кострища и поворошил притоптанную лошадью траву. Ну, всё - теперь хоть не будешь себя за беспечность ругать.
- Выдвигаемся! - обратился он к девушке.
Света страдальчески вздохнула:
- А завтрак?
- Говорили вчера – ешь про запас! В седле перекусишь!
- Дай хоть причесаться!
- И так сойдёт. Не на приём к князю идём!
- Плевать я хотела на твоего князя.
- Тем более. Мы с Каурой тебя и лохматой потерпим.
- Ещё вчера бы, - Света подошла вплотную к Ратибору, - я с тобой после таких слов разговаривать бы не стала. Теперь же, зная, какой ты неотёсанный чурбан, я просто не обращу на них внимания.
- На дураков не обижаются, - поддакнул всадник.
- Особенно, когда кое-кто очень сильно под этого дурака закосить хочет… Спасибо за расчёску! - девушка чмокнула всадника в щёку и довольно быстро для новичка взобралась в седло. - Ты долго ещё там стоять собираешься?! - крикнула она, одной рукой ухватившись за луку седла, другую уперев в бок. Ни дать, ни взять – кефрийская десятница. Ещё пару дней и можно ей собственную лошадь раздобыть. Если только преследователи позволят прожить эти дни.
- Я впереди двинусь, - ответил он, ошеломлённый неожиданным поступком девушки. – Дорогу разведаю. Время пока терпит. Может тебе из мешка сыра достать или мяса?
- Только не надо из себя галантного кавалера корчить! - поморщилась девушка. - Князя здесь нет, а мы с Каурой уже привыкли, что ты спишь на грязной земле, ходишь в замызганном плаще и умываешься, как кошка - языком.
- А вот это неправда! - обиделся Ратибор. - Если озера или ручья нет поблизости, я и в луже могу вымыться или росой.
- Кожу бережёшь? – прищурила Света искрящиеся смехом глаза. - Надеешься под старость малолетнюю скоморошку соблазнить?!
- Дурацкие шутки.
- С кем поведёшься….
- Хорошее надо перенимать, а не ерунду всякую, - покачал головой всадник.
- А разве ты целиком не пример для подражания? – удивилась девушка. - Разве в тебе есть какая-то ерунда? Да сделай ты лицо попроще! - не выдержав, рассмеялась она. - Пошутить нельзя!
- Как бы к вечеру обоим плакать не пришлось, - буркнул Ратибор. - Пойду я, - произнёс он вслух. - Насмеёшься - догоняй. Шагах в ста держись. Есть захочешь, сама возьмёшь.
- Есть, товарищ командир! – отсалютовала Света и снова рассмеялась.
***
Ратибор выбрал узкую тропку среди доходящей до пояса травы. На глинистой земле чётко отпечатывались копыта и копытца: степная тропка часто использовалась живностью. Иногда попадался отпечаток, словно кто-то пытался вдавить в почву небольшую подушку. Перед вмятиной, как правило, четыре ямки поменьше: округлые, кое-где увенчанные царапинами выпущенных когтей. Никак старый знакомый – саблезуб – прошёл, разыскивая подходящую жертву. К счастью, копыта перекрывали следы хищника, говоря об их не первого дня свежести. Ещё большей удачей всадник считал отсутствие человеческих следов. Встречу с двуногими хищниками хотелось оттянуть как можно на более долгий срок.
Положение сложилось – хуже некуда! Наверное, всё Межмирье принялось охотиться за чужаком. Неужто Майку так револьверы понадобились? Он ведь и не видел их. Хотя, чёрт его знает, что наплели выжившие в бою наёмники. У страха глаза велики. Наслушался Дон о новом оружии и решил раздобыть во что бы то ни стало. А может и не Дон вовсе? Может и какая другая причина есть? Только гадать-то вот некогда! Разве у попавшего в облаву зверя есть время, чтобы не торопясь доискаться до причин и истоков того, почему по его следу несётся жаждущая крови свора. Да и будь тот гонимый зверь семи пядей во лбу, не найдёт он иной причины своей виновности кроме одной - он один, а потому и преследуемый, их много – они преследователи. Других объяснений быть не может, да и не к чему они.
Эх, в одиночку бы всё получилось бы гораздо проще. Водил бы загонщиков по степи, путал бы следы, скрывался бы перед самым носом, пока капризное Святилище не соизволило бы явить свой лик и не указало бы тропку уводящую из здешних, не особо гостеприимных мест. Но разве с попутчицей, что едва держится на коне и до сих пор считает, что вышла прогуляться в сад за высоким забором, удастся поиграть в салочки со смертью? Нет, здесь надо бежать, не оглядываясь, пока не упрёшься в тупик, или не найдёшь спасительную щёлку. Ещё эти странные перепады настроения, в которых невозможно разобраться. Сегодня вон целуется, а что завтра будет? В ступор впадёт? По башке чем-нибудь шарахнет? Сюда бы Малха – известного на весь Красоград сердцееда, он бы мигом во всём разобрался. Тот даже на кефрийку глаз положил, если бы не запрет князя - присушил бы амазонку. Все говорили: Малх в девках разбирается как цыган в лошадях. Ему ли, Ратибору, распутывать тонкие ниточки женского характера. И знал-то за свою жизнь только Злату, после её смерти ни на кого смотреть не хотел.
Уж, кажется, законное право победителей ворваться во вражеский лагерь, швырнуть визжащую то ли чью-то жену, то ли обозную шлюху на ещё не остывший труп мятежника, разодрать одежду… Ратибора от всего этого тошнило, в такие минуты он ненавидел своих товарищей.
А освобождённые от шаек Справедливого селения? Девки сами вешаются на шею молодым всадникам. После захода солнца в каждом укромном уголке разыгрывается незамысловатая пьеска из пяти актов: тайная встреча, горячий шёпот, звук поцелуев, страстные стоны и взаимные клятвы при расставании. Для Ратибора, когда он вместе с отрядом покидает город, отворачиваясь от залитого слезами лица и машущей руки той, чьих ни имени, ни черт он так и не запомнил, разыгрывается шестой акт пьесы. Акт, наполненный чувством стыда и отвращения к самому себе. Вскоре Ратибор начал избегать жаждущих любовных приключений селянок, предпочтя общество иссеченных шрамами ветеранов, проводящих время за бочонком браги и степенными разговорами.
- Иссох ты, парень, - вздыхал командир подразделения разведки, Сиггурд, глядя на своего заместителя. - Живёшь, словно взаймы. Эх, либо окончательно в тень обратишься, либо станешь славным воином.
Может и зря он тогда отказывался от жарких объятий и мимолётной любви. Глядишь, и узнал бы что-нибудь о созданиях, кои на него так похожи и в то же время совершенно другие. Может и не чувствовал бы себя сейчас, как неопытный рыбак, выбежавший на тонкий лёд; или как неуклюжий медведь, попавший в крошечную посудную лавку.
***
Трава становилась всё ниже и ниже. Она уже не качалась на ветру, убегая к горизонту жёлтыми волнами, а цепко стелилась по земле, образуя пружинящий буро-зелёный ковёр. Изменился и характер растительности. Стройный ковыль теперь образовывал редкие острова сухостоя, разбросанные по всему пространству, поросшему травой с мясистыми листьями и мелкими желтоватыми цветками. Деревья с кроной-зонтиком уступали место пузатым великанам со смешной метёлкой на макушке.
Ратибор оглянулся. Каурой изменения пришлись по вкусу. Лошадь то и дело, опускала голову, чтобы ухватить сочный лист и продолжала путь, хрустя зелёной мякотью. Света вертела головой, разглядывая изменившиеся окрестности. Заметив, что всадник смотрит в её сторону, она помахала ему рукой. Ратибор махнул в ответ, и собрался было присоединиться к спутнице (с исчезновением высокой травы отпала необходимость в головном дозоре), как его внимание привлекла группа странных животных.
До стада расстояние было не меньше выстрела из револьвера, однако всадник, никогда не жаловавшийся на зрение, сумел разглядеть здешних обитателей во всех подробностях. То, что это не хищники, догадался бы и младенец - большинство зверей, уткнувшись мордой в землю подобно Каурой, воздавали должное сочной траве. Несколько животных облепили пузатый ствол дерева, и что-то слизывали с коры. Двое - то ли самых сытые, то ли претендующие на место вожака - выясняли отношения в стороне от других. Крупные (выше человеческого роста) поединщики стояли друг напротив друга на мощных задних лапах, для верности ещё и подперевшись хвостом, их маленькие передние лапки мелькали в воздухе, стараясь задеть противника, а заодно отвести удар от себя. Всё это так походило на стычку двух подвыпивших простолюдинов, что Ратибор невольно улыбнулся.
Подобных зверей всадник никогда не видел: голова как у оленей, туловище и лапы как у гигантских зайцев, мех короткий, рыжий, хвост длинный и с виду мощный, таким по ноге шибанёт – мигом переломит. Ратибор пригляделся к щиплющим траву зверям и тихонько ахнул - у одного из едоков из брюха вылезла маленькая голова и принялась с аппетитом поглощать листья. Боги-покровители, звери-то двухголовые!
- Ой, мамочки! – Ратибор чуть не подавился своим удивлением, когда за спиной раздался восхищённый визг. - Кенгуру! Живые!
Если уж столь бурное выражение радости испугало всадника, то что говорить о чудных зверях? В мгновение ока были забыты и сочная трава, и потешная драка, и кора дерева. Гигантские зайцы с оленьими головами, не раздумывая, о происхождении шума, решили убраться подобру-поздорову. Подобно исполинским кузнечикам они уносились вдаль, едва касаясь земли мощными задними лапами.
- Ты видел?! - глаза девушки (пока Ратибор наблюдал за чудными зверями, она успела догнать его) светились счастьем. - Кенгуру! Настоящие! С ума сойти!
- Если по каждому зверю, что нам попадётся, с ума сходить - никаких мозгов не хватит, - сердце всадника, которое при неожиданном крике подскочило к горлу, теперь вроде опускалось на место, продолжая колотиться, словно овечий хвост. - А если бы ты василиска увидала, тогда что? На голову бы встала?
- Как ты не понимаешь?! - девушка спрыгнула с седла. - Я же кроме кошек и голубей никого не видела! Ёжика ещё, в детстве. А здесь кенгуру! Настоящие! Они же в Австралии живут! Мне там никогда не побывать! Понимаешь?! Никогда!
- Сутки назад тебе Межмирье сном казалось, - мрачно напомнил всадник.
- Ну что ты такой бука?! - Света схватила его за плечо и легонько встряхнула. - Чуть что - брови на переносицу и бу-бу-бу. Ты что столетний дед?! Ну-ка улыбнись! Немедленно!
Лицо девушки приблизилось вплотную к Ратибору. Всадник видел в глубине тёмных глаз отблески восторга, удивления и ещё каких-то чувств переполнявших её сейчас, ноздри щекотал аромат волос, щёку согревало слегка отдающее мятой дыхание.
- Ну же! – сорвался шёпот с таких близких и кажущихся такими мягкими губ. Голова всадника закружилась, кровь побежала быстрее, он почувствовал, как тело становится бесплотно-лёгким и одновременно наливается непрерывно растущей, не умещающейся в телесной оболочке и рвущейся наружу энергией. Он чувствовал, как кожа пылает словно объятая огнём, и в ту же секунду покрывается пупырышками, словно от ведра ледяной воды. Дышать становилась всё труднее. Его потрескавшиеся губы сами собой приближались к губам девушки и вдруг ни с того, ни с сего растянулись в идиотской улыбке.
- Наконец-то! - вырвался из часто вздымающейся груди Светы полувздох-полустон, и собравшийся было отпрянуть в смущении Ратибор одним рывком преодолел то мизерное и в то же время огромное расстояние, разделявшее их губы.
***
Произошедшее дальше слилось для Ратибора в череду ярких вспышек, наполнявших мозг яркими неведомыми раньше цветами и отдающихся сладостной дрожью по всему телу. Где-то на задворках скалилось раздражение от мешающей одежды, мигал и сигналил маячок благоразумия, напоминая о грозящей опасности. Но всё это тонуло и захлёбывалось в гигантской волне желания. Желания слиться, срастись с этим податливым и хрупким телом, которое при этом было переполнено и щедро делилось неведомой ранее силой. Не силой мышц и магических заклятий, а древней, доступной не каждому мощью, способной подкинуть к самым звёздам и объединить все Миры в один - умещающийся в твоих объятиях.
***
- Если бы ты тогда не улыбнулся, - Ратибор и Света лежали на мягкой траве, укрывшись плащом. - Я бы ни за что не отважилась. С тобой иногда страшно стоять рядом. Чуть что – опасность…бу-бу-бу… идти надо… бу-бу-бу… я всё знаю… бу-бу-бу, - последнюю фразу девушка произнесла, приподняв голову с плеча Ратибора, хмуря брови и подражая его голосу.
- Так уж и бу-бу-бу, - лёгкая улыбка тронула губы всадника.
- Ты себя со стороны не видел, - тонкий палец гулял по груди Ратибора, приятно щекоча и цепляясь за редкие завитки чёрных волосков. - Мало того, что исподлобья на всех смотришь, ещё чёлку на глаза скинешь, губы подожмёшь, щетину скрести начнёшь, аж дрожь пробирает. Сперва проснуться хочется, а потом подумаю - и словно кто-то снова к тебе подойти заставляет, заговорить. Дрожу как осиновый лист, от страха глупости всякие болтаю, и не то, что проснуться – отойти не могу. Приятель твой сразу понял в чём дело.
- Я думал, Беовульф просто насмешничает…
- Я тоже… Ты надутый ходишь - не подступись, я с ума схожу, а белобрысый шуточки свои отпускает. Ужас!
- Если бы я знал…
- Ладно, вы, мужики, никогда дальше своего носа не видите. Самой надо было догадаться. Вчера, когда ты про всякие умные вещи начал рассуждать, я совсем нос повесила. Угораздило, думаю, тебя, Светка, на этого сухаря запасть! Сижу, поддакиваю, а самой реветь охота… Сегодня, словно прорвало что-то - ты ругаешься, а я с лошади слезаю и думаю - хоть что-нибудь в тебе человеческое есть? Хоть крохотулечка какая-нибудь? Не знаю, что бы было, если бы ты не улыбнулся, - девушка потёрлась щекой о плечо Ратибора. - Сразу таким молодым стал… Симпатичным.
- Не ругался я вовсе, - смутился всадник. – Испугался, когда ты закричала.
- Бедненький, - ладонь Светы пригладила волосы Ратибора. - Я просто не удержалась. Никогда не думала, что кенгуру на воле увижу.
- А они двухголовые?
- Кто?
- Ну, эти… кенгуру.
- С чего ты так решил?
- У одного из живота голова торчала.
Света приподнялась на локте, с минуту смотрела на Ратибора, потом вдруг рассмеялась. Каурая, которая в это время деликатно отошла подальше и, повернувшись к ним хвостом, всецело предалась смакованию сочной травы, подняла голову и посмотрела на людей большими умными глазами. Ну, что вы, мол, там ещё затеяли?
- Извини, - девушка вытерла появившиеся от смеха слезинки. - Я всё забываю, что ты вроде пришельца. У них сумка особая есть, для детёнышей. Вот ты маленького кенгуру и видел. Они ещё в разных мультиках почтальонами работают.
- С такими ногами только гонцами и служить, - согласился Ратибор. – Однако, - очень не хотелось обрывать волшебство прошедших мгновений, но маячок, загнанный до этого в глубины сознания, теперь рвался наружу, превращаясь в огромный сигнальный костёр, - нам действительно угрожает опасность, и нам действительно надо идти.
- Снова бу-бу-бу? – Света прижалась к нему всем телом, поймав губами мочку уха.
- Но клобуки…
- Шучу я, - улыбнулась девушка. – Конечно, надо идти. Конечно, ты будешь строгим и мрачным, иначе нас тоже скинут в колодец. Я всё понимаю. Но иногда, - она уткнулась лицом в его шею, - будь другим. Таким, как сегодня. Чтобы мне снова всё не показалось сном.
- Обещаю, - всадник провёл ладонью по её спине, чувствуя, как горячее тело прижимается всё плотнее и плотнее. Усилием воли заставил себя вылезти из-под плаща, стараясь не обращать внимания на тяжёлый вздох прозвучавший ему вслед.
Ратибор быстро отыскал свои штаны, стесняясь собственной наготы и путаясь в подкладке, кое-как натянул их. Выбранив себя, что так безалаберно кинул оружие, застегнул пояс с кобурами. Быстро надел рубаху, жилет, не забывая проверять содержимое карманов. В том состоянии, которое охватило их недавно, вполне мог потерять что-нибудь важное. Достал из походного мешка баклажку.
- Я отойду на несколько минут, - сообщил он Свете, не отваживаясь повернуться в её сторону. - К дереву, где эти звери-почтальоны паслись. Есть одна задумка.
- Только, когда меня поцелуешь, - заявила девушка.
- Есть, - всадник подошёл к ней, укрывшейся плащом до подбородка, склонившись коснулся губ. Света подалась в его сторону всем телом, тонкие руки обвились вокруг шеи, плащ соскользнул, обнажая грудь. Ратибор почувствовал, что в голове у него снова начинает происходить что-то невообразимое. Сохраняя остатки здравого смысла мягко, но настойчиво попытался высвободиться из объятий.
- Этих клобуков убить мало! - буркнула девушка, нехотя выпуская Ратибора и подтягивая плащ к подбородку. - Я такой счастливой была, а теперь снова – тряска, пыль, твои дурацкие шуточки..
- Я больше не буду, - пообещал Ратибор.
- Будешь, будешь, - заверила его Света, одной рукой придерживая плащ, другой - собирая одежду. - Ну, иди по своим делам. К вашему приходу буду в полной готовности, товарищ командир!
- Младший командир, - поправил всадник.
- Для меня – самый старший и единственный! – заявила девушка. - Только нос не задирай, - тут же добавила она. - Одну меня посреди поля бросать, больше всё равно не позволю!
****
Ратибор шёл к дереву-бочке настолько быстро, насколько мог. Время приобрело новое странное свойство. Оно, судя по солнцу, довольно немалое, во время их любви зачем-то сжалось, промелькнув как один вздох, а сейчас вдруг начинало растягиваться, превращая каждый шаг в вечность. Новые, необычные, а может быть давно забытые чувства переполняли всадника. Словно, отдав нечто привычное и почти родное, он получил взамен другое. Непривычное, не подогнанное к обыденным рамкам, кое-где выплёскивающее за их границы, чем-то тяготящее, в чём-то мешающее, даже чуть бестолковое и безумное. Но отказаться от этого нечто, Ратибор не захотел бы ни за какие блага во всех Мирах. Он сам стал сотворцом Юного Мира, явившегося несколько мгновений назад, когда между любящими сердцами, стремящимися к единению телами, рухнули стенки гнилых условностей и ложной стыдливости. Они создали это волшебное нечто, заключив друг друга в объятия, слившись воедино и оставаясь единым целым, даже тогда, когда их тела, хранящие частицу друг друга, покинули травяное ложе.
С трудом, но Ратибору удалось обуздать возбуждение. Всё ещё впереди, он свято в это верил. Но сейчас… Сейчас он должен заткнуть плотной пробкой тот сосуд, из коего пьянящим пенистым фонтаном било родившееся недавно, но так быстро окрепшее и затмившее все чувства. Надо помнить, заставить себя помнить, что вокруг, несмотря на бушующую в сердце бурю прекрасных образов и соблазнительных мечтаний, всё ещё льётся кровь и продолжается пир смерти, на коем главные блюда готовят насилие, трусость, предательство и подлость. Он должен не только ласкать вверенное ему богами хрупкое тело, но и защищать его. Не только утопать в загадочных глубинах тёмных глаз и любоваться прекрасным лицом, но и не допустить к ним даже близко тени страха или боли. Его сила, умения, опыт не принадлежали больше ни ему, ни богам, ни одному из Миров, они принадлежали той единственной, что сейчас, прикрыв наготу плащом, собирала одежду, сорванную в порыве давно зревшей и извергнувшейся в одно мгновение страсти.
***
К дереву всадник подошёл если не окончательно протрезвевший, то уже значительно подчинив свои порывы воле. Он внимательно осмотрел кору дерева - так и есть, в некоторых местах откуда-то из недр древесины пробились крошечные струйки влаги. Оставляя влажные дорожки на стволе, они сбегали к корням, стремясь сквозь иссохшуюся почву добраться до них и вернуться в прохладное нутро дерева-бочки.
Ратибор сложил ладонь ковшиком, поймал несколько капель, попробовал на язык. Вода! С лёгким, едва заметным привкусом, но всё же вода. Значит, не ошибся! Ещё в Кефри слыхал о дивных степных растениях, что скапливают в себе воду. Здесь, как только заметил облепивших дерево животных, сразу об этом подумал. Всё же какой мудрый зверь - кенгуру! Не зря его в какие-то там мультики на ответственную должность письмоносца приглашают!
Всадник с помощью ножа расковырял отверстие. Быстро наполнил баклажку. Жалея о вытекающей зазря влаге, попытался залепить отверстие глиной. Эх, ещё одну бы посудину. Хотя, если в каждом дереве такой запас воды, то нечего жадничать, с жажды не помрём. Ещё бы с продуктами вопрос решить. Может охота? На саблезуба особо не поохотишься. Кенгуру? Совестно как-то, вдруг он в сумке своей письмо кому несёт или посылку. Ладно, не одни же саблезубы и кенгуры здесь водятся. Главное вода есть! Вода… Ратибор хлопнул себя по лбу. Как только сразу не додумался. Бросив замуровывать рвущийся на свободу ручеёк, всадник схватил баклажку и ринулся в сторону спутницы.
***
- Всё получилось? – встретила его улыбкой Света. – Я отсюда так и не разглядела, что ты там делал.
- Вот, - Ратибор, ещё не переведя дух, протянул ей баклажку. – Пей!
- Спасибо. Полная? – удивилась девушка, покачивая увесистый сосуд. – А можно хоть капельку, чтобы умыться?
- Пей! - всадник сглотнул пересохшим ртом, после бега не желающее приходить в норму дыхание приклеивало слова к гортани.
- Ну, хорошо, - девушка послушно пригубила подаренную деревом влагу. – Странная какая-то. Минеральная что ли? - она протянула баклажку Ратибору.
Всадник сделал глоток и, наконец, обрёл способность говорить.
- Деревья, водой полны! - выплёвывал он одно за другим наконец-то начавшие двигаться слова. - Дырок напробиваю - мойся, сколько хочешь! И Каурая напьётся!
- Прелесть моя! - Света несколько раз подпрыгнула на месте, хлопая в ладоши, потом обняла Ратибора, прижавшись щекой к его груди. - Как с тобой здорово! Настоящий Тарзан. Нет, ты лучше! Ты самый лучший! И в Африке, и в Австралии, и везде-везде!
Всадник слушал девушку, гладя ладонью по волосам, но его взгляд уже схватил появившиеся у горизонта облачко. Ратибор был уверен, что опустись он сейчас на колени и приложи ухо к земле, то сразу почувствует её дрожь, услышит гул копыт.
- Уходим! – он отстранил девушку и подбежал к Каурой. – Банный день отменяется! – он кивнул в сторону горизонта.
- Клобуки? - прошептала Света.
- Надеюсь, что нет! - врать не хотелось, но и пугать девушку тем более. – Но лучше не проверять, - Ратибор вскочил в седло и протянул руку Свете. - Давай всё же поторопимся, - он почувствовал как девушка, всем телом прижалась к нему, осторожно повернул к себе её лицо. – Не бойся, - прошептал он, целуя её в губы, - с тобой ничего не случиться.
- А с тобой? - всхлипнула Света.
- Со мной тем более, - Ратибору очень бы хотелось в это верить. - Вот только рубаха наверняка пропотеет от страха, - сделал он попытку разрядить обстановку. - Будешь потом ругаться, что я в грязной одёжке хожу!
- Не буду. Никогда не буду, - шепнула девушка.
- Вывози, родимая! - завопил Ратибор, ударяя пятками по бокам лошади.
***
Если Каурая и знала лучшие времена, то сейчас они остались далеко позади. Разбойники, из едва заметного облачка с пугающей быстротой превращались в надвигающуюся грозовую тучу. Тучу, хранящую в себе молнии, которые не будут бить наугад, а направят жала в точно выбранные жертвы. И уж одна из них обязательно достигнет цели.. Добро если быстрая смерть. А если… Ратибор поёжился, вспомнив Жданко и дочерей. Ну уж нет! Когда не останется выхода он сам убьёт свою возлюбленную, а потом и себя. Есть много способов быстрой и безболезненной смерти. А пока… Пока надо думать! Есть выход! Есть! Где-то рядом обретается! Только напрячься немного, пелену страха с глаз скинуть, подсказка сама явится.
Бедная Каурая выбивалась из сил, соревнуясь с лошадьми клобуков, которые даже и не были подкованы и осёдланы, как надо. Их хозяева безжалостно избавлялись от каждого лишнего грамма веса в угоду резвости своих коней. Именно отсутствие подков, удобных стремян, многочисленных ремешочков и бляшечек зачастую решало исход таких вот погонь в пользу искусно управляющихся со своими конями без дурацкой мишуры , как они сами говорили, степных разбойников. Будь на месте Каурой лошадь помоложе и погорячее, то и ей вряд ли удалось бы выиграть состязание у легконогих жеребцов, за гриву коих порой цеплялся степной ветер, когда хотел побыстрее перенестись из одного места в другое.
Ратибор не оглядывался, он и так прекрасно знал, что расстояние между ними и преследователями неумолимо сокращается. Продолжая подгонять лошадь, которая и так неслась на пределе своих сил, всадник перезарядил револьвер. Ратибор вложил в барабаны заряды, свинцовая головка коих была едва заметно сточена наискось. Если чёрные клобуки переиграли его в умении идти по следу и в скорости, то он собирался взять реванш в искусстве убивать и наносить увечья. Раны от таких зарядов, не бывают лёгкими. Подточенный свинец, едва коснувшись жертвы, начинает метаться из стороны в сторону, словно попавший в ловушку хищник, разрывая на своём пути внутренности, уродуя плоть, дробя кости. Разбойники хотели добыть револьверы? Так что же, пусть сначала узнают их разрушительную силу!
Когда пальцы Ратибора заполняли барабаны смертоносными посланиями, глаза всадника метались из стороны в сторону, подобно двум зверькам, попавшим в огненное кольцо. Он не терял надежды найти тот самый пресловутый выход, который даст хоть крошечный шанс на спасение. Ах, если бы всё происходило в лесу! Сколько бы сразу появилось возможностей запутать след и укрыться под самым носом преследователей! Здесь же только одиноко стоящие пузатые деревья, брызжущие соком из-под копыт Каурой листья и сухой ковыль. Ковыль! Не зря старшие всегда поучали – в чужой стране должно не только рот на диковинки разевать, а прежде всего обучаться надо. Сам же видел распаханные полосы вокруг степных городков. А для чего? Для того чтобы огонь не перекинулся на дома, когда жители, обороняясь от кочевников, поджигают степь. Здесь же островки сухостоя словно и созданы для того, чтобы устроить огненную западню чёрным клобукам.
Ратибор направил храпящую и тяжело вздымающую бока при каждом прикосновении лошадь к округлому пространству, поросшему жёлтой травой. Прикинул на глаз - в самом широком месте больше сотни шагов, в узком – ни менее пятидесяти. Каурая ворвалась в заросли сухостоя, безжалостно топча и ломая лишённые влаги стебли. Всадник оглянулся. Клобуки, словно привязанные невидимой, но очень прочной нитью, послушно последовали за своими жертвами. Свист и гиканье разбойников заглушили и топот копыт, и треск ковыля. Ратибор улыбнулся. Изгиб губ всадника не сулил ничего хорошего преследователям.
Когда Каурая достигла середины высохшего пространства, он натянул поводья. Разгорячённая лошадь возмущённо заржала, вставая на дыбы и рассекая передними копытами пространство перед собой. Мелькавшие в воздухе ноги животного не успели коснуться земли, а Ратибор уже выпрыгнул из седла.
- Садись нормально! Ноги в стремена! За луку держись! – завопил он, срывая голос и страшно выпучивая глаза. - Быстро! Быстро!
Света со скоростью мухи, пережившей первые заморозки, принялась выполнять приказ. Губы её приоткрылись. Всадник увидел уже появившийся хвостик вопроса или возражения – слушать было некогда.
- Молчи! - гаркнул он, одновременно помогая девушке занять подобающее положение в седле. - Всё потом! Держись! - Ратибор, что есть силы, хлопнул по крупу лошади. Каурая ещё не отойдя от прежней скачки, рванулась с места. Избавившись от значительной части груза, животное развило скорость, ненамного уступающую коням клобуков. Ратибор облегчённо вздохнул.
- Я тебя догоню! - закричал он вслед. - Не бойся!
Света безуспешно пыталась оглянуться. Освоив езду шагом, сейчас она чувствовала себя ничуть не лучше, чем в тот миг, когда первый раз оказалась в седле. Девушку то подкидывало вверх, то ударяло о спину Каурой, она начинала угрожающе клониться то в одну, то в другую сторону. Ратибор мысленно просил всех известных ему богов помочь его возлюбленной удержаться на спине Каурой, у которой, судя по всему, открылось второе дыхание.
***
Не меньше двух полётов стрелы отделяло всадника от чёрных клобуков. Замысловатые проклятия, дикие клятвы, малопонятная божба, а то и просто нечленораздельные вопли - всё то, что присуще охваченной преследованием шайке двуногих, кои уже переступили черту человеческого - заполнили степь. Ратибор нарочито бестолково метался из стороны в сторону, кружил на одном месте, спотыкался, чтобы своим видом, видом обезумевшей от страха жертвы, вытеснить из душ и мыслей преследователей всё кроме безумной жажды крови. Убедившись, что налитые кровью глаза преследователей прилипли к его якобы объятой ужасом фигуры, всадник принялся осуществлять свой план.
Кони клобуков почти уже достигли края зарослей. Ратибор рванулся в противоположенную сторону. Сухая трава больно стегала по лицу, цеплялась за ноги, жёлтые метёлки соцветий коварно кидали за шиворот колючие семена. Всадник старался ни на йоту не сбавлять скорость. Сейчас от расстояния между ним и преследователями зависело всё. Ратибор выскочил на свободное пространство, когда кони клобуков, не знавшие себе равных на степных просторах, но пугающиеся всего, что поднимается выше колена, только добирались до того места, где всадник небезуспешно пытался изображать перепуганного паренька. Он принялся спешно шарить по карманам. В живот ударяли заморозки, а ноги становились ватными, когда пальцы в очередной раз натыкались на пустоту или какую-нибудь совершенно бесполезную сейчас безделушку. Проклятие! Огниво, от коего в данную минуту зависело всё, словно сквозь землю провалилось!
Чувствуя, как волны паники в душе поднимаются до критической отметки, всадник сунул руку под рубаху. Чёрт возьми! Ведь сам пришивал крючок на внутренний карман, чтобы огниво случайно не выпало. Выдирая с мясом самодельную застёжку, на аккуратное открытие которой сейчас уже не было времени, всадник вытащил заветный мешочек. Дрожащими пальцами, потом зубами разодрал ставший ни с того ни с сего чересчур мудрёным узел. Падая на колени, срывая кожу на большом пальце, крутил рельефное колёсико, выбрасывая в траву один за другим снопы искр.
Пламя охватило сухостой с первого раза. Ковыль вспыхнул подобно пороху. Вечно голодный оранжевый зверь метнулся по жёлтой траве, окружая клобуков. Ратибор, не видя результатов своей деятельности, всё продолжал метать в ковыль искры, пока в его уши не ворвались дикое ржание лошадей и крики разбойников, а лица не коснулся жаркий язык пламени.
Упав на спину, всадник откатился в сторону, и наконец-то глянул на произведение рук своих. Бездымное, яростно ревущее, безжалостное пламя охватившее участок сухостоя рвалось к небесам. Из недр его, леденя кровь и заставляя шевелиться корни волос, неслись слившееся воедино ржание, крики боли, вопли ужаса. Уже полностью придя в себя, Ратибор вынул револьверы и отошёл в сторону.
Первых коней с опустевшими спинами, вырвавшихся из огненного ада, всадник только проводил взглядом. Лишь на взгляд определил их число. Что-то около десятка. Первый удар оказался удачным. Теперь стоило ожидать самых хладнокровных и опытных, коим даже в горящем чреве удалось справиться с обезумевшими животными и которые обязательно выберутся наружу, охваченные не меньшим пламенем. Пламенем ярости и жажды мщения.
Сколько их уже, готовых схватить жертву, замучить, убить, разделить между собой то, что найдётся в карманах и в кошельке, выскочило из-за стены огня? Двое, пятеро, восемь, пятнадцать? Ратибор не считал. Не имел такой привычки. Любил, чтобы во время боя голова оставалась ясной. О количестве нападавших мог судить лишь потому, что по одному разу пришлось перезаряжать барабан каждого из револьверов, когда на нажатие курка оружие отозвалось не смертоносным грохотом, а возмущённым щелчком.
Запах гари, пороха, палёной шерсти и крови вызывал тошноту и лёгкое головокружение. От топота уносящихся в степь, оставляя на земле мешки плоти, недавно бывшие их хозяевами, коней и от грохота револьверов всадник совершенно оглох. Однако каким-то внутренним, особо чутким слухом ему удавалось расслышать, как хрустят кости летящих с конских спин на землю клобуков. Как потрескивают под оранжевыми языками волосы и кожа их сообщников, не сумевших вырваться из огненного плена.
***
Жалости Ратибор не испытывал. Скорее брезгливость и отвращение, кои известны городскому золотарю. По сути дела, сейчас всадник занимался тем же самым, что и представитель вышеупомянутой профессии. Только отбросы в его случае были куда более мерзкие и тошнотворные, по сравнению с содержимым самой запущенной выгребной ямы. Всадник жалел лошадей. Очень хотелось верить, что не одно из благородных животных не погибло в огне и все унеслись в степь, отделавшись подпалённой гривой и жутким испугом. От его выстрелов кони не страдали. Ему не стоило большого труда ловить на мушку только нелепо размахивающие руками фигуры разбойников, головы коих были обмотаны шарфами и платками, давшими имя всей шайке.
Всадник удостаивал мимолётным взглядом уже упавших клобуков. Как говорилось ранее – раны от его зарядов не бывали лёгкими, и если уж встреча с раскалённым свинцом не обрывала цепь совершённых ими преступлений, то вряд ли кто из уцелевших разбойников захотел бы испытывать судьбу, нападая на человека, схватить коего оказалось не так легко, как казалось в начале.
