Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?
Без регистрации















Олег Бажанов

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ.RU




















Волгоград 2008

ББК 84(2Рос=Рус)6-44(2Рос-4Вог)
Б16




Бажанов О.
Герой нашего времени.ru : роман / О. Бажанов. – Волгоград: Издательство «ПринТерра», 2008. – 328 с.
ISBN 978-5-98424-082-6

О чём эта увлекательная книга? О войне? Наверное, и о войне. Но правильнее будет сказать – о жизни, о любви. В основу остросюжетного романа О. Бажанова «Герой нашего времени.ru» положены события весны-лета 1995 года (первая чеченская компания). Главный герой – командир вертолётного звена майор Иванов Александр Николаевич. Действия разворачиваются не только на территории Чечни. Центральной линией прослеживается внутренний конфликт Иванова с самим собой, выливающийся в конфликт с начальниками. На фоне жестокости и бессмысленности той войны показаны отношения мужчины и женщины. Основной нитью проходит тема любви к Родине и чести офицера. Вторая книга называется «Иванов.RU», о гражданской жизни главного героя.
Роман будет интересен широкому кругу читателей.
Заслуженный артист России,
член Союза журналистов России
П. П. Зайченко

ББК 84(2Рос=Рус)6-44(2Рос-4Вог)















© Бажанов О., 2008
© Оформление, ООО «ПринТерра», 2008
Моей жене Татьяне
посвящается


I. ЛЕНА

…Под остеклением пилотской кабины промелькнул близкий край высокого берега реки, и винтокрылая машина послушно устремилась вниз вдоль откоса к самой воде.
– Держать строй!.. — бросил в эфир Иванов.
– Идут как привязанные, — сообщил, взглянув в свой блистер, правый лётчик. — На этот раз удержали.
– Сколько до аэродрома дозаправки? — поинтересовался у него Иванов.
– Через сорок минут будем…
Шла вторая за три месяца командировка на Кавказ. В первый раз, ещё в самом начале весны, был получен приказ перегнать звеном из части в Моздок четыре вертолёта «Ми-8». Машины старые, доживающие свой второй срок, но других просто не было в наличии. В полку все машины летали с продленным техническим ресурсом. При отборе вертолётов Иванову пришлось поругаться с полковыми инженерами, не желающими отдавать лучшее. Наконец, выбрали из того, что было: четыре машины с мощными двигателями. Навесили броню, оружие и — в путь!
Из состава четырех экипажей обстрелянных только двое: майор Александр Иванов, командир звена, и ведущий второй пары Серёга Чамов, орденоносец, капитан, старший летчик звена. «Афганцы». Остальные — «молодежь». Для Иванова с Чамовым — обычная командировка, летят спокойно, ведь не на саму войну идут, а «пацанам» интересно — волнуются.
Когда внизу проплывала безлюдная степь, Иванов использовал время в пути для тренировки звена, отрабатывая групповую слётанность экипажей. Его машина то падала к самой земле, то резко набирала высоту. Ведомые вертолёты еле успевали за ней. Слётанность пар оставляла желать лучшего. Сказывалась нехватка горючего в части и, как следствие, малый налёт часов молодых лётчиков. А вертолёт на войне без манёвра — удобная мишень.
Первая посадка на дозаправку по плану значилась на одном из аэродромов истребительной авиации в Волгоградской области. Сели по расчётному времени. Заправились. Ждут. А метеослужба вылета всё не даёт. Над аэродромом погода, как говорят лётчики, — «так себе», но взлететь можно. А вот к югу метеослужба пугает ухудшением. Но запас светлого времени ещё позволял, и вертолётчики с надеждой ждали, сидя в грузовой кабине командирского вертолёта.
– Андрей, пойди, потревожь метеослужбу, — распорядился Иванов, взглянув на своего правого лётчика, — а то светлое время скоро закончится.
– Понял, — отозвался «правак», поднимаясь.
Отправив своего помощника на командно-диспетчерский пункт к метеорологам, Иванов пошел прогуляться по аэродрому. Ностальгия у него по истребителям — с детства. Мечтал он на них летать, и до сих пор ещё душа не успокоилась. После школы из-за глупой мальчишеской драки не поступил Иванов в истребительное училище. Тогда ему пришлось скрываться от милиции. Забрав документы в приёмной комиссии Качинского училища, он уехал навсегда из родного города.
В вертолётное училище в тот год Иванов сдал экзамены без особого труда. Вначале пузатые и неспешные вертолёты вызывали в нём простой интерес и, по сравнению со стремительными стреловидными истребителями, казались тихоходными каракатицами или, как говорят профессионалы, — «вертушками». Но со временем он полюбил эти машины за их особенную манёвренность, за надёжность и возможность видеть красоту земли с высоты птичьего полёта. А в Афганистане — и за живучесть. А об истребителях в душе навсегда осталась ностальгия, как о несбывшейся детской мечте.
И вот идёт военный лётчик первого класса гвардии майор Иванов по бетонным рулёжным дорожкам аэродрома, смотрит на остроносые красавцы-истребители и как будто купает душу в чистых водах детской мечты. Вдруг слышит с той стороны, откуда прилетело и их звено, накатывается и становится громче знакомый звук. Так гудят вертолёты, летящие группой. Через пять минут заходят на аэродром шесть «Ми-8».
Вертолёты зарулили на стоянки, выключают двигатели.
Иванов подошёл. Из открывшихся дверей выходят экипажи. Ребята молодые, знакомых лиц нет. А машины — все шесть — чистенькие, только что с завода, ещё пахнут краской. Иванову ли не разбираться в этой технике! В боевых частях про новую модификацию «Ми-8МТВ-2» только слышали, а тут — вот они, можно потрогать руками. Хорошая машина — мощная, с локатором, с новой автоматикой и вооружением. Не то что «старушки» «Ми-8», побывавшие в Афгане, на которых летает полк Иванова.
Получив разрешение экипажа осмотреть кабину, Иванов поинтересовался:
– С нами в Чечню, мужики?
– Нет, — отвечают. — Проданы машины в Казахстан. Гоним уже третью партию.
Не понятно Иванову стало тогда, даже обидно: нашим войскам эти машины в Чечне нужны, как воздух, новых вертолётов в полках нет, а первоклассную технику продают в другие республики, откуда она может попасть в Чечню, но уже к бандитам. Видно, не надумана в России пословица: «Кому война, а кому — мать родная».
Транзитные экипажи дозаправили свои машины и взлетели, взяв курс на восток. А группа Иванова всё сидит. Лететь на юг — погоды нет. Лётчики и техники кое-как перекусили бортовым пайком и стали возмущаться:
– Как продавали Россию, так и продают, сволочи! Совести нет…
– Этих гадов самих бы в Чечню!..
– Совсем стыд потеряли. У нас такие потери! Техники не хватает, «горючки» не хватает! Всё продают! Лишь бы карманы набить!..
Пришлось вмешиваться. Голос Иванова прозвучал спокойно, но властно:
– Хватит без толку глотки драть. Нервы поберегите. Вон, лучше погоду ругайте. А то Ващенки всё нет, видно, метеослужба «добро» на вылет не даёт.
Лётчики ещё немного повозмущались по поводу улетевших вертолётов, затем обругали всю метеослужбу с их прогнозами и успокоились. Сидят — ждут погоды. А что ещё остаётся? Достали картишки и расписали «пульку» по офицерскому преферансу. Иванов тоже поучаствовал.
В этот день майору в картах не везло.
Правый лётчик ещё не возвращался из штаба. Иванов не выдержал и, бросив карты, пошёл сам на командно-диспетчерский пункт, пробивать вылет.
От разводящих руками диспетчеров он поднялся на этаж метеослужбы. А там — сюрприз.
– Сашка! Кислов, ты? Вот это да! — воскликнул Иванов, открыв дверь начальника метеослужбы полка и не поверив своим глазам.
Из-за рабочего стола навстречу Иванову с улыбкой поднялся красивый высокий мужчина лет тридцати пяти в лётном комбинезоне:
– Я всё думаю: что ты не заходишь? Прилетел уже два часа назад! Сам уже хотел идти тебя искать.
Они по-дружески обнялись.
– Знал бы — сразу зашёл! Теперь улетим! — улыбался Иванов, радостно похлопывая Кислова ладонью по спине.
Но не тут-то было. Кислов показал карту погоды, а там — дело плохо. И на завтра прогноз неутешительный. Настроение у Иванова совсем испортилось.
– Вот «невезуха»!.. — произнёс он озадаченно, разглядывая карту, висящую на стене.
Товарищ подбодрил:
– Саня, ты не расстраивайся! Сдавайте вертолёты под охрану. Я сейчас позвоню в гостиницу. Вас устроят. А ты вечером к нам в гости приходи. Супруга будет рада. Вот адрес.
Кислов написал на оторванном клочке бумаги свой адрес и протянул Иванову. Тот прочитал и, гася разочарование, пообещал с улыбкой:
– Ладушки… Заодно и пообщаемся. Расскажешь, как ты-то в такую «дыру» угодил? За «майорскими» погонами погнался?
Кислов грустно улыбнулся:
– Почти угадал.
– Насчёт дыры?
– Насчёт погон. Значит, мы с женой ждём тебя к ужину.
– Договорились. Кстати, ты моего «правака» тут не видел?
Кислов поднял трубку телефона:
– Он у связисток на коммутаторе. Позвать?
Иванов усмехнулся:
– Скажи, чтобы шёл к вертолёту вещи собирать. Ромео!..
Последнее слово Иванов бросил уже с порога двери. За дверью его догнал громкий голос Сани Кислова:
– Да! Он там насчёт вашего питания уже договорился! Можете идти прямо в столовую. Дежурную машину я пришлю туда.
Иванов, обернувшись, крикнул из коридора:
– Спасибо!..
Вся группа командированных внешне спокойно отнеслась к новости о том, что им придётся пару дней «куковать» на этом аэродроме. Видели аэродромы и похуже. Трудности могли возникнуть только с питанием. Закончилось в авиации то «золотое время», когда можно было на любом аэродроме рассчитывать на хорошую еду, и когда в частях принимали лётные талоны на питание. Как объяснил всезнающий Ващенка, эта столовая кое-как обслуживала даже своих лётчиков. Продуктов едва хватало на то, чтобы во время полётов кормить пилотов по лётной норме. Но шустрый правый лётчик Иванова сумел как-то договориться с поварихами, и командированных в тот день накормили в столовой как полагается.
После столовой, сдав вертолёты под охрану, экипажи отправились в гостиницу. До неё добрались быстро на дежурной машине, присланной Кисловым.
Водитель остановился у старого четырёхэтажного типового кирпичного строения. Красная вывеска, ярко контрастирующая со всем видом обшарпанного здания, сообщала: «Общежитие войсковой части».
Всего группа, вместе с инженерным составом, насчитывала четырнадцать человек. Для них выделили три четырёхместных номера на втором этаже и один двухместный — на третьем. Иванов со своим правым лётчиком, как некурящие, разместились в двухместном номере, выше этажом от основной группы.
Оставив вещи, всё звено отправилось на экскурсию по городку и его магазинам. Благо, что всем командировочным в финансовой службе полка перед вылетом выплатили долги почти за год.
Не найдя для себя ничего примечательного и накупив недорогих продуктов, компания в полном составе вскоре возвратилась в общежитие, где в одной из комнат второго этажа дружно и быстренько занялась приготовлением походного ужина. А Иванов, дав «ценные указания» и оставив за старшего Серёгу Чамова, направился в гости к бывшему однополчанину Сане Кислову, предусмотрительно по пути ещё раз наведавшись в магазин.
Дверь квартиры открыла эффектная белокурая женщина в ярком красном платье — жена Кислова — Людмила. С ней Иванов поздоровался как со старой знакомой. Когда они с её мужем служили в полку на Дальнем Востоке, она работала официанткой в офицерском кафе. А так как холостяк Иванов являлся частым посетителем этого заведения, то он с ней всегда здоровался и один раз даже танцевал на каком-то празднике. А однажды они выпивали в одной холостяцкой компании и сидели рядом, но тогда в середине вечеринки Людмила ушла с другим офицером. Хотя про неё и ходили разные слухи, но Иванов не вдавался в подробности.
Итак, дверь Иванову открыла женщина, знающая о том, что она красива. Поздоровались как друзья, обменявшись улыбками и любезностями.
– Привет, Людмила! Извини, цветов нигде не нашёл, — Иванов протянул ей пакет с продуктами.
Женщина ответила очаровательной улыбкой, пропуская Иванова через порог:
– Здравствуй, Саша! Ты не меняешься. Сколько же мы не виделись?
– Чуть больше двух лет. А ты всё хорошеешь!
– Шутишь, Саша! — снова улыбнулась Кислова, кокетливо поправляя причёску. — В таком захолустье разве похорошеешь?
– Но тебе это удаётся.
По всему было видно, что хозяйка искренне рада гостю. Иванов не удержался и поцеловал ей руку, вложив в этот жест как можно больше галантности. Она приветливо улыбнулась и погладила Иванова по голове как старого друга. Он снова сказал ей комплимент по поводу её внешности и спросил про мужа.
Саня Кислов появился из ванной комнаты в шикарном спортивном костюме, и друзья обменялись приветствиями.
Иванов достал из пакета и поставил на стол купленные в магазине бутылку вина и бутылку водки.
Ужин удался. Жена Кислова готовила неплохо. Оба Александра пили водку, закусывая мясом с картошкой и разносолами. За столом они вспоминали полк, дни совместной службы, общих знакомых. Людмила расторопно суетилась между комнатой и кухней, но и успевала посидеть за столом с мужчинами, шутила и смеялась наравне с ними. Кисловы были рады неожиданному появлению Иванова — это внесло какое-то разнообразие в их установившийся уклад жизни в глубокой провинции.
– У нас тут «глухомань», Саня, — жаловался Кислов. – До Волгограда полдня трястись на машине. Только новостями по телевизору и живём. Хоть сыну ни в чём не отказываем.
Сынишка Кисловых — симпатичный парнишка шести лет — Иванову понравился.
И Людмила произвела на Иванова должное впечатление. Он даже произнес тост: «За красивую женщину, прекрасную хозяйку и замечательную супругу!». Довольный Кислов поддержал тост.
Людмила пила только вино, а бокалы мужчин наполняла водкой. Иванову показалось, что делала она это слишком резво. Не успела закончиться одна бутылка водки, как на столе появилась другая.
Кислов-младший уже спал, когда Людмила предложила посмотреть фотографии и принесла большой толстый альбом. Оба Александра уже достаточно охмелели. Людмила позвала их на диван и села между ними, сказав, что между двух Александров обязательно загадает желание, которое сбудется, положила альбом к себе на колени и раскрыла его на первой странице. Чтобы видеть фотографии, Иванову пришлось прижаться к молодой хозяйке с правой стороны. Безотчётно он обнял Людмилу за талию. Его рука через одежду ощутила, как упругое и горячее женское тело напряглось от его прикосновения. Иванов убрал руку.
Рассматривая карточки, Иванов неожиданно почувствовал, как под альбомом рука Людмилы мягко легла на его колено. У него перехватило дыхание. Людмила, как ни в чём не бывало, продолжала говорить, показывая фотографии. А её рука стала медленно подниматься по его ноге, вверх. Иванов застыл в напряжении, чувствуя, как вместе с движением женской руки внутри него поднимается желание. Он боялся оторвать взгляд от альбома, чтобы не встретиться с глазами Сани Кислова. Иванов находился в мучительно-сладостном оцепенении. И даже когда пальцы Людмилы стали осторожно расстёгивать пуговицы на брюках, Иванов не противился. Он уже «поплыл» и смело поднял отяжелевший взгляд на товарища...
Кислов спал, откинув голову на спинку дивана. Иванов медленно перевёл взгляд на Людмилу и увидел очень близко томные глаза жаждущей ласки женщины. Она отложила в сторону уже ненужный альбом и стала медленно поднимать подол платья, оголяя стройные ноги в тёмных тонких колготках. Людмила не отрывала затуманенного взгляда от его глаз, и Иванов, как загипнотизированный, не мигая, смотрел на неё. Дыхание женщины стало частым и глубоким, глаза наполнились какой-то отрешенностью. Она приоткрыла рот, облизав кончиком языка яркие тонкие губы, полуопустила длинные ресницы, и из её полураскрытых губ вырвался глухой короткий хриплый стон: «Да-а!».
Ничего не соображая, Иванов откинулся на спинку дивана. Он желал Людмилу так, как, казалось, никогда не желал ещё ни одну женщину! Прямо здесь, прямо сейчас!
Закрыв глаза, Иванов почувствовал, как хозяйка быстро сползла с дивана на пол… До того, чтобы шагнуть за край, оставался всего только миг. И, вдруг, сквозь туман дьявольского наслаждения в мозг пробился трезвый внутренний голос: «Что ж ты делаешь, гад, ведь Саня — твой товарищ!». Мягко отстранив ничего не понимающую Людмилу, Иванов встал и, застёгивая брюки непослушными пальцами, вышел в коридор. Голова кружилась от выпитого спиртного, в виски стучала кровь, плоть желала своего...
Людмила выскочила следом и повисла у Иванова на шее.
– Не бойся, он не проснётся, — горячо прошептала она, целуя Иванова в щёки и губы. Он, поддавшись новой волне наваждения, целовал её, ощупывая руками небольшую, но крепкую грудь, упругие ягодицы, стройные ноги и ощущая горячее тепло между ними…
– Давай, милый, сделай это прямо здесь!.. — как в бреду шептала Людмила, снова расстёгивая брюки. Иванов безумно желал этого. Но если бы только в другом месте, если бы рядом не было её мужа!.. Иванов не мог позволить себе дома у товарища совершить такую подлость. Надо было немедленно уходить.
Кое-как освободившись от цепких объятий слишком гостеприимной хозяйки и сорвав с вешалки куртку, Иванов с трудом открыл замок и выскочил на лестничную площадку. Там он остановился, растерянно глядя в открытую дверь квартиры — на вешалке осталась его фуражка.
Помятая Кислова вышла на порог и протянула фуражку. В глазах женщины Иванов прочитал немой вопрос.
– Извини, я так не могу. Пойми, Саня — мой товарищ, — задыхаясь и чувствуя сухость в горле, прохрипел Иванов, глядя в глаза Людмиле, застывшей на пороге квартиры…
Он уже прошёл целый этаж, когда услышал вслед злое и раздраженно-насмешливое: «Телёнок!», и с резким звуком захлопнулась дверь квартиры.
«Ну и ладно!», — грустно улыбнувшись, подумал Иванов.

Вечерняя прохлада немного остудила голову, притупив чувство неутолённой жажды тела, но огонь, разожжённый Людкой Кисловой, внутри жёг всё с той же силой: сейчас Иванову любая женщина показалась бы желанной! О том, чтобы возвратиться к Кисловой, не могло идти и речи. Иванов шёл к общежитию, кляня и Людмилу, и её мужа, и себя самого, но легче от этого не становилось.
Городок ещё не спал, но на тёмной улице редко встречались прохожие, и все женщины шли с мужчинами. Иванов мечтал, что вот если бы сейчас встретилась хоть одна одинокая, то он уж сумел бы напроситься к ней на чашечку чая, да так, чтобы она бы никогда об этом не жалела. Но ему в этот вечер хронически не везло.
На пороге общежития Иванов появился злой, как цепная собака, поэтому, даже не проверив, как дела у подчинённых, он пошёл сразу в свой номер.
«Правак» уже мирно спал, не заперев дверь на ключ. Иванов попытался последовать примеру подчинённого, но из головы никак не выходила жена Кислова! И организм спать совсем не желал.
Иванов встал, оделся и решил снова погулять на свежем воздухе. Но, к ещё большему своему раздражению, обнаружил, что входная дверь общежития заперта на ключ, а дежурная старушка спокойно спит, забаррикадировавшись стульями у себя в тесной «дежурке».
Поднявшись обратно на третий этаж, Иванов услышал доносившийся со стороны кухни характерный шипяще-булькающий звук кипящего чайника. Подумав, что чай бы сейчас не помешал, Иванов пошёл на этот призывный звук.
В большом помещении общей кухни он увидел сидящую в одиночестве невзрачную глазастую худую девчушку, похожую на мальчика. Своей внешностью она произвела на Иванова впечатление не более, чем надетый на ней блеклый старенький халатик. Но Иванову нужно было с кем-то поговорить.
Девушка красила ногти, и внезапное появление незнакомого мужчины её напугало. На плите вовсю надрывался паром видавший виды большой алюминиевый чайник, но девушка не обращала на него внимания — по– видимому, была слишком поглощена своим занятием. При неожиданном вторжении Иванова она растерялась, стала зачем-то поправлять и запахивать халат, вскочила со стула, наконец, вспомнив про кипящий чайник, выключила газ, потом села обратно за стол и, не глядя на незваного гостя, стала нервно теребить подол халатика.
– Не спится? — поинтересовался Иванов, разглядывая с порога потёртые в трещинах стены и потолок и не посчитав нужным даже поздороваться. Внешне девушка всё ещё не производила впечатления, а хмель у Иванова уже почти прошёл. Осталось только раздражение.
Девушка не ответила.
– Чайком угостишь? — спросил Иванов, подходя к столу, за которым сидела, положив на стол худые руки, незнакомка.
– Сейчас кружку принесу. — Девушка, перестав дёргать халат, с готовностью сорвалась с места и пулей вылетела в двери.
Усмехнувшись, Иванов равнодушно поглядел ей вслед: небольшого роста хрупкая девчушка со спины вполне могла сойти за подростка. С красавицей Людкой Кисловой ни в какое сравнение она не шла.
Через минуту, с двумя кружками, заваркой и сахарницей в руках девочка-мальчик так же стремительно влетела на кухню.
– Печенья у меня нет, — смущаясь и как бы оправдываясь, пожала она плечами. Затем подняла на Иванова чистый светлый взгляд голубых глаз:
– Хлеба хотите?
– Нет, спасибо, — мотнул он головой и подумал: «Взгляд, как у ребёнка».
Пока девушка хозяйствовала возле стола, Иванов подошёл к окну и, опершись руками о подоконник, стал смотреть на тёмную, освещаемую редкими фонарями, неширокую пустынную улицу, чувствуя, как мучившее его последний час раздражение постепенно уходит.
– А Вы меня не узнали, Александр Николаевич? — донеслось до Иванова. Он повернулся и с удивлением посмотрел на девушку, стараясь уловить что-нибудь знакомое. Она разливала чай по кружкам и совсем никого ему не напоминала.
– Честно говоря, нет, — озадаченно признался Иванов. — А вы, что, меня знаете?
– Вы же к нам сегодня заходили. Вы — друг моего начальника, майора Кислова. Я Вам ещё карту погоды приносила. Ну, вспомнили?
«Друг! — с усмешкой подумал Иванов. — Сегодня чуть не стал братом…». А вслух произнёс:
– Вот теперь вспомнил! Как одежда меняет женщину! — Хотя, если говорить честно, он и тогда не обратил на неё никого внимания.
– Ты чего же не спишь, Золушка? — уже по-доброму поинтересовался Иванов.
– Завтра у подруги день рождения, а я до вечера буду на службе. Боюсь не успеть. Голову, вот, помыла, теперь сушу. Да, Вы идите к столу, чай готов.
– А звать-то тебя как? — спросил Иванов, устраиваясь на стуле напротив случайной знакомой.
– Лена. — Голос у девушки, как и её взгляд, был приятным и чистым, и от неё самой веяло такой простой человеческой добротой, что Иванов тоже решил отбросить все сложности:
– Раз мы с тобой старые знакомые, Лена, можешь называть меня Сашей. Не забудешь, потому что так и твоего начальника зовут.
– Для меня он Александр Павлович. Я, наверное, не смогу Вас просто по имени называть… Можно с отчеством?
Иванов хмыкнул. Определённо, человечек, сидящий напротив, ему уже начинал нравиться. Не ответив на её вопрос, Иванов со словами: «Подожди секундочку» — отправился в свой номер. В номере «правак» спал и видел, наверное, десятый сон.
– Держи, это тебе, — сказал Иванов, войдя на кухню, и протянул девушке большую плитку шоколада. — И давай, наверное, перейдём на «ты». И без отчеств.
– Давайте, — опустив глаза, тихо согласилась Лена. Она всё ещё стеснялась. — Спасибо… за шоколад.
– Ну что, я таким старым выгляжу? Что тебя смущает? — спросил Иванов весело, подмигнув Лене.
Она засмущалась ещё больше:
– Нет. Просто сегодня, когда вы ушли, Александр Павлович про вас рассказывал.
– Много плохого? Наверно, что Саня Иванов — грешник, бабник, картёжник и пьяница… — Иванов напустил на себя грозный вид.
– Нет-нет, — запротестовала Лена, открыто взглянув в глаза Иванова, — наоборот! Он рассказал, что Вы везде воевали, что у вас много орденов. Вы столько в жизни повидали! Александр Павлович так всё интересно про Вас рассказывал! А я нигде не была. Я ведь местная. Родители тут недалеко в деревне живут. Вся моя жизнь: школа, техникум, в армии и года нет… Хотя все говорят — повезло. Вся деревня мне завидует — военная! Мне уже девятнадцать, а я ещё ничего не видела. Я Вам искренне завидую, Александр… Николаевич…
Лена замолчала. Иванов смотрел на неё и думал, что человек не всегда должен иметь яркую внешность, чтобы быть по-настоящему интересным. Теперь перед ним сидела совсем другая девушка — умная и добрая. А главное — заботливая. Ему польстило, что она назвала его просто по имени, когда так незатейливо рассказывала о себе. Иванову захотелось самому выговориться. Он рассказал про то, как не попал в истребительное училище, про то, как женился и не смог стать хорошим мужем и отцом, про полёты в Афганских горах, про потерю друзей, про своё постоянное одиночество. Говорил он долго, а она не перебивала.
И среди ночи, на кухне старого общежития в затерянном на карте России военном городке, Иванов ощутил, что ему стало легче, и что Лена — совсем не подросток, а молодая женщина, и что у этой женщины красивые и умные глаза…

Когда резкой металлической трелью ударил в уши звон будильника, Лена проворно поднялась, потянулась через просыпающегося Иванова и остановила поток этого ужасного противного звука. Её фигурка без одежды Иванову нравилась: Лена, действительно, напоминала подростка, только была по-женски ровненькой.
Заметив, что Иванов не спит, Лена улыбнулась ему:
– Доброе утро!
– Доброе утро! — улыбнулся он в ответ и вздохнул, потягиваясь: — Может быть, мы сегодня не улетим.
– А если улетите, ты меня сразу забудешь? — тихо спросила Лена.
Что он мог пообещать этой девочке? Врать не хотелось, и он ответил:
– Мне с тобой очень хорошо. Остальное сейчас не важно.
Лена присела на краешек кровати, прикрыв руками маленькую девичью грудь, и, глядя по-детски чистыми глазами, грустно улыбнулась:
– Мне с тобой тоже очень хорошо, Саша. И это важно.
Они целовались…

Не выспавшийся, но с радостным чувством на душе и с ощущением лёгкости во всём теле, Иванов появился утром перед своими экипажами. В отличие от своего командира, подчинённые особой радости не испытывали. Особенно те, кто вчера «перебрал».
По прибытии на аэродром Иванов отправился к метеорологам. Поднявшись на этаж, он сразу прошёл в кабинет Кислова:
– Здорово, Саня!
Сидящий на своём рабочем месте Кислов отозвался болезненно:
– Привет!
Хмурясь, Кислов вяло пожал протянутую через стол руку.
– Что, лишнего вчера себе позволил? — участливо поинтересовался Иванов.
– Да, чувствую, что норму превысил. Голова тяжёлая. Гудит. А ты как?
Иванов пожал плечами:
– Я в норме.
– Везёт…
Кислов посмотрел на Иванова долгим взглядом:
– Я не помню, как ты ушёл. Представляешь, просыпаюсь в три часа ночи на диване… Никого… Стол не убран. Пошёл к своей под бочок... Ещё успели поругаться. До утра глаз не сомкнул.
Иванов ответил, спокойно выдержав взгляд товарища:
– Ну, ты извини, если что…
Кислов махнул рукой, отводя взгляд:
– Да ты-то тут при чём! Моей опять шлея под хвост попала. У неё бывает...
В этот момент из аппаратной в комнату зашла Лена, одетая в военную форму с погонами рядового. Увидев Иванова, она вспыхнула и опустила глаза.
Кислов, ничего не заметив, сказал, обращаясь к подчинённой:
– Свежую карту принеси…
Девушка скрылась в аппаратной.
Изучив принесённую Леной карту погоды и незаметно подмигнув ей, Иванов отправился на стоянки к своим экипажам, с уверенностью, что сегодня они точно не улетят.
В течение дня, чувствуя необыкновенный душевный подъём, Иванов с чистой совестью через каждый час заходил в помещение метеослужбы, как бы поинтересоваться прогнозом погоды. Сане Кислову он мог честно смотреть в глаза, и это приносило Иванову дополнительную радость. Но по-настоящему его интересовала только Лена. С деловым видом, на глазах у её страдающего послепохмельным синдромом начальника, очередной раз обсудив с Леной прогноз погоды по маршруту полёта, Иванов исчезал из комнаты метеослужбы и ровно через час снова там появлялся, чтобы в точности повторить процедуру. Дождавшись таким образом обеда, он с лёгкой душой перенёс заявку на вылет на следующий день. О чём сразу сообщил Лене. Девушка заметно обрадовалась.
– А ты пойдёшь со мной на день рождения? — В её взгляде Иванов увидел столько надежды, что с готовностью ответил:
– С тобой — куда угодно!

На дне рождения присутствовало много симпатичных девчонок, с интересом поглядывающих в сторону Иванова, но он не отходил от Лены, потому что рядом с ней чувствовал себя хорошо и уютно. С мужчинами здесь, по-видимому, была «напряжёнка». В другое время Иванов обязательно воспользовался бы возможностью «поохотиться» на таких «цыпочек», но сейчас не имел на это желания.
Именинница, улучив момент, когда Лена вышла из комнаты, предложила гостю выпить на «брудершафт». Но дальше одного дежурного поцелуя и у неё дело не пошло. От танца с именинницей Иванов вежливо отказался. В тот вечер он чувствовал себя замечательно только рядом с Леной.
За столом женская половина имела численное превосходство, поэтому Иванову пришлось ухаживать за тремя ближайшими соседками сразу. Когда же началась танцевальная часть, Иванов не выдержал и, посоветовавшись с Леной, отправился в составе делегации из нескольких девушек к своему звену с приглашением.
Для командированных экипажей приглашение на праздник стало приятнейшим сюрпризом. Парни в тот вечер «оторвались на всю катушку». А Лена всё продолжала удивлять Иванова: она заражала всех весельем, умно шутила, неплохо танцевала. Она даже похорошела и уже не казалась той стеснительной дурнушкой, с которой Иванов встретился ночью на кухне. Брюки и блузка приятно обтягивали ровненькую фигурку девушки. Стройные ноги на высоких каблуках казались очень длинными. Пышная причёска очень шла её лицу. Полные радости большие глаза и счастливая улыбка придавали её лицу особое очарование. Она весь вечер не отрывала от Иванова счастливых глаз, очень часто находила его руку и долго не отпускала её. Не дожидаясь окончания праздника, Иванов с Леной решили уединиться.

Утром погода прояснилась. Группа получила «добро» на вылет почти сразу по прибытии на аэродром.
Лена хотела проводить Александра до вертолёта, но он попрощался с ней в коридоре штаба. Всё уже было сказано. Иванов поцеловал её грустные большие глаза и ушёл не оборачиваясь. Лена осталась стоять одна у холодной стены.
Ему тоже было плохо. Казалось, что, улетая, он оставляет здесь очень близкого и нужного человека, частичку самого себя. Люди устроены так, что с трудом расстаются с хорошим. Расставания Иванову всегда плохо удавались. Хотя по специфике службы с её частыми командировками, с постоянными встречами и разлуками, ему нередко приходилось расставаться с хорошими людьми и с хорошенькими женщинами, но всегда при этом он нелегко переживал расставание. Со временем Иванов научился загонять это чувство глубоко вовнутрь. С годами он научился быть менее сентиментальным, огрубел и стал жёстче в отношениях даже к самому себе. Но сегодня почему-то было особенно больно, особенно трудно улетать. Наверное, ещё и потому, что ему было жаль Лену. Будь она красавицей, ему было бы гораздо легче. Яркая красивая женщина в жизни не пропадёт — думал Иванов. А Лену было жаль.
Перед стоянкой Иванова встретил Ващенка. Глядя в глаза, он доложил не по уставу:
– Саня, все готовы. Машины в порядке, опробованы...
Иванов бросил короткое:
– Хорошо…
Ващенка с пониманием в голосе поинтересовался:
– Хреново?..
Иванов ответил тихо:
– Прав был наш коллега Экзюпери, Андрюха: мы в ответе за тех, кого приручили. Глупо как-то всё произошло при расставании. Мы даже не поцеловались... Она сказала, что будет ждать... Зачем?.. Ведь я ей ничего не обещал... Ещё она сказала, что даже если я никогда больше не прилечу, она всё равно будет благодарна за всё... За что?.. Это мне надо благодарить её…

Выруливая на взлётную полосу, Иванов бросил взгляд на здание штаба и увидел в далёком окне второго этажа знакомый хрупкий силуэт. И снова давно забытая боль резанула по сердцу.
Уже на старте, получив разрешение на взлёт, Иванов, повинуясь порыву какого-то, давно не испытываемого, безрассудного чувства, скомандовал в эфир всему звену: «Делай, как я!». И, оторвав вертолёт от «бетонки» всего на метр, в нарушение всех правил и инструкций, переведя машину в разгон скорости на предельно малой высоте, заложил крутой вираж в сторону штаба. Вертолёт, опустив нос, как хищная птица, высматривающая добычу, шёл прямо на штаб на высоте всего каких-то пары метров над землёй, всё больше и больше разгоняя скорость. И когда здание уже закрыло всё пространство впереди и стало неотвратимо набегать на кабину, Иванов оттренированным движением энергично взял ручку управления на себя и прибавил мощность двигателям. Тяжёлая боевая машина, задрав тупой нос, как истребитель, на пределе всей своей мощности, резво взвилась вверх, за пару секунд перевалив высоту двухэтажного здания, и с воем и грохотом пронеслась над самой крышей штаба, чуть не посшибав антенны на ней.
Иванов бросил взгляд в боковой блистер: за ним, как привязанные, шли, выдерживая строй, все вертолёты звена. «Молодцы!» — с облегчением и чувством гордости за пилотажное мастерство похвалил Иванов в эфир своих подчинённых. «А ты — дурак!» — сказал он себе.
– «282-й», нарушаете! — возник в эфире недовольный голос руководителя полётов.
– Пожелайте нам доброго пути, братья-славяне! — ответил Иванов.
– Удачи! — примирительно отозвался эфир. — Красиво прошли!
Иванов промолчал. Городок внизу промелькнул быстро, и вертолёты, заняв заданную высоту, поплыли курсом на юг.
– Командир, — нарушил молчание правый лётчик, — твоя Ленка на втором этаже стояла.
– Видел, — коротко бросил Иванов и надолго замолчал.
Во время полёта он думал о ней: «Очень хорошо, что есть такие женщины, которые дают мужчинам неожиданную, случайную возможность маленького счастья. По сути, любое большое счастье — это сумма маленьких. Без маленьких нет и большого. Как бы я себя чувствовал сегодня, не встретив Лену позавчера? А сегодня мне хорошо. Пусть грустно, но очень хорошо. Значит, она дала мне свой кусочек счастья. А я ей — свой. Любовь и доброта — только это может изменить наш грубый, злой и жестокий мир. Люди, лишающие себя радостей маленького счастья и гоняющиеся за призрачным большим, в конечном итоге — люди несчастные. Ненароком они делают несчастными и тех, кто оказывается рядом с ними. Кто-то из философов сказал, что жизнь человека — не те дни, что прошли, а те, что запомнились. Поэтому спасибо тебе Лена за две ночи и один день, которые, пожалуй, стоят нескольких лет жизни. Сведёт ли нас судьба ещё раз? Кто знает?». И Иванов попросил: «Господи, пусть у Лены всё в жизни сложится!».

Небо Кавказа встретило низко летящие вертолёты тяжёлыми свинцово-серыми облаками. По радиосвязи передали, что над Моздоком высота края облачности составляет четыреста метров, а в сторону Грозного облака уходят с повышением. Чем ближе группа подходила к Моздоку, тем плотнее и темнее становились облака: в серой массе уже не оставалось ни одного просвета. Руководитель полётов на аэродроме дал условия подхода и предупредил, чтобы ведущий был внимательным — «точка» работает. Полётный минимум лётчиков звена соответствовал погодным условиям, поэтому, распустив строй на минутный интервал, Иванов первым пошёл на снижение.
С высоты полёта аэродром «Моздок» напоминал палубу огромного авианосца, плотно утыканную крошечными фигурками самолётов и вертолётов. Иванову подумалось, что даже один боевой заход четырёх вертолётов-штурмовиков приведёт к огромным потерям авиационной техники. Счастье командования, что у чеченцев нет авиации.
В плотном радиообмене экипажи уловили, что какой-то самолёт тоже запросил посадку, но вертолёт ведущего уже находился на схеме и подходил к посадочной прямой. Экипаж, ведя осмотрительность, работал по-деловому спокойно, и не видел заходящий на посадку самолёт. Оставалась надежда, что лётчик самолёта наблюдает подходящий к посадочной прямой снижающийся вертолёт. Тем неожиданнее оказалась огромная тень, промелькнувшая чуть выше, слева от вертолёта. И только тут экипаж заметил уже впереди с выпущенными закрылками и шасси зелёный штурмовик «Су-25». В Афгане их прозвали «Грачами». Этот «Грач» проскочил настолько близко, что Иванов ясно рассмотрел гайки на его правом колесе.
– Лихачит, — спокойно прокомментировал Иванов выходку штурмовика. — Мы среди своих. Готовимся к посадке, славяне!
Если не считать этот нюанс, то перелёт звена завершился благополучно.
Через три дня вертолётчики, во главе с майором Ивановым, передав свои машины в действующий боевой полк, уже возвращались домой самолётом военно-транспортной авиации.

Во второй раз Иванов летел в Чечню в самом начале лета. Шли тем же маршрутом, что и три месяца назад. Погода благоприятствовала полёту. Поэтому, подлетая к уже знакомому промежуточному аэродрому, Иванов ещё в воздухе запросил «добро» на вылет после дозаправки. Летели двумя экипажами на Кавказ теперь уже надолго. На войну.
А ведь он имел право тогда принять решение и остаться на этой базе с ночёвкой. И у Иванова росло это желание тем сильнее, чем ближе вертолёты подходили к посадочной полосе. И никто не стал бы осуждать его за такое решение. Три месяца он не видел Лену, а она обещала ждать. И ему очень хотелось встретиться с ней. Очень хотелось… Но что он мог ей пообещать? Ничего… И именно поэтому он не должен был оставаться с ночёвкой на аэродроме. Ничего большего, чем то, что уже между ними случилось, быть не могло. Как говорят, в одну реку дважды не войдёшь… Да, он ничего не мог обещать в будущем этой хорошей, этой замечательной девушке. Он не мог дать ей надежду, чтобы обмануть. Нет, он не забывал Лену и, наверное, никогда не сможет забыть. Но пусть она останется светлым и нетронутым пошлостью островком в заповедных уголках прошлого.
На память пришли строки из выученного ещё в детстве стихотворения:

По несчастью или к счастью, истина проста:
Никогда не возвращайся в старые места,
Как ни будет пепелище выглядеть вполне —
Не найти того, что ищем, ни тебе, ни мне…

Автор этих строк знал и понимал жизнь. И пусть Лена останется в памяти ярким воспоминанием вместе с началом весны 1995 года — решил Иванов.
После посадки он всё же направился в метеослужбу, потому что не мог улететь, не повидав Лену. Ещё по дороге к штабу, издалека, он заметил знакомый девичий силуэт в окне второго этажа. Понятно, она знала, что он прилетит сегодня, ведь заявки с фамилиями командиров перелетающих экипажей приходят в часть за сутки. И она ждала. Увидев её, Иванов почувствовал, как в груди на мгновение сжалось сердце и стало расти желание остаться. Он с улыбкой помахал девушке рукой и легко вбежал по крутой лестнице на второй этаж. Они встретились в коридоре.
– Ленка, здравствуй! — Иванов с радостью обнял её как старого друга. И она вся светилась радостью.
– Ну, как ты тут, Дюймовочка? — Сравнение вышло само собой: миниатюрная, в аккуратненькой военной форме, Лена действительно напоминала персонаж известной сказки.
– Здравствуйте, Александр Николаевич. У меня всё хорошо, — ответила она, сдерживая счастливую улыбку и пряча светящийся радостью взгляд. И тут Иванов обратил внимание, что в коридоре они не одни: в глубине, у окна, стояли два незнакомых офицера в лётных комбинезонах и с интересом смотрели в их сторону.
– Идём. — Иванов первым прошёл в кабинет начальника метеослужбы. Сашка Кислов барином восседал за своим столом. Они по-дружески пожали друг другу руки и завели разговор, во время которого Лена, за спиной начальника, игриво помахала Иванову пальцами и вышла в аппаратную, оставив мужчин вдвоём.
– Как тут ваше «ничего»? — поинтересовался Иванов.
– Вашими заботами без работы не сидим, — в тон ему ответил Кислов.
– А как оно вообще? Как здоровье, как семья?
– Людка с сыном к матери вчера уехала. Так что можно сегодня организовать «банкетик» у меня.
– С большим удовольствием, Саня, но не получится — улетаю.
– На войну спешишь? Так успеешь ещё. Говорят, что эта война надолго. Оставайся. — Кислов, прищурившись, посмотрел на товарища и неожиданно, кивнув головой в сторону аппаратной, заговорил о другом:
– Она тебя ждала. Только о тебе три месяца все разговоры. Пожалей девчонку. Останься.
Иванов почувствовал, будто кто-то ударил его в грудь очень больно. Сбилось дыхание. Не глядя в глаза Кислову он произнёс:
– Заманчиво. Но как-нибудь в другой раз. Война эта, похоже, действительно скоро не закончится. В этом ты прав, Саня. Но не прав в другом — лететь мне надо сегодня. За приглашение, конечно, спасибо! Жаль, что остаться не могу. Ты мне, лучше, метеобюллетенчик сообрази. — Иванов не мог объяснить тогда ни себе, ни Кислову причину, по которой не имел права оставаться. Только по прошествии времени он понял, что просто струсил, побоялся тогда влюбиться в Лену.
– Как знаешь! — с искренним сожалением вздохнул Кислов.
Заняв Саню Кислова оформлением бумаг, Иванов, немного помедлив у двери, зашёл в аппаратную и плотно прикрыл дверь за собой.
Они остались вдвоём. И тут Лена, как ребёнок, бросилась к Иванову, обхватила руками шею, прижалась и, глядя пытливо снизу вверх, прошептала:
– Саша, здравствуй! Ты меня не забыл?
Они слились в поцелуе. Обняв девушку за талию, он оторвал её от пола, легко перехватив, поднял на руки и, опустившись на стул, посадил к себе на колени. Она доверчиво прижалась и замерла. Некоторое время они молчали. Иванов ласково гладил её густые пышные волосы. Она нарушила молчание первая:
– Саша, я знала, что ты сегодня прилетишь. Я тебя ждала.
– Раньше не получилось, — как бы извиняясь, тихо ответил он и, будто целуя ребёнка, нежно коснулся губами её головы.
– Ты сейчас улетишь? — она отстранилась и смотрела прямо в глаза. Вопрос задали её губы, но глаза спрашивали: «Почему?». И эти большие красивые глаза пытали, требовали ответа.
– Я должен. Пойми, я хочу остаться, но не могу, — выдавил Иванов.
Лена поднялась, отошла и остановилась у окна:
– Ты просто не хочешь…
Она стояла, застыв в одной позе, и смотрела, не мигая, в точку на стекле.
Иванов чувствовал себя виноватым.
– Лена, ты мне нравишься, но я не тот, кто тебе нужен, — пытался он подыскать себе оправдания. — У тебя всё ещё будет. Я же ничего не смогу тебе дать в жизни. Ничего не могу даже обещать. Я не хороший. Я не нужен тебе. Со мной ты будешь несчастна. — Он волновался и не знал, что сказать ещё. — Прости…
Она плакала тихо, почти не слышно. Лишь в такт редким всхлипываниям вздрагивали и поднимались её плечи. Ему так хотелось обнять их.
– Лена, мне надо лететь, — нерешительно сказал Иванов. Желание подойти, успокоить, остаться, — чуть не взяло верх. И произнеси она тогда хоть слово, попроси, — он бы остался… Но она только плакала.
– Прости, — ещё раз, вместо «прощай», — бросил Иванов и вышел из комнаты.
Взлетели точно по полосе, не нарушая инструкций. Иванов чувствовал, что больше уже никогда не вернётся сюда. Но также он знал, что хрупкий силуэт маленькой девушки в далёком окне будет сопровождать его всю оставшуюся жизнь. И в тот последний раз он видел её там. Или это ему показалось?..


II. КАВКАЗ

В районе Ставрополя по маршруту появилась редкая облачность. И чем ближе вертолёты подходили к горам, тем ниже и плотнее она становилась. Ведомый у Иванова — командир второго вертолёта, не имел большого опыта полётов в облаках. У Иванова за спиной остались Афганистан, Камчатка и Дальний Восток, поэтому он чувствовал себя уверенно. Но за своего ведомого поручиться не мог. И при уменьшении высоты нижнего края облаков, пара вертолетов всё ближе прижималась к земле. «Лишь бы Моздок не был закрыт», — с беспокойством думал Иванов. Заход на посадку «по схеме» на незнакомом аэродроме не прост и для опытного лётчика, а ведомому — капитану Ильясу Мингазову предстояло еще приобретать опыт полётов в сложных метеоусловиях и боевых действиях. Ильяс — по национальности татарин, совсем недавно получил звание «капитана» и пока ещё имел квалификацию «Военный лётчик второго класса» и небольшой налёт часов в должности командира экипажа.
Известие о командировке в Чечню Ильяс воспринял спокойно. В его экипаже бортовой техник Шура Касымов, тоже татарин, — боевой парень. «Надо же, — думал Иванов, — мусульманин летит на войну с мусульманами. Видимо, понятие «Родина» — это больше, чем вера или кровь, шире и сильнее, чем принадлежность к какой-то национальности. Значит, многовековая Россия, объединившая столько народов и наций, и впредь будет оставаться единым и сильным государством. А всякую, пользующуюся временной слабостью, повылезшую заразу необходимо беспощадно загонять обратно в норы, чтобы не дать ей расползтись по всему здоровому организму России!
В экипаж Иванова по боевому расчету борттехником назначили хохла. По фамилии Мельничук. Маленький, толстый, хозяйственный и жадный. Он любил сало и всегда хвалил Украину, откуда был родом. Над ним подшучивали: «Украинцы живут на Украине, а хохлы — где лучше. Значит, ты, Ваня, — хохол!». Он не обижался. Но было в нём одно очень нехорошее качество: трусость. Он, как огня, боялся парашютных прыжков; бывало, бросал своих товарищей в драке, «постукивал» начальству. Но его «вылизанный» вертолёт всегда блестел чистотой, поэтому Иван был у командования на хорошем счету. Ударом грома стало для него сообщение о командировке в Чечню. Мельничук пытался «откосить», придумывая себе разные болезни, но не вышло.
До назначения в экипаж к Иванову он числился в другом звене. Когда Иванов услышал в приказе о назначении Мельничука на период командировки к нему, то с усмешкой подумал: «Ты у меня, Ванюша, жирок-то скинешь!». Хотя Иван по возрасту был на два года старше, Иванов не испытывал к новому борттехнику большого уважения. Почувствовав в Иванове начальника, Мельничук изо всех сил старался показать, что лучшего подчинённого тому не найти.
Чем ближе пара вертолётов подходила к конечному пункту маршрута, тем ниже облака прижимали её к земле. На Моздок выскочили на высоте пятидесяти метров над рельефом местности. Иванов уже знал этот аэродром, поэтому на посадку пошли «с прямой».
За три месяца здесь ничего не изменилось, только земля поменяла цвет — с серого на зелёный.

После посадки, представившись командованию полковой вертолётной эскадрильи и сдав документы, вновь прибывшие направились на инструктаж к начальнику штаба и «особисту».
Разместили оба экипажа вместе с двумя другими, прилетевшими в качестве пассажиров с парой Иванова, в одной из школ Моздока, недалеко от аэродрома. У детей начались летние каникулы.
Четыре экипажа Иванова разместили в бывшем классе истории, на третьем этаже, вместо парт в котором стояло двенадцать железных кроватей, накрытых старыми солдатскими одеялами. Из-под этих одеял подушки и матрасы, набитые влажной соломой, источали запах сеновала и старого бабушкиного сундука. Постельное бельё непонятного бледно-серого цвета имело такой заношенный вид, что штурман звена печально пошутил:
– На этой простыне до меня, наверное, уже трое умерли.
На что Иванов ответил:
– Парни — вот это и есть та самая романтика боевых будней! Но и это только начало. Никому не раскисать! Проверьте, нет ли вшей, если нет — располагайтесь как дома.
Иванов, как командир, понимал, что отдыхать по-человечески после полётов его экипажам тут не придётся, что и подтвердилось в скором времени. Лётчик — не пехотинец в окопе: кроме физической выносливости, голова и нервы — оружие лётчика. А чтобы после полётов восстановить растраченную нервную энергию, необходим спокойный восьмичасовой сон. А о каком отдыхе могла идти речь, когда кто-то уходил на полёты, а кто-то возвращался, кто-то играл в карты, а кто-то хотел выпить и поговорить. Дисциплина в полку «хромала», если не сказать «отсутствовала», как и во всей разваливающейся Российской армии. Командование требовало от лётчиков одного — летать. И они летали. Днём и ночью, в горах и на равнине, в любую погоду. На старых машинах. Даже не имея соответствующей подготовки и натренированности. Начав летать на задания, Иванов быстро втянулся в ритм боевой жизни полка и перестал замечать такие мелочи, как плохое питание и нестиранное бельё.
Чаще всего звену Иванова приходилось летать челночными рейсами между Моздоком и «Северным» или «Ханкалой»: туда везли солдат, оружие, боеприпасы, медикаменты, продукты питания, а обратно: «Груз-300» — раненые или — «Груз-200» — убитые. Полёт по времени, в среднем, двадцать пять минут — туда, двадцать пять минут — обратно. Трудяги — вертолёты «Ми-8» работали днём и ночью.
Кровь, измученные страданиями лица раненых, искорёженные и искалеченные тела убитых — всё это кажется страшным только в первые дни. Потом привыкаешь. Всю лётную смену пилоты работали как будто в автоматическом режиме: ничему уже не удивлялись. Только в конце дня лётчики чувствовали неимоверную усталость, не только физическую: кажется, что вот-вот нервы не выдержат — сорвутся от невозможного напряжения. И чтобы хоть как-то снять этот стресс, необходимо было выпить. Выпить так, чтобы забыться! А утром — снова в полёт.
Повозили мертвых ребят недельку-другую, и уже в вертолёте стоит тяжёлый, ничем не выветриваемый трупный запах. А за бортом — температура тридцать-тридцать пять градусов. Никакие обработки вертолётов не спасали от этого жуткого запаха смерти. Трудно нормальному человеку выдержать такое!
Через пару недель парни из звена Иванова осунулись, улыбки стали редкими, шутки злыми. В полёт идут, как на каторгу. И борттехник — старший лейтенант Мельничук начал худеть. Иван, всегда аккуратный, мог забыть побриться.
Вечерами, после полётов Иван стал сильно напиваться.
Однажды после ужина в общежитии к лежащему на кровати с книгой Иванову подошёл пьяный Мельничук. Посверлив командира долгим отсутствующим взглядом, Мельничук задал вопрос:
– За что мы должны рисковать своей жизнью?.. Командир, ответь: как могла такая большая страна допустить… такие огромные потери … на такой маленькой территории?..
Для Иванова этот вопрос являлся больным, поэтому он бросил сухо:
– Я тебе не замполит! Отстань…
Но борттехник не отставал:
– Ты — мой командир… И я тебе верю… Ответь.
Иванов, отложив книгу, посмотрел на Мельничука:
– Чеченцы дерутся за свою историческую землю, за свою веру, наёмники — за деньги, а российские солдаты поставлены в такие условия, что вынуждены драться только за свою жизнь. Мы с тобой, Ваня, исполняем Присягу, данную Родине. Тебя удовлетворяет такой ответ?
– Вполне... Только я всё равно ничего не понял… — Мельничук, пошатываясь, отошёл от командира звена.
А чем мог Иванов подбодрить себя и остальных ребят? Осознавая методы ведения этой войны и не понимая целей главного командования, офицеры переставали понимать, за что должны рисковать своими жизнями. Действительно, как могла большая и всё ещё сильная страна допустить такие огромные потери своих солдат? И что Иванов, как командир, мог сказать экипажам перед очередным вылетом, кроме обычного: «Удачи!» — и дежурного набора подготовленных замполитом патриотических лозунгов? Ведь каждый понимал, что его жизнь здесь ничего не стоит.