Послав очередной заряд прямо в центр грудной клетки дюжего молодца с перепачканным копотью лицом и чёрной тряпкой на голове, Ратибор вскинул оружие, поджидая очередного из неудачливых преследователей. Огонь понемногу затихал. Ковыль, поначалу вспыхнувший подобно пороху – бездымно и скоро - теперь не столько горел, сколько исторгал в небо чёрные клубы дыма. По-видимому, у самых корней сухостоя всё же оставалось немного влаги, да, наверное, пламя принялось и за тела погибших в огненном кольце клобуков. Никто больше не появлялся. Всё было кончено.
Выждав для надежности ещё несколько минут, Ратибор убрал оружие и направился к ближайшему разбойнику. К сожалению, за ним не идёт отряд, набираемый в военное время из крепких ребят, любящих днём потолкаться у городских ворот, а вечером оставить полученные разными затейливыми способами монеты в не самых приличных красоградских заведениях. За отсутствием поступивших на княжескую службу головорезов, благородному всаднику пришлось не только повергать врага, но так же и копаться в его имуществе и добить раненных, если они будут.
Ратибор нехотя подошёл к одному из убитых, или, по крайней мере, весьма искусно прикинувшемуся таковым. Брезгливо скривившись, ткнул тело носком сапога. Жизни в нём не больше, чем в разбитом горшке. Перебарывая презрение к подлому ремеслу, потянулся к кошелю на поясе клобука. Двумя пальцами ухватился за него. Кошель оказался закреплённым на совесть. Вздохнув, всадник достал нож и перерезал пояс. Отбросив в сторону баклажку с тошнотворно пахнущим пойлом, высыпал содержимое кошеля на землю. Добычей Ратибора оказалась горка белёсых шариков. Он взял один, понюхал, сжал посильнее. Шарик рассыпался. Не то известь, не то высохший птичий помёт. Ратибор вытер ладони.
«Может тоже какое средство от кариеса, - невесело усмехнулся всадник, - и для свежести дыхания. Мне такого добра даром не нужно. Чёрт, многие самое важное и ценное за пазуху прячут! Как неохота мертвяков обыскивать!»
При одной мысли, что придётся залазить под рубахи к убитым, выворачивать карманы замасленных портков, Ратибору стало не по себе. Многие бы воины, наёмные убийцы и желающие пойти по этому пути с ужасом бы отказались от своего выбора, заставь их повозиться с раненными или хоронить тела после крупной битвы. То что кажется славным или по крайней мере прибыльным делом, при ближайшем рассмотрении не вызывает ничего кроме отвращения и страшных снов. Хотя….. Люди ко всему привыкают. Да и люди бывают разные. Ратибор, по крайней мере, так и не научился спокойно смотреть в лицо противнику. Пока попадающий к нему на мушку являлся безликой, потенциально опасной мишенью, всадник не чувствовал угрызений совести, но сейчас, глядя на запачканные кровью и копотью, застывшие физиономии клобуков, не такие уж безобразные и порочные как этого хотелось бы, представляя, как придётся их обыскивать (у преследователей могло быть припрятано что-либо важное для спасения Ратибора и его спутницы) всадник чувствовал себя премерзко. Лишь воспоминание о вырезанной полностью деревне и уверенность в том, что ни с ним, ни со Светой клобуки бы церемониться не стали, заставили Ратибора склониться над бездыханным разбойником и скрепя сердце разодрать ворот рубахи.
Всадник скользнул взглядом по ожерелью из клыков какого-то хищника, прощупал пальцами воротник (некоторые зашивают кое-что, не предназначенное для постороннего глаза именно туда), наконец решился сунуть руку под одежду, стараясь избежать соприкосновения посеревшей мёртвой кожи.
***
Топот копыт оборвал неприятное занятие. Ратибор вскинул голову. Положение прояснилось в долю секунды. Свалял дурака! Попался, словно кур в ощип! Кто-то из чёрных клобуков, видать самый опытный и самый хладнокровный, то ли не ринулся вместе с остальными в погоню, то ли не потерял контроля над конём даже в сердце огненной стихии. Так или иначе, но из тучи чёрного дыма на всадника выскочил уцелевший разбойник. Как и любой опытный воин, он выбрал момент, когда у противника схлынет азарт схватки и упадёт бдительность. Чёрный шарф клобук предусмотрительно накинул на глаза лошади, так что животное, хотя и чувствовало жар и запах дыма, но не могло видеть огня и паники сородичей, а, следовательно, не перепугалось подобно остальным.
Всаднику понял, что летящий на него воин с опалёнными волосами, дымящейся одеждой, сверкающим яростью оскалом и разрезающим воздух мечом ни что иное, как воплощение смерти. Его, Ратибора, смерти.
«Как глупо», - подумал всадник, медленно, слишком медленно, распрямляясь и опуская руку к кобуре.
Ратибору ощутил себя на огромных, набирающих с каждым мгновением скорость, качелях. Замелькали, сливаясь воедино, выпуклые, слепящие картинки. Школа всадников, Злата, Беовульф, Мериддин, Сиггурд, зимний лес, взрыв Красограда, Света. Сердце ударилось о ключицу и упало в желудок. На попытку спасти себя времени не оставалось. Сияние белоснежных зубов на перепачканном копотью лице и отточенного клинка, изгнали все прочие образы.
Тело всадника, приученное с давних времён сопротивляться надвигающейся гибели даже в те моменты, когда мозг осознал её неотвратимость, действовало само по себе. Позднее Ратибор так и не смог понять, каким образом ему удалось поднырнуть под клинок клобука, а потом проскочить под брюхом летящего со скоростью ветра коня. Макушка ещё чувствовала свист голодной стали, а спина тяжесть прошедших в волоске копыт, но всадник был жив. Жив, а значит, способен к сопротивлению.
Кровь ещё не избавилась от ледяного дыхания близкой смерти, конечности от скованности готового к гибели человека, но Ратибор уже видел лазеечку в мир живых.
Клобук проскакал десятка два шагов. Раздосадованный нелепым промахом он лихо развернул коня, всё ещё не веря, что его жаждущий крови клинок так и не отведал плоти. Вид поднимающегося с земли Ратибора говорил сам за себя. Дико взвизгнув, разбойник пришпорил лошадь.
Нож, коим был разрезан пояс мертвеца, всё ещё оставался в руке. Как не подумал о нём раньше?! Целиться некогда. Поза – хуже не бывает. Но это единственный шанс. Тонущий и за гадюку схватится.
Ратибор метнул оружие, не успев как следует рассмотреть противника, ориентируясь больше на топот. Короткий вскрик, пронёсшаяся мимо лошадь, призрак надежды….
Всадник прыгнул туда, где о землю шмякнулось нечто похожее на куль. Нож почти не причинил клобуку вреда, пробив мякоть руки и застряв в плотной ткани рубахи. Разбойник слетел с коня от неожиданности и сейчас оглушённый поднимался с земли, тупо глядя на резную рукоять. Голова Ратибора, с которой смертоносная сталь, упавшая неподалёку, срезала по какой-то причуде всего лишь прядь волос, ударила в челюсть противника, не уступая по силе хорошему тарану. Клобук лязгнул зубами и опрокинулся на мясистые листья. Зелёный сок брызнул в лицо упавшему следом Ратибору. Не теряя ни секунды, всадник упёрся коленом в живот противника, его пальцы впились в волосы разбойника, запрокинув голову, другая рука выдернула нож и приставила плюющееся плотоядными искрами лезвие к горлу клобука.
- Назови хоть одну причину, по которой ты проживёшь лишнюю минуту? – Ратибор сам испугался хриплого рычания, вырвавшегося из глотки.
В глазах противника он не увидел страха. То ли негодяй ещё не отошёл от двойного падения, то ли свою жизнь он ценил не дороже, чем жизнь своих жертв. Осторожно, понимая, что голодный клинок только и ждёт повода вспороть кожу, разбойник поднёс ладонь к лицу, вытер разбитые губы.
- Ну! - рука Ратибора дрогнула, к ключице клобука побежала струйка крови.
- Сделка, - прошамкал разбойник.
- Не понял.
- Моя жизнь за имя заказавшего тебя и за кое-что ещё.
- Ты, парень, видно головку расшиб? Моя жизнь и револьверы нужны Майку. Кое-что ещё? Не знаю. Стоит ли оно твоей поганой шкуры?
- Майку? Этот щенок из города нос боится высунуть! Тобой интересуются люди посерьёзнее… Именно тобой, а не дурацкими громыхалками. Тобой и девкой.
- Ты, я вижу, малый не дурак, но и дурак не малый, - усмехнулся Ратибор. - Ты сейчас с три короба мне наплетёшь, лишь бы в живых остаться. Это не сделка, а баловство одно: мой товар налицо, а твой - одно название.
- Я разве похож на человека, добывающего хлеб ложью? - обиделся клобук. - Мы в княжеских отрядах не служили, но честное имя блюсти умеем. На том и стоим.
- Откуда про отряд всадников знаешь?
- Мы про тебя много чего знаем. Одно слово, и тоже знающим человеком станешь.
- И имя твоё не пострадает?
- Ни в коем случае. Тот, кому твоя жизнь нужна, слишком дешёво тебя оценил. Мне… гм… посреднику между вами, теперь свою шкуру выкупать приходится. К тому же, ребят своих я потерял… Пока новых соберёшь, натаскаешь… В убытке я…. Прежний договор считаю недействительным, не о наживе думаю, о том, как в живых остаться. Не продешевишь, парень. Что тебе моя жизнь? Взамен много чего получишь. Во-первых, узнаешь, кто тебе ямы копает. Не наугад убегать станешь. Во-вторых, вещицу одну приобретёшь. Мне она без надобности.
- Чёрт возьми! Я думал с татями встретился, а здесь прямо купеческое братство! - Ратибору стоило огромных усилий, чтобы одним махом не оборвать рассуждения кровавого коммерсанта.
- А ты думал! - распухшие губы попытались сложитьсясь в улыбку. – Жизнь человеческая – товар надёжный.
- Сколько же вам за деревню заплатили?
- Какую деревню?
- Новые Вешенки.
- Напомни, будь другом, это которая из двух? На болоте или на дороге?
- Так вы не в одной душегубствовали?
- А что поделать? Ты, брат, недёшево стоишь. Пришлось немного мужичьё пощипать. Они всё равно, что твои воробьи - одного пристукнешь, на его место пятеро слетится… К тому же - девки у них! Славно повеселились. И в нашей работе есть приятные стороны, братишка. Не только прибыль.
- Я тебе не братишка, скотина!
Разбойник почувствовал, как лезвие ножа вспарывает глотку. Струйка крови обжигающим ручейком побежала по коже.
- Постой, господин хороший! - захрипел он. - Лишнего я наболтал. Не знал, что ты из-за пары хат да десятка хамов так расстроишься. Не губи! О себе подумай!
- Я о воздухе здешнем думаю, - процедил Ратибор. – Как дышать станет легче без подобного дерьма.
- Пощади! Я всё скажу!
- Пощадить? Ты слово такое знаешь? Вспомни, гадина, сколько раз ты его слышал? Смеялся в ответ. Хамы говоришь? А ведь хамы те не за себя просили, за детишек своих. Умоляли всё забрать: жизнь, кошель на чёрный день припрятанный, лишь бы ребятишек уберечь. Богами тебя заклинали! Или не было такого! А старосту из Вешенок помнишь? А девчонок его, кои, может, только по этой весне первую ленту в косу вплели да на суженного погадать собирались? Ты их пощадил?! Подохни же, мразь, вместе со своими тайнами!
Резким движением всадник полоснул по горлу татя. Фонтан крови, стремясь вырваться из творившего зло тела, ударил в небо. Ратибор отпрянул в сторону, не желая замараться даже каплей той погани, что текла в жилах разбойника. Брезгливо скривив губы, он оттолкнул прочь забившееся в судороге тело. Клобук хрипел и булькал, силясь что-то сказать, смуглое лицо заострилось и посерело, в глазах застыло удивление. Разбойник так и не понял в чём он ошибся, предлагая Ратибору выгодную для обоих сделку.
***
Всадник ждал, пока последняя капля жизни из тела торговца чужими жизнями перейдёт в степную землю. Когда-то и этот негодяй качался в колыбели, бегал за бабочками, плакал, когда любимый щенок вывихнул лапку, попав в хомячью нору. Почему, набравшись сил, он принялся безжалостно жечь чужие колыбели, рушить чужие судьбы, наслаждаться чужой болью? Кто внушил ему мысль о бесценности собственной жизни и о тарифах на право существования для всех остальных?
- Ты с ума сошёл?!
Чёрт возьми, слишком часто этот голос заставал его врасплох! Что за упрямая девчонка?! Снова, вместо того, чтобы спокойно дожидаться в укромном месте лезет на рожон. Нет, если что-то и представляет опасность, то это не клобуки, не их таинственные наниматели, не диковинные звери, а дьявольская настырность спутницы. Такое упорство да на хорошее дело!
Ратибор отвернулся от трупа, собираясь пусть не грубо, но довольно жёстко отчитать девушку. Увидев Свету, он невольно улыбнулся. Ей как-то удалось заставить Каурую вернуться назад. Сие действие можно смело называть великим подвигом. Притороченный к седлу походный мешок сейчас выглядел более лихим наездником, чем распластавшаяся по спине животного девушка. Если она ещё не вцепилась в гриву зубами, то, скорее всего, из-за своей нерушимой в любых обстоятельствах привычки к чистоте.
- Сейчас помогу! – всадник поймал косящуюся на мертвецов лошадь за поводья. – Давай руку!
- Не прикасайся ко мне! – девушка отпрянула, словно ей подсунули кусок раскалённого железа. – Убийца!
- Не понял.
- Я всё видела! Видела, как ты его зарезал!
- И что? - Ратибор не понимал сути проблемы.
- Что?! - Света безуспешно пыталась слезть с лошади. – Что?! Помоги же наконец!
- Ты сама отказалась, - Ратибор снова протянул руку. - Не торопись. Осторожнее.
- Оставь меня в покое! - коснувшись земли, Света толкнула всадника и отпрыгнула в сторону. - Чудовище!
- Что за муха тебя укусила?
- Муха?! Я всё видела! Как ты того человека зарезал! О, господи! - она заметила, что труп зарезанного был не единственным. - Что ты устроил?!
- Ах, вот оно что! - губы всадника исказила злая ухмылка. - Госпожа вида крови не переносит! Я и забыл совсем! Прощения просим! В следующий раз я смиренно буду дожидаться, когда мне снесут голову, чтобы не оскорбить взора вашего таким несимпатичным зрелищем.
- Что ты несёшь?! - Света старалась отвести глаза, не смотреть на трупы, но это было невозможно. Мёртвые тела лежали повсюду. - Он на земле был. А ты…. Ты… Никогда бы не поверила!
- Бедный паренёк! - Ратибор втянул воздух сквозь сжатые зубы. - Отдохнуть прилёг, а я, зверь кровожадный, на него накинулся. Да ещё остальных - агнцев безобидных - перестрелял. Только зачем вот они гнались за нами? А? Подожди! Понял! Доброго утра пожелать хотели! Ай-ай-ай! Что же я, душегуб, устроил! Младенцев невинных обидел! Только зачем праведники эти вчера деревню вырезали?! Нечаянно! А потом ещё одну! Этот несчастный юноша мне сам рассказал. Но с тем, что я натворил это шалость безобидная! Так ведь?!
- Нет, - девушка почти уткнулась лицом в седло, голос её звучал глухо и безжизненно, пальцы нервно теребили край походного мешка. - Я не знала… Но ты…. Нельзя так. Они бандиты, а ты…
- А я гораздо хуже! - отрезал Ратибор, можно было бы и прекратить ссору. Беда в том, что в словах Светы всадник видел зеркальное отражение своих недавних мыслей и переживаний. От этого раздражение становилось только сильнее. - Они когда-нибудь, когда награбят вдоволь, перестанут убивать, а я нет! Они станут почтенными купцами, даже, может, купят боярское звание, начнут преследовать других, не особо удачливых разбойников, поддерживать порядок в городах и весях, нянчиться с внуками. Но я, я всё равно останусь той дубиной, что висит над ними, что заставляет их просыпаться в холодном поту и нанимать дюжих охранников. Я тот, кто накажет за убитых и ограбленных раньше, защитит тех, кто может ещё оказаться у них поперёк дороги. Кто дал мне право? Кровь, взывающая к отмщению, страх людей перед этими бешеными шакалами! Сознание того, что я вижу разницу между плохим и хорошим! Быть живым – хорошо, не задевать других – хорошо, не делать зла, если уж не можешь сделать добра – хорошо. Всё остальное - плохо, и должно быть наказано! Очень строго наказано!
- Перестань, - на глазах Светы стояли слёзы. - Ты сам не понимаешь, что говоришь. Всю жизнь убивать! Это страшно. Ты про меня подумал? Каково мне это слушать?
- Если бы я про тебя не думал, я бы этого не говорил! Я, прежде всего, думаю о тебе! О твоей безопасности!
- Такой ценой?
- Покой - вещь дорогая.
- Я хочу уйти отсюда…. Пожалуйста.
***
Ратибор с сожалением и в то же время с облегчение глянул на мертвецов. Так или иначе, но обыск сейчас ни к чему хорошему не приведёт. Оно может и к лучшему. Так неохота с ними возиться. С другой стороны - вдруг кто-то да притворился раненным: очухается, на след наведёт, да и кошели не мешало бы осмотреть - если сведений никаких не попадётся, то в их положении любая монетка неплохое подспорье. Ладно, не стоит рушить хрупкие мостки перемирия. Обойдёмся и без обыска, который и самому поперёк горла стоит.
- Мне, наверное, пешком идти надо? – простодушно спросил Ратибор.
- Почему? - Света не могла оторвать глаз от седла, словно оно могло спасти и защитить от кровавого зрелища.
- Ну, ты же теперь меня рядом терпеть не захочешь. Я же…
- Прекрати! – голова девушки дёрнулась, гневный взгляд обжёг всадника. Заметив за спиной Ратибора труп, на горле коего подобно жизнерадостной улыбке зияла рана, Света в панике вернулась к созерцанию потёртой упряжи. - Ты хочешь убить меня? Мне плохо! - простонала она.
Всадник, поняв, что его язык в очередной раз наносит разрушений и вреда больше, чем армии всех Миров вместе взятые, подбежал к девушке.
- Ну, прости! - он коснулся губами её волос, обнял за плечи. - Ну, бестолочь я! Простодушный дурень – хуже разбойника! Убить меня мало!
- Хватит о смерти! Пожалуйста! - девушку сотрясала дрожь, каждый вздох сопровождался всхлипом. – Уйдём! Убежим! Пожалуйста!
- Конечно! Конечно, - Ратибор поспешно подсадил спутницу в седло, сам вскочил сзади, сорвав укреплённый у луки плащ, прикрыл им Свету, избавляя от страшного зрелища. Девушка уткнулась лицом в его грудь. Тяжело вздохнула. Всадник ударил по бокам Каурой, коей, зрелище победоносного сражения так же не доставляло особого удовольствия.
То ли сказались последствия скачки, то ли нервное напряжение, то ли одно наложилось на другое, так или иначе, но девушка вскоре уснула. Сон её был тревожным и нездоровым. Света то и дело вздрагивала, всхлипывала, принималась что-то бормотать. Волхвы говорят, что в таких снах человек спорит с собственной смертью. Ратибор несколько раз порывался разбудить спутницу, но что-то неясное, но не терпящее возражений останавливало в последний момент. Может быть, старинная легенда о потерявшем себя человеке, коему пришлось взглянуть в лицо смерти, прежде чем стать единым целым. Только очень не хотелось, чтобы в видениях девушки смерть обретала его, Ратиборовы, черты.
Ещё всадник не мог понять, что за странный Мир откуда появилась девушка. Почему смерть вызывает такой ужас у его обитателей, и в то же время словно притягивает их к себе? Откуда у них непонятное желание закрывать глаза на жестокую реальность? Прятаться от неё? Не замечать, и впадать в панику, когда она прорывается сквозь многочисленные заслоны. Что за образ мышления, достойный овечьего стада? Оно тоже уверено, что в мире нет ничего, кроме тёплого хлева, сочной травы и ароматного сена. Потому-то и впадает в панический ступор вышеназванное сообщество, когда открываются ему знания о существовании на белом свете голодных волков. Потому-то и склоняются безропотно овечьи головы перед хищными пастями. Может даже и теплится где-то под трепещущими от ужаса кудряшками робкая надежда, что всё обойдётся, всё станет как прежде, надо только переждать и не сопротивляться. Так и стоят они, замерев от ужаса и тешась бесплодными мечтаниями, пока острые зубы не избавят их и от одного, и от другого.
Но человек же не овца! Даны ему богами и разум, и силы. Используй их должно, не жди других, не тешь себя выдумками и не страшны никакие хищники. Неужто в том Мире по-другому?
Погрузившись в размышления, Ратибор принялся что-то напевать вполголоса – привычка появившаяся за время одиноких скитаний, всадник давно уже перестал обращать на неё внимание.
***
- Тебя ранили? - лицо Светы всё ещё хранило бледность, но из взгляда исчезло панически-отрешённое выражение, возвращение румянца было делом не слишком долгого времени. Ратибор подивился благотворному влиянию сна. Он вообще заметил в характере девушки какую-то детскую черту – доводить себя до истерики, когда дело и яйца выеденного не стоит. Ну чем скажите, ссора из-за перерезанной разбойничьей глотки отличается от слёз ужаса по поводу укрывшихся по тёмным углам чудовищ? Как только включена лампочка, слёзы высыхают, и проблема чудовищ исчезает. Здесь то же самое - несколько минут тревожной дремоты, подальше от неприятного зрелища - и всё. Может, даже ей удалось внушить себе, что всё это только лишь сон. К такому роду само внушениям у Светы был талант.
- Почему? – удивился всадник.
- А чего тогда стонешь?
- Пою.
- Он ещё и поёт! Что это за похоронный марш?
- Не знаю. Как-то само собой сложилось.
- С ума сойти! Ты ещё и песни складываешь!
- Занятие для воина конечно несерьёзное, - смутился Ратибор. - Но я привык как-то. Да и Сиггурд – наставник мой – говорил, что в этом ничего постыдного нет. Кое-что даже вся казарма распевала.
- Может, мне что-нибудь пропоёшь, - попросила девушка.
- Попробую, - всадник откашлялся, набрал полную грудь воздуха, потом выдохнул. – Давай в следующий раз, - предложил он. - Сейчас в голову только песни Древних приходят. Они мне совсем не нравятся.
- Давай в следующий, - Света смотрела на него каким-то странным взглядом. - Никогда бы не подумала.
- Я понимаю, - Ратибор смущался всё больше и больше. – Песни Древних все любят. Не мне судить, конечно… Бессмысленные они какие-то. Может там что-то между строк? Тайный смысл? Ты как думаешь?
- Да плевать я хотела на твоих Древних вместе с их песнями! Я про другое говорю.
- Про что?
- Ты полчаса назад перебил кучу народа, а теперь песенку складываешь.
- Я раньше и во время боя иногда складывал…. Потом отучил себя… Отвлекает.
- С ума сойти! Я просто читала где-то или слышала, - принялась объяснять она, заметив удивлённый взгляд Ратибора, - что-то вроде….ммм…насчёт того, что вроде там…эээ…талант и убийство, нет, злодейство…. Несовместимы. Вот!
Ратибор задумался.
- Я тоже так думаю, - согласился он после некоторых размышлений.
- А как же ты? – изумилась девушка.
- Что я? Я от природы такой. Нет-нет, да придёт что-нибудь в голову.
- Но другим не приходит!
- Откуда я знаю! - рассердился всадник. - Может и приходит! Я в чужие головы не заглядывал!
- Не приходит! - Света уступать не собиралась. – Мне-то ничего не приходит. И другим тоже. Значит у тебя талант!
- Ну, талант. Ну и чёрт с ним.
- А как же он в тебе совмещается?
- С чем?
- Ты же перебил кучу народа!
- Ну и что?!
- Это разве не злодейство?
Ратибор долго смотрел на Свету ничего непонимающими глазами. Потом, когда начал доходить смысл сказанного, в душе колыхнулась обида. Тоже мне, нашла злодея! Однако, вид девушки, напоминающий заплутавшего в лесу ребёнка, наконец-то вышедшего на тропку, затушил обиду. Всадник рассмеялся.
- Чего ты? - Света зачем-то извлекла коробочку с зеркальцем и глянула на отражение. - Чего смеёшься? Что-нибудь с одеждой?
- Порядок с одеждой! – отмахнулся Ратибор. - Пошутила ты здорово!
- Я пошутила?
- Ага. Я конечно в таланты не напрашиваюсь, но насчёт моих злодеяний… Насколько Сиггурд шуток по поводу сражений не любил, но ты бы и его рассмешила!
- Да чего я смешного сказала?! - теперь настал черёд девушки ничего не понимать. - Разве убить человека не злодейство?
- Злодейство.
- А ты…
- А я людей не убивал. Ни разу в жизни.
- Значит, мне всё приснилось?
- Так ты про клобуков? - всадник посерьёзнел. - Какие же они люди? Только вид один.
- Не понимаю.
- А чего тут понимать – привык за шерстью ходить, будь готов, что и с тебя шкуру снимут. У нас всё просто: убийце – кол, насильнику размычка.
- Размычка?
- Ну, казнь такая. Два деревца пригибают, к ним ноги татя привязывают, потом деревья отпускают. Хрясть, и даже воронам поклевать нечего!
- Ужас какой!
- А в лесных весях татя голышом к муравейнику привязывают или в лесу по самые плечи закапывают. Тут уж волки решают - быстрой смерти он достоин или пусть помучится. Ну, если преступление помельче, тут уж старейшины решают что наложить: виру, обстрижение и изгнание, клеймение и невольничий рынок.
- Ужас!
- Чего ужасного? Ты кстати радовалась, когда твои обидчики сгорели, - напомнил Ратибор.
- Я не в себе была, - смутилась девушка.
- А сейчас бы пожалела их?
- Не знаю. Для этого суды есть, милиция.
- Каждый человек должен быть готов сам наказать злодея, не надеясь на какую-то там чудную милицию. Вот скажи мне – напал на пастушка голодный волк, или медведь хворый бортника задрал, что тогда делается? Всё село рогатины берёт да в лес отправляется за шкурой людоеда. Знаешь почему? Потому, что хищник, познавший лёгкость человеческой добычи, уже не будет тратить силы, гоняясь за зайцами, или рисковать, нападая на сохатого. Так то я про зверьё говорил, коему от природы охотится положено, и не его вина, что люди не самый трудный трофей. К человеку же, наделённому от природы способностью к мышлению и покусившемуся на жизнь и честь ближнего своего, снисхождения быть не может. Долг каждого, считающего себя человеком, уничтожать тех выродков, кои в сто раз опаснее взбесившихся хищников.
- Вот опять ты заговорил как из телевизора. Прямо как скинхед какой-то.
- Кто?
- Ну, есть у нас люди такие. С бритыми головами.
- Ну, спасибо! - всадник не смог сдержать обиды. - Нашла с кем сравнить. С бритыми головами. С татями. Или рабами.
- Почему?
- Потому, что не один свободный человек не позволит лишить себя волос.
- Их никто не лишает, - возразила Света. - Они сами.
- Значит рабы! – Ратибор поморщился. – Кои о свободе и думать не хотят. Боятся её и ненавидят.
- Этими рабами, кстати, всю страну пугают.
- Несчастна та страна, которая страшится бесчинствующего быдла, - вздохнул Ратибор. - Искренне сочувствую. Я же говорю ни как раб, сложивший дулю за спиной хозяина, а как человек, коему известна цена людской жизни и бесценность чести.
- Значит у тебя дома – тишь и гладь? Бандиты наказаны, слабые защищены?
- Нет у меня никакого дома! Рассказывал ведь уже! Если бы всё было так, как я говорю, разве бы развалилось Подлунное? Ты нарочно спросила?
- Ну, слава богу! - улыбнулась Света. - Хоть на живого человека стал похож. Даже не знаю что хуже, когда ты в драки ввязываешься или когда проповеди читать начинаешь?
- Сама серьёзные разговоры затеваешь, а потом ещё насмехаешься, - обиделся Ратибор. – Я же тебе объяснить хотел, как я устройство человеческое вижу, а ты то с татем бритоголовым сравниваешь, то вопросики с подковыркой задаёшь.
- Не буду больше, - девушка чмокнула всадника в щёку. – Ну, прекращай дуться! Теперь, хоть перестреляй всех вокруг, хоть рассуждай сутки напролёт о мировом устройстве – слова не скажу. Клянусь! Буду глазами хлопать и восхищаться. Договорились?
- Чую я какой-то подвох, - Ратибор подозрительно глянул на спутницу. – Опять, наверное, насмехаешься?
- Ну вот! - Света в притворном возмущении всплеснула руками, забыв, что находится в седле. Ратибору пришлось проявить немалую сноровку, чтобы предотвратить падение возлюбленной. Он прижал девушку к себе, немного крепче, чем того требовали обстоятельства.
- Прыти в тебе! – шепнул всадник в розовое ушко спутницы. – Глаз да глаз нужен! Или решила степную землицу на мягкость попробовать?
- А как тебя ещё от заумной болтовни отвлечь? - Света глянула на него из-под полуопущенных век. - Ты так всеобщей справедливостью озабочен, что на меня и внимания не обращаешь. Надо ведь как-то бедной девушке о себе напомнить?
- И не озабочен я вовсе, - начал оправдываться Ратибор. – Объяснить же…, - даже сквозь одежду он чувствовал округлость груди всё плотнее прижимающегося к нему девичьего тела, отчего мысли начинали путаться, а слова липнуть к языку, -….хотел. Спрашивала… Надо…, - мягкие губы Светы прервали поток бессвязных слов.
Каурая повернула голову и громко фыркнула, то ли одобряя поцелуй, то ли напоминая, что её спина не самое подходящее место для изъявления нежных чувств.
- Как тебе с лошадью управиться удалось? – выдохнул Ратибор, он чувствовал себя, как после чарки доброго мёда. - Никогда бы не подумал, что ты сумеешь.
- А о чём ты вообще думаешь? – Света шутливо ткнула его локтем. - Отправил одну в чистое поле, а сам драться!
- Я рассчитывал тебя по следам найти…
- Как ты любишь всё за всех решать! Меня даже не спросил! Я, может, помочь бы смогла!
Ратибор только усмехнулся.
- Ещё и смеёшься? - поцелуй в надувшиеся было губки, опередил обиду, вздумай она показать свою плаксиво-кислую физиономию. – Ну, ты и хитрец! – глаза Светы лукаво сверкнули, на губах ещё светился поцелуй всадника. - Сначала смутит женщину умными речами, а потом сразу целоваться! От тебя, наверное, все девчонки в княжестве с ума сходили?
- Никто ничего не сходил! – Ратибор чувствовал себя почему-то неловко, словно провинившийся отрок. - Мне прямо других дел не было!
- А озёрница? Что твой приятель рассказывал?
- Чепуху он нёс! Я же говорил – не было ничего! Как ты всё-таки с лошадью справилась?
- Ага, признаваться не хочешь!
- Не в чем мне признаваться! – всадник волновался всё сильнее, сам не зная почему.
- Ладно, забудем на первый раз, но чтобы больше ни-ни! Никаких озёрниц! - Света не выдержала и рассмеялась. - Шучу я! Видел бы ты себя со стороны. Оскорблённая невинность!
- Предупреждать надо, когда шутишь, - буркнул всадник.
- Бу-бу-бу, - девушка чмокнула его в щёку. – А с лошадью даже не знаю как получилось. Я видела, как ты за всякие уздечки дёргаешь, пятками бьёшь, тоже начала то одно, то другое пробовать.
- Сбросить же могла!
- Не такие мы уж с ней дурочки. Она сперва, правда, не понимала, ругалась по-своему, потом догадалась, что тебя без присмотра оставлять нельзя – сама назад побежала. Мне только держаться надо было.
- Побежала? – возмутился Ратибор. - Да вы неслись сломя голову! Нет, за тобой глаз да глаз нужен!
- Ловлю на слове! А то чуть что: жди здесь, иди - я догоню, не суй нос - прищемит. Теперь так просто от меня не отделаешься!
- Для твоей же пользы старался.
- Для меня самое полезное – знать, что с тобой всё в порядке.
- Ещё нос мне начни вытирать.
- Начну, а то примешься с кем-нибудь о мировом устройстве разговаривать, а он твой грязный плащ увидит, и смеяться будет. Вот дай только время, - лицо Светы потемнело. – Что с нами будет, Ратибор?
- Ничего страшного. Я…
- Последняя буква в алфавите. Ты меня защитишь! Ты всех победишь! Я не про это говорю! Что будет с нами?
- Найдём Святилище…
- К чёрту святилище. Я хочу, чтобы всё было как сейчас! Ты знаешь, какая я счастливая? Кругом грязь, кровь, безумие, а я счастлива!
- Но вернуться…
- Куда вернуться?! К опостылевшей работе? К одиноким вечерам у телевизора? К подругам, которые вспоминают о тебе, когда нужна помощь? К хвастливым членоголовым, что раздевают тебя глазами и мечтают затащить в постель? Куда возвращаться?
- Неужто всё так плохо?
- Обычно. Как и у всех. Я просто не думала, что может быть по-другому.
- Но Святилище может подсказать…
- Что оно подскажет? – вздохнула Света. – Что оно может подсказать одинокой девушке, которой, устраиваясь на работу, надо думать не об умениях и навыках, а о длине ног других претенденток, а выходя на улицу о способах самозащиты? Вместо украшений покупать газовый баллончик, вместо красивых признаний или хотя бы умных, как у тебя речей, выслушивать грязные намёки, сдобренные матом. Каково будет мне, узнавшей, что значит быть защищённой и нужной, вернуться туда, где любой положивший в карман несколько зелёных бумажек и замуровавшийся в жестянку на колёсах, считает тебя своей наложницей. Сможет твоё Святилище на всё это ответить? Вряд ли. Вы со своим Святилищем знаете, как наказать всех преступников, как добиться всеобщей справедливости, как устроить Вселенную, но того, как сделать счастливой одну единственную девушку, влюбившуюся в грязнулю из фантастического боевика, вы не знаете. Да и никто не знает.
- Успокойся, - Ратибор погладил плечо Светы, поцеловал её волосы. – Всё будет хорошо. Вот увидишь. Я что-нибудь придумаю.
- Ну, раз ты пообещал, - девушка улыбнулась сквозь слёзы. – Я вообще не знаю - у тебя когда-нибудь что-нибудь не получалось?
- В чистой одежде подолгу ходить, - признался всадник.
- Тогда я в нашем будущем уверена! - она тряхнула головой, обдав всадника каскадом неповторимого аромата своих волос. - Прости бабскую слабость. Нашло чего-то. А самая ближняя жилетка - твоя, хоть и замасленная. Тебе вообще-то поспать надо.
- Я наперёд выспался, - запротестовал Ратибор.
- Вот только давай без этого! – отрезала Света. - По трое суток без отдыха. Куски на ходу. Ты за безопасность отвечаешь, я – за комфорт. Или ты погони опасаешься?
- Да пока вроде нет.
- Тогда без разговоров. Разведи огонь и спать. Я обед приготовлю. Да и лошадке нашей надо отдохнуть. Ей бедной, сколько сегодня побегать пришлось!
- Ну, если ты настаиваешь. Хотя…
- Настаиваю.
Ратибор почувствовал насколько права Света, когда, приготовив место для костра и запалив огонь, прилёг в тени куста. Усталость огромной, выжидавшей удобной минуты зверюгой, навалилась на него. Всадник, вовсе не собиравшийся до этого засыпать, сопротивлялся считанные секунды.
- Огонь большой не разводи. С продуктами…, - так и не закончив фразы, Ратибор погрузился в забытьё.
***
Света улыбнулась. Хоть её возлюбленный и самый лучший на свете, но, сколько же в нём самоуверенности и тщеславия. Считает, что без него всё сделают не так и не правильно, уверен, что только ему известны верные решения. Наверное, и самые достойные представители мужского пола не в силах избавиться от этих, типичных для своего племени, грехов. Но зато во всём остальном, он действительно лучший. Маленькие слабости можно и не замечать. Таких девушка раньше не встречала. Теперь ей стала понятна так часто мелькающая в разговорах с подругами фраза о вырождении мужчин. Разве сравняться дряблые нытики или самовлюблённые лжеатлеты её Мира с Ратибором. Свете они казались жалкими уродцами рядом с простоватым, но надёжным всадником.
Вспомнить хотя бы типичный мужской разговор – да я, да мне, да у меня, да все - козлы, кроме, естественно, присутствующих. А Ратибор, или хотя бы приятель его - вот ввязались где-то в драку, вроде и победили, а и полусловом об этом не обмолвились. Словно и не было ничего. Современный представитель сильного пола, если окрикнет с балкона высокого, очень высокого этажа малолетних хулиганов, пригрозив им милицией, то не один день будет рассказывать о своём великом подвиге. Особенно, если успел вовремя спрятаться за шторкой, и уверен, что хулиганы его не заметили. Ратибор же одолел шайку головорезов, столкнулся нос к носу с саблезубым тигром, а будто ничего и не случилось – сидит и рассуждает о мировом устройстве, словно профессор из умной передачи. Странно…
Размышляя подобным образом и предвкушая, каким обедом удивит возлюбленного, Света не заметила, как место их стоянки накрыл пурпурный туман.
- Кхе-кхе! - девушка вскинула голову и ничего не увидела: ни костра, ни Ратибора, ни лошади.
- Здравствуй, дочка! – послышалось откуда-то из клубящихся дебрей. - Несчастная дочка!
Света, начавшая привыкать к чудесам Межмирья, почувствовала, как земля уходит из-под ног. До боли в пальцах сжала только что отрезанный кусок сыра - единственную ниточку, связавшую с реальностью и со здравым смыслом. Ниточка оказалась не особо прочной, раскрошившись в кулаке девушки.
- Не бойся, - заявил всё тот же скрипучий голос. - Я тебе плохого не сделаю.
Туман расступался. Света разглядела смутные очертания какого-то помещения.
- Ничему не удивляйся. Всё происходит на самом деле, - девушка обернулась на голос. На фоне светлого пятна - окно, наверное, - увидела сгорбленный силуэт.
- Я тебе сказать хочу кое-что, - прокаркало существо, оказавшееся, при ближайшем рассмотрении, древней старухой. Лицо – печёное яблоко, тусклые глазки, крючковатый нос, между тоненьких бесцветных губ поблёскивает зуб, скорее всего единственный, седые патлы выбиваются из-под бывшего когда-то цветным платка.
- Добро пожаловать, - сильно припадая на одну ногу, старуха проковыляла к Свете. - Проходи, нечего в дверях стоять.
Высохшая рука, покрытая старческими пятнами, протянулась к девушке. Света отпрянула.
- Боишься? - губы растянулись в улыбке, обнажая розовые дёсны и одинокий зуб. – Противно? Думаешь твоя краса навеки? И по мне когда-то с ума сходили. Помню, только лёд ушёл, а вместе с ним мохнатые звери с двумя хвостами. Меня тогда Даной звали. Потом, когда детишки народились, нарекли Апией. Теперь же кроме как Ягой - Костяной Ногой и не кличут, а то и вовсе - хрычовкой старой или ведьмой.
- Так вы, бабушка…
- Я, внучка моя несчастная. Я, дочка моя обречённая.
Света огляделась. Туман пропал. Было всё так же, как в известных с детства сказках и фильмах - бревенчатые стены, закопчённая печь на половину комнаты, слюдяное оконце, чёрный мохнатый кот выгнул спину и не сводит с гостьи изумрудного взгляда.
- Быть не может! – выдохнула Света.
- Чего не может, дочка? - прошамкала Яга. – Котлов с младенцами не видишь, сундука с заговорённым золотом? Чему дивишься? Это выдумки всё.
- Я не про то… Я вообще…
- Поверить не можешь? Так проходи, садись. За разговором и втянешься.
- Мне назад надо. У меня…
- Ничего не случится с твоим самцом! – глаза старухи стали жёсткими. – Ишь, как они после своей победы разбаловались! Минуты без присмотра не останутся! Разрушители!
- Ратибор не такой, бабушка, - возразила Света. – Он…. Он хороший.
- Дитятко ты моё несчастное, - слезинка потерялась в лабиринтах морщин. - Сама, голубка, под стрелку калёную летишь, да ещё хвалишь своего погубителя.
- Вы его не знаете! - девушка начинала сердиться. - Зачем так говорите?
- Все они одинаковые – племя Каиново! Но не буду, не буду, моя красавица, хаять твоего ненаглядного, - Яга суетливо обмахнула фартуком кривоногий стол. - Сядь на лавку, золотце, уважь старуху.
Света осторожно села за стол, стараясь держаться подальше от Яги. Старуха, несмотря на хромоту, оказалась на редкость проворной. То и дело её высохшее тело оказывалось рядом, а похожая на птичью лапу рука то дотрагивалась до пальцев девушки, то ловила прядь волос, то гладила по щеке. Всё это сопровождалось причитаниями, всхлипами и вздохами.
- Ну, хватит! - Света встала, удивилась сама себе – так смело поступает, словно с самого рождения общалась с надоедливыми старухами на костяных ногах. – Или говорите, что хотели, или отправляйте меня назад! Мне обед ещё надо приготовить!
- Отправлю, моя звёздочка, - засуетилась Яга. – Всё по-твоему сделаю! Прости меня, старую. Уж тысячу лет ни с кем не виделась, кроме оболтусов, что по лесам себе прекрасных да премудрых невест ищут. Отведай-ка угощения, внучка!
На столе, поверхность коего трудно было назвать идеально чистой, появилась миска с румяными, ещё дымящимися пирогами. Аромат свежего хлеба, корицы и ещё чего-то очень аппетитного наполнил убогую светёлку.
- Кушай, внучка, не стесняйся, - кудахтала Яга. – С брусникой, с грибками, с налимьей печёночкой, с зайчатинкой. Со всем, чего твоя душенька пожелает!
Преодолев брезгливость, Света взяла горячий пирог. Надкусила. Сама не заметила, как проглотила его целиком. Вкус потрясающий! Куда уж фабричным лакомствам до пирогов старухи из лесной избёнки!
- Вот и славно! – обрадовалась Яга. - И я с тобой перекушу. С моими-то зубами много не наешь. Один пирожок до вечера мусолить буду. Потом отвара цветочного да травяного выпьем.
Чёрный кот, учуяв аромат мясной и рыбной начинки, соскочил с дальней лавки. Задрав пушистый хвост, он с достоинством полкового знаменосца прошествовал к ногам девушки. С громоподобным урчанием принялся тереться о джинсы. Света бросила на пол кусок пирога с налимьей печенью. Животное посмотрело на неё с укоризной – повежливей, мол, нужно, не дворняга какая-нибудь - неторопливо подошло к угощению, брезгливо обнюхало и принялось выбирать достойные внимания кусочки рыбы, игнорируя тесто. Поддавшись обаянию меховых одеяний кота, девушка протянула руку к его спине. Утробное рычание и мелькнувшие в волоске от пальцев рыболовные крючки когтей, предупредили о том, что пушистый красавец не одобряет подобных фамильярностей.
- Цыц, мешок с молью! Я тебе! - пригрозила Яга.
Кот удостоил старуху презрительно-изумрудным взглядом и вернулся к прерванной трапезе.
- Ты не гляди на него, внучка, - продолжала Яга, отщипывая и отправляя в беззубый рот по крошке от пирога - Он у меня точь в точь, как всё племя мужеское. Только что награждён от природы видом да статью, а так – капризный, грубый, ленивый – как и все они.
- Чудеса! - Света не отрывала глаза от миски, на коей не убывало угощение.
- Разве же это чудеса? – вздохнула старуха. – Когда мы хозяйками в Мирах были, каждая такое могла. Обычное дело. Это уж после, самцы за власть свою незаконную страшась, всё, чего сами не умеют, ворожбой да колдовством объявили. Как они только нас за способность детей рожать ещё на костры не отправляют. Хватает всё же умишка, понимают, что тогда и сами переведутся.
- Можно я Ратибору пирогов возьму?
- Вот, значит, как зовут твоего пленителя. Подходяще! Они себя кроме как борцами, владетелями да славными и нарекать не желают. Возьми, потешь его, аспида!
- Зачем вы так, бабушка? Вы же его не знаете совсем!
- Мне ли сего племени преступного не знать?! – Яга тяжело вздохнула. – В беде ты, внучка, в горе великом.
- Что-то не замечала! - Свету начали раздражать причитания старухи. – И не пленитель он вовсе никакой!
- Вот что страшно, голубка моя! Сама ты сердечко своё на цепь посадила, и замечать не хочешь. Бежишь, несчастная, за бессовестным насильником!
- Никакой он не насильник! Я сама, кстати…
- О, Род коварный! - высохший кулак старухи погрозил кому-то невидимому. – Затуманил очи девичьи, смутил душу чистую, сладкими словами да видом приятным. Обрёк дочь небесную на муки сердечные!
- Всё! - Света поднялась из-за стола. – С меня хватит! Спасибо за пироги! Как мне вернуться?
- Погоди, ласточка! Не уходи! – Яга не на шутку испугалась. - Прости меня, старую! Не скажу больше и слова плохого ни о твоём молодце, ни обо всём племени его преступном! Только останься ещё ненамного. Не прощу себя, коли за болтовнёй пустой главного тебе не поведаю!
- Поймите, бабушка, - Света застыла в нерешительности. - Он же там спит. Совсем беззащитный. А за нами бандиты гнались. Вдруг…
- Сейчас, солнышко! - старуха проковыляла в закуток за печкой. Вернулась, держа в руках плошку с маслянистой жидкостью. Осторожно поставила посуду на стол. Из мешочка висящего у пояса достала щепоть бурого порошка. Пошептав что-то, бросила её в плошку. Поверхность жидкости подёрнулась рябью, задымилась. Когда пар растворился в воздухе, насытив его ещё одним странным ароматом, Света увидела в посудине и спящего Ратибора, и пасущуюся лошадь.
- Вот, - прошамкала Яга. - Можешь и меня слушать, и следить, как бы кто не обидел твоего ненаглядного.
- С ума сойти! - девушка с трудом поборола искушение дотронуться до маслянистой поверхности.
- Обезумели мы тогда, - ответила старуха, - когда в угоду, захватившим власть мужчинам, отреклись от ведовства и от тайных знаний.
- Вы говорите, что все женщины так умеют. И…я.
- Сила в тебе скрыта великая, да родилась ты в Мире мужском, росла по их законам, потому и разбудить её не просто. Спит она. Да и похищено сердце твоё, несчастная.
- Вы про Ратибора, бабушка? Разве плохо, что я люблю его. Да и он меня, наверное.
- Наверное! - по щекам старухи, путаясь в лабиринтах морщин, побежали слёзы. – Дитятко неразумное! Это же самое страшное! Бойся страсти мужской к себе! Беги от неё!
- Но почему?
- Все они от природы разрушители и насильники. Послушай меня, дитятко! Когда лёд ушёл, были мы везде хозяйками. Меня ещё Даной тогда прозывали. Воспитывали мы мальчиков в смирении да в почитании доли женской и умений наших. На цепи держали начало их хищное, в пользу обращали силу природную и ум пытливый. Не допускали вреда племени от буйства и коварства мужского. Сами споры решали, сами суд вершили, сами племена на новое место переселяли.
Уж где-то недоглядели мы, наивные. Меня в те времена уже Апией нарекли. Сорвался пёс бешеный с цепи. Вырвалось наружу пламя жестокое, нутро звериное. Пошло гулять по Мирам, власть захватывать. Кончилась тогда наше время, попраны были законы материнские. Пришла великая скорбь. Настала пора разрушителей и насильников. Длится она и по сей день. И несут ей в жертву лучших дочерей небесных. И сама ты не ведаешь, что уже пришла ты - дитя невинное и чистое - к подножию того алтаря нечестивого.
- Ошибаетесь вы, бабушка. Ратибор не такой. Он…
- Он сам не ведает, что творит, потому как вырос среди законов разбойничьих, впитав их крепче молока материнского. Переполнен он гордыней неуёмной да бестолковым тщеславием, как и весь род мужской. Разве не они, обманом власть захватившие, строят башни высокие в сотни поверхов, словно мечтают твердь небесную изнасиловать, не они ли роют шахты бездонные, не они ли бахвалятся числом врагов уничтоженных да количеством жён соблазнённых? Рвётся наружу зверь не усмиренный, продолжает летопись разрушений и убийств. А возьми мужчин-врачевателей: кровь пустить, дырку проделать в черепе, отрезать часть внутренностей, распороть да зашить – вот их способы. Наговоры, отвары да рук наложения - не по ним, потому как не исцелить им важно тело человеческое, не понять причину недуга, а внутрь залезть да выбросить, что неясно.
Яга тяжело вздохнула. Долгая гневная речь не утомила старуху. Она хлопнула высохшими ладонями. Звук получился трескучий, как от рвущейся материи. Света вскрикнула – на столе, рядом с пирогами явился расписной ковш с чем-то ароматно-соблазнительным.
- Пригуби отвар, внучка, - предложила Яга. - Он из сорока цветов сварен, на луговой росе да не гречишном меду.
Девушка сделала небольшой глоток, не удержалась - отпила ещё. На кончике языка, а потом и во всём теле распустился летний луг. Света, наконец, поняла значение ни раз слышанного выражения – ощутить букет напитка. Несколько секунд она сидела, оглушённая ароматом и вкусом отвара.
- Сейчас уже ничего хорошего не сваришь, - жаловалась между тем старуха. - Рецепты утеряны, мастерицы сгинули. А были ведь времена, внучка, когда каждая былинка, каждый цветок малый нам свою силу готов был передать, тайнами делился. Только гонителям нашим те знания не нужны были – им бы кусок мяса с кровью в брюхо закинуть да хмельным пойлом его залить. Рыгнуть погромче и снова за разрушения приняться.
- Скажите, бабушка, - после отвара тело Светы наполнилось приятным теплом, мысли стали невесомыми, - мужчины же не с Луны свалились? Они же ваши внуки и дети. Значит, и ваша вина в том есть что они такие?
- Есть, моя ненаглядная, даже спорить не буду. И вина, и слепота, и беспечность женская. Ох, как глупы были, когда шептали своим избранникам, что они самые лучшие, как сами себе ловушку ставили, когда радовались, что наш карапуз, крепче и здоровее соседских ребятишек растёт. Для мужчин, моё золотко, похвала милее пойла хмельного. Она их и разума лишает, и глаза застилает. Ради неё готовы они на любые безумства и преступления. Не судят победителей, по их мнению. А победитель, в мужском представлении, тот, кому больше слов лестных достанется. Того, кто взял одну жизнь людскую – назовут злодеем и неудачником, а уж того, кто миллионы загубил, иначе как героем не величают, - Яга скорбно покачивала головой вслед своим словам. - Ещё же горит племя мужское к нашей сестре великой завистью вековой. Ведь каждой из нас дано от природы право великое -способность к продлению рода. Едва на свет явившись, мы готовы к созиданию.
- Насколько я знаю, - улыбнулась Света, - мужчины тоже кое-какое отношение к этому имеют.
- Имеют, внучка, твоя правда, - согласилась старуха. – И немалое. Да только устроены они так, что не хотят быть частью чего-то, половиной единого. Им во всём первенство надобно. Везде желают быть они единственными. А тут… Женщина и вынашивает, и рождает, и выкармливает, и воспитывает. К ней дитё ручонками тянется, её первой зовёт, к ней бежит со всеми страхами и горестями, по ней скучает и плачет. Разве выносимо для мужчин такое?! Разве смирятся они, во всём первенствующие, со второй ролью в деле великом?! Оттого они и лиходействуют, оттого и льётся кровь как водица, оттого и принижают они нас любыми способами. Да только и мы не твари безмозглые – научились смирять зверя дикого, направлять силу беззаконную по пути нужному, властвовать подчиняясь. Знаешь, внучка, сколько я добрых девушек сосватала? – старуха рассмеялась. – Мужчина, что ребёнок малый, ему репа с чужого огорода всегда слаще кажется, а если уж пришлось, добывая желаемое, силу применить, да ещё удачно, то станет для него плод такой дороже жизни. Попадёт ко мне парень, что без дела по свету шатается, да ещё не привычный к злодействам, их племени присущим - я незаметно и сведу разговор к женитьбе. Мужчина – существо болтливое, выложит мысли да чаяния и сам того не заметит. Я всё запомню и прикину, где поблизости живёт девица, что придётся оболтусу по сердцу. Покормлю его, в баньку отправлю, а потом как сомлеет я всё и выложу. Так, мол, и так - томится неподалёку прекрасная да премудрая, на все Миры единственная, женихам недоступная. Он, мол, расскажи, бабушка. Я ему и выложу всё, что он мне выболтал да позабыл уже. Тут, золотко моё, сердце его забилось, глазёнки загорелись – говори дорогу скорее, я о такой и мечтал. Я ему и выложу тропку, что к красавице приведёт, да не короткую и ровную, а обходную и опасную, чтобы невеста ещё желаннее показалась. Он и отправится туда в уверенности, что сам так решил, только ради того по свету бродил. А там уже девица решает – нужен ей ухажёр такой или отвадить его. Немало, почитай, я помогла славным девицам соединиться с не самыми плохими из мужского племени.
- Значит, и мужчинам в чём-то помогаете, бабушка? – улыбнулась Света. – Я уж думать начала – вы их сразу в печь, как в сказках…
- Сказки те они сами и напридумали, - отмахнулась Яга. - А уж коли, мужчины чего рассказывать начнут, то всё так вывернут, что они одни герои, а все вокруг либо беспомощные да беззащитные, либо преступные да беззаконные. Так заврутся, что и сами начинают во всё это верить… Только заболталась я, девонька, не о том речь вести нужно. В опасности ты, сердечная! И жизнь твоя, и невинность в руках соблазнителя коварного!
- Опять вы за своё?! Ну, какой Ратибор соблазнитель?! И я не такая уж невинная! Я если хотите знать…
- Не кощунствуй, несчастная! Невинность плотская – мужские выдумки! С ума они сходят от ритуала древнего единения физического, и стыдятся его одновременно. Оттого и напридумали запреты всяческие да ограничения глупые. В душе твоё целомудрие, деточка, да в сердце открытом. Вот куда удар подлый направлен. Вот что разрушить вздумал этот аспид!
- Ничего не понимаю! Вы же сами вроде как помогаете. Сватаете.
- Уж попался бы он мне! – Яга нахмурилась. – Я бы указала ему тропку к суженой! В чащу лесную б, в топь бы непроходимую заслала! Извела бы девичьего погубителя! Только не пришёл бы он ко мне никогда. Не стал бы болтать без умолку, не стал бы советов моих слушать. Он, дитятко, породы особой. Для нас самой страшной.
- Чего же в нём особого?
- А то, девонька, что есть в мужском племени каста особая - те, кто не смирился с неспособностью своей к созиданию. И добиваются они права, нам природой данного, любыми способами. Преуспевает в сём немногие. Они и есть наши погубители.
- Ничего не понимаю, - Света сделала ещё один глоток из ковша. - Какое право? Рожать? Бред какой-то!
- Вовсе нет, внучка! – костлявые пальцы теребили седую прядь. – Разве он не кощунник!
- Кто?
- Разве он песни не складывает?
- Вроде говорил что-то такое… Я, правда, не слышала.
- Твоё счастье, красавица. Не свело ещё тебя с ума его детище.
- Ах, вот вы о чём! - Света рассмеялась. - Я уж, бог знает что, думать начала!
- Зря смеёшься, наивная! - единственный зуб то и дело покусывал губы. - Разве не околдовал он тебя, несчастную, не запер сердечко в клетку. Разве прилагал он к тому усилия. Разве не сама ты, потеряв осторожность, ввела его в Святилище.
- И вы про святилище. Ладно, в этом я всё равно ничего не понимаю. А насчёт песен и детей… По-моему, это уж слишком.
- Слишком?! Разве не вынашивает он свои кощуны, подобно семени? Не производит их на свет белый в муках? Не тешит и не лелеет их, как младенца? Не выкармливает и не защищает? Не гордится ими?
- Пусть так. Но…
- Так, всё так, внученька. А вместе с чадом таким неестественным, обретают они силу особую. Другие мужчины пусть и боятся нас, и притесняют, но ищут нашей благосклонности, потому как не могут оставить на земле памяти, кроме как через потомство своё. Потому пусть незаметно, но обретаем мы власть над ними, держим зверя на поводке невидимом, ставим их гордыню и силу в своё услужение. Те же, кто подобен твоему ратоборцу, кто, презрев ритуал и законы древние, плодится при помощи красок искусно наложенных, слов удачно сложенных, звуков умело сплетённых - неподвластны влиянию нашему. Хуже того - мы сами готовы бежать за ними на край света, забыв и о силе своей, и о своём предназначении. Они же, погружённые в созидание нечестивое, принимают равнодушно нашу жертву великую, смотрят на погибель нашу и продолжают лелеять порождённое ими детище. А уж если искра страсти вспыхнет в нём, как в твоём погубителе, то нет того пламени страшнее, потому как губительно оно для нас, древней памяти хранительниц.
- Искра? - Света задержала дыхание. – Вы думаете, у Ратибора есть эта искра?
- Костёр! – простонала Яга. – Тебя, несчастную, опаляющий, подобно тому, как настоящий огонь сгубил невесту его. Как чуть не убил деву озёрную. Слава Прародительнице, ту я вовремя спасла, от безответной любви да пустых обещаний сохнущую. Одно его присутствие губительно для нашего племени, не то, что страсть!
- Так он всё же меня любит?
- Убивает он тебя! Неужто, не чувствуешь? Сила в нём особая! Оттого и двое моих супротивников, что по тщеславию нарекли себя чародеями, судьбой его озабочены.
- Спасибо, бабушка, но мне пора, - Света твёрдо решила вернуться к месту стоянки.
Из туманных, порой бредовых рассуждений старухи она вынесла главное - человек, что ей дорог питает к ней то же самое чувство. И пусть сие прозвучало из уст клянущих всадника и предрекающих несчастья их недавно зародившемуся союзу, девушка не хотела в это верить и безжалостно отбросила прочь. Одна из особенностей природы человеческой, которая присуща как и мужчинам, так и женщинам, отметать советы и доводы, что идут вразрез с мечтами и желаниями, принимая только то, что хочется слышать. Слова о любви Ратибора к ней породили в душе девушки необоримое желание оказаться рядом с всадникам. Никакие пророчества и предостережения Яги уже неспособны были её остановить.
- Я пирожков всё-таки возьму? Мне бы с мясом желательно…. Приготовить всё равно не успею… Мне бы сумочку какую… Ой, жалко посуды нет. Я бы отвара взяла. Вам ведь не жалко? А, может, найдёте? - Света суетливо перебирала пироги, передвигала ковш. Ей почему-то было неловко смотреть на старуху. Тем более, что кожей она ощущала полный сочувствия и жалости взгляд Яги. От этого девушка нервничала ещё сильнее.
- Останься, внучка! – костлявая ладонь легла на её запястье. - Выучу тебя всему, что умею. Появится парень подходящий, сосватаю тебя. Любого выберешь!
- Я уже выбрала, - Света высвободила руку. - Наверное, я ничего не возьму. Сложить некуда. Как мне назад вернуться?
- Несчастная! Мотылёк неразумный! – Яга склонила голову. – Возьми вот своему погубителю! – девушка не успела глазом моргнуть, а на столе появилась корзинка, где были и пироги, и глиняная фляга, и жареная курица. – Корми его, соблазнителя!
- Ещё раз спасибо, бабушка. Надеюсь, вы ошибаетесь насчёт Ратибора.
- Тебе только и остаётся надеяться. Может, есть какое желание? Говори. Хоть чем-нибудь тебе помогу.
- Даже не знаю…, - Света задумалась. - Вроде… Вот что! Вы про святилище говорили? Ратибор его ищет. Не подскажете, где оно? Вот он обрадуется!
- Святилище?! - старуха всплеснула руками. - Простота душевная! Дитя неразумное! Да он уж давным-давно в том Святилище! Ты же тропку ему указала, когда в сердце своё впустила! За руку ввела, приняв в свои объятия! Он же, убийца беззаконный, ходит по Храму Древнему и сам того не замечает!
- Вы хотите сказать…
- Тссссс! – старуха насторожилась. - Чую дух мужской! Подслушивают нас, девонька! Или святоша белобородый, или Мериддин тщеславный объявились! Ни слова больше, внучка! Эти похитители знаний древних спят и видят, как проникнуть в тайны племени нашего. Иди, моя красавица, навстречу доли незавидной. Как только порог переступишь, так и вернёшься к пленителю своему. Ну-ка, явись, гость незваный! – обратилась она к кому-то невидимому. – Именем Прародительницы, покажи свой лик!
Света не стала дожидаться завершения жутковатой сцены и, взяв корзину, вышла в клубящийся за дверью пурпурный туман.
***
Ратибор так и уснул, не успев предупреждить о бережном отношении к запасам продовольствия. Организм всадника, пользуясь относительной безопасностью, решил взять реванш за ночные бдения и тревожную полудрёму. Ратибор спал, что называется без задних ног. Сны редко навещали всадника, вернее, он их не помнил. После гибели Златы Ратибора постоянно мучили кошмары, и мозг, щадя психику хозяина, напрочь выбрасывал из памяти ночные видения.
Ратибор сильно удивился, когда понял, что видит сон. Раньше с ним такого не случалось. Закрыл глаза – забытьё, проснулся – свежая голова и чистая память. Сейчас же всадник чувствовал себя участником происходящих во сне событий. По правде говоря, особых-то событий пока не намечалось. Ратибор стоял на заросшей травой почти идеально круглой поляне, окружённый каменными идолами.
Неведомый ваятель не особо утруждался воспроизведением подробных деталей, кои принесли бы его детищам сходство с человеческими существами. Он ограничился тем, что придал могучим глыбам черты, отдалённо напоминающие людские лица и фигуры. Не изящества добивался он своей работой, а сознания в зрителях собственной бренности и ничтожности. Ратибор понял это, бродя среди исполинов, подобно муравью в человеческой кампании.
Один из гигантов, судя по формам, являлся женщиной. Всадник содрогнулся, глядя на огромные груди и на ущелье не то злобного оскала, не то улыбки. Невольно вспомнил изящную фигуру Светы.
- И из природного совершенства можно страшилище сварганить, - пробормотал он. - Уж ни эти ли дылды по лесенке прыгали, с которой я двое суток сползал?
Действительно, было нечто в застывших великанах напомнившее Ратибору подземные блуждания.
В центре поляны всадник обнаружил алтарь, который, если бы не выемка для стока крови, можно принять за обычный поросший мхом валун.
Ратибор, всегда обладавший живым воображение, представил себе жертву, хрипящую под бесстрастными взглядами каменных исполинов, и его спина покрылась гусиной кожей.
- Наконец-то, - Ратибор оглянулся, да так, что захрустели шейные позвонки. Из-за спин идолов ему навстречу выступил белобородый старец.
- Учитель?! – всадник отступил на шаг и пребольно ударился о край алтаря.
«Какой идиот говорил, что во сне боли не чувствуешь?!» - мелькнуло у него.
- Ну, что шарахаешься?! - Всевед совершенно не изменился со дня их последней встречи. Всё то же румяное лицо, проницательный взгляд, белоснежная рубаха до земли. - Покажись-ка старику. Хорош! Ты что же, невежа эдакий, и не поздороваешься с наставником?
- Учитель! – выдохнул Ратибор, приближаясь к широко расставившему для объятий руки чародею.
- Вот, значит, каким ты стал, - говорил Всевед, присев на траву, когда схлынула первая радость долгожданной встречи. – Не юноша, но муж. Ты меня и заставил побегать. Я же тебя с самого Подлунного потерял.
- Как?
- Так. Думаешь, я тогда и вправду в изгнание ушёл? Испугался авантюриста Мериддина? Как бы не так! Я затаился да поглядывал себе, что получится. Как у старого чернокнижника дела пойдут? Ты же знаешь наше давнее соперничество.
- Ты всё время был рядом? – всадник покачал головой. – Всё видел.
- И с трудом поборол искушение, - нахмурился чародей, - оторвать уши от твоей беспутной головы. Когда ты в испытание полез. Потом, решил, что для тебя даже лучше на время удалиться из Красограда. Я готовил сюрприз для Мериддина, и ты со своей горячностью мог всё испортить.
- Сюрприз?
- А ты думаешь, у бояр замешанных в заговоре совесть сама по себе проснулась? Ха-ха! Как-нибудь я тебе всё обскажу в подробностях.
- Ты всё время был рядом, - повторил Ратибор с мрачным видом.
- Не всё, - Всевед понял, куда клонит бывший ученик, - если ты имеешь в виду твои несчастья. Мне нужно было доглядывать за Мериддином. К тому же ты знаешь, главный мой принцип - не использовать великое знание для помощи смертным. Ты же своими револьверами орехи не колешь?
- Если бы от этого зависела жизнь человека….
- Всё ещё тоскуешь по юной селянке? – нахмурился старик.
- И по Родине…
- Переиграл меня тогда чернокнижник. Я не смог бы ничего изменит ь, даже если и захотел. Устроит тебя такое объяснение? Он сделал несколько ложных ходов, а я сглупил и кинулся туда, где ничего не было. Воспользовавшись моей оплошностью, Мериддин пошёл в атаку. Я успел вернуться лишь к дымящимся руинам. А там уже ни тебя, ни старика-севрянина, никого.
- Сиггурд взорвал себя вместе с порохом и огненной жидкостью, - вздохнул Ратибор. – Перед смертью он завещал отомстить Мериддину.
- На то я и рассчитывал. След чернокнижника гораздо легче отыскать, чем твой. То, что ты будешь преследовать колдуна, сомнений быть не могло. Я буквально прилип к старому чернокнижнику, повторяя каждый его шаг и оставляя тебе весточки.
- Я и забыл совсем! - всадник хлопнул себя по лбу. - Табличка с резами!
- Дошла-таки?! - удивился Всевед. – Я меньше всего на того горе-грамотея рассчитывал. Почему же ты тогда не явился? Или руны не разобрал?
- Я и не разбирал, если честно, - смутился Ратибор. - Недосуг как-то было?
- Боги-покровители! Я под видом святого отшельника дожидаюсь, ломаю голову, что случилось, а ему недосуг!
- Ты меня там ждал?
- А то?! Под личиной старца Филимона. Если бы Мериддин над тамошним государем власть окончательно не взял, то может, и до сих пор бы дожидался!
- Филимона? Меня же к нему Трошка и направил!
- А ты что же?! Не пошёл?!
- В болоте заплутал.
- В болоте, - Всевед покачал головой. – Вот она беспечность, да легкомыслие. Как ты вообще жив остался? То болото – моих рук дело, а в рунах ключ к верной тропке был укрыт. Теперь уже я и не удивляюсь, что ты сюда попал. Там же не только трясина, там и временные тупики, и провалы в Межмирье установлены. Нужно было от Мериддина защищаться. Он у тамошнего государя в советниках состоял и по обыкновению своему, промеж десятка добрых проектов один такой подсунет, что все остальные на нет сведёт. Вот и пришлось закрыться от опричников, кои по всему княжеству ведунов отыскивали…. Ннннда… А неужто остальные послания мои не получал? В степном городе?
- Его мятежники захватили. Я кроме вороватого торговца, да истерзанной девчонки некого не встретил.
- А в Храме Старших Богов?
- Я такого и не видал.
- Подземные лабиринты, - Всевед нервно теребил бороду. - Только через них можно твой Мир покинуть.
- Вроде я там не встречал ничего.
- Зал Неумерших. Если каждый пятый символ повернуть против часовой стрелки….
- Я там только одну закорючку и распознал, - признался всадник. – Из книжек твоих запомнилась. Потрогал её. Шары какие-то появились. Потом в лесу очутился…
- Как ты ещё в могиле не очутился?! - возмутился чародей. – Этот Храм возводили, когда человеческой расы и в помине не было! Система ловушек…
- Детские ловушки, - ухмыльнулся Ратибор. - Могли бы и позаковыристее придумать.
- Ладно, не бахвалься, - Всевед задумался. - Одного не понимаю, я все знания укладывал в твоё подсознание, чтобы явились в нужный момент. Почему же ничего не получилось?
- И оружие осечку даёт, - отмахнулся всадник. – Сейчас-то получилось. Хоть и во сне…
- Не так всё просто, сынок. То и подозрительно, что ты уже здесь. По моим расчетам, ты пока дальше степи уйти не должен, или, в лучшем случае, под Москвой мою хижину отыскивать. Я тебя ведь в последний момент увидел. Потому и свидание наше, наспех организованное - полуявь, полусон.
- А я такой вот шустрый! – улыбнулся Ратибор.
- Хорошо, если так. Боюсь я – кое-кто ко всему этому руку приложил. Межмирье всегда нейтральной зоной было. Ещё на первых синклитах такое решение приняли. Здесь даже Мериддин не отваживался опыты ставить, и без него всё запутано и нестабильно в месте, где пересекаются Миры. Едва прошло наше последнее собрание, где я и мои сторонники на примерах доказали пагубность методов Мериддина, началось что-то странное. Во-первых, сюда направился посрамлённый чернокнижник, во-вторых, Яга, старейшая из чародеев, бывшая когда-то даже богиней, тоже заинтересовалась местом, в коем пересекаются Миры.