Экипажу Иванова приходилось выполнять полёты на патрулирование дорог, ведущих в горы. Иванов брал на борт спецназовцев и летел в обозначенный район контролировать дороги. Боевики, оттеснённые к горам, могли получать подкрепление и боеприпасы, доставляемые только автотранспортом. Экипажам вертолётов ставилась задача на обнаружение такого транспорта. Если это была одиночная машина, её захватывали или уничтожали. А если обнаруживали колонну машин боевиков, то тогда вертолётчики вызывали и наводили самолёты-штурмовики. Одну такую, идущую в горы колонну на глазах Иванова снайперски разнесла пара «Су-25», превратив пять груженных «Уралов» в пять дымных факелов.
В одном из таких полётов на патрулирование Иванов заметил далеко в стороне от основных дорог поднимающийся пыльный след, который длинным хвостом тянулся за идущей на большой скорости автомашиной. Когда Иванов развернул нос вертолёта по направлению к замеченному следу, автомобиль скрылся за складками пересечённой местности и, вероятно, остановился, потому что пыльный хвост резко оборвался и стал оседать. Но если те, кто находился в той машине, решили спрятаться, то было поздно — вертолёт уже летел по направлению к ним. Позвав в кабину пилотов старшего группы десантников, Иванов указал пальцем:
– Машина прячется. Проверим.
Тот понимающе кивнул и пошёл в грузовую кабину готовить десантников, а Иванов выдерживал курс в заданном направлении.
Через три минуты полёта вертолёт прошёл точно над стоявшим в небольшой балке грузовым автомобилем, успев рассмотреть крытый тентом ЗИЛ-130 зелёного цвета.
Подгашивая скорость, Иванов ввёл вертолёт в левый вираж со снижением, рассчитывая приземлиться метрах в трёхстах от не подающей признаков жизни машины. Чувства доверия этот ЗИЛ не вызывал, и желания поймать пулю в кабину или двигатель Иванов не испытывал. Хотя на такие задания лётчики и надевали тяжёлые бронежилеты, но Иванов сам не раз наблюдал, как пуля, выпущенная из автомата Калашникова со ста метров, пробивает такой бронежилет насквозь. А вертолёт, сидящий на земле, представляет собой хорошую мишень для любого вида оружия. Поэтому Иванов решил держаться от подозрительного автомобиля подальше.
Но коснуться колёсами земли вертолёт не успел: «ЗИЛ» неожиданно рванулся с места и, выскочив из балки, помчался в сторону гор. На что могли рассчитывать находящиеся в машине люди? Чтобы догнать грузовик, много времени не потребуется, а кроме носового пулемёта, пули которого пробивают лёгкую броню танков, у вертолёта на пилонах висели два универсальных блока с двадцатью ракетами «С-8» в каждом. Одна такая ракета в секунду превращает грузовой автомобиль в кусок покорёженного металла.
– Не хотите по-хорошему, будет — как хотите! — упрямо бросил Иванов и включил блок вооружения. Затем подал команду экипажу:
– Пулемёт к бою!
Борттехник с охотничьим азартом взвёл затвор пулемёта. Начиная погоню за автомобилем, Иванов плавно, но энергично перевёл винтокрылую машину в разгон скорости с небольшим набором высоты. Вертолёт, опустив нос, хищной птицей шел низко над землёй, настигая свою жертву. Ловя убегающий «ЗИЛ» в прицел пулемёта, подал голос борттехник:
– Командир, ЗИЛ на прицеле, разреши, я его прошью?

– Дай предупредительную, — строго приказал Иванов. Его тоже стал охватывать азарт погони, но в автомобиле находились люди, и Иванов хотел дать им шанс на жизнь.
Сквозь гул двигателей тупо застучал носовой пулемёт, и плотная очередь легла далеко впереди машины. Но вместо того, чтобы остановиться, «ЗИЛ» попытался уйти вправо. Машина мчалась на большой скорости, но дистанция до неё быстро сокращалась, и, когда оставалось уже метров триста, чтобы не проскочить, Иванов стал уменьшать скорость вертолёта с небольшим увеличением высоты.
– Разреши по нему, командир! — поправив прицел, закричал Мельничук, с трудом удерживая настигаемый грузовик на мушке. Иванов не успел ответить, — у заднего борта «ЗИЛа» из-за тента появился человек с автоматом. Повинуясь чувству самосохранения, Иванов тут же дал максимальную мощность двигателям и энергично бросил вертолёт в левый боевой разворот. Перегрузка вдавила в кресло, а экипаж с замиранием сердца ожидал услышать знакомый звук ударов пуль в обшивку вертолёта. «Ми-8» — машина живучая, но бронированы в ней только часть пилотской кабины и двигательный отсек. Остальное — дюраль. Как правило, пули прошивают грузовую кабину насквозь, не причиняя большого вреда силовой установке и управлению. Но сегодня на борту размещались десантники.
То ли стрелок промахнулся, то ли не стал стрелять, но звука попаданий пуль никто не услышал.
Описав виток восходящей спирали, Иванов уже на высоте вывел боевую машину на линию открытия огня. Автомобиль мчался вперед, не снижая скорости. Человек с автоматом у заднего борта всё ещё стрелял по вертолёту. Но вести прицельный огонь ему мешало неровное движение машины.
– Бей по цели! — коротко и зло приказал Иванов борттехнику и стал снижать вертолёт.
Снова тупо застучал пулемёт, и симметричные фонтаны земли поднялись точно по курсу мчавшегося автомобиля, бегущей пунктирной строкой приблизились и перескочили через него. Фигура человека скрылась за брезентом в кузове. Последовавшая сразу же за первой вторая очередь легла за грузовиком, догнала его и снова прошла по машине, отрывая от неё куски железа и дерева. Грузовик стал резко уходить вправо, накренился на левую сторону и перевернулся, подняв огромное облако пыли. Вертолёт буквально через пару секунд проскочил над ним на высоте пятидесяти метров, и экипаж не успел ничего рассмотреть.
Когда развернулись, Иванов, сбрасывая скорость, решил заходить на посадку и приказал Мельничуку держать перевёрнутый «ЗИЛ» в прицеле и открывать огонь, в случае чего, без команды. Иван, казалось, прирос к пулемёту, направив ствол на цель. Поднятая падением «ЗИЛа» пыль почти осела, и автомобиль хорошо просматривался: он лежал на левом боку, не горел, не дымился, людей возле него не было видно. Соблюдая осторожность, Иванов посадил вертолёт метрах в ста. Он ещё не успел коснуться колёсами земли, как десантники начали выпрыгивать и, растягиваясь в цепь, короткими перебежками пошли к лежащему грузовику. Вместе с экипажем Иванов наблюдал из кабины, как солдаты дошли до «ЗИЛа», стянули порванный тент, осмотрели всё. Потом, направив стволы автоматов к земле, они стали стрелять. Картина была довольно ясной, хотя звука выстрелов в работающем вертолёте экипаж не слышал. Иванов увидел, как что-то тёмное выползло из кузова, проползло несколько метров и замерло. Один из спецназовцев подошёл и выстрелил в это тёмное пятно. Затем подошёл второй, и они вдвоём за ноги затащили тело обратно в кузов. После чего десантники подожгли машину и, не слишком торопясь, вернулись к вертолёту.
– «Духи» раненых везли, — не дожидаясь вопроса, пояснил Иванову старший группы, когда все уже сидели в вертолёте. — Большую половину вы «покрошили». Остальных мы хотели гранатами, да ты близко сел — побоялись.
– Уходим? — спросил Иванов.
– Поехали! — старший перевёл взгляд на пулемёт и, дружески хлопнув борттехника по спине, сказал только ему:
– А ты снайпер — из этой штуки водителю черепок снес. Молодец!
Весь полёт Ваня сиял как начищенный сапог. Иванов понимал его: первая в жизни боевая стрельба на поражение прошла, как в тире, на оценку «отлично». Иван заслуживал похвалы, и после полёта, как командир звена, Иванов объявил ему благодарность. Но если бы Мельничук видел своими глазами результаты этой стрельбы, то, пожалуй, не радовался бы совсем.
Вечером Иван решил «отметить» своё боевое крещение. Всегда скупой, Мельничук в этот раз разорился на шесть бутылок водки и закуску. К ним в комнату пришли коллеги — лётчики с «восьмёрок» и «двадцатьчетвёрок» из соседних звеньев. Пили за здоровье, за удачу в бою. Третий тост — за ребят, уже сложивших головы, — пили молча. Потом начались воспоминания. Капитан Ващенка рассказал сегодняшнюю историю, соседи поведали истории куда более «круче». За столом все сошлись во мнении, что чеченцев можно было бы уважать как бойцов, если бы не их звериная жестокость. Не однажды пилотам приходилось видеть обезглавленные и обезображенные трупы русских солдат, слышать, как над попавшими в плен солдатами издеваются, насилуют, кастрируют даже перед смертью. Каждый из пилотов понимал, что, попади он в руки боевиков, просто умереть ему там не дадут. Чеченцы проклинали и боялись лётчиков, потому что наибольшие потери несли от авиации. Иванов для себя давно решил: что бы ни случилось, живым боевикам в руки не даваться. Кроме пистолета, ещё со времён Афгана, в полёт он всегда брал с собой две гранаты. Одну из них — для себя. Так делали многие лётчики. Ещё у большей части пилотов появились нательные крестики. Авиаторы, вообще, народ суеверный, и у них много своих разнообразных примет, но выражение «под Богом ходим» напрямую относится к профессии лётчика как ни к какой другой. А среди прошедших через мясорубку войны, как правило, неверующих нет.
Вскоре двум экипажам — Иванова и Ильяса Мингазова — командир эскадрильи поставил задачу на подготовку к полёту глубоко, в горный район Чечни, не занятый нашими войсками. Цель операции держалась в секрете, и лётчики узнали о ней только в день вылета.
Пара Иванова, как уже ходившая однажды в этот район, придавалась отряду вертолётов «Ми-8» авиации МВД, усиленному шестью экипажами вертолётов огневой поддержки «Ми-24», для выполнения операции по эвакуации отряда спецназа МВД, заброшенного в тыл юго-восточной группировки войск сепаратистов.
Задачу на вылет вместе с командирами эскадрилий и командиром полка ставил полковник внутренних войск.
Всего в смешанном отряде насчитывалось восемь транспортных «Ми-8» в сопровождении шести вертолётов-штурмовиков «Ми-24». Видимо, в районе цели ожидалось сильное противодействие, или же отряд спецназа выполнял очень важное задание, если за ним посылались такие силы.
Каждый экипаж хорошо знал свою задачу. Район цели лётчиками и штурманами был изучен досконально. Вёл отряд командир эскадрильи МВД. Пара Иванова с десантом на борту возглавляла группу, а вертолёты огневой поддержки тремя парами шли позади и выше основной группы, выполняя задачу прикрытия. Предстоящее задание вопросов не вызывало.
Иванов уже собирал планшет с картой, когда услышал обращённый к нему возглас командира эскадрильи:
– Александр, твоя пара с десантом — в прикрытие, как резерв. Без посадки. Понял?
– Без посадки? — переспросил Иванов несколько удивлённо, потому что это кардинально облегчало задачу: посадка группы в горах на незнакомую площадку сродни цирковому номеру.
– Посадка — только в случае крайней необходимости, если спецназ на земле будет связан боем, — подтвердил комэск. — Пусть садятся наши коллеги из МВД. Это их задание.
– Командир, может, для подстраховки одному нашему борту с десантом сесть? Я сяду, а Мингазов — в резерве.
– Делай, как я сказал! — отрезал командир эскадрильи.

Иванов помнил этот вылет. День для полёта в горы выбрали не очень удачным: шедший всю ночь дождь кончился, но облака, вопреки предсказаниям метеорологов, уходить за горизонт не желали и к моменту вылета висели над аэродромом восьмибалльной рваной кучевкой. Но начальство не стало отменять вылет, тем более что синоптик пообещал уменьшение облачности над районом эвакуации.
Группа взлетела в точно назначенное время. Пробив облачность, вертолёты заняли установленный боевой порядок и взяли курс за ведущим. По заданию, радист спецназа должен был в определённое время включить радиомаяк для вывода вертолётов на отряд.
По предварительным расчётам, выполненным штурманами на земле, лететь группе предстояло сорок пять минут, но приборы показывали путевую скорость больше расчётной. Это означало, что на пути к цели вертолётам помогал попутный ветер. Значит, на обратном пути тот же ветер мог стать их врагом.

… Что-то ускользало из общей череды событий. Но что? Иванов поминутно запомнил тот полёт. Ещё на земле, глядя на серые тяжёлые облака, он думал, что вылет, наверное, перенесут на завтра.
– Не полетите сегодня. Готовьтесь зачехляться! — как бы угадывая его мысли, прокомментировал погоду подошедший на стоянку техник звена.
– Для рождённого ползать всегда погода нелётная! — хмуро пошутил правый лётчик Иванова. — А мы — полетим! Вот увидишь.
– Просите у Бога погоды, оптимисты, — мрачно посоветовал техник и ушёл по своим делам.
Вот оно что! Иванов вспомнил: в то утро он надел нательный крестик. Обычно этот крестик хранился в удостоверении личности офицера, под обложкой. Но сегодня удостоверения всем экипажам пришлось сдать. Многие лётчики носили такие крестики. Не верить в Бога лётчик не может. Пусть не всегда явно, но в душе каждый пилот знает, что Бог есть. И Иванов перед командировкой тоже сходил в церковь и купил обыкновенный крестик на шнурке, но освящённый батюшкой. Раньше как-то всё время стеснялся его надеть, но и без него уже чувствовал себя неуютно. Так крестик и лежал в кармане, в удостоверении. А в то утро словно что-то подтолкнуло Иванова надеть православный крест на шею.
Через час последовала команда на взлёт, принеся конец тягостному ожиданию, и отряд из четырнадцати вертолётов ушёл в сплошной облачный полог, накрывающий землю до видимой линии горизонта.

Стрелка высотомера перевалила за две с половиной тысячи метров, и эти самые облака, оказавшись теперь под винтами, уже не представлялись такими зловещими, какими виделись с земли. Наоборот, равномерно залитые солнцем, которому здесь ничто не мешало, и причёсанные ветром, они теперь походили на спокойную, слегка всхолмленную белоснежную равнину, вид которой завораживал сказочной красотой. Там, где у ветра не хватило сил доделать своё дело, виднелось, невольно притягивая взор, несколько наклоненных в одну строну огромных белых глыб, напоминающих снежных баб или восставшие из морской пучины сказочные острова. Земли не было видно, она осталась где-то далеко внизу, под многослойной толщей облаков.
Экипажи шли в режиме радиомолчания, выполняя приказ: до входа в район эвакуации всем ведомым экипажам работать только на приём. Правый лётчик в установленное время настроил радиокомпас на четко прослушиваемый сигнал маяка. Стрелка прибора, уловившего звуки радиопривода, показывала, что группа находится несколько левее от линии пути к цели. И вскоре ведущий взял поправку на курс.
Лётчик-штурман в экипаже Иванова, или, как принято называть в авиации, — «правак», носил украинскую фамилию Ващенка, но считал себя белорусом, так как родился и жил до армии в Минске. Звали его Андреем, и он всего на год был младше Иванова. В «капитанах» Андрей ходил, по авиационным меркам, уже давно, а вот с должностью командира экипажа ему всё не везло. К ней, по мнению Иванова, Ващенка был готов, но пока ещё, по стечению каких-то обстоятельств, вынужден был довольствоваться должностью штурмана звена. В отличие от Мельничука, Ващенка зарекомендовал себя хладнокровным и рассудительным офицером. Мог при случае побалагурить, но всегда всему знал меру. Иванову нравилось летать с Андреем в одном экипаже, а вместе они уже летали два года и привязались друг к другу той непоказной дружбой, которая может возникнуть между мужчинами.
Перекрывая расчётное время, группа вошла в район эвакуации, но обещанные синоптиком просветы в облаках не появились. Вокруг, насколько мог видеть глаз, простиралось сплошное серо-белое море с воздушными айсбергами. А под ними пряталась территория противника. И горные вершины. В данной ситуации горы становились опаснее самих боевиков. В предыдущем полёте в этот район Иванов видел, какие здесь острые неровные вершины и глубокие тёмные ущелья, дна которых не доставали лучи солнца.
Через несколько минут полёта стрелка радиокомпаса, плавно описав дугу, повернулась на сто восемьдесят градусов. Это означало, что группа прошла над радиомаяком. Стрелка высотомера по-прежнему стояла на делении около трёх с половиной тысяч метров, и сплошной ковёр из облаков всё так же не имел ни одного видимого разрыва. Построив группу в круг радиусом километров пять, ведущий приказал всем искать в облаках хоть какое-то «окно». Безрезультатно покружившись более двадцати минут, Иванов услышал в эфире команду:
– «282-й», тебе этот район известен, сходи вниз на разведку. Постарайся определить толщину облачности. Только осторожней, «282-й»!
Это был позывной Иванова. Ведущий приказывал ему снижаться.
– У нас же на борту люди!.. Напомни ему! — возмущённо воскликнул Ващенка.
Посмотрев на «правака», Иванов никак не отреагировал.
– Понял, — бросил он в эфир и уменьшил мощность двигателям.
Тяжело гружённая боевая машина подошла к облачной границе и теперь оказалась в такой близости от облаков, что едва не задевала их лобовым остеклением кабины. Это походило на бреющий полёт, только с той разницей, что сейчас под брюхом вертолёта мелькала не земля, а облака, и стрелки высотомера стояли не на нуле, как это бывало на бреющем полёте, а показывали почти три тысячи метров.
А вот стрелка радиовысотомера не стояла на месте. Прыгая по шкале делений вверх и вниз, она предупреждала, что там, внизу, в этих коварных облаках, прячутся вершины враждебных гор. Это заставило Иванова на какие-то секунды задержаться над облаками, вроде бы для того, чтобы ещё раз сверить показания приборов. Но за это время он успел мысленно произнести три раза: «Господи, спаси и сохрани!».
И вот он плавно отклонил ручку управления вперёд. Мгновенье — и вертолёт, подмяв под себя собственную тень, по-акульи мягко вошёл в облака. В первые секунды Иванову показалось, что это кипящие клубы дыма и пара обволокли вертолёт со всех сторон, отчего в кабине мгновенно потемнело. Двигатели, почувствовав уменьшение мощности на снижении, изменили голос. Когда большая стрелка высотомера совершила по чёрному циферблату почти две трети полного оборота, в кабине неожиданно посветлело, и Иванов обрадовался, что облачности пришёл конец и он сейчас увидит горы. Но облака вдруг загустели снова, приняв более холодный тёмный цвет, и вертолёт погрузился в серую мглу. Этот нижний слой облачности казался более холодным, плотным и тяжёлым.
– Командир, через сто метров воткнёмся в горы, — настороженно предупредил Ващенка.
Иванов и сам видел по радиовысотомеру, что ещё пятнадцать-двадцать секунд такого снижения, и ручку управления брать на себя будет уже поздно. Видимо, облака не кончатся до самых вершин. А не врёт ли высотомер? Что, если они уже проскочили безопасную высоту, и в любой миг последнее, что увидит экипаж в этой жизни, будет отвесный склон скалы прямо перед остеклением кабины? Нелепые это были мысли. А вот лезли в голову, вызывая в груди неприятное жжение. Энергично дав двигателям полную мощность и взяв ручку управления на себя, Иванов начал злиться не на экипаж и даже не на облака, которые упорно не хотели заканчиваться и погибельно-серый вид которых всё больше лишал его уверенности, что они когда-нибудь кончатся, а на ведущего группы, пославшего их сюда: «Самому бы тебе залезть в такое дерьмо!»
– Облачность двухслойная, десятибалльная. Глубина слоёв — более тысячи метров. К земле пробиться не могу. Возвращаюсь, — доложил Иванов в эфир, переведя машину в набор высоты.
Казалось, время замедлило свой ход: вертолёт на пределе мощности воющих от натуги двигателей никак не мог вырваться из вязких объятий серо-белого тумана, липнувшего к бортам. Неожиданно в кабине стало светлее, и через секунду вертолёт резвым дельфином выскочил из серо-белого плена, как из морской пучины. В глаза ударил яркий солнечный свет, а вокруг, насколько мог видеть глаз, простиралась залитая живым золотым цветом сказочная долина с замками и островами, и кружащимися, как шмелиный рой, в стороне и выше пятнистыми собратьями — вертолётами. Иванов направил свою машину к ним.
Сигналы радиомаяка продолжали устойчиво прослушиваться, — это означало, что группу эвакуации всё ещё ждали внизу. Но даже если раньше чеченцы наших спецназовцев не засекли, то теперь уж точно вертолёты своим получасовым гудением переполошили все окрестности. На месте командира спецназа Иванов увёл бы группу разведчиков на запасную точку. Но маяк упорно продолжал подавать сигналы.
Иванов занял своё место в строю кружащихся вертолётов и поставил задачу лётчику-штурману: сделать расчёт по запасу топлива.
– Учитывая встречный ветер, через пятнадцать минут надо идти домой, — перепроверив свои расчёты, доложил Ващенка, отрываясь от штурманской линейки. — Если, конечно, мы не хотим сегодня пообедать на Ханкале.
Ещё через пять минут бесполезного кружения в эфир прошла команда ведущего:
– «703-й», постарайся пробить облачность. Только давай побыстрее.
В ответ короткое:
– Понял.
От группы отделился один «Ми-8» и нырнул в пугающую серо-белую неизвестность.
– Что он делает?! — возмутился Ващенка, имея в виду командира эскадрильи МВД. — Рискует своими мужиками. Сказали же, что облачность — до самых гор! Всех домой надо уводить. Топлива с гулькин нос, а если встречный ветер усилится — попадаем к чёртовой матери!
– Спокойно, Андрюха, ведущий выполняет поставленную задачу, — сказал Иванов, думая о том же. — Сядем на «Северном».
– В таких-то облаках и всей группой? — не унимался Ващенка. — Даже, если и сядем, сегодня нас уже не выпустят на базу. А ночевать в вертолёте что-то не хочется.
В это время в эфир вышел командир «двадцатьчетвёрок»:
– Внимание ведущему. Топлива только до дома. Буду уходить.
Иванов знал, что по конструктивным особенностям запас топлива на «Ми-24» меньше, чем на «Ми-8», и судя по его расходу, ребятам, действительно, пора было уходить на базу.
– Пойдёте на запасной! — отрезал ведущий.
– Вот дерьмо!.. — прокомментировал Ващенка по внутренней связи.
Через минуту тишины снова ожил эфир:
– Я — «703-й», докладываю: облачность — десятибалльная, толщиной более тысячи метров. Пробить не могу, радиовысотомер показывает, подо мной — горы. Иду к вам.
Примерно через минуту одинокий вертолёт вынырнул из облаков километрах в двух северо-восточнее от основной группы.
Надо было возвращаться, но вертолёт ведущего всё ещё продолжал метаться над сплошным одеялом из облаков в надежде отыскать в них хотя бы маленькую дырочку. В эфир снова вышел командир «двадцатьчетвёрок»:
– Принимаю решение: уходим по топливу.
Три пары «Ми-24» взяли курс на северо-запад.
– Молодец! — радостно прокомментировал Ващенка.
Иванов тоже решился. Доложив ведущему группы об остатке топлива на борту и дав команду Ильясу Мингазову следовать за собой, он обратился к уходящим «двадцатьчетвёркам»:
– Мужики, наша пара присоединяется.
Увидел бы даже слепой, что спасательная миссия, не по вине вертолётчиков, провалилась, и пытаться и дальше пробивать облачность в таких условиях мог только безумец. Поэтому Иванов, на свой страх и риск, принял решение уводить свою пару на аэродром. Он понимал, что рискует головой, но считал, что бессмысленно рисковать головами своих подчинённых и молодых солдат не имеет права.
– Мы с вами будем разбираться! — долетела вслед уходящим угроза ведущего.
Никто ему не ответил. Лишь Ващенка прохрипел по внутренней радиосвязи:
– Командир, ох, и получишь же ты!..
– Переживём, — отмахнулся Иванов.
Опыт и интуиция подсказывали Александру, что в данной ситуации он поступает правильно.
Как и предсказывал Ващенка, на обратном маршруте встречный ветер усилился. С половины пути, пожелав друг другу удачи, отделившийся маленький отряд вынужден был разбиться на две группы: «Ми-24» по остатку топлива ушли на «Северный», а Иванов, ещё раз сверив расчёты, решил вести свою пару в Моздок. «Домой», — как говорил Ващенка. И, как оказалось впоследствии, правильно сделал. На обратном пути командир эскадрильи МВД доложил на землю о срыве операции и «бегстве» вертолётов армейской авиации. Как и заведено, никто в штабе МВД разбираться с причинами неудачи не стал, а, получив доклад, там сразу начали «принимать соответствующие меры». Как рассказывали потом лётчики «двадцатьчетвёрок», сразу же после посадки их арестовали, и они предстали перед грозными очами МВДшного начальства. Распекавший их краснопогонный генерал валил на них всю вину за неудавшуюся операцию, обзывая «гнидами», «сволочами» и «предателями Родины», обещал самые беспощадные меры, а старшего их группы опытнейшего командира звена предложил расстрелять тут же, перед строем. А конкретно майора Иванова, ведущего пары «Ми-8», генерал пригрозил завтра же отдать под трибунал. Причём его не интересовали ни топливо, ни погодные условия. Пыл этого разбушевавшегося начальника несколько поостыл, когда на его глазах из облаков в беспорядке начали «сыпаться» вертолёты МВД, у которых прямо на взлётно-посадочной полосе и рулёжных дорожках, выработав последние капли керосина, останавливались двигатели. Только чудом никто не разбился.
Пара Иванова дотянула до Моздока на аварийном остатке топлива — встречный ветер сделал своё дело. Иванов помнил, как уже на снижении, перед входом в облака, на приборной доске с раздражающим постоянством мигало красное табло, предупреждающее об аварийном остатке топлива. Это очень действовало на нервы, но больше всего Иванова беспокоило то, как зайдёт в таких сложных условиях на посадку его ведомый. В случае ошибки, на повторный заход топлива могло не хватить. Пройдя привод, Иванов дал команду Мингазову идти на снижение самостоятельно и, пропуская его вперёд, пошёл за ним на трёхминутном интервале. Он видел, как машину Мингазова поглотила серо-белая пелена. По радиообмену Иванов мог контролировать место положения впереди идущего вертолёта на «схеме». «Только бы он смог! — как заклинание повторял про себя Иванов. — Господи, помоги ему!». Александра очень беспокоило то обстоятельство, что Мингазов не имел большого опыта полётов в сложных метеоусловиях.
– Пора, — доложил Ващенка, выключив секундомер, и Иванов направил машину в серо-белую мглу.
Когда Мингазов запросил разрешения зарулить на стоянку, Иванов вздохнул облегчённо: «Сел!». И переключил всё внимание на приборы.
Земля на этот раз показываться вообще не спешила. Облака кончились только на ста пятидесяти метрах, и всё, что Иванов смог увидеть с такой высоты, — внезапно открывшееся начало взлётно-посадочной полосы и линии стоянок. Над аэродромом моросил мелкий дождь: от мокрой «бетонки», от техники на стоянках, казалось, шёл пар. После мягкой посадки Иванов зарулил машину на стоянку, вслед за благополучно приземлившимся подчинённым. Но этот вылет стоил Иванову не одной пряди седых волос.
– Удивительно, но никто потом со мной не разбирался, — часто рассказывал Иванов своим друзьям эту историю. — Как поведал один офицер ФСБ, тот самый отряд спецназа МВД был взят чеченцами в плен, радист отряда стал работать на боевиков. И если бы мы тогда попытались зайти на посадку, то нашей участи можно было бы не завидовать. Но об этом я узнал намного позже и думал, что обо мне в суматохе просто забыли — повезло. Вот и выходит, что тут нас спас случай или чудо. А может, крестик и молитва? Как после этого не стать суеверным?
Он часто задавал себе этот вопрос: почему ему всегда так везло? Чудо? Судьба? Или что-то ещё? Ведь не однажды везло…
Иванов никогда не забудет случай, произошедший в Афганистане, когда он ещё старшим лейтенантом летал на правом сиденье у майора Болышева. В тот день их экипажу была поставлена задача доставить небольшой отряд афганской армии, состоящий из десяти человек, на одну из горных троп для проведения операции по перекрытию караванного пути для «духов». Но почему-то перед самым вылетом порядок задания изменили: отряд афганцев взял на борт более опытный заместитель командира эскадрильи, а экипажу, в составе которого находился Иванов, пришлось идти ведомым, чтобы прикрывать посадку и взлёт ведущего вертолёта.
Болышев ещё подначил тогда перед взлётом замкомэска:
– Володя, ты зачем брился утром? Не повезёт сегодня.
Тот только отмахнулся.
С высоты полёта Иванов видел, как из приземлившегося вертолёта выпрыгивали афганские солдаты, как они, торопясь, стали подниматься в горы. Видел, как крутились винты ведущего вертолёта, но тот всё тянул со взлётом. Болышев и сам Иванов долго пытались вызвать по радио заместителя командира эскадрильи, но тот почему-то не выходил на связь. Наконец командир экипажа принял решение идти на посадку. Соблюдая меры предосторожности, они приземлились рядом с молотившим винтами вертолётом заместителя командира эскадрильи. Борттехник, посланный Болышевым посмотреть, что случилось с экипажем ведущего, прибежал очень быстро бледный как простыня, твердя только одно: «Они там зарезанные!..».
Тогда, анализируя происшедшее, Иванов подумал: «Повезло!». Но в приметы и лётные традиции с тех самых пор поверил окончательно.

Как-то пришлось Иванову возить по воинским частям, расквартированным в Чечне, начальство из самой Москвы. Работёнка непыльная: привёз комиссию в часть и загорай полдня у вертолёта, пока она там что-то проверяет. А если часть порядочная, глядишь, и пожевать чего-нибудь удастся.
Прилетели в один мотострелковый полк, сидят экипажем в тенёчке, поджидают проверяющих. Подошли к вертолёту двое сержантов-контрактников с автоматами, мужики, по армейским понятиям, в возрасте: на вид, лет по тридцать пять. Подошли, попросили разрешения посмотреть вертолёт. Осмотрели, ощупали пулемёт, блоки с ракетами, посидели в кабине, поудивлялись и спокойно так спрашивают:
– Чего ж, мужики, вы по своим пуляете?
– Так наводят, — отвечает Ващенка.
– Довелось испытать на себе? — поинтересовался Иванов.
– Довелось маленько, — говорят безо всякой злобы. — В прошлую неделю «чехи» нас под Шали атаковали. С машин. У нас в колонне две БМП. Одну сразу подожгли гранатомётом. Нас — рота, их примерно столько же. Но от Шали к ним помощь шла. Наш ротный тоже вызывает помощь, просит авиацию, но всё без толку. Усилившись, сбили «чехи» нашу роту с дороги, но ротные миномётчики — молодцы, работали как снайперы. Дорогу мы отбили. Стали «чичей» давить, а тут — две «вертушки», не такие как ваша, а узкие с крыльями — ракетами: по нам. Десятерых из роты сразу списали, двое потом умерли, раненых много. Ротного в руку задело сильно. Он по рации орёт матом, ракеты сигнальные в небо пускает, даже из автомата по вертолётам полоснул. Не попал. А «чичи» в атаку пошли, — очень они боятся вертолётов, — решили максимально сблизиться с нами. Если бы не миномётчики, мы бы все там и остались. Второй раз «вертушки» ударили уже по наступающим чеченцам ракетами. Видимо, сориентировались. Потом из пушек все машины чеченские пожгли. Хорошо работали. Оставшихся «чичей» мы уже потом сами добивали.
Иванов слушал сержантов-контрактников и удивлялся их спокойствию, будто говорили они о рядовом случае на производстве, когда у кого-то станок заело. Всё-таки русский мужик особенный: то ли в душевной широте и простоте его сила, то ли знает и верит он во что-то такое, чего не могут дать ни власть, ни деньги. Дайте такому мужику веру в Бога да умного царя, давно бы Россия на ноги поднялась и выше других стояла. А у нынешней власти ума хватает только на то, чтобы этого мужика в землю загонять, продавать, обворовывать да грабить. И несёт он этот свой крест безропотно.
– Давно воюете, мужики? — хмуро спросил Иванов.
– Два месяца, как призвались.
– А зачем в Чечню пошли?
– Семьи кормить надо. Завод наш простаивает, жёны тоже без работы. А здесь платят неплохо. Нас в военкомат вызвали, предложили — мы согласились.
– И кем вы здесь?
– Гранатомётчики. Ещё на срочной обучались, так и служим. Можем ещё шоферить и по слесарной части.
– У чеченцев по вашей специальности вы бы за день получали столько, сколько здесь за месяц, — вспомнил Ващенка услышанную однажды информацию и, произнеся её, стал с интересом наблюдать за реакцией солдат. Один из контрактников нехорошим взглядом посмотрел на него.
– Нам уже говорили, — спокойно ответил контрактник.
Ващенка не стал уточнять, кто им это говорил и когда, видимо, их ответ его удовлетворил.
– Ну, мы пойдём. Может, ещё и встретимся, — после некоторой паузы сказал другой — самый разговорчивый из них — и добавил уходя:
– Вы только по своим не стреляйте.
– Вы тоже, — в тон им ответил Ващенка.
Иванов смотрел вслед уходящим солдатам с полной уверенностью, что эти люди не станут стрелять по своим ни за какие деньги. А как он мог объяснить им, этим трудягам войны, почему и за что погибли их товарищи от снарядов своих же вертолётов? Конечно, проще всё списать на войну, тем более что этот случай не единственный. Нельзя же винить только лётчиков, когда жирный палец краснопогонного генерала при постановке задачи экипажам на нанесение огневого удара по объекту или цели закрывает целых пять километров в масштабе карты. Нельзя винить одних лётчиков за то, что связь ведётся по открытым каналам, и чеченцы всё слышат и знают время и место нанесения ударов. Лётчики не виноваты в том, что не отлажена оперативная информация штабов по изменению обстановки, когда наши войска находятся там, где, по устаревшим данным штабов, должны находиться чеченцы. И не лётчики виновны в том, что некоторые штабные генералы, чаще привыкшие пить водку и красиво рапортовать начальству, чем воевать, больше заботятся о своих холёных задах, а не о жизнях солдат. Да и продажность некоторых офицеров не являлась в Чечне ни для кого секретом. А лётчики — они такие же рабочие войны, такие же простые солдаты, как и эти контрактники. Они тоже выполняют приказ.
Вечером в комнате соседей звено Иванова в полном составе присутствовало на поминальном ужине: у «двадцатьчетвёрок» разбился экипаж.
– Спишут на боевые потери, — говорил уже хорошо «набравшийся» заместитель командира эскадрильи «двадцатьчетвёрок» и совал Иванову под нос сложенный кукиш, будто это Иванов собирался списывать разбившийся вертолёт, — а вот, хрен! Я зна-аю, что случилось!
Пьяный замкомэск наливал себе ещё, залпом выпивал и, не обращая внимания ни на кого, говорил сам себе в полный голос:
– Техника старая — говно! А мы летаем. Где новые вертолёты? Всё продали, суки, всю Россию продали! Сталина на вас нет! — он кому-то невидимому вверху грозил кулаком.
Кто-то за столом произнёс:
– Совести там наверху ни у кого не бывает! Раз попал туда, значит, бессовестный…
Один из пилотов «двадцатьчетвёрок» спросил:
– А была она, совесть-то, в России когда-нибудь?
Иванова задела последняя реплика. Повышая голос, чтобы слышали все, он сказал:
– Неправда ваша, мужики! Не надо всех чесать под одну гребёнку. Мерзавцев во все времена хватало. И не только в России. А Россия совестливой была и будет! Иначе все погибнем и страну не сбережём.
Пьяный сосед поинтересовался:
– И когда это Россия совестливой была? Я что-то не припомню…
– Когда народ в Бога верил. В России совесть и Бог — понятия неразделимые. Разве не так? — ответил Иванов, обводя взглядом присутствующих. — А то, что творится сейчас, — результат отсутствия веры, а значит, и совести!
В середине вечера Иванов рассказал сидящим за столом лётчикам историю, услышанную днем от сержантов-контрактников. Сразу же с дальнего конца стола отозвался Серёга Дрямов — командир звена «двадцатьчетвёрок»:
– Под Шали на прошлой неделе, это мы с Лёхой сработали. — Он показал глазами на одного из сидящих, — хорошо помню этот вылет. Нашу пару перенацелили с дежурства, дали квадрат, сообщили, что наших «чехи» теснят от дороги на восток. Выходим в район на высоте шестисот метров, наблюдаем у дороги бой. Времени терять не стали и с дальности двух тысяч метров дали залп ракетами по западному краю дороги и сразу же, — в разворот. Ракеты накрыли дорогу и тот участок, где должны были находиться чеченцы. Выходим из разворота, видим сигнальные ракеты оттуда, где упали наши ракеты. В первый же момент я подумал, что это «чехи» нас дезинформируют — связи с войсками, ведущими бой, нет, — но заметил: в полукилометре западнее дороги машины, и возле них выстраивается цепь атакующих. Попробуй разобраться, где свои, где чужие, когда у всех одинаковый камуфляж, машины и оружие. Второй залп ракетами мы дали прямо по цепи наступающих, сделали ещё один заход, а потом — пушками по машинам. Ни одна не ушла. А боевиков, наверное, было около батальона. Покружились мы ещё над этим районом, видим — всё нормально: наши добивают «духов», и, по запасу топлива, ушли на аэродром. Жаль наших ребят, но попробуй, разберись с высоты да без связи, где кто. Но вины с себя не снимаю.
Все молчали. Никто не осуждал этих командиров экипажей: любой мог оказаться в подобной ситуации. На высоте, ниже шестисот метров, эффективность стрелкового оружия против вертолёта резко возрастает, поэтому, чтобы не рисковать зря, многие лётчики проводили атаки с больших высот. Пилоты «Ми-24» неплохо освоили стрельбы неуправляемыми ракетами с дальности двух километров, это спасало экипажи от поражения зенитными пулемётами и ракетами. Но для эффективных действий штурмовой авиации необходимы авианаводчики, а их в наземных частях не хватало. Авианаводчик на переднем крае — глаза авиации на земле. Удары по своим — результат отсутствия авианаводки. Но для пехоты виноватыми всегда остаются лётчики.
– Давайте, выпьем за погибших ребят, — предложил Иванов вставая. Подождав, пока стихнут разговоры, продолжил:
– О них никто не знает, и помнить о них будут только матери. И мы. Пусть земля этим ребятам будет пухом.
Все сидящие за столом встали и, молча, не чокаясь, выпили по полной рюмке.

Запомнился Иванову ещё один случай: однажды, взлетев из расположения одной из частей, он заметил невдалеке, слева по курсу, белую «Ниву», которая направлялась по грунтовой дороге в сторону Ингушетии. На борту вертолёта находились трое счастливчиков-отпускников и какие-то ящики с приборами. Задачи на патрулирование района Иванову никто не ставил, но он, по привычке, решил проверить машину.
– Внимание, экипаж! Проверим «Ниву». Приготовить оружие.
На небольшой высоте вертолёт прошёл над автомобилем, встал в вираж и снова прошёл над движущейся «Нивой». Машина не остановилась. Иванов включил пулемёт и скомандовал Мельничуку:
– Врежь перед машиной!
Мельничук, по-хозяйски, неторопливо прицелился и нажал на спуск. Дорожка земляных фонтанов прошла справа, очень близко к «Ниве». Машина резко остановилась, и из неё стали выпрыгивать люди. Проведя вертолёт на небольшой скорости так, чтобы видеть машину слева от себя, Иванов оглядел открытый автомобиль и четверых мужчин, стоявших с поднятыми руками. Пятый, жестикулируя, что-то кричал, показывая на вертолёт и машину. Оружия при них Александр не заметил, а проводить обыск экипаж своими силами не мог. Сделав круг, Иванов направил вертолёт в сторону Моздока.
На стоянке у вертолёта Иванов внимательно посмотрел Мельничуку в глаза:
– Ты же чуть в машину не попал, Иван.
– Командир, я в этом деле чувствую талант! — показав на пулемёт, ответил довольный собой Мельничук. — Да если бы и попал, несколькими бандитами меньше бы стало, и всего-то!
– А ты уверен, что они бандиты?
– А кто же ещё?
– Интересно, как ты запоёшь, когда они станут в нас стрелять? — После этих слов Мельничук поменялся в лице.
– Туалета на вертолёте нет, поэтому, Ваня, ищи кожаные штаны! — съязвил, выходящий из вертолёта, Ващенка.
– А ты, вообще, молчи, пацан! — зло огрызнулся Мельничук.
– Ладно, Иван, — подытожил строго Иванов, — готовь вертолёт к следующему вылету. Но, запомни на будущее, если я сказал «предупредительную очередь», значит — предупредительную. Своеволия я не потерплю. Понял?
– Понял, командир, — заверил Мельничук, преданно глядя в глаза.


III. НАТАША

В один из солнечных дней в Ханкале Иванов встретил на аэродроме интересную девушку. Стройная, чуть выше среднего роста, темноволосая и с чем-то неуловимо азиатским в разрезе больших и ярких серо-голубых глаз, она привлекла его внимание звонким командирским голосом и какой-то скрытой энергией в движениях и взгляде. Контраст пятнистой военной формы и девичьей красоты поразил Иванова. Звено забирало раненых, а она своих грузила в вертолёт Иванова. Столько решительности, напора и женского очарования было в этой девушке, что Иванов, стоя у вертолёта, позабыв обо всём, невольно залюбовался ею. На её погонах — по две звёздочки прапорщика, камуфляж подогнан так, что подчёркивал женственность ладной фигурки. На офицерском ремне щёгольской красно-коричневой ручкой красовался пистолет в переделанной кобуре. Пока шла погрузка, её голос слышался по всей стоянке. На вид двадцати с небольшим лет, она к раненым обращалась с материнской нежностью: «Потерпи, хороший мой, сейчас, сейчас…» или «Постарайся, миленький, постарайся, родной…».
Тем, кто мог ходить, она помогала подняться в вертолёт, а на здоровых могла прикрикнуть и грубовато матом, если что-то шло не так. Причём она со званиями особо не церемонилась.
Возле вертолёта Иванова, забрав из рук толстого вояки — майора какие-то бумаги и бегло пробежав по ним глазами, она зло выругалась:
– Нет, я этому раздолбаю когда-нибудь разобью его пустую башку!
Иванов стоял невдалеке и, глядя на неё, верил, что тому «раздолбаю» сейчас здесь лучше не появляться — столько в ней было решимости. Эта мысль развеселила, и Иванов улыбнулся. Заметив его взгляд и улыбку, девушка переключилась на лётчика:
– А ты чего уставился?! Смотреть больше некуда?
– А может, нравишься ты мне! — ответил он задорно.
– Иди ты… — не закончила она, встретившись глазами с глазами Иванова. Её низкий голос прозвучал мягче:
– Займись своими делами.
Сказала и, не оборачиваясь, быстро пошла к другому вертолёту. Он смотрел ей вслед с предчувствием, что обязательно должен встретиться с ней снова.

Так и случилось. Через два дня, когда экипаж Иванова возил раненых с аэродрома «Северный», к вертолёту подъехал крытый «ГАЗ-66» с красным крестом на кабине. Из машины выпрыгнул давний знакомый Иванова — капитан Ковалев — военврач из Моздокского госпиталя, — и помог сойти из кабины на землю знакомой боевой девушке.
– Саня, привет! — обратился Ковалёв к Иванову. — Всё раненых возишь? Возьмешь нас до Моздока?
– Здравствуй, Миша. Возьму. — Они пожали друг другу руки. Иванов взглянул на девушку, стараясь поймать её взгляд:
– Ты бы нас сначала познакомил, а то я побаиваюсь агрессивных женщин.
Михаил начал без предисловий:
– Знакомься, Наташа, перед тобой — Иванов Александр Николаевич, молодой, но многообещающий майор и мой старый друг. Заметь, «многообещающий» — не потому, что много обещает девушкам… Им он, как раз, ничего не обещает.
– Прапорщик Кубарова Наталья Николаевна, — официально представилась девушка и, лихо козырнув, смело взглянула в глаза Иванову, а потом добавила:
– Вы меня с кем-то спутали, товарищ майор.
– Уж, поверьте, уважаемая Наталья Николаевна, я редко путаюсь с женщинами. А с Вами мы познакомились, если это можно так назвать, два дня назад.

Она не ответила. Но по выражению её глаз Иванов понял, что шутка принята.
Весь полёт он с волнением ощущал её присутствие в салоне и решил дать Наташе возможность полюбоваться открывающимся видом из кабины экипажа. Он попросил борттехника позвать девушку и освободить ей своё место. Но гостья, посидев в кабине не более двух минут, ушла обратно в грузовой салон к раненым. На её место водрузился Миша Ковалёв.
После посадки в Моздоке Иванов отозвал Ковалёва в сторонку, где их никто не слышал, чтобы поговорить:
– Миша, у Наташки мужик есть?
– Скажем, был.
– А что с ним?
– Отбыл свой срок и домой уехал.
– Он что, женатый?
– Ага.
– И что она?
– Ничего. Он её долго обхаживал. Начальником у неё был.
– Не знаешь, серьёзно там у них?
– А чёрт его знает, — пожал плечами Михаил. — Но с тех пор, как он уехал, Наталья ни с кем не связывалась.
– И давно он уехал?
– Что, Санёк, задела бабёнка за живое? — вместо ответа рассмеялся Ковалёв, направив взгляд ниже пояса. Отрицать не имело смысла — девушка, действительно, волновала Иванова.
– Миша, будь другом, помоги. — Иванов дружески обнял Ковалёва за плечи. Тот усмехнулся и сделал попытку предостеречь:
– Саня, я тебя умоляю: найди кого-нибудь попроще. Намучаешься ты с Наташкой без толку. И до тебя уже пробовали. Все рога обломали. Потом ведь «спасибо» скажешь.
– Помоги, должником твоим буду! — настаивал Иванов, и Ковалёв сдался:
– Ладно, постараюсь тебе помочь. Но за последствия не отвечаю.
Думая о Наташе, Иванов задавал себе вопрос: почему именно она? Наверное, потому, что только увидев её, Иванов вдруг остро осознал, как давно не чувствовал женской ласки. Женщин вокруг встречалось немало, но осетинки от русских офицеров держались на расстоянии, а общежитие женщин-военнослужащих охранялось не хуже штаба командующего группировкой войск. Нормальный мужик в ненормальных условиях тупеет. Иванову до чёртиков надоело снимать стресс одной водкой. Увидев во второй раз Наташу, он почувствовал острое желание увидеть её снова. Было что-то особенное в этой девушке!

Через пару дней вечером Ковалёв неожиданно появился на пороге комнаты в школе-общежитии, где размещалось звено Иванова.
– Иванов, кончай валяться на кровати — дело есть! — забыв поздороваться, громогласно оповестил Ковалёв о своём появлении. Иванов только-только прилёг подремать прямо поверх одеяла в комбинезоне, и, с трудом открыв глаза, не очень обрадовался приходу Михаила. Со времени четырёхлетнего знакомства с Ковалёвым, с которым он впервые встретился на сборах в одной из лётных частей Дальнего Востока, Иванов не уставал восхищаться оригинальностью его мышления и своеобразием поведения. Хотя, порой, его чрезмерная экстраординарность очень «напрягала» других. Но в Михаиле он нашёл хорошего товарища, обладающего весёлым нравом и находчивостью.
– Здорово, Айболит! — приветствовал Иванов, вяло поднимаясь с кровати. — Каким ветром к нам?
– Выйди на пару слов, орёл пятнистый. — Ковалёв крепко пожал протянутую руку.
– Собирайся, Саня, побыстрее и поехали, — тихо продолжил Ковалёв уже в коридоре.
– Куда? — Предложение Михаила и его тон интриговали.
– На одну интересную хатку. В гости, — сладостно пропел Ковалёв.
– Объясни по-человечески. Что за хата? — зевая, спросил Иванов.
– Сюрпри-из! — картавя, Ковалёв состроил слащавую рожу, но, видя, что Иванов не реагирует, снова перешёл на серьёзный тон:
– Ты же хотел познакомиться с Наташкой поближе. Давай, поехали.
Иванова как подменили — сон ушёл, будто и не было:
– Миша, ты серьёзно?
– Ты идиот? — В устах Ковалёва этот вопрос прозвучал безобидно.
– Две минуты — я быстро.
– Погоди! — задержал Ковалёв. — Там одни девчата, возьми одного их своих.
– Кого?
– Меня спрашиваешь? Кого хочешь, — безразлично пожал плечами Ковалёв.
– Но мне ещё нужно с командиром эскадрильи договориться.
– Саня, я тебя умоляю, только по-быстрому: у меня машина — госпитальная с пропуском должна уже через час быть в гараже. Шевелись!
Иванов вернулся в комнату в возбуждённо-радостном настроении и, оглядев подчинённых, остановил свой выбор на читающем книгу Ващенке:
– Андрей, срочное задание — собирайся, живо!
Ващенка поднялся без лишних вопросов.
– Серёга Чамов летает в ночь… Фархеев, до утра остаёшься за меня, — бросил Иванов старшему лётчику.
– Вылет, командир? — забеспокоился Мельничук.
– Нет, Ваня, ты отдыхай. — Иванов осмотрел звено. — Мужики, чтоб без меня здесь не шалить!
– Ясно, командир. Всё будет нормально, — отозвались сразу несколько голосов.
Не сразу Иванову удалось добиться такой сплочённости и понимания в звене: пришлось провести немало общих и индивидуальных бесед, послеполётных разборов и много совместных вылетов, — прежде чем сложился дружный, понимающий командира с полуслова коллектив. Но теперь Иванов был в своих ребятах уверен.
На «поклон» к командиру эскадрильи пошли вместе с Ковалёвым и бутылкой водки. Комэск — боевой лётчик, прошедший Афган, и настоящий мужик, — понял всё с первых слов.
– Сходить по бабам — святое дело. Но чтоб утром оба сидели в столовой как стёклышки! Ясно?
– Ясно, командир. Не подведём, — заверил Иванов.
– Подведёте, — больше не пойдёте. А ты, доктор, поменьше им наливай — завтра летать! — по-отечески напутствовал командир.
– Не больше, чем себе, — приложив руку к сердцу, серьёзно пообещал Ковалёв.