Меня это насторожило. От Мериддина, с его ересью, что Хаос есть одна из ипостасей творца, а разрушение – фундамент и двигатель созидания, можно ожидать чего угодно. Идея, что, уничтожая не слишком удачно получившиеся, обретаешь возможность создать более совершенное, может завести далеко. Ты следишь за моей мыслью, Ратибор?
- Стараюсь…
- Отлично. Итак, старый чернокнижник, ранее воплощавший свои замыслы на отдельных княжествах или городах, оскорблённый вполне справедливой критикой сотоварищей, мог решиться на безумство. А именно, устроить смуту в Межмирье, нарушить и без того хрупкое равновесие и через это взорвать если не все, то большую часть Миров. После, он получил бы поле для деятельности.
- Извини, учитель, разве поле не расчищают, прежде чем засеять?
- Стыдись, юноша. Должно ли применять методы невежественного крестьянина в великом искусстве, тайна коего не до конца ясна и мудрейшим из мудрейших. Кроме того, большинство синклита уверено, что так называемое поле давно уже вспахано и засеяно. Наше дело лишь бесстрастное наблюдение, едва заметная помощь в сложных случаях. Или тебе по душе идеи Мериддина?
- Я ненавижу всё, что связано с этим проклятым именем! – Ратибор сжал кулаки.
- Отрадно слышать, - чародей облегчённо вздохнул. – Чтобы, однако, ни быть голословным, расскажу короткую историю. В давние времена, Мериддин, считавшийся среди посвящённых недоучкой и авантюристом, пылкими речами сумел доказать нам правоту если не всей теории, то хотя бы части её постулатов. Уступив требованиям чернокнижника, мы согласились на несколько человеческих поколений вверить его заботам большой остров. Мериддин, слегка изменив имя, взялся за воплощение своих замыслов. Сперва он вытеснил с острова Ягу, её звали там королева Меб. Однако сие не было вероломством или подлостью. Чародейка, всегда с презрением относившаяся к нам - своим собратьям, отказалась участвовать в наблюдении за опытом и уступать Мериддину свои давние владения. По мнению большинства, в том случае у чародея были развязаны руки. Чем он и воспользовался.
Получив во владение обширную территорию, Мериддин обратил взоры к утверждавшемуся тогда учению. С помощью магического оружия он помог разгромить последнего языческого государя и принял под покровительство его победителя. Верный своим теориям Мериддин старался во всём помочь новому государю, который до того был всего лишь мелким бароном, одним из тысяч себе подобных – жестокий, корыстолюбивый и вероломный. Конечно, он всего лишь орудие в руках увлечённого чародея, но орудие грубое и опасное, способное ранить даже владеющего им. Мериддин понял это, когда помог новоявленному государю соблазнить жену лучшего своего воина. Похотливый хищник вероломно убил обманутого мужа, чтобы избежать мести.
Но Мериддин не был бы самим собой, признай он поражение. Он взял на воспитание мальчика, родившегося у государя и обманутой женщины. Принялся выжидать удобного момента. После смерти бывшего питомца, Мериддин отдал всё своему уже возмужавшему воспитаннику. Открыл ему многие знания, вручил магическое оружие, помог обустроить королевство. Даже женил его по-своему усмотрению… Как он хвастался тогда на синклитах своими успехами! Предлагал применить его методы по всем Мирам…
- Получилось? – Ратибор, увлечённый рассказом забыл, что речь идёт о ненавистном ему человеке.
- Получилось…, - горько вздохнул Всевед. – Получилось так, что молодой король, возомнивший себя, подобно своему наставнику безгрешным и всемогущим, наделал кучу глупостей, одна из которых стоила ему жизни и обернулась великой смутой по всему острову. С тех пор методы Мериддина признаны вредными, а он уже не одно тысячелетие пытается доказать обратное. Пока, его попытки, если не считать массы бунтов и смут, не приносили Мирам особого вреда. Но кто знает, что может прийти в голову чародею, который, отвергнув безвредное созерцание, дающее пищу для мудрых выводов и точных анализов, мечется из Мира в Мир, поворачивая вспять течение реальности и времени? Вместо того чтобы проводить вечность в дружеских спорах и теологических беседах с себе подобными, толкает на безумства смертных и вмешивается в их судьбу? Мериддин в Межмирье то же самое, что зажжённый факел на пороховом складе.
- Но почему вы не уничтожите колдуна?! – возмутился Ратибор. – Он сильнее?
- Ты забыл все мои уроки, - поморщился Всевед.
- Отчего же! Прекрасно помню. Если два чародея устроят сражение – произойдёт что-то страшное. Но рискнуть-то можно!
- Ты рассуждаешь подобно Мериддину, юноша. Не дуйся, я не хотел тебя обидеть. Ты просто не понимаешь последствий. Если ты затеешь перестрелку в пороховой мастерской, что произойдёт?
- На воздух взлетим. Что же ещё? Там не то, что перестрелку - в подкованных сапогах пройтись нельзя. Специально войлочные онучи одевают.
- Вот и с Мирами то же самое будет, вздумай посвящённые выяснять отношения. К тому же, уничтожение - не наши методы. Наш путь – наблюдение и корректировка. Уничтожив противника - мы, получается, признаём его метод.
- Вот он и устроит бучу, пока вы наблюдать будете! – усмехнулся Ратибор. - Я уж при встрече с колдуном о методах думать не буду. Пусть и Миры летят ко всем чертям, если в них Мериддину место находится!
- Твои гордыня и неуважение к авторитетам выросли вместе с тобой, Ратибор, - кустистые брови чародея сошлись у переносицы. – Хотя я не говорю, что ты не прав. Мериддина должно остановить на некоторое время. Занять выгодные позиции и лишить чернокнижника возможности вредить по крупному. Пусть потом испытывает свои теории разрушения по мелким хуторкам. Оттого я и здесь.
- Кстати, учитель, мне говорили про какое-то Святилище. Уж не оно ли это?
- Святилище, да не то. Искомое тобой - одно из самых древнейших и загадочных мест во всех Мирах. Даже мне и моим собратьям, впитавшим вековые знания, не удавалось достичь его, тогда как некоторые из смертных удостоились такой чести, но по скудности ума своего не могут прояснить ни что они там видели, ни как туда попали. Мериддин, кстати, тоже ищет путь к Святилищу. Но пока безуспешно. Яга что-то знает о священном месте, но она, горя презрением ко всему и вся, кроме каких-то мелочных делишек, не желает открывать тайну. Я очень удивился, обнаружив строптивую чародейку неподалёку. Уж она-то, что забыла в Межмирье?! Теперь ещё и ты здесь. Пока я ничего не понимаю.
- Меня змей сюда завёз, - принялся объяснять Ратибор. – Или дракон, как Беовульф говорит. Потом…
- Это я уже знаю, - перебил его чародей. – Я не думал только, что ты на том змее прилетел. Кстати, интрижка с Велесовой дочерью не слишком обдуманный поступок.
- Да что вы все к ней пристали?! – возмутился всадник. – Не было у нас ничего!
- Будем надеяться. Велес, хотя и сдаёт позиции перед новыми богами, сил имеет ещё достаточно. Ссориться с ним не стоит. Теперь же представь моё удивление, когда я вижу следующее: хранитель равновесия Беовульф со товарищи осаждает город, в котором засел отцеубийца с войском из подземных жителей; банда, называющая себя чёрными клобуками, разбившись на отряды, рыщет по степи, уничтожая всё на своём пути; посреди Межмирья, в обход форпостов, открывается нечто, откуда в другие Миры попадают вещи способные устроить катастрофу. И из-за чего весь переполох? Из-за смертного с диковинным оружием, прилетевшем на драконе. Ещё повсюду следы Мериидина. Особенно среди клобуков…
- Вот значит, кто мою жизнь купить хотел.
- Ты о чём?
- Один из татей пытался шкуру свою спасти. Обещал имя могущественного врага назвать, да прежде как-то неудачно на мой ножик напоролся. Представляешь, учитель, всю глотку себе располосовал.
- Ратибор, Ратибор, - чародей всем своим видом выражал неодобрение, - разве не говорил я тебе о гуманизме и терпимости? Даже твой наставник, суровый воин, понял необходимость этих принципов для человеческого общества.
- Ага, - согласился всадник. – Кулаков своих не жалел их утверждая. Левым кулаком – гуманизм, а правым, который потяжелее - терпимость.
Из груди чародея вырвался тяжёлый вздох:
- Младенцы. Дети, прожившие до седин. Ладно, не о том речь сейчас. Я, грешным делом, принял тебя за Мериддинова помощника. Обычное дело для чернокнижника – смутить наивного смертного ложными целями и воплощать через него собственные задумки. Нашёл я этого доверчивого простака и вдруг…. вместо искателя проходящей славы или лёгкой наживы встречаю тебя!
- Всё хорошо, что хорошо кончается, - в душе Ратибор ликовал. Не каждый день удаётся ставить в тупик великомудрых чародеев.
- Если бы так, юноша. Твоё немыслимое путешествие настораживает меня. Совершать то, чему мы - искушённые в волшбе - учились не один век.
- Вообще-то, меня всегда способным считали, - опустил глаза всадник.
- Прекрати! - рассердился Всевед. – Сие не повод для шуток! Хорошо, если за всем кроется слепая удача! А если нет?! Готовя нашу встречу, я наткнулся на Ягу, пришлось дожидаться, пока старуха отвлечётся на твою спутницу…
- Света во власти колдуньи?! – Ратибор вскочил. - Мне нужно обратно!
- Успокойся. Яга - покровительница женщин. Ничего с твоей красавицей не случиться. Честно говоря, старуха ничем не лучше Мериддина, - чародей скривил губы. – Тот хоть обустройством Миров занимается, пусть и ложными методами. А полоумная чародейка вместо того, чтобы подчинить искусство - немалое надо признать - великим целям, занимается устройством судьбы каждой попавшейся ей на глаза девчонки. И твою подружку, наверняка, сейчас всяким приворотным зельям обучает да любовными заговорами пичкает.
- Ты в этом уверен? - всадник не спешил занять прежнее место. - Если с ней что-то случится, я такого в вашем Межмирье наворочаю… Мериддину не снилось! Век потом свои Миры отстраивать будете!
- Свои Миры?! – глаза Всеведа гневно сверкнули. – Кому ты говоришь такое, невежа! Дерзкий мальчишка, которого я собирался сделать учеником своим! Кто дал тебе право на подобные речи?!
- Жизнь! Мне плевать на Миры! Она мой Мир! И если ей причинят вред из-за того, что кто-то любит наблюдать, а кто-то всё ломать, я…. О, учитель, ты ещё не знаешь, на что я способен!
- Не знаю, - чародей стал похож на человека, у которого в один день сгорел дом и сгинула вся родня. – Теперь не знаю. Как я на тебя рассчитывал. Думал - остановить Мериддина, удалиться в уединённое место, передать тебе все знания, помочь развить природные таланты, ввести в синклит. Через сотню веков ты стал бы подобен мне….
- Мне и одного многовато будет. Верни меня назад, учитель.
- Боги-Покровители! Отчего зависит судьба Вселенной! Сядь, неразумный отрок! Даю слово посвящённого, с девчонкой ничего не случится.
Ратибор медленно опустился на траву.
- Извини, учитель, - произнёс он после минутного молчания, - но я никогда не смогу наблюдать, когда есть возможность действовать. Я предпочту свинцовый заряд спорам и рассуждениям, пусть и очень мудрым. Недолгое счастье мне дороже векового прозябания.
- Надо же так ошибиться, - Всевед обвёл взглядом идолов, призывая их в свидетели собственной скорби. - Променять вечность на ничтожный зов плоти! Но я умолкаю. Бесполезно спорить с безумцем! Ты хотя бы не оставил идею отомстить Мериддину?
- Я не отказываюсь от слов данных погибшему товарищу.
- Хотя бы одна добрая весть. Своими дерзкими словами ты оборвал нить разговора! О чём я говорил до твоей безумной вспышки?
- О Яге...
- Верно. Воспользовавшись занятостью чародейки, я поспешил к тебе, полный, как, увы, оказалось, пустых надежд и замыслов. Кстати, я чувствую приближение Мериддина.
- Вовремя, - Ратибор взялся за револьверы.
- Не сейчас, юноша! - запротестовал Всевед. – Не подвергай Межмирье подобному испытанию, если в тебе осталась хоть капля уважения ко мне.
- Добро, - всадник нехотя убрал оружие. – Чего колдун-то здесь забыл?
- Святилище! Он надеется проникнуть в Святилище, а через него в Крепость Миров! Он наивно пытается подслушать или меня, или Ягу. От меня-то он ничего не узнает, а вот Яга, - чародей выглядел взволнованным, даже слегка напуганным. – Если старуха заметит его, может случиться непоправимое. Она очень не любит чужое вторжение. Времени в обрез. Убить Мериддина может только ему подобный, но это невозможно, так как это вызовет катастрофу. Смертный, подобный тебе, может лишить его физического тела, тем самым, на время, прекратив череду безумных опытов.
- Уж не промахнусь при случае, - пообещал Ратибор.
- Не перебивай. Оружие не принесёт ущерб старому чернокнижнику. Одолеть его можно в рукопашной схватке.
Ратибор ухмыльнулся.
- Не обольщайся его тщедушностью, юноша, - поджал губы Всевед. - В старческом теле укрыта великая сила. К тому же Мериддин хороший воин. Потому не ожидай лёгкой победы. Во время отсутствия чернокнижника чародеи, о коих ты так дерзко отзывался, попытаются отыскать и Святилище, и Крепость Миров. Это поможет нам успешно противостоять чернокнижнику, когда произойдёт его новое воплощение. Впрочем, тебя это, наверное, совершенно не интересует. Суетливые страстишки затмили твой разум. Но я не теряю надежды на твоё прозрение.
- Учитель…, - начал было Ратибор.
- Стоп! – чародей прислушался. - Так и есть: Яга обнаружила проклятого авантюриста и готовит силы для отпора. Если я не выступлю миротворцем произойдёт непоправимое. Торопись, юноша! Здесь скоро станет чересчур жарко. Не забудь разобраться в рунах! В них ключ….
***
Ратибор очнулся в тени куста. Неподалёку стояла Света. Живая и здоровая. В руках девушки была корзина. Всадник потянулся, зевнул и вспомнил всё происшедшее. Чёрт возьми! Они оказались промеж троих, весьма агрессивно настроенных чародеев. Всевед, конечно, старик слишком уж осторожный - во всём ему гибель драгоценных Миров мерещится, но может всё-таки стоит унести ноги. И так старика обидел - уж не стоит ещё оставаться и становиться свидетелем того, как он примиряет поскандаливших колдунов. Зрелище, наверное, не особо приятное.
- Со мной… - заговорила Света.
- Уходим, - Ратибор уже был на ногах и бежал к Каурой, увлекая за собой девушку.
- А что собственно…
- Шлея под хвост попала, и сон плохой приснился. По дороге расскажу, - добавил он, увидев обиду в глазах спутницы.
- Я его перед престарелой феминисткой защищаю, а он меня как мешок с отрубями таскает! – возмущалась девушка, сидя перед Ратибором на спине Каурой. – Не стыдно, коварный соблазнитель?
- Не понял? - при последних словах, Ратибор перестал оглядываться. – Кто соблазнитель?
- Ага! Проняло?! Тебя Яга, которая ещё и Дана, и Апия, так обозвала.
- Колдунья ничего тебе плохого не сделала?
- Откуда ты знаешь, что она колдунья?
- Наслышан… Не к одной тебе гости приходили.
- Ты же спал всё время, - удивилась девушка. – Я за тобой приглядывала.
- С одной стороны спал, с другой со Всеведом повздорить успел. Он, кстати, твою Ягу с Мериддином разнимать отправился.
- Ого! За тобой и спящим глаз да глаз нужен! Не завидую я Мериддину – старуха на мужиков зуб имеет, он у неё единственный и остался. Да и твоему приятелю достанется на орехи.
- Не думаю. Всевед и гром потише греметь упросит, и дождь не слишком мокро идти. Меня чуть в стовековое отшельничество не уволок.
- Я тебе покажу – отшельничество! Я тебя сто веков ждать не собираюсь.
- Так из-за того он на меня рассердился! Сказал, что я великое дело на суетные страсти размениваю, - вздохнул всадник.
- Вот и пусть ему бабушка Яга по мозгам настучит за такие речи! - рассердилась Света. - Он не голубой, случайно?
- Нет, седой как лунь… Ты чего смеёшься?
- Извини, всё забываю, что ты наш язык плохо знаешь.
- А чего тут знать – голубой и есть голубой, как небо, например.
- В нашем Мире небо на тебя очень бы сильно обиделось.
- Ладно, пусть с мудрёными словами книжники разбираются, - отмахнулся Ратибор. - Я теперь зато знаю, как в вашем Мире выругаться, чтобы и небу стыдно сделалось. Тебя старуха не обижала?
- Ты что! - улыбнулась девушка. - Яга и мухи не обидит, если та, конечно, не мужчина. Ваше племя добрая бабушка и без соли съесть готова.
- С чего бы это?
- Какая-то древняя исто…
В эту секунду земля задрожала. Безумный порыв ветра стеганул по лицам влюблённых, уносясь дальше в степь и вырывая невидимыми крыльями высохшую траву. Воздух сделался плотным, хоть режь ножом. Огненные зигзаги разодрали быстро темнеющее небо.
- Подрались…, - прошептал Ратибор побледневшими губами.
Света хотела что-то сказать, но замерла с открытым ртом, оглушённая раскатами грома, в коих различались человеческие голоса.
***
- Как ты посмел проникнуть сюда?! - гневный женский голос переходил на визг. – На этот раз я проучу тебя, проклятый самозванец! Твой прах не соберут до скончания веков, тщеславный пакостник!
- Не слишком ли много бранных слов для древней богини?! - услыхав ответ, Ратибор прикусил губу, этот голос был ему слишком хорошо знаком. – Ха-ха! Вопли достойные дряхлой ведьмы и повитухи! Забыла, как я выкинул тебя с Оловянных Островов, старая сводня?!
- Тебя не спасёт заступничество синклита, воплощение насилия!
- Меня спасут Миры, над которыми вы так дрожите! Нанеси удар! Проверь прочность Вселенной!
- Меня не интересует судьба вашей Вселенной, похотливый самец! Я уничтожу тебя!
- Образумьтесь, посвящённые! – вмешался третий голос. - Сии речи достойны, упившихся смертных, но не мастеров искусства!
- Ого! – рассмеялся Мериддин. – И вечный созерцатель здесь! Будет повод тебе с дружками, чтобы почесать языками! Клянусь Хаосом, отлично сказано! Гляди же, долгобородый бездельник, как старая карга превратит в прах ваше лоскутное одеяло!
- Уйди, проклятый лицемер! - завопила Яга. - Иначе, я уничтожу тебя вместе с этим выродком! Не мешай мне, лживый святоша!
- Стыдись, сестра, - Всевед пытался сохранить спокойствие, но голос его заметно подрагивал. – Тебе ли, сильнейшей из нас, обращать внимание на выходки не слишком серьёзного собрата.
- Не называй меня сестрой, лицемер!
- Всё верно, прекрасная Дана! - ядовитый смех Мериддина заполнил воздух. - Ты устраиваешь свадьбы, ошалевшим от безделья девкам, да покровительствуешь их визжащему приплоду, а старый святоша со своими болтунами штопают рассыпающиеся Миры гнилыми нитками. Что-то в вас есть родственное.
- Угомонись, неразумный, - взмолился Всевед, - тебе ли, искуснейшему из искуснейших, желать всеобщей погибели? Ты же знаешь Древний Закон!
- Подравшиеся чародеи разрушат Миры? Закон слишком древний и нуждается в проверке.
- Он ещё сомневается! – возмутились в один голос Яга и Всевед.
- Братишка с сестрёнкой спелись! – хихикнул Мериддин. - Боитесь уничтожения? Сам вижу – боитесь! А мне всё равно! Пусть сгину я, но сгинет и трясина, и бытия застывший ход. Чёрт возьми! Я сегодня в ударе – что ни слово, то бриллиант! Ладно, богиня расстриженная, будем Миры рушить, или отложим пока?
- Я тебя уничтожу!
Нависшие облака налились кровью. Земля уже не сотрясалась, она вибрировала, издавая низкий гул.
- Остановись, сес… могучая богиня! – воскликнул Всевед. - Неужто тебя гневят слова того, чья мудрость подобна знаниям смертного юноши. К тебе взываю, Мериддин, склони голову перед старшей из нас! Возьми назад дерзкие речи! Покайся в необдуманном поступке!
- Старейшая? - усмехнулся Мериддин. - Сомнительный комплимент для высокогрудой Даны или крутобёдрой Апии. Но для дряхлой Яги в самый раз. Особенно, когда меня с юношей сравнивают. Покаяться вообще-то нетрудно. И слова назад взять. Можно даже наболтать что-то вроде загадочной паутины морщин на щеках, кокетливой беззубой улыбки, изящной хромоты… Но и этого я говорить не буду. Я же не подхалим какой-то. Вам достаточно показать мне дорогу к Святилищу, и я забуду то глупое положение, в котором вы оба сейчас оказались.
- Я слишком долго терпела тебя! - раскаты грома показали, насколько разгневана Яга.
- Всё-таки подерутся! - прокричал Ратибор на ухо Свете. - Нам надо бы спрятаться!
Ответа всадник не расслышал, но выражение лица девушки вопрошало:
- Куда?!
***
Действительно, куда? Разгневанные чародеи - ни дождик с градом, под деревом не укроешься. Всадник чувствовал, что Каурая выходит из-под контроля. Ему с трудом удавалось сдерживать перепуганную лошадь. Может отпустить поводья и довериться инстинкту убегающего от опасности животного? Будь Ратибор менее опытным воином, он, наверное, так бы и сделал. Однако всадник слишком хорошо знал, что такое обезумевшая от ужаса лошадь. Вверить ей свою жизнь примерно то же самое, как выбежать во время грозы в поле с железным штырём в руках. Может и пронесёт, а может…
Если бы речь шла только о собственной жизни, Ратибор мог бы и рискнуть. Он даже не прочь был спрятаться и досмотреть скандал в чародейском семействе. Присутствие Светы меняло всё. Риск должен быть не больше прыща на носу у блохи. Если, конечно, у этого мерзкого животного существует подобная часть тела.
Чёрт возьми! Что за жизнь? Почему вечно нужно выбирать из двух зол? У других как-то всё проще – отошёл в сторону и живи спокойно. А здесь, что ни шаг, то сразу между петлёй и плахой. Мало на свою голову приключений, ещё и других втягиваешь.
- На землю! - решился всадник.
- А как же…
- Время, солнышко, время! Колдуны того и гляди сцепятся. Если Каурая понесёт – костей не соберём!
- А они нас не того? - ноги девушки коснулись земли.
- Задумка одна есть, - Ратибор пытался снять с седла свои вещи. Тем временем земля и воздух содрогнулись не то от гневного вопля Яги, не то от торжествующего смеха Мериддина. Каурая, не чувствуя больше ни тяжести всадника, ни его руки, взвилась на дыбы и через мгновение уже неслась прочь.
- Проклятие! - Ратибор остался со свёрнутым плащом в руках. - Мешок снять не успел! Хорошо хоть пояс у меня остался.
- Жалко лошадку, - вздохнула Света. – Я к ней привыкла.
- Может, увидим ещё. А нет – найдёт себе хозяев поспокойнее. О себе сейчас думать надо.
Почва под ногами успокоилась. Зато в атмосфере творилось что-то невообразимое - яростные порывы урагана натыкались на невидимые стены и замыкались в прозрачных колодцах, обращаясь воздушными водоворотами. Зарницы уже не раздирали небо, оно горело само по себе. Голоса чародеев слились с раскатами грома, раздирая уши адской какофонией.
Короткими перебежками, не выпуская руки девушки и используя любое укрытие, Ратибор двигался в сторону не то крошечной возвышенности, не то просто густых зарослей. Среди терзаемых ветром ветвей всаднику удалось разглядеть тёмное пятно. Пещера или грот. Может там удастся переждать ссору чародеев? Всё лучше, чем нестись по степи на перепуганной лошади, рискуя свернуть шею или попасться под горячую руку обезумевшим старикам. Проклятиями они друг друга осыпали, потолкаться – потолкались… самое время швыряться начать, чем ни попадя. Только бы успеть спрятаться.
- А они не уничтожат всё, как в Армагеддоне каком-нибудь? - всхлипнула Света.
- Не ими построено было, не им и ломать, - Ратибору очень хотелось в это верить. - Пьяницы, подравшись, тоже весь город по брёвнышку грозят разнести. Но только сами остаются с побитой рожей да с трещащей башкой. А город как стоял, так и стоит.
Всадник вломился в заросли, прокладывая дорогу среди колючих ветвей. Так и есть – впереди темнеет лаз. Слишком широкий для звериной норы. Только бы не колодец.
- Ты гений, Ратибор! – взвизгнула Света.
- Не надо лести, - отмахнулся всадник. - Ты же ещё моих песен не слышала.
- Я не про то, глупый! Как тебе только пещеру удалось рассмотреть?
- Смотреть одно, видеть другое. Привычка.
Ратибор сорвал занавес вьющихся растений, укрывший лаз. Не найдя лучшего решения, кинул в сулящую спасение темноту камень. Звук удара отозвался моментально. Уже неплохо. Хотя бы сразу, на входе, не притаилась коварная бездна. Теперь вся надежда на чутьё, авось удастся заметить ловушки или провалы, если они там есть.
- Шаг в шаг за мной, - предупредил Ратибор, ступая в темноту. – А лучше за пояс держись.
В безопасном, по крайней мере, кажущемся таковым, подземном убежище разбушевавшиеся на поверхности стихии не казались страшными. Продвигаться приходилось на ощупь. Ратибор то и дело останавливался, кидал вперёд камень из горсти, прихваченной перед входом, прислушивался к отзвуку и делал несколько осторожных шагов.
- Я ещё чародеям завидовал, - ворчал всадник. - Восхищался ими. Боялся, что с Мериддином не справлюсь.
- Разве с такими справишься? - Света постоянно упиралась в спину соблюдающего осторожность Ратибора.
- А то! Они же своей магией, как кистенём размахивают. На любую силу управа найдётся. Только момент… Послушай, может…
- И не надейся! - отрезала девушка.
- Ты же ещё не знаешь…
- Знаю! Посидеть здесь. Ты пойдешь, разведаешь, в драку ввяжешься…
- Сразу и в драку, - смутился Ратибор. - А вот насчёт разведки… Как ты догадалась?
- Яга заклятиям научила.
- Брось!
- Что испугался? Теперь будешь знать! В следующий раз, когда меня оставить захочешь, вообще, превращу во что-нибудь. Нет, лучше наколдую, чтобы космы твои драгоценные выпали. Станешь скинхедом.
- Таким не шутят. Магия - вещь опасная, - голос Ратибора дрогнул. – Сама видела, что чародеи устроили!
- Вот и думай, прежде чем мне глупости говорить, - девушка едва сдерживала смех.
- Может, тогда светляка наворожишь или огонёк блуждающий. Я слыхал подобные заклятия не слишком сложные.
- Ратибор, я тобой восхищаюсь! Ты то остришь, когда не нужно, то простеньких шуток не понимаешь. Не училась я никаким заклятиям. Я, вообще, из рассуждений старухи только и поняла, что она мужчин ненавидит, особенно, которые, вроде тебя, что-то сочиняют.
- Почему? Я про неё ничего плохого не сочинял… Только про императрицу кефрийскую, но то давно… Чего она так взъелась?
- Оттого, что вы голову кружите невинным девушкам своими стихами. Вынашиваете их, подобно беременным. Потом вроде, как и рожаете… Примерно так.
- Бред какой-то! Видать, бабка немного ни в себе.
- Может быть, но вот обед она тебе неплохой собрала, жаль я корзинку выронила… Да ещё я для тебя про святилище начала спрашивать. Тут этот дурацкий Мериддин явился и всё испортил.
- Жаль.. Значит, не учила тебя Яга заклятиям?
- Нет, конечно.
- Тогда, может, я всё-таки схожу на разведку?
- Ах, так! Не зря добрая бабушка вас племенем вероломным называла. Кто-то, между прочим, слово давал!
- Ну, давал… Но так бы дело быстрее пошло. К тому же, ты мне все пятки отдавила.
- А ты мне каблуки сломал. Помнишь? И, вообще, чего ты камешки кидать перестал? Я в таких вещах мало понимаю, но очень не хочется провалиться куда-нибудь.
- Растяпа! - обругал сам себя Ратибор и больше уже не затевал разговоров.
***
Подземелье менялось. Будь у путешественников хоть слабый источник света, они бы заметили это гораздо раньше. Но даже в кромешной темноте перемены ощущались на каждом шагу. Прежде, брошенный камешек отзывался мягким шлепком о плотную глину. Теперь же звук выходил звонким и долго гуляющим в темноте, как от удара обо что-то очень твёрдое. Ратибор предположил, что земляной грот постепенно переходит в каменную пещеру. Несмотря на массу предосторожностей, всадник то и дело натыкался на куски дерева, металла и камня, слишком правильной формы, чтобы быть произведениями природы. Об этих своих находках и вызванных ими подозрениях он предпочитал пока не распространяться.
Молчание стало невозможным, когда впереди забрезжил неясный свет.
- Выход! - радостно выдохнула девушка.
- Поживём – увидим, - буркнул всадник.
- Ты чего такой мрачный?
- Не нравится мне всё это…
- Прекрати немедленно! - в голосе Светы послышались нотки раздражения. - Видеть во всём плохое – невыносимо!
- Зато безопасно, - отвечал Ратибор с прежней мрачностью. - Забыла, где находимся?
- И здесь люди живут.
- Вот этого я и опасаюсь.
Девушка лишь фыркнула в ответ. Между тем источник света приближался, вернее сказать, путешественники подходили к нему всё ближе и ближе. Ратибор без труда угадал искусственное происхождение освещения. Оно не пронзало тьму подобно солнечным лучам, не рассеивало мрак с лунной мягкостью, а нервно подрагивало, страшась собственной дерзости, заставившей его вторгнуться в царство тьмы. Так горели факелы в огромных залах боярских теремов. Лучины в крестьянских избах. Или… Ратибор принюхался - да, ни малейшего намёка на дым. Неужто электричество?! Наследие загадочных предков!
Робкий желтоватый свет помог разглядеть заваленный обломками пол. Оставалось подивиться, как только всадник не переломал себе ноги, постоянно натыкаясь на них. А впереди, при старании, можно было увидеть нечто вроде огромной лестницы, положенной на пол и устремившейся куда-то вдаль. По выступившим из полумрака стенам извивалось что-то похожее на бесконечно длинных змей.
- Рельсы, - Света указала на лестницу.
- Кто? - не понял Ратибор.
- Дорога для поезда. Поезд это… Слушай, я не мастер с русского на русский переводить, - девушка осмотрелась. - Как на метро похоже. Я однажды между станциями полчаса просидела. В вагоне, конечно. Из окна такие же толстые провода видела. С ума сойти!
- Что такое метро?
- Это… Ратибор, надо убираться отсюда! Если пойдёт поезд…
- Если я правильно понял, та штука, похожая на упавшую лестницу, что-то вроде дороги?
- Умница.
- В таком случае, твой поезд по ней давно уже не ходит, я уже полчаса спотыкаюсь обо всякие обломки. Дорога разрушена.
- И ты молчал?!
- Я же не знал, что это какие-то там рельсы. Так что такое метро?
- То, что ты перед собой видишь. Подземный городской транспорт. Слушай, в газетах пишут про разные секретные линии. Может мы туда и попали?
- Тебе виднее.
- Ага, виднее! Ими же правительство пользуется, разные шпионы.
- Вряд ли правитель допустил разрушения своей тайной дороги.
- Точно. Что делать будем?
- Ты до сих пор против разведки?
- Хочешь меня здесь оставить? Нет уж! Вместе пойдём! Чего ты интересно наразведаешь, если даже не заешь что такое метро?
Всадник пожал плечами. Когда-то давно он читал или слышал, что и два десятка мудрецов не переспорят одну женщину. Доказывать на примере истинность древнего высказывания не было ни времени, ни желания. Обнажив оружие, Ратибор двигался в сторону укреплённого на стене фонаря (как и предполагал электрического) время от времени удерживая спутницу, которая, попав в знакомую обстановку, то и дело норовила забежать вперёд.
Тусклые фонари попадались через каждый десяток шагов. Их покрытая путиной поверхность, каплющая с потолка вода, повреждения на рельсах показывали, что дорогой давно не пользуются. Ратибор немного успокоился, если и встретятся здесь люди, то, скорее всего, подобные им беглецы. С товарищами по несчастью договориться всегда проще. Как назло, вспомнились морлоки. Самое для них место. Вот уж с кем не нужно возобновлять знакомство ни при каких обстоятельствах. Всадник принялся чаще оглядываться и всматриваться в тёмные уголки. Очень не хотелось, чтобы белёсые уродцы, жаждущие человеческого мяса, застали врасплох.
Дорога, а вместе с ней и туннель выгнулись дугой, делая мягкий поворот. Через несколько шагов по привыкшим к полумраку глазам всадника и его спутницы резанул яркий свет. Ослепший Ратибор в десятитысячный раз выругал себя за беспечность. Страшась одной опасности, забыл про всё остальное, вот и стоит теперь беспомощный, подобно высунувшемуся из дупла филину. Чудом будет, если не слетятся одержимые жаждой мщения вороны. Ослеплённый всадник занял угрожающую позу и поднял оружие, давая понять предполагаемым противникам, что просто так не сдастся.
***
- Отступай назад, - бросил он Свете. - Я прикрою.
- С чего отступать-то? - глаза девушки успели привыкнуть к перемене освещения. Она приняла вид городского сторожила, который гордо прохаживается перед группкой ошалевших от столичных чудес деревенских простаков. - Мы на станцию вышли. Только нет никого почему-то.
Известие об отсутствии кого бы то ни было, позволило Ратибору зажмуриться на некоторое время. Когда всадник открыл веки, то снова обрёл способность видеть. Ратибор огляделся. Далеко впереди темнел следующий вход, подобный тому, что остался за спиной. Дорога зазывно ныряла туда. Но то, что расположилось между этими двумя воротами в царство полумрака! Всадник застыл с открытым ртом…
Конечно, следы запустения не пощадили и огромный, отделанный мрамором зал: слой пыли на полу, грязные потёки на стенах, проплешины выпавших плит, зажжённые меньше чем вполовину ламп великолепные люстры. Но и сейчас, в своём не самом лучшем виде, зал поразил всадника величественной красотой, богатой отделкой и монументальным спокойствием. Дух захватывало от мысли, как выглядел он в те времена, когда люстры сияли во всём своём великолепии, а армия слуг сдувала невидимые пылинки с мраморных плит.
- И правда, место достойное правителя, - прошептал Ратибор.
- Обычная станция. На кольце или в центре где-нибудь, - Света и не думала разделять восхищения всадника подземными хоромами. - Лучше помоги мне, - девушка уже несколько раз безуспешно пыталась выбраться из канавы, по которой пролегла дорога.
- Я всегда думал, что женщины лучше понимают красоту, - произнёс всадник с укоризной, помогая спутнице. - Любуйся, пока есть возможность.
- Метро я, что ли, не видела? – оказавшись на выложенной мрамором площадке, девушка протянула Ратибору руку.
- Такое разве что во сне увидишь, - игнорируя помощь, всадник выбрался рядом. - И хватает духу такое станцией назвать! - он не сводил глаз с массивных колонн подпирающих мозаичный потолок, - Стыдись, Света, нельзя относится с пренебрежением к творению искусных мастеров. Нужно восхищаться созданной ими красотой.
- Навосхищалась уже, когда в Москве работала, - фыркнула девушка. - Особенно, когда в час пик всякие извращенцы прижимаются, или бабки с грязными тележками в вагон влетают. Я вот только не пойму, что это за станция?
- Москва? - переспросил Ратибор, рассматривая картины на потолке. - Это Москва?
- На Питер вроде не похоже, а больше я нигде не была. ИМПЕРАТОРСКАЯ, - разобрала Света укреплённые на стене позеленевшие медные буквы. – Что-то я такой не припомню. Может, переименовали?
- Если это Москва, то надо выбраться из дворца и отыскать князя Серебряного, Никиту Романовича, - заявил всадник, лавируя между колонн с задранной к потолку головой.
- Сказано - не дворец, а обычная станция метро, - девушку раздражало, что память упорно не хотела привязать незнакомое название к цвету какой-либо линии. - И не найдёшь ты своего князя. Не помню, - наконец сдалась она. – Не помню я такой станции! Нужна схема.
- Найдём. Он недавно с войны вернулся, - Ратибор оторвался от созерцания мозаик. - Только выбраться отсюда.
- Ты знаешь, сколько в Москве народа?! - вспылила Света. – Где ты будешь своего князя искать? Вообще, надо отыскать дежурного. Наверное, сейчас ночь. Нет, лучше открытия дождёмся, а то за каких-нибудь террористов примут. Утром народ хлынет…
- Сомневаюсь, - всадник указал на слой пыли, где чётко отпечатались их следы. – Если только на нас поглядеть.
- Прекрати. Такого… Слушай, а почему не убираются?
- Потому же, почему и дорогу не ремонтируют. Метром ли это место зовётся, дворцом ли - одно ясно: его покинули, - Ратибор успел не только полюбоваться картинами, всадник заметил в тёмном углу остатки истлевшей одежды и человеческие кости, но предусмотрительно скрыл от спутницы факт страшной находки.
- А электричество? - возразила Света.
- Даже в Подлунном были устройства, работающие на запасах огненной жидкости.
- Ты не понимаешь.. У нас… Ой, смотри, - девушка уже двигалась в конец зала, - лоток оставили.
Ратибор порадовавшись, что спутница побежала в сторону, противоположенную печальным останкам, направился следом. Он нагнал Свету возле небольшого столика. Девушка растерянно смотрела на кипу, покрытых печатными знаками, пожелтевших от времени, бумажных листов.
- Кто-то газеты бросил, - её глаза увлажнились. – Что происходит?
- Кто-то минуту назад говорил, что я ничего не понимаю, - иногда всадник становился бесчувственным чурбаном, за что в последние дни постоянно клял себя. - Извини, - тут же поправился он. – Это что-то вроде княжеских указов и листков с известиями? – Ратибор указал на листки.
Девушка кивнула.
- Поглядим, - он взял испещрённый ровными буквами кусок бумаги, с радостью заметил, что знаки ему понятны. – Столичный Кадет, - разобрал всадник жирный заголовок.
Ратибор склонился к столику, разбирая другие заглавия. Заметил ещё один скелет в истлевшей одежде. Наугад схватил несколько газет и, поймав ладонь девушки, повёл её прочь от не слишком приятного зрелища.
- На свету хочу разобрать, - пояснил он свою поспешность. - Буквы больно мудрёные.
Света послушно следовала за всадником. Выглядела она не лучше, чем в ту минуту, когда встретила Ратибора в Межмирье.
- Я обрадовалась…, - шептала девушка. - Думала всё… Что случилось?
Ратибор выбрал прилепившуюся у подножия колонны массивную мраморную скамью. Убедившись, что на глаза спутнице не попадётся ничего способного ухудшить её и без того не слишком бодрое состояния духа, присел на отполированную поверхность. Света послушно опустилась рядом. Всадник положил стопку газет на колено.
- Сейчас во всём разберёмся, - Ратибор слишком уж хотел выглядеть жизнерадостным и уверенным в себе, потому слова его прозвучали фальшиво, повиснув в затхлом воздухе пустынного зала, где по тёмным углам догнивали человеческие останки. Всадник это прекрасно понял и поспешил сменить тон.
- Уж ниточку какую-нибудь ухватим, - добавил он вполголоса. – Ты как думаешь?
Света пожала плечами.
- Непременно ухватим, - продолжал Ратибор, вновь обретая уверенность. - Сейчас прочтем, и всё станет ясно…
- Они понапишут, - невесело усмехнулась девушка. - Только читай.
- Ты не права – бумага слишком дорога для написания разных глупостей.
- Только не у нас…
Ратибор, оставив спор, принялся изучать листок, прихваченный в первую очередь.
***
Столичный Кадет.
30 августа 2052 года.
Второй тур всемирной лотереи.

- Здесь про какую-то лотерею пишут, - сообщил всадник Свете. - Тебе прочесть.
Девушка молча отмахнулась. Ратибор принялся разбирать текст. Из запутанного и малопонятного повествования он уяснил: какой-то немыслимый богатей полгода назад заявил, что хочет сделать подарок каждому жителю планеты. Условие он поставил следующее – во избежание обид и зависти с нанятых им самолётов (неужто и такие бывают) разбросают бумажки с номерами. По этим бумажкам и будут награждаться предъявившие их в специальном месте. Среди призов Ратибор нашёл и пресловутый телевизор.
В заявление полоумного богатея поверили немногие, потому пронумерованные бумажки рассыпались впустую. Какова же была досада маловеров, когда обладатели лотерейных билетиков получили обещанное. Подарки, как и оговаривалось, стоили недешёво. Кое-где даже прошли беспорядки, в которых счастливчикам досталось от обиженных соседей. Богатей поспешил заверить, что по осени бумажки раскидают во второй раз. Призвал жителей планеты не упускать своё счастье… И вот до раздачи заветных бумажек осталось несколько часов.
«Видать все побежали кусочек счастья урвать, - подумал Ратибор. – А те двое? От радости, что ли, померли?»
Всадник пробежался по оставшемуся тексту. Ерунду какую-то пишут! Скандал в салоне графини N***. Описание отдыха детей аристократов и купцов на каких-то южных островах. Признания знаменитого лицедея D*** о своём одновременном сожительстве с собственном кузеном, его сто двадцатилетней горничной и зубастой тварью привезённой из далёких стран. Рядом призыв народного трибуна J***, ко всем верноподданным о бойкоте выступлений развратного скомороха и его немедленного ареста.
«На что бумагу тратят! – возмутился всадник, беря следующий листок.








Число стоит то же, что и на предыдущем. Да и основная тема мало отличается, если не считать витиеватых рассуждений автора на тему, должно ли цвету нации участвовать в таком сомнительном мероприятии, как получение бесплатных даров. Достойный муж, князь Каспич-Забайкальский, напоминал своим читателям о передовой роли их сословия, о благородной крови, хранимой ими не одно тысячелетие, о престиже Империи, коей передовыми лицами они являются, о дремучести и безрассудности простонародья и т.д. и т.п.
К середине статьи у Ратибора заболели глаза, и ему захотелось встать навытяжку перед образами благородных людей, восстававших из описаний ученейшего князя. Концовка оказалась той самой ложкой дёгтя в бочке мёда. Почтенный автор приходил к выводу, что славной Империи не должно брать пример ни с развращённого Запада, ни с дикого Востока.
«… потому долг наш, как отцов и благодетелей нации, - писал благороднейший муж с давно прокисшей от древности кровью, - не допустить попадания оных билетов в руки неразумного народа нашего. Таинственному же меценату и филантропу должно войти в связь с Дворянским Собранием и передать в ведение оного часть вышеозначенной лотереи, предоставив мужам, являющим собой цвет нации и гордость её, самолично разделить между подданными, как и делалось испокон веков на Святой Земле нашей».
«Забайкальский-то, парень не промах», - усмехнулся всадник, развернув газету.
Дальнейшие материалы разнесли в пух и прах благородные образы, созданные почтенным князем в его труде. Чёрт возьми, несколько страниц полных грязных сплетен, мерзких скандалов и похотливых объявлений. Вот так гордость нации!
Следующие листки Ратибор рассматривал не особо внимательно. Один за другим на скамью ложились:

Социал - Демократический вестникъ.













Всадник уже не различал названия, а вскоре перестал интересоваться и содержанием, уделяя внимание лишь передовице. Да и там, по правде говоря, одно и то же. Лотерея, лотерея, лотерея. Разделялись только в оценке личности всемирного благодетеля. Одни восхищались им, называя другом всех трудящихся, пламенным борцом за их права и верным последователем какого-то там учения. Вторые видели во всём жидовский заговор, направленный против Империи вообще и её властителя лично. Разоблачитель путался в причинах заговора и его целях, апеллировал к протоколам каких-то мудрецов и заканчивал статью глубокомысленным изречением: «Пархатые всех нас ненавидят!» Автор очередной статьи пускался в туманные теологические рассуждения, то и дело цитируя неизвестную всаднику Священную Книгу, просил у Всевышнего защиты от козней нечистого и заключал, что щедрый меценат никто иной, как агент ложных верований, следовательно - орудие в руках врага рода человеческого и дары его нечестивы, а потому надо употребить их на благое дело. Далее многомудрый волхв указывал адреса, по которым примут дары из Преисподней, чтобы пустить их на дела богоугодные.
Очередной листок отличался от себе подобных крайним легкомыслием шрифта – буквы плясали и кривлялись, подобно пьяным скоморохам. Назывался он «Вечный Эпикуреец». Ни слова о лотерее! Да и слов-то, по чести сказать, небогато - цветные картинки напрыгивают друг на друга, не оставляя места для текста. Чего только не изображено на них: девушки в откровенных позах и в одежде, созидание коей не заняло слишком много времени у портного, люди неизвестного пола в причудливых костюмах, диковинные кушанья и повсюду пляски, оскал бессмысленных улыбок, дурацкие гримасы и объятья.
«Хоть здесь про билетики нет», - подумал, было, Ратибор и тут же наткнулся на крупные буквы.
- Обменяй серую подачку на вечный праздник! – взывали они. - За один сданный билет лотереи, ты получаешь пропуск в самые продвинутые клубы! Модные ди-джеи и звёзды тусовки! Путешествие автостопом на мировые дансинги! Ночёвка в кварталах пугающих обывателя! Получить халяву, подобно серой массе или веселиться, зажигать, тусоваться и расслабляться целый год?! Не тормози, сделай выбор! Не будь лохом!
«И эти туда же, - усмехнулся всадник. - Не любят люди бесхозного добра, особенно, когда всем раздают и по справедливости. Ну, и наделал богатей шороху!»
Оказавшаяся в руках Ратибора газета « Т А Й Н А », явила взору всадника таинственного дарителя. В кругу друзей, как гласила подпись под чёрно-белой картинкой, где с трудом угадывались человеческие силуэты. Низкое качество изображения объяснялось тем, что она подарена ветераном одной очень секретной службы.
Всадник вздрогнул. Даже среди тёмных пятен и расплывчатых лиц он узнал ненавистную фигуру в чёрном балахоне. Мериддин стоял за спиной человека, являвшегося, по словам престарелого шпиона, тем самым богатеем, который взялся проводить бестолковую для него самого, но выгодную для ловких людей лотерею.
Ратибор жадно впился в пожелтевший листок, проглатывая и переваривая буквы одну за другой. Чёрт возьми, ни слова о Мериддине, дряхлый генерал политического шпионажа и международного сыска вспоминал давнюю войну, по завершению коей знаменитый разбойник Ибн Синдбад, укрылся от заслуженной кары на необитаемом, покрытом вечными льдами материке и время от времени грозил оттуда всей планете то изменением климата, то отрядами пингвинов смертников. По словам разоткровенничавшегося перед смертью рыцаря плаща и кинжала, таинственный даритель никто иной, как старший сын душегуба, унаследовавший все его баснословные богатства, которые увеличивались и оставались в руках Ибн Синдбада, несмотря на его войну со всем миром. В заключение достойный старец призывал не терять бдительности и мочить всех и вся, как завещал Великий Канцлер Основатель Новой Империи и Четвёртого Рима.
Далее следовало пояснение человека беседовавшего с покойным уже бойцом невидимого фронта. Мастер пера отдавал должное закладчикам фундамента Империи, но тут же замечал, что время подобных воззрений кануло в лету. Общество неумолимо идёт к соблюдению прав человека, и власть предрассудков отступает. По сему он призывал общество, дорожащее всечеловеческими ценностями, сдать билеты в несколько фондов, таких как: «Фонд всеобщего разрушения границ», «Фонд раскаявшихся и извинившихся каторжников», «Фонд исследований по способам перехода с насильственного решения, на метод взаимовыгодного диалога».
- Чёртов пустомеля! – выругался Ратибор. - Нет бы, старика о Мериддине расспросить!
- Ты чего? – злобный шёпот всадника отвлёк Свету от мрачных мыслей. - Нашёл что-нибудь?
- Подумать надо. Почитай пока.
Девушка взяла газету, с равнодушным видом перевернула несколько страниц, пробежалась глазами по строкам.
- Странная, - заметила она. - Я таких раньше не видела. Лотерея какая-то…
- Это точно твой Мир?
- Точно. У нас и газет всяких навалом и лотерей. Пишут всё, как и в тех, которые я покупала.
- Ладно… - всадник задумался.
***
Участие Мериддина в замыслах щедрого богача не предвещало ничего хорошего. Всеобщее запустение, трупы… Ратибор попытался мыслить подобно врагу. Один из залогов победы – примерить шкуру соперника, представить его образ действий. Именно этим всадник сейчас и занимался.
Мериддин - что двигало им при раздаче дорогих подарков? Уж никак ни приверженность идеи всеобщего равенства, как написала одна газета и не попытка совратить праведников, как возражала другая. Гений разрушения не станет размениваться по мелочам. В Подлунном чародей ведь тоже не скупился на услуги. Старый колдун слишком хитёр, чтобы рушить собственными руками. Да и примитивный способ - взять и сломать, тоже не для него. Мериддин обожает изящество и утончённость. Для него уничтожение один из методов созидания. Значит… Проклятие!
Ратибор увидел план Мериддина, словно тот был распечатан на газетном листе. Как только не догадался обо всём, прочтя несколько листов?! Всё очень просто! Мало того, что среди даров нет двух одинаковых вещей, по крайней мере, в первый раз не было, так ведь ещё натура людская! Разве утерпит жадность человеческая, когда всем и понемножку? Найдётся тот, кто посчитает себя достойным большего, кому соседский подарок покажется лучше собственного, появятся удальцы, кто захочет от слов перейти к делу – украсть, отнять, подменить. А ещё проще ни громоздкую вещь присвоить, а на чужой билет глаз положить. Его и спрятать легче в случае чего. Отыщутся и те, кто поверив газетам, захочет помочь единомышленникам, сдать побольше ставших ценными бумажек. Грабитель же, что не о своём, а общественном благе печётся – самый страшный. Он ни перед чем не остановится.
Всаднику стало не по себе. Вот почему нет никого. Перебили друг друга – сперва за билеты, потом за подарки. Тем, кто остался уже не до подземных хором.
- Я сейчас! - кинул он Свете, направляясь к лотку.
Девушка только кивнула, поглощённая рассматриванием картинок в весёлой газете.
Оказавшись у столика, Ратибор увидел не замеченную ранее книжицу. Прихватил с собой. Может когда-нибудь с Геродотом встретится – будет парню подарок. Да и самому на досуге полистать можно. Света пояснит, если что непонятно станет… Чёрт возьми! Девушка уверена, что попала в свой Мир. Как теперь ей сказать, что его, скорее всего, больше нет? По крайней мере, в прежнем виде.
Ладно, об этом после. Всадник склонился над человеческими останками. Так и есть, в черепе зияет дыра. Ратибор глянул на хранящие лохмотья одежды рёбра, цепочку позвонков… Это что такое? Двумя пальцами Ратибор подцепил белый прямоугольник, лежавший у позвоночника. Бумага, и преотличного качества. По бокам затейливая рамка, а в центре… Цифры!!! Ратибор отбросил белоснежный прямоугольник, словно ядовитую тварь. Картина разыгравшейся трагедии встала перед его глазами. Несчастный даже перед угрозой смерти не захотел лишиться частички всеобщего счастья и за секунду до того, как грабитель проломил ему череп, укрыл заветный билет в собственном желудке.
Ратибор вспомнил о втором скелете. Тоже, наверное, что-то похожее….
***
- Не может быть! - Света вскочила со скамьи, будто газеты обратились бочкой пороха, коей вот-вот коснутся языки пламени.
Ратибор бросился к девушке, на ходу обнажая револьверы:
- Что случилось?!
- Посмотри! – Света указала на стопку жёлтой бумаги.
- Уже читал. Ничего особенного. Я хочу предупредить тебя…
- Посмотри число! Под заголовками!
- 30 августа 2052 год. Ты про это? А чего здесь особенного?
- Я живу в одна тысяча девятьсот девяносто девятом! Понимаешь?! Де-вя-нос-то де-вя-том!!!
Всадник, чей мозг до этого упорно пытался создать хотя бы копию Мериддновых замыслов, смотрел на спутницу ничего непонимающим взглядом, с трудом переваривая только что услышанное.
- Что ты этим хочешь…
- Куда ты завёл меня, чудо?! В будущее?!
- Так это не твой Мир?
- Конечно, нет! Я и смотрю, газеты какие-то непонятные. Лотерея. Император. У нас, вообще, президент!
- Значит и не Москва это? И князя Серебряного здесь не найти?
- Не морочь мне голову! У нас нет ни князей, ни графов! У нас демократия! И мне без разницы как здесь что называется. Давай отсюда выбираться. Кладбище какое-то! В Межмирье и то так жутко не было!
- Значит, не твой Мир! - выдохнул всадник.
- По крайней мере, не мой год, - поправила девушка.
- Значит, ты не особо расстроишься, когда узнаешь, что здесь произошла катастрофа?
- Катастрофа?
- Я думаю, люди перебили друг друга из-за лотереи. Если кто и остался….
- Ужас какой! Ты уверен! – девушка всхлипнула. - А если это всё же мой Мир? В будущем? Ты специально мне всякие кошмары показываешь?
- Я хотел сперва всё разведать, - напомнил Ратибор. - Сама, между прочим… Будущее, кстати, - он решил, что сейчас не время выяснять отношения и попытался успокоить Свету, - переменчиво. Я у Всеведа в особой книжке видал. Там картинки с грядущим туманные и подвижные, не разглядишь толком. Даже настоящее движется, только нормально. Застывает только прошлое, его уже не изменишь. Так что, необязательно у вас такое случиться.
- Правда?
- Конечно. Здесь к тому же Мериддин руку приложил. А если я его остановлю…
- Так останавливай! - от избытка чувств, Света даже притопнула. - Чего мы сидим на этом кладбище?!
- Ого! - удивился всадник. - Я его, кстати, не уговором и увещеванием задержать собираюсь… Догадываешься, наверное? Откуда такая кровожадность?
- А чему от тебя ещё научишься, коварный соблазнитель!
- Яги нам здесь только не хватало… Как только выбираться отсюда? Что-то Всевед про руны говорил. Попробую разобрать…. Полистай пока, - Ратибор протянул девушке захваченную с лотка книжку. Мельком глянул на обложку. Творение называлось «Жизненный путь и деяния Великого Канцлера: от разграбленных руин до Новой Империи».
С обложки на всадника смотрел невысокий худощавый человек с аккуратно причёсанными волосами и ничем неприметным лицом. Неприметным, если бы не глаза. Взгляд Великого Канцлера был направлен в никуда. Холодный и колючий он проникал сквозь человека, словно того и не было. Ратибор даже оглянулся – не увидел ли сей достойный муж кого-либо за его спиной? Потом одёрнул себя: Великий Канцлер всего лишь картинка, хотя и искусно выполненная. Вот если бы живой… Нет, в реальности Ратибору очень не хотелось попасть под такой вот взгляд.
Света отвергла книгу о деяниях великого человека, предпочтя разноцветную газету. Всадник решил, что так оно и лучше. Великий Канцлер ему не особо понравился. Ратибор отнёс книжицу обратно на лоток.
«Сомнительный подарок для добродушного мутанта», - решил он, укладывая произведение на столик.
***
Рассказ об аккуратном изучении и тонком разборе всадником доставшихся от чародея символов в течение последующего часа был бы правдой лишь наполовину. Природа не наделила Ратибора ни терпением, ни осторожностью в подобного рода делах. После первых двух неудачных попыток, раздосадованный всадник предпочёл забыть предостережения чародея и действовать на свой страх и риск. Несмотря, на удары судьбы и суровые жизненные уроки, Ратибор оставался приверженцем метода исследований, который кратко можно назвать «… авось получится..» или «..хуже, надеюсь, не будет..».
Расшифровать руны и значение их сочетания не составило для него труда. Проще простого: «Алгиз» - воин, «Ейхвас» - мифический конь, проходящий меж Мирами, ещё одна «Алгиз» - защита, «Ингус» - удача. Дальнейшие действия нагоняли на Ратибора тоску. Сплести магические знаки так, чтобы формула сработала без сучка, без задоринки. Да на это целый день уйдёт!
- Время не ждёт! – придумал он себе в оправдание, когда вторая, не слишком усердная попытка воплотить в жизнь уроки Всеведа закончилась провалом.
То, что происходило после этих слов, привело бы в ужас любого человека, хоть мало-мальски сведущего в магическом искусстве. Ратибор и сам понимал безрассудность своих экспериментов, сравнивал себя с княжичем Андреем, который сев в повозку Древних принялся дёргать за все рычаги подряд, но остановиться всадник уже не мог, охваченный каким-то безумным азартом и ребяческой настырностью. В дело пошёл и подаренный озёрницей аметист, и серебряная монетка, и свинцовая головка патрона, и щепоть пороха; даже травинка, прилипшая к подошве сапога, была призвана на помощь.
Вскоре, Ратибор, сидящий на мраморном полу, исчерченном магическими кругами и рунными формулами, в окружении вышеназванных предметов, стал похож на заправского алхимика. Света, отложив газету, с интересом наблюдала за его действиями. Сперва, бормочущий Ратибор, разрисовывающий пол, расставляющий камешки и потрошащий патрон, выглядел нелепо. Девушка с трудом сдерживала улыбку. Далее, увлечённость, даже одержимость возлюбленного, настроили её на более серьёзный лад, и она со всё возрастающим вниманием наблюдала за всадником. Лишь неосведомлённость в данном вопросе и боязнь помешать чему-то важному удерживали девушку от вопросов и ценных по её мнению советов.
Ратибор, казалось, и сам забыл – зачем он это всё затеял? Всадник уподобился с азартом гоняющейся за повисшей в воздухе пушинкой кошке, которая выбившись из сил, но ухватив предмет своих мечтаний, сама не знает, что с ним потом делать…
***
Говорят, раз в год и палка стреляет. Куда? Это уж, как повезёт. Ратибору, Свете, а может и всем Мирам в этот раз повезло. В памяти всадника всплыл виденный в подземельях знак. С решимостью человека готового хату спалить, но тараканов вывести он нанёс символ на чистый участок плиты. Тут же окружил его полученными от Всеведа рунами в различных сочетаниях. Подумал и добавил все имевшиеся в наличии артефакты, а именно: аметист, монетку, растерзанный патрон, высохшую травинку. На память пришли слова чародея о том, что кровь основная составляющая магии. Отбросив сомнения, Ратибор достал нож и полоснул себя по запястью. Света ахнула. Кровь закапала в центр созданного всадником магического пространства.
- Ты с ума сошёл?! – возмутилась девушка.
- Я заговор знаю, - успокоил её Ратибор. – Мигом кровь останов…
В это мгновение раздался хлопок, что-то вспыхнуло, и на месте собранных по карманам всадника артефактов осталась горстка пепла.
- Прекращай немедленно! - Света решительно направилась в сторону мага-самоучки. - Властелин Колец доморощенный! Взорвёшь ещё…
Девушка застыла на месте - со всех сторон их окружали выплывающие из ниоткуда лиловые шары.
- Получилось! - радостно закричал Ратибор и, ухватив растерянную Свету за руку, ринулся в недра плодов собственной ворожбы.
- Послушай, дорогой мой! - голос девушки дрожал от гнева, как только под ногами почувствовалась почва или что-то ещё - более надежное, чем лиловый туман, она освободилась от пальцев всадника. - Ещё один такой фокус…
- Получилось ведь! - улыбка Ратибора вряд ли подошла бы мудрецу, скорее всего совсем наоборот. - И без всяких мудрёных комбинаций!
- Зато со взрывами! И где мы сейчас?
- Где-то… Туман рассеется - увидим.
- Я тебе удивляюсь, Ратибор! То надуешься, как мышь на крупу, то, как мальчишка пальцы в розетку сунешь, то… - разглядев проявившиеся за лиловыми клубами очертания, Света замолчала.
- Человек, вообще, существо капризное и переменчивое, - философски заметил всадник. - Куда это мы и правда попали? Горы, по-моему?
***
То, что сквозь лиловую дымку виделось горами, оказалось угловатыми, некрасивыми (на взгляд Ратибора) дворцами. Они обступили путешественников со всех сторон. В трёх из них всадник насчитал по пять поверхов и бесчисленное количество окон. Четвёртый подпирал верхушкой небо, потому Ратибор не стал ничего подсчитывать, сочтя сие занятием бесполезным и долгим. Дворцы, как говорилось ранее, всаднику не понравились. Огромные серые кубы. Ни тебе украшений, ни затейливой резьбы, ни родовых гербов, ни оберегов. Либо мастер не умел ничего другого как укладывать камень на камень, либо заказавшие их вельможи отличались редкой аскетичностью и полным отсутствием вкуса.
- Крепость, что ли, недостроенная? - пробормотал Ратибор вполголоса. - Вроде всё в порядке! - добавил он вслух.
- В порядке? - девушка смотрела на него склонив голову на бок.
- А то! Живы-здоровы, на твёрдом стоим, - всадник указал на клочок земли, покрытый чахлой травой и рассечённый наискось вытоптанной тропкой. - Хорошо, что между дворцами попали, а то могли и на краю крыши оказаться или вообще посреди моря.
- Ты это специально задумал?
- Ну, не совсем, конечно, - всадник попытался убедить себя, что переход отнюдь не последствия блужданий наугад, а закономерный итого цепочки продуманных и рассчитанных шагов. - Кое-что и наперекосяк пошло… Но в основном…
- Так ты заранее всё знал? - допытывалась Света.
- Ничего я не знал! - не выдержал Ратибор, обманывать других - дело неприглядное, врать себе - бесполезное и даже вредное. - Ткнул пальцем в небо и сюда попал!
- С ума сойти!
- А что собственно особенного? – всадник не видел причин для восторга, как, впрочем, и для огорчений. – Мир как Мир, не лучше других я думаю.
- Если не считать, что в двух кварталах мой дом, - заметила девушка.
- Чего?!
- Чего слышал. И прекрати орать. На нас и так уже смотрят.
Всадник оглянулся – из-за забитых мусором баков выглядывала округлая женщина, чья молодость давным-давно стала достоянием истории. Заметив, что её схорон раскрыт, престарелая разведчица решила больше не скрываться. Она двинулась в сторону Ратибора и Светы, сверля их подозрительным взглядом и неся пустое ведро с достоинством, коему позавидовали бы и родовитые бояре.
- Стоят здесь со своими шалавами, - злобное шипение буквально молодых людей зарядом слепой ненависти ко всему и вся. – Пройти нельзя, - заявление совершенно не соответствовало действительности, даже если учесть скромность дворика и дородность пенсионерки. – Что стоять? Шли бы в свой двор и стояли.
- Послушай, почтенная женщина, - своей учтивостью и уважительным тоном Ратибор попытался вызвать расположение пожилой особы.
Презрительный взгляд выцветших глаз скользнул по кожаным одеждам всадника, дёрнул за рассыпавшиеся по плечам волосы, уцепился за кобуру и ножны.
- Бандит! - взвизгнула старуха, семеня к подъезду с утиной грациозностью. - Террорист!
- Теперь это уже точно мой Мир, - Света проводила неприветливую аборигенку грустной улыбкой.
- Наверное, она властительница здешнего замка, - предположил Ратибор, - и раздражена вторжением чужаков.
- Властительница, - усмехнулась девушка, - окрестных скамеек, городского транспорта и пунктов сдачи стеклотары.
- Ты с ней знакома?
- Только мне этого не хватало!
- Так почему же…
- Ратибор, теперь я твой проводник. Потому, давай-ка ноги уносить, у неё хватит ума между двумя сериалами ментов вызвать. Сейчас очень модно ловить террористов… Давай хотя бы отойдём, чтобы глаза не мозолить. Наверняка из окна подглядывает…
***
Всадник нехотя повиновался. Не привык он к роли ведомого. Следуя за девушкой, Ратибор тешил себя надеждой, что Света ошиблась как в том подземном дворце, и он, Ратибор, когда всё выясниться, конечно же, посочувствует возлюбленной, а потом займёт привычное место проводника, разведчика и защитника. Нужно немного подождать. Уступить кое в чём. Потом наверстается.
Одолеваемый подобными, не совсем, надо сказать, благородными мыслями и чаяниями, всадник свернул за угол пятиэтажки, повинуясь воле проводницы. Надо отдать должное Ратибору, он не забывал осматриваться по сторонам, и в случае опасности был готов занять место в авангарде или остаться в арьергарде, смотря откуда она нагрянет.
Ничего угрожающего пока не появлялось. Однообразные серые прямоугольные дома (как только терпения хватает одно и тоже строить?) бесцеремонно укладывались тенью на чахлые истоптанные лужайки; безжалостно обкромсанные чьей-то варварской рукой деревья и кусты гнули искалеченные ветки под слоями пыли, бродячие кошки рылись в баках с отходами.
Поначалу, всадника насторожило обилие повозок Лады. Жестяные коробки на колёсах, вопреки всеобщему унынию празднично сверкали начищенными боками и стёклами, оставляя на земле масляные пятна и наполняя воздух резким запахом огненной жидкости. Признаков агрессии Ратибор с их стороны не заметил и сразу же успокоился. Повозки даже как-то украшали утопающие в пыли и однообразии пейзажи разнообразием расцветок.
Возле некоторых повозок путешественникам встретились люди. Ратибор усомнился в словах книжников, что сии механизмы служили человеку. Скорее наоборот, человек подходил к железным созданиям, подобно тому, как вассал является в покои сюзерена, как жрец приносит дары верховному идолу в храме. Трепет и почтение сквозили в движениях людей, дерзнувших приблизиться к, оборвавшей когда-то жизнь княжича Андрея, машине. Каждый из них делал одинаковый жест, выкидывая вперёд одну руку (всадник решил, что это ритуальное приветствие). Повозка отзывалась разрывающим уши и режущим нервы писком. Только после подобного ритуала счастливец отваживался подойти к зловонной громадине.
Многие враждебно озирались на Ратибора, видя в непрестанно вертящем головой и не закрывающем рот всаднике какую-то угрозу для своих жестяных повелителей.
- Прекрати тормозить! - рассердилась Света. - Я и так не знаю, что делать, ещё ты себя ведёшь, как знатный колхозник на ВДНХ.
- Всё-таки твой Мир? - Ратибор позабыл недавние чаяния, оглушённый обилием легендарных повозок, не ржавых и сгоревших, как в Подлунном, а новеньких и сотрясающих воздух утробным рыком.
- Ты ещё сомневаешься? - девушка остановилась. - Только… - она посмотрела на Ратибора. - То ли со мной что-то случилось, то ли здесь не всё в порядке.
- Что-нибудь заметила? - насторожился всадник.
- Не знаю… Ещё вчера я мечтала вернуться сюда, а сейчас…. Ратибор, зачем ты это всё устроил?!
- Ну, не совсем… я… - смутился всадник. - Ты же сама хотела.
- Мало ли чего я хотела. Что мне теперь делать?
- Ты почти дома.
- А ты?
- У меня ещё дела.
- Так значит? – глаза Светы превратились в злые щёлки. - Вот и вся любовь?
- Ну, я вернусь, когда….
- Не надо мелодрам устраивать – я вернусь, ты только жди… Чёрта с два ты вернёшься! Ты не из тех, кто возвращается!
- Ты считаешь меня лжецом?
- Идиот! Я просто узнала кто ты!
- Кто я? - Ратибор чувствовал себя не слишком уютно.
- Ты тот, кто никогда не оборачивается.
- Не понял.
- Я видела тебя со стороны, Ратибор. Ты никогда не оглядываешься. Ты идёшь только вперед, и терпеть не можешь возвращаться. Ты возненавидишь всё, что заставит тебя отступить хотя бы на шаг…
- Я обещаю…
- Не надо, Ратибор. Я не хочу, чтобы ты возвращался из-за меня. Я не хочу вытягивать из тебя обещаний, которые ты потом возненавидишь. Я люблю тебя.
- Но я тоже….люблю. Я не могу расстаться навсегда.
- Вот поэтому, я здесь не останусь. Я уйду с тобой.
- Что?!
- Ты говорил, что любишь.
- Это опасно!
- Ты говорил, что не хочешь расставаться.
- Это твой дом. Я сам не знаю куда иду.
- Ты лжец, младший командир отряда всадников! - слёзы брызнули из глаз девушки. – Жалкий лжец! Давай, скажи хоть раз в жизни правду! Скажи - пошла прочь, Светка! Ты мне надоела! Не путайся под ногами! Ну же, будь мужчиной! Скажи!