Давно не новая зелёная санитарная «буханка» с красными крестами по бортам, урча мотором, неторопливо ехала по сумеречным улицам вечернего Моздока. Эту часть города Иванов видел только с высоты полёта, поэтому, сидя в пассажирской кабине на раскачивающихся брезентовых носилках, с интересом смотрел в окно. Минут через десять «санитарка» въехала на окраину и, свернув на боковую улицу, остановилась. Вслед за Ковалёвым из машины вышли Иванов и Ващенка. «Сейчас я увижу Наташу!» — в радостном предчувствии стучало сердце Иванова.
– Прошу! — Ковалёв, по-хозяйски открыл калитку. Перед ними за невысоким деревянным забором стоял небольшой дом, аккуратно сложенный из белого кирпича. Дом как дом — ничего особенного, такой же, как и большинство на улице. Неширокий дворик перед ним удивлял чистотой, из-за дальнего угла была видна часть ухоженного огорода. Ковалёв уверенно шёл впереди, всем своим видом давая понять, что он здесь не впервые.
– Три девчонки тут снимают полдома. А в доме всего две большие комнаты и кухня, — тоном всезнающего гида пояснил Михаил.
В глубине двора их встретила пожилая русская женщина в стареньком, но аккуратном халате, видимо, хозяйка. Ковалёв любезно с ней раскланялся, и она ему улыбнулась радушно, как старому знакомому. С Ивановым и Ващенкой женщина просто поздоровалась.
– Умеешь ты женщин привораживать, ловелас! — понизив голос и пряча улыбку, прошептал Иванов в ухо Ковалёву на крыльце.
– Я — обаятельный, — оскалился тот.
Просторная светлая кухня выглядела уютной. Во всём чувствовалась заботливая женская рука. Слева от входа, возле окна под белой скатертью стоял прямоугольный обеденный стол. За столом сидели две незнакомые Иванову симпатичные девушки в зелёных камуфляжах. У дальней стены, возле побеленной русской печки в пол-оборота к двери стояла Наташа. Она доставала из кухонного шкафчика посуду. Девушка повернулась навстречу гостям, и, как показалось Иванову, совсем не удивилась его приходу: видимо, Иванова здесь ждали. На ней, как и на остальных, была привычная камуфлированная форма.
Ковалёв не стал терять напрасно время:
– Девушки, знакомьтесь — это мои братья. А вы, мужики, знакомьтесь — это мои сёстры! — весело объявил он. — А пока вы тут все перезнакомитесь, я отгоню машину в госпиталь и через минуточек тридцать-сорок буду прямо здесь, как огурчик. Замётано? Можете даже начать без меня — не обижусь. Но вот кончать без меня попрошу не начинать!
Выпалив это и не дав никому опомниться, Ковалёв исчез за дверью. Как всегда, он был в своём репертуаре. Часто тех, кто не знал Ковалёва, на первых порах он шокировал своими шуточками. Но многочисленные друзья давно привыкли к Мишиной оригинальности и частенько в компаниях даже провоцировали его на нечто подобное. И всегда из Мишкиных уст выдавалось что-то новенькое, потому что Ковалёв редко повторялся. Такой он имел природный дар.
Иванову с Ващенкой ничего не оставалось, как представиться первыми. Это сняло значительную часть напряжения, повисшего в воздухе после последней Мишкиной фразы.
– Ирина, — улыбнулась миловидная девушка, сидящая за столом ближе к выходу.
– Марина, — тоже с улыбкой назвалась другая.
– Ну, а со мной вы уже знакомы, — произнесла красивым низким голосом Наташа, подходя к столу. — Проходите, мальчики, не стойте там, как сироты. Мы днём не кусаемся.
Девчонки прыснули со смеху. Обстановка почти разрядилась, и Иванов с Ващенкой смело прошли к столу и уселись рядом на свободные стулья. Нескромный по военному времени, аппетитно накрытый стол ожидал начала банкета. В середине расставленных в особом порядке блюд возвышались две запотевшие бутылки русской водки. От всего этого веяло таким домашним теплом и уютом, что Иванов, не сдержавшись, вздохнул:
– Хорошо у вас. Уютно.
– Как мне нравятся уютные женщины! — шутя воскликнул Ващенка.
– Ну, так и дружите с нами! — улыбнулась Ирина, сдвигая шторки на окне.
– А теперь, мальчики, посидите, пожалуйста, одни. Мы переоденемся, — объявила Марина, и девчонки дружно направились к двери, которая вела в одну из внутренних комнат.
– Погодите, девчата, может быть, мы с Андреем пока смотаемся до магазина и обратно? — предложил Иванов. — А то заявились с пустыми руками. Ничего не нужно купить?
– Нет-нет, у нас всё есть! — запротестовали девушки и, одарив лётчиков тремя очаровательными улыбками, скрылись за дверью.
– Ничего не понимаю, — выразил своё удивление Ващенка, — по какому поводу банкет, командир?
– Сам не пойму. Может, у кого-то праздник? — предположил Иванов. Честно говоря, ему было всё равно, по какому поводу их пригласили, главное — он увидел Наташу.
– А мы без подарка. Неприглядная ситуация, — продолжал рассуждать Ващенка.
– Андрюха, ты ещё Ковалева не знаешь: с ним свяжешься — жди сюрпризов! И не всегда приятных.
Не то чтобы Иванова сильно беспокоило, что они попали в гости к трём очаровательным девушкам без подарков, — подарки можно принести и потом, — но сейчас с пустыми руками он чувствовал себя как-то неуверенно, не по-мужски. Но прежде, чем бежать в ближайший магазин, необходимо было решить: зачем?
Тут на кухню вошла та самая седая женщина, что встретилась лётчикам на улице. У Иванова появился шанс прояснить ситуацию.
– Неплохой у Вас домик, — обратился он к хозяйке.
– Только холодно зимой. Когда ветер дует — сквозит по полу. Утеплять да ремонтировать надо, — пожаловалась пожилая женщина, присаживаясь на стул возле стола.
– А Вы одна? — участливо поинтересовался Иванов.
– Теперь одна, — вздохнула хозяйка. — Мужа моего убили два года назад в день получки, когда домой шёл. Хороший был, работящий. Почти не пил. Сорок два года мы с ним прожили. Так и не нашли кто.
– А дети у Вас есть?
– Было два сыночка, — хозяйка снова вздохнула. — Старшенький в Тереке утонул. Уже пятнадцать лет прошло. Говорят — выпимши купался. А младшенький живёт на Урале. У него там семья. Когда в армии служил, там со своей будущей женой познакомился. Они здесь редко бывают, а теперь уж, наверное, совсем не приедут. А я один раз ездила туда к ним ещё со своим стариком — на свадьбу. Мне не понравилось: грязно живут, чёрное всё кругом, и заборы тоже чёрные и высокие — ничего за ними не видно. Вроде бы, в основном, русские живут, а, видимо, плохо относятся к друг другу. И пьют сильно.
– А где сейчас в России не пьют? — в тон ей произнёс Иванов.
– Тоже верно, — согласилась хозяйка.
– А как Вас по имени-отчеству? — поинтересовался Иванов.
– Анна Семёновна.
– А я Александр, он — Андрей, — представил Иванов молчавшего Ващенку. — Да, Анна Семёновна, где сейчас не пьют? Вот мы: бывает, что если после иного трудного полета на спецзадание не выпьем, то на следующий день нервы уже ни к чёрту. А летать надо.
Она ничего не ответила.
– Жизнь сейчас такая, — продолжил Иванов. — А у меня есть друг с Урала. Ездил я к нему пару лет назад. Правда — трудно там жить, но люди на Урале хорошие. А заборы высокие, и дворы крытые от того, что холодно и снега много зимой наметает.
– Может и так, — согласилась пожилая женщина. — Я ведь там осенью была. Всего-то три дня.
– Кстати, Анна Семёновна, Вы не в курсе, по какому случаю накрыт этот прекрасный стол? — посмотрел на хозяйку Иванов.
– Тамарочка из отпуска вернулась, — ответила та и, взглянув на непонимающие лица гостей, уточнила:
– Тамара живёт у меня вместе с Иркой и Мариной, а работает в госпитале врачом. Очень хорошая девочка.
– А где она? — поинтересовался Ващенка.
– Да тут. Вы её не видели? Ещё познакомитесь, — пообещала женщина вставая. — Ну, не буду вам мешать. Пойду к себе.
– Анна Семёновна, останьтесь, посидите с нами, — запротестовал Иванов. — Тем более что повод такой хороший. Вижу, Тамару Вы любите.
– Ну, что ж, — согласилась пожилая женщина, присаживаясь обратно на своё место. Потом, наклонившись к Иванову, понизила голос:
– Тамара лучше Ирки — мужиков не таскает.
Затем, видимо сообразив, что перед ней те самые «мужики», Анна Семёновна смутилась.
– Нужна я вам, старая, за столом? — махнув рукой, запричитала хозяйка, пытаясь снова встать, но опять передумала. — Ладно, немножечко могу посидеть.
– Вот и хорошо. Нам будет приятно. — Иванов взял на себя смелость высказаться за всех.
Дверь в комнату девушек неожиданно распахнулась, и на пороге появилась в светлом обтягивающем стройную фигуру комбинезоне Марина. Увидев её в таком наряде, Иванов негромко заметил уставившемуся на девушку Ващенке:
– Повезёт же кому-то сегодня!
– Одному из трёх. Лучше, чтобы это был я, — также негромко отозвался тот.
За Мариной из комнаты вышла Ирина в длинной узкой тёмной юбке с высоким разрезом на боку и в белой футболке. Под полупрозрачной тканью откровенно темнели соски. Ващенка громко сглотнул слюну.
И, наконец, Иванов увидел Наташу. Она показалась ему изумительно красивой. Колдовские серо-голубые глаза, не мигая, смотрели прямо на Иванова. Распущенные каштановые волосы до плеч, обрамлявшие лицо девушки, словно дорогая рама картину, подчёркивали, выгодно оттеняя, правильные черты лица. На ней была надета светлая блузка, выдающая немаленькую грудь, и очень коротенькая тёмно-синяя юбочка в обтяжку, полностью открывающая взору стройность крепких ног. Только через силу Иванов смог отвести взгляд от очаровательной фигуры девушки. Ващенка продолжал бессовестно пялиться на Наталью, и Иванову пришлось чувствительно ткнуть его под столом кулаком в бок.
– Андрюша, я чувствую себя в сказочном царстве прекрасных фей! — громко выразил Иванов своё восхищение, вставая навстречу девушкам и опережая поток словесного возмущения Ващенки за болезненный тычок.
– А я — словно попал на конкурс красоты, прямо праздник какой-то! Класс! — с восхищением произнёс Ващенка, бросив перед этим сердитый взгляд на Иванова. И тоже поднялся.
– Кончайте болтать, мальчики, — просто сказала Наташа. — Помогите выдвинуть стол от стены и поставьте там ещё два стула. Наверное, пора уже и рассаживаться.
Иванов с Ващенкой дружно кинулись выполнять команду девушек.
– А что, мы Мишу ждать не будем? — это спросила вышедшая на кухню последней девушка, довольно высокого роста — выше подруг, — и, видимо, постарше их. Иванов подумал, что это, наверное, та самая вернувшаяся из отпуска Тамара. Она не производила впечатления яркой красавицы. Без капельки косметики на лице, выдающем наличие в роду кавказкой крови, в простой белой кофточке с короткими рукавами и в длинной светлой юбке, она немного погасила тот эффект, который произвели на парней три её подруги. И если девушки стояли на каблуках, то Тамара вышла в обыкновенных шлёпанцах на босу ногу. Иванов про себя отметил, что и размер ноги у неё великоват для женщины. Но было в ней что-то такое, что притягивало взгляд: немного широкие для женской фигуры прямые плечи с очертаниями красивой линии груди создавали привлекательный контраст с высокой узкой талией и несколько тяжеловатыми округлыми бёдрами. Сильные открытые руки с проступающим рельефом мышц ничуть не портили женственную притягательность фигуры. Юбка невыгодно скрывала длинные ноги, но это заставляло угадывать их форму. Высокая грудь притягивала взор. Крепкая спортивная фигура Тамары могла произвести впечатление на ценителя женской красоты. Во всей внешности девушки: в посаженной на высокой красивой шее голове, в простой короткой причёске тёмных волос, в прямом открытом взгляде тёмно-карих глаз под длинными и густыми ресницами, — чувствовалась твёрдость и уверенность сильного человека. Но что больше всего удивило Иванова, — это ее ухоженные женственные руки с необыкновенно красивыми длинными пальцами. В другое время Иванов даже мог бы назвать Тамару очень привлекательной, но только не рядом с Натальей — равных ей Иванов здесь не находил.
– Вы, наверное, Тамара? — поспешил знакомиться Ващенка. — А мы — Александр и Андрей.
– Очень приятно, — произнесла Тамара тоном, по которому Иванов понял, что ей всё равно.
– Насколько я знаю Ковалёва, то ждать его не стоит, — давайте сядем. Тем более что и уважаемая Анна Семеновна согласилась разделить с нами компанию. — Иванову пришлось взять на себя роль распорядителя вечера, так как никто, кроме Анны Семёновны, ещё и не садился за стол.
– Да, я только минуточку посижу, — стала оправдываться Анна Семёновна и снова попыталась встать.
– Это хорошо, что вы побудете с нами, — поспешила успокоить хозяйку Тамара. — А то ведь вы никогда с нами и не посидите.
Через пять минут все присутствующие уже сидели за столом, в середине которого, рядом с водкой, появились две красивые бутылки красного марочного вина. Их принесла из комнаты Тамара.
– Чувствую, что придётся нам всё-таки бежать в «комок» за подарком, — показав глазами на бутылки, прошептал Ващенка на ухо сидящему рядом Иванову.
– Посмотрим, — ответил тот.
Присутствующие выразили желание начать с вина.
– Тамара в нём разбирается, — пояснила гостям хозяйка.
– С вина так с вина, — согласился Иванов.
Напротив него сидела Анна Семеновна. Откупорив с помощью штопора бутылку и разлив вино в бокалы, Иванов предложил:
– Анна Семёновна, на правах хозяйки — за Вами первый тост.
Пожилая женщина, справившись со смущением, подняла свой бокал:
– Дай вам всем, Господи, в жизни только хорошего! И давайте выпьем за то, чтобы плохим людям не было места на Земле, а хорошие не умирали рано.
Так коротко и так мудро сказала простая русская женщина. Чокнувшись с бокалом Анны Семёновны и немного помедлив, Иванов выпил до дна.
В этот момент в зашторенное окно неожиданно постучали.
«Ковалёв ввалился бы без стука, значит, это не он», — подумал Иванов.
– Я открою. — Бросив взгляд на часы, Ирина пулей вылетела в коридор. Все молча посмотрели ей вслед.
– Это что? — неизвестно у кого поинтересовался Ващенка.
– Она разберётся, — взглянув на него, спокойно проронила Тамара. Но начало вечера уже было испорчено.
Иванов снова наполнил бокалы. Все ждали только Ирину. Но она всё не возвращалась. Повисшая тишина за столом становилась напряженной.
– Пойдём-ка, подышим, — предложил Иванов Ващенке, поднимаясь и указывая взглядом на дверь. Тамара, сидевшая слева, неожиданно крепко сжала его руку возле локтя.
– Это Иркины дела, — настойчиво повторила она, упрямо глядя в глаза Иванову.
– А мы ей мешать не будем. — Чтобы высвободиться, Иванову пришлось приложить достаточное усилие. Ващенка пошёл вслед за ним к двери.
– Саша, не ходите. — Уже на пороге Иванов услышал Наташин голос, и ему стало приятно, но он не оглянулся и толкнул дверь.
Сумерки сгустились. Ещё на крыльце Иванов услышал, что во дворе идёт какая-то «разборка» — звучали мужской и женский голоса. Голоса доносились из-за угла дома, и лётчики направились туда.
– Валера, ты слышишь, я тебя прошу… Только не сегодня. Тамара приехала, у нас гости: сегодня нельзя. Приходите завтра, — уговаривала Ирина упитанного военного. Она стояла прижатая спиной к кирпичной стене, между двух рук, которыми тот, как бык рогами, упирался в дом. Второй военный тоже стоял к ним спиной, рядом с первым, и лётчикам удалось незамеченными появиться из-за угла.
– Ирка, кончай ломаться, мы уже пришли, и гостей ваших сейчас спровадим. А если эта корова — Тамара начнет опять выступать, то я ей рога поотшибаю! — сострил Иркин хахаль.
– Ирина, какие-то трудности? — спокойно поинтересовался Иванов. Оба мужика от неожиданности одновременно резко развернулись на голос и несколько секунд соображали, кто перед ними? Получалось, что все мужчины были одеты в камуфляж, но незнакомцы — в общевойсковые комбинезоны, а Иванов с Ващенко — в лётные.
– Лётчики! — наконец, догадался тот, который удерживал Ирину. — Перехватчики. На чужие «сливочки» потянуло? — прогундосил он противным голосом. Кто-то явно нарывался на скандал, но Иванову не хотелось портить так хорошо начавшийся вечер. Да и оба непрошенных гостя, хотя и были «навеселе», но внешне выглядели покрепче Иванова с Ващенко.
– Мужики, — стараясь сохранять спокойствие, обратился Иванов к двум незнакомцам, надеясь ещё всё уладить по-хорошему, — мы с другом сегодня здесь в гостях по приглашению товарища. Давайте не будем портить хозяйкам вечер, они там итак уже волнуются. Не задерживайте, пожалуйста, девушку.
Видимо, вежливый тон возымел какое-то действие: тот, который удерживал Ирину, убрал руки и переключил всё внимание на Иванова.
– А мы что, не люди? Почему нас за стол не приглашают? — с вызовом в голосе поинтересовался этот военный.
Иванову было все равно, но он сам являлся гостем.
– Как хозяйка? — посмотрел он на Ирину.
– Ребята, я же вам всё объяснила... — извиняющимся тоном начала девушка, но договорить не успела: настойчивый ухажёр, неожиданно, коротким ударом ткнул её в лоб основанием ладони, и та, глухо ударившись головой о кирпичную кладку дома, стала сползать по стене, закрыв лицо руками.
– А ты молчи, сука драная, когда мужики говорят! — адресовал ей ухажёр.
Теперь никакая сила не могла удержать Иванова: ярость закипела внутри и сорвала его с места. Крикнув Ващенке: «Держи второго!», — Иванов кинулся на ударившего девушку. Тот принял боевую стойку и, нагло улыбаясь, процедил сквозь зубы:
– Иди сюда, пацан! Больше ты не будешь на наших баб залазить!
Иванов, полагаясь на интуицию, уловил момент начала движения противника с правой. Отработанным приёмом он легко ушёл влево, под руку врага, с одновременным коротким ударом кулаком тому в нос. Тут же, резко распрямляя корпус, Иванов нанёс сильнейший левый хук в висок. Противник на какое-то мгновение потерял равновесие, и Иванов провёл серию из пяти ударов в лицо. Ударом ногой в пах атака была завершена. Прошло всего секунд пять.
Отрывая окровавленные ладони от разбитого лица, Иркин ухажёр глухо взвыл, схватившись за низ живота, и, согнувшись пополам, свалился на землю. Не теряя времени, Иванов бросился на выручку Ващенке, которому повезло меньше: его крепкий противник, уложив Андрюху на лопатки, восседал сверху и методично наносил удары в голову. Андрей только закрывался руками. Подскочив сзади, Иванов, не целясь, врезал сидящему носком ботинка по копчику. Тот замер на секунду. Этого хватило, чтобы нанести ему второй удар кулаком под затылок. «Сидящий» в секунду превратился в «лежащего» на Ващенке.
– Живой? — поинтересовался Иванов состоянием товарища, подав ему руку.
– Нормально… — простонал тот, скидывая с себя обездвиженное тело.
Посмотрев на несчастного Иркиного ухажёра, загибающегося на земле и даже не пытающегося остановить льющуюся из разбитого носа кровь, Иванов, решив, что опасности больше нет, подошёл к Ирине. Та сидела у стены и выглядела немногим лучше побитых гостей. Засунув подрагивающие руки в карманы, Иванов спросил:
– Как ты?
Видимо, ещё плохо соображая, что произошло, держась руками за голову, девушка смотрела на Иванова, как на пришельца из космоса. Он попытался помочь ей подняться.
– Саня! — вдруг предостерегающе закричал Ващенка. Иванов, отпустив девушку, инстинктивно развернулся и принял стойку, ожидая удара, но увидел другое: Иркин ухажёр стоял на ногах и держал в запачканной кровью руке направленный на него пистолет. Оцепенение прошло быстро. Страха Иванов не чувствовал, он напрягся, готовый действовать по первому приказу внутреннего голоса. Откуда-то изнутри снова накатывалась схлынувшая было ярость. В голове стучала мысль: «Убить! Не ты его, он — тебя!». Противник резко передёрнул затвор, загоняя в ствол патрон. Иванову необходимо было срочно что-то предпринимать. Но что? Если этот бугай решил стрелять, то достать из кармана свой пистолет Иванову не успеть, а противник стоит слишком близко, чтобы пытаться бежать, и слишком далеко, чтобы успеть напасть до того, как он выстрелит, даже если использовать подкат. Оставалась только одна надежда — на Андрея.
– Что, ссышь, летун? — тяжело проговорил уверенный в своей победе окровавленный противник.
– Убери «игрушку», — как можно спокойнее, произнёс Иванов. — Здесь детей нет, чтобы пугать.
Но голос всё же выдал волнение.
В этот момент, потирая затылок, пришёл себя второй ухажёр.
– Валерка! Ты что, ох..л?! — закричал он и, поднявшись с земли, сделал попытку подойти к своему товарищу.
– Б..дь, всем стоять! Никому не шевелиться! — в припадке истерики Валерка быстро перевёл пистолет на Ващенку, потом снова на Иванова. — Я с этим падлом сам буду разбираться.
Иванов каждую секунду ожидал выстрела. Ващенка стоял справа, метрах в четырёх от психующего бугая. Краем глаза Иванов видел, как Андрей, оставаясь вне поля зрения психа, медленно вытащил из кармана куртки пистолет, затем резко вскинул руку, досылая в ствол патрон, и упал на одно колено:
– Брось пистолет, гад, яйца отстрелю! — Для большей убедительности Ващенка выстрелил в воздух. В вечерней тишине одинокий пистолетный выстрел прозвучал, как гром. В тот же момент к своему окровавленному товарищу кинулся второй с криком:
– Брось, дурак, убьют на хрен!.. — Он вырвал из его руки пистолет и, поставив на предохранитель, спрятал оружие в свой карман.
Испытывая смешанные чувства, на ватных ногах Иванов подошёл к обезоруженному Валерке и посмотрел ему в глаза, еле сдерживая в себе огромное желание врезать тому по морде.
– Я только пугал… — пробормотал окровавленный бугай, затравлено глядя на Иванова. Потом, будто что-то вспомнив, болезненно сморщился и, прижав руки к паху, опустился на корточки.
– Шёл бы ты в… к своей мамаше, недоносок! — зло бросил ему Иванов.
– Мужики, без обид? — запоздало попытался извиниться стоявший рядом товарищ.
– Валите на хрен отсюда, шутники грёбаные! — ответил Ващенка, всё ещё державший в руке взведённый пистолет.
– Ирина, где тут можно умыться? — Иванов повернулся к сидящей у стены девушке, чувствуя огромное желание окатить себя холодной водой с головы до ног. Но Ирина не могла ответить: её била нервная дрожь.
– Ну, успокойся. Всё хорошо. — Иванов присел рядом и обнял её за плечи. Она никак не реагировала и продолжала мелко трястись, как-будто мерзла. Тут из-за угла дома на месте схватки появилась Анна Семёновна в сопровождении Тамары и Марины. Позади них шла Наталья.
– Господи, да что же вы тут натворили!? — запричитала Анна Семёновна, увидев кровь. Ващенка, поставив на предохранитель, незаметно убрал пистолет в нагрудный карман куртки. Иванов поднялся. Тамара подошла к нему, посмотрела в глаза и присела возле подруги:
– Ирин, что произошло? Кто стрелял?
Но девушка всё ещё слабо воспринимала происходящее. Тогда, с тем же вопросом, Тамара, глядя снизу вверх, обратилась к Иванову. Вместо ответа тот распорядился:
– Отведите Иринку в дом и дайте чего-нибудь успокаивающего.
Тамара и Марина, глядя на всё непонимающими глазами, помогли Ирине подняться и увели её в дом. Наташа стала оказывать первую помощь самому побитому — Валерке. Анна Семёновна, причитая, принесла в ведре воды и начала приглашать всех в дом.
– Они сейчас уйдут, — твёрдо посмотрел на чужаков Иванов.
– Да что же вы, как ироды нерусские, калечите друг дружку?! — снова запричитала хозяйка. — Мало вам всё смертей, сами себя поубивать готовы!
– Ладно, мать, мы уходим, — беззлобно объявил Валеркин товарищ и помог другу подняться. Никто их не провожал, только Анна Семёновна смотрела им вслед, и по щекам у неё текли слёзы. Когда непрошенные гости вышли за калитку, хозяйка, бросив на Иванова полный осуждения взгляд и ничего не сказав, тоже ушла в дом.
– Мальчики, давайте я вам полью из ведра, — предложила свои услуги Наталья за спиной Иванова. Он обернулся и посмотрел на неё: после того, что здесь произошло, девушка в короткой юбочке и полурасстёгнутой блузочке смотрелась, будто не от мира сего. Глядя на неё, не хотелось верить, что вечер вконец испорчен.
Пока Наталья поливала из кружки на руки, Иванов просто смотрел на девушку. Но когда она в очередной раз наклонилась над ведром, он успел заметить, что под блузкой у нее ничего не надето и что там прячется красивая грудь. Девушка перехватила его взгляд, и в следующую секунду Иванов получил в лицо холодной водой из полной кружки. Наталья, закинув опорожнённую алюминиевую посудину обратно в ведро, отошла, сняла с протянутой через весь двор бельевой верёвки выстиранное сохнувшее полотенце и, кинув его Иванову со словами: «Похоже, вы тут сами можете за собой поухаживать», скрылась в доме.
Лётчики остались во дворе одни. Иванов посмотрел на лежащее возле забора толстое старое бревно, подошёл, и устало опустился на него. Напряжение от пережитого спадало. Стараясь расслабиться, он откинулся на деревянный забор, ощутив спиной приятное дневное тепло в потемневших от времени досках; поднял вверх голову и, закрыв глаза, стал спокойно и глубоко дышать. Вечерний воздух пах летними сумерками и сохнущим сеном. Это был запах детства. Давным-давно, ещё учась в первых классах школы, Иванов часто ездил на лето к бабушке в деревню. И такими же июньскими вечерами там воздух пах летними сумерками: в это время он становится плотнее и как бы насыщается запахами засыпающих трав и цветов, к ним примешивается ещё нестойкий запах летнего сена. В такой час начинают ярче сверкать звёзды, и всё смелее становятся трели цикад. И в этом спокойном воздухе любой резкий звук разносится далеко. Господи, как же это было давно!..
Не размыкая век, Иванов почувствовал, как рядом присел Ващенка, прервав воспоминания.
– Вот это отдохнули! — усмехнулся Андрей.
– Спасибо, Андрюха! — Иванов открыл глаза и посмотрел на «правака».
Ващенка ответил коротким взглядом:
– Да чего там!
Неизвестно, сколько бы они, молча, так ещё просидели, но в это время заскрипела калитка, и с улицы во двор зашёл Ковалёв.
– Меня, что ли, ждёте? — недоверчиво поинтересовался он, подойдя и разглядывая друзей.
– В хорошей компании ты нас бросил! — полушутя, укорил его Иванов и коротко рассказал о случившемся.
– Интересная ситуация, — почесав затылок, подвёл итог рассказу Михаил и пошёл в дом узнать, как там дела. Вышел он минут через пять в сопровождении Тамары, которая держала в руках лётные фуражки Иванова и Ващенки. Лётчикам всё стало понятно.
– Мужики, нам сейчас лучше уйти, — обрисовал ситуацию Ковалёв.

И они ушли. Поехали на квартиру к Ковалёву. По пути купили пива и устроили мальчишник.
Несмотря на драку и разбитые кулаки, настроение Иванова в тот вечер оставалось приподнятым, и пить не хотелось. Хотелось думать о Наташе. Чтобы не портить компанию, Иванов сделал вид, что хочет спать, и занял одну из двух стоявших в комнате кроватей. Ващенке досталось место на полу. Пока Андрей с Михаилом на кухне решали проблемы международного порядка, Иванов, лёжа на старом матраце, думал о том, что сегодня произошло. Глупо и нелепо всё получилось. А судя по началу, вечер обещал быть чудесным. Какие интересные девушки составляли компанию! А какой неотразимой сегодня выглядела Наташка! Может, права была Тамара, предупредив, чтобы мужики не лезли в Иркины дела? Но теперь уже ничего не изменить…
Утром, перед уходом, Ковалёв бросил Иванову:
– Не боись, Санёк, по поводу Натальи: у нас в запасе есть ещё один вариантик. Что-нибудь придумаем.

Михаил сдержал своё обещание, и через два дня, встретив Иванова на аэродроме, пригласил его одного, вечером к себе в гости. Оставив экипажу адрес и прикупив в магазине продуктов, в назначенное время Иванов появился на пороге квартиры Ковалёва. Михаил когда-то был женат, и от счастливой семейной жизни ему осталась эта однокомнатная квартирка в старой части военного городка. Дверь открыл сам хозяин в домашнем фартуке поверх военной формы, а в комнате Иванова встретили две чудесные девушки, которых он уже имел удовольствие знать.
– Знакомьтесь, девушки, — Иванов Александр Николаевич, — дурачась, Ковалев заново представил своего товарища. — Лётчик, драчун, картёжник и пьяница, а также профессиональный холостяк и бабник. Так что — берегитесь! Безнадёжная личность. Короче, наш человек! — резюмировал Михаил.
– Александр. Можно — Саша, — поддержав настроение хозяина, с улыбкой сказал Иванов.
– Ирина. Ну, ты, наверное, помнишь, — девушка открыто расцвела в улыбке и протянула руку. Рука была на ощупь тёплой и приятной. Ещё бы не помнить! Из-за этой красавицы и пришлось подраться. Неожиданно для себя Иванов поцеловал эту руку.
– А, вы джентльмен, Александр! — Ирина смущённо засмеялась. На помощь ей пришла Наталья.
– Наташа… Меня ты тоже должен помнить, — почти серьёзно представилась она и тоже протянула руку для поцелуя. Глядя в красивые глаза, Иванов задержал её пальцы в своей ладони, чувствуя, как им начинает овладевать волнение. Наташа выглядела очаровательно в лёгком цветастом платьице выше колен, в светлых туфельках на каблучке и с чуть волнистыми, свободно распущенными тёмными волосами. Она казалась принцессой. Девушка, дав Иванову полюбоваться собой, осторожно высвободила руку со словами: «Там у меня на плите…» — и упорхнула на кухню. За ней устремились Ирина и Ковалёв в домашних тапочках.
Иванов осмотрелся. Квартира Ковалёва представляла собой «хрущёвку», обставленную по-холостяцки: справа от входа, у противоположной окну стены, стоял старый темно-коричневый шифоньер, вдоль дальней стены размещались две полутораспальные кровати с деревянными спинками, на одной из которых Иванов уже ночевал. Напротив кроватей, в противоположном углу комнаты, располагалась тумба с телевизором последней корейской модели, на котором возвышался двухкассетный магнитофон, тоже корейский; слева открывалась дверь на кухню, откуда исходили многообещающие запахи. Посередине просторной комнаты стоял четырёхугольный уже накрытый обеденный стол с четырьмя стульями. «Значит, больше никого не будет», — удовлетворённо подумал Иванов.
Михаил появился из кухни с двумя бутылками водки в руках. Он держал их за горлышки, как лыжник палки, и что-то напевал себе под нос.
– Хороши девочки! — подмигнул ему Иванов. — Ирка твоя, что ли?
– Сегодня будет!
– А ты в этом уверен?
– А куда она денется! — негромко захохотал Ковалёв. Иванов тоже рассмеялся, довольный таким началом вечера.
– Ира, иди скорее, наши мальчики уже веселятся без нас! — Из кухни вышла Наталья, вынося обёрнутую полотенцем кастрюлю с варёной картошкой. Вслед за ней выскочила Ирина:
– Вы что, без нас уже пьёте?
– Что вы, девочки, — успокоил Михаил, — разве без вас мы что — нибудь можем? Давайте рассаживаться: мальчик — девочка, мальчик — девочка. Пора уже и начать.
– А по какому поводу наливаем? — поинтересовался Иванов, когда Михаил, на правах хозяина, с аппетитным хрустом отвинчивал пробку первой бутылки.
– А с каких это пор тебе повод стал нужен? — подмигнул девчатам Михаил.
– Ты что, ему не сказал? — удивилась Ирина и стала объяснять:
– Мишиной дочке сегодня исполняется пять лет. Миша, когда нас с Наташкой приглашал, объяснил. Не понимаю, почему он тебе не сказал?
– Я знаю Михаила больше четырёх лет, и уже давно перестал чему-то удивляться, — ответил Иванов.
– Давайте выпьем за мою дочурку — Танечку! — Михаил поднял рюмку. — Правда, я её уже больше года не видел. Но как кончится вся эта «заваруха», поеду к её мамке в Ленинград. Соскучился я по дочурке… Здоровья, доча, тебе! Расти умной и красивой! И будь счастливее нас!
– Здоровья и красоты твоей дочке! — поддержал Иванов, поднимая рюмку.
– Здоровья, красоты и немножко везения! — присоединились девушки.
Чокнувшись, выпили. Почти не закусывали. Ковалёв начал разливать по второй. Девчонки запротестовали:
— Мы же сейчас сразу «начавкаемся».
– Пейте на здоровье. Не жалко, — Михаил, наполнив рюмки, поставил опустошённую наполовину бутылку на стол.
– Нужны вам пьяные бабы? — спросила Наталья.
– Саня, как ты там говоришь про пьяных женщин? — Ковалёв наморщив лоб, вопросительно смотрел на Иванова, пытаясь припомнить.
– Хочешь побачить чёрта — напои бабу…
– Нет-нет, другое… — перебил Михаил.
– Трезвая женщина — загадка, пьяная женщина — находка, — произнёс, откусывая и жуя солёный огурец, Иванов.
– Как? — удивилась Наташа. — Находка?..
– Это я пьяная — находка! — запела Ирина. — Найдите меня кто-нибудь пьяную да связанную!..
– Значит, следующий тост — за женщин! — провозгласил Ковалёв.
Мужчины выпили стоя.
За столом Наталья сидела справа от Иванова, и он пытался ухаживать за ней, но у неё это получалось быстрее, и выходило, что это она ухаживает за ним. После нескольких своих неуклюжих попыток Иванов не стал возражать.
Михаил снова наполнил бокалы.
– Прошу всех встать. За тех ребят, которые уже не с нами…
Пили молча. Потом сделали перерывчик.
– Это правда, что у твоей дочки день рождения? — поинтересовался у Михаила Иванов, когда девчата отправились на кухню.
– Правда, — ответил Ковалёв, — только был на прошлой неделе. Сегодня — это повод собрать девчонок.
– Ну, ты — мастер! — удивляясь Мишкиной находчивости, похвалил Иванов. Больше он ничего не успел сказать, потому что в комнату вернулись девушки.
Мужчины сидели рядом за столом. К Иванову подошла захмелевшая Ирина:
– Саша, можно я тебя поцелую? И прими мои извинения за тот испорченный вечер.
Иванов даже растерялся от такого предложения. Он не успел придумать, что ответить, как Ирина, сев к нему на колени, впилась в губы тяжёлым затяжным поцелуем, обвив его шею руками. Чтобы не потерять равновесия, ему тоже пришлось обнять девушку. Во время такого неожиданного поцелуя Иванов не закрыл глаз, поэтому успел увидеть, как прежде, чем выйти на балкон, Наталья бросила в сторону целующихся короткий жесткий взгляд. Он заметил, как сверкнули её глаза.
В это время вскочивший из-за стола Ковалёв корчил Иванову страшные гримасы, а тот, разводя поочерёдно руки, показывал, что ничего не может поделать. Наконец Михаилу надоело смотреть на такое безобразие, и он, со словами: «Каждому своё», решительно оторвал Ирину от Иванова, и сам стал ее целовать. Иванов попытался разыграть роль Отелло, но, убедившись, что на его актёрские дарования не обращают внимания, остыл и, художественно вздохнув: «Ну, что ж, не буду вам мешать!..» — вышел на балкон.
Наталья курила. Он встал рядом. Некоторое время они молчали. Она делала глубокие затяжки, вглядываясь в темноту, думая о чём-то о своём. Облокотившись на перила, склонив голову вниз и подав плечи вперёд, девушка казалась отрешённой от происходящего. Свет, падавший из комнаты, освещал её красивый профиль, и Иванов, не стесняясь, рассматривал Наталью. Казалось, что она не замечает и его присутствия. Не зная, с чего начать разговор, Иванов сказал первое, что пришло в голову:
– Интересно, небо тёмное, а нет ни одной звёздочки. Почему?
Девушка подняла голову и посмотрела на небо. Иванов попытался поймать взгляд её красивых глаз.
– Ты не куришь? — спросила она, посмотрев на Иванова.
– Давно бросил.
– А я недавно закурила. Тебе нравятся курящие женщины? — В её вопросе слышалось утверждение.
– Не нравились, пока не встретил тебя, — не соврал Иванов. — Ты красивая, а таким многое прощается.
– Значит, ты ещё не видел красивых.
– Не спорю. Но ты — красивая.
Она сделала последнюю затяжку, глубоко выдохнула, затем одним движением указательного пальца далеко отшвырнула окурок, который маленькой красной ракетой ушёл в темноту ночи, и посмотрела на Иванова с каким-то грустным лукавством:
– А я не женщина, я — прапорщик.
– Пойдём-ка, покажу тебе что-то удивительное, — шагнув в комнату, позвал Иванов.
– Интересно, чем это меня можно удивить? — произнесла Наталья и, мимо целующихся у стола Михаила с Ириной, прошла за Ивановым в коридор.
На стене у входа в квартиру висело большое зеркало, которое отражало смотрящегося в него во весь рост. Иванов подвёл девушку к зеркалу и включил свет.
– По-моему, здесь стоит прехорошенькое создание, в которое при желании можно влюбиться с первого взгляда. Вы не находите? — Любуясь отражением девушки, Иванов обнял её за талию.
Она через плечо, снизу вверх, лукаво взглянула на майора, будто проверяя, не шутит ли он, затем снова посмотрела на своё отражение и, мягким движением освободившись от мужских объятий, пококетничала:
– А что, не такая уж я и старая! — И повернувшись два раза, осмотрела свою ладную фигурку со всех сторон. — Во всех ты, душечка, нарядах хороша!
Заметив в зеркале восхищенное выражение лица Иванова, спросила, не поворачиваясь:
– Что, майор, говоришь, нравлюсь я тебе?
Заданный в лоб вопрос привёл того в чувства.
– Не пора ли нам за стол? — вместо ответа произнёс он и пошёл в комнату, оставив Наталью у зеркала одну.
Компания произнесла ещё немало тостов прежде, чем перешли к танцевальной программе. Стол задвинули в угол, и в получившейся просторной комнате две медленно кружащиеся пары совсем не мешали друг другу.
Иванов заметил, что с течением вечера у Наташи стало портиться настроение. Он же старался шутить, говорил о её красоте, даже предложил убежать из квартиры. Но Наташа не согласилась. В танце, испытывая волнующее притяжение, он нежно обнял девушку, провел ладонями по открытой спине, а она, вдруг, доверчиво прижалась и положила голову ему на плечо. Наслаждаясь близостью женщины, он закрыл глаза и отдался ритму танца. Из магнитофона лилась медленная музыка. Где-то рядом, на расстоянии вытянутой руки, кружились Миша с Ириной, и там, за полумраком комнаты, для Иванова больше не существовало ничего, и только невыразимое по силе чувство всеобъемлющего блаженства заполняло мир! Каждой клеточкой Иванов ощущал Наташу и чутко улавливал мощные встречные импульсы её здорового женского тела. Иванову хотелось, как в скульптурах Родена, слиться с ней в одно неделимое целое и полностью, без остатка, раствориться вместе с Наташей в этом чудесном вечере. Ласково взяв девушку за подбородок, он заглянул ей в лицо: серо-голубые, немного азиатские глаза, не мигая, смотрели ему прямо в душу, и душа его рвалась и просилась в их омут.
– Ты ведьма, Наташка! — прошептал Иванов.
– Ведьма, — также тихо ответила она одними губами. Он припал к этим губам и ощутил долгожданную нежность ответной ласки. Иванов изо всех сил прижал девушку к себе и вдруг почувствовал, как её ладони твёрдо упёрлись ему в грудь. Наталья уже почти не отвечала на поцелуи, но за её полусопротивлением Иванов угадывал огромное ответное желание женщины. Она давала понять, что ему придётся побороться за неё. И это его заводило. Он, не разжимая объятий, стал целовать её лицо, шею, открытые плечи, а она мягко отворачивая голову от сыпавшихся поцелуев, извивалась всем телом в такт музыке, как бы отталкивая и не отталкивая его, и Иванов понимал, что всё это только игра. И эта волшебная игра всё больше и больше захватывала их обоих. И когда Иванов услышал, что Михаил с Ириной вышли на балкон, наверное, чтобы не мешать им, он легко подхватил Наташу на руки, прокружил пару раз и усадил её на кровать. Затем упал перед ней на колени и стал целовать плечи, живот и грудь. Сквозь тонкую пелену материи с волнением неопытного мальчишки он ощутил горячую упругость манящего рельефа девичьей тайны. Её соски, как два маленьких камушка, перекатывались на губах. Иванов провел рукой по волосам девушки и нащупал у нее на шее узелок. Двумя пальцами он без труда развязал его. Часть платья, прикрывавшая верх, упала на колени, и невозможная нагота и близость долгожданной девичьей чистоты переполнили все его чувства. Припав пылающим лицом между двумя прохладными упругими округлостями, сдавив их руками так, чтобы чувствовать щеками восхитительную тугую плоть, он стал искать губами два маленьких торчащих соска, поочерёдно целуя и лаская их языком. Затем его руки нежно заскользили по её рукам, плечам, спине и бёдрам. Девушка не сопротивлялась. Она тяжело дышала, запрокинув голову, и её пальцы судорожно впивались в смятое одеяло. Казалось, ещё мгновение — и всё...
Предприняв небольшое усилие, Иванов толкнул Наталью на спину. Упав, она замерла, прикрыв ладонями лицо, и Иванов почувствовал, как напряглось её тело.
– Нет. Пусти! — почти простонала она.
– Что? — он ещё не мог прийти в себя.
– Пусти! — чуть ли не во весь голос закричала Наталья, высвобождаясь и делая Иванову больно. Он отпустил. Она убежала в ванную и закрылась там.
Ничего не понимая, он сидел на кровати, ощущая толчки крови в ушах, а в полумрак комнаты продолжала изливаться красивая музыка:
– Да, ты придёшь, когда темно,
Когда в окно ударит вьюга,
Когда припомнишь, как давно,
Не согревали мы друг друга.
Не отрекаются любя… —
пела Алла Пугачёва.

«Что за чертовщина?» — Иванов чувствовал, как стремительно улетучиваются остатки хорошего настроения.
Из оцепенения его вывел голос Ирины:
– Саша, а где Наталья?
Иванов обернулся: Ирина с Ковалёвым стояли в проёме балконной двери, вопросительно глядя на Иванова.
– В ванной, — сипло прохрипел Иванов. — Ирина, посмотри, пожалуйста, что там с ней?
Когда Ирина скрылась за дверью, Ковалёв участливо поинтересовался:
– Что, большие трудности?
– Не то, чтобы очень, — ответил Иванов, прокашлявшись. — Только странная она какая-то: довела меня до экстаза и смылась.
– Я тебя предупреждал! — Михаил тихо смеялся. — А то я уж начал сомневаться, глядя на вас.
– В чём? — не понял Иванов.
Ковалёв подошёл и сел рядом на кровать:
– Понимаешь, когда я Иринку пригласил в гости и просил передать Наташке, что будешь ещё ты, Наталья согласилась. Честно говоря, я на это почти не рассчитывал, но тогда я ещё не очень удивился. То, как она повела себя здесь с тобой, — вот что меня поразило! Поверь, Саня, я её немного знаю. Жёсткая она по отношению к мужчинам. Задел ты дивчину за живое. Видимо, понравился. А знаешь, ведь она меня про тебя расспрашивала.
– Когда? — не поверил Иванов.
– Через день после вашей первой встречи в Грозном. Мы как-то с ней дежурили. И она меня так аккуратненько: кто да что? Везунчик! — с плохо скрытой завистью произнёс Ковалёв и хлопнул товарища по плечу.
Услышанное придало Иванову уверенности. Настроение сразу улучшилось.
– Миша, только не говори мне, что ты к ней сам не пытался подбивать клинья, — Иванов посмотрел на Ковалёва пытливо с нескрываемым интересом.
– Ну, было… Пытался, — Михаил и не думал отпираться. — Да, многие пытались — баба-то красивая! И всем — «хрен на блюдечке»! Требования к мужикам у неё слишком завышенные. Поэтому я тебя честно и предупреждал. Теперь вот мучайся сам! — Ковалёв встал и прошёлся по комнате, сделав остановку у двери в ванную. — Кстати, вокруг неё ещё недавно крутился ваш полковой замполит, подарки носил. Не знаю, что там между ними было, но в последнее время я его возле неё что-то не вижу. — Ковалёв со словами: «Вы там живые?» постучал в ванную и отошёл к окну.
– Это Косачаный, что ли? — скривился в ревнивой усмешке Иванов.
– Не знаю. Толстомордый такой. — Стоя возле окна, Михаил развернулся лицом в комнату.
– Он…
– Да, я уверен, Саня, что Наташка ему… — ударив ладонью левой руки по сгибу правой, Ковалёв изобразил перпендикуляр с кулаком на вершине. — Во!..
Иванов с Михаилом успели убрать со стола и вымыть посуду прежде, чем девчонки, наконец-то, вышли из ванной. Ирина беззаботно улыбалась, даже подмигнула Иванову, — мол, держись! Взяв Михаила за руку, она решительно увела его на балкон. Иванов с Натальей остались на кухне вдвоём. Иванов молчал, глядя на неё, и не знал, как начать разговор? Девушка попыталась улыбнуться, но глаза выдавали, что она недавно плакала. За время пребывания в ванной она привела себя в порядок и вернула завязки на платье в исходное положение. Наташа что-то искала глазами и не находила. Он догадался и пошёл в комнату за сигаретами. Когда вернулся на кухню, девушка сидела за столом, подперев голову руками. Он сел напротив и, молча, протянул ей открытую пачку сигарет. Она, не глядя на него, достала одну. Он поднёс зажигалку. Пристально посмотрев ему в глаза, будто пытаясь в них что-то прочитать, Наталья прикурила.
– Иванов, откуда ты такой взялся? — грубовато спросила она. Он не ответил. Она помолчала, затянулась, пуская дым в сторону, потом снова взглянула ему в глаза:
– Ты всегда своего добиваешься?
– Стараюсь… — пожал плечами Иванов.
– Ты должен понять, Саша… — Наталья сделала ещё одну затяжку и заговорила отрывисто, делая небольшую паузу после каждого слова: — …ты уже, наверное, знаешь, что я жила с одним человеком?
Не отводя от неё взгляда, Иванов не отвечал. Она продолжала:
– Он уехал… К семье. — Она взглянула на Иванова. — Осуждаешь?
Но тот никак не выразил своих чувств. Она сделала несколько затяжек, дав ему время подумать. Он молчал.
– Через месяц уеду и я. Возможно, к нему. Он обещал устроить перевод. Хотя я уверена, что семью он не бросит. Но это неважно, — главное в том, что когда он рядом, мне становится спокойнее. В нём чувствуется какая-то сила, стабильность… Но это всё неважно… Когда он уезжал, я дала слово не изменять ему. Он очень просил об этом. — Наташа высоко подняла голову и вздохнула так, будто на грудь давил тяжёлый груз. Затушив почти докуренную сигарету, она достала новую.
– Ты его любишь? — тихо спросил Иванов.
Она ответила не сразу:
– Тогда казалось — люблю, — Наташа открыто взглянула в глаза Иванову и, отрешённо откинувшись на спинку стула опустила взгляд. — Теперь — не знаю.
– Не вижу проблемы. Что нам мешает быть вместе? — Иванов не настаивал, но и не отпускал собеседницу.
– Я сама — вот вся моя проблема. Ирка мне говорит: «Будь проще». У неё это получается, а я не могу! — Наталья снова закурила. — Тебе трудно меня понять?
– Нет, я понимаю.
– Значит, понимаешь? — усмехнулась девушка. — И понимаешь, что мы не можем быть вместе?
– Это почему же?! — выразил Иванов неподдельное удивление. — Я-то как раз могу и очень хочу этого, потому что ты очень мне нравишься. — Видя, что Наталья пытается возразить, он поспешил продолжить: — Но не будем торопить события. Раз ты не хочешь — не будем.
С грустной улыбкой она недоверчиво взглянула на него:
– Ты сам-то понял, что сказал?
Он взял её ладонь в свою и, не отводя взгляда, ответил:
– Если я тебе совсем не нравлюсь, то давай — не будем торопить события. — Он пристально смотрел на неё, стараясь уловить малейшие изменения в выражении её лица. — А может быть, всё-таки нравлюсь?
Она опустила ресницы, но руку не отняла. «Значит, нравлюсь», — подумал Иванов.
– Ну, что ты молчишь? Натали, скажи хоть что-нибудь! — негромко произнёс он. — Я хочу, чтобы ты стала моей! Ты слышишь?
– Давай сейчас не будем говорить об этом. Иначе вообще ничего не получится. — Она забрала руку, отвернулась, затем поднялась и вышла из кухни в комнату.
Интуиция подсказывала Иванову, что он на правильном пути. Конечно, он понимал, что с Натальей всё будет непросто, но именно это и влекло к ней, подогревало его чувства. Ещё он верил в себя, а также надеялся на помощь Ирины с Михаилом.
Во втором часу ночи Михаил начал разбирать постели.
– На правах хозяина, — объявил он, — я с Ириной сплю здесь! — Ковалёв показал на первую от балкона кровать. — А вы с Натахой — там. Тем более что ты, Саня, с той койкой уже знаком. Нормальная кровать?
– Кровать как кровать, — пожал плечами Иванов.
– Мальчики, подождите! — вмешалась Наталья. — Мы с Иринкой будем спать на одной кровати, а вы — на другой.
– Если я врач, — это не значит, что я «голубой», — скорчив брезгливую гримасу, возмутился Ковалёв и, делая ударение на слове «ты», спросил:
– Сань, может ты «дядю» хочешь?
– Это, по-моему, Наташа хочет, чтобы я из тебя сегодня «тётю» сделал, — в тон ему ответил Иванов.
– Взрослые, а на уме…– не сдержав улыбки, отмахнулась от них Наталья и выразительно покрутила пальцем у виска. Поддержав подругу, Иринка, хохоча, тоже стала вертеть пальцем у головы.
Продолжая хохмить, Михаил обратился к Ирине тоном начальника:
– А от вас, товарищ сержант, возражения не принимаются. Даю вам сорок пять секунд на раздевание и — в койку, чтоб лежать по стойке «смирно»!
– Слушаюсь! — вытянув руки по швам, бодро отрапортовала Ирина. — Товарищ капитан, разрешите вначале принять душ?
– Выполняйте! — великодушно разрешил Михаил. — Только побыстрее, а то завтра рабочий день — не проснёмся. Шевелитесь, девочки.
Подруги скрылись в ванной, а Иванов с Ковалёвым вышли на балкон.
– Саня, ты говорил, что будешь моим должником, — напомнил Ковалёв закуривая.
– Помню.
— Моё условие: будешь — если не переспишь с Наташкой.
– А твой интерес в чём? Или сомневаешься, что справлюсь?
– Сильно сомневаюсь. А интерес мой состоит в том, чтобы узнать, кто из мужиков у нас са-амый «крутой»? Кто Наташку сможет «объездить»?
– Хочешь потешить самолюбие, — догадался Иванов. — Но имей в виду: Наташа — женщина редкая и умная, поэтому, если я не добьюсь её сегодня, то буду добиваться завтра, послезавтра и так, пока она не станет моей. Нужна она мне. Понимаешь, Мишка, чувствую — очень нужна! Условие твоё принимаю, потому что ты всё равно проиграешь, Мишаня. Но, в любом случае, я благодарен тебе за этот вечер.
– Ставлю две бутылки коньяка. Не переспишь — отдашь четыре, — подзадоривал Ковалёв. — Срок — неделя!
– Согласен.
– Ну, так дерзай, лётчик — налётчик — перехватчик! — по-доброму напутствовал Михаил.
Через окно друзья имели возможность наблюдать, как девочки полуодетыми вышли из ванной, прошли на кухню и прикрыли за собой дверь.
– Пора и нам, — Михаил первым пошёл умываться.
После него Иванов с преогромным удовольствием принял душ.
Когда он, закончив водные процедуры, появился в комнате, все уже лежали по кроватям: на одной — Михаил с Ириной, накрывшись простынёй по пояс, головами к балконной двери; на другой, ногами к ним, натянув простыню до самого подбородка, лежала Наталья. Она не смотрела в сторону Иванова. Он почувствовал, как от сладостного предвкушения в волнении забилось сердце, и кровь ударила в голову. Место на кровати возле Наташи оставалось свободным. Стараясь не спешить, Иванов выключил горевший на кухне свет и в одних плавках дошёл до кровати.
Наташа лежала всё в той же позе на спине, лишь отодвинулась к самой стенке, оставив свободной почти всё пространство кровати. Иванов одним движением запрыгнул под простыню. Но прежде, чем он успел прикоснуться к девушке, та произнесла строгим шёпотом:
– Ты помнишь наш разговор?
– Да, — от волнения с трудом переводя дыхание, ответил он и, не в силах удержаться, провёл рукой по девичьему телу и понял, что она почти совсем без одежды.
– Ты помнишь, что обещал? — настойчивее повторила девушка.
– Помню — ничего! — Он прижался к ней, и, взяв за подбородок, поцеловал в губы.
– Нет, ты обещал! — не сдавалась она, отворачивая лицо, упираясь руками в грудь своего настойчивого ухажёра и пытаясь оттолкнуть его от себя ногами. Но неожиданно девушка расслабилась и застыла в оцепенении. Обняв, он прижался к ней:
– Помню, я обещал не торопить события, если ты не хочешь. Но ведь ты хочешь, Наташа!..
Он попытался овладеть девушкой, но, видимо, уж слишком грубо. Резкий звук пощёчины отразился сразу от всех четырёх стен. В левом ухе и хмельной голове Иванова долго стоял тупой звон. Сквозь этот звон он расслышал, как на соседней кровати захихикали.
– Вам что, заняться нечем? — сердито крикнул Иванов в их сторону.
– Уже занимаемся, — донёсся оттуда довольный Мишин голос. И там прыснули ещё громче. Этот смех окончательно привёл Иванова в чувства.
– Ну и ударчик у тебя! — Иванов потер горящую левую щеку, постепенно успокаиваясь. Наташа напряжённо сидела, прислонившись спиной к стене и закрывшись простынёй.
– Пощёчины запоминаются дольше поцелуев! — сухо бросила она.
– Расслабься, я на женщин не обижаюсь. Давай мириться. — Иванов сделал попытку лечь и положить голову ей на колени. Наташа не стала возражать, только села удобнее, выпрямив ноги.
Соседи зря времени не теряли: на их любовном фронте шли активные действия, сопровождающиеся глухими бессовестными стонами.
– Наташа, ты мне очень нравишься, и я отношусь к тебе серьёзно, — произнёс Иванов, посмотрев в сторону соседней кровати. — Помнишь тот день, когда я тебя в первый раз увидел? Ты мне тогда понравилась сразу. Я сказал тебе об этом, помнишь? Потом, уже при второй нашей встрече, когда мы летели из Грозного, я почувствовал, что мне тебя так не хватало все эти дни. И я Мишку упросил, чтобы он нас обязательно познакомил. А когда я увидел тебя у Анны Семеновны, то понял, как ты мне нужна… только ты. А когда Мишка нас с Андреем привёз в дом Анны Семёновны, как я корил себя за испорченный вечер! Ты тогда была такой красивой! Теперь, когда ты рядом, я понимаю, что отказаться от тебя — это выше моих сил! Сделай меня счастливым, и более благодарного мужчины у тебя не будет! А я сделаю всё, Наташка, чтобы тебе было хорошо со мной...
– Красиво говоришь, Саша, — хочется верить. А что же дальше? — Она легко подтолкнула его голову на подушку. Сама легла рядом, доверчиво прижавшись и положив голову Иванову на грудь. Он боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть девушку.
– Знаешь, — ответила признанием на признание Наташа, — ты ведь тоже мне запомнился сразу. Помнишь, при первой нашей встрече, я тогда злая была: накинулась на тебя, как это умею, — а увидела добрую улыбку и глаза… и сразу успокоилась. Я почувствовала в тебе достоинство и силу. И главное — уверенность. Сейчас это такая редкость. И когда мы встретились во второй раз, я тебя сразу же узнала. И даже обрадовалась… А когда Миша привёл тебя к Анне Семёновне, я так разволновалась, только старалась не подать вида! Заметила, как ты на меня смотришь… А девчата всё поняли… Прикалывали меня… Хотела тебе понравиться. Потом вы ушли, а я всю ночь не могла заснуть. Гнала, гнала мысли о тебе…
Приподняв ладонями её лицо, он заглянул в её большие серые глаза.
– Мне с тобой очень хорошо… — он поцеловал её в губы. Она ответила на поцелуй, и несколько минут они нежно ласкали друг друга.
– Значит, я тебе нравлюсь? — задал он вопрос между поцелуями. Наталья снова стала холодной и недоступной. Отстранившись, она села на кровати. В темноте он различал контуры её лица, плеч, груди и талии. Он решил не нарушать молчания.
– Саша, принеси, пожалуйста, сигареты, — попросила Наташа. Иванов встал и пошёл на кухню. Не зажигая свет, он нашёл на столе начатую пачку сигарет со спичками и принёс ей. Она не спеша закурила. Он лежал рядом и, глядя на неё, ждал, что она заговорит первая. На фоне окна вырисовывался профиль девушки, время от времени слабо освещаемый розовым светом в момент, когда Наташа делала затяжку, и снова погружался в темноту.
– Саша, зачем я тебе нужна? — вопрос прозвучал неожиданно.
– Не знаю. Пока не знаю, — ответил он. — Мне с тобой хорошо…
Подтянув к себе колени, Наташа красивым движением, очень по-женски, склонила к ним голову. Темные спадающие волосы скрыли её лицо. Немного помолчав, она подняла голову и спросила:
– Я о тебе ничего не знаю. Ты женат?
– Был.
– Почему был?
– Развелись.
– Давно?
– Чуть больше года.
– Почему?
– Трудно объяснить… Я виноват.
– Ты жену любил?
– Любил, — ответил он честно, сравнивая бывшую жену — Светлану с Наташей. Конечно, любил, ведь он испытывал к Светлане особые чувства, как к матери своего сына, но теперь эти чувства остались далеко в другом измерении, в другой жизни, и казались почти нереальными. Наташа находилась рядом, и сильное чувство влечения к ней заставляло забыть про всё остальное.
– Ты её ещё любишь? — Пока ещё Наталья оставалась недосягаемой.
– Не знаю… — соврать ей он не мог.
– И я тоже не знаю, — она думала вслух о своём.
В этот момент на соседней кровати неожиданно наступила тишина. Через минуту с неё поднялась Иринка и голая продефилировала в ванную комнату. Иванов усмехнулся такой дерзости и спросил в темноту:
– Миша, как успехи?
– Два-один — в мою пользу! — раздался довольный голос.
– Смотри не продуй, она игрок сильный! — предостерегла Ковалёва Наталья.
– Это Саня честь команды не блюдёт. А у нас всё по графику. — Голова Ковалёва показалась над кроватью. — Вы, постельные философы, делом, что ли, не будете заниматься? Может, хватит нюни распускать? Утро скоро.
– А вот, что ли, и не будем! — в тон ему ответила Наталья.
– Ну, я Саню честно предупреждал, что после тебя он будет иметь мозоли на руках и невыспавшийся вид. — Голова Ковалёва исчезла.
– Это почему? — не поняла солдатской шутки Наташа.
– От суходрочки! — негромко заржал Ковалёв, и его голова снова вырисовалась над кроватью.
– А у нас не это главное, — произнесла в Мишкину сторону Наталья.
– Во-во, — парировал Михаил. — Когда главное не получается, оно и не главное совсем…
Камень, нет, целый булыжник был брошен в огород Иванова, а такого он потерпеть не мог.
– Ну всё, Наташка, сдавайся! — с этими словами Иванов силой повалил её на кровать, рискуя заработать не одну пощёчину, сорвал простыню и, удерживая за руки, попытался полностью использовать преимущества положения сверху. Но девушка оказалась сильнее, чем он предполагал, она сопротивлялась, как дикая тигрица: изворачивалась всем телом, царапалась, пиналась коленями и больно впилась зубами в его левое плечо. У Иванова в жизни было немало разных женщин, но ещё никогда ему не приходилось иметь дело с таким отчаянным сопротивлением. Прижавшись спиной к стене и почувствовав надёжную опору, Наташка со словами: «Силой ты меня не возьмешь!» — дала коленом в живот Иванову такой пинок, что тот слетел с кровати, грохнувшись всем телом о деревянный пол, и задохнулся от боли в кишках.
Он не сразу оправился от удара. Но, отдышавшись и выругавшись, с чувством оскорблённого мужского достоинства Иванов ринулся в новую атаку. Снова поймав Наташку за руки и повалив её всем своим весом на спину, он крикнул Михаилу, со своей кровати с интересом наблюдающему за ходом горячей схватки:
– Мишка, да помоги же, чёрт! Подержи её!
– Не вздумай! — зарычала, как дикая кошка, Наташка. — Убью!
Михаил самоотверженно полез на помощь товарищу с кровати на кровать, но не успел ничего предпринять, как получил мастерски точный удар пяткой в подбородок. Перелетев обратно через спинки, тяжело охнув, он рухнул вначале на свою кровать, потом, как мешок с картошкой, свалился на пол.
Прекратив борьбу, Иванов с Натальей кинулись к распростёртому на полу телу Михаила. От полученного нокаута тот медленно приходил в себя. Наташа, положив его голову себе на колени, принялась массировать Михаилу виски, приговаривая, чуть не плача:
– Миша, милый, прости, пожалуйста… Я не хотела… Я не нарочно, я тебя не видела. Прости…
Михаил осторожно помотал из стороны в сторону головой, ощупал пальцами челюсть и произнёс, растягивая слова:
– Ну, мать, ты приложилась от души… Челюсть, вроде, цела, но алименты ты мне платить будешь… по инвалидности…
В это время из ванной вышла Ирина. Увидев всех в одной куче на полу, она, удивлённо раскрыв глаза, спросила с подозрительной улыбкой:
– У вас что тут без меня — групповуха?
Действительно, сюжет представлялся не двусмысленным: на всех присутствующих приходился всего один предмет одежды — Натальины трусы.
– Дура! У тебя только одно на уме! — со злостью накинулась Наталья на ничего не понимающую подругу.
– Ты чего? — изумилась та.
– А то, что у тебя только одно на уме и есть! — проворчала Наталья, стараясь взять себя в руки и успокоиться.
– Не волнуйтесь так, девочки, — примирительно сказал Михаил. — Меня теперь долго на женщин не потянет.
– А что произошло? — Ирина всё ещё ничего не понимала.
– Вот эти… вот эти чудаки… на букву «М», — Михаил показал пальцем на Иванова с Натальей, — сами не живут и людям жить не дают. Чуть не убили… извращенцы!
Ковалёв с общей помощью перебрался с пола на кровать, где возле него сразу же заворковала Ирина. Всё вроде бы обошлось — Михаил приходил в чувства.
Наташа тоже постепенно оправлялась от шока. Подобрав ноги, она сидела на кровати, укутавшись по шею в простыню, словно в глухую защиту. Иванов сел рядом и показал на кровавый укус на плече со следами её милых зубок.
– Это потому, что все мужики — идиоты! — зло бросила Наталья.
– Все? — уточнил Иванов.
– До одного. И козлы…
– Сама ты дура! — сдержано отозвалась с соседней кровати Ирина. — Совсем с ума сошла. Психичка. Это у тебя от хронического «недотраха».
– Ты бы заткнулась, сучка безотказная! — Наталья снова начинала выходить из себя.
– Что-о? — с угрозой в голосе протянула Ирина, поднимаясь с кровати.
Иванову показалось, что вдобавок ко всему бабьи разборки в три часа ночи — это уже слишком. Но прежде, чем он успел вмешаться, подал свой грубый командирский голос Михаил, схвативший Ирину за руку:
– Всё, сучки! Полаяли и — в будку!
Потом, обращаясь только к Ирине, сказал:
– Нам от этих «весёлых ребят» сегодня покоя всё равно не будет. Поэтому хватай-ка подушки и пойдем на кухню. Спать хочу.
Ковалёв взял свёрнутый матрац, и вместе с Ириной, обнажённые, как Адам и Ева при изгнания из рая, демонстративно прошлёпал босыми ногами через всю комнату, не обращая на присутствующих решительно никакого внимания. Войдя на кухню и пропустив Ирину, Михаил плотно прикрыл дверь. Иванов с Натальей остались в комнате одни.
– Обиделись, — после короткого молчания подал голос Иванов. Наташа не ответила. Всё ещё сердитая, с растрепавшимися волосами, она напоминала ему нахохлившегося воробья. Легким касанием кончиков пальцев он провел рукой по её спине сверху вниз и обратно. Она не пошевелилась. Тогда Иванов погладил растрепавшиеся волосы девушки.
– Лучше бы я не приходила, — тихо произнесла Наташа, и он уловил неподдельное сожаление в её голосе.
– Что ты, девочка моя! — он ласково обнял её за плечи. — Всё хорошо. Завтра мы ещё посмеёмся над всем, что произошло. А как ты профессионально вырубила Мишку! Каратистка…
Наташа, никак не реагируя на прикосновения мужчины, смотрела в сторону. Иванов решил действовать настойчивее.
– Вот что мы сделаем, — бодро начал он, — сейчас ложимся и проводим остаток ночи как двое нормальных — мужчина и женщина. Завтра же пойдём, позвоним твоему «бывшему» или дадим телеграмму, или, там, письмо, что ли, напишем… Короче — всё объясним ему. Пусть живёт спокойно со своей семьёй. А ты останешься со мной. Может быть, у тебя своя жизнь или нет? Как тебе такая перспектива?
– Ты когда-нибудь давал слово? — после паузы, тихо спросила девушка.
– Давал. Но, если он умный мужик, то поймёт, а если нет — так ему и надо! И что в нём есть такого, чего нет у меня?
– Он хороший, — ответила Наташа.
– А я — плохой? — почти обиделся Иванов.
– Саша, ты хочешь, чтобы я была с тобой? — девушка, не мигая, смотрела в его глаза.
– Хочу! — выдохнул Иванов.
– Хорошо… Я буду с тобой. Только сначала я обязательно должна поговорить с ним. Пойми. Я завтра позвоню ему. Я тебе обещаю. А потом у нас с тобой всё будет. Ну не обижайся, пожалуйста. И не спеши. Не мучай меня. Ну не мучай! — Наташа сама поцеловала его в губы. Он осторожно уложил её на спину, устраиваясь сверху и целуя почти не оказывающую сопротивления девушку.
– Нет, Саша, потом, — шептала она, слабо отвечая на поцелуи. — Сегодня ничего не будет. Ты слышишь?
– А что это меняет? — грубо ответил Иванов.
– Пусти, мне больно! — простонала девушка, отталкивая Иванова. — Я сказала: ничего не будет…
– Ошибаешься…