- Я… - Ратибор чувствовал себя так, словно его огрели дубиной.
****
- Светка! - ссорящуюся пару ударило разрядом тока, их взгляды одновременно метнулись в сторону, откуда раздался голос. - Мамочки мои! Светка! Ты где была?! – из подъезда выскочила девица и ринулась в сторону влюблённых.
- Машка? - Света, похоже, не разделяла радость приятельницы. - Её только не хватало, - произнесла она вполголоса. - Только молчи, - успела шепнуть она Ратибору, прежде чем они оказались в эпицентре урагана по имени Машка.
- Сто лет тебя не видела! – взвизгивала девица, оставляя на щеке Светы отпечаток помады. – Про тебя такое болтали! Ты где была полгода! Твоей бабке сказали, что… Ой, несу ерунду какую-то! Это ты Светка?! А что у вас на самом деле было?! Ты от Шабата пряталась, да?! Ой, а кто это?!
Любознательная Машка, наконец, обратила внимание на Ратибора.
- Здрасте! – выдохнула она, полуприкрыв веки и одарив всадника томным взглядом из-под ресниц.
Ратибор, на щеках которого при появлении девицы прочно обосновался румянец, смущённо кивнул. Таких вольностей бывалый путешественник не встречал даже в империи амазонок. Что и говорить, на улице, конечно, жарко, но в такой одёжке не каждая девушке по избе отважится ходить, а тут на улицу…
- Я - Маша, - представилась девица тоном, который никак не вязался с недавней трескотнёй, - подруга Светы. А вы?
- Ратибор, - буркнул всадник, не отваживаясь оторвать глаз от носков своих сапог. По какому-то колдовскому наваждению его взгляд, едва попытавшись отвлечься от созерцания потрескавшейся пыльной кожи, натыкался то на длинные загорелые ноги, открытые настолько, что и подумать совестно, то на оголённый плоский живот, то на розовые холмики, выпирающие из-под полупрозрачной распашонки.
- Как? Вы иностранец?
- Почему это я от него должна прятаться? – вмешалась Света, отвлекая на себя внимание девицы. Ратибор мысленно поблагодарил спутницу и поспешно перевёл взгляд на облака.
- От кого? - Машка с сожалением оторвалась от чудного симпатяги, который, как говорится, уже дозревал.
- От Шабата твоего! – Света слишком хорошо знала легкомысленную приятельницу, чтобы не догадаться, куда сейчас направлены все её усилия.
- Да ты что! - девица сделала большие глаза, кукольные губки округлились. - Он же полгода в больнице провалялся и шестёрки его тоже. Тачка, вообще всмятку… Он такое с тобой обещал сделать!
- Зря обещал! - известие о грозящей возлюбленной опасности сделали Ратибора невосприимчивым к настойчиво лезущим в глаза прелестям Машки. - Я ещё раньше обещал, что со Светой ничего не случиться…
- Они что, живы? - удивилась Света.
- Живы, - девица тряхнула мелкими кудряшками. - Обгорели только. Их, рассказывали, поначалу даже в труповозку кинули. А там, у одного за другим пульс появляться начал… Их в реанимацию, значит… А тебя и собаку сгоревшими считали. Светка, рассказывай, как всё на самом деле было! Он приставал, да? А ты?
Света и Ратибор переглянулись, игнорируя болтовню Машки.
- С ума сойти! - восхитилась та. - Где ты такого отыскала? Прямо, как из гардемаринов! Или этот, помнишь, небритый такой…. Ну, мы ещё смотрели. А вы артист? Музыкант? У вас друг есть?
- Где они сейчас? – в один голос спросили всадник и Света.
- Кто? А эти! Не бойся, Светка, они сейчас в Серпухове, в СИЗО. Погорели на чём-то. Крес говорит… Помнишь Креса? Ну, который по пьяни на Новый Год ларёк поджёг? Его потом ещё чуть за наркоту не посадили. Помнишь? Да наверняка помнишь. Крес говорит, они по полной катушке схлопочут. Он сейчас, кстати, ну, Крес, должна ты его помнить, он сейчас со мной. Ну, бой-френд, типа того. Ой, ребята, а пошли с нами! Мы, это, в лес собрались. Я просто выскочила, они там накурили, пока собираются. Пошли…
- Нам некогда! - отказалась Света.
- Ну, что ты, в самом деле?! Пойдём… Сто лет тебя не видела. Там все свои. Крес с друзьями, девчонки ихние… Пойдём… Ну, чего вам? Поди плохо на халяву. У нас шашлыка – завались. Водки - куча, - опровергая притчу о змее искусителе, Машка продолжала расписывать радости совместного времяпровождения.
- Ну, а вы, что молчите? - она ухватила Ратибора за рукав. - Пойдёмте. Познакомитесь с нашими пацанами.
***
- Я не понял этих дел, в натуре! - подъезд, из коего ранее выскочила Машка, явил на свет группу особей мужеского пола. - Ты чё слиняла, чтобы на всяких панков вешаться?
- Митька, с ума сойти! - девица кинулась к одному из шестерых, которых Ратибор принял за братьев близнецов. - Знаешь, кого я встретила?!
- Знаю, что ты сука по жизни, - лениво ответил сутулый бритоголовый детина. - Мясо на столе оставила и слиняла.
- Надо было меньше косяками своими дымить. Хотели ведь по-людски отдохнуть. А вы уже сейчас лыка не вяжете!
- Заткнись! Чего это за козёл?!
- Это же Светка со своим другом! - желание сообщить новость оказалось сильнее обиды. - Про которую говорили, что с Шабатом….. ну, помнишь? - Машка сделала многозначительное лицо.
- Чего несёшь, дура?! - Крес почесал зреющий на подбородке прыщ. – Она же сдохла.
- Тише ты.
- Надо исчезнуть, - Света потянула Ратибора за полу плаща, пока её приятельница была занята беседой со своим нежным воздыхателем.
Всаднику и самому не особо нравилась нашествие шестерых гологоловых существ в потных майках и мешковатых штанах. Выпирающие шары животов вызвали у него брезгливую усмешку. Однако, опушенные к самым плечам узколобые головы, пустой взгляд застывших глазёнок и засунутые по локоть в карманы руки говорили о чрезмерной агрессивности и крайней степени самоуверенности этих представителей здешней фауны. Решив, что выдержал достаточную паузу, и его уход не покажется бегством, Ратибор собрался, было отступать.
- Нет, я тащусь, - Крес запросто отодвинул нашёптывающую ему что-то Машку и шагнул в сторону ретирующихся чужаков, - одна базарит без умолку, другие ноги делают. Эй, а поздороваться?
- Не останавливайся! - прошипела Света, но это было уже выше сил всадника. Ратибор не привык показывать противнику спину.
- Здравствуй, - он повернулся к парню и застыл со скрещенными на груди руками.
Крес, то ли не понял тонкий намёк Ратибора на отказ от рукопожатия, то ли и сам не собирался скреплять знакомство известным во всех Мирах ритуалом. Он скользнул по всаднику сонным взглядом и вперевалочку подошёл к его спутнице.
- В натуре, Светка! - сообщил Крес приятелям. - Прилетела птичка? Не твоими ли заботами у хороших людей проблемы? Ты не смотри, что Шабат сейчас далеко – если стучишь, сучка, найдется, кому за кореша вписаться. Сечёшь, о чём базарю?
- Уж не ты ли впишешься, колобок? - усмехнулась девушка.
- Я тебя предупредил, - Крес снова принялся теребить белёсую горошину на подбородке. - Потом не жалуйся.
- Послушай, любезный, - вмешался Ратибор. - Я не позволю в таком тоне…
- Отвали, урод! – беззлобно бросил детина, даже не обернувшись. - Ты откуда это чудо вытащила?
- Это чудо из тебя всё дерьмо выбьет! - прищурилась девушка.
Ответом на заявление девушки было дикое ржание, вырвавшееся из шести глоток. Парни неторопливо окружили место разговора и с видом мух после первого заморозка наблюдали за происходящим.
- Тебя подставили, фраер, - Крес сочувственно кивнул Ратибору. – Может, я тебя и отпустил бы, но за базар отвечать надо… Тёлка твоя…
- Мить, ну кончай, - Машка попыталась исправить положение. - Чего ты, в самом деле?
- Заглохни, - задушевно ответил детина. - Чего делать-то будем, урод? - обратился он к Ратибору.
Приятели Креса медленно, но верно стягивали кольцо, предвкушение скорой потехи придало их сонным лицам выражение некоторой живости.
- С тобой даже один на один, как с нормальным пацаном выходить стрёмно, - продолжал рассуждать толстяк. - Засмеют потом… Но и воспитать вас нужно. Оборзели совсем. Что делать с ними, братва?
- Рога обломать козлу, - предложил один. - И тёлке, если полезет. Кончай волынку, Крес, гульнуть же сегодня собирались.
- Вот так-то, чувак, - развёл руками кавалер Машки. - Против коллектива не попрёшь. Скажи девке своей спасибо за набитую морду.
- А тебе придётся благодарить свою неумеренную дерзость и дурацкую самоуверенность, пивной бурдюк! - ответил Ратибор.
- Понты клеишь? - понимающе улыбнулся Крес. - Дерзишь?
- Нет, не держу.
- Не понял базара. Чего не держишь?
- Тебя не держу, голубой! - Ратибор вовремя вспомнил слова Светы о том, что в этом Мире безобидное определение цвета является страшным ругательством, и как любой учёный человек, не упустил случая воспользоваться знаниями. - Уматывай, пока ещё можешь!
- Он меня пидором назвал! - взревел Крес. - Урою гниду!
***
Сиггурд любил говаривать:
- Вы можете отказать в помощи утопающему или в корке хлеба голодному – в конце концов, это дело вашей совести. Но никогда не отказывайте в хорошей взбучке тому, кто напрашивается на драку – это дело полезное, как и для зарвавшегося буяна, так и для княжества в целом. Не упускайте случая принести двойную пользу и чуть-чуть улучшить породу человеческую.
Всадник, верный заветам наставника, выбросил вперёд левый кулак, а второй рукой нащупал рукоять револьвера. Крес лязгнул зубами. Прыщ лопнул, подобно переспевшему дождевику, брызнув белёсой жидкостью. Ратибор отпрыгнул в сторону и глянул на кулак. Очень не хотелось, чтобы мерзость, копившаяся на подбородке здешнего татя, попала на кожу. Лучше уж сок хищных цветов. Кулак покраснел, но следов белёсой жидкости там не наблюдалось.
Парни выходили из полусонного состояния, но не слишком быстро, чтобы разом кинуться на чужака, оскорбившего особу их духовного вождя как словом, так и делом. Когда двое из них помогли обрести рассыпающему проклятие Кресу вертикальное положение, а ещё один вооружился разбитой бутылкой, Ратибор уже держал в каждой руке по револьверу и занял удобную позицию – спиной к глухой стене. Пятеро парней, опустив головы ещё ниже, надвигались на всадника. Крес, как и полагается человеку с зачатками мышления и получившему наглядный урок, держался за спинами приятелей. Ещё дальше, прижав ладони к раскрытому рту, застыла Машка.
- Только не убивай никого, - шепнула Света.
- Конечно, не буду, - пообещал всадник. - Я только хочу, чтобы они обдумали своё поведение и попытались исправиться.
- Я тебя обожаю, - девушка чмокнула Ратибора в щёку
- Гм, - всадник удивился такому несвоевременному выражению чувств, и револьвер в его руке качнулся.
- У него пушка, Крес, - сообщил самый наблюдательный и быстро соображающий из парней. – Может, ну их, в натуре?
- Он меня пидором назвал! – взвился оскорблённый детина. – Шлюха его на Шабата стуканула! Пушка газовая! Понты это всё!
- Газовая? - пробормотал парень со стеклянной розочкой в руке. - Ты чего гонишь, чёрт?! - несмотря, что расстояние было не меньше десятка шагов, он сделал в сторону Ратибора неуклюжий выпад. – Крутой чересчур?
Всадник среагировал лёгким движение указательного пальца:
- Не обрежься, приятель, - услышал обладатель импровизированной рапиры, прежде чем его что-то ударило в правое предплечье, а чрез секунду всё тело взорвалось жуткой болью.
Открыв рот и пустив струйку слюны, парень несколько секунд наблюдал, как хлещет кровь из раненной руки. Его собственной руки, которая всего полчаса до этого забивала косячок и разливала водку, собиралась пять минут назад проверить крепость рёбер незнакомца, а вечером надеялась потискать грудь какой-нибудь ошалевшей от анаши и водки подружки. Осознав, что густая алая жидкость, хлынувшая на одежду, ни что иное, как его собственная кровь, что белеющая кость и трепещущая плоть, вовсе не товар на прилавке в мясном отделе, а часть его самого, что боль не от прищемлённого дверью пальца, а от настоящей огнестрельной раны, парень взвыл. Было удивительно, что тонкий, по-детски перепуганный голосок мог таиться в недрах такого массивного тела.
- Ууубииил! - парень схватился за рану и рухнул на землю. - В нааатуууреее!
Приятели раненного сделали ещё несколько шагов в сторону Ратибора. То был не акт бесшабашной храбрости, а простой закон инерции. Потом что-то перемкнуло в их агрессивно склоненных головах, и со скоростью, коей от них трудно было ожидать, герои бросились прочь с места, где ещё недавно собирались покрыть себя славой, выступив вшестером против беззащитного, на вид чужака. Следом за славными воителями с визгом ринулась Машка.
- Чего это они? - Ратибор подошёл к Кресу. - Вы же поздороваться хотели.
Детина не отрывал глаз от лежащего на земле приятеля. Тот уже перестал вопить, а лишь глухо постанывал, прижав к груди раненную руку, словно спеленатого младенца. Челюсть Креса тряслась, лицо побледнело, на штанах расползлось мокрое пятно.
- Бра.. Братан, - детина рухнул на колени. - Не узнал я. Не думал.
- Ничего не понимаю, - всадник убрал револьверы и достал нож. - Почему все тати, как я их только из седла выбью, меня братом называют?
- Он тебя сейчас и мамой назовёт, - усмехнулась Света. - И за юбку спрячется.
Крес промычал что-то в ответ.
- Послушай, гадёныш пакостный! – Ратибор скинул маску благодушия и ухватил детину чуть ниже подбородка. - Я же вам ничего не делал. Шёл мимо. Ты разве не мог пройти?
В ответ ему раздался хрип задыхающегося человека.
- Ты разве не слышал, что надо уважительно относится к чужестранцам? Не оскорблять незнакомцев? - сдерживаемая ранее всадником злоба прорывалась наружу, и чем беспомощнее выглядел недавний удалец, тем сильнее вскипала ярость Ратибора. - Поздороваться хотел?! Похвальное желание! Так к чему же потом было ссору затевать? Или ты сразу этого хотел? Отвечать падаль!
В мозаике хрипов, всхлипов и мычания даже и самый искусный толмач не уловил бы и тени смысла.
- Ратибор, ты обещал! Ради меня! - Свете уже не нравилось происходящее.
- Помню, - всадник склонился к посиневшей физиономии с выпавшим языком. – Я только памятку оставлю в назидание, - лезвие хищно сверкнуло, отсекая кончик языка. С брезгливой гримасой Ратибор оттолкнул визжащего и захлёбывающегося собственной кровью Креса.
- Жить будет, - улыбнулся он девушке. - А вот лишнего болтать остережётся. Как говорил Сиггурд - совсем неисправимых татей нет, есть только недостаток воспитания и не наглядность наказания. Что с тобой?
***
Света, кровь которой остыла сразу же, как только схлынула опасность, с ужасом наблюдала, как двое парней, знакомых ей с детства, застыли в лужах крови, страшась лишним движением или случайным стоном, привлечь к себе внимание жестокого чужака. По правде сказать, они и не являлись такими уж отъявленными сорвиголовами, которыми хотели казаться. Одни из многих. Не лучше и не хуже. Да, когда Крес начал оскорблять её, она ненавидела его всей душой. Но сейчас… Сейчас, в душе шевельнулась жалость к этим Моськам, рода человеческого, набросившимся на кусок, который встал им поперёк горла.
- Ты…, - прошептала девушка. - Ты их так… Нет ничего…
- Ясно, - Ратибор вздохнул. – Опять всё та же песня - я жестокий, я кровожадный. Извини, что не поддался.
- Но они же…глупые.
- В следующий раз, отведу их на карусель покататься и пониже наклонюсь, чтобы бить им сподручнее было… Как ты не поймёшь, что глупость и наглость нужно наказывать! Чем жёстче, тем лучше!
В это мгновение воздух разорвал жуткий вой. Всадник схватился за оружие.
- Милиция! - охнула Света. - Машка, наверное, вызвала! Бежим!
- Не пристало всаднику, - Ратибор упёрся кулаком в бок.
- Пожалуйста! - взмолилась девушка. - Это опасно! Хочешь, на колени встану?! Ты же не знаешь…
- Ладно, - буркнул Ратибор, что-то в тоне девушки говорило о реальной опасности, не идущей и в сравнение с недавней стычкой. – Куда бежать-то?
- Из города. Пока они здесь разберутся… Только не отставай.
Ратибор хмыкнул. Однако, вскоре ему пришлось приложить немало усилий, чтобы держаться наравне со спутницей. То ли опасность на самом деле являлась нешуточной, то ли у девушки была врождённая склонность к подобному роду стремительному способу передвижения, так или иначе, но через некоторое время, всадник почувствовал лёгкое покалывание в боку. К тому же хотелось слегка притормозить и получше разглядеть город, по которому приходилось бежать. Ратибор начал потихоньку сбавлять темп.
- Ну что ты? - обернулась Света.
Тон девушки говорил сам за себя, и всадник решил не обращать внимания на временный дискомфорт и не идти на поводу собственного любопытства. В конце концов, и разглядывать особо нечего.
***
Ратибор перестал ориентироваться в однообразных двориках, улочках, переулках и тупичках, втиснувшихся между похожих друг на друга, как капли воды, домов-коробок. Разноцветные повозки уже не вызвали ничего, кроме раздражения, так как постоянно загораживали дорогу. Когда всадник попытался перемахнуть через одну из них, машина взорвалась таким душераздирающим воем, что всадник на время забыл и об усталости, и о мало приспособленной для бега каменистой почве, царапающей кожу даже сквозь толстые подмётки сапог.
Света то ли знала какую-то особо извилистую тропку к спасению, то ли (всадник начал это подозревать, когда сирена стихла далеко позади) просто старалась убежать подальше от опасности и запутать след. Ратибор, ещё со времён школы всадников не привыкший оставаться на вторых ролях, хотел было предложить остановиться и придумать что-либо более достойное благородного всадника, а не бесцельную беготню, подходящую нашкодившим школярам, как город кончился.
Обогнув угол очередного дома, беглецы выскочили к ровному ряду пыльных деревьев, коим какой-то умник с весьма своеобразным представлением о красоте обкорнал ветви и вымазал стволы белой краской. В просветах между обезображенными стволами всадник разглядел такое, отчего у него на время захватило дух. И причиной тому было не только изумление. Тысячи рычащих повозок неслись куда-то, выбрасывая в воздух клубы зловонного дыма. У Ратибора, привыкшего к вольному ветру степей и бодрящему аромату лесов, сдавило горло, и закружилась голова.
- Шоссе перейти, - выдохнула Света. - Там в лесу на время укроемся…
- Перейти? – всадник посмотрел на поток обезумевших жестянок. - Они нам вряд ли уступят.
- Надо что-то придумать! Переход далеко… Да и нельзя туда. Перестрелка на улице! В нашем городе это преступление века! Тебя сейчас вся наша толстопузая милиция ищет!
- Перейти…, - повторил Ратибор. Чёрт возьми, а чем эти ревущие, дымящиеся твари отличаются от взбесившегося стада? А уж с такими проблемами справляться приходилось!
- Ты что задумал? – девушке не понравилась улыбка всадника.
- Перейти! - Ратибор выхватил оружие и оказался на обочине, прежде чем Света успела что-то предпринять.
- Не смей! - её крик прозвучал вместе с выстрелом.
Машину с визгом развернуло посреди шоссе. Следующая, не успев скинуть скорость, протаранила ей бок, чтобы мгновенно принять жестяным задом удар нагоняющего чудовища.
- Не любишь! - вопил охваченный азартом Ратибор. – За княжича Андрея! Виват, Подлунное! А ты, наверное, вожак?! - он поймал на мушку тормозящий по встречной полосе «КАМАЗ».
Горело несколько машин. Не меньше десятка, намертво сцепившись промеж собой, из дорогих игрушек превратились в груду искореженного металла. О том, что творилось внутри, Свете не хотелось и думать, стремительно растекающаяся по асфальту лужа крови понятнее всяких слов и страшнее любых предположений.
Водители уцелевших машин выходили на шоссе. Не нужно быть семи прядей во лбу, чтобы угадать их намерения по отношению к перезаряжающему оружие Ратибору. Но ведь и всадник не будет стоять, покаянно склонив голову… Даже если и будет…. Света не собиралась отдавать возлюбленного на самосуд рассвирепевшим автолюбителям.
- Бежим! - воспользовавшись тем, что жаждущая отмщения орда, преодолевает нагромождения искорёженных жестянок, девушка потащила Ратибора прочь от места побоища.
- Ты видела?! - глаза всадника горели, голос стал хриплым. - Я один против всей стаи! Нет, я ещё задержусь в вашем Мире!
- Задержишься, конечно, задержишься. Только сейчас бежать надо. Мне страшно.
- Извини, я совсем забыл, что ты не любишь сражений. Всё же, как я их?! Ладно, молчу! Надо бы до тех деревьев добраться.
Пользуясь прикрытием чёрного дыма горящих машин, Света и Ратибор под самым носом у водителей пересекли шоссе и благополучно добрались до опушки леса. Ратибор опустился на траву.
- Ты с ума сошёл?! – девушка схватила его за руку. - Нас здесь первая же старушка, собирающая бутылки, увидит. Или алкаши. Сейчас, конец рабочего дня – они под каждым кустом рассядутся.
- А чего мне прятаться? – Ратибор потянулся. – Я ничего плохого не сделал. Вообще не понимаю, зачем мы убегали?
- Не сделал?! - Света задохнулась от возмущения. – Тебя сейчас все городские менты ищут, а скоро и районные, и областные объявятся. Здесь самое страшное преступление пять лет назад было, когда один сосед другого по пьянке в ванной утопил, а потом его чёрно-белый телевизор пропить пытался. Эту историю до сих пор рассказывают. А ты…
- Что я? – обиделся всадник. - Преступник?
- Перестрелка посреди города….
- Мне бы ещё спасибо сказали. Молодчики те - тати или рабы. По головам видно. Хорошего человека запросто живёшь не обстригут. Я полное право пристрелить их имел. В крайнем случае, заплатил бы виру хозяину. А то и ему бы самому раскошелиться пришлось, потому что холопам своим бесчинствовать позволяет.
- Ратибор, у нас девяносто из ста мужчин ходят бритоголовыми, - вздохнула Света.
- Столько татей и рабов?! - ужаснулся всадник.
- Не в том дело… Ты дрался с тупоголовыми бездельниками. Мог просто их попугать.
- Они нас вряд ли пугать собирались…
- Ладно, здесь ты может и прав. Но дорога…
- Здорово, да?! Никогда не думал, что одолею стаю повозок! Кстати, что-то книжники наши напутали. Они считали, что эти твари служили людям… По-моему, совсем наоборот.
- Ратибор…
- Опять скажешь, что я невинных обидел?! Почему ты пытаешься обелить свой Мир? Пьяные тати, не ведающие законов, - у тебя расшалившиеся юнцы, а чудовища, поработившие человека…
- Ратибор, они всего лишь машины сделанные людьми для….
- Вы так себя обманываете. Разве одна из этих тварей, уже издыхая, не оборвала жизнь княжича Андрея? Мутант Геродот показал мне книгу, где записана история о том, как повозка подчинила себе юношу и сгубила его. В книгах глупости не напишут, по крайней мере, в тех, что пережили века. А те несчастные, кои нам повстречались? Разве не похожи они на покорных вассалов, приносящих ежедневную дань жестокому завоевателю? Дорога… Разве не должно созданиям рук человеческих уступать дорогу своему создателю?
- Внутри были люди…
- Части этих дьявольских механизмов! Если Мир Древних был похож на ваш, то он ни так уж прекрасен, как рассказывали жрецы.
- Ратибор, уйдём подальше в лес! - взмолилась девушка.
- Только, чтобы доставить тебе удовольствие, - всадник нехотя поднялся с земли. – А не потому, что я считаю себя виноватым.
***
В справедливости опасений девушки Ратибор убедился очень скоро. Лес вовсе не походил на то, что всадник привык воспринимать под этим словом. То место, куда попали беглецы, напоминало всаднику захваченное и разграбленное безжалостными варварами поселение. Укрыться здесь, при ближайшем рассмотрении, представлялось весьма непросто.
- Война что ли прошла? - попытался выяснить Ратибор причину царящего вокруг разгрома.
- Почему война? – удивилась Света.
- А на что это похоже? – всадник указал на попадающиеся то и дело проплешины костров, обрывки бумаги, битое стекло и прочий мусор. - Не иначе как войско шло, - кивнул он на пролёгшую среди поникшей травы, протоптанную до каменной твёрдости тропу. - И немалое.
- Вот ты про что. Война тут не при чём. Наверное, выходные недавно были.
- Не понял.
- Ну, когда на работу идти не надо. Вот и выбираются в лес отдохнуть.
- Ты хочешь сказать, что всё это устроили не налетевшие кочевники, не вражеское войско, а сами горожане?! – ужаснулся Ратибор.
- Будто у вас в лесу не мусорят! – покраснела девушка.
- У нас не гадят там, где твои предки получали пищу и кров. У нас чтят и уважают места, кормящие, одевающие и дающие дерево для построек. У нас не гадят даже в покорённом вражеском городе, потому что жители его не виновны в ссоре двух властителей. Лишь беззаконные кочевники да шайки татей и беглых рабов способны на подобные бесчинства. Ты говорила, что многие в вашем Мире бреют голову. Немудрено. Лишь рабы в отсутствии хозяина живут так…
- Никакие мы не рабы!
- Свободный человек не станет портить то, что приносит пользу и радует взор! Свободный человек отдыхает, чтобы набраться сил, а не оставить после себя гору мусора!
- Час назад как здесь оказался, - разозлилась Света. – А берёшься рассуждать!
- Я рассуждаю о том, что вижу, - ответил Ратибор.
- Вот и смотри себе, да помалкивай! Тоже мне зелёный нашёлся!
- Это ругательство, навроде голубого? - насторожился всадник.
- Нет, успокойся, - Света не удержалась от смеха. – Скорее наоборот. Это такой защитник природы.
- Чудной Мир – защищать природу. От кого? От самих же её созданий….
- Всё, с меня хватит! Здесь тебе не Межмирье какое-нибудь! Натворил дел, а теперь рассуждает! Между прочим, я не уверена, что сейчас менты с автоматами и с собаками не оцепляют лес.
- Десятый раз говорю – мне нечего бояться. Я всё объясню стражам закона.
- Что ты им объяснишь, Ратибор?
- Всё.
- Про чародеев? Про Межмирье? Про саблезубых тигров? Бритоголовых рабов?
- Почему бы нет?
- Тебе никто не поверит, Ратибор.
- Ты подтвердишь мои слова.
- И попаду в женское отделение той психушки, куда упекут и тебя.
- Психушки?
- Больницы для сумасшедших.
- Но почему?
- Потому, что у нас не верят в чародеев, другие Миры и прочее.
- Почему?
- Странно как-то, - улыбнулась девушка. – Всегда считала себя рядом с тобой глупой девчонкой, а сейчас, как заботливая мамочка, разъясняю тебе элементарные вещи. В них не верят, Ратибор, потому что они здесь не нужны.
- Они существуют и без вашей веры, - возразил всадник.
- И чёрт с ними! Мы их не замечаем. Поверь мы в них - надо будет многое менять. Прежде всего себя. Ты знаешь, мой сосед по парте имел абсолютный слух, мог стать отличным музыкантом, но сломал руку. С тех пор, для него не существует музыки. Он её не замечает. А самый лучший исполнитель, по его словам, жил в каком-то там давно лохматом веке.
- Он трус! - заявил Ратибор. - Играть можно не только на гуслях, но и на рожке. Да и качество музыки не зависит от скорости пальцев. Мелодия живёт не в руках, а в душе. Он с самого начала хотел стать не музыкантом, а искусным щипальщиком струн.
- Пусть так, - согласилась Света. – Но у нас в почёте именно щипальщики, и не только струн, а не те, кто вкладывает в дело душу. Поверить в чародеев - признать себя игрушкой в руках этих, раздувшихся от учёности, стариков. А уж другие Миры! Ратибор, у нас не каждый уверен, что земля-то круглая, что кроме родного города, дачного участка и Москвы существует ещё что-либо. Да и Москва-то появляется только тогда, когда мы, драгоценные, соизволим туда выехать. Так-то! А ты - другие Миры…
- Как лягушки на болоте, - покачал головой Ратибор.
- Но это наше болото, а другое нам не нужно! И гори оно синим пламенем! Потому-то тебя, дорогой мой, и слушать никто не станет.
- А если без чародеев и Межмирья.
- А без них ты - вооружённый преступник. Устроивший перестрелку и аварию…
- Я выплачу виру за повозки. Всевед каким-то образом наполнил мой кошель золотом. Я, и правда, погорячился. Больно они на живых похожи. На улице же я защищался. Разве у вас запрещено обороняться от татей?
- Разрешено. Но без оружия. По крайней мере, простым гражданам.
- А если душегубов больше, и они вооружены.
- Кого это интересует. Вообще, извини Ратибор, но ты здесь лишний. Нашему Миру не нужны всадники. Слишком много от них хлопот.
- Я это уже понял, - никогда, даже в самом далёком детстве, Ратибор не чувствовал себя таким беззащитным и слабым.
Всадник немного оживился, когда лес начал меняться. Уродливые чёрные проплешины, как правило, обрамлённые разнообразным мусором и уже обескровленными телами свежесрубленных деревьев, попадались всё реже. Жидкий подлесок становился гуще и не без робости, конечно, пытался занять своё законное место в разорённом лесном государстве. Тропка из вытоптанной до состояния камня глины переходила в пружинистый дёрн.
- Кажется, в самую глухомань зашли, - сообщила девушка.
***
Ратибор тяжело вздохнул, окинув взглядом так называемую глухомань. Он осторожно сошёл с тропки, приблизился к одной из берёз, положил руку на ствол. Всадник почувствовал, как дерево испугалось, даже соки застыли. Берёза привыкла не ожидать от человека ничего хорошего. Ратибор провёл ладонью по шершавой коре, прижался к ней щекою. Дерево робко ответило на приветствие. Кожа всадника почувствовала то особое тепло, что присуще лишь этому крепко связанному с землёй древнему племени.
Берёза, убедившись в мирных намерениях странного человека, успокоилась и перестала дичиться. Ратибор почувствовал, как по её телу вновь побежали соки, услышал лёгкий говорок. У каждого дерева особый голос: у осины - сбивчивый и тихий, у ясеня – величавый, у яблони – заботливый, у ели – замогильный, у сосны – торжественный, у дуба – тяжеловесный. Берёза же напевна и немного кокетлива. Выслушав жалобы белоствольной красавицы, приняв последние лесные сплетни, всадник осторожно задал свой вопрос. Дерево, обрадовавшееся свежему общению, на миг утихло, затем, перебивая себя самоё каждым листочком, обрушило на Ратибора всё, что смогло выудить из своей короткой (по меркам деревьев) девичьей памяти. Всадник понял немногое. Берёза то и дело отвлекалась на ссоры между клестами и белками, на пополнение в семье знакомого дятла, на бессмысленную жестокость людей…
- Ратибор, - берёза испуганно замолкла, - нельзя же так расстраиваться. – Света погладила всадника по плечу. – Что-нибудь придумаем. Я не специалист в таких вопросах, но и у нас люди в бегах живут. Чего ты расклеился? С деревом шепчешься…
- Спросил кое-что… Не всё понял, правда. Где у вас большая вода?
- Ты говорил?! – девушка отступила на шаг. - С ним?! С деревом?!
- Чего особенного? – пожал плечами всадник. – Умеючи и камень можно разговорить. Терпение нужно, конечно, и такт.
- Ты серьёзно? Оно говорит?! Так не бывает!
- А Яга бывает?
- С ума сойти! И каждый может вот так…с деревом?
- Если захочет.
- Можно мне?
- Попробуй.
Света прижалась щекой к стволу берёзы. Зажмурилась.
- Молчит, - заявила она через минуту. - Не побывай я в Межмирье, подумала бы, что ты надо мною издеваешься. Почему у тебя получается, а у меня нет?
- Может, потому, что и я, и они, - Ратибор кивнул на деревья, – чужаки в вашем Мире? Или ваш Мир чужак среди остальных? Или вы, люди, сделались здесь ненужной обузой? Пусть волхвы об этом думают. Так есть здесь поблизости большая вода? Попробуем выбраться.
- Большая вода? - переспросила девушка. - А кто её мерил-то?
- Море или озеро, - пояснил Ратибор.
- Ты и сказанул! Откуда здесь море?! Да и озёр тоже… Постой, есть затопленный овраг. Подойдёт?
- Глянуть надо. Мне сказали, что большая вода….
- Нет, ты серьёзно?! - Света бросила подозрительный взгляд на дерево. – Оно тебе сказало?
- Не веришь - не надо! - всадник теребил прядь волос, что говорило о крайней степени возбуждения. - Овраг твой очень большой?
- Каким ты сразу важным стал! Слова не скажи! Ладно, ладно, больше не буду. Насчёт оврага…. Озером это вряд ли назовёшь, но на крупный пруд потянет.
- Веди.
- С ума сошёл?! Это же обратно переться. Да и народу там - не протолкнёшься. Весь город купается и загорает… Рыбаки..
- Рыбаки? Отлично! Купим рыбы и наймём лодку.
- Какая лодка, Ратибор? Этот пруд первоклассник переплывает. Рыбу купим… Одно только название, что рыба. Кошке на зуб не хватит.
- Как же те рыбаки семьи кормят?
- Они рыбу не для еды ловят, а для удовольствия. Хобби такое. Понимаешь?
- Честно говоря, нет. Но это неважно. Есть ещё что-нибудь кроме этого оврага.
- Речка есть. Но её большой не назовёшь – воробей перепрыгнет. Да и воды там немного – сплошная канализация.
- Нам это не подходит. Значит, всё-таки, овраг. Веди туда, солнышко. Не по всему же берегу там купальщики.