Отдаваясь накатывающейся дрёме, обессиленный Иванов почувствовал, как поднялась Наталья. Но он не открыл глаз, продолжая нежиться в тягучем блаженстве.
– Саша, подойди сюда, пожалуйста, — услышал он из коридора голос девушки.
Усилием воли прогоняя сон, Иванов, завернувшись в простыню, с неохотой повиновался. Зевая и щурясь от яркого света лампочки, он вышел в коридор. Обнажённая Наташа стояла у зеркала и рассматривала себя. Сон у Иванова прошёл моментально. Он попытался обнять девушку, но та протестующее оттолкнула его руки.
– Скажи мне, Саша, — глядя на своё отражение, начала она тоном учительницы, спрашивающей урок с нерадивого ученика, — я могу нравиться мужчинам?
– Ещё бы! Такое роскошное тело… — он хотел говорить и дальше, но она прервала его следующим вопросом:
– А ты понимаешь, что изнасиловал меня? Посмотри, какие синяки наставил!
– Чуть не изнасиловал. Тебе ведь было хорошо, — поправил Иванов. Всё это он понимал, а вот куда она клонит — нет.
– Натаха… — начал он, пытаясь снова обнять девушку. Вдруг у него зазвенело в правом ухе от хлёсткой пощёчины.
– Ты, что… сука?! — опешил Иванов, и тут же получил ещё одну пощёчину с другой руки.
– Это, чтобы помнил! Больше никогда не смей так со мной поступать! Слышишь?! И не называй меня сукой — не люблю! — произнесла она, жёстко глядя ему в глаза и чётко выговаривая каждое слово. И вдруг её взгляд потеплел:
– А теперь иди в ванную и побыстрее — утро скоро.
Ничего не соображая, Иванов послушно метнулся в ванную и закрылся на шпингалет. На кого он нарвался? Эта непредсказуемая женщина представляла для него большую тайну. Таких он ещё не встречал: жёсткая и нежная, грубая и ласковая, сильная и женственная, мужественная и очаровательная. Он только чувствовал, как его всё сильнее тянет к ней. «Идиот! Мазохист!» — ругал он себя, стоя под тёплыми струями душа. «Нет, надо поставить её на место! — решил Иванов, вытираясь полотенцем. — Кто здесь мужчина? Или послать её ко всем чертям?»
Когда Иванов вышел из ванной, Наташа лежала в постели и делала вид, что спит. Он с опаской медленно забрался под простыню и сказал, не прикасаясь к девушке:
– Извини за то, что сделал тебе больно. Но, имей в виду, что я не большой любитель получать пощечины даже от хорошеньких женщин.
– Ты что, меня бросишь? — Наташа вдруг по-кошачьи сама ласково прижалась к Иванову. — Куда же я теперь пойду?
– Ты серьёзно или издеваешься? — опасаясь новых выходок с её стороны, недоверчиво поинтересовался он.
– Конечно, серьёзно. — Её лицо выражало озабоченность. — Ты порвал мои трусики, а как я теперь утром выйду на улицу?
Если бы уже рассвело, то Иванов, наверное, разглядел бы в её глазах прыгающих чёртиков.
Расслабляясь, он по-доброму обнял Наташу:
– Тебя такой мужчина добивается, а тебе трусиков жалко. Да я тебе завтра всё, что захочешь куплю!
Улыбнувшись, она доверчиво уткнулась лицом в его плечо:
– Я сама себе всё куплю… Саша, ты только меня теперь не оставляй…
Испытывая огромное чувство нежности к этой ставшей ему неожиданно очень близкой женщине, он прошептал:
– Наташка, я всегда буду рядом. И ты прости меня за сегодняшнее.
– И ты прости меня, Саша, у меня очень плохой характер. И предупреждаю: я — стерва.
– Как говорит мой бортовой техник — хохол: «Бачили очи, шо брали, щас хоть повылазьте — надо хавать…». Всё будет хорошо! Ты теперь моя.
– Твоя… Знаешь, когда сегодня шла сюда, я и хотела и не хотела этого.
– Почему?
– Меня нужно завоевать. И мне нужен сильный мужчина. Слабого я сломаю.
Улыбаясь, он поцеловал её:
– Меня не сломаешь! Лучше сдавайся сразу!
И они слились в поцелуе…

– Всем развратникам и алкоголикам, подъём! — С этого бодрого Мишкиного крика началось новое утро.
Иванов с Натальей лежали, обнявшись, и им совсем не хотелось вставать. Казалось, что прошло не более пяти минут, как они утомлённые, наконец-то смогли заснуть.
– Солнце встало выше крыш, надевай штаны, малыш! — в плавках из ванной появился Михаил с полотенцем на шее. — Дети, в школу собирайтесь: мойтесь, брейтесь, похмеляйтесь! Подъём! Мирный атом в каждый дом! В каждом рисунке — бомба!
Дурачась, он подошёл к магнитофону и поставил кассету с ритмичной музыкой.
– «Малыш», ты бы хоть штаны надел! — посоветовала Мишке потягивающаяся Наташа. Иванов с обожанием смотрел на неё.
– Зачем? — продолжал дурачиться Ковалев, энергично работая тазом и неумело изображая танец стриптизёра. — Как говорят сталевары: «Наша сила — в наших плавках!».
– Так то у сталеваров! — засмеялась Наташа. — А ты — «малыш».
– Обижаешь! — Ковалёв перестал двигать тазом. — Но, конечно, куда уж нам до Сашки!..
Из кухни появилась одетая Ирина:
– Заявляю как специалист: Миша — хороший «сталевар»!
– Не трудись, — посоветовала Наташа. — Об этом почти весь госпиталь знает…
Хотя никто не выспался, это солнечное утро было наполнено музыкой, шутками, смехом и радостью. Во время завтрака все громко хохотали, вспоминая события прошедшей ночи, добавляя к ним свои комментарии. Даже Михаил, который пострадал больше всех, ни на кого не обижался. Наталья, показывая свежие синяки на руках и ногах, возмущалась:
– Ну, как я теперь в госпитале покажусь? Что я об этом скажу?
– Так и скажи, что сопротивлялась, — поспешил с советом Михаил. — Может быть, тебе медаль дадут «За отвагу». Знаешь такой анекдот про медаль? Нет? Тогда слушай: приезжает министр Грачёв к нам в Чечню, с инспекцией. А наши генералы, зная, что министр очень уважает женский пол, решили сделать ему приятный сюрприз: наградите, мол, лично, товарищ министр, отличившихся бойцов. Выходит, значит, министр с наградами, глядит, а пред ним стоит взвод штабных связисток, и все — одна к одной: ногастые, грудастые, крутобёдрые. Идёт Грачев вдоль строя и каждой связистке на левую грудь вешает медаль «За боевые заслуги». Доходит до последней дивчины и видит, что для неё одной — медаль «За отвагу». И бабёнка-то самая ядрёная из всех. Спрашивает: «Почему это, товарищ связистка, у всех медали «За боевые заслуги», а у Вас одной медаль «За отвагу»?». « А я сопротивлялась!» — отвечает та.
В это время Ирина обрабатывала йодом спину Иванова. Майор молча терпел неприятное жжение, а Ирина удивлялась:
– У тебя что, всю ночь на спине кошачьи свадьбы играли? Живого места нет.
– Он знал, за что мучился! — Михаил, выразительно посмотрев на Наташу, состроил страдальческую гримасу и пошевелил челюстью. — А я-то пострадал за что? — и, пародируя артиста Этуша с его известным монологом из фильма «Кавказская пленница», запричитал с акцентом: — «Ведь и сделать ничего не успел — да? Только вошёл, понимаешь, а она… хулиганка!»
Было так похоже, что все снова покатились со смеху.
– А ты, — обратился Михаил к Иванову, — всё-таки поставишь мне бутылку коньяка. В лечебных целях. Знаешь, как челюсть болит!
– Хоть ящик! — Иванов посмотрел на Наташу, и она по-доброму улыбнулась в ответ очаровательной улыбкой. Перехватив их взгляды, Ковалёв перестал дурачиться и признался:
– Честно говоря, не ожидал. Но уважаю тебя, Саня: столько мужиков не смогли Наталью даже поцеловать в щёчку, а ты смог всё с первого захода, лётчик — налётчик — перехватчик. И чем ты её взял?
– Тебе показать или догадаешься? — загадочно улыбнулся Иванов, бросив выразительный взгляд на Наталью, и все снова засмеялись.

Условившись о следующей встрече вечером у Ковалёва на квартире, компания стала расходиться. Иванов задержал Наташу в коридоре и принялся целовать её.
– Сумасшедший! — говорила она между поцелуями и целовала его в ответ.
– Я буду целый день думать о тебе, — говорил он, обнимая её ниже талии и ощущая возбуждающее отсутствие под платьем трусиков.
– Я тоже буду думать о тебе, — отвечала она, подставляя губы для новых поцелуев.
– Ты позвонишь ЕМУ? Может, вечером вместе позвоним?
– Нет. Я сама. — Она мягко высвободилась из его объятий. — Пора идти, Саша, а то опоздаешь.
– Не хочу тебя отпускать.
– И я не хочу расставаться с тобой. Давай загадаем, чтобы время до вечера пролетело быстро.
– Давай.
Выйдя из подъезда и ещё раз поцеловав друг друга, они разошлись в разные стороны.

В полку Иванова ожидал сюрприз: вместо отбывающего в свою часть в Россию старого и опытного командира эскадрильи, прибыл новый командир — подполковник Куркин Анатолий Иванович — бывший сослуживец Иванова ещё по Дальнему Востоку. Тогда из полка с должности командира звена Куркин уехал учиться в академию в Москву.
Возле столовой, после представления личному составу нового командира эскадрильи, Иванов подошёл к Куркину.
– Здорово, Толя! Рад встрече. — Иванов первым протянул руку. Куркин, нехотя, подал свою, и по его реакции стало понятно, что новоиспечённому командиру не понравилось дружеское обращение подчинённого.
– А ты всё в майорах ходишь? — подчеркнул Куркин неравенство положения и только после этого ответил на рукопожатие.
– Не всем же академии кончать. Кому-то и воевать надо, — не сдержался Иванов. Хорошее настроение начинало портиться.
– Александр, — новый командир смягчил официальный тон, — я теперь, сам понимаешь, твой начальник, поэтому прошу называть меня по имени-отчеству. Если хочешь, и я буду называть тебя так же. Кстати, как твоё отчество?
– Николаевич. — Иванова злил этот начальственный тон и высокомерное обращение.
– Ну, и как твои успехи, Александр Николаевич?
– Спасибо, нормально. Может, Анатолий Иванович, прикажешь тебя и на «вы» называть?
– При подчинённых называй, пожалуйста, на «вы».
– Как прикажете! — козырнул Иванов и отошёл от нового командира эскадрильи, вскипая от злости. Он уже пожалел, что вообще подошёл к Куркину. Время его не изменило, а высокая должность сделала заносчивее. Но этот эпизод не смог испортить приподнято-радостного восприятия жизни, которое сегодня подарила ему Наташа. Каждую минуту, думая о ней, Иванов чувствовал себя самым счастливым человеком на Земле! Ему хотелось петь.
– Саня, ты знаком с новым комэском? — спросил Ващенка, когда они шли к вертолётной стоянке.
– Толик — мой бывший сослуживец по Дальнему Востоку, — ответил Иванов. — Мы командовали звеньями в одном полку, но подружиться как-то не получилось. Толик — сломал столик, — так его прозвали в части, — амбициозный и заносчивый. Он имел неплохие связи по линии жены в Главном штабе авиации. Тогда из полка он уехал в академию. И вот через четыре года судьба вновь нас свела.
– Понятно… — протянул Ващенка. — Ну, и как под ним нам будет служиться?
Иванов пожал плечами:
– Он не трус. Летать умеет. Но — буквоед. Посмотрим.
Они подошли к вертолёту.

– Ну что, братья-славяне, полетаем сегодня? — весело подмигнул он экипажу. — По местам!
Ващенка с Мельничуком удивлённо переглянулись и вслед за командиром полезли в вертолёт.
Летал Иванов в этот день почти автоматически: брался за управление только на взлёте и посадке. Остальное время пилотировал правый лётчик, а Иванов дремал в командирском кресле. Сегодня Иванов мог себе это позволить, потому что в задании на день значилась только доставка груза. Маршрут челночный — между Моздоком и Ханкалой.
– Командир, на тебе, что, всю ночь черти воду возили? — поинтересовался догадливый Ващенка.
– Мелко берёшь! — отшутился Иванов. — На мне самая прекрасная ведьма всю ночь каталась.
– Познакомишь? — сразу оживился «правак». — Я бы с пребольшим удовольствием и парочку ведьм на себе покатал. Кто такая? Может, у неё подруга есть?
– Ты её знаешь… Помнишь дом на окраине? Самая красивая из трёх.
– Неужели Наташка? — не поверил Ващенка.
– Наташа, — ласково произнёс Иванов имя девушки. — А насчёт подруги — разузнаю, может, что и получится.
– Помнишь, там Маринка была? Она тоже вроде ничего, — подсказал Ващенка.
– А если с Маринкой не получится?
– Всё равно, — не стал привередничать «правак». — Но заявляю официально, Александр Николаевич, Ваш подчинённый очень желает сегодня же к девочкам. Могу рапорт написать. По команде. Терпеть — нету сил! А Вы по Уставу обязаны заботиться о подчинённых. Лучший кусок вначале им…
– Ладно-ладно, что-нибудь придумаем, — смеясь и прерывая рассуждения Ващенки, пообещал Иванов.
За обедом Иванов выпил только компот — есть совсем не хотелось. Хотелось прилечь и спокойно выспаться. Наташа не выходила из головы: её взгляд, её улыбка, её умение быть необыкновенной: весёлой, ласковой, очаровательной, женственной, строгой и грубой, и вместе с тем такой беззащитной — всё это удивляло и притягивало к ней.
После полётов в радостно-приподнятом настроении Иванов чуть не бежал на квартиру к Ковалёву. Быстро идя по улице и глядя по стонам, он с удивлением открывал для себя, что трава и деревья вокруг — ярко-зелёные, небо — голубое и глубокое, клонящееся к закату оранжевое солнце — ласковое и любимое. Ему хотелось жить и смеяться, и говорить всем встречным что-нибудь хорошее. Иванов удивлялся, почему целых тридцать лет жизни он не видел и не понимал всего этого великолепия, не ощущал себя единым с окружающим миром? Неужели в один миг всё изменить в его, казалось, уже устоявшейся жизни вот так просто смогла одна женщина? И сейчас он увидит её!
Дверь открыла Ирина.
– Наташа здесь? — от волнения совсем забыл поздороваться Иванов.
– Куда она денется? — понимающе улыбнулась Ирина и позвала:
– Наташ, твой «орёл» прилетел.
От звука знакомых лёгких шагов у Иванова радостно забилось сердце и кровь ударила в виски.
Наташа выпорхнула навстречу и повисла у Иванова на шее. Сегодня она выглядела необыкновенно привлекательной: тёмно-каштановые волосы под белым бантом были собраны сзади в хвост, самые красивые на Земле серо-голубые глаза с длинными густыми ресницами, большие, с еле уловимым азиатским разрезом, только чуть оттенены лёгкой тушью, волнующий рельеф губ подведён мягкой помадой, а в новом цветастом платьице и туфельках было столько лёгкого женского очарования, что у Иванова сбилось дыхание. Запах цветов наполнил коридор: её духи нравились Иванову. Наташа выглядела потрясающе. Он поцеловал её, обнял за талию и, опуская руку ниже, спросил:
– На тебе новые трусики?
– Да, — тихо ответила она.
Потом пошептала ему в самое ухо:
– Они тебе понравятся.
Ужин прошёл без спиртного и был недолгим: всем, по разным причинам, хотелось побыстрее в постель. Хозяин квартиры выглядел уставшим и передвигался тяжело, как отравленный таракан.
– Сегодня начальство достало, — жаловался он. — Весь день скакал по госпиталю. Напрыгался как горный козёл. Ни на минуту глаз не сомкнул.
Ирина, напротив, выглядела бодрой и выспавшейся, и Иванов не позавидовал Ковалёву.
Александр с Наташей, посоветовавшись, решили уступить Ковалёву комнату с нормальной кроватью, а сами заняли кухню, расстелив на полу широкий матрац. С затаённой надеждой Иванов подумал, что заниматься любовью на полу будет гораздо удобнее: можно использовать любые позиции без боязни свалиться с высоты, пусть даже небольшой, и сам процесс не сопровождается традиционным в таких случаях скрипом кровати. Однако ему вновь были выставлены строгие условия. И Иванову снова пришлось смириться.
Они ещё не спали, разговаривали о жизни, о службе, когда на кухню заявилась Ирина. На стройное девичье тело по типу кимоно была накручена только простыня.
– Можно к вам? — прежде, чем войти без стука, всё-таки поинтересовалась Ирина.
– Валяй, — ответил Иванов, прячась под простыню.
– Я покурю тут с вами?
– Кури.
Ирина, придерживая одной рукой простыню на груди, а другой опираясь о стенку, перешагнула через лежащих на полу, села на табурет возле стола, достала из полной пачки сигарету, прикурила и протянула пачку Наталье.
Та уселась поудобнее на матраце и, не стесняясь своей наготы, закурила. Такой «пейзаж с натюрмортом» Иванова почему-то стал смущать. Он почувствовал, что ни с кем не хотел бы делить Наташу, даже с женщиной.
– Не спится? — задал он вопрос Ирине.
– Мишка сразу вырубился, как убитый, а мне что-то не спится.
– Да, не повезло тебе сегодня, — вздохнул Иванов с состраданием. Он как никто сейчас понимал Ирину.
– А давайте выпьем! — предложила Ирина. — Там, в холодильнике, шампанское стоит.
– Давай! — с радостью поддержал Иванов. Он не мог встать, чтобы не показаться Ирине, в чем мать родила, и попросил её:
– Доставай сама.
Ирина поднялась, открыла холодильник, нагнулась и потянулась за бутылкой. В этот момент из-под простыни у неё выбилась правая грудь. Иванов смотрел с улыбкой и думал о том, что эта бесшабашная девчонка без комплексов ещё как может возбуждать в мужиках острые инстинкты. Наталья, перехватив бесстыдный взгляд своего будущего партнёра, направленный на её подругу, поднялась, потянула простыню, под которой скрывался Иванов, и, совсем сорвав с него, накинула простыню на себя, шагнула к Ирине и с оттяжкой хлёстко шлёпнула рукой по оттопыренному девичьему заду. Подруга с бутылкой в руках подпрыгнула от неожиданности, а Иванов в это время метался по полу в поисках своих плавок. Наконец, отыскав, он запрыгнул в них одним резким движением. Ирина, потирая место шлепка, смотрела на всё непонимающими глазами:
– Вы чё?..
Потом, сидя за столом, за разговорами они выпили бутылку шампанского. Наталья время от времени бросала на Иванова хмурые взгляды. Накурившись и наговорившись, Ирина ушла спать. Иванов с Натальей тоже легли:
– Спокойной ночи, — пожелал он ей в темноту, даже не сделав попытки обнять.
– Учти, — вместо ответа Наталья взяла в руку всё «достоинство» Иванова так, что он чуть не задохнулся от боли, даже сердцем ощутив острые женские коготки, — узнаю, что ты мне изменил, — найдёшь это на помойке.
В темноте очень близко он увидел её глаза. Она улыбалась, но Иванову почему-то хотелось ей верить.
– Насчёт меня можешь не волноваться, — переведя дух, успокоил он Наташу, осторожно снимая её руку с самого дорого. — А как у тебя? Ты же обещала поговорить со «своим бывшим»! Почему откладываешь?
Помолчав, она ответила:
– На службу не дозвонилась. А домой, сам понимаешь, нельзя. Я ему письмо написала и, когда шла сюда, опустила в ящик.
Иванов попытался обнять девушку, но она холодно отстранилась, как будто он стал ей чужим. Ему эта игра уже начинала надоедать:
– Если следовать твоим правилам, то мы должны сначала дождаться письменного разрешения — мол, Наташа, позволяю тебе с другим… — а уж потом только ложиться в кровать! Так, что ли? А по-моему, он у тебя больной! Да и мы с тобой на пару с ним! — Иванов покрутил пальцем у виска. — И все проблемы мы могли бы устранить ещё вчера ночью.
– Ты так говоришь потому, что я сама пустила тебя в свою постель! — повысила голос Наташа. — Как шлюха!
– Дура ты! А попробовала бы ты меня не пустить! — с этими словами Иванов кинулся на девушку. — Ты нужна мне, Наташка!
Он нашёл её губы и стал целовать. Она замотала головой, но он поймал её голову ладонями и припал долгим поцелуем. Она больно укусила его за язык. Не обращая на это внимания, он продолжил атаку, и она долго не смогла сопротивляться…

Утром их разбудил противный, как у всех будильников, Мишкин голос:
– Подъём, бойцы невидимого фронта! — кричал Михаил, заходя на кухню. — Дядя к тётеньке пришёл, дяде было плохо. Дяде стало хорошо, и у тёти — кроха. Лучше выпить водки литр, чем…
Обнаружив на столе пустую бутылку из-под шампанского, Михаил осёкся на полуслове и запричитал:
– Вы тут по ночам ещё и пьёте, неблагодарные! Кого я пустил в дом? Разорили! Вы же выжрали весь мой неприкосновенный запас. Чем теперь я буду похмеляться?
На что Иванов, обнимая Наташу, ответил:
– Доктор, не паникуй, — ты вчера с нами не пил. Чего тебе похмеляться?
– Оно и обидно, — промямлил Ковалёв.
– Там, в холодильнике, бутылка коньяка, я вчера принёс тебе на лечение, им и похмеляйся.
– Ты хочешь сделать из меня профессионального алкоголика? Чтоб тебе всю жизнь похмеляться коньяком!..
За завтраком Михаил хмуро оповестил присутствующих:
– Сегодня вечером «лафа» отменяется, — я по госпиталю дежурю.
– И я сегодня дежурю, — сообщила Наташа.
– Ага, вместе со мной, — подтвердил Михаил.
Иванов задумался.
– Мне послезавтра в ночь летать. Значит, Наташа, я тебя не увижу два дня. Как поется в одной песне: «Легче ждать столетья, чем четыре дня…». Под столом Иванов положил руку на Наташино колено. Девушка не подала вида, но мягко прижала его руку другой ногой.
– Саша, а ты приходи к нам в отделение, — неожиданно предложила она. — Мы тебя ночью спрячем.
– А что, Миша, пусть он придёт? — поддержала Наталью и Ирина.
– Приходи — прикроем, — согласился Ковалёв.
– Обязательно приду! — пообещал Иванов.

В расположении Иванова ждал неприятный сюрприз: уходя, он не поставил в известность вновь назначенного комэска, и тот вечером, при обходе эскадрильи, обнаружил отсутствие командира звена.
– Принесло же его! — возмущался Андрей Ващенка. — И ведь пить с нами не стал — сволочь! Собрал всё звено и вычислил, что тебя нет. Я ему объясняю, что тебе разрешил старый комэск, что ты адрес оставил, а он: «Будем разбираться… Будем разбираться!» Гнида. Ещё командиру полка доложит.
– Всё нормально, Андрюха, — успокоил его Иванов. — Командир полка — мужик правильный. Ну доложит. Ну схожу «на ковёр». Ну получу выговор. Домой меня, что ли, отправят?
Перед предполётными указаниями Иванова подозвал командир эскадрильи.
– Иванов, где Вы были ночью? — спросил он, не повышая голоса. В этот момент к ним подошёл замполит полка — подполковник Косачаный. Надо было отвечать.
– У друга в городке, товарищ подполковник, — глядя в глаза, Иванов старался выдержать официальный тон. — Адрес у штурмана звена был.
– Ты отпрашивался у командира эскадрильи? — очень строго спросил Косачаный.
– Нет. Когда я уходил, комэск в расположении отсутствовал.
– А ты, вообще, у кого-нибудь отпрашивался? Ты в курсе, что идёт война, что мы находимся на военном положении? — раздражённый тон замполита не предвещал ничего хорошего. — И какой пример ты подаёшь подчинённым? Они пьют, играют в карты, бегают в «самоволки»!
– А что им делать? Сами знаете, в каких условиях живём! Хотя, Вы-то живёте в гостинице… — неожиданно вспылил Иванов.
– Иванов!.. — резко оборвал комэск.
– Извините, товарищ подполковник, погорячился. Нервы, — Иванов понял, что перегнул палку.
– Если ты так радеешь за личный состав, — саркастически начал замполит, пропустив сказанное подчинённым в горячке, — что ж ты один в «самоволки» бегаешь? Взял бы звено с собой, так сказать, в культпоход. — И развеселившись от своей неожиданной шутки, замполит взглянул на комэска. — Мы вот с Анатолием Ивановичем никогда «против» не будем, мы всегда «за» общественно-культурные мероприятия с личным составом.
Потом, перейдя на серьёзный тон, Косачаный добавил:
– Я тебе, Иванов, лично запрещаю отлучаться от звена после полётов! Понял? Если нарушишь моё приказание — слетишь, к чёртовой матери, с командиров звена и пойдёшь под арест. Свободен.
– Есть! — ответил Иванов и, повернувшись через левое плечо, пошёл к экипажам.
После получения предполётных указаний, когда экипажи шли к вертолётам, Ващенка участливо поинтересовался:
– Что, командир, «выдрали»?
– Ладно бы только «выдрали». Получил от замполита указание: от звена — ни на шаг!
– Не переживай, командир. Знаешь поговорку, что суровость российских законов компенсируется их невыполнением. Выкрутимся. Плюнь ты на этого замполита с его указаниями.
– Если я нарушу его указание — обещал посадить под арест, — довёл Иванов информацию.
– Это уже серьёзнее, — задумался Ващенка.
Идею он выдал уже в воздухе после взлёта.
– Сань, если замполит запретил оставлять звено — бери нас с собой. Мы тоже хотим к девочкам.
– Ты не перегрелся? Двенадцать человек! Где ж я вам столько баб найду?
Но постепенно до Иванова стало доходить, что в идее Ващенки есть рациональное зерно. Необходимо искать решение. Ведь он обещал Наташе быть сегодня в госпитале. А майора Иванова можно обвинить в чём угодно, только не в том, что он не держит слово, тем более данное Наталье.
В полёте Иванов обдумал предложение «правака». Выходило: или по его, или — никак. Если уйти звеном, а командир эскадрильи не отпустит, в чём Иванов не сомневался, то комэск обязательно доложит начальству. Попробовать договориться с Куркиным — дело пустое. Ещё по старому месту службы Иванов знал вредный характер Куркина, и что Толик — карьерист, каких мало. Причём, это самая опасная когорта начальников-буквоедов, зануд-теоретиков, которые не видят людей: подчинённые для них только средство достижения цели. Но если увести звено, то появляется шанс оправдаться перед Косачаным. «Врезать» по службе, конечно, могут, но это — не смертельно. Зато всю ночь Наташа будет рядом. А вот где разместить дюжину мужиков на ночь? Госпиталь, находящийся под охраной, отпадал сразу. Тогда что? Иванов раздумывал, как поступить. И тут судьба решила ему помочь. После возвращения из Ханкалы, на стоянке к Иванову подошёл командир эскадрильи с информацией:
– Сегодня на дежурство нужно выделить два экипажа. Я решил из твоего звена.
– Почему из моего? Сегодня не наша очередь. А завтра мы летаем в ночь, — возразил Иванов.
– Решение уже принято, — отрезал комэск.
– На машинах Крапивина не закончен регламент, — объяснил подошедший инженер эскадрильи. — Пусть сегодня твоё звено подежурит, а завтра Крапивин вас сменит.
– Кого назначишь? — спросил комэск. — Может, сам заступишь?
– Ну, да! А завтра мои мужики без меня ночью летать будут? — отказался Иванов от «любезного» предложения комэска и стал размышлять вслух:
– У нас сейчас на аэродроме Сучков и Фархеев…
– Кроме нас на земле Сучков и Мингазов. Фархеев на подходе, — подсказал всезнающий Ващенка.
– Сегодня заступят на дежурство Мингазов и Сучков. А мы с Фархеевым будем завтра летать, — принял решение Иванов.

– Что, командир, народу убавляется? — намекая на свою идею, спросил Ващенка, когда инженер с командиром эскадрильи отошли. — Сам Бог велит тебе взять нас к девочкам!
Да, из двенадцати шесть человек останутся ночевать на аэродроме. Теперь решение задачки облегчалось.
– Я ещё ничего не решил, — отрезал Иванов. То, что он пойдёт сегодня к Наташе, было уже делом решённым, но как поступить со звеном, Иванов пока не знал. И вдруг он вспомнил о квартире Ковалёва: она сегодня ночью пустовала. Если Ковалёв согласится, то парни смогут там неплохо отдохнуть. Иванов решил рискнуть.
После полётов, собрав оставшиеся два экипажа, он объяснил им ситуацию, честно предупредив о последствиях.
– Один раз живём, командир! — дружно ответили мужики. — Надоело взаперти сидеть! Пойдём, хоть на девок поглядим.
После ужина без разрешения командира эскадрильи Иванов увёл в город остатки звена. По дороге они зашли в магазин и взяли продуктов и по бутылке водки на брата. Добрались до проходной госпиталя без приключений. Оставив своих ребят недалеко от входа, Иванов подошёл солдату, стоявшему на воротах, и назвал фамилию дежурного врача. Михаил Ковалёв вышел и провёл одного Иванова в госпиталь. Теперь оставалось самое сложное — уговорить Михаила отдать ключи от квартиры.
– Да я за них головой ручаюсь! — убеждал Иванов Ковалёва, когда они уже входили в отделение. — Там утром будут чистота и порядок.
– Там ни меня, ни тебя не будет. Пойми, Саня, лично тебе бы — не отказал, а чужим людям не дам. Не проси!
Навстречу шла Наташа.
– Что это вы какие-то озабоченные. Случилось что?
Иванов в двух словах описал ситуацию, а в конце пожаловался на Ковалёва:
– Этот жмот не хочет верить моему слову.
– Ключей не дам! — упорствовал Михаил.
– Да ты пойми, — снова стал доказывать Иванов, — я повязан с этими мужиками: если уйдут они, придётся уйти и мне! Дай ключи, Мишка, я сам отведу их на твою квартиру, а утром сам их оттуда выведу. Порядок гарантирую.
– Сказал — не дам!
– Ну, Мишка, попроси ты меня о чём-нибудь! — разозлился Иванов.
– Сколько там твоих ребят? — о чём-то думая, спросила Наташа.
– Пятеро, — ответил Иванов с промелькнувшей надеждой на помощь девушки.
– Мы, наверное, сможем решить эту проблему, — она внимательно посмотрела на Михаила. — У меня там Иринка никак домой не уйдёт. Она живёт с Тамарой и Мариной, ещё одну подружку она найдёт без проблем. Думаю, мы можем пригласить одного из Сашиных друзей сюда, а остальные пойдут в гости домой к Ире, Марине и Тамаре.
– Я вам всем морду набью! — завёлся Ковалёв, выразительно глядя на Иванова.
– Тогда давай ключи, — предложила Наталья другой выход. Ковалёв задумался.
– Ладно. Я сам вас отведу, — без особой радости согласился Михаил.
По длинному коридору, заставленному кроватями с ранеными бойцами, они прошли в комнату отдыха медперсонала. Кроме Ирины, в комнате находилась Тамара и незнакомая Иванову очень полная, но симпатичная девушка. Все в белых халатах. Иванов поздоровался, и по ходу дела его познакомили с толстушкой. Звали её Нина. Пока Наталья с Ириной объяснялись в коридоре, Нина попыталась завести разговор с Ивановым:
– Скажите, а Вы в людей стреляли?
– Стрелял, — Иванов не имел большого желания обсуждать эту тему.
– А в Афганистане Вы были?
– Был.
– А какое у вас звание?
– Майор.
– Вы, наверное, будете полковником?
– Нет.
– Почему?
– Не хочу.
– Странно. А ордена у вас есть?
– Есть.
– А сколько? — толстуха становилась навязчивой.
– Немного. — Иванов с нетерпением посмотрел на дверь, потом перевёл взгляд на сидящую за столом Тамару. Она улыбнулась понимающе и покачала головой. Переменив тактику, Нина задала следующий вопрос:
– А вы с Наташей давно знакомы?
– Всю жизнь, — соврал Иванов и подмигнул улыбающейся Тамаре.
– Как интересно! — прощебетала Нина. — Значит, и дочку её знаете?
Иванов напрягся, постигая смысл сказанного. У Наташи есть дочь?.. В этот момент наконец-то Наташа позвала его в коридор. С большим облегчением Иванов вышел из комнаты. Михаил проводил его тяжёлым взглядом.
– Саша, сам расскажи Ирине, что к чему, — попросила Наташа.
– У меня на улице пятеро друзей, водка и закуска при них. Квартиру, — Иванов с благодарностью посмотрел на Наташу, — мы у Мишки выбили. Теперь моим ребятам нужны нескучные девочки. Помоги, Иришка. С меня — пузырь!
Ирина на минуту задумалась, потом спросила Наталью:
– Не знаешь, Катерина не дежурит?
– В хирургии сегодня Женя, — ответила та.
– Всё равно, только четверо набираются и то по предварительной прикидке. А я не могу, — Ирина, состроив противную рожу, показала пальцем в ту сторону, где сидел Ковалёв, — сами понимаете.
И, уже обращаясь только к Иванову, скривилась в улыбке:
– Так что один лишний получается. Предупреждать в таких случаях заранее надо.
– Всё получилось спонтанно… — начал оправдаться Иванов.
– А мы одного сюда пригласим, — снова пришла на выручку Наташа.
– Ну всё, тогда мы отчаливаем! — Ирина помахала Наташе ручкой.
– Ми-иш, пошли, что ли! — позвал Иванов Ковалёва.
– Не задерживайтесь! — напутствовала Наталья, когда хмурый Ковалёв появился в коридоре.
Парни Иванова скучали там, где он их оставил, но при виде симпатичной Ирины сразу оживились. Иванов объяснил им план дальнейших действий, уделив особое внимание порядку в квартире.
– Я поручился за вас перед хозяином и очень надеюсь, что пожалеть об этом не придётся, — закончил он инструктаж. — А девчата вас не подведут.
– И мы не подведём, командир! — пообещали мужики.
– Ну, тогда все вперёд, отдыхать! А ты пойдёшь со мной, — бросил Иванов Ващенке.
– Командир, за тобой, хоть в огонь, хоть в воду! — отозвался тот.
– Мальчики, ждите нас, — мило проворковала Ирина и, не прощаясь, пошла к автобусной остановке.
– Красавица, ты там поспеши! — прокричал ей вслед Мельничук с сальной улыбкой. И добавил тише:
— Классная девчонка!
Михаил нехорошо посмотрел на Иванова.
– С меня пузырь, Миша, — пообещал Иванов.
Ковалёв, ничего не ответив, повёл небольшой отряд в камуфляжных комбинезонах в сторону своей квартиры.

Оставив на квартире Ковалёва четверых мужиков и не дожидаясь девчат, Михаил, Ващенка и Иванов вернулись в госпиталь. Всю дорогу Михаил молчал. Эта идея с квартирой и подругами Иринки так и не пришлась ему по душе.
– Не унывай — жизнь прекрасна и удивительна! — входя в отделение, Иванов хлопнул Михаила по плечу.
– Командир, ты, как всегда, прав! — поддержал Ващенка.
– Романтики! — бросил Ковалёв беззлобно.
В коридоре, заполненном кроватями с ранеными, их встретила Наталья:
– Саша, вы с Андреем не поможете нам собрать несколько кроватей? Ждём поступление раненых, а коек свободных уже нет. Палатки на улице ставим.
Иванов посмотрел на Ващенку:
– Конечно, поможем.
Затем он обратился к Ковалёву:
– Миша, а вы с Ниной не могли бы пока сообразить из того пакета, что мы принесли, чего-нибудь на стол?
Ковалёв расплылся в улыбке и заверил:
– Всё будет на высшем уровне!
Вечерело. Во дворе госпиталя прямо на земле стояло несколько больших армейских палаток. Возле одной из них, сваленными прямо на землю, лежали разобранные старые солдатские кровати. Несколько здоровых солдат и легко раненые занимались их сборкой. Наташа подвела Иванова с Ващенкой к этой группе.
– Вот здесь, — она посмотрела на Иванова. — Помогите ребятам.
Иванов ответил коротко:
– Сделаем.
– Ну, тогда я пойду. — Когда закончите, куда идти, знаете. Мы вас ждём.
Она направилась к зданию госпиталя. А Иванов с Ващенкой стали осматриваться. Палатки пока пустовали в ожидании новой партии раненых.
Иванов взял в руки часть от кровати:
– Андрей, кончай глазеть. Работаем…
За сборкой Ващенка успел побеседовать с несколькими солдатами. Иванов работал молча.
Собрав последнюю из кроватей, лётчики вместе с легко ранеными пошли в отделение. Помыв в туалете руки, они собрались поужинать. В комнате отдыха их уже ждали: в середине стоял небольшой, но аппетитно накрытый стол с возвышающейся среди двух горок нарезанной колбасы и тарелки с овощами одинокой бутылкой водки. За столом рядом с Ковалёвым восседала толстая Нина. Увидев её через открытую дверь, Ващенка не стал сразу входить в комнату, а отозвал Иванова в сторонку и поинтересовался, пряча улыбку:
– Это и есть твоя «ведьма»? Я тебе сочувствую, командир. Как ты, вообще, под ней не умер?
Оценив по достоинству юмор «правака», Иванов ответил тем же:
– А это ты сегодня на себе узнаешь. Небольшая ошибочка: это — твоя «ведьма», Андрюша. Иди, познакомься с «приговором».
– Я её не буду! — испугавшись не на шутку, взмолился Ващенка.
– А кто обещал «в огонь и в воду»? — продолжал издеваться Иванов. — Выпьешь пару стаканов — понравится. Только представь, такая большая и вся будет твоя! А других в наличии нет.
– Нет и не надо! — заверил Ващенка. — Я всё равно никогда столько не выпью.
– А как же компания? — напомнил Иванов. — Что, Нина одна, что ли, будет сидеть весь вечер? Считай на сегодня это твоим боевым заданием.
– Конечно, если прикажешь, командир, лягу своей щуплой грудью на эту «амбразуру»! — обречённо вздохнул Ващенка. — И считайте меня кем хотите после этого…
Тут подошла Наташа, и Ващенка с восхищением уставился на неё.
– Что вы тут стоите, мальчики? Не стесняйтесь — проходите, садитесь за стол.
Иванову пришлось тащить Ващенку в комнату за руку.
– Знакомьтесь, девочки, это Андрей, — представил Иванов своего «правака» присутствующим.
– А это Нина. Наташу и Михаила ты уже знаешь, — представил он Ващенке всех находившихся в комнате.
Потом добавил на ухо:
– Нину прошу любить и жаловать.
– Грубый ты, — ответил Ващенка, посмотрев на Иванова, как врач на безнадёжного больного.
За столом ещё не сидели и часа, а Наташа раз десять бегала в палаты к раненым. Нина, в отличие от неё сидела спокойно, никуда не спешила. Пустая бутылка водки стояла под столом, бежать за второй желающих не нашлось.
– Если что, я буду у себя в кабинете, — Ковалёв тяжело поднялся из-за стола. — Спасибо за ужин. Не шумите тут сильно.
Он ушёл. Иванов видел, что Ващенка нравится Нине, но Андрей всегда привередничал при выборе женщин. Нина не казалась красавицей, хотя, если присмотреться, лицом была не дурна, а отсутствие талии компенсировала очень большая грудь. Видя равнодушие Ващенки к толстушке, Иванов тихо напомнил ему:
– Андрюха, не порть вечер.
Тот ответил взглядом приговорённого к казни, опрокинул в рот стакан водки и решительно выдохнул. Потом заставил себя поднять взгляд на соседку.
– Тебя не хватятся в отделении? — неожиданно поинтересовался он у Нины.
– У нас «тяжёлых» нет, поэтому я могу ещё посидеть, — ответила улыбающаяся толстушка. — И вообще, я сегодня поддежуриваю. Когда привезут раненых — начнётся моя работа.
Ващенка промолчал, отводя взгляд. Разговор явно не клеился. Ващенка тоже. Позвав Андрея в коридор, Иванов начал воспитательную беседу:
– Ну, что ты мучаешься? Нормальная баба.
– Да, Саня, у тебя во-он какая! — протянул Ващенка с завистью. — А мне что подсунул?
– Да за такую красотку любой кавказец тебе мешок урюка выложит! — попытался пошутить Иванов. Но Андрей даже не улыбнулся. Тогда Иванов сочувственно посоветовал:
– Выпей ещё. И компанию не порть.
– Ладно, командир, — согласился Ващенка, резко меняя тему, — вечер портить не буду. Ты видел, сколько тут раненых?
– Видел. Палаты переполнены, коридор забит. Ребят жалко. Вон ещё палатки ставят. Сколько русских парней положили! За что? А инвалидов сколько! Бедные девчата. Как только справляются?
– Да, достаётся им. Наташка и минуты не сидит на месте. По-моему, у вас с ней серьёзно. Видел, как она на тебя смотрит? Я не ошибся?
– Правильно, — Иванов обнял Андрея за плечи. — Ну, пошли — твоя девушка одна там скучает.
При напоминании о Нине, Ващенку перекосило. Но он взял себя в руки, и когда вернулась Наташа, Андрюха уже во всю заигрывал с толстушкой. Та цвела в улыбке.
– А что, кудрявая моя, не пора ли нам пойти подышать свежим воздухом? — наигранно пропел Андрей Нине. Та сразу засуетилась:
– Да, пора пойти проверить: как там мои?
– Вас проводить? — соблюдая этикет, поинтересовался Иванов с улыбкой.
– Нужен ты нам! — схамил Ващенка, состроив страдальческую гримасу за спиной толстухи.
Когда они ушли, Наташа прикрыла дверь, погасила свет и поставила будильник на два часа.
– Уколы надо делать, — пояснила она уставшим голосом.
– Намучилась ты, девочка, — Иванов участливо обнял её. Она прижалась, как котёнок — маленькая и беззащитная, и вместе с жалостью Иванов ощутил прилив огромного чувства нежности. Даже со своим «крутым» характером она оставалась просто слабой девчонкой, которая стала ему за эти дни самой близкой и дорогой.
– «Влетит» тебе завтра? — тихо спросила она.
– Переживём, — ответил он равнодушно.
– А зачем же ты шёл?
– Тебя хотел увидеть.
– Только, чтобы увидеть?
– Разве этого мало? И ещё я дал слово, что приду.
– Мне нравятся мужчины, умеющие держать слово. — Она поцеловала его в щёку. — Только ты упрямый и заставляешь других нарушать данное слово. Но мне с тобой хорошо. И я не хочу думать, что будет завтра.
– Это «завтра» зависит от нас, — ответил он, поцеловав Наташу.
– Саша, — прошептала она, ласково отстраняясь, — давай поговорим.
– Давай, — не стал настаивать Иванов. — Расскажи о себе.
– Да, рассказывать-то особо нечего. Я из провинции из небольшого городка. Там родилась, там окончила школу, потом техникум. Для поступления в институт денег не хватило. Я тогда решила, что обязательно заработаю много денег, чтобы мои дети ни в чём не нуждались. Постоянная нужда — это так унизительно. Поэтому я и в армию пошла. А у мамы, кроме меня, есть ещё старшая сестра и младший братишка. Сестра у меня — красавица!
– Как ты?
– Я по сравнению с ней — мышка–землеройка.
– Неужели бывают женщины красивее тебя?
– Перестань. Сравнишь, когда я вас познакомлю. Мужа она себе нашла из «новых русских». Так ничего, но ревнует к каждому столбу, а сам возвращается поздно пьяный или может вообще не прийти ночевать. За мной пытался «приударить». Скандалы у них постоянно. Мне такого не надо ни за какие деньги.
– А за какого мужчину ты бы пошла замуж?
– Да уж не за чучело в красном пиджаке и с цепью на шее. Пусть и с большими деньгами. Я ценю в мужчинах надёжность.
– А у тебя было много мужчин? Если не хочешь, можешь не отвечать.
Она немного подумала, потом ответила, глядя ему прямо в глаза:
– Если бы я только захотела, то у меня здесь рота стояла бы под дверью. Но время на вас тратить не хочется.
Иванова такой ответ задел:
– Расскажи мне про дочь.
Он почувствовал, как Наташа напряглась. После короткого молчания тихо промолвила:
– Дочка у меня — Надюша. Надежда. Ей уже скоро три годика. Из-за неё я и поехала сюда. Деньги очень нужны. Мы растём без папки.
– И с кем она сейчас?
– С бабушкой — моей мамой.
– В садик ходит?
– Нет. Бабушка не работает. Содержу всю семью.
– А кем работала твоя мама?
– Продавцом. Получила инвалидность. На работу не берут.
– Извини, Наташа, что лезу в твою жизнь, но кто отец?
– Всё непросто, Саша! Был и отец. И любила, казалось, я его так, что вокруг ничего не видела. Хороший был. Но женатый. И старше меня на двадцать лет. Не заметила, как всё закрутилось.
– Не смогла отбить у жены?
– Смогла бы, наверное. Но не стала. Сподличал он. Оказался слабым. Узнал, что беременная, денег на аборт дал. Я не пошла, решила рожать, а он нас бросил.
– А теперь с дочкой замуж не зовут?
– Почему же? Вот сегодня один полковник предлагал руку и сердце.
– Так чего же ты ждёшь? Кто тебе нужен?
– Ищу своего мужчину. И чтобы дочери отцом мог стать. Нам с Надюшкой хороший папка нужен.
– Наташа, а сколько тебе лет?
– А вы — не джентльмен, товарищ майор, — усмехнулась она. — Двадцать четыре, скоро будет двадцать пять, к вашему сведению.
– А смотришься моложе.
– Спасибо. Стараюсь.
– Надеюсь, ты понимаешь, что здесь в твоём положении женщина выглядит несколько двусмысленно? Пора бы тебе серьёзно подумать о семье и не связываться с женатыми мужиками. — Иванов говорил полушутя, но Наталью это задело. Она силой вырвалась из его объятий, встала с кровати и, взяв со стола пачку сигарет, уселась на подоконник.
– Извини, — произнёс Иванов. Он понял, что обидел её. — Я не хотел.
Она курила, глядя в окно, и не отвечала. Томительное молчание стало давить.
– Наташа, ну, прости! Слышишь?
– Не за что прощать, — отозвалась она. — Всё правильно.
После некоторого молчания тихо продолжила:
– Что вообще вы, мужики, можете знать о женском сердце? Вам всем одно подавай, да побыстрее! А мы привязываемся. Любая из нас мечтает встретить своего мужчину: и умного, и сильного, и доброго, и щедрого, чтобы он был защитником, а самое главное — другом. Думаешь, мне хорошо одной? Но нет таких! Кажется, вот он — настоящий! И ты веришь ему, бежишь ему навстречу, а он потом оказывается таким же, как и другие. И ещё слабаком. Очень больно разочаровываться. Мы же вас в душу пускаем, а вы — ноги вытираете! Потом те из нас, кто послабее, становятся циничными, равнодушными, могут переспать с кем попало, спиваются… Потом вы говорите: «бляди»… А кто нас такими делает?
Он молчал, не в силах что-то возразить: она во многом была права. Наталья выкинула недокуренную сигарету в окно и подошла к Иванову.
– А ты говоришь — замуж. На расстоянии вас мужиков приходится держать — все наши женские беды от вас.
– А может, тебе просто не везло с мужчинами?
– Саша, мне уже двадцать четыре, и я не вчера стала женщиной.
– Да, — вздохнул он, — не очень весёлая история получается. Но кое-что ты всё-таки упустила.
– Интересно, что же?
– Я скажу, но сначала прочту одно коротенькое стихотворение, как раз к теме. Хочешь послушать?
– Читай.
– Посвящается Наталье К.:
Осторожная — ты мне не веришь.
Взгляд, как лёд, — отогреть не спешишь.
Видно, трудными были потери
Для твоей беззащитной души.