- Тебе бы в субботу или воскресенье там побывать, - ответила Света, но спорить больше не стала. - Пойдём уж, если так приспичило.
***
Стараясь избежать ненужных встреч, девушка вывела Ратибора к заболоченному берегу водоёма, туда, где лес подступал почти к самой воде. Один раз наткнулись на подгулявшую компанию, расположившуюся вокруг машины. Вкушающее покой средство передвижение, подобно жуку, готовящемуся к полёту, раскинуло дверцы и оглашало лес раскатами модных хитов. К счастью, гуляки уже приняли достаточное количество горячительных напитков и от души предавались всенародно любимой забаве – переори магнитофон. Им было уже не до проходящих мимо.
Когда дикие вопли и завывания утихли позади, путешественникам встретилась парочка десятилетних мальчишек. Отроки держали в руках по пакетику с чем-то желтовато-мутным и заходились в приступах безумного хохота.
Миновав несколько изваяний, которые при ближайшем рассмотрении оказались мозолящими глаза о неподвижный поплавок рыбаками, Света остановилась.
- Здесь самое укромное место, - сообщила она Ратибору. – По крайней мере, других я не знаю.
Всадник, с интересом наблюдавший за реалиями нового для него Мира, предпочитал всё же задавать поменьше вопросов, больше оглядываться по сторонам. Какофония визга, смеха, рёва и криков, доносившаяся из-за деревьев (по-видимому, те места облюбовали купальщики) делала укромность места весьма относительным. Проплешины костров, подобно проказе пожирающей тело, добрались и сюда. Прибрежный участок можно было назвать крошечным заливчиком. Заболоченность берега сделала его не пригодным ни для купания, ни для рыбалки. Однако верные себе обитатели этого Мира не преминули застолбить сию малопривлекательную для отдыха территорию множеством опустошённых прозрачных сосудов, что подобно огромным поплавкам покачивались и в зарослях осоки, и между островками изумрудной ряски.
***
- Сойдёт, - махнул рукой всадник. - А дальше что?
- Ты меня спрашиваешь?! - возмутилась девушка. - Ты точно рехнулся! Нашёл время для дурацких шуток! Заставил идти через весь лес неизвестно зачем!
- Берёза сказала, что особое место у большой воды, - смутился Ратибор. – Я думал переход какой-нибудь… А здесь помойка.
- Сам ты помойка! Здесь, если хочешь знать, в прошлом году кувшинки росли!
- Кувшинки? – всадник переспросил автоматически, что бы сказать хоть что-нибудь. Положение представлялось нелепым и глупым…
- Додумался-таки! - головы Ратибора и Светы одновременно повернулись на звук голоса.
Посреди заводи стояла девушка. Вопреки всем законам, она чувствовала себя на поверхности воды, словно это была твердь. Солнечные блики скользили по чешуйкам платья, повторявшим каждый изгиб фигуры. Светлые, почти белые волосы рассыпались по плечам. В несколько шагов девушка оказалась на берегу, даже не потревожив водной глади.
- Говорила же, - улыбка тронула тонкие губы, отчего глаза, до этого сверкавшие изумрудным блеском, стали цвета ясного неба, - припечёт - подойди к воде, позови… Нет, нам гордость не позволяет! Или, думаешь, я слова не держу, женишок?
- Ты…., - Ратибор почувствовал, как в его горле неведомо откуда возник большой кусок овечьей шерсти, отчего он на время лишился возможности говорить.
- Это… та самая?! – всадник предпочёл отойти подальше от вопршающей Светы. Почему-то была уверенность, что взгляд возлюбленной сейчас способен ни на меньшие разрушения, чем выстрел из револьвера.
- Как тебя сосед мой довёз? – озёрница даже не посмотрела в сторону девушки. - В облаках не заморозил?
- Ни… Ничего, - выдавил Ратибор.
- Вот мы, значит, для чего воду искали! – всадник мысленно представил, как выгибается спина Светы, а хвост, которого в реальности, конечно, не было, мечется из стороны в сторону подобно взбесившемуся маятнику.
- Успокойся, смертная, - на бледном лице Кувшинки не отразилось никаких эмоций, только глаза превратились в льдинки. - Я – дочь Велеса.
- Плевать я на него хотела!
- Оно и видно, - озёрница брезгливо поморщилась. – Забросил он ваши места, а вы без строгого догляда всё загадили. Надо бы отцу вашим Миром заняться. Зачем вы позвали меня в это жуткое место?
- Ничего нам не нужно! - по сравнению уподобившейся замёрзшему потоку Кувшинкой, Света выглядела подобно вырвавшемуся на свободу пламени, готовому спалить всё, что попадётся на пути. - Ни от тебя, ни от папаши твоего! Можешь убираться!
- Не твой зов я услышала, смертная. Ни тебе обещала я помощь. Ни тебе и гнать меня.
- А Ратибору ты тоже не нужна! Он сам говорил! Что ты молчишь, Ратибор?!
Всадник предпочитал снова оказаться перед саблезубом, бандой клобуков или в руках здешней милиции, но находиться промеж двух ссорящихся женщин… Чёрт возьми, да за такое испытание сразу воеводой надо ставить. Если жив останешься, конечно.
- Понимаешь, Кувшинка, - решился он сделать первый шаг по зыбкой тропке, - прости меня… Но тогда…
- Молчи, витязь, - холодные пальцы коснулись ладони всадника. - Ни тебе, а мне впору каяться. Чуть не сгубила тебя из прихоти. Слово заставила дать. Ведь знала же, что не может дочь Бога смертного дожидаться.… Нарушила все законы. Благо мудрая Богиня и отец вразумили меня. Я освободила тебя от обещания, - она тяжело вздохнула. - Иначе смог бы ты не вспомнить меня в трудную минуту? Посмотрел бы на кого ещё? – последние слова Кувшинка произнесла в упор, глядя на Свету.
- Спасибо, конечно, - Ратибор и ожидать не смел, что всё разрешиться так просто, - но, честно говоря, я не знал о твоём решении.… Не хотелось бы…
- Наивный витязь, - улыбнулась озёрница. - Ты и не должен был знать об этом. Достаточно чувствовать. Мне так объяснила Богиня.… Итак, ты свободен, но мне ничто не запретит выполнить данное тебе слово. Итак, славный герой, что заставило тебя вспомнить имя той, которой не суждено быть с тобой рядом?
- По правде говоря….
- Извини меня, пожалуйста, - вмешалась Света, прекрасно поняв, что всадник ради восстановления истины начнёт говорить вещи, которые не особо понравятся дочери Велеса. – Я же не знала, как всё обернулось…
- Дочери Бога не престало сердиться на смертную, красота коей быстропроходяща, - тон озёрницы немного смягчился. – Тебе, кстати, поклон передавали.
- Кто?
- Тот, кто вразумил меня и споткнулся на тебе. Тот, кто не хотел отпускать меня на ваш зов
- Яга?
Кувшинка кивнула.
- Но хватит пустых разговоров, - добавила она тут же. - Каждая минута здесь отзывается болью в сердце. Я едва сдерживаю слёзы при виде этих разрушений.
***
Ратибор и Света переглянулись. Всаднику было стыдно перед озёрницей. Он то считал её вздорной девчонкой, что от безделья губит путников, а тут вон как вышло… Поганенькая ситуация, если говорить честно.
Свету моральные принципы занимали меньше всего. В присутствии соперницы, пусть даже и добровольно отступившей, она решила не то, что обдумывать каждое слово, но не допускать и в мыслях что-либо такое, из чего надменная дочь Бога может получить преимущество. Может она нарочно из себя Снежную Королеву корчит. Уловка известная. С такими только потеряй бдительность!
- Понимаешь, Кувшинка, - начал Ратибор. - Я не уверен, что ты сможешь помочь… Так всё сложилось…
- В историю мы влипли, - Свете не нравились ни дурацкая застенчивость всадника, ни то, с каким видом его слушала озёрница. - Наш с тобой общий приятель сперва разогнал шайку бандитов, которые на самом деле не более чем дворовая шпана, потом сразился со стаей чудовищ. Вообще-то это всего лишь обычные машины, но не будем придираться к мелочам.
- Речь твоя малопонятна, смертная. Но разве сии деяния не череда подвигов?
- У них за такие подвиги либо в острог, либо в лазарет особый, - сообщил Ратибор с мрачным видом.
- Разве не должно чествовать героя?! - возмутилась Кувшинка.
- У нас подход немножко другой, - в душе Света ликовала – ситуация перешла в её руки. – Если бы он старушку через дорогу перевёл или лампочку там ввернул в подъезде – честь ему и хвала. Не один бы год о таком подвиге говорили. Даже в историю города бы занесли. Ещё можно было бы ограбить всё население, что-нибудь взамен пообещав, или там ту же шпану возглавить и объявить новой партией. Такие подвиги у нас тоже приветствуются. Всё остальное - деяния если и не преступные, то крайне подозрительные.
- Вот так то вот, - развёл руками Ратибор, - я здесь вроде как преступник.
- Кошмар! - возмутилась Кувшинка. - Куда отец и другие Боги смотрят? Хотя, они между собой до сих пор никак не разберутся, из-за ерунды всякой ссоры затевают. Вон, отец мой сейчас с Макошью, она же Яга, что-то против Перуна задумали. Куда уж за порядком в Мирах следить. Вот оторвётся Род от созерцания Вечности, глянет, что с его творением происходит… Тогда уж всем мало не покажется! Ладно, не о том речь сейчас… Вам, наверное, хочется покинуть это жуткое место?
- Как можно скорее и как можно дальше, - подтвердила Света.
- Почему ты не использовал магические символы? – озёрница удивлённо посмотрела на всадника.
- Дощечку с рунами? Спалил я её. Нечаянно, - Ратибор смутился, вспомнив магические эксперименты.
- Надо быть осторожнее, витязь. Сила не только в оружии. Хорошо, что я знаю одно безопасное местечко. Его Яга особо охраняет. Укроетесь пока там, потом я змея пришлю, он уже совсем взрослый, отвезёт куда нужно…
- Спасибо, Кувшинка. Но только не нас, а меня.
- Что?! – в один голос переспросили девушки.
- Света, дальше я отправляюсь один, - смущение и нерешительность исчезли подобно майскому снегу, перед ними стоял прежний Ратибор – уверенный в себе и готовый к действию. - Ты должна остаться в своём Мире.
- Не дождёшься! Решил от меня избавиться?!
- Я понимаю, что втравил тебя в историю. Тебе будет непросто оправдаться перед здешними стражами порядка. Ты можешь… можешь сказать, что я удерживал тебя силой.
- Да плевать я хотела на твоих стражей!
- Тем более. Я считаю, что в привычном Мире тебе будет спокойнее. Ты не представляешь и сотой доли опасностей, лишений, что предстоят мне. Но я вернусь за тобой, как только…
- Знаю я, как ты возвращаешься! – Света кивнула на озёрницу.
- Здесь случай другой! - принялся возражать Ратибор. – Здесь…
- Послушайте! - вмешалась Кувшинка, до этой минуты с интересом следившая за перепалкой. - Не время ссорится. Мне кажется – витязь прав.
- Когда, кажется – креститься надо! - девушка одарила дочь Бога взглядом полным ненависти.
- Не горячись, смертная. Тем более что…, - озёрница, приблизившись к Свете что-то шепнула ей.
- Точно? - в голосе девушки звучало недоверие.
- Слово дочери Бога.
Всадник с подозрением смотрел на обеих. Все эти перешёптывания и неясные фразы не вызывали особого доверия. Когда две женщины, готовые минуту назад вцепиться друг в друга, начинают о чём-то сговариваться - добра не жди.
- Я согласна, Ратибор, - Света говорила с таким обречённым видом, что у всадника защемило сердце. - Ты прав. Я стану тебе обузой. Отправляйся без меня.
- С чего это такая перемена? - ожидая подвоха, Ратибор даже невольно оглянулся. Именно в эту секунду Света и Кувшинка обменялись взглядами. На губах у обеих появилась улыбка.
- Я была дурой, - девушка мгновенно вернула лицу скорбящее выражение. - Любовь должна давать крылья, а не навешивать гири. Кувшинка всё мне объяснила. Ты жаждешь подвигов, а мой удел ожидание.
- Пойми, дорогая, - Ратибор, тронутый до глубины души, забыл обо всех подозрениях. - Если бы я мог себе позволить…. Я бы ни на секунду с тобой не расстался. Я бы…
- Я всё понимаю. Поэтому и остаюсь.
- Я вернусь! Я обязательно вернусь! – всадник обнял возлюбленную.
- Иди, Ратибор, - всхлипнула Света. - Долгие проводы – лишние слёзы. Я буду ждать тебя.
- Ты готов, витязь? – Кувшинка смахнула слезу с длинных ресниц.
Не в силах сказать ни слова, Ратибор кивнул.
***
Озёрница взмахнула рукой. Сонная заводь всколыхнулась, выбрасывая на берег поплавки пластиковых бутылок. Поверхность, не ведавшая до сего дня большего волнения, чем лёгкая рябь, вздулась пузырём. Ратибору стоило огромных усилий, чтобы не отступить от кромки воды и не убежать прочь от начинающего сходить с ума водоёма. Крики купальщиков обратились испуганными воплями. Огромная волна неслась прямо на всадника. Ратибор зажмурился…
Всадник очнулся на опушке леса. Вдохнул полной грудью. Воздух, не отравленный дыханием рычащих повозок, подействовал опьяняюще. Ратибор опустился на землю. Густой мох заботливо принял тело всадника. Взгляд Ратибора был устремлён туда, где в бирюзовом бездонье скрещивались макушки вековых сосен. Кувшинка, как показало время, не из тех, кто бросается словами. Значит, скоро в небесах должна появиться тёмная точка. Она будет расти и расти, пока не обратится старым знакомым - змеем. Драконом, как называл Беовульф. Говорят, что для птенца самый страшный не первый, а второй полёт. Что же, испытаем на собственном опыте. Другого выбора всё равно нет.
Снова начинается гонка за Мериддином. А ведь ненавистный колдун был совсем рядом. Ладно. Миры, значит, целы. Всеведу удалось примирить сцепившихся чародеев. Света осталась в своём Мире. Теперь всё будет просто. Как раньше. Не надо ни за кого отвечать, ни опасаться за чужую жизнь. Да, теперь всё будет по старому….
Ратибор тяжело вздохнул. Не будет ничего, как прежде! Он уже сейчас скучал и раскаивался в собственном упрямстве. Выжили ведь в Межмирье! И среди повозок не пропали! Уж теперь-то, когда Света набралась опыта и знаний… Что теперь там с ней происходит?! А вдруг ей не поверят?! Отправят в психушку?! Проклятое упрямство и себялюбие! Разве иных выходов не было?! Уже сейчас в мозгу не меньше десятка крутиться. Вернулись хотя бы в Межмирье, нашли бы Беовульфа. У него приятель, сэр Ланцелот, вроде как женат. Вот и оставил бы Свету с его супругой… Всё надёжнее, чем бросать беззащитную девушку в Мире, перевёрнутом с ног на голову.
Она ещё так смотрела, обречёно… Понимала, что ничего хорошего ждать не приходится. Но осталась. Ради него, чурбана бездушного, осталась. Хоть назад возвращайся! Знать бы только как…
Заставить змея отправиться туда, вот как! Куда только запропастился чешуйчатый бездельник?! Наверняка, за воронами гоняется! Терпение, терпение и ещё раз терпение. Раздражением и нервотрёпкой дела не ускоришь. Нужно дожидаться безалаберного зверя. Прилетит же он когда-нибудь! А там уж! Пусть попробуют обидеть девушку ни делом или словом, а хотя бы допустят подобное в помыслах! Не спасут никакие повозки!
Нетерпение и возбуждение подняли Ратибора с природного ложа и заставили мерить шагами свободное от деревьев пространство. В мыслях, всадник уже вернулся в чужой мир и верхом на змее, с оружием в руках беспощадно казнил обидчиков возлюбленной. Число их росло в геометрической прогрессии, и Ратибор настолько погрузился в сладостные мгновения воображаемых побед, что слишком поздно заметил шорох за спиной.
Всё ещё горя азартом победоносных схваток, всадник развернулся, откинув мысль об использовании револьверов. Ему ли, мгновение назад перевернувшему целый Мир, пугаться ничтожного шороха. Да если надо, он голыми руками….
***
Следующие несколько минут, Ратибор протирал глаза, щипал себя то за ладонь, то за подбородок и старался сохранить вертикальное положение. Между двух сосен, могучие стволы коих выгодно подчёркивали стройность и женственность фигуры, стояла Света. На губах девушки играла счастливая улыбка.
- Ты! – выдохнул Ратибор и бросился к возлюбленной. Девушка, во взгляде которой смешались радость встречи и триумф победы, упала в объятия всадника, прогоняя горечь короткой разлуки долгим поцелуем.
- Как это получилось?! - спрашивал всадник, все ещё не придя в себя. - Что-нибудь не так вышло?
Теперь, когда Света чудесным образом оказалась рядом, вернулись прежние сомнения. Должно ли девушке вместе с ним болтаться по Мирам, в поисках чародея? План с Беовульфом казался удачным, пока оставался всего лишь планом. А если не удастся отыскать северянина? А если жена Ланцелота окажется капризной стервой, готовой поставить в упрёк несчастной девушке своё покровительство? А если… Чёрт возьми, слишком много если! Всё-таки прежнее положение дел казалось теперь куда выгоднее. Из памяти Ратибора как-то само собой вылетело, что несколько минут назад, он не мог дождаться той минуты, когда, оседлав дракона, уничтожит армию душегубов и умчит девушку прочь из жестокого Мира жестяных повозок.
- Ты бурчать не начнёшь? – в глазах девушки мелькнула хитринка.
- Чего мне бурчать? - всадник был слишком занят обрушившимися проблемами, чтобы обратить на это внимание.
- Мне Кувшинка пообещала выполнить желание, ну, когда ты упёрся, как баран на новые ворота.… А чего я ещё могла пожелать?
- О, коварные! - Ратибор чувствовал себя, как ребёнок, которого отвлекли блеском безделушки и под шумок заставили проглотить стакан рыбьего жира. - Вот откуда покорность и быстрое согласие! Как я мог довериться сумасбродным девчонкам?! Озёрной деве, каждое слово которой….
- Не смей ругать мою подругу! – рассердилась Света.
- Боги-Покровители! Уже подругу!
- Да, подругу!
- Что же мне, спасибо сказать вероломной обманщице?!
- Мог бы и сказать! Она тебя, сухаря, до сих пор любит!
- Не говори ерунды! Она сама сказала…
- Когда папаша её, Велес и Яга пригрозили тебя в муку истолочь, тогда Кувшинка и согласилась отказаться от слова. Она всё же выторговала у них право один раз тебе помочь. Она нас, кстати, в заповедный лес Яги отправила… Знаешь, что ей за это будет? Бедняжка вбила себе в голову, что ты тоже её любишь, но гнева Богов страшишься… Эх, ты, об устройстве Вселенной рассуждаешь, а дальше носа своего не видишь! Я сразу всё поняла. Она, полчаса, мне потом расписывала, каким ты из болота вылез, умоляла следить за тобой. Тебе не стыдно, младший командир?
- Я за спиной у других заговоры не устраиваю.
- Заговоры?! – возмутилась Света. - О нём заботятся, как о младенце, а он ещё и недоволен. Да тебя разве в лоб переспоришь? И чего я, дура, отказалась, когда Яга мне принца сватала?! Сидела бы сейчас во дворце, а не бегала бы за неблагодарным ворчуном!
- Ладно, - на рассуждения о принце хотелось сказать что-нибудь язвительно-обезоруживающее, но как назло, в голову ничего не приходило. - Когда, твоя подруга змея пришлёт?
- Вот этого она и сама не знает. Твёрдо обещала Ягу задержать дня на три у своего озера. Вот за это время и постарается его прислать. Слушай, а он очень страшный?
- Не страшнее ваших повозок. По крайней мере, не коптит так.
- Бу-бу-бу. Словно я виновата, что тебе на месте не сидится. Сидел бы дома, и я бы за тобой не таскалась. И хитрить бы не пришлось. Нашёл себе заботу – с чародеями воевать. А я дожидайся, пока ему надоест. Нет уж, спасибо! Я тебе не Пенелопа какая-нибудь!
- Хватит! – взмолился Ратибор. - Давай лучше устраиваться у Яги в вотчине. Не голодать же, пока змей прилетит.
- Вот это, молодец! - похвалила Света. - А то обманули, обидели! Бу-бу-бу! Не младший командир прямо, а кисейная барышня.
Всадник больше не в силах вести словесный поединок спешно ретировался на добычу пропитания.
***
Яга, судя по всему, охраняла этот уголок от любого постороннего вмешательства. Где уж там костровища и мусор! Ратибору не удалось разглядеть ни малейшего намёка на то, что нога человеческая хоть раз утопала в густом мху. Рубиновые россыпи ягод заставляли желудок хищно кидаться на рёбра, а рот заполняться слюной. Всадник то и дело зачёрпывал из пружинящего под ногами изумрудного ковра горсть пылающих огнём бусин и не глядя кидал в рот. То ли ему везло, то ли Яга с особой тщательностью следила за плодами земли своей, но Ратибору ни разу не попалась кислая, переспелая или уже тронутая тлением ягодка. Все как на подбор – крупные, налитые, брызжущие соком.
С каждым шагом всадник рисковал раздавить шляпку гриба. Крепкие боровики, кампанейские маслята, степенные грузди сопровождали вторгшегося человека, подобно опытным стражникам, появляясь в последнюю минуту и пресекая даже тень беспорядка.
Белки и сороки, притихшие на несколько секунд, теперь с удвоенной силой носились над головой Ратибора, громко вереща. Так же посадские молодки, устав в тысячный раз перебирать сплетни родного квартала, оживляются при появлении свежего человека и потом долго ещё галдят, обсуждая одежду, внешность и походку случайного прохожего.
Несколько раз дорогу степенно пересекали жирные зайцы, судя по всему и не подозревавшие о существовании таких напастей как лисы, волки, совы и охотники. Когда большеглазая важенка с резвящимся оленёнком, одарив Ратибора влажным взглядом, неторопливо засеменила прочь, не столько испугавшись, сколько не одобрив проявленного её чадом любопытства по отношению к подозрительному чужаку - всадник не выдержал.
Чёрт возьми, конечно, всё прекрасно. Мир и спокойствие. Ходил бы да любовался. Если бы желудок не выл подобно голодному волку. Его одними ягодами не успокоишь! Дичь, словно нарочно, не прячется, не убегает, а нагло лезет под выстрел. Даже убивать совестно. Но хватит!
Отбросив сентиментальность, Ратибор одним выстрелом снёс длинноухую голову жирному зайцу. А что поделаешь? Аппетитное жаркое, сочные окорока и душистые колбасы не растут на дереве. Все они когда-то бегали, прыгали, летали. Этого только почему-то не хотят признавать велиречавые книжники, осуждающие жестокость охотника, собравшись за столом, где и розовеют ломти свежепрокопчённого окорока, и истекают жиром жареные каплуны, и разинул пасть гигантский осётр
***.
- Гляди! – гордая Света возвышалась над кучкой грибов. - Я только не знаю, какие есть можно. Рвала, которые на картинках видела, и ещё, которые в мультиках добрые. Ну, и не мухоморы, естественно.
- Посмотрю потом, - пообещал Ратибор, - когда зайца разделаю.
- Здорово как! Круче всякого пикника! А можно я пока ягод наберу? Здесь недалеко, на полянке, жёлтенькие такие и красные.
- Кричи, если что! - успел бросить ей вслед всадник.
Девушка только махнула в ответ. Спокойствие и щедрость природы подействовали на Свету примерно так же, как и стаи рычащих повозок в её Мире на Ратибора. Разница был в том, что если всадник, оглушённый агрессией, уподобился загнанному волку, готовому огрызаться до последнего, то девушка в волшебном уголке чувствовала себя беззаботным мотыльком, коему нет другой заботы, как порхать с цветка на цветок и наслаждаться дарами в изобилии раскиданными повсюду чей-то щедрой рукой.
Ратибор аккуратно снял слой мха. Свернул и отложил в сторону. В обнажившейся земле вырыл углубление. Развёл огонь. Неподалёку, меж корнями сосны, всадник обнаружил родник. Звенящая хрустальная влага весело прорывалась наружу, возмущая песчаные буранчики, пробегала по промытому руслицу, и словно устрашившись чего-то, пряталась в густой мох.
Всадник справился с зайцем. Насажанный на толстую палку он дожидался, когда спадёт первое, самое жаркое пламя. Шкуру всадник натянул меж острых сучков. Авось, за три дня просохнет. Потом сгодится на что-нибудь. Уж, коли, довелось убить зверя, пусть всё в дело пойдёт. Из грибов выбрал крепкие боровички, ножка которых округлялась к корню, словно живот почтенного купца, а мякоть стыдливо белела под шоколадной шляпкой. Оставалось нанизать их на прутья и дождаться углей.
Тени становились всё длиннее, когда появилась Света.
- Это называется недалеко? - буркнул Ратибор, едва успевая переворачивать то закреплённого на рогатинах зайца, то шипящие на углях грибы.
- Их там так много! – глаза девушки горели, речь была какой-то странной. - Одна другой лучше! Я таких никогда не пробовала, - она отпустила края свитера, что держала наподобие фартука. На мох обрушился водопад жёлтых, оранжевых и красных ягод. Ратибор взял горсть. Рассмотрел.
- И много ты их напробовала?
- Ну…., - девушка тяжело опустилась на мох.
- Это же морошка!
- Ядовитая?!
- Винная! Не хуже любой браги!
- И что будет?
- Похмелье. Давай поедим. На сытый желудок голова скорее прояснится.
Коварная морошка сыграла с девушкой жестокую шутку. Всадник, раскладывая пищу на листья лопуха, то и дело бросал взгляд на заляпанную пятнами красного сока вязаную одежду Светы. Не мог удержаться от усмешки. Вот трагедия будет завтра, когда и солнышко встанет, и хмельная беззаботность улетучится. Что там грязь на плаще или кожаных штанах! Тряпицей протёр, коли в охотку, и думать забыл. Вот алые пятна на белом фоне… Это да!
Не выдержав жара, взорвался сучок. Взметнулись языки пламени, лизнув сгущающуюся темноту багровыми отблесками. Ухмылка застыла на губах всадника. Волосы на макушке зашевелились. В огне зловещей вспышке ему отчётливо увиделись не подсохшие пятна сока, а свежие кровоточащие раны. Кусок зайчатины выпал из рук.
- Не повалявши, не поешь, - проворчала Света. - Ты тоже ягод наелся? Давай-ка я сама всё разложу. В следующий раз я буду готовить. А то собираешь ягоды, а получается…. Наших алкашей бы на ту полянку!
Ратибор наблюдал, как девушка ловко и деловито накрывает импровизированный стол, и никак не мог избавиться от жуткого видения. Что это? Нервы? Морок? Слишком уж реальный. Чародеи охраняют свои владения фантомами и призраками. Может и это произведение Яги?
- Иди ко мне, - позвал он.
- Ты что? Что случилось?! - Света глянула в лицо Ратибора и, откинув прутик с грибами, оказалась рядом. - Что с тобой?
Ратибор усилием воли заставил себя коснуться проклятого пятна. Всего лишь сок. Высохший сок. Он заключил девушку в объятия.
- Сумасшедший!
- Я люблю тебя.
- Я тоже. Но…, - следующее слово утонуло в поцелуе….
***
Ратибор проснулся, когда было уже далеко за полночь. Улыбка тронула губы всадника при воспоминании о минувшем вечере. Любовь страстная, откровенная и искренняя отбросила прочь тревогу и страшные видения, вынудив их зачехлить готовое к удару оружие и убраться подальше. Приятная истома наполняла тело Ратибора, когда он вспоминал, как они уставшие, но счастливые, укрывшись плащом ели зайчатину и брызжущие соком грибы, кормили друг друга морошкой, пьянея не столько от её сока, сколько от собственных чувств. Как, перекинувшись одним лишь взглядом, снова сплетались в объятиях, забыв обо всём и обо вся. Как Света, схожая в своей наготе с лесной нимфой, наполняла баклажку, а потом перед тем, как нырнуть под плащ, брызгала на него ледяной водой, приходя в восторг от незлобного ворчания. Вспоминал… Проклятие! Что за жестокое испытание придумал Творец для человека, одарив его жизнью полной горести и лишений, словно в насмешку разбавив чреду страданий редкими, быстротечными мгновениями счастья.
Вот и сейчас… Совсем не зубная боль заставила всадника открыть глаза. Он выскользнул из-под плаща и быстро оделся. Может где-то и принято встречать опасность без штанов, но в школе всадников таким премудростям не обучали. От дневной безмятежности и спокойствия не осталось и следа. Воздух стал тяжёлым и гудел, словно неподалёку включили устройство, подающее электричество. Фиолетовое небо разрезало ослепительной вспышкой.
- Зарница, - прошептал с надеждой Ратибор и тут же по ушам саданул раскат грома. Первые крупные капли ударили по щекам.
- Что…, - Света одной рукой поддерживала плащ, другой тёрла не желающие открываться глаза.
- Быстрее, - всадник собирал и кидал в сторону девушки разбросанные вещи. – Гроза. Надо укрыться. Дело серьёзное намечается.
Ещё не отойдя ото сна, девушка путалась в одежде, никак не могла отыскать нужные пуговички и застёжки. Всадник схватился за вязаную фуфайку. Кожа почувствовала тёплую влагу. Ратибор поднёс одёжку к лицу и тут же откинул прочь – она насквозь пропиталась кровью.
- Где мой свитер? - девушка запахнула плащ, пытаясь укрыться от обрушившихся с небес ледяных потоков.
- Не знаю! Одень вот это! – всадник стянул через голову рубаху, оставил себе жилет - хоть какая-то защита.
- А ты?
- Некогда спорить, Света!
Девушка послушно облачилась в предложенную одежду, протянула Ратибору плащ. Всадник, не тратя время на разговоры, накинул его на плечи возлюбленной, предупреждая возражения, силой заставил продеть руки в рукава, запахнул и стянул поясом. Света стала похожа на извозчика, что облачился в тулуп не по размеру.
***
Чернильная мгла взорвалась серебряным огнём. От адского грохота содрогнулось пространство. Свет был настолько ярким, что в нём растворились и деревья, и земля. Дождь испарялся на лету, но ни Ратибор, ни Света жара не чувствовали. Они с трудом могли различать друг друга в режущем глаза сиянии, но чётко видели одинокую скалу, скрытую до этого стеной леса. Подобно острому клыку торчала она посреди залитого огнём пространства.
Угольно-чёрная, на фоне расплавленного серебра, она в какое-то мгновение дрогнула и словно стала выше. Определённо выше! На вершине скалы Ратибор видел того человека, которого ненавидел с тех пор, как, укрывшись за пыльной шторой, стал свидетелем тайного сговора.
- Где же ты, упрямый юнец?! – после раскатов грома, рёв Мериддина казался вкрадчивым, даже приветливым. - Ты так долго искал встречи со мной, что мне самому стало интересно. Я жду тебя.
- Это он, - прошептал Ратибор. – Колдун!
Света кивнула.
- Ну, что ты застыл там подобно жалкой букашке?! – рассмеялся Мериддин. – Второго раза может не быть. Вся твоя похвальба и угрозы выветрились, стоило блеснуть рядом паре похотливых глазёнок! Прощай, смертный!
Сияние угасало, холодные струи снова ударили по голым плечам и рукам Ратибора.
- Не упусти его! - Света вцепилась в руку возлюбленного. – Твой шанс! Твоя свобода!
- Я иду! - из горла всадника вырвалось что-то похожее на клёкот раненного коршуна. - Подожди, колдун!
- Смотри, не поскользнись! - ехидный смешок, выпорхнувший из темноты, совсем не походил на недавний утробный рык.
***
Ратибор и Света пробирались к мерцающей промеж деревьев скале. Беспощадные плети ливня хлестали по коже всадника. Но он, не обращал на них внимания, закрывая телом спутницу. Лес, казавшийся недавно другом и покровителем, теперь то и дело пытался сунуть под ноги толстый корень или ткнуть в лицо веткой. Раскисший мох с хлюпаньем втягивал ступни и с плотоядным чавканьем, цепляясь за каждый клочок обуви, нехотя отпускал на волю.
- Не могу больше! - выдохнула девушка.
- Надо, Света, надо! – Ратибор хватал ртом холодные струи, но они, словно в насмешку, залив всё вокруг, не желали касаться его пересохших губ.
- Мы и на шаг не приблизились… Я там не нужна… Не звали…
- Вот ему!! - всадник выкинул кукиш в сторону единственного светлого пятна. - Я не брошу её, колдун! – он схватил Свету за руку. – Вперёд!
Мериддину, по-видимому, действительно было интересно встретиться со своим преследователем. Небесный водопад сменился моросью. Корни уползли в темноту. Ветви поднялись над головами, а мох снова стал пружинистым и мягким. До скалы оказалось не больше сотни шагов.
- Уступка за уступку, юноша, - послышалось, когда Света и Ратибор добрались к подножию светящейся изнутри каменной громады. - Встречаемся один на один.
- Ты мне ещё условия ставить будешь? - Ратибор смахнул воду с лица.
- Не спорь, - зашептала ему Света. - Пока ты не разберёшься с ним, мы не будем счастливы.
- Послушай здравую мысль, - донёсся из недр скалы голос Мериддина. – Хотя и родилась она в кукольной головке.
- Заткнись, колдун! – огрызнулся всадник.
- Мог бы и уважить мои седины, юноша.
- Скорее плешины!
- Грубиян! – пробасил камень.
- Грубиян, - чавкнул мох
- Грубиян, - проскрипели деревья.
- Грубиян, - прошелестел дождь.
Света испуганно озиралась, прикрыв рот ладонью.
- Ещё одна такая шутка, - взъярился Ратибор. – И…
- Что и? - поинтересовался невидимый чародей. - Ладно, кто умнее - тот уступит. Никакой магии, всадник. Это уже вторая услуга. Можешь ты хоть мою скромную просьбу выполнить?
Дождь прекратился, словно по приказу. Чёрные тучи исчезли, как пятно грязи пропадает, едва его коснётся рука хорошей хозяйки. На востоке, над самыми макушками деревьев, проступила светлая полоска.
- Иди, Ратибор, - попросила девушка. – Другого выхода нет. Видишь, я даже не навязываюсь.
- Я не оставлю тебя одну!
- Но ты же вернёшься, - взгляд тёмных глаз поколебал решимость всадника. - Я тебя подожду…
- Я…, - Ратибор вынул револьвер. – Возьми на всякий случай.
- Ты что! - отпрянула Света. - Я их до смерти боюсь!