От меня не услышишь упрёка,
Верю я, что оттает твой взгляд,
Перестанешь ты быть одинокой —
Есть немало хороших ребят.

Пусть тебе в это трудно поверить
Через опыт прошлых обид,
Но поверь, что находка с потерей
Где-то рядышком, близко лежит.

– Какая прелесть! — улыбнулась она. — Твоё?
– Моё.
– Так что я всё-таки упустила?
– Ты теперь не одна. Прошу не забывать и о моём существовании.
Она опустилась на кровать возле него и положила ему на плечо свою голову.
– Нет, Саша, — прошептала она. — Я знаю почти наверняка, что мы не будем вместе. Мне никогда не везло с хорошими мужчинами. И я не хочу думать о том, что будет завтра. Знаю только, что мне будет очень больно потерять тебя.
– Ну-ну, Наташка! — он погладил её по волосам. — У меня совсем нет желания расставаться с тобой.
– Узнаешь меня больше — может быть, появится.
– Не появится. Слишком дорого ты мне досталась.
– Может, ты и замуж меня возьмёшь? — она посмотрела ему в глаза.
– Если не будешь драться, — с улыбкой ответил он и поцеловал её ресницы.
– Сумасшедший. Умеешь ты «лапшу на уши вешать», Иванов. Но мне так хочется слушать тебя. Рядом с тобой я тоже начинаю сходить с ума…
Их разговор прервал звон будильника. Со словами:
– Я вернусь через десять минут. Не скучай. — Наташа вышла из комнаты.
Иванов сидел один в темноте и благодарил судьбу за то, что она подарила ему эту женщину. Как он мог раньше жить без неё? Теперь Иванов знал точно, что никому и никогда её не отдаст.
– Заждался? — спросила Наташа, входя в комнату. Она завела будильник. — Сейчас сообщили, что вертолёты с первой партией раненых уже вылетели из Грозного. Саша, ты извини, но мне надо хоть немного поспать. Тебе это тоже не помешает. Ложись на соседнюю кровать.
– Что же, будем спать, как брат с сестрой? — пошутил Иванов.
– Как брат с сестрой, — улыбнулась она в ответ.
Они легли на разные кровати не раздеваясь. Иванов почти сразу уснул.

Иванову приснился какой-то непонятный и странный сон: будто он идёт по знакомому ещё из детства саду, впереди — дом. Иванов видит этот дом в первый раз, но он его знает. Дом чем-то похож на дворец. На балкон третьего этажа выходит Наташа, очень красивая и одета, как царица, в белые одежды. За её спиной на ветру развевается накидка. Тоже белая. Никого кроме них двоих нигде нет. И тишина. Он бежит по крутой лестнице к Наташе. Высокие ступеньки поднимаются спиралью вдоль стен внутри дворца. Он пробегает второй этаж, забегает на третий. Из комнаты он видит Наташу, стоящую на балконе к нему спиной. Сердце его готово выскочить из груди от радости и счастья! Наташа поворачивается, поднимает ему навстречу руки, но смотрит куда-то мимо сквозь Иванова. И вдруг комната, где он стоит, начинает быстро наполняться водой. Она льётся со стен, с потолка — отовсюду. Неожиданно пол под Ивановым начинает опускаться, увлекая его вниз. Ему страшно потерять её, он зовёт Наташу по имени, но она не видит его и стоит с протянутыми вперёд руками. Пол вместе с Ивановым опускается всё ниже, но вода не приносит Иванову никакого вреда. Он всё зовёт Наташу, но уже не видит её. Рядом с ним откуда-то появляется старец в одежде буддийского монаха. Он произносит только одну фразу: «Ещё не время!». «Почему?!» — кричит Иванов. Мимо проходит незнакомая женщина в белом. Иванов видит только ее спину. Это не Наташа. «Почему?!» — снова кричит Иванов… и просыпается от тяжёлого звона будильника.
В холодном поту, не совсем ещё понимая, где находится, Иванов открыл глаза и увидел на соседней кровати просыпающуюся Наташу. Бешено стучащее сердце стало медленно успокаиваться, мысли приходить в порядок.
– Наташка, не бросай меня, — вымолвил он первое, что пришло в голову.
– Саша, что с тобой? — она смотрела на него в изумлении. Иванов не стал рассказывать про сон.
Неожиданно прозвучал знакомый голос:
– Вы тут живые, братцы-кролики? — в дверях показалась голова Ващенки.
– Сам ты — кролик! — шуткой ответил Иванов, приходя в себя окончательно. — А мы в этом деле — тигры! Львы! Правда, Наташа?
– Ну вот уже оскорбляют вместо того, чтобы сказать «Здрасьте», — заскулил в своей манере Ващенка. — Похоже, вы меня не рады видеть.
– Да, рады, рады — заходи! — ласково пропела Наташа, поправляя постель, с которой только что поднялась.
– А я, между прочим, ещё не ложился, — сообщил Ващенка, проходя в комнату.
– Андрюша, тебя за что-то наказали? — Иванов состроил участливую гримасу.
– Да нет, — подхватила Наталья, — это Нина у нас такая большая, что занимает всю кровать. Вот мужикам и приходится всю ночь рядом стоять.
Иванов с Натальей рассмеялись, а Ващенка обиделся:
– Я с вами больше не пью — грубые вы.
– Андрей помогал нам раненых распределять, — перестав смеяться, сказала Наталья.
Иванов сразу стал серьёзным:
– А меня не могли позвать?!
– Не хотели будить. Андрей сказал, что тебе летать.
Иванов бросил сердитый взгляд на Ващенку:
– А ему — нет?..
– Чай будете? — сменила тему Наталья.
– Нет, спасибо, — отказался Иванов за двоих. — Нам ещё в столовую идти.
– Какие планы на завтра? — поинтересовалась девушка. — Я завтра вечером свободна.
– Его сегодня арестуют, — ответил за Иванова Ващенка, с плохо скрытой обидой в голосе. — А я приду.
– Это может случиться? — Наташа смотрела на Иванова с беспокойством.
– Не придёт, — ответил Иванов, понимая, что совсем не об этом спрашивает Наташа.
– Саша, я серьёзно…
– Может случиться так, что, действительно, прийти завтра я не смогу. Замполит решил меня контролировать. — Он взял Наташину руку и, заглянув в глаза девушки, ласково пожал её пальцы.
– Тогда завтра вечером ждите меня к себе в гости! — неожиданно объявила она. Парни опешили от такой новости.
– Там же три этажа диких самцов! — Иванова беспокоило то, какую «славу» могут пустить о Наташе, увидев её в мужском общежитии.
– Я же не к ним — я к тебе приду, — спокойно ответила девушка. — А с собой возьму кого-нибудь из подруг.
– Во-во, Нину! — подсказал Иванов, покосившись на дующегося Ващенку. — За такую «секс-бомбу» тебе вся общага ящик водки «выкатит».
– Только не Нину! — испугался Андрей. — Или я останусь ночевать на аэродроме.
– Нину!.. — продолжал, настаивать Иванов.
– Успокойся, Андрюша, Нины не будет, — понимающе улыбнулась Наталья.
Через минуту за ними зашёл сменившийся с дежурства Ковалёв и, попрощавшись с Натальей, парни втроём направились на квартиру Михаила за отдыхающими в ней экипажами. По дороге невыспавшийся Ващенка делился впечатлениями от проведённой в госпитале ночи. Постепенно с серьёзных тем Андрей перешёл на свои обычные рассуждения в философском стиле:
– У вас там и женщины лежат, — говорил он, обращаясь к Ковалёву. — Правда, немного. Но можно было бы их всем звеном «полечить».
– Как бы «лечилки» не поотваливались! — пробурчал Ковалёв, но Ващенка оставил его реплику без внимания.
– Давай организуем шефство, Саня, — полусерьёзно предложил Андрей. — Поможем Михаилу.
– А может, они там все уродины, а ты в темноте с радости и не разглядел? — спрашивал Иванов с улыбкой. Ему почти всегда нравился безобидный трёп «правака».
– Есть, конечно, всякие, — согласился Ващенка, — но опять же, — это на любителя. И ведь, командир, ты и сам знаешь, что некрасивых женщин в природе не существует…
– Ну, это ты нам уже доказал, — снова вмешался в разговор угрюмый Ковалёв. Такую реплику Ващенка уже не смог стерпеть.
– А с этой вашей Ниной мне приказал поработать мой непосредственный начальник. Я выполнял приказ. Правда ведь, Саня? — Андрей искал у Иванова поддержки, но тот от приступа смеха уже не мог говорить и лишь, отмахиваясь от товарища, хватался руками за живот.
– Сам бы я никогда не решился на такое. Я боюсь больших и толстых, — с видом праведника продолжал почти серьёзно оправдываться Ващенка, не дождавшись нужной поддержки. — Они не в моём вкусе. Но не мог же я ослушаться приказа любимого командира.
– Ну, хоть чуть-чуть понравилось? — немного успокоившись и вытирая слёзы, поинтересовался Иванов.
– Командир, я дико извиняюсь, ты слонов любишь? — с невинным видом спросил Ващенка.
– Да как-то всё не приходилось, знаешь… Не каскадёр я и не люблю ни цирк, ни зоопарк с детства.
– Вот и я не люблю, коллега! — Ващенка сделал особое ударение на слове «коллега». Дождавшись, когда Иванов с Михаилом перестанут смеяться, он сказал уже серьёзно:
– Нина очень хороший человек. Мы с ней о многом переговорили. Не везёт ей в жизни, но она не теряет чувства юмора. И добрая она.
– Добрая, — поддакнул Михаил. — Никому не отказывает.
– А кому от этого плохо? — спросил Иванов.
– Да никому, — равнодушно пожал плечами Ковалёв.
– А знаешь, Миша, мне сегодня Наталья одну правильную вещь сказала, что не знаем мы женского сердца, порой, не чувствуем женской души. Нам этим девчонкам каждый день «спасибо» говорить надо: и Наташке, и Марине, и Иринке, и Тамаре, и Нине, и всем- всем, кого коснулась эта война. Ведь только они нам, мужикам, помогают успокоить наши изуродованные души! И они их лечат. Лечат, Мишка! Ты это сам знаешь. Правда, у нас тут ещё есть выбор: наркотики и водка. Но это уже для слабаков…
– Полностью поддерживаю, — серьёзно сказал Ковалев. — Особенно после Андрюшиного примера: на вид — не богатырь, а обязуется излечить всех женщин в госпитале вместе с медперсоналом, сёстрами и санитарками. Преклоняюсь перед будущим подвигом!
– Спасибо, конечно, за доверие, но вы переоцениваете мои скромные возможности: про санитарок я ничего не говорил, — сдержался Ващенка. — И тут работать всем звеном надо. Может, даже и полком.
– Специалист! — ухмыльнулся Ковалёв. — Быстро схватываешь.
– Теперь, Андрюша, в нашем звене, — обратился Иванов к Ващенке, — будет свой специалист симпатичного профиля: «Лётчик — гинеколог второго класса».

На квартире Михаила ожидал неприятный сюрприз: там была Ирина. Ковалёв вытащил её из ванной, где та пряталась. Вечером Ирина обещала ему, что только приведёт подруг, а сама не останется. Но нужно было знать Ирину! Теперь Иванову стала понятна причина испорченного настроения Михаила. Ковалёв вытащил Иринку за руку в коридор полностью одетой, но даже Иванов не верил в её клятвы, что она ни с кем из парней не переспала. Наверное, просто, не успела исчезнуть до Мишкиного прихода.
– Маринка вчера не пошла, а ребята попросили остаться потанцевать и всё! — горячо убеждала она Михаила, честно глядя ему в глаза. — Я только компанию составила. Спроси у всех, если мне не веришь!
Все — это четверо парней звена, почти уже одетых, и ещё три не знакомых Иванову девушки, одетых только наполовину. У всех тяжёлые мутные взгляды, лица помяты. Разборка между Ковалёвым и Ириной давила всем на нервы, надо было что-то срочно предпринимать. Иванов обратился к своим товарищам:
– Вижу, что отдохнули вы неплохо. Приберитесь тут и через десять минут жду всех на улице.
Теперь надо было выручать Иринку.
– Миша, остынь. Если не веришь ей — набей морду мне. Только не ори при всех — пользы от этого не будет.
Михаил зло посмотрел на Иванова:
– Это к нашему с тобой разговору о душе. Ты ей веришь?
– Верю, — честно ответил Иванов, потому что имел в виду не Иринку, а душу.
– Да идите вы все!.. — Ковалёв выскочил из квартиры, со всей силы хлопнув дверью. Ситуация развивалась не лучшим образом. Схватив скулящую посреди коридора Иринку за руку, Иванов затащил её обратно в ванную и прикрыл дверь.
– Ты что, совсем сдурела?! — зарычал он на неё.
– А чего вы так рано притащились? — чуть не плача, ответила виновница скандала.
– Ты бы хоть меня предупредила.
– Я не хотела, так всё получилось! — уже не стеснялась слёз Ирина.
– Уж ты-то «не хотела»! — передразнил Иванов. — Правильно говорят, что красивым Бог ума не даёт. Как теперь быть с Мишкой?
– Я попрошу у него прощения, — ревела Ирина.
– Ладно, — Иванов, успокаивая, обнял её за плечи. — Проси. Может, простит. А плакать будешь перед Мишкой. Но я бы на его месте не простил.
– А ты думаешь, что твоя Наташка лучше, что ли? — всхлипывая, выговорила Ирина.
– Эх, ты… — спокойно сказал Иванов и, не удостоив её даже взгляда, вышел из ванной.

Михаил ждал внизу, на улице и разговаривать с Ивановым не захотел. Когда все, кроме Ирины, вышли, Ковалёв зашёл в подъезд. Какой у них там состоялся разговор — можно было только догадываться.
По дороге в общежитие Иванов думал, что сегодня для полного счастья ему не хватает того, что бы его, как командира, «выдрали» перед строем полка за «самоволку» звена. Но когда они прибыли в расположение, оказалось, что их никто не искал. В такой подарок судьбы Иванов поверил с трудом. На аэродроме он ожидал, что вот-вот командир полка вызовет его «на ковёр», но всё было спокойно. Причина вскоре стала ясна: прошлым вечером новый комэск «обмывал» с начальством своё назначение и «нализался» так, что не смог добраться до расположения эскадрильи и ночевал в гостинице в комнате замполита полка. Всё это выяснил незаменимый Ващенка.
– Как говорится, везёт дуракам и пьяницам! — балагурил на радостях Андрей. — Командир, если мы не пьяницы, тогда кто?
– А ты сам подумай, кто в армию сам идёт, тем более в нашу? — беззлобно зубоскалил в ответ Иванов.
– Обижаешь, Саня. А если идут не от хорошей жизни?
Иванову снова вспомнился ночной разговор с Наташей.

Лётная ночь прошла как обычно: взлёт — посадка, взлёт — посадка. Только в Ханкале Иванову запомнилась группа молоденьких солдат — человек восемь, особняком стоявших в стороне от всех. Иванов подрулил вертолёт на стоянку, недалеко от этой группы, и выключил двигатели. Пока велась разгрузка — погрузка, он подошёл к солдатам.
– Здорово, бойцы! — поприветствовал он бодро.
– Здравия желаем, — ответили они тихо и недружно. В глазах этих ребят он увидел столько боли и пустоты, что ему стало даже как-то стыдно за своё хорошее настроение.
– Что такие невесёлые?
Молчат, опускают взгляды.
– Из госпиталя?
– Нет, — глядя в землю, ответил один. Видя, что разговора с ними не получается, Иванов отошёл. Объяснил ему всё армейский прапорщик — старший этой странной группы.
– Из плена пацаны. Кастрированные. Везу вот по домам — отвоевались. М-да! Что матерям говорить буду? — прапор закурил, пряча глаза, будто это он сам был виновником их беды.
Иванов почувствовал, как остатки хорошего настроения совсем исчезли. С чувством необъяснимой собственной вины он смотрел на этих восемнадцатилетних ребят, у которых уже никогда не будет детей, жён, которые уже никогда не смогут испытать счастья любить женщину.
Когда, взяв на борт раненых, они выруливали на взлётную полосу, Иванов оглянулся назад: кучка несчастных всё так же сиротливо жалась в стороне от всех.
– Тут уж не знаешь, что лучше, — вздохнул Мельничук, — сразу насмерть, или когда яйца отрежут.
Весь полёт экипаж молчал.

Днём два экипажа, отработавших ночью, отдыхали в «общаге». Иванов жил в ожидании вечера. К ужину парни набрали хлеба и котлет в столовой, троих ребят Иванов отправил в магазин за водкой и консервами — звено ждало гостей. Соорудив между двух кроватей стол из табуреток и настелив на них газет, летчики с удовольствием занялись сервировкой.
В комнате наводился авральный порядок. Кто-то мыл голову, кто-то брился. Вскоре на столе появились водка и консервы. Заняв всех делом, Иванов пошёл на улицу встречать девушек.
Три светлых девичьих силуэта он заметил издалека и почувствовал, как сердце забилось в радостном волнении. Наташу и Ирину он узнал сразу по уже знакомым платьям, а вот третью девушку, которая выглядела ничуть не хуже своих подруг, смог рассмотреть, когда они подошли ближе. И он с удивлением узнал в третьей девушке ту самую Марину, с которой познакомился в доме Анны Семёновны несколько дней назад. Она тогда ещё приглянулась Ващенке.
– Надеюсь, знакомить вас не надо? — после взаимного приветствия улыбалась Наташа. — Показывай, где вы ту живёте.
– Да мы, вроде, все знакомы, — ответил Иванов и повёл трёх фей к себе на этаж.
С каким чувством гордости шествовал Иванов по лестнице впереди трёх красавиц, наблюдая, как «зависают» и с нескрываемой завистью глядят им вслед пилоты из соседних подразделений! Кто-то, не удержавшись, присвистнул и выразил свои чувства возгласом:
– Вот это да!
– Саня, куда тебе так много? — весело прокричал выскочивший на лестничную площадку один из пилотов с «двадцатьчетвёрок». — Дай нам одну!
– Извините, парни, спецзаказ. Самим мало! — также весело отшутился Иванов.
– И где же таких заказывают? Подскажи!
– Нас нужно завоевать! — ответила за всех Наташа.
Все три девушки держались на высоте: улыбались, не опускали глаз перед любопытными взглядами, чем вызывали всеобщее уважение.
– О-о-о! — прозвучал дружный вскрик восторга, когда девушки перешагнули порог комнаты, и все находящиеся в ней, повернув головы, вначале застыли на месте, затем те, кто сидел, поднялись навстречу. Немая сцена продолжалась несколько секунд.
– Прошу любить и жаловать дорогих гостей! — Иванов был явно доволен произведённым впечатлением.
Всё звено сразу представить он не мог, поэтому каждый подходил к девушкам сам и галантно представлялся. Иванов не узнавал своих парней, — они изменились за какое-то мгновение: от усталости на лицах не осталось и следа, она сменилась добрыми улыбками, в глазах заблестела радость, весёлые шутки звучали с разных сторон. Праздник начался.
Иванов закрыл на палку дверь в комнату, чтобы не примазался кто-то лишний. Всё звено вместе с гостьями разместилось за импровизированным столом. После третьего звучали тосты за женщин и любовь. Наташа и её подруги нравились всем присутствующим. Девчата пили не меньше мужчин, понимали и поддерживали негрубые армейские шутки, сами рассказывали смешные истории из своей жизни, были настоящим украшением грубой мужской компании. Потом начались танцы под магнитофон. Дверь пришлось открыть, пилоты часто выходили курить. Всех любопытных и случайно забредших вежливо выпроваживали в коридор. В туалет, — а на этаже работал только мужской, — девушек сопровождал конвой из четырёх или пяти джентльменов.
– Классно гуляем, командир! — выразил общее мнение один из пилотов. — Жаль только, что девчат так мало.
Чтобы как-то восполнить этот недостаток, девушки танцевали со всеми по очереди. Их яркие разноцветные платья, как три весёлых островка на зелёном поле, создавали радостный контраст в сплошной массе камуфляжа. Иванову удалось потанцевать с Наташей только один танец из пяти или шести.
– Хорошие ребята у тебя в звене, — промолвила девушка, когда они медленно кружились под музыку. — И девчонкам нравятся.
– А что здесь Ирка делает? Что-то она совсем не похожа на убитую горем.
– Она с Мишкой повздорила и теперь решила всё делать ему назло.
– Ты сегодня очень красивая. — Иванов нежно коснулся губами Наташиных губ.
– Стараюсь тебе нравиться, — с улыбкой ответила она. — Жаль, что скоро нужно уходить.
– А ты останься, — предложил Иванов безумную идею.
– Не дури мне голову, майор, а то останусь! — ответила Наталья решительно.
– Останься. Я буду охранять тебя и только для тебя буду всю ночь петь под гитару.
– Ты играешь на гитаре? — не поверила Наташа. — Мне очень нравится, когда поют под гитару. Спой сейчас. Пожалуйста.
– Любое Ваше желание будет исполнено, принцесса! — Иванов с улыбкой поцеловал девушке руку.
– Мужчины, — обратился он к присутствующим, убавляя звук магнитофона, — дамы просят спеть под гитару. Споём?
– Давай, командир, спой девчатам! — поддержали его сразу несколько голосов. — Романсы, командир, или наше что-нибудь!
Один из лётчиков побежал к соседям за гитарой и вскоре принёс инструмент. Магнитофон выключили. Взяв старенькую гитару, Иванов сел на стул, посередине комнаты. В проходе и на кроватях расселись зрители. Перед началом пришлось извиниться:
– Прошу не судить строго: перед вами — самоучка.
– Знаем, Саня, начинай!
Вначале опробовав гитару, Иванов быстро подстроил струны. Потом, бросив взгляд на Наташу, — она смотрела на него с нескрываемым интересом, — он заиграл. Пел Иванов то, что приходило в голову: «Напрасные слова», «Не уходи», «Без тебя». Во время исполнения он смотрел на Наташу, потому что пел только для неё. Когда прозвучали последние аккорды очередного романса, Ващенка попросил:
– Николаевич, спой ту песню — про погоны.
– Какую? — не понял Иванов сразу.
– Ну, ту, что ты из блатной переделал.
– Понял, понял, — закивал головой Иванов. — Расскажу для тех, кто ещё не знает: она переделана мной из одной из песен мало еще известного автора-исполнителя из Твери — Михаила Круга. Когда недавно я услышал её, она мне понравилась. Я изменил только слова, а названия ещё не придумал. Итак, песня без названия!
И он запел:

Растревожились мысли: как быть?
С детства стать я хотел офицером,
Чтобы честно России служить,
Я военную выбрал карьеру.

Никогда ни о чём не жалел,
Хоть судьба помотала неслабо.
Я в России погоны надел
И в Российскую землю лягу.

Кто лежит, кто летает ещё –
Разбросало по карте России.
Круто нас на Кавказ занесло.
Вновь «верхи» воевать порешили.

Их детишкам в России не жить,
Вот и грабят Россию «крутые»,
Я ж Присягу давал на всю жизнь —
Для меня есть понятья святые.

Надоела мне доля моя:
Постоянно тревожные сборы.
Без надежд, без жилья, без «копья» —
То Афган, то Кавказские горы.

Никогда ни о чём не жалел,
Никогда не нарушу Присягу.
Я в России погоны надел
И в Российскую землю лягу.

Не успел затихнуть последний аккорд, как за спиной Иванова прозвучал голос:
– Неправильные песни поёшь, майор!
Иванов обернулся. В дверях комнаты стоял заместитель командира полка по воспитательной работе, или, как лётчики ещё называли по-старому, — «замполит», — Косачаный.
«Принесла нелёгкая!», — тяжело вздохнув, подумал Иванов. Вечер был испорчен.
– Правильная песня, товарищ подполковник! — загудели пилоты. Очень даже правильная — про нас! А всяких гадов продажных надо к стенке ставить! — Никто из сидящих у стола не поднялся навстречу замполиту. — Губят Россию…
– Это хорошо, что вы за командира — горой! — Косачаный прошёл, без приглашения, в комнату. — Плохо, когда командир подчинённых не тому учит.
– Что, у них своих мозгов, что ли, нет? — спокойно возразил Иванов, не глядя в сторону замполита.
Косачаный сел на предложенный Мельничуком стул и оглядел всех присутствующих наигранно-весёлым взглядом.
– Ну, что ж, давайте поспорим, — примирительно предложил он, пытаясь наладить контакт с аудиторией. — Но сначала налейте рюмочку начальству, — я хочу выпить вместе с вами за присутствующих здесь красивых девушек.
Иванов заметил, что Косачаный улыбнулся Наташе, как старой знакомой. Она также улыбнулась в ответ. Иванов крепче сжал в руке гитарный гриф.
Все поддержали тост за девушек.
– Так кого вы хотите поставить к стенке? — поставив опорожнённый стакан, спросил Косачаный.
Иванов, зная свой характер, решил не ввязываться в спор с начальником и поэтому молчал.
– Сами знаете, кого, — ответил кто-то.
– Что ж вы? Смелее! Давайте поговорим начистоту! — распалял себя Косачаный. — Так вы говорите — к стенке! Кого? Правительство? Думу? Не слишком ли большой список получится? А, Иванов?..
– Нормальный… — буркнул тот, чувствуя огромное желание высказать всё, что наболело, но разводить демагогию не хотелось.
– Что?.. Что ты сказал? — поперхнулся закуской Косачаный.
– Всё нормально, говорю!.. В России мир и благодать, — излишне громко ответил Иванов. — Демократия!
– Какой мир?! — возразил кто-то из пилотов. — Бардак в России. Беспредел криминальный! Кому нужна такая демократия?
– Может, вы по Сталину соскучились? По лагерям? По расстрелам? А? — почти выкрикнул замполит.
– При нём хоть порядок был, — снова сказал кто-то.
– Вы при Сталине не жили, и дай вам Бог, никогда не жить при культе личности! — сел на своего любимого «конька» замполит. — Скажите «спасибо», что сейчас не те времена!
– Конечно, — раздался другой голос, — лучше жить при культе ничтожества, изображающего из себя личность. И Россию разворовывать! А времена всегда одинаковые…
– Это ты, Костин? — насторожился Косачаный.
– Я, товарищ подполковник, — спокойно ответил крепыш — борттехник из экипажа Фархеева.
Рядом с ним сидела Ирина, и Иванов стал догадываться, с кем она изменила Ковалёву. Что ж, капитан Костин — мужчина интересный и неглупый — всегда нравился женщинам.
– И кого же ты имеешь в виду? — осторожно поинтересовался Косачаный.
– Кого имел, того имею, — хамил Костин, но замполит на это не отреагировал. — Вы ведь тоже при Сталине ещё не родились, товарищ подполковник, а рассуждаете так, будто лично были с ним знакомы.
– Ну а ты-то что можешь об этом знать, чтобы так однозначно защищать Сталина? Все его дела — на крови народа! Все! — Косачаный явно нервничал.
– Я знаю, что такого беспредела, как здесь сейчас, с русским наром при Сталине не было и быть не могло. При нём никто не делал разницы, кавказец ты или москвич, когда нужно было воевать или отстраивать страну. Да, жертвы были немалые. Но и цели достигались немалые. А всю Чечню Сталин очистил за сорок восемь часов. Вы слышите? — Костин, повысив голос, говорил с замполитом как с глухим. — В феврале сорок четвёртого года, когда страна истекала кровью на фронтах страшной войны, за сорок восемь часов все чеченцы были погружены в сорок тысяч вагонов и вывезены в Казахстан и Забайкалье. Все до одного! Кто их вернул? Тоже деятель — демократ, что отрёкся от Сталина и подарил хохлам часть России и Крым, а китайцам Порт-Артур. Что-то этот «демократ» тогда у народа разрешения на это не спрашивал. А Сталин был в сто раз мудрее всех последующих правителей вместе взятых! Он болел за страну. Расширял её границы. Его уважали самые известные главы государств. А кто теперь нас уважает? Мы сами-то себя не уважаем.
– Прости, Костин, не могу с тобой согласиться. Сколькими жертвами заплатил народ за все Сталинские преобразования? Сколько умных голов полегло во время репрессий? — Косачаный говорил уверенно, с выражением, прямо глядя в глаза собеседнику: видимо, по части демагогии замполит был силён. И Иванов не выдержал:
– Перегибы были всегда, при любой власти. Разве не так? Что, в Москве в Белый Дом из танков не палили в 93-м? А с приватизацией что сотворили? А вспомните Афганистан. Или Чечню… И всегда страдает народ. Но у Сталина была цель — сделать сильной страну! А что мы видим сейчас?
– Это тот случай, когда цель не оправдывает средства. При Сталине жертв было слишком много! — упорствовал замполит.
— И назовите нам, пожалуйста, Игорь Дмитриевич, официальную цифру: сколько погибло людей от репрессий Сталина? — обратился Иванов к замполиту. — Вы же в академии учились, там об этом должны были говорить.
– Говорили! — замполит свысока взглянул на Иванова. — За время правления Сталина были репрессированы более шестидесяти четырёх миллионов человек. Нам об этом читал лекции профессор Волкогонов.
– А теперь, — вежливо попросил Иванов Косачаного, — скажите, пожалуйста, хотя бы примерно, сколько оставалось населения в Советском Союзе после Гражданской войны, скажем, в 1924–1925 годах?
– Ну, так точно сейчас сказать не могу, — Косачаный потёр висок. — Но, если мне память не изменяет, где-то примерно сто двадцать — сто тридцать миллионов человек.
– Пусть примерно, — кивнув головой, продолжал Иванов. — А сколько всего проживало в Советском Союзе на момент переписи в тысяча девятьсот тридцать девятом году?
– Около ста семидесяти миллионов, — не подумав, ответил Косачаный.
– Теперь давайте посчитаем: рост населения, несмотря на репрессии, в эти годы составляет около тридцати процентов. Правильно? А репрессированных, по вашей информации, получается — каждый третий. Посчитайте сами, выходит — каждый третий. И даже больше, включая стариков и младенцев. Так? — Иванов почти ласково смотрел на задумавшегося замполита. — Хотите, угадаю с трёх раз, кто платил Волкогонову?
– Но эта цифра за все годы правления Сталина! — не сдавался Косачаный. — И ты, Иванов, забываешь, что под репрессии попали целые народы: чеченцы, ингуши, крымские татары, калмыки!
– Ну, если Вы всё так хорошо знаете, почему не говорите, за что? — Этот спор стал захватывать Иванова. — Почему не говорите, что чеченцы, ингуши и крымские татары служили у немцев в карательных частях, даже целая дивизия из них была сформирована? А при подходе немцев к Грозному старейшины чеченских родов приготовили подарок Гитлеру: белого коня и бурку. Знаете вы об этом, Игорь Дмитриевич? А калмыцкая конная дивизия при подходе немцев к Сталинграду оголила участок фронта, пропустив противника, и ушла на левый берег Волги, где занималась грабежами и разбоем, когда Сталинград обливался кровью. Из-за предательства калмыков наши войска понесли страшные потери. Целый год «дикая» калмыцкая дивизия «беспредельничала» в тылу наших войск. Только после уничтожения немцев под Сталинградом, наконец, смогли разобраться и с этими предателями. Или вы считаете, что для того времени Сталин поступил жестоко? Я считаю, что товарищ Сталин, как никто другой, очень хорошо знал наш народ. Если я вас не убедил, и вы по-прежнему придерживаетесь версии господина Волкогонова, давайте спросим присутствующих, у кого в семье есть репрессированные при Сталине?
Оказалось, что у Мельничука дед сидел после войны за воровство хлеба с колхозного поля.
– А у тебя в семье кого-то репрессировали? — Косачаный выжидающе смотрел на Иванова.
– Можете посмотреть моё личное дело, — усмехнулся Иванов. — Мой дед был казачьим сотником в Империалистическую, потом служил у атамана Семёнова под Читой. В Китай с ним не ушёл. Служил, правда недолго, в Красной Армии у Блюхера. Потом в тридцать шестом попал под репрессии. Отечественную начинал в штрафбате. Дожил до девяноста лет и ни разу плохого слова про Сталина не сказал.
– Воспитывать при Сталине умели, — согласился замполит.
– Наверное, Игорь Дмитриевич, воров, бандитов, убийц и всех остальных уголовников тоже надо отнести к Вашему числу «репрессированных»? — «додавливал» его Иванов. — А по-моему, разные «ужасные» цифры того времени нужны нынешней власти для того, чтобы запугивать свой народ и чтобы тот, не дай Бог, не просчитал новые цифры по Афганистану и Чечне.
– Вот при Сталине тебя, Иванов, первого расстреляли бы за такие слова! — зло бросил Косачаный. — А сейчас, конечно, ты чувствуешь себя героем — можно всё говорить. А такие разговоры и приносят самый большой вред!
– Кому? Стране? Не согласен! Народу? Нет! Властьпридержащим? При Сталине, товарищ подполковник, мы бы с Вами не оказались в таком дерьме! — Иванов понимал, что начал излишне волноваться, но уже ничего не мог поделать. — Чечня — это позор нынешнего правительства и боль всего народа! При Сталине, товарищ подполковник, не могло существовать террориста Басаева! После недавних событий в Будёновске порядочное правительство должно было уйти в отставку вместе с президентом. А Басаева отпустили, чтобы он стал героем, чтобы с него пример брали другие боевики. О чём только в Москве думают? О больших деньгах? Поверьте, теперь после Будёновска террористы не остановятся.
– Правильно Саня говорит! — поддержал Ильяс Мингазов. — Да, только за Будёновск всех этих «чичей» нужно засыпать ковровыми бомбардировками. А то у них там, в Кремле, — всё игрушечки! А люди гибнут здесь!.. И такое впечатление создается, что в нашем правительстве одни двоечники да бездарности! Или подосланные провокаторы, которые работают на «дядю Сэма»! Говорят, что из Кремля финансируются боевики. И я верю! У татар на Волге вовсю идёт агитация за войну против «неверных». Я знаю, потому что сам родом из тех мест. Могло случиться что-то подобное при Сталине?
– А у моих деда с бабкой, — вступил в разговор Серёга Сучков, — они в деревне жили, до войны было пятеро детей. И нормально жили — не голодали. Потом три маминых брата погибли на войне. Смертью храбрых. И никто не сказал, что они погибли зря.
– А сейчас попробуйте вырастить пятерых! — добавил Мингазов.
– Да, Вы прибавьте, товарищ подполковник, к своей цифре ещё двадцать семь миллионов человек, погибших во Второй мировой! — снова вступил в разговор Костин. — Совсем интересная цифра получается! Вы не находите?
Но замполит ответить не успел. Его опередил Шура Касымов:
– Короче, я так понимаю: раньше нам мало чего говорили, а теперь совсем забрехались! И ведь многие верят. И вы тоже, товарищ подполковник.
– Наши люди сказки любят, — произнёс в своей манере Ващенка. — Про курочку Рябу с золотым яичком да про всяких там волшебников, чтобы всё на халяву! С детства нам мозги «пудрят». А правда — она совсем другая. Почему вы нам её не говорите?
– Больно круто вы заворачиваете, — как-то неопределённо проговорил Косачаный. — Вы не верите в Великую Россию?
– Почему же? Верим! — ответил Иванов. — Но, во-первых, Россия уже пережила пик расцвета при Иосифе Виссарионовиче. И таких темпов роста ей уже никогда не достичь. А в нынешнем столетии, по моему мнению, ей светит только разграбление и обнищание. Во-вторых, в России идёт захват всего, что имеет хоть какую-либо цену. При нынешней власти народ от этой приватизации ничего не получит, потому что она — путь разграбления страны кучкой чиновников в союзе с криминальными авторитетами. А то, что даже стратегически важные предприятия скупаются иностранными компаниями, — это как? Прибыль от приватизации имеет только власть или точнее — властьимущие чиновники. Добавим сюда доходы от перекачки за границу нефти, газа и электроэнергии. Куда идут эти деньги? На укрепление и закрепление нынешней власти и в карманы всяким прихлебателям! В результате, мы можем иметь приватизацию власти властьимущими. А для них народ — скот, расходный материал, в чём мы с вами здесь в Чечне можем убеждаться каждый день. Они всю страну превратили в разменную монету — в свою колонию. И с этой властью, Игорь Дмитриевич, Вы надеетесь на Великую Россию?! Так что правильные слова у песни получаются. Не хотел я разводить демагогию, но, извините, «достали»! А перегибы — они при любой власти будут. Но давайте лучше выпьем, — желая сменить тему, предложил Иванов и взглянул на Наташу. Она смотрела на него так, будто выдела впервые. Это его немного смутило. Улыбнувшись, он подмигнул ей — мол, знай наших!
Но тут заговорил Вадим Фархеев:
– Много людей погибло при Сталине. Это факт. Для меня Иосиф Виссарионович — диктатор. Но не сам же он их убивал. Прав командир — народ у нас такой: «без царя в голове». Поэтому России нужен сильный и мудрый правитель. Когда такой появится, тогда и в России всё станет нормально.
– Давайте не будем касаться области предсказаний! — Косачаный всё никак не хотел сдаваться. — Иначе мы уходим от темы. Александр, ты считаешь, что культ личности Сталина пошёл на пользу народу? Ты оправдываешь жертвы?
– Не оправдываю. Но время было такое, товарищ подполковник. Приходилось вести внешнюю борьбу за выживание. И шла внутренняя борьба за власть, и гибли те, кто к ней чересчур уж рвался. А трудовой народ работал и поднимал страну. Вспомните лозунг: «Догнать и перегнать!». И ведь догнали! А насчёт жертв, давайте посчитаем цифры. Сколько наших парней погибло в Афганистане и Чечне? На могилах российских солдат стоит вся вторая половина двадцатого века! А сколько умерло от горя отцов и матерей? Возникает другой вопрос: за что? Создание Сталинского культа вождя — ясновидца, отца народов, — в то время было просто необходимо для сплочения вокруг одного человека, человека — вождя всего огромного многонационального государства, чтобы решать грандиозные задачи. Под руководством Сталина народ два раза поднимал страну из руин до высоты жиреющей при мирной жизни Америки. А разве мы смогли бы без настоящего сильного лидера победить немцев, так фанатично верующих в непогрешимость своего фюрера? Сталин был тираном, но и выдающимся сыном своего времени! А Вы считаете Ельцина лидером, Игорь Дмитриевич? Он тоже выдающийся? Докажите нам это!
– Я этого не говорил, — досадливо поморщился Косачаный. — А что ты скажешь о маниакальной подозрительности и недоверчивости Сталина? Или, может, не было у него ошибок и просчётов?
– Не ошибается, как известно, тот, кто ничего не делает — эта истина известна всем, — ответил Иванов. — Недоверчивость и расчёт своих интересов — важнейшее качество всех великих, как полководцев, так и политиков. А Сталин был великим политиком! Величие лидера заключается в умении вычислять свою выгоду с точки зрения занимаемой должности, с учётом интересов руководимого им государства. Сталин хорошо понимал, что его величие зависит от величия и благосостояния страны. Он говорил: «Если будем сильными — будут уважать!». А помните, что в своё время сказал Наполеон: армия баранов под предводительством льва победит армию львов под предводительством барана. Сейчас во главе страны нужна личность.
– Так ты за авторитарное государство? Ты против демократии? — Косачаный специально так поставил вопрос.
– Демократии? Гражданского общества наподобие западных демократий в нашей стране ещё долго не будет. Не готов народ — не воспитан. Поэтому я за лидера у руля России. За настоящего лидера. Который остановит потоки крови и криминал…
Иванов хотел сказать что-то ещё, но его прервала до сих пор молчавшая Наташа:
– Ребята, мы, наверное, пойдём. Поздно уже.
Все мужчины в комнате, отвлекаясь от захватившего их спора, сразу ожили и стали предлагать себя в провожатые.
– Не торопитесь, девушки! — воскликнул Косачаный. — У меня машина. Я вас подвезу. А сейчас сделайте старику приятное, — давайте потанцуем.
Замполит прибеднялся: даже в авиации тридцать восемь лет — не старость.
Зазвучал магнитофон и дружно организовался круг для быстрого танца. На следующий медленный танец замполит, опередив всех, пригласил Наталью. С нехорошим чувством Иванов вспомнил, как Ковалёв рассказывал, что Косачаный уже пытался ухлёстывать за ней. С маской равнодушия на лице Иванов наблюдал, как, танцуя, Наташа и Косачаный мило беседуют, от этого в груди у Иванова разжигался нехороший огонь. Ирина медленно кружилась с Костиным, а Ващенка, наконец, достоялся в очереди за Мариной, от которой весь вечер не отводил глаз. Довольный вид Косачаного действовал Иванову на нервы, поэтому, сохраняя внешнее спокойствие, он с безразличным видом вышел из комнаты на лестницу. Иванов чувствовал острую необходимость в уединении, чтобы успокоить нервы и привести мысли в порядок. Иванов ревновал. Прикрыв за собой дверь, он всё не мог успокоиться. В голову лезли нехорошие мысли. Иванову очень хотелось, чтобы Косачаный скорее уехал и чтобы Наташа нашла его здесь.
Минут через пять дверь распахнулась, но вместо Наташи на пороге возник Косачаный. «Он, определённо, решил испортить мне весь сегодняшний вечер!» — раздражаясь ещё больше, подумал Иванов.
– Мне с тобой надо поговорить! — произнёс замполит с неприязнью. Он явно был чем-то расстроен.
– Весь во внимании, — съерничал Иванов.
– Слушай, Александр, — замполит приблизился почти вплотную, — чего ты добиваешься? В «самоволки» бегаешь, пьянки организовываешь, разговоры вредные ведёшь, песенки ненужные поёшь. Сегодня баб в расположение притащил. Чего ты добиваешься? Может, ты служить устал? Пиши рапорт — удовлетворим.
У Иванова возникло непреодолимое желание заехать замполиту в челюсть. Он еле сдерживался, но ответил спокойно, глядя противнику прямо в глаза:
– Я делаю твою работу, подполковник.
Видимо, ничего подобного Косачаный не ожидал.
– Соблюдайте субординацию, товарищ майор! — отскочил замполит как ужаленный.
– Попрошу аналогично! — ответил Иванов и вышел в коридор, прекрасно понимая, что нажил себе серьезного врага. Но на душе у Иванова почему-то стало спокойнее.
В коридоре он столкнулся с Наташей.
– Саша, ты куда пропал? Мы уезжаем с вашим замполитом, а я не могу тебя найти. Обиделся?
Иванову очень не хотелось, чтобы Косачаный находился рядом с этой девушкой даже одну минуту, и он предложил:
– Наташа, пусть девчонки едут, а я провожу тебя.
– Нет, ты сначала ответь: обиделся? — заглядывая прямо в глаза, настаивала Наталья.
– Нет.
– Не обманывай. Ревнуешь?
– Чуть-чуть, — сдался Иванов.
– Как мне это приятно слышать! — залилась своим красивым смехом Наташа. Глядя на неё, Иванов тоже улыбнулся.
– Я сейчас, только переговорю с девчонками. — И она, подарив ему ещё одну улыбку, подбежала к Ирине с Мариной, стоявшим в обществе Костина и Ващенки.
К Иванову подошёл Ващенка.
– Натаха твоя — какая шустрая! Похоже, замполит пытался клеиться, так она его «отшила». Ты бы видел его рожу!
– А Марина твоя тоже ничего, — в тон ему сказал Иванов, испытывая от услышанного чувство огромного морального удовлетворения. — Не теряйся. По-моему, у тебя неплохие шансы.
– Я уже договорился, — по секрету сообщил хитро улыбающийся Ващенка. — Завтра мы с Витькой Костиным идём к девчонкам в гости… Если Вы не будете против, товарищ майор. — На последней фразе Ващенка явно лукавил.
– И мы с Наташкой к вам присоединяемся, — решительно подтвердил Иванов.
– Не получится, командир, — без улыбки сообщил Ващенка. — Твоя Наташка завтра в ночь должна летать по санрейсам. Она тебе не говорила?
– Ещё нет.
– Скажет. — Ващенка взглянул на приближающихся девушек. — Ну, ладно, мы с Витькой проводим их до машины. А твоя, как я понимаю, не поедет?
– Правильно понимаешь. Мы пройдёмся.
– Не заблудитесь! — подмигнул Ващенка и пошёл вслед за девушками к выходу. Иванов с Наташей нарочно отстали от всех.
– Ты завтра в ночь? — спросил он, взяв её ладонь в свою.
– Да, — тихо ответила она, переплетая его пальцы со своими.
– А я должен летать днём. Значит, не увидимся до послезавтра?
– Отдохнёшь от меня.
– Я похож на утомлённого?
Но ответа на свой вопрос Иванов получить не успел: они вышли из подъезда и увидели Косачаного, с нетерпением поджидающего у зелёного командирского «УАЗика». Ващенка и Костин, усадив своих подруг в машину, стояли в сторонке. Сказав всем «До свидания!», Иванов с Натальей прошли мимо замполита и уже вслед услышали его удивлённый вопрос:
– Наташа, ты не поедешь?
– Спасибо, Игорь Дмитриевич, мы пешком! — своим низким красивым голосом ответила она.
Тёплый ночной ветерок донёс два тепловозных гудка со стороны вокзала. По тёмным улицам Моздока в это позднее время уже не курсировали автобусы, но часто встречались неспешно идущие военные машины, и для небольшого города было довольно многолюдно. Основной контингент составляли мужчины в камуфляже. Многие при оружии. Складывалось такое впечатление, что трезвыми по вечерам на улицы выходят только армейские и милицейские патрули. Как растревоженный улей, днём и ночью гудел аэродром Моздока — это садились и взлетали тяжелогружёные самолёты. Своим особым стрекочущим звуком выделялись вертолёты, работающие, как автобусы, по маршруту Моздок — Грозный, доставляющие из Моздока в Чечню войска и обеспечение, а обратно «Груз-200» и «Груз-300» для уже ожидающих транспортных самолётов.
– Как ты не боишься ходить по улицам, где все мужики пьяные и с оружием? — спросил Иванов у Наташи.
– Честно? Боюсь очень! — она взглянула на него и прижалась к плечу. — Но с тобой мне совсем не страшно.
«Боже, — подумал Иванов, — как легко может женщина поднять мужчину в его собственных глазах!»
– Потому что у меня пистолет? — спросил Иванов, изображая суперковбоя.
– Потому что ты очень хороший. С тобой надёжно, — серьёзно ответила Наташа. После того, как она это произнесла, Иванов почувствовал, как всё то, чем он жил до встречи с ней, всё то, о чём мечтал, к чему стремился — всё потеряло смысл, кануло в небытие, исчезло, растворилось, осталась только она и этот чудесный, восхитительный миг, и Иванов хотел, чтобы этот миг не заканчивался никогда, а повторялся снова и снова! Иванов чувствовал себя на седьмом небе от охватившего его всего целиком без остатка ощущения огромного счастья!

Они подошли к парку, в котором не было людей, а на половине фонарных столбов не горел свет. Это было идеальное место для уединения, и Иванов, недолго думая, увлек Наталью в глубину парка.
– Что ты хочешь, сумасшедший? — смеялась она.
– Тебя! — выдохнул он, прижимая её к дереву.
– Перестань, ну, перестань же! — просила Наталья, смеясь и уворачиваясь от сыпавшихся поцелуев. — Люди увидят.
– Здесь никого нет. Пусть видят! — горячо шептал он. Обняв Наташу левой рукой, правой он попытался поднять подол платья, но дальше уже ничего сделать не смог. Наталья резко присела, и, если бы не ствол дерева, то они бы свалились на траву. Она ловко выскользнула из его объятий. Он стремительно кинулся за ней.
– Прекрати! — в её голосе послышались уже твёрдые нотки.
– Ну, что ты? — Он попытался приблизиться. Она резко оттолкнула его и приняла стойку боксёра.
– Я тебя ударю, — предупредила она.
– Наташка! Зачем так грубо? — укорил он её, держась на всякий случай на расстоянии, и решил применить проверенный приём:
— А если я завтра не вернусь из полёта и это наш последний вечер? — Теперь он смело приблизился к ней.
– Что ты! — она испуганно прикрыла ему рот ладошкой. — Так нельзя говорить, — накличешь беду. — В её немигающем взгляде стоял испуг. И Иванов уже пожалел, что так глупо пошутил.
– Поцелуй меня, — тихо попросила она, опуская руки…

«Неужели могут быть на свете женщины лучше неё? Нет, не может такого быть! Она, только она, самая лучшая, самая красивая, самая нежная и желанная. Она — любимая! Я ей ещё не сказал, что люблю её? Скажу! Вот, принесу на следующее свидание огромный букет цветов и скажу: «Наташа, я люблю тебя, выходи за меня замуж!». Так думал Иванов, любуясь девушкой, когда они ещё долго гуляли по парку.
– Хочешь знать, что мне предложил ваш замполит, когда танцевал со мной? — явно стараясь заинтриговать Иванова, вдруг спросила Наташа.
– Уверен, ничего оригинального, — ответил Иванов как можно безразличнее. Внутри же бушевало негодование: «Вот гад! Представляю, что он мог тебе предложить!».
– Сказать? — смеясь, задиралась Наталья.
– Ну, скажи.
– Себя вместо тебя! — Похоже, ей нравилось злить Иванова. Но он, стараясь казаться спокойным, смолчал.
– А хочешь знать, что я ответила ему? — девушка загадочно улыбнулась.
– Очень хочу! — Иванов уже не скрывал эмоций, испытывая запоздалую досаду от того, что всё-таки не заехал Косачаному в морду. — Только сначала скажи, как он себя предлагал.
– Как? — и Наташа, передразнивая Косачаного, произнесла:
– Наталья, ты должна принадлежать мне, я же лучше него!
Она звонко засмеялась своим серебряным смехом, Иванов же, напротив, не мог разделить её веселья. «Гад толстомордый, убью!» — вертелось у него в голове.
– И знаешь, что я ему ответила? — Наташа остановилась, обняла Иванова за талию обеими руками, прижалась и, глядя снизу вверх околдовывающим взглядом серо-голубых глаз, вдруг спросила:
— А что бы ты ответил на моём месте?
– Не знаю.
– А ты подумай.
– Не знаю, — пожал плечами Иванов.
– Я ему сказала: «Что в вас есть такого, чего нет у Саши?»
Она уже не смеялась, а доверчиво, как ребёнок, припала к его плечу. Иванов снова почувствовал себя самым счастливым человеком на свете: ну, конечно же, он помнил, — этот вопрос он задал Наташе несколько дней назад, в их первую ночь! Злость на Косачаного растаяла, и Иванову даже стало жаль его.
– Ах, ты, моя хулиганка! Ты моя умница. Как я обожаю тебя, Наташка! — Он ласково поднял её на руки и поцеловал. — А знаешь, что лётчики зовут Косачаного «Косо зачаный». — Иванов стал кружить Наташу. Они громко смеялись.

Прощание возле женского общежития было недолгим — на них смотрели дежурные милиционеры с автоматами, под охраной которых девушки могли спать спокойно. Чужие взгляды почему-то смущали. Иванов даже постеснялся поцеловать Наташу на прощанье, лишь нежно пожал ей руку.
– Я к тебе приходила, теперь ты должен прийти ко мне. Посмотришь, как я живу, — предложила Наташа.
– А меня пропустят?
– Что-нибудь придумаем. — Она прикоснулась кончиками пальцев к его плечу. Он видел, что ей тоже не хочется расставаться.
– Пока, — грустно прошептала она. — Иди. Послезавтра вечером я тебя буду ждать. — И пошла, не оборачиваясь, к подъезду. Иванов молча смотрел ей вслед. Расставания ему никогда не удавались.

Когда Иванов вернулся в расположение, личный состав звена уже спал. Стараясь никого не разбудить, Иванов лёг и, думая о самой прекрасной девушке на Земле, не заметил, как заснул.
Утром следующего дня при входе в столовую Иванов столкнулся с выходившим оттуда Косачаным. Ничего не сказав и поприветствовав друг друга, офицеры разошлись. Но взгляд Косачаного, какой-то нехороший взгляд, запомнился Иванову.
День прошёл в обычном порядке, если не считать, что Александр каждую минуту думал о предстоящей встрече с Наташей, строя планы, как он принесёт ей букет цветов и признается в любви, а она ответит, что тоже любит его. И очень сожалел, что не может её увидеть раньше.
В тот день усиленно работали соседи — штурмовики «Су-25». Самолёты взлетали парами с интервалом в две-три минуты и меньше, чем через час возвращались без бомб и ракет. Утром перед взлетевшим вертолётом Иванова в сторону гор ушла большая группа «двадцатьчетвёрок». Хотелось верить, что «новой кавказской войне» скоро придёт конец. «Женюсь на Наташе, заберём дочку и поедем служить в какой-нибудь гарнизон. А там и сына родим!» — мечтал Иванов о том, что будет в другой, лучшей жизни.
Вечером после полётов Иванова отозвал в курилку начальник штаба полка — подполковник Гриневский. Он всегда нравился Иванову настоящей офицерской выправкой и аккуратным, при любых обстоятельствах, видом. Подполковник Гриневский имел такую особенность — быть образцом во всём. Внешне он напоминал белогвардейского офицера из фильмов про Гражданскую войну: интеллигентное лицо, тонкие усики под прямым носом, твёрдый строгий взгляд светлых глаз. Иванов знал, что Гриневский воспитывался в Казанском суворовском училище, после которого поступил в лётное, а в Афгане они даже служили в одной части, но в разное время. Там Гриневский летал заместителем командира эскадрильи.
– Хочу поговорить с тобой, Александр Николаевич, неофициально. Ты не против? — поинтересовался Гриневский, закуривая сигарету и садясь на лавочку. — Присаживайся, не стесняйся. — Иванов поймал на себе взгляд его пытливых глаз.
Александр сел, приготовившись к серьёзному разговору. В полку все привыкли к интеллигентной манере общения начальника штаба с подчинёнными. Даже раздражаясь, Гриневский редко выражался нецензурно.
– Сегодня командир утверждал списки представляемых к орденам, — Гриневский внимательно посмотрел Иванову в глаза. — Твою фамилию вычеркнули.
– За что? — равнодушно спросил Иванов, но обида резанула по сердцу острым ножом.
– А ты, Александр, себя спроси: за что? — спокойно ответил Гриневский.
– Замполит постарался? — высказал догадку Иванов.
– Зачем обвинять кого-то, когда можно просто попридержать свой язык. Язык — он многих до беды довёл. А ты не просто лётчик, у тебя люди в подчинении. Они на тебя равняются, учатся у тебя. А какой пример ты им подаёшь? — начальник штаба затянулся сигаретой и замолчал, глядя в сторону. Иванову нечего было ответить. Прав был начальник штаба.
– И потом имей в виду, — снова заговорил Гриневский, — «Мохнатое ухо» не зря здесь находится.
«Мохнатым ухом» боевые лётчики называют представителей ФСБ в армейских частях — особистов.
– Пусть бы они Дудаева с Басаевым ловили! — Иванов понял, что вчерашний разговор со звеном Косачаный передал ФСБшникам.
– Это их дела, — предупредил Гриневский. — Так что, Александр, мой тебе совет: думай головой, прежде чем что-нибудь сказать, и смотри, кто перед тобой.
– Спасибо, Николай Иванович. — Иванов благодарил искренне.
– И ещё, — Гриневский поднялся, — в этот раз отстоять тебя мне не удалось, но в следующий список я тебя включу обязательно. Так что — не подведи.
– Постараюсь, Николай Иванович.
Уходя, Гриневский крепко пожал руку, и Иванов остался один. Злость на Косачаного вскипела с новой силой. Настроение упало ниже ватерлинии. Иванов очень жалел о том, что не увидит сегодня Наталью. С ней он бы смог забыть обо всём плохом.
После ужина, отпустив Ващенку и Костина до утра, Иванов напился до беспамятства.

Утреннее пробуждение было ужасным: тяжёлая голова раскалывалась, во рту ощущался неистребимый привкус собачьего дерьма.
– Что мы вчера пили? — спросил Иванов помятого Фархеева.
– Водку, — хрипло ответил тот. — Башка трещит!
– Ты у кого её брал?
– В ларьке.
– Интересно, что они в неё добавляют? Яд какой-нибудь?
– Гонят из коровьего дерьма, — высказал догадку Фархеев. — Надо бросать пить, командир. Здоровья может не хватить на это.
Чтобы как-то привести себя в чувство, Иванов облился холодной водой из -под крана. Но это мало помогло — голова раскалывалась. Было такое ощущение, что одна половина болит сильнее, а другая совсем ничего не соображает. Необходимо было срочно похмелиться, но смотреть на водку без тошноты Иванов не мог и сильно жалел, что не приберёг для такого случая шампанского, как советовал Ковалёв. Но делать было нечего: с чувством великого отвращения Иванов налил треть стакана водки и через силу опрокинул её себе в рот. Проглотив содержимое двумя большими глотками, борясь с подступающей тошнотой, он высунулся в окно и стал глубоко дышать.
Минут через тридцать Иванов направлялся в столовую, чувствуя себя лучше. Возле входа слонялись Костин и Ващенка. По осунувшимся лицам подчинённых командир звена понял, что ребята тоже гульнули «по-гусарски».
– В столовой были? — не здороваясь, хмуро поинтересовался Иванов.
– Не хочется, — мрачно промычал Костин.
– Горячего чая попейте без сахара — помогает, — посоветовал Иванов и зашёл в помещение.
За завтраком в большом зале слышались разговоры лётчиков о каком-то упавшем ночью в горах вертолёте. Но из-за плохого самочувствия вдаваться в подробности Иванов не стал.
Горячий чай без сахара ожидаемого облегчения не принёс. Голова болела, приступы тошноты стали реже, но не проходили совсем. Иванов вышел из столовой и вновь наткнулся на Ващенку и Костина:
– Ну, что, братцы-кролики — начинающие алкоголики, летать-то сегодня сможете?
– Не впервой — отлетаем по первому классу, — ответил Ващенка, но оптимизма в его голосе Иванов не уловил.
– Да, ребятки, — произнёс он сочувственно, — дорвались вы до бесплатного. Ну, поглядим, насколько вас ещё хватит с такой жизнью.

Предполётные указания командир полка начал с сообщения:
– Сегодня ночью упал вертолёт майора Крапивина. Они врезались в одну из сопок Терского хребта. Экипаж и пассажиры погибли. Причины катастрофы выясняются. Возможно, что вертолёт был сбит. Прошу почтить память погибших минутой молчания.
В полном молчании лётчики поднялись и склонили головы. Каждый понимал, что завтра о любом из них командир полка может произнести такую же речь. Через минуту всем разрешили сесть.
Сразу после сообщения командира Иванов почувствовал беспокойство. Наташа должна была летать этой ночью. Но летал не один экипаж Крапивина, по этому маршруту работали три экипажа. Иванов без разрешения задал вопрос:
– Командир, а кто у Крапивина был на борту?
– Семеро раненых и сопровождающая медсестра.
– А фамилию медсестры не скажете?
– Списки у диспетчера, — ответил командир полка и начал предполётные указания.
Иванов ничего не видел и не слышал вокруг; он думал о Наташе: вдруг это она? Но успокаивал себя тем, что говорили о погибшей медсестре, а Наташа была фельдшером. Кое-как дождавшись окончания предполётных указаний, Иванов бегом кинулся к диспетчеру.
– Дай взглянуть на список погибших с экипажем Крапивина! — крикнул он с порога диспетчерской. Диспетчер протянул бумажку с фамилиями. Иванов судорожно пробежал глазами весь список: экипаж — нет, раненые — нет, в графе «сопровождающий» — прапорщик К… Острая боль резанула по глазам и вошла глубоко в сердце, буквы стали расплываться, Иванов почувствовал, как слабеют ноги. Нет — это не она! Он прочитал ещё раз. В графе «сопровождающий» значилось: «прапорщик Кубарова Н.Н.»… Иванов не помнил, кто и о чём его спрашивал, что говорил. Всё происходящее потеряло смысл, вокруг сгустилась глухая пустота. Наташи нет. Наташи больше нет! Такой замечательной, хорошей, милой, родной Наташки больше нет! Почему, Господи?! Почему она? Этого не может быть! Господи! Не может быть! Не может!..
Через какое-то время Иванов начал понемногу воспринимать происходящее: он сидел на стуле, кто-то входил в диспетчерскую, кто-то что-то говорил, но Иванов не мог пошевелиться, казалось, что мороз прошёл по телу и сковал позвоночник, руки и ноги. Наконец, до него дошло, что рядом стоит Ващенка и что-то говорит. Он уловил одно лишь слово «летать». Постепенно смысл этого слова стал доходить до него. Подумав о том, что сегодня нужно летать, Иванов произнёс:
– А Наташи нет…
– Я знаю. Летать сможешь? — Ващенка смотрел в упор.
Иванов кивнул:
– Андрюха, оформляйся на вылет. Я буду ждать на вертолёте.
Он встал и на ватных ногах вышел на улицу. Иванову было необходимо побыть одному. Но на аэродроме люди находились везде: в классах, на стоянках, даже в здании профилактория жили экипажи. Иванов медленно пошёл к своему вертолёту. Сказав ничего не понимающему борттехнику: «Ваня, погуляй, пока Ващенка не придёт», Иванов залез в грузовую кабину и закрыл за собой дверь. Тут он мог побыть один. И тут он мог позволить себе расслабиться.
– Наташка! — простонал Иванов, упав на откидные сиденья, и почувствовал, как к глазам подступили слёзы. Что это? Он не плакал с самого детства. Он не плакал, хороня товарищей, он сдержал слёзы, даже узнав о гибели близкого друга, а сейчас ему хотелось плакать. Иванов плакал. Ему припомнился последний вечер, проведённый с Наташей: она такая красивая, жизнерадостная! Нет, наверное, это ошибка — Наташа жива! Она не могла умереть. Иванов в это не мог поверить! «Господи, ну почему ты не сделал так, чтобы мы летали вместе? Я не хочу жить без неё! Дай мне погибнуть, Господи!», — просил Иванов.
Вдруг ему ясно вспомнился недавний сон: Наташа стоит на вершине башни, протянув руки навстречу Иванову, а вокруг льётся вода, пол под Ивановым опускается, и он не может добежать и докричаться до Натальи, а она не видит его. Монах появляется из ниоткуда и произносит: «Ещё не время!». Что «не время»? Господи, услышь меня! Что «не время»?
В дюралевый борт вертолёта постучали, и послышался голос Ващенки:
– Командир, пассажиры прибыли!
Иванов вытер лицо носовым платком, поправил форму и, приведя себя в порядок, открыл дверь: с улицы на него смотрели двенадцать пар глаз пацанов в военной форме и с вещмешками. «Соберись, Александр Николаевич, возьми себя в руки! Ты же не хочешь, чтобы эти молодые жизни остались на твоей совести?» — приказал себе Иванов и дал команду на посадку в вертолёт.
Экипаж делал все операции без лишних напоминаний и в полном молчании. Лишь когда все уже сидели в пилотской кабине перед запуском двигателей, заговорил Ващенка:
– Саня, прими мои соболезнования.
– И мои, — негромко произнёс Мельничук. — Яка гарна дивчина была. Несчастье-то какое!
– Все там будем… Давайте думать о полёте, мужики, — спокойно ответил Иванов и дал команду на запуск двигателей. Но он был благодарен экипажу за понимание.
Как ни пытался Иванов сосредоточиться на задании, но часто ловил себя на том, что совсем не контролирует по приборам режимы полёта и работу двигателей. Но, видимо, руки знали своё привычное дело: все режимы выдерживались в пределах установленных норм, взлёты и посадки выполнялись как положено. Пролетая по тому же маршруту, на котором ночью упал экипаж Крапивина, Иванов пытался отыскать сопку, ставшую причиной гибели Наташи. Но не нашёл. Видимо, их экипаж отклонился ночью от маршрута.
В перерывах между полётами Иванов, чувствуя слабость во всём теле, отходил от вертолёта и ложился где-нибудь в тенёчке. Он лёжал с закрытыми глазами и в мыслях уносился далеко от всего, что окружало его сейчас, туда, где они снова были вместе с Наташей: он видел её лёгкий поворот головы, улыбку, так нравившуюся ему, её живой взгляд серо-голубых глаз, слышал её красивый голос, её серебряный смех. Нет, он не мог поверить, что больше никогда не увидит её живую! Это несправедливо. Его руки ещё помнили прикосновение её пальцев. Она так любила переплетать его пальцы со своими. Они же договорились, что сегодня Наташа будет его ждать в гости. Она не могла погибнуть!
Когда Иванова окликали, он медленно приходил в себя, начиная воспринимать окружающую реальность, через силу поднимался и шёл к вертолёту. В полёте он думал о Наташе. О живой Наташе…

После окончания полётов Иванов узнал, что тела погибших уже перевезены в городской морг. Никому ничего не сказав, он не зашел ни в столовую, ни в общежитие, а отправился на квартиру Ковалёва. Хозяин открыл дверь пьяный.
– Помянешь? — спросил Михаил, проведя Иванова с порога на кухню.
– Налей.
– Тебе сколько?
– Полный, — Иванов взял гранёный стакан.
– Пусть земля, как говорится, ей будет пухом!.. — Ковалёв резко опрокинул в рот свою рюмку. Иванов выпил стакан водки как стакан воды, почти не почувствовав вкуса.
– Хочешь увидеть её? — догадался Михаил.
– Проведи меня… в морг, — произнёс Иванов.
– Не стоит на это смотреть, — вздохнул Ковалёв. — Я уже видел. Не ходи.
– Проведи меня в морг, — настойчиво повторил Иванов.
– Ну, что ж. Как хочешь… — Ковалёв пошёл одеваться.

В полутёмном и холодном помещении стоял тяжёлый смешанный с чем-то сладким запах формалина и жжёного мяса. Неяркий свет освещал просторную серую комнату, пол и столы в которой были заполнены чем-то похожим на тела людей или тем, что от них осталось. Михаил подвёл Иванова к группе бесформенных тел, лежащих на полу без одежды. Чуть в стороне одно тело скрывала белая простыня. Ковалёв остановился перед ним и показал глазами на простыню:
– Она тут. Это я её…
– Спасибо… — Иванов неотрывно смотрел на белую материю, скрывающую то, что осталось от Наташи. Он испытывал ни с чем не сравнимый накатывающийся ужас перед неотвратимым. «Там не она…» — стучала в голове последняя надежда. Михаил отвернул край простыни, открывая знакомое и незнакомое лицо:
– Дальше не надо, там… — он махнул рукой. — Может, я подожду тебя на улице? Ты не боишься?
Иванов не мог ничего ответить. Потрясённый увиденным, он уже не мог чего-то бояться: перед ним лежала мёртвая Наташа. Постояв немного и не дождавшись ответа, Михаил оставил Иванова одного.
Иванов стоял, не шевелясь, неотрывно глядя в одну точку на переносице девушки, ожидая, что произойдёт чудо, и вот-вот приоткроются любимые серо-голубые глаза. Наконец, он приблизился к Наташе и опустился на колени. Её правильные черты сковывала неестественная бледность, отчего лицо казалось восковым, но это было её лицо: глаза закрыты, на чистой обескровленной коже — ни царапинки, выражение спокойное и строгое, как у человека, выполнившего свой долг до конца. Она спасала раненных ребят и была с ними до последнего мгновения. Смерть лишь подчеркнула её красоту. Но в то же время что-то новое наложила смерть на дорогие черты: заострились нос и губы, они приобрели мраморный оттенок, отчего лицо, не потеряв красоты, приобрело выражение отчужденного спокойствия, уже прикоснувшегося к холодному дыханию вечности.
– Здравствуй… — произнёс Иванов тихо. В ответ — давящая тишина.
– Я пришёл… — и снова только леденящая душу тишина.
– Как же так, Наташа? Зачем ты здесь? Мы же договорились, что ты будешь ждать меня сегодня. А ты здесь…
Что-то давило в спину, будто кто-то пристально смотрел на него. Иванов медленно огляделся по сторонам. В полумраке царства мёртвых над Ивановым сгущалась вязкая гнетущая тишина.
«Жуткое место», — подумал Иванов. И ещё он подумал, что теперь Наташа ближе к ним, лежащим здесь, в холодном покое и тишине, а он, Иванов, им чужой. От этих мыслей по телу пробежал неприятный озноб.
– Тебе, наверное, очень холодно сейчас? Я согрею тебя, потерпи немного…
Подрагивающими руками Иванов нашёл под простыней Наташину руку. Ладонь была холодная, как пол. Он с трудом попытался пропустить свои пальцы меж её — так любила делать она. Но пальцы девушки не поддавались, и он только смог крепко сжать их.
– Господи! — взмолился Иванов. — Верни мне её.
Но в ответ только тишина.
– Это несправедливо, Господи! Она должна жить! Забери мою жизнь, верни её, Господи! Мне ничего не нужно без неё.
Иванову показалось, что тишина вокруг становится ещё более тяжёлой и осязаемой.
– Наташа, прости меня за то, что я не был с тобой в последнюю минуту.
Иванов припал губами к безжизненной руке. В этот момент он ощутил, как мёртвый холод её руки проник в его тело. Боковым зрением Иванов уловил в полутёмном помещении какое-то быстрое движение, будто промелькнула чья-то тень. Он поднял голову. Никого… Не отпуская руки, Иванов зажмурился. И вдруг…
– Не спеши, ещё не время… — ему показалось, что он ясно услышал чей-то тихий шёпот. Иванов открыл глаза и посмотрел вокруг. Ничего не изменилось, он всё так же оставался один в этом мрачном месте.
– Наташа! — тихо позвал Иванов и снова осмотрелся.
В ответ тишина.
– Я тебя люблю! Наташка, ты слышишь? — шептал Иванов громче.
Но ответом снова была лишь тишина…
Проникающий холод каменного пола привёл Иванова в чувства. Что это было? И было ли что-то? Безумие? Иванов снова посмотрел по сторонам. Ему показалось, что в этом гнетущем покое уродливый лик смерти всё плотнее окружает его со всех сторон. И теперь она — смерть — знает, кто такой Иванов. Пора было уходить.
– Я никогда не забуду тебя, Наташка. Ты заставила меня полюбить, почувствовать жизнь. Ты научила меня радоваться ей. Спасибо тебе за это.
Прежде, чем накрыть простынёй дорогое лицо, он ещё долго вглядывался в него, стараясь запомнить каждую чёрточку. Склонившись, он поцеловал её в холодные губы. И вдруг ему показалось, будто лёгкий ветерок подул в закрытом помещении, и на мгновение Иванов ощутил знакомый запах Наташиных духов. «В конце концов, этого не может быть! Я, наверное, схожу с ума!» — оглядевшись вокруг, Иванов снова посмотрел на Наташу. Её лицо оставалось бледным, чужим и холодным. Понимая, что больше не может здесь находиться, со словами «Прощай, прости» он накрыл её простынёй и, не оборачиваясь, пошёл к выходу. И снова ощутил лёгкое дуновение ветерка. «Живи!..» — донёсся до слуха Иванова то ли шёпот, то ли неясный шелест…
Холодный пот катился градом по его спине, когда Иванов, выйдя из дверей морга, окунулся в ласковое живое тепло летнего вечера. Он поймал себя на мысли, что Жизнь и Смерть, хотя и существуют в одном мире, но они, как два различных измерения, как две параллельные Галактики, — не совместимы друг с другом.
Рядом с Ковалёвым стояла заплаканная Ирина. Когда Иванов подошёл, она уткнулась ему в плечо и зарыдала. Он обнял её дрожащие плечи и стал повторять:
– Ну всё. Ну всё…
Опасаясь, что тоже может не сдержать слёз, Иванов подозвал Михаила и аккуратно передал ему Ирину. Сам кое-как доковылял до ближайшей скамейки. Казалось, что невыносимая тяжесть навалилась на всё тело, сделав его слабым и непослушным. Подошли Ирина и Михаил и сели рядом. Ирина ещё продолжала всхлипывать, но понемногу успокаивалась. Иванов молчал.
– Завтра Наташку оденут в этот цинковый ящик и отправят самолётом домой. — Михаил показал на ряд гробов, стоящих вертикально у дальней стены морга.
– Дай закурить, — попросил Иванов.
– Ты же не куришь! — удивился Михаил.
– Дай.
Михаил протянул сигарету. Потом спички. Иванов не курил уже пятнадцать лет. Но затянулся как настоящий курильщик. Отвыкший от никотина организм зашёлся в кашле. Иванов пробовал ещё и ещё, но это не приносило облегчения. Не докурив, он выбросил сигарету.
– Что будешь делать? — спросил Михаил.
– Когда?
– Вообще. И сегодня в частности.
– Сегодня — не знаю. Хочу побыть один. А завтра попрошу у командира полка отпуск. Хочу сам похоронить Наташу.
Ковалёв понимающе кивнул:
– Мой тебе совет, Саня: напейся до потери сознания.
– Напьюсь.
– Саша, а пошли к нам, — предложила уже переставшая плакать Ирина.
– Спасибо. Может, и зайду. А пока — извините, ребята…
Иванов встал и медленно побрёл по направлению к парку, где они с Наташей провели последний вечер.
В их парке ничего не изменилось: всё так же не горел свет, и в безлюдных аллеях играл с листьями ночной ветерок. Иванов отыскал их лавочку, что ещё помнила тепло Наташи, и сел. Он вспоминал. С их первой встречи пошла всего лишь вторая неделя, но как много всего произошло за это время. Кому-то хватило бы на целую жизнь. А нужна ли она ему теперь — эта жизнь? Что с ней делать? Как жить без Наташи? Рука сама достала из нагрудного кармана лётной куртки пистолет. Ощутив приятную тяжесть в ладони, Иванов привычным движением дослал патрон в патронник. «Макаров» удобно лежал в руке. Иванов заглянул в тёмный ствол как в вечность. «Надо только нажать на спуск и не останется ничего — ни мучений, ни душевной боли. А я буду рядом с Наташей...» — Иванов поднёс пистолет к виску и закрыл глаза…
– Саня, ты чего надумал? — голос Ващенки заставил вздрогнуть. Иванов открыл глаза и опустил руку.
– Саня, звено тебя ждёт. А я тебя обыскался, оказывается, ты тут прячешься. — Ващенка говорил так, будто ничего не произошло, а сам смотрел на пистолет в руке Иванова. — Если бы не встретил Ковалёва, то и не нашёл бы тебя никогда. Мы без командира не начинаем. Пошли.
«Ещё чуть-чуть и не нашёл бы никогда...» — Иванову вдруг стало стыдно, будто его уличили в чём-то нехорошем. Он поставил пистолет на предохранитель и, убрав его в карман, молча пошёл вслед за Ващенкой.

Поминки по погибшему экипажу шли своим чередом. Сколько бы за плечами не оставалось боевых вылетов у молодых и бывалых пилотов, к боли от потери друзей привыкнуть нельзя. Ещё вчера Иванов встретил Крапивина в коридоре, и они перебросились парой шуток. А сегодня уже нет этого молодого и весёлого парня с Волги. И сегодня уже больше нет Наташи. Жизнь как бы разделилась на две части: до и после…
– Неправильно это, Саня, когда вокруг столько грязи, дерьма и уродства, а из жизни уходят красивые, молодые ребята и девчонки. Обидно! — почти рыдал Ващенка, когда они уже пропустили вместе по пятой чарке.
– Да, — согласился Иванов, — красивая женщина, Андрюха, красивая мать — это творение природы, это целое искусство. А смерть — сволочь жестокая.
– Ну, Наташка-то была вообще…– Ващенка поднял большой палец левой руки, а в правой держал стакан. — Как жалко-то!
– Жениться тебе пора, Андрейка, — переводя разговор в другое русло, произнёс Иванов. — Почему не женишься?
– Командир, хочешь, честно отвечу? — Ващенка перешёл на полушёпот. — Мне нравятся многие женщины. Не глупые. Чтоб красивые там, сексуальные… Не всем из них, правда, нравлюсь я, но есть и такие, которым нравлюсь. Вот, предположим, встретил я женщину, и она мне понравилась. А я, естественно, ей. Взаимно. Я должен сразу с ней переспать или не должен?
– Это уж от тебя зависит.
– А как быстрее всего узнать, — подходим мы друг другу или нет? — Ващенка ждал ответа.
– Ну, если хочешь быстро, то больше никак, — пожал плечами Иванов.
– И вот я с ней сплю, — продолжал Ващенка. — И она мне нравится ещё больше. Это любовь? Как узнать? — Ващенка пытливо смотрел на Иванова мутным взглядом.
– Время покажет.
– Правильно, Саня! — Ващенка даже обрадовался. — И я даю себе и ей это время, чтобы разобраться. Но со временем я встречаю другую женщину, с которой тоже хочу переспать. А теперь ответь мне, Александр Николаевич, что такое любовь?
– Любовь, Андрей, это когда подумаешь об одной единственной женщине на свете, и сразу становится тепло и уютно. Когда понимаешь, что тебе не нужна никакая другая. И сделать для неё ты готов всё.
– Вот, — подытожил Ващенка грустно. — А я хочу всех женщин сразу. Это, наверное, страсть?
– Страсть, Андрей, это совсем неплохо. А если ещё и любовь, то и совсем хорошо. Ты сейчас как ребёнок в магазине игрушек: хочется все, а можно только одну. И какую бы ты игрушку ни выбрал, всегда окажется не та. Так и будет до той поры, пока не найдёшь свою любимую.
– А я, вообще, не знаю, что такое любовь, — продолжал Ващенка. — Я люблю маму. И так, как её, никогда никого не любил. Может, я не способен на любовь к другой женщине?
– Нет, Андрюха, когда-нибудь ты встретишь женщину, похожую на твою мать, и она сведёт тебя с ума. Вот тогда мы погуляем на твоей свадьбе.
– Если бы так, — с тоской в голосе протянул Ващенка. — Мне уже тридцать лет, а в жизни ничего: ни карьеры, ни денег, ни семьи. И что хорошего в перспективе?
– В армии, возможно, и ничего. Но ты же умный, энергичный. Уходи на «гражданку», начни новую жизнь. Ещё не поздно. Тридцать лет — только старт в жизнь.
– Правильно говорят, что мало найти своё место в жизни, надо суметь туда и устроиться, — пошутил Ващенка. — А сам-то ты, что будешь делать?
– Закончится командировка в Чечню, наверное, уйду из армии. Навоевался я на две жизни вперёд! Да и не престижная нынче профессия — военный. Знаешь, как я раньше гордился тем, что стал военным лётчиком! А теперь мне стыдно на улице появиться в форме.
– Не верю, Саня. Ты — прирожденный командир, боец. Ты армии нужен. Кто молодых офицеров учить и воспитывать будет? Такое дерьмо, как замполит да наш новый комэск? Ты же первоклассный лётчик. Всё звено за тобой в огонь и в воду — только прикажи! И армия тебе нужна!..
– Поостынь, Андрюша, — остановил поток страстной речи Иванов. — Сейчас в нашей стране никто никому не нужен. Пока я ещё молодой, «гражданка» меня примет. Хуже уходить потом. И посмотри, что вокруг делается. На этой войне большие деньги растут. А мы — лишь расходный материал. Надоело. Лучше наливай за новую жизнь и за то, чтобы нам с тобой повезло дожить до неё.
Ващенка наполнил стаканы.
– Товарищи, друзья, братья! — Иванов поднялся, призывая к тишине. Он решил произнести тост:
— Война и смерть — это одно и то же. За победу в этой войне пить не буду, потому что побед в таких войнах не бывает. Я выпью за каждого из вас, за нас всех, оказавшихся здесь и сейчас. Значит, именно здесь и сейчас мы нужнее всего Родине — нашей России. Правители бывают разные, но Родина у нас только одна. Выполним же свой офицерский долг до конца. И пусть на этом рубеже мы не окажемся последними солдатами России, и чтобы после нас было кому поднять наше полковое знамя и знамёна тысячи полков. За сильную армию! За сильную Россию!

На похороны Наташи командир полка отпустил Иванова без вопросов. Помогло ходатайство начальника штаба — подполковника Гриневского. Бумаги оформили быстро.
Военно-транспортный самолёт «Ан-26» российских ВВС выруливал на взлётную полосу аэродрома Моздок ранним, не по-летнему прохладным утром. В качестве пассажира на его борту рядом с цинковым гробом сидел Иванов. С ним летели офицер госпиталя, где служила Наташа, прапорщик и четыре солдата из комендатуры. Тяжело разбежавшись, самолёт взял курс на север.
Весь недолгий полёт Иванов мысленно разговаривал с Наташей. Снова и снова он оживлял в памяти каждый миг, когда они были вместе, вспоминал каждое произнесённое ей слово. Закрывая глаза, он видел перед собой её живое лицо, улыбку, сквозь гул самолётных двигателей ему слышался её голос. Казалось, что Наташа рядом. Живая. Иванов чувствовал её присутствие, а когда открывал глаза, то видел перед собой лишь серый холодный металл цинкового ящика.
– Ну, вот ты и дома. — Самолёт пошёл на посадку.
Иванов пытался представить встречу с родственниками Наташи. Что он им скажет? Но говорить никому ничего не пришлось. Когда опустилась грузовая рампа, к хвосту самолёта подошла бортовая машина зелёного цвета с военными номерами. Солдаты подняли гроб и погрузили в автомобиль. Туда же, в кузов взобрался и Иванов. Он понимал, что всё меньше и меньше остаётся времени, когда ему ещё можно побыть рядом с Наташей, поэтому не хотел ни на секунду отходить от неё. Гражданских никого не было: видимо, родственников на аэродром не пустили. Увидел их Иванов только возле дома, где жила Наташа.
Старенький пятиэтажный панельный дом, благоустроенный зелёный дворик — это всё, что запомнил Иванов. Во дворе машину встречало много людей. Мать Наташи среди остальных Иванов узнал сразу, хотя не видел до этого никогда. Седая женщина в чёрном была похожа на дочь.
Иванов помог снять с машины тяжёлый гроб. Но с родными и близкими первым заговорить не смог. Кто он им?
Прощание устроили во дворе. На крышку гроба поставили фотографию красивой девушки в летнем цветастом платье с незнакомой Иванову причёской, но с такой знакомой улыбкой и родными серо-голубыми глазами. На фотографии Наташа выглядела совсем девчонкой. Жизнерадостная живая улыбка, которая так шла ей, была не совместима со всем происходящим, и Иванов не отрывал от фотографии взгляда.
Видимо, Наташу знал весь дом. Прощание затягивалось. Сопровождающий офицер подошёл к стоящему возле гроба Иванову:
– Саша, надо подсказать родным: у нас через четыре часа самолёт обратно.
Иванов кивнул. Рядом с мамой Наташи стояла высокая блондинка в чёрном платье и таком же платке. Иванов подошёл к ней:
– Вы, наверное, Света — Наташина сестра?
Девушка, взглянув на Иванова, еле заметно кивнула.
– Вы меня простите, пожалуйста, но через четыре часа солдаты должны быть на аэродроме. Можем не успеть.
– А отложить вылет нельзя? — тихо спросила блондинка красивым низким голосом. Услышав знакомый, — так похожий на Наташин, — голос, Иванов не смог отказать.
– Слушай, Володя, — обратился он к сопровождающему, — давай отложим вылет до утра. Солдат разместишь на аэродроме. А мы с тобой, как люди, помянем Наташку. Ты же её хорошо знал.
Офицер посмотрел на солдат, что-то прикинув в уме, потом взглянул на Иванова:
– Мы с Натальей не один пуд соли съели вместе. О чём разговор, Саня, остаёмся. Только с экипажем самолёта разговаривай сам.
Для того, чтобы переговорить с экипажем, Иванов взял «УАЗик» военкома — подполковника, находившегося здесь же, рядом с родственниками, и поехал на аэродром. Лётчики — свои мужики — всё поняли, и вылет перенесли на утро. Иванов успел вернуться до того, как гроб с Наташей погрузили на автомобиль, и процессия двинулась к кладбищу.
Мать Наташи всё время держалась, видимо характер к дочери перешёл от неё, плакала тихо. Но во время прощания у могилы, закричала во весь голос, обняв гроб:
– До-оченька моя!..

Прощаясь с Наташей у свежевырытой ямы, Иванов по праву боевого товарища говорил громко:
– Служила ты Родине честно, была лучшей в своей профессии, погибла как герой на боевом посту, исполняя свой долг. Но была ты, Наташа, ещё и самым лучшим товарищем. Другом. Настоящим человеком и другом. И мы запомним тебя весёлой, яркой, красивой, молодой, такой, какой ты была всегда. И ты всегда будешь рядом с нами, рядом с теми, кто знал и любил тебя. Пусть земля будет тебе пухом…
Раздались залпы воинского салюта. Отделение автоматчиков произвело три выстрела. Когда опустили гроб, Иванов не смог заставить себя кинуть в яму землю. Он не хотел, чтобы Наташу закопали. Понимал всё, но не хотел. Поэтому отошёл в сторону, чтобы не слышать звуков ударов о крышку гроба падающих комьев земли.
Когда все стали расходиться, Иванов вернулся к свежему могильному холму. Обращаясь к улыбающейся с фотографии Наташе, он тихо произнёс:
– Теперь здесь твой вечный дом, Наташка. Не уберёг я тебя. Не уберёг. Прости, что я не рядом с тобой…
– Значит, ещё не пришло время, — за спиной прозвучал тихий Наташин голос, заставивший Иванова вздрогнуть. Он обернулся. Рядом стояла Светлана. «Как похожи их голоса!», — опять поразился Иванов.
– Вы — Саша? — спросила она.
– Да… Иванов, — придя в себя от неожиданности, представился он.
– Идёмте. — Она взяла его под руку. — Можно?
– Конечно. — Иванов ещё раз оглянулся на фотографию и пошёл со Светланой.
– Вы знаете, письма идут неделю. Сегодня принесли конверт. Надо же, как раз сегодня…
– Хорошая она была. Я её любил… Люблю… — поправился Иванов.
– Да вы знали-то друг друга всего две недели! — Светлана недоверчиво посмотрела на Александра.
– На войне у времени другой отсчёт. — Иванов спокойно выдержал её взгляд.
– А мне кажется, что теперь я Вас знаю. Вы такой, как писала Наташа.
– Какой?
– Я Вам дам прочитать её письмо, — после недолгого молчания пообещала Светлана.

За столом Светлана посадила Иванова рядом с собой. По другую руку сидела мама Наташи. Своего мужа Светлана определила напротив, через стол. Иванов успел с ним познакомиться. Крепкий, но уже начинающий лысеть, мужчина средних лет, немного повыше Иванова, производил хорошее впечатление. Они коротко, насколько позволяла обстановка, переговорили и даже успели выпить по одной, поминая Наташу, еще до того, как Светлана всех пригласила за стол. На этих поминках распоряжалась она.
Иванову удалось поговорить с Наташиной мамой. Красивое имя Любовь Михайловна подходило этой женщине. Странно, но она разговаривала с ним, как с сыном, и Иванов чувствовал, что говорит с близким человеком. Он рассказал, как они встретились с Наташей, какой она была, о чем они говорили.
– Ты, Саша, приезжай к нам всегда. Не забывай, — просила Наташина мама. И он почувствовал, что говорит она искренне.
– Буду приезжать, Любовь Михайловна, — пообещал он. — Обязательно.
Оставив Наташину маму на попечение женщины, что не отходила от неё ни на шаг, Иванов подошёл к офицеру сопровождения — Владимиру, с которым вместе прилетели, и тот сообщил ему, что отыскал в городе своего однокашника по училищу и чтобы Иванов не искал его до утра. В связи с этим Владимир собирался незаметно «исчезнуть», но Иванов заставил его выпить за Наташу, перед тем как тот ушёл.
После первых произнесённых обычных в таких случаях речей общий разговор за столом разделился на отдельные темы. Светлана несколько раз куда-то выходила и возвращалась. Иванов пил много, но не пьянел.
– Через год приеду. Памятник на могилу нужно поставить, — говорил он Светлане. — А вы тут напоминайте военкомату о себе — не стесняйтесь.
– Ты раньше приезжай. Где жить есть, — говорила Светлана. — Саша, ты нашей маме очень понравился. Значит, ты хороший человек. Всегда будем рады тебе.
– Спасибо, — искренне поблагодарил Иванов.
Кафе, где проходили поминки, вместило человек пятьдесят. Иванов рассматривал этих разных людей, стараясь определить, кто и на сколько хорошо мог знать Наташу.
– А отца её ребёнка здесь нет? — спросил он у Светланы.
– Нет, — коротко ответила она.
– Ну да. Он же их бросил, — вслух произнёс Иванов.
– Не совсем так, — возразила Светлана. И, уловив недоумение Иванова, объяснила:
– Денис, отец ребёнка, был против того, чтобы Наташа рожала. Давал денег на аборт, возил по врачам. Но Наташка упёрлась: буду рожать! Он пригрозил, что не признает ребёнка. Они поссорились, и она его выгнала. Потом родила дочку. Денис пытался наладить отношения, но Наташка — ни в какую. Денис обещал, что оставит жену. Но там тоже дети. Наташка не хотела делать кого-то несчастным. Иногда они встречались, даже вместе с дочкой гуляли. Он деньги постоянно давал. И даёт. Дочь признал. Но Наташа записала её на свою фамилию. Гордая была.
– И как теперь с Наташиной дочкой?
– Как? — усмехнулась Светлана. — Да так: у моего, — она кивнула в сторону уже хорошо «набравшегося» мужа, — детей быть не может. Прогулял в молодости всех. Оформим опекунство. Будем воспитывать нашу Надюшку вместе с бабушкой.
– А где сейчас Надя?
– У родителей мужа. Мы ей говорим, что мама в командировке.
– Я смогу увидеть её?
– Зачем? Не надо тревожить ребёнка.
– Очень хочу увидеть Наташину дочь, — честно признался Иванов. — Я ведь думал, что у нас с Наташей дальше всё сложится. Надя стала бы и моей дочкой.
Светлана долго и пристально смотрела в глаза Иванова, потом спросила:
– А почему ты не сказал Наташе, что любишь её?
– Не успел. Долго собирался.
– Саша, ты сильно пьян?
Он подумал, что Светлана ему не верит, и начал доказывать, что всё так и было, как он говорит, но Светлана прервала его:
– Сейчас вызовем такси и поедем.

Светлана, еле державшийся на ногах ее супруг и Иванов подъехали на такси к дому родителей мужа.
На шестой этаж поднялись на лифте.
Дверь квартиры открыл седой, но ещё крепкий пожилой мужчина.
– Здравствуй, папа, — негромко поприветствовала его Светлана. — Принимайте нас.
Мужчина пропустил всех троих в квартиру и закрыл дверь.
– Как там всё прошло? — поинтересовался он.
– Нормально, — ответила Светлана.
– Как мама? — из комнаты в домашнем халате вышла полная пожилая женщина. Увидев незнакомого человека в военной форме, на минуту растерялась:
– Здравствуйте…
– Добрый вечер, — поздоровался Иванов.
– Вы уж извините, — засуетилась женщина, обращаясь только к Иванову, — не могли мы на похороны пойти. Давление у меня. И сердце болит. Как Любовь Михайловна, бедная, всё это выдержала? Какое горе!
– Выдержала пока. Не знаю, что будет ночью. Поэтому мы ненадолго. Пусть Вадик у вас переночует, — показав на еле держащегося на ногах мужа, попросила Светлана. — А я к маме. С ней побуду.
– Ладно, ладно, — женщина приняла из рук Иванова тело пьяного сына.
– А это Саша — сослуживец Наташин, — представила Иванова Светлана. — Он очень хотел посмотреть на Надюшку. Покажете?
– Да спит она уже, — недовольно произнёс отец Вадика. — Кое-как уложили. Весь день капризничает. Боимся, чтобы не заболела.
– Я одним глазком. Можно? — попросил Иванов. Уехать, не увидев Наташину дочь, он не мог.
– Только тихо, — согласилась мама Вадика и провела Иванова в дальнюю комнату.
На большой взрослой кровати мирно спало крохотное существо, похожее на красивую куклу. У Иванова от умиления навернулись слёзы. У него возникло ощущение, что перед ним лежит маленькая Наташа. Ему захотелось обнять, прижать к себе это чудесное создание. Он уже любил этого ребёнка. Любил искренней отцовской любовью, потому что любил мать этой девочки.
– Вот, возьмите, — уже в коридоре Иванов вытащил нераспакованную пачку пятидесяток.
Несмотря на протестующие жесты родителей мужа Светланы, он отдал пачку хозяйке:
– Эти деньги девочке пригодятся. Это Наташины деньги.

– Наташины деньги нам отдал офицер, прилетевший вместе с тобой, — уже в такси произнесла Светлана, когда они вдвоём возвращались на квартиру мамы. — Ты свои отдал.
– Наташины, — твёрдо повторил Иванов. Он не хотел спорить.
– Спасибо, — поблагодарила она.
«Как похожи их голоса!» — снова поразился Иванов.

Иванова устроили в комнате Наташи. Здесь во всём чувствовалось её присутствие. У стены, посередине комнаты, справа от окна очень удачно поставленный старенький письменный стол, наверное, ещё помнил, как Наташа делала уроки. На полке стояли книги, которые читала Наташа. На шкафу — забавные разноцветные фигурки кошек и гномиков, которых касалась её рука, на стене — несколько чёрно-белых этюдов, видимо, их рисовала Наташа. С нескольких фотографий разных лет на Иванова смотрела красивая девочка-школьница, девчонка-студентка, девушка в вечернем платье и, наконец, молодая женщина с грудным ребёнком на руках. На всех фотографиях Иванов узнавал Наташин взгляд. Ему показалось, что здесь он находится не впервые, что всё ему давно знакомо, что вот сейчас распахнётся дверь, и в комнату в домашнем платье войдёт сама хозяйка, спросит, как дела, и предложит чаю. Иванов опустился на кровать. Здесь спала Наташа. Подушка ещё должна помнить свою хозяйку. Иванов зарылся в неё лицом и уловил знакомый запах Наташиных волос. Он не пошевелился, заслышав мягкие шаги.
– Саша, тебе плохо? — спросил Наташин голос.
– Мне очень плохо! — Иванов сел на кровати. Перед ним стояла Светлана.
– Света, мне очень плохо! — повторил он. — Кажется, что со смертью Наташи я потерял в этой жизни что-то главное!
По щекам Иванова текли слёзы.
– Саша, ну что же делать? — Света присела рядом и, положив его голову на своё плечо, стала гладить её по-матерински. — Жить надо. Надо жить.
– Как?
– Назло! Назло всему плохому. Назло смерти. Жить и всё!
– Без Наташи — не хочу!
– Она моя сестра. Я нянчила её. Когда она родилась, отец ушёл от нас. Мама на работе. А я нянчусь. И растила, и воспитывала. Представь, каково мне сейчас? А я буду жить, и буду растить Наташину дочь. А вот истерик устраивать не стану! — Светлана повысила голос.
– Прости, — Иванов застыдился своих слёз.
Некоторое время они сидели молча. Затем Светлана поднялась, но Иванов удержал её за руку.
– А у Наташи твой характер, — он смотрел снизу вверх на девушку и старался избегать слова «был».
– Мой и мамин, — сказала Светлана. — Мы женщины сильные, самостоятельные. А что нам ещё остаётся? — мягко освободившись, Светлана стала медленно расхаживать по комнате перед сидящим на кровати Ивановым, размышляя о чём-то. Тот старался отыскать общее во внешности сестёр. Но не находил. Светлана была ростом выше Наташи. На каблуках она смотрелась даже выше Иванова. Может быть, поэтому стройная фигура Светланы казалась тоньше, а ноги длиннее. Волосы можно и перекрасить, но красота Светланы была совсем другой, чем красота Наташи, — более утончённой. И цвет глаз имел не серо-голубой оттенок, а серый. Очень похожим был только голос. «Наверное, у них разные отцы», — подумал Иванов.
– Ты тоже считаешь, что все женские беды от мужчин? — задал он вопрос Светлане.
– Это тебе Наташа говорила?
Иванов кивнул.
– Давай, Саша, мы как-нибудь потом подискутируем на эту тему, — она остановилась и протянула ему вскрытый конверт. — Я принесла тебе письмо...

«Здравствуй, Света!
Привет тебе с берегов реки Терек, что течёт у подножия хмурых и суровых чеченских гор, передаёт твоя младшенькая непутёвая сестра!
Как вы там поживаете? Как себя чувствует наша любимая мамочка? Поцелуй и обними её за меня. А как там ведёт себя мой самый дорогой, мой самый любимый зайчик — моя доча Наденька? Скучаю по ней очень. Постоянно смотрю на фотографии. Выросла, наверное, без меня. Считаю деньки, когда, наконец-то, её увижу. Скажите ей, что мамочка скоро приедет и привезёт много-много подарков. Мамочка её очень любит! Вспоминает ли она меня? Скучает ли? Пусть подождёт ещё чуть-чуть.
У меня всё нормально. Меньше месяца осталось до конца командировки. Сама жду не дождусь, когда уже увижу всех вас. Очень надеюсь, что выплатят «боевые», как положено. Хоть тогда не зря всё это. Но нашим офицерам, что отбыли в прошлом месяце, до сих пор не заплатили. Мне «мой» Андрей Валентинович письмо прислал. Клянётся в вечной любви. Зовёт к себе. Спрашивает, почему не пишу? А что я ему напишу? Я ему всё по телефону сказала. Не верит. И напрасно. Я уже всё решила.
Знаешь, Светка, и ты сразу не поверишь: нашёлся человек, с которым мне хорошо. Я, сама не желая того, неделю назад одного майора-вертолётчика «охмурила». Ещё при первой встрече на аэродроме я на него внимание обратила: смотрю, улыбается красавчик, в глаза заглядывает, но без всяких намёков. День был очень тяжёлым. Грубо что-то я ему тогда ответила, как обычно могу. А он спокойно так говорит: «Нравишься ты мне…», и чувствую, как от звука его голоса, вроде, как-то легче стало. Понравилась мне и его улыбка. И взгляд такой открытый. Запомнилась мне эта его фраза, долго из головы не выходила. Не видела я его несколько дней, но вспоминала, думала о нём. Стала узнавать: кто он, где он? Разузнала через его друга. Помнишь, я тебе рассказывала про Мишу Ковалёва? Это тот врач, который пытался за мной ухаживать. Замуж ещё предлагал. Ну, я так аккуратненько у Ковалёва про этого майора всё повыспрашивала. Он же нас и познакомил потом. Я очень обрадовалась при следующей встрече, но держала себя в руках. Хотела ему понравиться. А он никаких попыток познакомиться ближе и не сделал. Даже свидания, как все, не назначил. Я разозлилась: неужели не нравлюсь? Ну, думаю, держись, вертолётчик! Сколько можно от ухажёров отбиваться, почему бы и самой не поиграть? Парень-то видный. А там посмотрим. Может быть, пофлиртую и брошу парнишку, чтобы знал, как задаваться. А может, и посерьёзней закручу. Но не выходил из головы у меня этот вертолётчик, хотя я пыталась убедить себя, что это временное затмение, что скоро всё пройдёт. А через два дня он позвал, и я побежала. Представляешь, как дура побежала! И на первый взгляд, вроде, ничего особенного в этом майоре нет, но — орёл! Теперь я, как усмирённая дикая лошадка, имею своего хозяина. Не веришь? Правда. И никто мне больше не нужен. А мне с ним хорошо, Светка! Часто о нём думаю. Только вот рассказать ему всего не могу. А врать не хочу.
Часто представляю, как идём мы втроём: он, я и Надюшка по нашему парку, я держу его под руку, Надюшка впереди бежит — смеётся! Мы — семья. Хорошо бы! Ничего больше и не надо в жизни! Из Саши неплохой отец получится. Конечно, он — не Денис. Денис — красавец. Дениса я любила и, наверное, не всё ещё совсем прошло. И всё-таки, он — отец Надюшки. Если бы не его вторая семья, может быть, и простила бы я его тогда, и пошла бы замуж. Но это всё в прошлом.
Теперь пишу по порядку. Зовут моего летуна Сашей, он — командир звена вертолётов. Ему тридцать два года. Правда, был женат, сыну полтора годика. Уже больше года, как в разводе. Говорит, что жена ушла, потому что был виноват. Честно признался, что изменял. Сожалеет. Несмотря ни на что, хорошо мне рядом с ним, спокойно. Никто больше и не нужен. Так бы до конца своих дней и прожила с ним, как за каменной стеной. И, наверное, когда-нибудь полюбила бы за его надёжность, за его порядочность, за его открытость. Что ещё надо женщине? Только позовёт ли он меня замуж? Это — вопрос. Знаю, что нравлюсь я ему. А что дальше? Вся наша с тобой арифметика про мужиков тут разломалась. Не могу и не хочу я ему голову морочить и мучить его не хочу. Нравится он мне. Сама жду каждой встречи. Хочу снова в глаза ему посмотреть, голос его услышать, руки его сильные почувствовать. Ты не можешь себе представить, Света, как здесь хочется быть просто женщиной. И пусть будет всё как будет! Может быть, и сам замуж позовёт? Думала об этом. Замуж за него хочу. Я ему самой лучшей и верной женой стала бы.
Встретимся, я много ещё о Саше расскажу. Может, приедем вместе, и ты его увидишь, — сама всё поймёшь. Вообще, мне столько тебе ещё надо рассказать! В письме всё и не поместится.
А вообще, Света, мне, наверное, надо чувствовать себя очень счастливой? Я ведь знаю, что нравлюсь ему. И он мне. Но я сомневаюсь: любит ли? И не пройдёт ли быстро это наше увлечение? Это меня очень беспокоит. Хочу надеяться, что он ко мне относится серьёзно. Только теперь я поняла, что настоящее предназначение женщины — ждать своего единственного мужчину. Для Саши я научусь этому. Я очень хочу научиться ждать, быть женщиной, супругой, заботиться о своём единственном мужчине, думать о нём, просыпаться и засыпать, мечтая быть вместе с ним. Это так прекрасно! Наверное, только после встречи с Сашей я поняла, как неправильно живу! Даже страшно стало. И я обязательно полюблю его, он даже не узнает, что я его не любила. Света, а вдруг всё это завтра кончится? Нет, не кончится. Так не может случиться! Я надеюсь и верю, что он меня любит! И когда он мне скажет об этом, тогда мы будем жить только друг для друга. Я никогда не позволю ему меня бросить.
А ещё он мне читал свои стихи и пел свои песни. Они у него красивые и умные.
А ещё он очень смелый и дерётся, как настоящий мастер. Он заступился за мою подругу Ирину (я тебе о ней писала). Теперь она в Саше души не чает. И вообще, мне не нравится, что на него другие заглядываются. Есть у меня ещё одна подруга — Тамара. Про неё ходят легенды как о непреступной крепости. А тут она говорит мне: «Смотри, не потеряй, а то подберу». Представляешь? Это про Сашу. Постараюсь не потерять. И я помню о твоей науке, постараюсь обеспечить ему нескучные условия существования: и ревновать заставлю, чтобы дорожил, и добиваться, чтобы ценил. Но любить заставлю. Ты меня знаешь!
Когда приедем, смотри, Светка, сама не влюбись в моего Александра. А то ведь я твою красоту подпорчу, не посмотрю, что родная (шучу).
До скорой встречи, сестрёнка. Поцелуй за меня Надюшку и маму. Может, удастся еще позвонить.
Наташа».