- Значит мне идти?
- Иди.
- Иду, - всадник не сдвинулся с места.
- Иди, Ратибор, - вопреки собственным словам девушка ухватила его за руку. – Надо идти, - тонкие пальцы всё сильнее сжимались на запястье всадника.
- Да иди же ты, наконец! - не выдержал Мериддин. - Не съем я тебя, в самом деле!
Ратибор развернулся на каблуках, собираясь ответить чародею таким искусно выстроенным ругательством, перед коим померкнут все магические формулы, и застыл с открытым ртом. Скала больше не светилась. Прямо перед всадником зиял тоннель, в дальнем конце которого маячил ненавистный силуэт.
- Ну, ты сам напросился! - Ратибор шагнул в тоннель.
- Подожди! - услышал он за спиной.
Одним прыжком всадник оказался рядом с возлюбленной.
- Что случилось? – выдохнул он.
- До свидания, - шепнула девушка, оставив на его губах лёгкий поцелуй.
- До свидания, - ответил Ратибор, пятясь в тоннель.
Он так и продолжал двигаться - спиной к опасности, лицом к возлюбленной, пока едва заметный поворот не скрыл от его глаз фигурку девушки.
***
Всадник не упал на каменный пол, тело его не сотрясали рыдания, дрожащие губы не шептали имени возлюбленной, а память не вызывала её образ, заставляя забыть обо всём остальном. Ратибор не принадлежал к племени неврастенически-истеричных героев-любовников. Он обнажил оружие и двинулся навстречу чародею, прекрасно понимая, что самое лучшее в этой ситуации не бесполезное нытьё, а уничтожение Мериддина. В новую жизнь через убийство? Пусть так. Можно ли назвать убийством схватку двух противников, один из которых считает себя творцом нового Мира, а другой орудием возмездия?
***
- А ты не из торопыг, - Мериддин сидел на камне, прислонившись спиной к скале, - Я в твоём возрасте пошустрее был, - взгляд его упал на револьверы. - Убери свои грохоталки, - поморщился он. - Шуму наделаешь. Дыму напустишь. Мне вреда никакого не причинишь.
- Ой, ли? - Ратибор огляделся. Скала внутри была пустой. Выйдя из туннеля, он оказался в идеально круглой пещере, вернее сказать зале, потому как пещера это что-то тёмное и уходящее в недра земли, а пространство, где всадник встретился со своим врагом, прекрасно освещалось и имело ровный, посыпанный мелким песком пол.
- Попробуй, если хочешь, - Мериддин зарылся носом в шёлковый платочек. – Проклятие! Всё не доходят руки заклятие против болезней наложить, - его голос, блуждающий в складках платка, звучал глухо, словно из-под земли. - Под своим же дождём простудился.
- Я пришёл убить тебя, - заявил Ратибор.
- Простенько и со вкусом, - платок скрылся в недрах балахона. - И без лишних слов, - Мериддин скинул капюшон, поскрёб жёлтым ногтём усыпанную коричневыми пятнашками лысину. - Я даже причин не спрашиваю… Чтобы мнение о тебе не портить. Ты понесёшь какую-нибудь околесицу про добро и зло, про закон и справедливость… Зачем из тебя скомороха делать? Хочешь убить - хоти на здоровье. Сам такой, коли чего приспичило, наружу вывернусь, а прихоть исполню.
- Хватит болтовни, колдун!
- Какой ты право неуважительный! Старец перед тобой сидит, а ты мало того, что убить его решил, ещё и грубишь. Неужто тебя этому Всевед научил? И как, скажи на милость, ты меня убивать собрался. Я не пугаю, конечно, но мне достаточно пальцем шевельнуть, чтобы ты остался там, где стоишь, навеки. Лишь из симпатии к тебе медлю.
- Немудрено угрожать и надсмехаться, когда личиной старца прикрылся да магией отгородился.
- А ты как думал? Мне голову долой, а я не сопротивляйся. Ну и фантазия у тебя! Не зря рифмами балуешься!
- Я думал, - Ратибор замолчал, а на что он, действительно рассчитывал - подстрелить Мериддина, как пьяного бунтовщика? Сойтись в рукопашном поединке? Раньше надо было планы составлять! Гнался за колдуном, ждал встречи, вот только что делать при самой встречи и не подумал. Убить. Легко сказать! Только чародей-то не курёнок – покорно голову не подставит! Думай, Ратибор, подстраивайся под ситуацию.
- Я рассчитывал, - начал всадник, - что… Казалось мне… Не похож ты на других чародеев.
- И много их у тебя в приятелях ходит? - усмехнулся Мериддин.
- Всевед, - ответил Ратибор. - Но он про Синклиты ваши рассказывал. Про то, как ты в одиночку взялся целый остров обустроить. Как ты споришь с другими постоянно…
- Спорю? – морщинистое лицо Мериддина скривилось так, словно ему подсунули что-то страшно кислое. - Ты будешь спорить со стадом баранов, юноша? Долгобородый святоша и его шайка прекраснодушных болтунов слишком льстят себе, если считают мои насмешки аргументами в споре. Синклиты? Дурацкое времяпровождение для неспособных ни на что, кроме болтовни снобов…
- Я так и понял, - всадник догадался, что нащупал нужный аккорд, и теперь, подобно искусному сочинителю подбирал следующий, который зазвучит в унисон с настроением чародея. - Странное и пустое дело – набить голову возом премудрости и бояться использовать её на деле…
- Ты мне нравишься, всадник, - Мериддин не замечая, как то натягиваются, то расслабляются струны его души, опрометчиво подсказывал настройщику следующую ноту. - Я в тебе не ошибался. Вот ты говоришь убить! О, запал юности, коего мне уже не испытать! Убийство - примитивнейший из способов разрушения, мой юный друг! Ты уяснишь сию истину после первого же моего урока.
«И этот туда же! - Ратибор едва сдержался от смеха. - Чёрт возьми, ученики – товар ценный! Вся чародейская братия гоняется за ними по Мирам. Только бороды по ветру трепещут. Неплохая строка, кстати».
- Твой скептицизм оправдан, - Мериддин по-своему истолковал промелькнувшую улыбку. - Когда-то и я пьянел, сжимая ладонью рукоять Эскалибура. Кровь бежала быстрее при виде вражеского войска. Я чуть не вопил от радости, видя, как в мою сторону направляется Вортигерн, чтобы через несколько минут быть обезглавленным моей рукой. И только крах всех начинаний убедил меня, что убийство собственными руками далеко не лучший метод для того, кто творит палитрой Разрушения и звуками Хаоса. Всевед всё ещё глумится над крушением Камелота, не догадываясь, насколько я изменился с тех пор. Ты всё ещё горишь желанием покончить со мной, всадник?
- Слишком много слов, колдун, - Ратибор почувствовал, что мелодия получается слишком уж слащавой и взял резкую ноту. – У меня действительно не поднимется рука на болтливого старца, спрятавшегося за магическими формулами.
- Что ты имеешь в виду, дерзкий мальчишка?!
- Вот-вот, легко обзываться и лепетать наставления, щеголяя плешью…. Сединами, если тебе так больше нравится. Должно ли мне серьёзно думать о поединке со старцем, который пускает слюни, вспоминая какие-то древние байки… Не знаю даже… За бороду если только тебя оттаскать. И то совестно. Засмеют потом.
- Ну, ты и наглец! - в голосе Мериддина мелькнуло нечто похожее на отеческую нежность. - Дерзить мастеру перед коим отступили Яга и Всевед! Ты мне определённо нравишься.
- Отступили, говоришь? Хм… Поверить можно, конечно… Из милосердия. Или из-за гуманизма, я их постоянно путаю. Только есть у меня думка: объявись здесь Всевед – другие в отступниках бы числились. Или, к примеру, Яга… Ты вот про остров говоришь - подвиг на подвиге… От наставника своего я другое слышал.
- Проклятый святоша, способный только подглядывать и хаять чужую работу! Что он наговорил о тех славных временах?!
- Славных? Гм… Я слышал лишь о предательствах, вероломстве, насилии и кровосмешении.
- Грязный лжец! - Мериддин готов был взорваться. - А про свои эксперименты он тебе не рассказывал? Про несчастного плотника, одурманенного речами о всеобщей любви? Бедный парень выкинул бы терновый венок куда подальше, знай он, что натворят его последователи. Полмира в кострах! Мучительные казни во имя милосердия! А одураченный погонщик верблюдов? Его благочестивые последователи стали всеобщим пугалом!
- Слова, слова, слова, - вздохнул Ратибор. - Хотелось бы тебе верить, но… Жил у нас в посаде дед Мусей. От блохи за овином прятался да со свечкой спал, чтобы домового отвадить, а рассказывать начнёт.… И люди в его времена крупнее были, и земля плодовитее, и куры по три раза на день неслись. А сам уж он… Разве что в Вирии мёда не пивал, да и то потому, что тот не слишком хорош для такого героя.
- Ты мне не веришь?
- Не так чтобы… Но слабовата память у стариков. Сам от того, наверное, страдаешь?
- Ты нахальный юнец, с большим тщеславием и куриными мозгами!
- Таким уж уродился. Сам вижу, что дурак. И кого я обидеть хотел? Старца немощного! Извиняй, чародей. Пойду я. Может, примешь копеечку на старость свою да на моё прощение, - Ратибор сделала вид, что направляется к тоннелю.
- Стой! – Мериддин вскочил с камня. – Горделивый упрямец! Как только с тобой святоша Всевед управлялся?!
- Из-за того с ним и повздорили последний раз. Хотел, говорит, тебя в ученики взять, а ты не лучше Мериддина.
- Гордись, невежа! Подобное не про каждого сказать могут!
Ратибор нарочито небрежно пробежал глазами по висящему на высохшей фигуре балахону, потеребил взглядом жидкую бородёнку, скользнул по лысине.
- Нет уж, спасибо, - пробормотал он, так чтобы услышал чародей. - Нам такая похвала ни к чему.
Желтоватая кожа Мериддина побагровела, пальцы сжались в кулак с такой силой, что из ладоней выступила кровь. Выцветшие глаза готовы были испепелить всадника. Внезапно чародей рассмеялся.
- Молодец! Второй раз заставил меня раскрыть карты. Встреча важна для нас обоих, юноша. Для судьбы Миров, как бы напыщенно это не звучало. Я не собираюсь жертвовать великим из-за мелочи. А ты?
Ратибор пожал плечами.
- Шлея что ли под хвост попала? - прищурившись, он глянул в небо. - Нет, колдун. Мне один старик надоел до смерти, чтобы тут же со следующим дружбу заводить.
- Ты многого добьёшься, всадник, - улыбнулся Мериддин. - Так упереться из-за глупости! Тебя только на верный путь наставить… Так тебе мешают мои седины?
- Особенно плешь.
- Смотри и учись! - взвыл чародей, исчезая в серебристом облаке.
Ратибор перевёл дух. Сбежать что ли. Не готов он к драке с чародеем. Не готов и всё тут. Как просто всё казалось в мечтах. Теперь же… Душа в пятки уходит. Вроде, как и дерзишь, а самого так и подмывает в ноги броситься. Запричитать:
- Прости, дедушка! Не губи дурня! Отпусти с миром! Не буду я больше!
***
- Теперь доволен? - низкий голос с хрипотцой прогудел над макушкой, пошевелив волосы. - Я вроде как твой ровесник.
Всадник глянул в сторону гула и обомлел. В шаге от него, головы на три возвышался воин-варвар. Малиновые толстые губы изогнулись в нечто, что можно было назвать улыбкой, если бы не крепостная стена крепких, не боящихся никаких кариесов зубов. Всклоченные волосы торчали в разные стороны, словно колючки заморского зверя дикобраза. Если бы двое Ратиборов захотели, взявшись за руки достать от одного плеча до другого, то им пришлось бы изрядно потянуться. Невыделанная шкура саблезуба выглядела как жалкий лоскуток на широкой спине, а могучие ляжки при малейшем движении грозили разорвать кожаные штаны, пошитые из трёх слоёв воловьей кожи.
- Ты даже и помоложе будешь, - Ратибор судорожно сглотнул. - У нас в школе всадников юнцы мускулами бахвалиться любили. Только с возрастом понимали – не в мышцах сила.
- Ну, ты и привереда, - сломанный в двух местах нос скривился. Всадник не сразу понял, что грянувший гром всего лишь обычное чихание простуженного человека.
- Прямо не воин, а портняжка, или стилист, как некоторые говорят, - варвар растёр склизкую зеленоватую влагу, извергнувшуюся из заросших ноздрей по чёрной проволоке щетины. - Надо было сразу говорить, кем оборотиться.
- Всё нормально, - Ратибор упёрся взглядом в густые завитки тёмной шерсти, щедро уродившейся на пластинах грудных мышц. Задирать вверх голову, отыскивая глаза собеседника - гиблое дело в подобной ситуации….
- Поговорим? - предложил Мериддин.
- Поговорить-то можно, - согласился Ратибор. - Только снова неравенство…
- Что опять? - разозлился преображённый чародей. - Уж девкой я оборотиться не смогу, у тебя, видать только с ними язык как нужно работает.
Из груди бочки раздался гул, который Ратибор определили как смех. Усилием воли сдержал себя.
- Не в языке дело, колдун, - злые нотки всё же прорвались наружу и укололи чародея даже сквозь нынешнюю толстую шкуру.
- А в чём?
- Ты хоть и отроком заделался, что до чёрных мух в глазах мешки с песком поднимает, чтобы, значит, мышцы росли на радость содомитам, - всадник умел возвращать шпильки. - Но не в том дело… Поспорим мы с тобой, как водится в добром разговоре. Я тебе кулаком в зубы. Теперь не постесняюсь, даже за честь сочту…. А ты меня в таракана… Несправедливо…. Слушай, неужто и вправду девкой не можешь? Ради интереса просто… Всевед, наверное….
- Ни слова о лживом святоше! - взревел варвар. - Мне под силу такое…
- А девкой не можешь…
- Честь не позволяет!
- Честь в добром споре не аргумент. Вон, сотник Карабин поспорил с посадским Добраном - у кого струя после бочки пива дальше ударит. Так оба почтенных человека не постыдились перед половиной города, что в свидетели навязались, порты расстегнуть и достоинство явить. А ты говоришь….
- Ты редкий хитрец, смертный!
- Разве? А, по-моему, это ты не лыком шит. Оборотился громилой, да ещё у коего в запасе сила магическая…. Хотя…. Сомневаюсь я в той силе. Что Сиггурд говорил? Воину бабой стать дело нехитрое. А ты вот не умеешь.
- Умею!
- Честь не позволяет?
Мериддин долго молчал. Ратибор попрощался со Светой, с Беовульфом, с Кувшинкой и со всеми кого встречал в скитаниях по Мирам. Взъярится сейчас варвар, маханёт кулаком-пивной бочкой, и покойся с миром, всадник.
- Добро, - выдохнул чародей. - Ты из тех, у кого от слова «халва» во рту сладко не становится. Не могу я сейчас девкой обернуться, магии не хватит. Только и остался запас - защиту против твоих револьверов держать.
- Значит человек ты сейчас?! - обрадовался Ратибор. Не сдержался, ущипнул громилу за бицепс. – Больно?!
- А вот это видал? - перед носом всадника качнулось нечто большее, чем его голова, раза в два. Ратибор догадался, что это кулак.
«Здоровее видали», - подумал он. Вслух же произнёс:
- Теперь можно и поговорить.
- Ты капризен и не доверчив, юноша, - Ратибор сдержал усмешку - чья бы корова мычала. - Тщеславен и самоуверен, - было удивительно слышать мудрёные слова, срывающиеся с готовых припасть к кровоточащей ране толстых губ варвара. – Ты даже сейчас прячешь взгляд!
- У меня шея не деревянная, - признался всадник. - Ты, видать, в детстве не одну грядку моркови проглотил… Надо же так вымахать!
- Извини, - Мериддин опустился на землю. Это совершенное тело - идеальная машина убийства, старающаяся проявлять учтивость, выглядела нелепо и… зловеще. - Так лучше?
Ратибор присел на камень. Его лицо оказалось на одном уровне с грубой физиономией варвара. Всадник взглянул в тёмные провалы глаз. В карих глубинах сверкало нечто, похожее на отблеск алмаза, покоящегося на чёрной безмятежности бархата. Именно то, что заставляет сходить с ума напыщенных жеманниц, а их кавалеров продавать душу дьяволу лишь за одно мгновение, позволяющее увидеть отблеск вечного камня в глубине зрачка возлюбленной. Ратибору стало страшно. Мериддин безумен! Но мозг чародея поразил именно тот вид недуга, что подчиняет себе окружающих и заставляет следовать за безумцем.
- Что ты на меня так уставился? - чародей моргнул, ещё раз, не выдержал – опустил глаза.
- Чудно мне, - выдохнул Ратибор, - отчего вы, колдуны-маги, в личины старческие рядитесь? Ведь любое обличие принять можете…
- Можем, - согласился Мериддин. - Только суетность всё это, - пятипалая лопата хлопнула по бицепсу – спящему удаву, - мишура. Старец неприметнее… На вид безобиднее… Прислушиваются к нему охотнее…
Противники замолчали, погруженные в свои мысли.
- Твоя взяла! - заявил вдруг чародей. - В открытую играем!
- Не понял, - игры меньше всего интересовали всадника в данную минуту. Две мысли не давали ему покоя – не грозит ли опасность Свете, и каким образом одолеть помолодевшего Мериддина? С такими кулаками шутки не шутят.
- Не лукавь, юноша! Где ты такие заслоны ставить научился?
- Умеем кое-что, - всадник понятия не имел, о чём толкует Мериддин.
- Кое-что? - толстые губы сложились в ухмылку. - Как ловко себя защитить смог! Уж на что я дока в чужих мозгах копаться, но ты… Мастер! Вроде и сопротивления никакого нет, а ничего кроме мусора не выдал!
- Не лаптем щи хлебаем, - неожиданное преимущество, в коем не было и капли заслуги или усилий, вдохновило Ратибора. - Я к подобному с малолетства способен был.
- А чужие мысли читать умеешь? - в голосе Мериддина мелькнула тревога.
- Серединка на половинку… Ты, вот, вроде как в ученики меня заполучить желаешь… Если не ошибаюсь, конечно…
- Чудеса! - как и большинство самовлюблённых индивидуумов, Мериддин страдал патологической забывчивостью, считая ниже своего достоинства держать в памяти нечто, оброненное в разговоре. - Как тебе это удалось?!
- Говорю же, врождённое.., - Ратибор с трудом удерживал смех. Так и подмывало напомнить колдуну про недавние слова о первом уроке. - Ещё, к примеру…, - всадник задрал голову к потолку.
- Хватит! - запротестовал чародей. - Я убираюсь из твоей головы, ты из моей.
- Идёт.
- Ты восхищаешь меня, юноша! Каждый твой шаг, любое действие - это шедевр! Я - мастер разрушения и интриг, плакал от восторга, следя за тобой.
- Мог бы и лучше, - пробормотал Ратибор, прикидывая, чего он такого особого совершил. - Времени маловато было.
- И не только времени, всадник, - варвар наставительно поднял узловатый палец. - Знаний и правильного направления.
- Уж как умеем…
- Этому можно обучиться, юноша… Сперва, я смотрел на тебя, как на орудие. Держал на коротком поводке, не давая потухнуть охватившему тебя пламени. Ненависть - чувство, которое сильно недооценивают. Я воспользовался им, ожидая момента, когда наилучшим образом смогу использовать твои таланты – выживать и убивать. Я считал тебя собственностью и от души смеялся над Всеведом. Лживый святоша собирался обратить тебя в подобного себе созерцателя.
Взгляд Ратибора скользил по могучей фигуре противника, выискивая слабые места. Колдун-то прав: магия ему особо и не понадобиться - одним ударом прихлопнет.
- И тут твои поступки, - варвар зажал ноздрю и высморкался на песок. - Проклятие! Рушить Миры и страдать от дурацкой простуды. Обязательно сделаю себе защиту…. Ты меня поразил, - вернулся он к разговору.
- Ничего особенного, - вздохнул всадник, надежда пробить ударом кулака двигающиеся туда-сюда валики на животе чародея улетучилась при одном взгляде на них.
- Не скромничай, юноша! Ты не в обществе долгобородого аскета. Мериддин ценит самоуверенных ребят…
- Нет, я и правда так думаю - не особо я…
- Не особо?! - возмутился чародей. - У тебя была возможность пристукнуть большеголового выродка и забрать все книги. Он, кстати, показал тебе лишь малую часть. С таким состоянием ты бы основал новое княжество… Империю! Однако ты ушёл с миром. Я ломал голову – почему? И понял! Болтун пишет летопись. Зачем нужна империя, когда есть возможность попасть в историю. Дальновидный и изощрённый поступок! Потом трактирщик. Его предложение польстило бы любому воину, оставшемуся без хозяина. Ты отказываешься! Я в смятении! И только позже я всё осознаю. Ты испугал его! Он не взял и монеты из кошеля, проведя с ним рядом всю ночь. Чудо! Дьявольский ход, клянусь Хаосом! Ступи ты на землю Степи, и перед тобой не должность цепного пса, а весь капитал дрожащего от страха торговца. Межмирье! Ты отказываешься от дружбы будущего Дона, отвергаешь морлоков, но ходишь в обнимку с буяном Беовульфом… Зачем?! Теперь вижу – прекраснодушный глупец, доживший до седин, но рвущийся воевать со злом, на каждом углу Межмирья болтает о своём благородном и отважном приятеле. Настоящем герое и рыцаре. Окажись ты там, и вся орава жаждущих подвигов друзей нашего беспутного знакомца окажется в твоих руках. Дурость – страшная сила! Доны будут дрожать от одного упоминания твоего имени, чернь захочет носить тебя на руках. Девчонка? Я подбросил тебе её, чтобы остановить… О, здесь ты утёр нос всему Синклиту и мне в придачу! Когда я увидел, как ты возишься с этим сосудом плотских радостей, то сначала обвинил тебя в глупости и немного успокоился…. Ты мудр не по летам, всадник! Терпеть капризы смазливой куклы, чтобы добраться до Яги и выведать тайны, кои мечтает познать Синклит. Ты побывал в Святилище и узнал дорогу к Крепости Миров. Не возражай! Я слышал разговор Яги и девчонки….
Ратибор и не думал возражать, поражённый собственной изворотливостью и мудрыми шагами. Он-то всегда считал, что поступает, как левая нога захочет, а тут… Надо же, какие планы изощрённые! И сам не догадывался!
- Оцени, юноша, - продолжал Мериддин, переведя дух, - я не прошу рассказать о выведанном тобой. Пусть это останется козырем в твоих руках. До определённого времени…
- Если я такой умный да искусный, - чародей хотел игры – Ратибор на ходу изучал её правила, - зачем ты мне нужен? Учёного учить - только портить… Уж, наверное, и без тебя обойдусь… С моими-то умениями.
- Отлично сказано! - одобрил Мериддин. - Одна малость - на глупость ты свой талант тратишь… Цель тебе нужна, сынок. Великая, нет - вселенская цель. А к ней-то я тебе тропку могу открыть. Сам посуди. Искусен ты…. В тайну великую посвящён. Только часики-то тикают твои! Тик-так, тик-так. Морщинка, болячка. Бессонница, немочь. А там и смертушка рядом! А при новом рождении – гол как сокол!
- Меня Всевед в ученики звал, - напомнил всадник.
- Оно тебе нужно?! – из груди варвара громыхнули раскаты смеха. - Век над толстой книгой слепнуть, чтобы мелкую формулу отыскать. И долголетие не гарантировано… Как Синклит захочет. По-другому будет, когда со мной пойдёшь. Формулы-то все здесь, - ноготь схожий с копытом небольшой лошади постучал по нависшему лбу. – Твои будут. И долголетие тебе предоставлю… Секрет не открою… У меня свои козыри быть должны. Но век твой продлю. Даже присутствием своим докучать не стану. Предавайся плотским утехам, пока не надоест. Изредка лишь появлюсь, да попрошу о содействии. Сперва доверять друг другу не будем - так всегда бывает. Подвоха будем ждать. Потом обвыкнемся. Возненавидим один другого… Тоже закон. А уж после - единым целым станем. Ты - часть меня, я - часть тебя. Вот тогда-то и обменяемся козырями. Ох, и дела начнутся, всадник! Ты себе представить не можешь! Миры! Лоскутное одеяло, скреплённое гнилыми нитками. Чёрт возьми! Ты шёл по Мирам, юноша! Разве не достойны они сгореть, утонуть, сгинуть?! Достойны! Я всегда утверждал это. Мне вырывали печень, выпускали кишки и ими же привязывали к алтарю, поднося к лицу гадину, истекающую ядом, меня на тысячу лет заключали в земле…. Но я повторю ещё раз - Миры нужно чистить! Всё, всё под корень! Разрушение – основа творения! Хаос - прародитель порядка! Наблюдать и корректировать созданное Творцом - занятие достойное трусов! Хаос – главная ипостась Творца! Он создал Миры и отдал их нам. Как поступает садовник с не родящим деревом? Под корень! Его место займёт новый саженец! Если снова что-то не так? Что же – топор всегда под рукой! Зачем исправлять пошедшее вкривь, когда есть возможность начать заново! Как все страшились Рагнарёка! И что же? Гибель Богов положила начало новому Миру! Рагнарёк должен случаться каждый день! Миры - шахматная доска, на коей мы с тобой, всадник, станем изощряться в мастерстве. Всевед же и банда прекраснодушных созерцателей поропщут в кулак, а потом, беспомощные в собственной трусости, сочтут за благо наблюдать за плодами нашего искусства, завидуя нам в тайне и хая всё вслух.
Ратибору хотелось заткнуть уши. Слова чародея проникали в кровь, доставая до сердца и воспламеняя душу. Чёрт возьми! Разве не прав старый колдун?! Разве он, младший командир всадников, не мечтал очистить Миры от зла и скверны? Разве не поднимал он оружие для того, чтобы уничтожить какое-нибудь человекоподобное создание, отравляющее жизнь другим. Проклятие! Его враг казался правым!
- Твои поступки мелочны, - Мериддин не замечал вокруг себя ничего, - но как они меняют Мир! Ты перестрелял шайку выродков - и перепуганный торговец отдаёт кошель серебра девчонке которая раньше выпрашивала у него лишнюю корку хлеба. Ты прикончил самодовольного, разжиревшего охранника - и молодой, жадный до власти Дон занял место старого, а охочие до ремесла морлоки вырвались из-под земли и построили мастерские, довольствуясь всего лишь десятком младенцев на всю общину. Человеческое мясо товар дешёвый - десятком детёнышей больше, десятком меньше… Ерунда! Ты покалечил двух недорослей - и теперь великовозрастные оболтусы того Мира собираются в кампании не меньше сотни, подначивают себя бахвальством и хмельным пойлом, дрожат при виде незнакомца… Но это всё мелочи, юноша! Представь, что мы могли бы сотворить со Вселенной?!
Ратибор был охвачен пламенем. Самым страшным и самым неугасимым.. Имя ему – противоречие! Языки сего беспощадного огня уже лизали казавшиеся незыблемыми столпы уверенности и рушили крепость собственной правоты. Чародей задумал великое дело. Помочь… Не корысти ради… И вдруг…. Всадник увидел стену с резными башнями. Красоград! Лицо светловолосого прихрамывающего старика. Сиггурд! Зеленоглазая смеющаяся девушка. Злата! Двое парней падающие под натиском волкодолаков. Крон! Малх! Череда дорогих его сердцу мертвецов, ожив, проходила перед глазами Ратибора. И… Света! Беовульф! Данка! Геродот! Они, ещё живые, стали похожи на умерших. И все шептали одно и тоже. Повелитель Миров! Забудь о нас! Что наша жизнь?! Что данное тобой слово, по сравнению с великой миссией упавшей на чашу весов судьбы твоей?! «Нет! - взорвался мозг Ратибора. - Что мне эти проклятые Миры, коли я отважусь причинить вред вам - верящим в меня, любящим меня».
- Ты стрелял вхолостую, колдун, - произнёс он горящими и высохшими губами. - Плевать я хотел на всё это.
- Что? - Мериддин словно получил хороший удар в солнечное сплетение. - Ты… Почему?!
- Из-за тебя погибли Сиггурд и Злата! - процедил всадник. – Ты назвал Свету безмозглой девчонкой! Ты обозвал Беовульфа глупцом! - последние слова Ратибор произнёс уже в воздухе.
- Какая глу…, - челюсти варвара лязгнули, а тело содрогнулось под напором ударившего в могучую грудь урагана ярости.
***
Мериддин мог без труда стать победителем в этой схватке. На его стороне выступило всё - сила, опыт, остатки магической силы. Но в таких боях сие не главное. Почему нахохлившийся и умирающий от попавшего в кровь яда воробей отгоняет гадюку от собственного гнезда? Отчего стая тщательно подобранных, откормленных гончих поджимает хвост перед обнажившим клыки в последнем оскале волком? Что заставляет охотника опустить ружьё, когда верещащий от ужаса загнанный в угол заяц, зажмурив раскосые глаза, кидается на двуногого палача? Те, кто почти победил, могут позволить себе подумать и об отступлении. Они - хозяева положения - не захотят пожертвовать великим, ради малого. Им позволительно благо (благо ли?) быть осмотрительно-милосердными.
Ратибор сражался безобразно. Сиггурд рвал бы на голове волосы и клял бы последними словами своего ученика, доведись ему взглянуть на сие безобразие. Всадник уподобился той самой рыси, сражённой им в далёком заснеженном лесу. Он рычал, визжал и плакал, терзая почти каменную плоть воина-варвара. Мериддин стал похож на медведя, тщетно пытающегося скинуть с себя обезумевшую лайку. Ярость закипала в душе чародея. Но её тушил страх. Страх перед простым смертным, коего он не смог ни понять, ни соблазнить.
Ратибор метался по скалоподобному телу, словно белка по стволу векового дуба. Его удары, щипки и укусы почти не наносили вреда, но он не собирался отступать, пока в его теле теплилась хоть искра жизни, пока в душе оставалась хоть капля веры в себя…
- Поговорим, всадник, - пропыхтел Мериддин.
- Хватит! - зарычал Ратибор.
Каким-то чудом, цепляясь за чёрную шерсть и упираясь в мышцы клинообразной спины, он оказался на шее варвара. Мериддину нужно было только шевельнуть плечами, чтобы скинуть назойливого человечка. Ратибор это понимал. Ощущая печёнкой каждое уходящее мгновение, он упёрся левой рукой в мощный затылок, а правой, срывая кожу о жёсткую щетину, ухватил подбородок варвара. В рывок всадник вложил все силы. Сперва, он почувствовал, как рука вылетает из сустава, преодолевая сопротивление стальных мышц. Потом… Потом раздался хруст. Мускулы чародея стали ватными, он рухнул на песок.
Земля ударила по подошвам, отозвавшись болью в коленях. Онемевшая рука повисла плетью. Ратибор глянул на мёртвого чародея и рухнул рядом.
***
Всадник открыл глаза. В голове стучало, словно мозг, желая пробить череп, пытался вырваться наружу. Правая рука распухла. Ратибор шевельнул пальцами. Скривился от боли. Однако, не перелом, заживёт. Взгляд упёрся в оскаленный череп. Удерживая стон, всадник попытался откатиться в сторону. Чёрт возьми! Неужто так и лежал здесь? В обнимку со скелетом, шея которого вывернута, а белоснежные позвонки расколоты бездонно-узкой трещиной?
Из чёрной глазницы вынырнула треугольная головка аспида. Подразнилась раздвоенным языком. Ратибор протянул руку. Змея исчезла в глубине того, что хранит проклятие и гордость рода человеческого.
Постанывая и упираясь о каменную стену, Ратибор поднялся на ноги. Покачиваясь, добрёл до камня. Сел. Проклятие! Голова гудит, словно два бочонка ядрёной браги в себя влил… Неужели эти кости – Мериддин?!
- Отличная работа, сынок, - вместо чётких граней реального мира глаза Ратибора могли определять лишь расплывчатые пятна. Эта белая клякса наверняка являлась Всеведом.
- Победа? - прохрипел всадник.
- Ты одолел, сынок. Чернокнижник из кожи лез! Отлично! Теперь у нас есть время.
- У вас…, - поправил Ратибор. – Я возвращаюсь…
- Куда, сынок? - белое пятно оказалось совсем рядом, в розовом пятне с пятью отростками всадник узнал руку чародея, зависшую над его собственной макушкой. В голове что-то щёлкнуло. Тело стало лёгким и не подвластным боли.
- Меня ждут! - Ратибор вскочил на ноги. – Спасибо, учитель! – он миновал чародея. – Извини, мне пора!
- Уж, не к черноволосой ли красотке ты навострился?! – голос Всеведа лязгнул подобно хорошо откованным доспехам. - Не торопись, всадник. Тебя не ждут.
- Что?!
- Ты в Безвременье, безумец! В Мирах минули секунды, дни, века. Тебя никто не ждёт.
- Проверим!
- Остановись, ещё раз говорю! Никто тебя не ждёт. Таков был уговор…
- Я не заключал никаких уговоров!
- Я, я, я… Яд – пущенный Мериддином засел глубоко. Договор заключили Яга и Синклит. Ты уничтожаешь Мериддина в её владениях. Она покровительствует девчонке и приплоду.
- Что?!
- Ты совершил глупость! Девчонка понесла и скоро разрешится пищащим помётом.
- Не смей говорить так о моих детях, мерзкий старикашка!
- Ого! - белоснежные кустистые брови поползли вверх. - Даже предкам нашим не должно было исторгать подобные слова по отношению к старшим.
- Пошёл ты со своими предками, святоша!
- Слова достойные Мериддина. Яд…
- Колдун в тысячу раз честнее тебя! Ты думаешь, я остановлюсь?
- Ты не найдёшь её, Ратибор! – васильковые глаза наполнились тоской. - Только через Крепость Миров…
- Не знаю я, где ваша Крепость! - взвыл всадник. - И в Святилище я не был! Не найду? Вот вам! - ребром левой ладони он рубанул по согнутому правому предплечью и побежал к тоннелю.
- Не знаешь? – повторил Всевед. - Странно… Яга говорила… Остановись несчастный, из Безвременья нельзя выйти просто так, - закричал он в спину Ратибору. – Безумец, - прошептал чародей, увидев отмашку юноши. Он посмотрел на кости, промеж которых чёрной лентой мелькнул аспид.
- Обжёгся, чернокнижник? - торжествующая улыбка спряталась в белой бороде. - Попробуй выбраться… Я же последую за глупым юношей, какое обличие бы он не принял, и рано или поздно узнаю тропу к Крепости Миров, тогда уж по