Иванов перечитал письмо несколько раз. Вглядываясь в любимый почерк, он держал в пальцах драгоценный листок бумаги как тоненькую нить из прошлого, из счастливого недавнего прошлого, ещё тёплого, ещё осязаемого, нить, которая вот-вот оборвётся, если только он выпустит листок из рук. Не любила! Но ведь хотела любить! А чувства к Денису? Не всё в жизни просто объяснить. С этим уж как-нибудь бы разобрались. Если б только Наташа жила!
Света молча стояла у окна и не мигая смотрела в темноту. Потом Наташиным голосом тихо произнесла:
– Вот вы и приехали. Вместе…
– Знаешь, — признался ей Иванов, — а я тогда в последний наш вечер решил, что сделаю Наташе предложение, скажу, что люблю… при следующей встрече. Но только следующая встреча… — Иванов не закончил. Он снова упал лицом в подушку. Он снова хотел ощутить запах Наташиных волос.
– Выпьем? — предложила Светлана, повернувшись от окна и посмотрев на Иванова.
– Выпьем. — Иванов сделал попытку подняться.
– Посиди. Сейчас принесу. — Светлана, стуча каблучками, быстро вышла из комнаты.
Она скоро вернулась, в руках у нее была начатая бутылка водки и два стакана. Иванов разлил. Пили стоя.
– Светлая память тебе, сестрёнка! — Светлана поднесла к губам стакан.
Иванов выпил молча.
– Я побуду с мамой. Если что, зови. — Света положила руку на плечо Иванова. — Держись, Саша.
– И ты держись.
Света не забрала конверт. Перечитывая раз за разом Наташино письмо, остатки водки Иванов допил один. Поднимая стакан за стаканом, он каждый раз не стеснялся слёз. Он плакал от бессилья что-то изменить, от жестокой несправедливости этого мира. Затем он провалился в тяжёлый сон.

Иванову снились кошмары: страх, грохот, обжигающий огонь вокруг и тупая боль. Потом пустота. «Это смерть», — понял Иванов.
– Наташа! — закричал он.
– Наташа! — отозвалось эхо в неожиданно наступившей глухой тишине.
Иванов стал проваливаться в чёрную бездонную пропасть.
– Наташа! Наташа! — в окружающей жуткой пустоте отражался со всех сторон чужой металлический голос.
– Наташа! — снова закричал Иванов и вскочил с кровати, сбрасывая остатки кошмара. Сердце бешено колотилось в груди. Во рту пересохло. Хотелось пить. Стерев со лба холодный пот, Иванов пошёл по направлению к кухне.
Поглаживающими движениями он нащупал на стене выключатель. При свете тусклой лампочки Иванов увидел, как, упав лицом на руки, над столом тихо рыдает Светлана.
– Света, — позвал Иванов.
Рыданья стали слышны громче.
– Света, — Иванов подошёл и положил ей руку на плечо.
– Уйди! — не поднимая головы, дёрнула плечом девушка.
– Света. — Иванов не уходил и руку не убрал. — Не стесняйся. Поплачь. Будет не так больно.
Она подняла голову. Слёзы, припухшие глаза и губы, растрёпанные волосы совсем не портили её. Перед Ивановым сидела другая, сбросившая маску надменной красавицы женщина. Иванов подумал, что всё равно женское горе не должно быть таким красивым.
Иванов принёс Светлане стакан воды.
– Не смотри на меня, Саша, — попросила она. — И выключи свет, пожалуйста.
– Не буду, — пообещал Иванов и погасил лампочку.
– Иди, поспи, — после долгого молчания тихо проронила Света.
– Не могу. Кошмары снятся. — Иванов стоял у окна и смотрел в темноту. Тяжёлая голова чувствовала излишнюю дозу выпитого алкоголя, но мысли и слова выстраивались чётко и ясно.
– И я не могу заснуть. Всё думаю о Наташе. Вспоминаю, как её принесли из роддома. Она, малюсенькая такая, лежит в коляске, в пеленках, а я из школы тогда пришла. Смотрю, какая замечательная куколка у нас появилась…– Светлана почти успокоилась, лишь изредка продолжала тяжело всхлипывать. Иванову, вдруг, захотелось пожалеть её. Он подошёл к сидящей девушке сзади и обнял за плечи. Она выпрямилась и доверчиво прижалась затылком к его груди. Её рука отыскала его руку, и Иванов почувствовал, как теплые пальцы девушки так знакомо переплетаются с его пальцами. И таким близким и знакомым показался запах её волос. Он закрыл глаза, и ему почудилось, что перед ним сидит Наташа.
– Скажи что-нибудь, — попросил Иванов, боясь спугнуть это ощущение.
– Что сказать? — тихо произнёс Наташин голос.
– Наташа! — Не осознавая, что делает, Иванов упал на колени и стал целовать солёные от слёз лицо и губы.
– Наташа! — повторял он, целуя влажные глаза. Девушка не сопротивлялась:
– Я не Наташа, я Света, — тихо сказала она.
– Как похожи ваши голоса, — замерев, Иванов отпустил её.
– Нам всегда это говорили.
– Прости…
Она не ответила. Он поднялся с колен, сел напротив, через стол, отыскал руки девушки и переплёл её, ставшими безвольными, пальцы со своими.
– Иди, Саша, — попросила Светлана, после того как они, оставаясь рядом, несколько минут сидели, не глядя друг на друга, и думали каждый о своём.
– Ты тоже здесь одна не оставайся, — разжимая руки, попросил Иванов.
– Я сейчас пойду к маме в комнату, — пообещала Светлана. — Сердце её мучает. Может, «Скорую» придётся вызывать.
– Помочь?
– Нет. Всё нормально.
– Спасибо тебе, Света.
Она не ответила.
Возвратившись в комнату, Иванов так и не смог заснуть до утра.

Утром до аэродрома Иванов добирался на такси. Проводить его вышли Любовь Михайловна и Света. Воспалённые глаза выдавали, что все они провели бессонную ночь. В дверях квартиры Иванов пообещал:
– Я обязательно приеду.
– Будем ждать, — хотела в это верить Любовь Михайловна.
– Пиши, Саша. И приезжай, — Света протянула ему написанный на кусочке тетрадного листа адрес.
Весь полёт до Моздока Иванов думал о том, что нашёл родных людей: и Светлана, и Любовь Михайловна, и маленькая Надя теперь стали для него частичкой жизни. Очень нужной и необходимой. А вместе с ними всегда будет жить и память о его Наташе. Она не ушла. Она там. С ними. Иванов вспоминал, как прощался с Наташиной комнатой, как смотрел на фотографии, на её вещи, стараясь сохранить в памяти всё то, что связывало её с жизнью. Он попросил у Светы одну Наташину фотографию, хоть какую-нибудь. И Света дала Иванову ту, на которой Наташа была в красивом вечернем платье. Теперь Иванов хранил ее у сердца.

Сразу после прилёта в часть Иванов попросил командира эскадрильи поставить его экипаж в плановую таблицу полётов. Задания решил выбирать самые сложные. Чувствовал себя Иванов неважно. Но он знал, что как только его руки ощутят знакомую шероховатость ручек управления, организм придёт в норму. Так и случилось. Начав летать, Иванов стал постепенно возвращаться к обычному восприятию жизни. По вечерам он старался не пить, за исключением тех редких случаев, когда нельзя было отказаться.
На девятый день гибели экипажа Крапивина Иванов напился. Он не мог не напиться. Друзья, щадившие его несколько дней, теперь попросили рассказать о похоронах Наташи. Рассказывая, Иванову пришлось пережить всё заново.

IV. БОЕВЫЕ БУДНИ

На следующий день утром, после общей постановки задачи экипажам на полёты, командир полка оставил в классе предполётных указаний один экипаж Иванова:
– Для вас — задание особо. Ставлю задачу на полёты по отдельному плану. Экипаж поступает в распоряжение спецназа ГРУ. Будете работать в районе границы с Ингушетией. Ошибаться нельзя. Может, придётся и пострелять. Карту давайте.
Ващенка передал Иванову штурманскую карту, и тот развернул её на столе перед командиром. Командир полка подозвал полкового штурмана:
– Район покажи.
– Район полётов обозначен, командир. Подробности разведчики не доводили, — доложил штурман полка, посмотрев на карту.
– Значит, задача следующая, — командир полка склонился над развёрнутой картой, — сегодня пойдёте до предгорья, — он указал направление на юг, — а завтра по западу. Районы неспокойные. Сегодня боекомплект обычный: пулемёт и два блока ракет. — Командир посмотрел на Иванова. — На завтра вооружись помощнее. Возьмёшь четыре блока ракет и дополнительный боезапас для пулемёта. И гляди в оба — не подставляй задницу. Чтоб сам вернулся живым и целыми всех привёз! Задача ясна?
– Так точно, — ответил Иванов.
– Хорошо, — удовлетворённо кивнул командир. — Старший группы сейчас подойдет, с ним подробнее обговорите задание. Да, ещё вот что: по запросу разведчиков на завтра вам выделяем сопровождение: два вертолета «Ми-24» для огневой поддержки и один «МИ-8» с десантом. «Двадцатьчерверки» — из звена Ягудина, а экипаж «Восьмерки» назначишь из своего звена, но командира — опытного.
– Возьму Фархеева, — решил Иванов.
– Одобряю, — согласился командир полка.
В этот момент в класс вошли трое в новеньком камуфляже. Один из них — среднего телосложения, а двое других — под два метра ростом. Оба богатыря были скроены как братья: широкие в плечах, в одинаковой форме, — они производили впечатление близнецов. Зеленый цвет камуфляжа у всех троих сильно отличался от общевойскового.
– Здравствуйте, — заговорил первым невысокий. На вид ему было чуть больше тридцати, но выглядел он старше двух братьев-громил. По всему было видно, что он главный в этой группе.
– Майор Быстров, — представился он Иванову и Ващенке, видимо, с командованием полка он был уже знаком.
Иванов представился сам и представил своего правого летчика. Быстров поздоровался с ними за руку.
– Задача вам ясна? — спросил он Иванова.
– В общих чертах. Работаем под вашей командой, — ответил тот.
– Покажите полетную карту, — распорядился Быстров.
Ващенка снова развернул убранную было штурманскую карту.
– Так, — быстро пробежал по карте глазами Быстров. — Вот наш район. — Он постучал двумя пальцами, показывая место. — У вас все пункты обозначены. Задача такая: сегодня там, — Быстров ткнул пальцем в карту, — забираем пленных и привозим их сюда. — Он указал на аэродром. — А завтра работаем по отдельному плану. Доведу его до вас перед вылетом. Думаю, что если все пойдет по намеченному, то больше трех дней мы вам надоедать не будем. Вопросы есть?
– Сколько на борту человек? — спросил Иванов.
– Нас всего четверо, — ответил Быстров, поглядев на своих ребят. — Четвертый — на улице с радиостанцией и оружием.
– Вопросов нет, — удовлетворённо сказал Иванов.
– Ну тогда, как говорится, с Богом! — и Быстров первым направился к выходу.
На улице, возле сложенной кучи оружия, спокойно курил четвертый спецназовец. Он был невысок, но крепко сбит. Даже без пятнистой формы Иванов сразу бы предположил в нем профессионального убийцу: квадратное, будто высеченное из камня, лицо со шрамами и сплющенным переломанным носом, острый взгляд маленьких, глубоко посаженных глаз под круто нависающим крепким лбом, тонкий волевой рот над выступающим квадратным подбородком. Быстров на его фоне производил впечатление интеллигента.
Группа разобрала оружие: у каждого оказалось по автомату «Калашникова», причем в руках двух громил они казались детскими игрушками. Один из великанов повесил на плечо пулемет, другой взял радиостанцию. Быстров поднял необычного вида снайперскую винтовку с оптическим прицелом и толстым, как полено, глушителем. Такая же винтовка была и у четвертого из их группы. У Быстрова, кроме автомата на боку висел большой пистолет «Стечкина» в удлиненной кобуре. Их бронежилеты тоже отличались от общевойсковых. Вся группа при себе имела не то каски, не то защитные шлемы незнакомой конструкции.
– Что это у вас, новые снайперские винтовки? — спросил Иванов Быстрова, когда они шли к вертолету.
– Это БСК «Винторез» конструкция Сердюкова, — ответил тот и, заметив, что это ни о чем не говорит вертолётчику, объяснил: — Это девятимиллиметровый бесшумный снайперский комплекс, созданный для спецназа. Я могу из него попасть человеку в глаз с расстояния четырехсот метров, а ты и не услышишь выстрела с десяти метров. В нем используются специальные патроны, — и Быстров показал Иванову сам патрон.
– Хорошая игрушка! — Иванов с уважением посмотрел на «Винторез».
– Меня Виктором зовут, — Быстров открыто посмотрел в глаза Иванову.
– Александр, — представился тот, и они ещё раз обменялись рукопожатиями. Иванов почувствовал, что рука у Быстрова очень сильная.
– Скажи, Александр, у вас все летчики пьют перед полётами? — прямо спросил Быстров.
Иванов ответил тоже прямо:
– Все.
– А завтра без этого нельзя обойтись?
– Можно, — ответил Иванов мягче. — Вчера ровно девять дней, как разбился один из наших экипажей. Пил весь полк. Но ты не сомневайся, «спецназ», мы не подведем.
– Не сомневаюсь. Ведь я просил у вашего командира самый опытный экипаж, — просто ответил Быстров.
«Уже десять дней, как нет Наташи, — подумал Иванов. — А вокруг ничего не меняется».
Когда группа подошла к вертолёту, Мельничук, завидев чужих в незнакомой форме, вытянулся по струнке и официально доложил о готовности к вылету. Потом тихо спросил:
– Командир, а это кто?
– Разведчики.
Тут Ващенка решил зло пошутить:
– Этот спецназ, Ваня, смертники. Группа «Гюрза», слышал? Мы должны сегодня отвезти их в тыл чеченцам, аж домой к самому Басаеву, в Ведено. Помнишь, в том районе нас уже обстреляли? Так это ещё дальше.
Мельничук изменился в лице. А Ващенка, будто не замечая, продолжал:
– А завтра мы их оттуда заберем, после того, как они захватят Басаева и его брата. Тебе приказано добавить ещё два блока ракет и взять к пулемету ещё один боекомплект. Сегодня мы идем одни, потому что чеченцы нас не ждут, а завтра нас будет сопровождать звено «Двадцатьчетвёрок» и «Восьмёрка» с десантом на случай, если придется принять бой на земле. Поэтому проверь бронежилет и автомат. Гранатами запасись.
Ващенка говорил без улыбки, а Мельничук чуть не терял сознание, на него нельзя было смотреть без слез: лицо Вани посерело и вытянулось, казалось, он сделался ниже ростом. Иван затравленно посмотрел на своего командира звена и с надеждой спросил:
– Командир, он не врёт?
– Боекомплект возьмёшь завтра с утра, а дополнительные блоки, — Иванов старался говорить медленно, чтобы продлить эффект от нехорошей шутки «правака», — повесишь сегодня после полётов. Сопровождающих «Двадцатьчетвёрок» будет всего две. Работать со спецназом будем три дня, но далеко в тыл к «духам» не пойдём. Это Андрей пошутил.
Мельничук сразу воспрял духом.
– На следующей неделе, — обратился он к Ващенке, — становимся на регламентные работы. Будешь у меня вертолёт драить.
– Давно пора навести чистоту, — ответил, скалясь в улыбке, Ващенка, — а то запустил ты, Ваня, машину.
– В кабину! — скомандовал всем Иванов, осмотрев вертолёт.
После взлёта, с разрешения Иванова, Виктор Быстров сел на место бортового техника. Мельничук устроился в грузовой кабине вместе со спецназовцами и лишь иногда появлялся в проёме двери, чтобы проконтролировать по приборам работу винто-моторной группы.
Из Моздока вертолёт взял курс на юго-восток.
– Неплохая «машинка», — Быстров похлопал по коробке носового пулемета. — Доводилось работать на такой. Дашь стрельнуть?
– Стрельни, — согласился Иванов и включил пулемет.
Быстров умело дослал патрон в патронник и стал высматривать цель. Под вертолетом проплывала дорога с движущимися по ней редкими машинами. Немного в стороне виднелось небольшое селение, с нефтяными вышками в полях, а прямо по курсу, километрах в двух и чуть левее — зеленый островок леса.
– Вот она — причина этой войны! — Быстров указал на качающие из земли нефть насосы. — Давай-ка к лесу.
Иванов понял желание Быстрова и довернул вертолёт так, чтобы лес оказался прямо по курсу. Быстров, почти не целясь, дал первую очередь. Видимые фонтаны земли поднялись перед деревьями. Довольный Быстров весело взглянул на Иванова и дал ещё две короткие очереди, которые легли точно по крайним деревьям. Спецназовец убрал руки с пулемета и показал большой палец. Иванов выключил оружие.
– Командир, что это было? — в дверях появилась физиономия Мельничука.
– Пулемёт проверяли, — успокоил его Иванов.
– Саня, — спросил Быстров, — а из него только техник может стрелять? Или ты тоже можешь.
– Если отключить ракеты, могу. — Иванов решил продемонстрировать это наглядно. Он снова включил пулемёт и переставил переключатель стрельбы «Летчик-Борттехник» в положение «Летчик». Теперь нужна была только цель. Лес остался позади, а впереди не просматривалось ничего, заслуживающего внимания. Вдруг Ващенка стал жестами показывать вправо. Иванов довернул вертолёт и километрах в четырёх увидел развалины небольшой то ли фермы, то ли кошары, а рядом бегущую к ней стаю собак. Иванов выбрал собак, хотя понимал, что в движущуюся мишень попасть сложнее. Опустив сетку на командирском прицеле, он подвёл вертолёт ближе и перевёл его в пологое планирование по направлению к ферме. Собаки не обращали внимания на вертолёт и не меняли направления движения. Иванов навёл сетку прицела на центр стаи и нажал на кнопку стрельбы. Через прицел он видел, как длинная дорожка очереди стала ложиться метрах в пятидесяти и чуть левее цели. Он легко придавил правую педаль, нос вертолёта плавно переместился вправо — и плотная очередь прошла по бегущей стае. Уцелевшие собаки кинулись врассыпную, но половина осталась на месте. Пролетая над ними, Иванов посмотрел вниз: несколько собак лежали без движения, одна билась в конвульсиях, другая пыталась подняться, а вокруг них валялись окровавленные куски и ошмётки.
– Не хило! — с восхищением оценил работу пулемёта Быстров. — Страшное оружие.
Потом добавил:
– Но в людей стрелять легче: всегда есть за что.
Иванов ничего не ответил. Бесцельная собачья смерть напомнила ему картину, виденную в морге: искорёженные изувеченные человеческие тела, куски тел. Смерть — она одинакова для всех: и для людей, и для собак. В тот момент Иванов не испытывал никаких эмоций. Это уже позже он дал себе слово: никогда не больше убивать животных. Они лучше людей.
Первым пунктом посадки была база дислокации одной из мотострелковых частей. Спецназовцы, оставив своего четвёртого и лишнее оружие на вертолёте, пошли в штаб части. Знаков различия на камуфляже они не носили, поэтому оставалось только догадываться, какие звания имели подчинённые Быстрова.
Экипаж сидел в тени вертолёта, когда к ним подошёл спецназовец, про которого Иванов при первой встрече подумал, что он — профессиональный убийца. Спецназовец миролюбиво предложил:
– Закурим, что ли?
Весь экипаж состоял из некурящих, но разговор надо было поддержать, поэтому Иванов сказал:
– Мы не курим, но ты присаживайся и закуривай. Только вертолёт не спали.
– Ясненько, — спецназовец сел на траву возле Иванова. Закурил, потом спросил:
– Кого вы там «чесали» пулемётом?
– Собак гоняли, — безразлично ответил Иванов.
– Собак? — переспросил спецназовец. — А они за кого: за Дудаева или за Ельцина?
Иванов смолчал. Ему стало жаль невинных животных.
– А ты за кого? — вместо командира вступил в разговор Ващенка.
Спецназовец нехорошо посмотрел на него и ответил:
– Я не собака. А в этой «драчке» я сам за себя.
– Такого не бывает! — не уступал Ващенка.
Чтобы сменить тему разговора, Иванов предложил:
– Может, познакомимся? Тебя как зовут?
– Сергей, — ответил спецназовец.
Весь экипаж тоже представился по именам.
– Этой штукой управлять сложно? — Сергей показал на вертолёт.
– Нет ничего сложного, — ответил Иванов. — Хочешь попробовать?
– А можно? — не поверил спецназовец.
– Как взлетим, сядешь в правое кресло и порулишь немного, — пообещал Иванов.
На некрасивом мужественном лице спецназовца появилась добрая улыбка.
– Я ведь любым танком могу управлять, любой машиной, даже катером, а вот вертолётом никогда не пробовал. Не сумею, наверно.
– Сумеешь. Да и я буду рядом, — обнадёжил Иванов.
Немного помолчали. Потом Ващенка поинтересовался:
– Ты у них снайпер?
– В нашей группе все снайперы, — неопределённо ответил Сергей.
– Ну а какая специальность у тебя?
Спецназовец посмотрел на Ващенку долгим взглядом, помолчал, потом ответил:
– Я «Фока — на все руки дока». Хочешь, могу чего взорвать, разминировать, «языка» взять, часового снять… А хотите, фокус покажу?
Спецназовец поднялся, достал висевший на поясе большой нож, похожий на средневековый пиратский тесак, подбросил его несколько раз то в правой, то в левой руке, и вдруг лезвие замелькало, как клинок меча в фильмах про ниндзя. Это был настоящий цирк: Сергей мягко передвигался в боевой стойке, непрерывно работая ножом, делая молниеносные выпады. Нож незаметно переходил из руки в руку, не останавливаясь ни на мгновение. Сергей наносил по невидимому противнику удары руками и ногами, поворачиваясь то на сто восемьдесят, то на триста шестьдесят градусов. Экипаж смотрел, раскрыв рты, на завораживающий танец смерти. Когда Сергей сел на землю, все смотрели на него с большим уважением.
– Вот это класс! — восхищённо произнес Ващенка.
– Я такого и в кино не видел, — поддержал Мельничук. — А кидать ножи умеешь?
– А у вас есть какой-нибудь другой нож? — вместо ответа спросил Сергей.
Ващенка с готовностью достал из кармана складной лётный нож. Спецназовец раскрыл его, взвесил на пальцах, определяя центр тяжести, и пригласил всех пройти к деревянному столбу проволочного заграждения. Остановившись метрах в семи от столба, Сергей медленно замахнулся, прицеливаясь, и резко метнул нож от плеча. Лезвие глубоко вошло в середину столба на уровне груди.
– Это самое несложное, — просто сказал Сергей.
– Тебе только в цирке выступать! — прокомментировал Иванов. — Где ты так наловчился?
– Хорошая школа и годы тренировок, — ответил Сергей. — Нож — оружие универсальное, но требующее постоянного поддержания навыков. Но, если научиться с ним работать, выйдешь победителем из любой драки с превосходящим противником.
– И часто он тебя выручал?
– Было дело, — Сергей не захотел отвечать на этот вопрос.
Время шло, но Быстров все ещё не возвращался. Иванов решил попросить Сергея показать экипажу пару-тройку приёмов — азы работы с холодным оружием. Чтобы как-то убить время, тот согласился.
– Самое главное в этой технике — это правильно держать нож, — Сергей показал нужное положение ножа. — Сначала отрабатываются приёмы обороны. Саня, — обратился он к Иванову, — иди, нападай на меня.
Тот подошёл к Сергею и остановился возле него на расстоянии метра.
– Для наглядности медленно наноси удар рукой или ногой, куда хо¬чешь, — сказал спецназовец.
Иванов стал обозначать удары ногами и руками, но всегда встречал острое лез¬вие ножа, подставленное умелой рукой. Если бы они работали в полную силу, то при первом таком ударе Иванов был бы покалечен.
– Имея при себе нож с длиной лезвия не менее двадцати сантиметров, — комментировал наглядный урок Сергей, — вы легко нейтрализуете против¬ника, не убивая его. Немного потренировавшись, вы сможете работать и про¬тив нескольких противников, потому что ничего сложного здесь нет: правильный захват ножа и хорошая реакция.
Сергей повесил свой нож на пояс и поднял с земли короткую палку.
– Теперь, — обратился он снова к Иванову, — ты нападаешь по-настоящему. Представьте, что у меня в руках нож. Не волнуйся, Саня, я буду только защищаться. Но бей — не сачкуй.
Иванов никогда не считал себя слабаком в драке, в свое время занимался и боксом, и рукопашным боем, поэтому атаковал Сергея уверенно и умело. Спецназовец только защищался, а Иванов пытался достать его, как он и просил, по-насто¬ящему. Любой удар Сергей мастерски блокировал, и Иванов своими костями ощущал твердость палки. Со стороны это, может быть, и выглядело красиво, но пос¬ле минуты такого «боя» у Александра уже болели и руки, и ноги. Атаки Иванова стали ослабевать. В этот момент Сергей объявил:
– Теперь показываю оборону с контратакой.
После следующего проведённого удара палка — «нож» прошлась Иванову по горлу. Драться он больше не хотел и решил силовым приемом сбить Сер¬гея с ног. Ему удалось перехватить руку с ножом, и он пошел на прием, но Сергей неуловимым движением резко развернул кисть, и палка снова уперлась Иванову в живот.
– Убит, — объявил Сергей.
– Спасибо, — Иванов тяжело дышал.
Но спецназовец и не думал прекращать урок.
– Запомнили блокирование ударов? — Сергей посмотрел вокруг. — Взяли каждый по палке, — экипаж повиновался, — повторяем за мной: раз...
Сергей два раза показал комплекс защиты. Экипаж, как три куклы, синхронно повторял за ним все движения.
– Теперь запомнили? — спросил «сэнсэй» в зелёном камуфляже. — Если хотите иметь резуль¬тат — не ленитесь повторять это упражнение хотя бы раз в день.
Иванов сел в тень вертолёта. Но это было ещё не всё.
– Следующее упражнение, — продолжал спецназовец, как будто перед ним стояли курсанты диверсионной школы, — называется «Блок-Контратака». Мне нужен партнер, — и Сергей посмотрел на Иванова.
– Я лучше понаблюдаю. Ивана возьми, — потирая болевшие руки, «сдал» на растерзание тот своего борттехника.
– Ваня, иди сюда, не бойся, — позвал Сергей, и Мельничук с опаской повиновался.
Сергей успел показать на Иване несколько приемов, когда, наконец, появился Бысторов и сопровождающие его лица. С Быстровым шел офицер, лет сорока, в общевойсковом камуфляже без знаков отличия, позади под охраной двух громил плелись двое мужчин со связанными за спиной руками, тоже одетые в камуфляж, но не российского производства. По их внешности можно было сразу определить, что это не чеченцы. Они больше походили на русских. Сергей, заметив командира, поднял автомат и поджидал группу у вертолёта.
– Полетели, — бросил Иванову Быстров, когда спецназовцы и их «гости» рассаживались в вертолёте.
– Кто это? — спросил Иванов, посмотрев на пленных.
– Наёмники, — коротко ответил Быстров.
– Откуда?
– Иорданцы, — нехотя уточнил спецназовец.
Пленным завязали глаза и посадили отдельно друг от друга.
Экипаж поднял машину в воздух, и Иванов попросил Ващенку освободить пилотское кресло для Сергея. Ващенко уступил своё место спецназовцу. Теперь удивляться пришла очередь Сергея.
– Сколько приборов! — воскликнул он. — Запутаешься тут.
Иванов показал ему взглядом на управление, и Сергей взялся руками за штурвал. Вертолёт шёл на автопилоте, поэтому Иванов спокойно отпустил ручку управления и знаками показал Сергею, что спецназовец управляет машиной сам. Выражение глаз Сергея было таким же, как у ребенка, севшего первый раз на карусель. Через какое-то время прямолинейного полета вертолёт стал заваливаться вправо и поднимать нос. Иванов показал спецназовцу знаками: «Управляй», и тот решительно заработал штурвалом. Испытывая перегрузку, Иванов не успел среагировать, как вертолёт, совершив какой-то истребительный манёвр, круто опустил нос и стал резко заваливаться в левый крен, теряя высоту. Ценой больших усилий Иванов вывел машину в горизонтальный полёт на малой высоте. Ощущение от манёвра было не из приятных. В пилотской кабине появился Быстров.
– Что за цирк «Буратин» вы нам устроили? — сквозь гул двигателей недовольно прокричал он. — Дрова, что ли, везёте?!
– Твои «орлы» летать учатся! — пошутил Иванов.
Виктор посмотрел на своего подчинённого, сидевшего с виноватым лицом в кресле второго пилота:
– Серега, это тебе не танк. Вылазь, на хрен, пока не поубивал нас всех.
Спецназовец, без слов, подчинился и стал выбираться из кабины пилотов. Но по выражению его глаз было понятно, что летать ему понравилось.
– Сядем здесь! — показал на карте новый пункт Быстров, и Ващенка, заняв своё законное место, выдал новый курс.
При заходе на посадку Иванов заметил впереди группу людей.
– Это нас встречают? — уточнил он у Быстрова. Тот кивнул головой, и Иванов примостил машину возле группы встречающих.
Их было много: те, что стояли — человек десять, были с оружием. Ещё шестеро сидели связанными на земле.
Быстров, оставив двух пленных в вертолете под охраной одного из своих богатырей, вышел к встречающим. О чем-то переговорив с одним из них, командир спецназа скрестил руки над головой и подал экипажу знак «выключайся».
Ещё не остановились винты, как в кабине пилотов появился Сергей.
– Мы здесь надолго, — сообщил он, посмотрев на сидящего на своём рабочем месте Иванова. — Можно в кабине посидеть?
– Садись, — предложил, передумав выходить, Александр.
Сергей снова занял освободившееся место правого лётчика. Оглядев внимательно приборы, он без всякой надежды произнёс:
– Из всего, что здесь «наворочено», я разбираюсь только в пулемёте.
– Это с первого взгляда всё кажется сложным, — стал объяснять ему Иванов, — но приборы распределены по группам: двигатели, трансмиссия, масляная система, топливная система, противопожарная система, гидравлическая система. И приборы для пилотирования: высотомер, указатель скорости, авиагоризонт и ряд вспомогательных приборов.
– А это что? — Сергей указал на блок со множеством табло над головой.
– Это противообледенительная система.
– А где включается оружие?
Иванов показал на блок вооружения.
– А вот это, — он похлопал рукой по металлической коробке посередине кабины, — автопилот.
– Вертолёт сам, что ли, может летать? — не поверил Сергей.
– На каком-то этапе полёта — может, — подтвердил Иванов. — Автопилот работает по четырём каналам: направлению, крену, тангажу и высоте. В полёте, в зависимости от варианта включения, он может выдерживать или один параметр, или сразу все четыре.
– Ни хрена себе! — выразил восхищение Сергей. — А тогда чего ж он у меня завалился?
– Здесь двойной режим управления, — продолжал объяснять Иванов, — канал от ручки управления — главный. А ты начал резко ей работать. Вертолёт, он как женщина, любит мягкое и плавное управление.
– Ну, это смотря, какая женщина, — возразил спецназовец.
Они с Сергеем ещё долго сидели в кабине, пока спецназовца не позвал Быстров. Иванов вышел следом. Группа встречающих разделилась на две: под охраной автоматчиков шестеро связанных сидели отдельно от основной группы. Быстров с Сергеем подошли к сидящим, и майор заговорил с ними на каком-то арабском языке. Было похоже, что и Сергею знаком этот язык. Пленные им что-то отвечали.
Солнце стояло в зените, и спрятаться от его палящих лучей было негде. Ващенко и Мельничук устроились в тени под хвостом вертолёта. Иванов подошёл к ним.
– Иностранцы, — Ващенка посмотрел в сторону пленных. — Арабы какие-нибудь или афганцы.
– Не сиделось им дома, — проворчал Мельничук. — Поналезло сюда гадов. Воюй теперь с ними. Пообрезать бы им яйца, как они нашим, и отправить домой.
– Яйца? — уточнил Ващенка.
– Можно со всем остальным, — без улыбки уточнил Мельничук.
Поговорив с пленными около пяти минут, Быстров подошёл к экипажу и устроился рядом с Ивановым в тени вертолёта. Немного помолчав, он спросил:
– Саня, пострелять хочешь?
– В кого?
– В этих, — Быстров кивнул головой в сторону пленных.
Иванову пришла на память толстая медсестра Нина из Моздокского госпиталя с вопросом: «Вы в людей стреляли?». У Иванова никогда не появлялось такого желания.
– Мы сейчас четверых из этой компании, — Быстров снова показал взглядом в сторону связанных пленных, — в расход спишем — балласт. Нет желания поучаствовать?
Иванов, жуя травинку и щурясь на солнце, мотнул головой.
– Как хочешь, — вздохнув, пожал плечами Быстров.
– А мне можно? — неожиданно встрял в разговор Мельничук.
– Если командир не против, — Быстров посмотрел на Иванова.
– Пусть идёт, — безразлично ответил Иванов. Но перед этим пристально посмотрел на Мельничука.
Ваня послушно побежал за Быстровым. Тот подал сигнал Сергею, стоящему возле пленных, Сергей пнул одного из них в бок грязным ботинком и что-то коротко произнес. Пленный поднялся с трудом, так как руки были связаны за спиной. Сергей не стал снимать с его глаз повязку, а, схватив за волосы, повёл того мимо стоящего вертолёта. Там, метрах в двадцати, их уже поджидали Быстров с Мельничуком. Быстров что-то сказал, и пленный безропотно лег на землю, лицом вниз. Быстров неторопливо достал из кобуры пистолет, привинтил к стволу глушитель, достал в ствол патрон и, почти не целясь, выстрелил в голову лежащего. Экипажу был слышен только слабый хлопок, будто кто-то стукнул палкой по матрасу. Так стреляет пистолет с глушителем. Человек на земле даже не дёрнулся. Сергей пошёл за вторым. Второго обречённого он привёл так же, держа за волосы. Быстров приказал и ему лечь, и наёмник лег рядом с убитым. Быстров передал свой пистолет Мельничуку. Иван, видимо, боясь промазать, наклонился над жертвой и выстрелил в упор. Сергей уже вёл третьего. Тот упирался, видимо понимая, что его ждёт, что-то торопясь говорил на своём языке, видимо о чём-то просил. На вид этому парню Иванов не дал и тридцати, и он был похож на араба. Иванов подумал, что глупо умирать в таком возрасте, когда почти вся жизнь ещё впереди. Но наёмники сами выбрали для себя такую судьбу.
Поравнявшись с сидящим у вертолёта экипажем, пленный попытался встать на колени, но получил от Сергея удар носком ботинка в живот, от которого согнулся напополам и упал на спину. На помощь Сергею подоспел один из громил Быстрова, и они легко подняли верещавшую жертву за выкрученные назад руки и в таком положении понесли к месту казни. Ноги приговорённого почти не касались земли. Почему-то это запомнилось Иванову. Спецназовцы грубо бросили араба на землю, рядом с убитыми. Он что-то кричал, пытался сесть, повязка на глазах мешала ему сориентироваться, но пленный, видимо, искал главного и хотел ему что-то сказать. Громила одним движением ноги уложил араба лицом на землю и наступил ботинком на спину. Вырываясь, араб вращал головой, мешая Ване прицелиться. Но Мельничук выстрелил. В ту же секунду раздался нечеловеческий вопль раненной жертвы. Растерявшись, Мельничук не произвёл второго выстрела, но громила-спецназовец молниеносным движением воткнул нож в шею бьющегося под его сапогом человека. Вопль оборвался. Быстров забрал из рук застывшего в оцепенении Мельничука пистолет и ткнул Ивана кулаком в спину: «Иди отсюда».
– Твой дед во время войны, случайно, в карателях не служил? — спросил Ващенка Мельничука, когда тот белый, как смерть, доплелся до вертолёта. Иван, не поняв вопроса, пробормотал:
– Он дёргался… Я хотел в голову, а попал в лицо…
– Ладно, — оборвал его брезгливо Иванов, — сядь, успокойся.
Он испытывал отвращение к Мельничуку, но, видел, как тому плохо.
Четвертого спецназовцы прикончили без осложнений. Стрелял сам майор.
Когда взлетели, Иванов поинтересовался у сидевшего молча Быстрова:
– А что будет с трупами?
Тот показал пальцем вниз, на расположение воинской части:
– Это их проблема.
После того случая Мельничук несколько дней молчал. Иванов понимал, что стрелять в людей нелегко, даже когда не видишь их глаз и их предсмертных мучений. А тут такое. Любая война — это, прежде всего, убийство. Но впервые стрелять в человека непросто. Дальше мало кому это нравится. Но даже имеющий опыт Быстров, как заметил Александр, делал это без большого энтузиазма.
Но в тот день Иванову не было жалко убитых наёмников. А вот убитых собак было жаль.
Следующую посадку совершили в расположении одной из частей внутренних войск на границе с Ингушетией. Всё это время экипаж молчал. Снова заговорили только перед посадкой.
С Быстровым ушёл офицер, присоединившийся к ним ещё в первом пункте посадки. Спецназовцы стали заниматься пленными: они выводили их по одному из вертолёта, не развязывая глаз, а развязав только руки, разрешали тут же оправиться. Потом снова связывали и укладывали лицом вниз на землю под палящие лучи безжалостного солнца. За время полёта ни одному из пленных не предложили воды. Поэтому Иванов, подав Сергею фляжку, попросил напоить их.
Закончив процедуру с пленными, Сергей снова попросился в кабину. Они сидели вдвоём с Ивановым и молчали. У Сергея, видимо, кончились вопросы, а Иванову просто не хотелось с ним разговаривать. Спецназовец не выдержал первым:
– Не уважаешь?
Иванов не ответил.
– Приходится руки пачкать, — попробовал оправдаться Сергей. — Труднее всего стрелять в своих, в русских. А этих мусульманских фанатиков я бы всю жизнь давил своими руками. Ненавижу их. Это не люди. Они хуже зверей. Мы с ними ещё гуманно поступаем. А они нашим перед смертью языки, носы и уши вырезают, глаза выкалывают, животы вспарывают. Живым головы режут. Наших пацанов в плену кастрируют и педерастят. И самые жестокие — наёмники, такие вот, как эти. — Сергей показал в сторону лежащих на земле пленных. — Будь уверен, они тебе воды не предложат.
– Много наёмников у Дудаева? — спросил Иванов.
– По нашим данным, более пятидесяти процентов.
– Кто же им платит? И как они сюда попадают?
– Это мы и выясняем, — ответил Сергей. — Иногда такие матерые «гуси» попадаются — хоть в музей истории войн.
Иванов знал, что «серые гуси» — профессиональная кличка наёмников по всему миру. Ещё их называют «псами войны».
– Недавно, — продолжал рассказывать Сергей, — получили мы информацию о том, что наша пехота взяла живыми двух снайперш. Одна прибалтийка, а другая — русская. Редкая удача. Обычно их кончают на месте. Но там оказался наш представитель, он и отбил их. Мы сразу же на вертолёт — и в ту часть. Очень хотелось знать каналы вербовки. Прилетаем, а через них уже целую роту солдат пропустили. Избитые бабы, но ещё живые. Правда, прибалтийка уже концы отдавала, в основном без сознания была, а другая — русская оказалась покрепче. Девки-то совсем молодые, но каждая, говорят, по десятку наших ребят успела «уложить». Та, что в сознании, кроет всех матом, просит, чтобы её пристрелили. Откуда такая взялась, не говорит. Но увидела Быстрова и сникла. Слова больше от неё никто не слышал. Мы обеих загрузили в вертолёт и взлетели. В штабе нас ждали. А Быстров сидел чернее тучи. Тут подсел я к этой живучей и спрашиваю: «Много ли навоевала?». А эта стерва посмотрела на Быстрова и говорит: «Жалею, что мало пострелять удалось». После этих слов приказывает наш Витя открыть дверь и выкинуть обеих из летящего вертолёта. Ту, что была без сознания, выкинули первой. А русская вдруг нашего командира по имени назвала. Цепляется за нас и кричит: «Прости! Витя, прости! Дочь у меня!». О дочке что-то кричала до самых дверей. Тут я ей врезал под дых, она мешком и вывалилась. Сучка, о дочке вспомнила. А сколько русских матерей она осиротила? А наш командир потом несколько дней из запоя не выходил…
Сергей замолчал.
– Ты только Виктору не проговорись, что про это знаешь, — попросил Сергей.
Помолчав немного, добавил:
– Не любит он эту историю вспоминать.
– Саня, погляди-ка! — раздался с улицы голос Ващенки.
Быстров приближался в сопровождении очень симпатичной молодой женщины, одетой в джинсовый костюм и с фотокамерой на боку. Их никто не сопровождал. Завидев командира, спецназовцы стали загонять пленных в вертолёт.
– Запускай! — скомандовал Быстров, подходя к вертолёту.
Экипаж занял свои места, и винты закрутились. Взлетев, машина взял курс на Моздок.
Иванов выглянул в грузовую кабину через проём двери и посмотрел на сидящую рядом с Быстровым женщину.
– В твоём вкусе, — сообщил он Ващенке по переговорному устройству, кивнув головой в сторону пассажирки.
Тот только развёл руками:
– Красивая женщина — чужая женщина.
За время полёта Быстров ни разу не заглянул в пилотскую кабину. Поэтому Иванов задал вопрос уже на аэродроме:
– Кто эта милашка?
– Меньше будешь знать, крепче будешь спать, — грубо пошутил Быстров.
– Сам-то ты, нормально спишь? — поморщился Иванов.
– Ладно, — примирительно усмехнулся Быстров. — Журналистка из Франции. Проверим и отпустим.
– Ты и на французском можешь? — полушутя, поинтересовался Александр.
– Могу немного, — и Быстров выдал целый монолог на французском.
– Не перестаю тебе удивляться! — выразил Иванов своё восхищение.
– Ну всё. Наша машина идёт, — засуетился спецназовец. — Значит, договорились: завтра в десять часов мы должны оторвать колёса в воздух.
– О’кей! Фирма веников не вяжет, — охотно согласился вертолётчик.
К вертолету подъехал зелёный «ГАЗ-66» с металлической будкой и с решёткой на окошке. Спецназовцы стали переносить свой груз из вертолёта в автомобиль. После пленных, подсадив в будку женщину, они забрались туда сами и захлопнули дверь. Быстров, помахав экипажу рукой «пока», занял место в кабине, и машина уехала. А Иванов вдруг почувствовал страшную усталость.
– Мужики, — обратился он к экипажу, — я вздремну в вертолёте. Как появятся оружейники — разбудите. Блоки будем вместе вешать.
Он лёг на откидную лавку в грузовой кабине и, стараясь забыть всё произошедшее днём, стал думать о Наташе. И не заметил, как задремал.
Проснулся он, когда работы по подвеске блоков шли в самом разгаре.
– Почему не разбудили? — подключаясь к работе, поинтересовался Иванов у Ващенки.
– Тут дел-то на пять минут. Отдыхал бы.
– Я что, барышня? — проворчал Иванов. — Помоги, заботливый ты мой.
Иванов схватился за переднюю часть тяжёлого блока и почувствовал, как после тренировки со спецназовцем болят руки и ноги.
Когда после окончания работ экипаж шёл по бетонной дорожке от стоянки вертолётов, заныл Мельничук:
– Командир, надо выпить. Мне необходимо снять стресс.
Хотя Иванов и понимал причину его стресса, но разговаривать с ним ему не хотелось. Поэтому ответил коротко:
– Сегодня нельзя.
– Но у меня всё нутро трясётся. Надо нервы успокоить, — продолжал канючить Иван.
– Так тебе и надо!– встрял Ващенка. — Тоже мне, Малюта Скуратов на общественных началах выискался. Мюллер хренов…
– Командир, он обзывается, — чуть не плакал борттехник.
– Заткнитесь оба, — Иванова Мельничук стал раздражать, поэтому, обращаясь к нему, он разрешил:
– Сегодня не больше ста пятидесяти граммов. Мы с Андреем не пьём. Я обещал Быстрову, что завтра экипаж будет трезвым.
– Спасибо, командир, — обрадовался Мельничук. — Так, я в магазин?
– Иди, — разрешил Иванов.
– Командир, я к Марине хочу, — после того, как убежал борттехник, заныл Ващенка.
– Потерпишь. Завтра задание сложное. Ещё проспишь.
– Ну пожалуйста, — не отставал Ващенка. — Не просплю. Ну отпусти.
– Ладно, — согласился Иванов. — Пойдёшь, если будешь себя хорошо вести.
– А это как?
– Меня с собой возьмешь.
– Ну, это с превеликим удовольствием! — обрадовался Ващенка. — Девчонки о тебе спрашивают.
– Да, Иринка меня как-то приглашала… — начал почему-то оправдываться Иванов.
– Я всё понимаю, — перебил Ващенка, серьёзно посмотрев на него.

Ещё не пробило семнадцати часов, а Иванов с Ващенкой уже шли по городу.
– Такие «полёты» мне нравятся! — ворковал довольный «правак» в предчувствии хорошего вечера. — Куда курс держим?
– Пошли в госпиталь, — решил Иванов. — Девчонки должны быть ещё там.
Лётчики брели по светлым улицам Моздока, который жил прифронтовой жизнью. Но магазины, ресторанчики и киоски работали круглосуточно, днём и ночью торгуя спиртным. Иванов подумал, что с Наташей они ни разу не успели побывать в городе днём.
Ващенка первым вошёл на проходную госпиталя и попросил вызвать Ковалёва. Но ему ответили, что Ковалёв улетел в действующие части и будет только завтра.
– Наверное, Мишка сейчас в Грозном, — предположил Ващенка. — Что будем делать, командир?
– Ждать, — коротко ответил Иванов. Он знал только фамилию Наташи. Ващенка вообще не интересовался фамилиями женщин, с которыми спал.
Идти было некуда и, целый час слоняясь у ворот госпиталя, они занимались подсчётом въезжавших и выезжавших машин. Наконец, заметили знакомое лицо: из дверей проходной появилась Тамара. Она увидела их и подошла сама.
– Здравствуйте, девушка! — Ващенка был сама вежливость. — Как ваши дела? Как драгоценное здоровье? Настроение?
Тамара поздоровалась, ответив улыбкой на улыбку.
– Здравствуй, — Иванов смотрел ей в глаза. Она выдержала взгляд.
– Ты там Иринку с Маринкой не встречала? — поинтересовался Ващенка.
– Там они, — Тамара не сводила с Иванова глаз. — Могу позвать.
– Позови, если можно, — обрадовался Андрей.
Когда Тамара скрылась за воротами госпиталя, Ващенка поинтересовался:
– Командир, ты чего на неё так уставился?
– Да так. Просто, — пожал плечами Иванов.
– Между прочим, за то, что она принципиально ни с кем не связывается, мужская половина госпиталя называет её «Баязет». Держать в осаде долго придётся, — сообщил «правак». — Воспитание у неё такое. Мать русская, а отец грузин. Но мне она даже нравится: сама ни-ни, а по отношению к другим — без комплексов.
Ирина и Марина вышли вместе с Тамарой. Девушки тепло поприветствовали парней, а Ирина поцеловала Иванова в щеку:
– Здравствуй, Саша! Давно не виделись.
– И меня! — потребовал Ващенка от Марины.
– Мальчики, хорошо, что вы пришли! — пропела Марина, чмокнув Ващенку.
– Сейчас едем к нам, — объявила Ирина. — Что покупаем?
– С нас — закуска, — балагурил на радостях Ващенка, — а с вас вино и девочки.
– А водка? — спросила Марина.
– Девчата, мы сегодня если и пьём, то только вино. Завтра летаем по ответственному заданию, — ответил за себя и своего «правака» Иванов.
– А кроме вина, вы что-нибудь будете?
– А как же! — снова встрял Ващенка. — Вас!
– Успокоишься ты когда-нибудь?!– прикрикнула на него Марина, чувствительно шлёпнув по плечу. — Одно на уме.
– Не «одно», а «одна», — поправил Ващенка, прижимаясь к девушке. — А теперь пожалей.
– Руки, товарищ старший по званию!.. — отстранилась от него Марина.
– Ну, пошли уже, — напомнила Тамара. — И так любопытных — целый госпиталь.
По направлению к ближайшему магазину Ващенка с Мариной шли впереди, под ручку. За ними, шагах в пяти, гордо шествовал Иванов под руку с Ириной и Тамарой. Он понимал чувства встречных мужчин, с завистью глядевших в его сторону. Сегодня девушки надели «гражданку» и выглядели очаровательно.
Ващенка на ходу рассказывал Марине что-то весёлое, а та негромко смеялась.
– Ты бы трепался погромче, — обратился к нему Иванов. — Мы тоже хотим посмеяться.
– У нас — интим! — отрезал Ващенка. — Больше никого не хотим.
Вино в магазине с видом знатока выбирала Тамара. Она неторопливо осмотрела витрину, затем переговорила с продавцом-осетином, и тот подал ей бутылку. Тамара перевернула в руках несколько раз выбранное вино и посмотрела на свет.
– Возьмём это, — удовлетворённо сказала она, и Иванов расплатился за четыре бутылки.
Автобуса ждать не стали, решили прогуляться пешком. Шли в том же порядке: Ващенка с Мариной чуть впереди, за ними Иванов с Ириной и Тамарой. Ващенка нёс сумку с вином и закуской.
Навстречу им попался командир роты из батальона аэродромного обеспечения — капитан Павел Антонов, хороший знакомый многих лётчиков. Завидев товарищей в обществе трёх красивых девушек, Антонов попытался присоединиться к их компании и даже прошёл вместе с ними несколько кварталов, хотя до этого направлялся совсем в другую сторону. Но ему не повезло. По взглядам девушек Иванов понял, что подруги, похоже, против общества нового члена. Парень был хороший, и обижать Антонова отказом не хотелось. Поэтому Иванов, на всякий случай, негромко поинтересовался у Тамары, показав на Антонова взглядом:
– Возьмём с собой?
– Не нужно сегодня никого чужого, — тихо ответила она.
Иванов перевёл взгляд на Ирину. Та кивнула в подтверждение слов подруги.
– Паша, спасибо за то, что проводил. — Иванову пришлось взять на себя неприятную миссию. — Сегодня времени в обрез. Следующий раз обязательно пообщаемся.
Антонов всё понял.
– Ну, пока, — капитан пошёл, не оборачиваясь, в обратную сторону.
– Кстати, хороший парень, — прокомментировал Иванов.
– А нам он не показался, — ответила за всех Тамара.

Девушки вошли в дом и сразу прошли в свою комнату, а Иванов с Ващенкой стали разбирать на кухне принесённое в сумке. Но накрыть на стол они не успели, девушки позвали лётчиков в комнату и предложили поужинать на их широкой кровати. «По-восточному» — как метко подметила Марина.
На этот счёт у Иванова нашёлся анекдот, который он успел рассказать, пока девчата организовывали «восточный» ужин.
– После Нового года созваниваются две подруги, — Иванов постарался изобразить в лицах:
– Ах, Маринка, как ты встретила Новый год?
– Ах, Иринка, как всегда — в постели.
– И что, много было народу?..
Девчонки прыснули, а Ващенка, изображая саму невинность, произнёс:
– Вот так всегда: придёт командир и всё опошлит!
– Мальчики, рассаживайтесь, вы сегодня наши почётные гости, — пригласила Марина. — Мы сюда чужих не пускаем. Садитесь, а мы сейчас всё быстренько сделаем.
Усадив парней, Марина с Тамарой побежали на кухню, а Ирина продолжала сервировать колбасой и хлебом импровизированный стол на широкой кровати.

Тамара внесла большой раскрашенный поднос, на котором красовалась бутылка вина и лёгкая закуска из фруктов и шоколада. Следом за ней Марина внесла бокалы.
– Мальчики, двигайтесь в центр кровати, — приказала Тамара.
Чтобы взобраться с подносом на кровать, Тамара одной рукой, не стесняясь мужчин, подняла узкую, не прикрывающую колен юбку и оголила сильные стройные ноги.
– Вот это да! — присвистнул Ващенка.
Перехватив взгляд Иванова, Тамара плавно опустилась на колени рядом с ним, поставила поднос и лишь затем одёрнула юбку.
– Какая красота пропадает! — обречённо вздохнул Ващенка.
– А почему ты считаешь, что пропадает? — Тамара лукаво посмотрела на Андрея, потом, улыбнувшись, перевела взгляд на Иванова и неожиданно подмигнула ему. Иванов опешил. От Тамары он такого не ожидал. Чтобы как-то скрыть свою растерянность, он обратился к Ващенке:
– Андрюша, открой, пожалуйста, бутылку. И скажи что-нибудь.
– Как прикажете, — пропел довольный Ващенка. — Я сейчас чувствую себя, как в гареме. Поэтому просите, что хотите, — всё исполню!
– Девочки, а вы на этой большой кровати втроём спите? — спросил Иванов, стараясь не глядеть в ту сторону, где сидела Тамара.
– У них там три матраца сшиты, — сообщил за девушек Ващенка, мастерски вворачивая штопор в бутылку.
Иванов не поверил и отогнул край постели. Действительно: три матраца, один за одним, были аккуратно сшиты между собой по краям толстыми белыми нитками.
– Убедился? — Ващенка с усилием тянул пробку из бутылки.
– Это Тамара придумала, — открыла секрет Марина.
– Она у нас за мамочку. И воспитывает нас с Маринкой. — Ирина обняла Тамару за плечи и прижалась нежно щекой, как дочка к матери.
– Вас воспитаешь! — усмехнулась Тамара.
Разлив по бокалам вино, Ващенка выдал тост:
– За прародительниц и хранительниц жизни и домашнего очага! За вас, девочки! Потому что жизнь на Земле продолжается благодаря вам. Ну, и за нас — мужчин — скромных тружеников тыла в этом деле!
Получилось так, что справа от Иванова сидела Ирина, а слева — Тамара. У Тамары, как бы нечаянно, снова задралась юбка, открывая взору красивые сильные ноги. Ловя на себе случайные взгляды Иванова, Тамара делала вид, что поправляет непослушную юбку. Но так как юбочка была очень узкой, то при первом же движении ног девушки она снова задиралась. Иванов пытался заставить себя не смотреть в ту сторону. Ирину потянуло на воспоминания. Она обняла Иванова сзади и, припав виском к его голове, положила подбородок ему на плечо.
– Саша, а ты помнишь нашу первую встречу? — спросила она. — Тогда с нами была Наташка.
– Помню, — ответил Иванов. — Тогда нам из-за тебя пришлось подраться. Весь вечер — коту под хвост.
– Ну прости меня, глупую! — она чмокнула Иванова в щёку и плотнее прижалась упругой грудью к его спине. — Я раньше никогда не видела, как мужики дерутся. Ты это делал так жестоко.
– А ты хотела, чтобы они побили нас?
– Ни в коем случае! Правильно вы им дали. Теперь они перестали сюда таскаться.
– А кто они?
– Связисты из штаба.
– А по званиям?
– Капитаны.
– Друзей надо уметь выбирать! — С этими словами Иванов, чуть приподняв руку, чувствительно щёлкнул Ирину по гладкому лбу.
– Никакие это не друзья! — запротестовала Ирина, потирая лоб. — Возомнили из себя неизвестно кого! А женщина для них — не человек. Так, объект для сексуальных домогательств. И чего ты бьёшься? Больно же!..
– Хотите анекдот? — предложил Ващенка и, не дождавшись ответа, начал:
– Значит, приходит пожилая женщина к врачу и говорит: «Доктор, у меня хроническое недомогание. Так плохо себя чувствую!». А доктор спрашивает: «И давно это у вас хроническое недомогание? Когда началось?». Дама отвечает: «Да, уже лет десять никто не домогается!».
Почему-то никто не засмеялся.
– Идиоты какие-то! — продолжала Марина разговор о связистах.
– Просто, были пьяные, — сказал Иванов.
– Я даже не знал, что ты можешь так «махаться», командир, — произнёс Ващенка и потянулся за яблоком. — Кто хочет витаминов?
– Надо всё уметь. — Иванов отнял из рук Ващенки красное большое яблоко и, взяв нож, разрезал фрукт на равные доли. — Угощайтесь.
– Спасибо! — Ващенка вытащил первый кусок.
– Поначалу мне не хотелось ввязываться в конфликт, — честно признался Иванов, при этом он кормил Ирину с руки, как птенца. — Но он ударил тебя, и я не сдержался.
– Когда ты кинулся на того здоровяка, я решил, что нам пришёл «писец». Уж очень здоровые эти два бугая. — Ващенка, по примеру Иванова, скармливал свой кусок яблока сидящей рядом Марине. — Мой меня сразу заломал — и на землю. Не вывернешься! А знаете, о чём я думал, когда он меня по сусалам ездил? — Ващенка выжидательно посмотрел на всех. — Я думал, что Маринка меня побитого любить не будет!
Все рассмеялись. А Марина с гордостью произнесла:
– Ты у меня герой! Как такого не любить?
Иванов посоветовал своему «праваку» на будущее:
– Если противник больше и сильнее тебя, не борись с ним, держи его на ударах. Бей в лицо, старайся ослепить.
– Где ты этому научился? — спросил Ващенка.
– Жизнь научила, — попытался уклониться от ответа Иванов. Но Ващенка хотел знать подробности.
– Расскажи, Саня, — попросил он, укладываясь головой на колени к Марине.
– Ну пожалуйста, — присоединилась к его просьбе Ирина, отпустив Иванова и устраиваясь напротив, облокотившись на живот Ващенке. Дополняя общую картину, Тамара легла, положив голову Андрею на грудь, и тоже приготовилась слушать.
– Девчонки, раздавите!.. — запротестовал облепленный подругами Ващенка.
– Молчи! — цыкнула на него Марина, и тот послушно умолк.
– Ладно, — согласился Иванов. — Расскажу.
– После окончания первого класса, — начал он после короткого молчания, — я впервые поехал в пионерский лагерь. Всё казалось новым и интересным. А так как в самом младшем отряде свободных мест уже не оказалось, меня отдали в отряд, где ребята были года на три-четыре постарше. В том отряде я оказался самым маленьким. И надо мной «взяли шефство» старшие. Надеюсь, вам не нужно пояснять, каким было это шефство. Большие лупили меня. Во дворе меня раньше так никто ещё не бил. А в лагере взрослые парни били каждый день. Так как я рос без отца и старшего брата, то и драться меня никто не учил. Большие хотели сделать из меня «шестёрку». Но только не с моим характером. По силе я не мог справиться ни с одним из них, а били меня и по одному, и по несколько человек так, чтобы не оставлять синяков. После того, как я по детской простоте пожаловался воспитательнице, большие мне устроили «тёмную».
Последней каплей моего терпения стали обвинения в краже денег. У одного парня из отряда пропали пятнадцать рублей. Для пацана тогда это были большие деньги. Воспитатели стали обыскивать чемоданы и в моём обнаружили спичечный коробок с уложенными туда рублями. Я пытался доказать, что несколько дней не заглядывал в чемодан и что он у меня не запирается на замок, поэтому залезть в него мог кто угодно. Но мне не верили. От обиды я убежал и просидел весь день в лесу, возле лагеря. Как я мог доказать, что не брал этих денег? Уехать домой я тоже не мог, так как лагерь находился далеко от города. Я особо не прятался, но никто меня не искал в течение дня. Я сидел и плакал. Все сказочные надежды на добрую воспитательницу, которая найдёт меня, поверит и защитит, растаяли вместе с летним днём. Проголодавшись, я вернулся в лагерь к ужину. Но в этот день я усвоил жестокий урок, что в этой жизни нельзя ни на кого надеяться, кроме как на себя самого.
После ужина большие снова стали меня «воспитывать». Один из них кинул в меня футбольный мяч, целясь в голову. Но я поймал его и запустил в обидчика. И уже ничего не помня от ярости, с диким воем лупил этого здоровяка. От неожиданности и испуга тот даже не сопротивлялся, только пытался защитить руками лицо. Но я поставил ему синяк под глазом и разбил нос. Помню, что у меня тряслись руки, но я в тот момент готов был «порвать» любого. Оглядев всех притихших в комнате, я просто пошёл и лёг на свою кровать, не раздеваясь.
– Да он псих! — произнёс кто-то, и в тот вечер меня оставили в покое.
Но мне не простили этой выходки. Через два дня за нашим корпусом, при большом скоплении зрителей меня свели с крепким хулиганом из соседнего отряда. Тот был на пять лет старше и, конечно, выше и сильнее меня. Расчёт старших был понятен: меня нужно было «поставить на место». Вся драка могла закончиться одним ударом, попади мой противник в цель. Я этого парня очень боялся. Но показать слабость перед двумя отрядами не мог! Поэтому первым бросился на врага и повалил его спиной в какой-то куст. Уцепившись за ветки, и имея в этом преимущество, я давил и давил, пока противник полностью туда не свалился. Мой враг лупил меня кулаками по спине, но я терпел, не давая ему возможности подняться. Не знаю, чем бы это всё закончилось, не расцепи нас одна из девчонок из соседнего отряда. Она нравилась многим. Моему противнику тоже. «Хватит маленького обижать!», — закричала она и, взяв меня за руку, увела с места драки. Потом, до конца смены шефствовала надо мной. И часто защищала. Мы так с ней сдружились! До сих пор помню ее имя — Люда. Она мне тогда тоже нравилась. Только выше была на целую голову. Потом мы какое-то время даже переписывались. Больше я её никогда не встречал.
Вернувшись из лагеря домой, я не стал ничего говорить маме. А осенью записался в секцию бокса при заводе. В группе я оказался самым худым и маленьким, мне часто доставалось на тренировках. Но я продолжал упорно заниматься и стал делать успехи. И полюбил бокс. В училище занимался рукопашным боем. Драться ещё приходилось, но не часто. Вот такая история, — закончил Иванов.
– Да, ударчик у тебя хороший! — сделал комплимент Ващенка.
– Чтобы иметь хороший удар, надо не водку пить, а тренироваться.
– Ну и детство у тебя было! — с возмущением произнесла Марина. — Кошмар!
– Детство — как у всех! — поспешил успокоить Иванов.
– А в тот лагерь ты ещё ездил? — поинтересовалась Ирина.
– И не один раз.
– Знаешь, — тихо сказала Тамара, — ты рассказывал, а мне так было больно.
– А мне-то как было больно! — шутя, запричитал Ващенка, выползая из-под девчат.
Выставляя откупоренную бутылку на поднос с бокалами, Ващенка объявил:
– Внимание! Анекдот про лётчиков.
И подождав всеобщего внимания, начал:
– В вертолёте экипаж состоит из трёх человек, а на транспортных самолётах — из пяти. Поэтому анекдот про транспортников. Просит как-то правый лётчик своего командира экипажа помочь подобрать сравнение: ты, говорит, командир — голова экипажа, штурман — глаза экипажа, радист — уши экипажа, борттехник — сердце экипажа. А я кто? Командир полистал инструкцию и показывает, а там написано: «Правый лётчик — член экипажа».
Девушки покатились со смеху.
– Серьёзно. Там так написано, — подтвердил Иванов.
– А кто Андрей у вас в экипаже? — смеясь, спросила Ирина.
– Кто-кто? — передразнил её Ващенка. — Лётчик-штурман в пальто. Вот кто!
– Или «член с глазами»! — Ирина содрогалась от нового приступа хохота.
– Грубые вы, — обиделся Ващенка. — Вам приличный человек рассказал порядочный анекдот. А вы?
Девчонки продолжали смеяться, глядя на Андрея. Он решил искать помощи у своего командира:
– Саня, куда мы попали? Мы– два воспитанных джентльмена, а тут такой разврат! Представляешь, что они с нами сделают? Может, пойдём отсюда, пока не поздно?
Иванов, заражаясь общим весельем, тоже смеялся.
– Это ты-то «воспитанный джентльмен»? — принял он сторону девушек. — Думал, приду к красивым девушкам, отдохну всеми частями тела и души! А тут снова ты! Скажи, где тебя не бывает?
– Иди к некрасивым, — промурлыкал, как кот, Ващенка и стал тереться лицом о Маринины колени. Девушка в ответ ласково гладила его по голове, приговаривая:
– Бедненький, все его обижают. Я тебя приласкаю.
– Не задохнись от счастья, котяра, — беззлобно посоветовал Иванов и потянулся за начатой бутылкой вина.
Иванов неторопливо наполнил пустые бокалы:
– Прошу всех встать.
Веселье утихло. Все присутствующие спустились с кровати на пол, образовав тесный круг. Иванов понимал, что от него ждут нужных слов, но молчал, вспоминая всё, что произошло за последние две недели, и не знал, с чего начать.
– Говорят, что жизнь несправедлива Смерть ещё более несправедлива. Мы все были Наташиными друзьями. Мы все знали её как замечательного человека. Кто-то — меньше, кто-то — больше. И сейчас она могла быть здесь с нами, за этим столом. Но судьба распорядилась так, что она уже далеко, в той земле, на которой родилась. Смерть отняла Наташу у нас. Я провожал её в последний путь. Хотя бы это я смог сделать для нее. А уберечь не смог!.. Нам тебя очень не хватает, Наташа. Мы верим, что ты сейчас нас слышишь. Мы будем помнить о тебе всегда. Мы все тебя очень любим. Земля тебе пухом...
Не чокаясь, все выпили до дна и молча сели. Сам собой разговор зашёл о Наташе. Девушки вспоминали и говорили о ней, как о живой. И даже Иванову, видевшему Наташу мёртвой, казалось, что она жива и что скоро снова будет с ними.
– Саша, — Тамара снова наполнила бокалы, — я хочу выпить за то, что вы с Андреем на этой войне оказались рядом с нами. Не всегда в жизни встречаются такие мужчины. За вас…

За окном смеркалось. Иванов взглянув на часы:
– Ну, мне пора.
– Ты не останешься? — удивилась Ирина.
– Хорошо тут у вас! Спасибо большое за вечер, но остаться не могу, — Иванов встал.
– Я тебя провожу до остановки, — поднялся за ним и Ващенка.
– Мы все прогуляемся, — поддержала Тамара, и подруги кинулись собираться.
Когда друзья вышли на крыльцо, уже стемнело. В вечерней тишине далеко разносилось пение цикад. Плотный воздух мирно пах цветами и подсыхающим сеном.
– Какой чудесный вечер! — воскликнула Ирина, набирая полную грудь теплого вечернего воздуха.
– А звезды какие яркие! — Ващенка указал на усыпанное звездным крошевом небо. — Завтра будет лётная погода.
Все вышли за ограду и по тихой улице, освещённой редкими фонарями, не спеша, направились в сторону остановки. Иванов с Ващенкой, отпустив девушек вперед, вели негромкий разговор.
– Ты не хочешь остаться? — спросил Андрей.
– Нет, — ответил Иванов.
– А я бы не ушел. — Ващенка его не понимал.
– Ты и остаёшься.
– Я не об этом…
– Знаешь, Андрюха, на душе у меня хреново! Чувствую, не той дорогой пошла жизнь, в какой-то безысходный тупик. Все не так. Все чаще я ощущаю себя сторонним наблюдателем, а происходящее — сном. Казалось, я наконец-то нашел свое счастье — встретил женщину, которая понимала меня во всем. Которую полюбил. И вот ее нет. Потеря Наташи стала последней каплей. Раньше я к чему-то стремился, чего-то хотел, чего-то боялся, а теперь мне все равно.
Иванов посмотрел на Ващенку.
– А бросать меня одного хорошо? — проворчал тот.
– Можно было бы остаться, — после некоторого молчания ответил Иванов, — я же вижу, как липнет Иринка. Но не нужно мне этого. И я обещал начальнику штаба наладить дисциплину в звене. А данное слово надо держать. Мы и так нарушили обещание не пить сегодня.
– Можно подумать, мы пили, — пробурчал Ващенка. — Компот хлебали!
– Да, нет, Тамара выбрала неплохое вино.
– Все равно, компот, потому что настроения не прибавляет.
– Это из-за того, что причина у нас сегодня невесёлая.
– Эх! — вздохнул Ващенка. — Когда-нибудь все там будем.
– Правильно, Андрюха! — Иванов обнял «правака» за плечи. — Раз живём и не знаем, когда помрём. У судьбы своё расписание. Поэтому — живи весело! А на меня не обижайся. Слишком свежо ещё всё.
– Понимаю, — тихо произнёс Андрей.

На остановке Иванов стал прощаться, убеждая девушек не ждать вместе с ним автобуса. Но девчонки решили остаться. Автобус долго не появлялся. Молодость брала своё, и на остановке стали слышны шутки и громкий смех. Заводилой, как всегда, выступил Ващенка.
– Ночью идёт пьяный мужик, — рассказывал Андрей очередной анекдот, — останавливает его мент и спрашивает: «Любезный, и куда это вы так поздно направляетесь?». «Куда-куда? — отвечает мужик. — На лекцию о морали». «И кто же в такое время вам будет читать лекцию?» — не поверил мент. «Кто-кто? Моя жена».
К Иванову очень близко подошла Тамара.
– Саша, ты приходи к нам, — попросила она. — Как нас найти, ты знаешь.
– Ладно, — произнёс Иванов.
– После гибели Наташи все ночи напролёт мы ревём, как три белуги. Нам тоже очень плохо. Мы ведь все сроднились, стали как одна семья. И ты нам теперь не чужой.
– Спасибо. — Иванов искренне благодарил Тамару за эти слова. — Мне это очень важно.
Показался долгожданный автобус.
– Андрюшку не обижайте! — помахал рукой Иванов со ступеньки трогающегося автобуса. — А ты, смотри, не опаздывай завтра!
– Буду вовремя! — крикнул товарищ.
Добравшись до расположения, Иванов предстал «пред ясные очи» командира эскадрильи. Того сегодня очень интересовал вопрос дисциплины во вверенном Иванову звене и то, где ночует сам командир. Дав отчёт о положении дел, Иванов отправился спать. Подчинённые играли в карты, но у Иванова не возникло желания поддержать компанию, хотя он слыл заядлым игроком.
– Командир, мы не мешаем? — поинтересовались, на всякий случай, «картёжники» у разбирающего постель командира звена.
– Не мешаете. Играйте, только не забывайте, что завтра летаем. Спрошу по полной, — пообещал, укладываясь, Иванов и отвернулся к стене.
– Всё будет нормально, командир.
Перед тем как заснуть, Иванов долго думал о Наташе, надеясь увидеть её во сне. Но в ту ночь он спал без снов.

Утром всё пошло по намеченному распорядку: «правак» к вылету не опоздал, разведчики прибыли вовремя. «Почётный эскорт» из двух «Ми-24» с полным боезапасом и одного «Ми-8» с десантниками на борту доложил о готовности, и ровно в назначенное время вертолёты за экипажем Иванова оторвали колёса от земли, взяв курс на юго-восток.
Перед вылетом Ващенка удивил своего командира, передав записку от Тамары.
– Что там — не знаю, — заверил «правак».
«Саша, мне нужно тебя увидеть. Тамара», — прочитал Иванов. Подумав, он положил записку в карман куртки и посмотрел на Ващенку. Тот стоял у двери вертолёта и двусмысленно улыбался. Почему-то эта улыбка вызвала у Иванова раздражение.
– Ну, что ты скалишься? — бросил он Андрею. — Тамаре что-то нужно.
– Нетрудно догадаться — что.
– Иди ты…– беззлобно послал его Иванов и усмехнулся — скорее всего, товарищ был прав.
– А у него только одно на уме, — подключился к разговору суетящийся возле вертолёта Мельничук. — Без баб и дня прожить не может, кобель.
– Ну, я же не импотент, — беззлобно отразил атаку Ващенка, намекая на кого-то из присутствующих.
– Слышь, «не импотент», ты сегодня к Маринке собираешься? — поспешил вмешаться Иванов, пока разговор Ващенки и Мельничука не перешёл в обычную перебранку.
– Собираюсь.
– Значит, пойдём вместе.
– Замётано.
– А меня возьмите, — попросился Мельничук.
– Посмотрим, может, и возьмём, — пообещал Иванов.
Спецназовцы подъехали на своём «ГАЗ-66» за пятнадцать минут до вылета, когда экипажи уже доложили командиру полка о готовности к выполнению задания. Из автомобиля выпрыгнула знакомая группа в полном составе во главе с майором Быстровым и ещё один человек, внешне похожий на чеченца. Тот имел экипировку такую же, как и разведчики. Быстров подошел к экипажу и поздоровался с каждым за руку:
– Саня, собери-ка на пару минут всех командиров вертолётов. Уточним задачу.
Иванов подал знак «праваку», и тот полез в кабину своего вертолёта к радиостанции.
Когда командиры экипажей собрались, Быстров воспользовался картой Иванова, расстелив её прямо на «бетонке». Лётчики окружили сидящего на корточках майора.
– Сегодня задача несложная: надо быстренько одно место «прошмонать». — Быстров карандашом обозначил на карте точку — цель. — Это ферма. С севера, запада и с юга — к ней подходит лес. С юга и юго-востока — горы. Открытым остаётся очень узкий сектор с северо-востока. Саня, заход на посадку нужно построить так, чтобы зайти с открытого сектора и держать ферму под прицелом. Сделаем?
– Сделаем, — заверил Иванов. Потом перевёл взгляд с карты на Ващенку. — Андрей, твоя задача: как можно точнее определить направление и силу ветра у земли.
– Понял, командир, — вглядываясь в карту, ответил Андрей. — С юга горы крутые, поэтому ветер, скорее всего, для нас будет попутным или встречным.
– Правильно, — подтвердил Иванов, сделав подсчёты в уме. — Превышение местности небольшое, мы пойдём с нормальным взлётным весом, поэтому можем зайти и с попутным ветром. Посмотрим по обстановке. Посадка экипажу Фархеева — только по моей команде, после посадки нашего экипажа. Заход — строго против ветра.
– Понял, — кивнул капитан Фархеев.
– Хорошо. — Быстрова удовлетворили ответы лётчиков. — Но помните, что территория — не наша. Недалеко селение. В нём, скорее всего, боевики. Внимание и ещё раз внимание! — Быстров оглядел всех, включая и своих бойцов, проверяя, как все усвоили задачу, потом снова обратился к Иванову:
– Если всё будет спокойно, сядешь как можно ближе к ферме. Ферму держи в прицеле. Кто его знает, что там? Вертолёт с десантом производит посадку позади тебя метрах в ста. Десантники задачу знают — оцепят район и займут оборону. Вертолёты прикрытия, вам основное внимание за дорогами. Не допускать никаких перемещений, тем более в нашем направлении. По всем подозрительным объектам огонь на поражение открывать без предупреждения. Повторяю, территория не наша. Вопросы есть?
Быстров снова внимательно оглядел всех.
– Вопросов нет, — удовлетворённо подытожил он. — Продолжим. По данным нашей разведки и показаниям пленных, тут у боевиков перевалочная база. Разведка отмечает повышенную активность в ночное время. Днём они шевелятся редко. Здесь, — Быстров показал на карте, — дорога в горы. Она идёт через лес. По ней до села шесть километров. Задача «Ми-24»: не допустить выдвижения резерва боевиков по ней к ферме. И вообще, по сторонам головами крутите, чтобы к нам с другого бока не подобрались, пока мы будем на земле.
– Всем слушать эфир. Докладывать об изменениях обстановки. Работать по командам ведущего, — приказал Иванов как старший группы. — Вертолётам прикрытия, в случае нападения, обеспечить взлёт обоих «Ми-8».
– Понятно, — ответил ведущий пары вертолётов «Ми-24» майор Ягудин.
– Вот здесь, — Быстров карандашом обрисовал над картой участок местности, — за рекой, части дивизии внутренних войск, чуть дальше — мотострелковый полк. Но берег с чеченской стороны, по данным разведки, минирован. Опасность для сидящих на земле заключается в том, что если боевики нанесут удар и сожгут вертолёты, то отступать нам будет некуда. Наши с того берега поддержать огнём не смогут — слишком далеко даже для пулемётов. А артиллерия может накрыть и нас. Поэтому от всех требуются точность и быстрота действий: сели, обыскали, заминировали, взлетели. На всё про всё — минут двадцать, не больше. Двигатели не выключать. Вопросы? Если вопросов нет, как сказал майор Иванов, работаем по командам ведущего.
– По вертолётам! — скомандовал Иванов. — Запуск через пять минут.
– Дима. Ягудин. Задержись, — обратился Иванов к командиру звена «двадцатьчетвёрок», убедившись, что майор Быстров не может слышать их разговора. — До района цели пойдёте за нашей парой в сопровождении. При подлёте, по моей команде, уйдёте вперёд, имитируя заход и атаку на ферму. Только близко не подходите. Если «духи» зашевелятся, — «мочите» из всех стволов. Рисковать не будем.
– Понятно, Саня. — Ягудин протянул руку. — Ну, удачи!
– Удачи! — Иванов ответил на рукопожатие. Затем обратился к стоящему рядом Фархееву:
– Вадим, ты идёшь за мной. При заходе на цель включишь вооружение. Будем в готовности поддержать пару Ягудина. Кто знает, что там на ферме?
– Ясно, — просто ответил Фархеев.
– Если ветер будет встречным, заходим на посадку парой, — продолжил Иванов. — Если попутным или боковым, — делаешь дополнительный круг и заходишь строго против ветра, уже после моей посадки. Загружен ты по максимуму, Вадим. — Иванов снова повторил: — Посадка — строго против ветра!
– Ясно, — подтвердил Фархеев.
– Ну, с Богом! — Иванов пожал Фархееву руку.

Группа, разбившись на две пары, шла на высоте шестисот метров над рельефом местности. Иванов держал максимальную скорость, так как на хвосте висели «двадцатьчетвёрки», имевшие по скорости больший запас. Справа и выше, обгоняя группу вертолётов, в сторону гор проплыла пара штурмовиков «Су-25». Поднимавшееся в зенит солнце уже нагревало кабину, мешая Иванову осматривать левый сектор. Вертолёты держали правый пеленг.
– Ты там их наблюдаешь? — спросил Иванов «правака», имея в виду группу. Ващенка посмотрел в свой блистер и ответил:
– Идут, как привязанные. Растянулись километра на два.
– Нормально, — удовлетворенно кивнул Иванов.
Через некоторое время, вызвав по радио экипажи Фархеева и Ягудина, Иванов дал им команду занять левый пеленг. Через минуту он уже сам наблюдал растянувшийся строй вертолётов по левому борту.
День на редкость выдался тёплым и солнечным. Даже на вершинах далёких гор не было видно привычных облаков. Видимость по горизонту составляла километров сто. «Сейчас бы оказаться на берегу моря!» — размечтался в мыслях Иванов.
Когда Ващенка дал отсчёт — пять минут расчётного времени полёта до цели, — Иванов уменьшил скорость по прибору и снова вышел в эфир:
– «284-й», я «282-й». Выполняйте задание.
– Понял, — отозвался в наушниках изменённый эфиром спокойный голос Ягудина.
Увеличив скорость, пара «двадцатьчетвёрок» пошла вперёд. У края леса с высоты полёта уже хорошо просматривалась ферма — цель их задания. Иванов, включив блок вооружения, привел в готовность ракеты и пулемёт.
– Виктор! Быстров! — крикнул он в грузовую кабину.
– Вижу, — в проёме двери появился спецназовец и, прищурившись, стал внимательно всматриваться через лобовое остекление пилотской кабины в набегающий пейзаж.
Движения возле фермы не наблюдалось. Но Иванов по опыту знал, что такое видимое спокойствие на войне очень обманчиво.
– Внимательнее! Пулемёт к бою! — скомандовал он борттехнику.
Пара «двадцатьчетвёрок», уменьшив интервал между вертолётами, зашла в крутое пикирование, имитируя атаку. На высоте около двухсот метров, перед самой фермой, «двадцатьчетвёрки» стали выходить из пикирования. «Низковато», — подумал Иванов. Ферма не подавала признаков жизни.
– «282-й», я «284-й», — в наушниках прозвучал голос Ягудина, — на ферме чисто. Захожу на повторный.
– Понял тебя, — ответил Иванов. Пока всё шло по намеченному плану.
– Ветер встречный, три-пять метров в секунду, — доложил Ващенка.
– «283-й», я «282-й», — вызвал Иванов командира ведомого вертолёта. — Заходим парой. Ветер встречный, три-пять метров. Быть предельно внимательными.
– Понял, — отозвался в эфире Фархеев.
– Ну, с Богом! — выдохнул Иванов, переводя вертолёт в режим гашения скорости до скорости планирования.
В это время в грузовой кабине разведчики приготовили личное оружие и, открыв дверь грузовой кабины, выставили пулемёт на шкворневую установку. В проёме двери пилотской кабины снова появился Быстров.
– Ну, как там, тихо? — поинтересовался он, внимательно вглядываясь в приближающуюся ферму.
– Пока тихо, — ответил Иванов, плавным движением вниз рычага «шаг газа» уменьшая мощность двигателей и переводя вертолёт на снижение.
– Подходи ближе и садись справа, — показал рукой направление Быстров.
– Сделаем, — ответил Иванов, подбирая место для посадки.
Прямо по курсу «двадцатьчетвёрки», уже вышедшие из пикирования, правым крутым разворотом перешли в набор высоты. До места посадки «восьмёркам» оставалось меньше трёх километров. Вертолёт шёл по пологой траектории или, как говорят лётчики, глиссаде снижения: скорость по прибору — 150 км/ч, вариометр показывал снижение 2–2,5 м/с, высотомер фиксировал уменьшение высоты: 150, 140, 130 метров… «Не нравится мне эта ферма. Что-то слишком тихо. И скот тут точно не держат — очень уж чисто», — подумал Иванов, пытаясь что-нибудь разглядеть в приближающихся аккуратных, сложенных из белого кирпича одноэтажных строениях барачного типа.
Ващенка ещё раз уточнил направление и силу ветра у земли. Голос «правака» заставил Иванова поймать себя на мысли, что он сам напряжён, что неоправданно сильно сжимает рычаги управления, что, ставшие каменными, ноги почти не чувствуют педалей. «Всё нормально. Расслабься!» — приказал Иванов себе и мысленно проконтролировал расслабление мышц рук, ног и спины. Краем глаза он наблюдал, как с постоянной периодичностью устраивается поудобнее в пилотском кресле Ващенка, как мёртвой хваткой до белых кончиков пальцев вцепился в ручки пулемёта застывший у прицела Мельничук. Иванов понимал их состояние. Ферма могла оказаться с «сюрпризом».
– Держи ферму в прицеле, — напомнил он припавшему к пулемёту борттехнику, затем обратился к Ващенке:
– Андрей, спокойнее. Всё нормально. Сегодня обязательно пойдём в город.
– Обязательно пойдём, — механически повторил «правак», занимающийся какими-то подсчётами, не упуская из поля зрения приближающиеся строения.
Ферма казалась безжизненной. Иванов уже выбрал место для посадки и, уточнив расчёт, стал уменьшать мощность двигателей, приподнимая нос вертолёта и гася поступательную скорость.
В этот момент на крыше ближайшего строения мелькнула яркая вспышка, казалось, будто там заработал сварочный аппарат. Ещё по Афганистану Иванов знал, что так стреляет крупнокалиберный пулемёт ДШК — очень страшное оружие против вертолётов и легко бронированной техники. Без сомнения, с крыши фермы работал ДШК.
– Пулемёт на крыше! — резко бросил в эфир Иванов, прерывая заход на посадку и энергично давая двигателям дополнительную мощность.
– Всем на пол! — в следующую секунду крикнул он в грузовую кабину и успел заметить, как к ручкам носового пулемёта потянулся Быстров через лежащего на полу скрюченного Мельничука. Но сейчас Иванову было не до борттехника.
Чеченский пулемётчик пытался достать в хвост «двадцатьчетвёрки», видимо зная, что эти вертолёты, при всей их живучести и мощности вооружения, с заднего сектора не защищены ни оружием, ни бронёй. Но пара Ягудина, получив информацию об ожившей огневой точке, резко увеличила крен и с максимальным набором высоты уже выходила из-под обстрела боевым разворотом. Пилоты «двадцатьчетвёрок» пока ещё не могли видеть цель, и Иванов понимал, что им потребуется ещё не меньше минуты, чтобы выйти на боевой курс для повторной атаки. А вот положение «восьмёрок» оставляло желать лучшего: в этот момент расстояние от фермы до вертолёта Иванова составляло чуть больше километра, до вертолёта Фархеева — около двух. С такой дистанции ДШК легко доставал обе цели. За секунду в голове Иванова промелькнули несколько вариантов возможного противозенитного маневра, но в данной ситуации мог подойти только один и крайне опасный — боевой разворот с энергичным набором высоты. И вдруг Иванов понял, что сделает в следующую секунду. Вместо крутого боевого разворота, он направил нос вертолёта прямо на ферму.
– Атакую! — коротко бросил в эфир Иванов…
С принятием решения пришла ясность в мыслях, и какое-то наркотическое состояние спокойствия и тупого упорства завладело Ивановым. Для него перестало существовать всё, кроме ярких вспышек на крыше строения. «Убить!» — стучало в мозгу. «Убить!» — подчинённый только этому приказу, оставив страх и желание жить за уже пройденной чертой, Иванов выводил медленно набирающий высоту вертолёт для атаки.
– Обороты! — истошно закричал Ващенка. Но Иванов видел только прицел и не боялся, что винтокрылая машина на пределе напряжения не выдержит, свалится, упадёт, потеряв обороты перетяжелённого несущего винта, так как в этот миг он и она слились в один организм, вопрос жизни и смерти которого зависел от них обоих. За годы полётов Иванов научился всем телом чувствовать жизненные ритмы винтокрылого друга, и сейчас был уверен, что вертолёт его не подведёт.
Оба двигателя натужно выли на самой высокой ноте, выдавая мощность, необходимую для маневра.
– Высота 250 метров, — излишне громко сообщил Ващенка.
«Теперь пора» — подумал Иванов и плавным движением ручки управления вогнал ферму в сетку прицела, понимая, что промахнуться никак нельзя: пулемётчик уже перенёс огонь на атакующий вертолёт. «Не спеши», — повинуясь внутреннему голосу, Иванов продолжал накладывать перекрестье прицела на крышу фермы, откуда в глаза нестерпимо яркими вспышками молнии била «сварка».
– Стреляй! — не выдержал Ващенка.
– Держите, суки! — тихо произнёс Иванов, нажимая кнопку пуска ракет, и почувствовал характерный рывок. Из каждого из четырёх подвесных универсальных блоков с обоих бортов вертолёта, оставляя дымные хвосты, вспыхнувшими стрелами вырвались по восемь ракет и двумя стайками, собираясь впереди в одну большую стаю, пошли к цели. Ракеты первого пуска ещё не достигли земли, как за ними последовали тридцать две ракеты второго залпа. Успев заметить, как первые разрывы стали плотно ложиться перед строением, на крыше которого, не переставая, работал пулемёт, и как, охватывая всё большую площадь, фонтаны взрывов стали накрывать всю ферму, Иванов левым глубоким креном увёл вертолёт с боевого курса.
– Фархеев за нами отработал точно по цели. Всю ферму накрыл, — через минуту прокомментировал «прилипший» к своему блистеру Ващенка.
Выполняя левый разворот, Иванов не видел результатов стрельбы «восьмёрок», поэтому, когда Ягудин вышел на связь: «На боевом. Прошу разрешить работу», — ответил:
– Работай…
По приборам Иванов определил, что все системы функционируют нормально. А эмоциональный и бодрый строй матюков, доносившийся из грузовой кабины, свидетельствовал о том, что всё в порядке и там. Мельничук, до этого лежавший на полу пилотской кабины без признаков жизни, поднял голову и, глядя на всё неверящими глазами, спросил:
– В нас не попали?
Иванов с Ващенкой ничего не ответили. Теперь Иван для них представлял собой пустое место. Зато на Мельничука набросился Быстров:
– Говно! Падла ссыкливая! Почему не стрелял? Нас чуть не сбили, а я из-за тебя прицелиться не смог! Удавлю своими руками! — Быстров от души, насколько позволяла теснота пилотской кабины, с правой заехал в ухо сидящему на полу Мельничуку, от чего тот ударился головой о край командирской приборной доски, упал и забился в щель между пулемётом и приборной доской. На него было жалко смотреть. Но Быстров, видимо, не собирался на этом останавливаться.
– Прекрати! — крикнул Иванов спецназовцу. — Вертолёт поломаешь.
– Давай выкинем его из вертолёта! — предложил Быстров.
– Виктор, сядь и успокойся! — приказал Иванов. — А с этим, — он кивнул на трясущегося Мельничука, — я сам разберусь.
– А ну, пошёл вон из кабины! — заорал на Мельничука Быстров, и тот на карачках, как побитый пёс, послушно выскочил в грузовой отсек. Быстров отвесил ему «пендель». Весь остальной полёт Мельничук просидел в самом дальнем углу, возле грузовых створок, как опущенный. Никто не услышал от него ни слова. На место борттехника водрузился Быстров. Это было нарушением инструкций, но, по обстановке, за пулемётом сейчас спецназовец был нужнее.
Иванов вывел вертолет из разворота на большой высоте, рассмотрел далеко внизу ферму, вернее, то, что от нее осталось: большая часть строений превратилась в развалины, охваченные огнём и дымом; кое-где торчали остатки стен. На том месте, откуда бил пулемёт, горело всё, даже земля. Иванов успел рассмотреть, как ракеты завершающих атаку «двадцатьчетвёрок» легли точно в цель, накрывая чёрными фонтанами взрывов и то, что горело, и то, что казалось более или менее целым.
– Эх, не надо было «двадцатьчетвёркам» стрелять! — запоздало воскликнул Быстров с сожалением. — Мы бы «прочесали» объект.
Иванов сделал вид, что не расслышал. Он посмотрел на приборы и, ещё раз убедившись в нормальной работе всех систем, поинтересовался:
– Витя, твои все целы?
– Все, вроде.
– Дай команду, пусть осмотрятся в грузовом отсеке, нет ли повреждений.
– Сейчас. — Быстров повернулся и крикнул в грузовую кабину: — Осмотреть всё, нет ли пробоин и повреждений?
– Внимание группе! Я «282-й». Как дела? Повреждений нет? — вышел Иванов в эфир.
Получив доклады, что всё в порядке, Иванов спросил Быстрова:
– Что дальше?
Тот повернулся в грузовую кабину и жестом подозвал нового, пятого члена их группы — чеченца. Быстров стал что-то быстро спрашивать на чеченском языке, чеченец кивал, отвечал коротко. Переговорив, спецназовец посмотрел в разные стороны и принял решение, указав направление рукой:
– Давай по дороге, к селу.
– Понял, — ответил Иванов и вышел в эфир: — Всем занять левый пеленг. Проверим село.
– Идём, — коротко подтвердил Ягудин.
– «На хвосте», — проинформировал Фархеев.
Иванов посмотрел в свой блистер и увидел, что вертолёт ведомого занял место в строю, на удалении трёхсот метров, а на удалении километра — пара вертолётов сопровождения с набором высоты уже выстраивается в левый пеленг.
Через две минуты на высоте ста метров вертолёты прошли над центром горного села, состоящего из тридцати-сорока дворов. Оно казалось вымершим.
– Даже собак не видно, — проворчал занявший место за носовым пулемётом Быстров.
«Небогатое село, даже по российским меркам», — отметил про себя Иванов.
– Саня, видишь машины? — неожиданно закричал Быстров, вытянув правую руку. Иванов посмотрел туда, куда указывал спецназовец, и заметил спрятанные под навесом во дворе крайнего дома два армейских «УАЗика». Из-под крыши виднелись только передние бампера, фары и часть капотов, но для специалиста сомнений не оставалось, — это командирские машины.
– Похоже, «духи» в этом доме, — произнёс Быстров. — Давай над селом ещё кружок сделаем.
Приказав ведомым вертолётам занять высоту шестьсот метров и встать в «большой круг», Иванов ввёл свой вертолёт в вираж. Пройдя на ста метрах точно, над двором со спрятанными зелёными «УАЗами», Иванов рассмотрел рядом с навесом штабель армейских ящиков, укрытых маскировочной сетью.
– Как ты думаешь, что в этих ящиках? — спросил он Быстрова.
– Сам хотел бы знать, — ответил спецназовец. — Давай проверим.
– Как? Хочешь обыскать?
– Что я, «камикадзе», чтобы после такого шума в гости к «духам» ходить? — усмехнулся Быстров. — Пусть «двадцатьчетвёрки» пушками их «прощупают». Заодно и навес с машинами. Нечего «духам» на наших машинах кататься.
– Понятно. — Иванову не очень понравилась идея наносить удар по селу, из которого по ним не стреляли, но старшим являлся Быстров, и задачу ставил он.
– «284-й», — позвал в эфир Иванов.
– На связи, — отозвался Ягудин.
– Нужна ювелирная работа пушками. Цель — двор дома на краю села. Иди за мной, укажу пулемётом. Под навесом — две машины, рядом, слева, — ящики под маскировочной сетью. Уничтожь машины и ящики. По дому стрелять не надо.
– Понял, «282-й», идём за тобой.
Проверив включение блока вооружения, Иванов на высоте ста метров стал выводить вертолёт на боевой курс.
– Саня, я стрельну из пулемёта, — попросил Быстров.
Иванов кивнул, переключив пулемёт на Быстрова. Тот припал к прицелу. Ващенка непрестанно крутил головой, осматривая возможные сектора обстрела с земли. Высота, на которой летел вертолёт, делала его уязвимым для поражения из стрелкового вооружения — радиовысотомер показывал всего сто метров над рельефом местности.
– Ягудин выходит на боевой, за нами, — доложил Ващенка. Снизив скорость до 120 км/ч, Иванов вывел вертолёт для стрельбы. До цели оставалось уже меньше километра, а Быстров всё не стрелял. Понимая, что можно стать помехой для пушек пары Ягудина, Иванов закричал на него:
– Да стреляй же ты! Мы на линии огня «двадцатьчетвёрок»!
Быстров нажал на спуск. Прозвучала короткая тупая очередь. За ней — другая, очень длинная. Первые пули легли в пустой двор, разметав деревянные ворота и подняв высокие фонтаны земли. Вторая очередь попала в навес с машинами, отрывая от него куски досок и шифера. Трасса задела стоящий за навесом сарай, и на нём задымилась крыша.
– Цель вижу, — прозвучал в эфире голос Ягудина. И Иванов боевым разворотом увёл вертолёт с линии огня. Через пятнадцать секунд он наблюдал, как от снарядов тридцатимиллиметровых вертолётных пушек разлетается навес, как будто взорванный изнутри, и в следующую секунду над тем местом, где только что лежали ящики и стояли машины, поднялось облако огня, похожее на маленький ядерный взрыв. Звук ударной волны перекрыл шум работы двигателей. Иванов видел, как с дома сорвало крышу, и от стен полетели куски и осколки.
– Что это было? — удивлённо спросил Ващенка. Со своей стороны видеть происходящее на земле он не мог.
– Хрен его знает, что они там хранили, сволочи! — выругался Быстров. — А вот всё село без стёкол оставили — это точно.
Иванов увидел, как из многих домов на улицу стали высыпать люди. В основном, мужчины. Некоторые с оружием.
– Всем занять высоту шестьсот метров, — скомандовал он в эфир, давая двигателям мощность.
– Пулемёт к бою! — крикнул в грузовую кабину Быстров. В этот момент Иванов услышал характерные звуки попадания пуль в обшивку вертолёта. Опасаясь за самое худшее, он сразу же бросил взгляд на приборы и прислушался к звуку работы двигателей. Двигатели и трансмиссия работали без перебоев. «Кажется, пронесло!» — выдохнул Иванов.
– Саня, левым! Быстрее! — кричал, не обращая внимания ни на что, Быстров. Рукой он показывал направление виража. Вертолёт вошёл в глубокий крен, и в грузовой кабине заработал пулемёт разведчиков. От рассеянной группы бегущих по направлению к лесу людей отделились две фигуры и остались лежать на земле. Со следующей прозвучавшей очередью — ещё одна. Иванов видел, как некоторые из бегущих останавливались и стреляли по вертолётам, затем бежали снова. Причём это имело какую-то систему. Значит, внизу ими командовал кто-то опытный. Иванов не успел определить, кто, так как вертолёт, выполняя вираж, шёл по окружности, и экипаж на время потерял из поля зрения боевиков. До кромки леса «духам» оставалось добежать метров двести.
– Быстрее крути, Саня! — заорал, размахивая руками, Быстров. — Уйдут!
Повинуясь команде, Иванов увеличил крен до семидесяти градусов и энергично взял ручку управления на себя. Земля встала на дыбы, а перегрузка вдавила в кресло. По радио Иванов вызвал все вертолёты группы:
– Не дайте боевикам уйти в лес!
Но пара Ягудина, завершив атаку, находилась ещё далеко, а вертолёт Иванова только подходил к боевому курсу. Тут ответил Фархеев:
– «Духов» наблюдаю. Атакую.
Иванов не видел вертолёт Фархеева, но надеялся на его опыт:
– Давай, Вадим! Не упусти!
В этот момент машина Иванова, энергично, почти по-истребительному, описав окружность в триста шестьдесят градусов, вышла на боевой курс. Экипаж успел заметить, как последние из боевиков скрываются за деревьями. Иванов резко вывел вертолёт из крена и, уже не имея времени на прицеливание, выпустил по боевикам единственный залп всеми оставшимися ракетами. Шестнадцать ракет с перелётом ушли далеко в лес. Запоздало застучал носовой пулемёт. Но «духи» уже скрылись за деревьями. Быстров разразился многоэтажным матом:
– Полтора десятка «духов» упустили!.. Мать их!..
Неожиданно справа, в опасной близости от борта, оставляя длинные дымные хвосты, красиво рассыпался рой ракет, и через пару секунд взрывы, слабо различимые за деревьями, легли там, где только что укрылись боевики.
– Теперь уже меньше, чем полтора десятка, — воскликнул довольный Иванов. — Видишь, какой ас наш Фархеев!
– Молодец! — радостно произнёс спецназовец.
– «283-й», оценка «отлично»! — похвалил в эфир Иванов.
– Служу Грачёву! — отозвался эфир весёлым голосом Фархеева.
– Приколист! — хмыкнул Быстров.
Пройдя над селом двумя парами на высоте шестисот метров и не видя опасности, группа вертолётов взяла курс на разрушенную ферму, оставляя за собой горящий двор и дом на окраине, и дымящийся у кромки лес.
Выйти на цель было делом несложным. От села шла почти прямая дорога, а в конце неё в небо поднимался высокий столб дыма. Поэтому Иванов даже не смотрел на приборы. Пройдя над горящими развалинами фермы, он, оставив все вертолёты в воздухе, стал заходить на посадку. Задача Фархееву облегчалась: Быстров решил, что разведчики справятся сами.
Мягко посадив вертолёт у дымящихся стен, Иванов передал в эфир:
– За землёй смотреть внимательней!
Четверо спецназовцев в бронежилетах, надев шлемы и приготовив автоматы, неширокой цепью осторожно двинулись к развалинам. Пятого, чеченца, Быстров оставил у пулемёта. Экипаж ждал разведчиков на земле, не выключая двигателей.
– Засеки время, — приказал Иванов Ващенке.
– Уже засёк, — ответил тот.
Присутствие чеченца за спиной нервировало Иванова. Он помнил случай, когда команда афганских солдат, после посадки вертолёта в районе боевых действий, вырезала русский экипаж и ушла к «душманам». Сейчас ситуация складывалась не лучше: в пилотской кабине находились только два лётчика, Мельничук сидел в конце грузовой кабины, словно статуя. Надежды, в случае чего, на Ивана никакой. Если бы чеченец оказался врагом, то перестрелять из пулемёта экипаж ему не составило бы труда. С этими мыслями Иванов расстегнул карман лётной куртки, нащупал пистолет и снял его с предохранителя.
– Пойду, посмотрю, куда в нас попали, — сообщил он Ващенке, поднимаясь с кресла пилота. — А, ты повнимательней тут!
Иванов вышел в грузовую кабину. Чеченец сидел возле открытой двери, направив ствол пулемёта в сторону гор, и внимательно наблюдал за своим сектором. Когда Иванов появился в дверях пилотской кабины, тот бросил на него острый короткий взгляд и снова стал смотреть по направлению ствола. «Этот в спину не выстрелит, — подумал Иванов, — взгляд открытый».
– Всё нормально? — поинтересовался Иванов. Чеченец кивнул.
– Я сейчас обойду вертолёт, посмотрю, куда в нас попали, — сообщил Иванов. Чеченец отстранился от двери, давая лётчику пройти, и произнёс на чистом русском:
– Слышал несколько попаданий. Видел две дырки за топливным баком по обоим бортам. На вылет. — Чеченец показал рукой в сторону двух рваных отверстий в обшивке грузовой кабины. Теперь их увидел и Иванов. Две пули на расстоянии сантиметров сорок друг от друга вошли в левый борт за дополнительным топливным баком, ближе к грузовым створкам на уровне колен, а вышли через правый борт, чуть выше иллюминатора. В метре от выходных отверстий сидел Мельничук, уставившись отсутствующим взглядом в одну точку. Иванов уже стал волноваться, не задело ли борттехника? Но, судя по всему, у Мельничука был просто нервный шок.
– Иван, — позвал Иванов. Но тот не отреагировал.
– Старший лейтенант Мельничук! — перекрывая шум двигателей, заорал во весь голос Иванов прямо в самое ухо борттехнику. — Встать!
Мельничук перевёл испуганный, но уже осмысленный взгляд на Иванова.
– Встать, я сказал! — продолжал орать Иванов и добавил несколько весомых матерных слов. Мельничук вскочил и выпрямился, чуть-чуть не доставая головой до потолка.
– Быстро осмотреть вертолёт! Все попадания зафиксируй в бортовом журнале! Бего-ом!
Мельничук бросился искать бортовой журнал. «Жить будет», — вздохнул Иванов. А в слух произнёс:
– Послал же Бог борттехника!
Ещё одну пробоину при внешнем осмотре Иванов обнаружил в хвостовой балке. Пуля прошла тоже навылет, повредив только дюралевую обшивку.
– В рубашках мы с тобой родились, — сообщил он Ващенке, вернувшись после осмотра в пилотскую кабину. — Три пули в заднюю часть вертолёта и все навылет. Как в пустую бочку.
– Я же говорил, что везёт дуракам и пьяницам! — бодро отреагировал «правак» на полученную информацию.
Иванов не стал рассказывать, как при выходе из вертолёта он вдруг почувствовал непривычную слабость в ногах, а по телу пробежала мелкая нервная дрожь: захотелось упасть и не вставать. Он присел на тёплое колесо машины и подставил лицо под поток горячего воздуха, отбрасываемого вращающимися лопастями несущего винта. От пылающих жаром патрубков работающих двигателей исходил запах несгоревшего керосина. Но Иванов давно привык к этому запаху. Так он просидел несколько минут, не думая ни о чём, стараясь полностью расслабиться.
Увидев ступившего на землю Мельничука, Иванов через силу поднялся и пошёл вместе с ним осматривать вертолёт. Дрожь почти прошла, но слабость в коленях осталась. Иванов ничем не выдал своего состояния. А предательски подрагивающие руки спрятал в карманы.
Он сел в пилотское кресло и подумал: «Что это? Сорвался? Неужели износился? Надо лечить нервы. Ну а что ты хотел? Пора и навоеваться. Скольких ребят уже нет! А ты всё живой. Но ресурсы-то свои уже, по-видимому, выбрал все. Пора на отдых!».
– Командир, топлива — впритык до Моздока, — прервал его мысли доклад Ващенки.
– Сколько уже на земле?
– Двенадцать минут.
Иванов позвал сидящего у пулемёта чеченца и, объяснив ситуацию с топливом, попросил позвать спецназовцев. Чеченец достал свой автомат и, не спеша, отправился в развалины. Иванов, выйдя в эфир, поинтересовался остатком топлива на трёх барражирующих вертолётах. Расчёт показывал, что пару Ягудина надо отпускать немедленно, иначе им придётся идти на запасной аэродром в Грозный. Не дожидаясь Быстрова, Иванов принял решение и отпустил «двадцатьчетвёрки» на базу. Высоко в небе остался одиноко кружить вертолёт Фархеева, а разведчики всё не возвращались.
– Ты их наблюдаешь? — поинтересовался Иванов у Фархеева. — Что они там делают?
– Наблюдаю. Раскапывают что-то.
Решив напомнить о себе, Иванов дал из носового пулемёта две короткие очереди в сторону леса. Через минуту группа разведчиков в полном составе появилась из-за развалин. Они шли осторожно, глядя по сторонам, двое несли какие-то сумки, похожие на рюкзаки. Быстров нёс упакованный, как почтовая посылка, ящик.
– Чего стреляли? — поинтересовался, забравшись в вертолёт, Быстров.
– Слушай, майор, у меня топлива в обрез. Может, тебе в Грозный надо?
– Нет, домой, — ответил Быстров. — Сейчас взлетаем.
– Тогда давайте скорее. — Не дожидаясь, пока разведчики уберут бортовую лестницу, Иванов стал увеличивать мощность двигателей. — Взлетаю! — передал он Фархееву.
– Наблюдаю, — отозвался эфир.
Разведчики, закинув мешки, в которых звякал металл, уже сидели в кабине, и Иванов, не дожидаясь доклада борттехника о готовности к взлёту, прямо с отрыва перевёл вертолёт в разгон скорости. Вертолёт, низко опустив нос, с набором высоты уходил от злополучного места, оставляя за собой горящие и дымящиеся развалины. Пара «восьмёрок» взяла курс на Моздок.
До посадки на аэродроме на месте борттехника сидел Быстров, а Мельничук послушно стоял за его спиной.
– Представляешь, на этой ферме мы насчитали семь трупов. Наверное, были ещё. Но там всё в воронках, — сообщил Быстров Иванову. — Оружия — валом. Жаль, что почти всё сгорело. Зато будем считать, что свою взрывчатку мы сэкономили.
Иванов ничего не ответил.
– Держите подарок! — протянул Быстров три небольшие, но толстые книжки в красивом тёмном переплёте.
– Это что? — удивился Иванов, принимая из рук спецназовца книжки.
– Коран. С переводом. Сделано в Саудовской Аравии.
– Коран? — Иванов раскрыл одну из них. На цветных страницах мелким, но красивым шрифтом, располагался текст: слева на арабском, справа на русском языках.
– Мудрая книга. Вот спасибо! — поблагодарил Иванов. — Одну Фархееву подарю. Он сегодня — герой.
– Держи ещё для Фархеева. — Быстров протянул ещё три книжки. — А те вам.
– Себе бы оставил. Книжка красивая, на полку можно поставить.
– На хрена он мне сдался! Да и вон, их целая упаковка у меня! — Быстров указал на распакованный ящик. — На этой ферме таких книжек больше тысячи штук было. Только хранились вместе с оружием и взрывчаткой. Почти все и сгорели. Один пепел остался.
При подходе к аэродрому предупреждающе замигало красное табло «Остаток топлива 300 литров», и сухой женский голос в наушниках предупредил: «Аварийный остаток топлива». Иванов взглянул на Ващенку, тот махнул рукой и сказал по переговорному устройству:
– Командир, когда ты перестанешь бабам верить? Аэродром уже видно.
Выйдя в эфир, Иванов поинтересовался у Фархеева:
– Твоя «женщина» по остатку топлива что-нибудь говорит?
– Молчит пока, — отозвался Фархеев.
– Она у них воспитанная, — сделал вывод Ващенка. — А мы свою «распустили». В строгости баб держать надо.
Иванову не хотелось поддерживать этот разговор: он просто улыбнулся.
Получив у руководителя полётов разрешение, пара «восьмёрок» приземлилась на базовом аэродроме.
После выключения двигателей на стоянках, к вертолёту Иванова подъехал уже знакомый «ГАЗ-66» в сопровождении командирского «УАЗика».
– Сам шеф прибыл! — сообщил Быстров, увидев плотного военного, вылезшего из «УАЗика». — Пойду доложу, что разнесли «объект» в клочья. Ну, это лучше, чем ничего.
По неспешной походке Быстрова Иванов не заметил, чтобы тот выслуживался перед начальством. Подойдя к «шефу», Быстров не тянулся, не козырял, а просто пожал протянутую руку.
Открыв свой блистер, Иванов ещё посидел в кабине в одиночестве, переживая заново весь полёт. Но появившиеся вскоре специалисты наземных служб оторвали его от раздумий. Не спеша спустившись на нагретые солнцем бетонные плиты вертолётной стоянки, Иванов увидел спецназовца Сергея — инструктора по ножевому бою. Тот рассматривал висевший на пилоне уже пустой универсальный блок для неуправляемых ракет. Иванов подумал, что за день им так и не удалось переброситься даже парой слов.
– Ну, ты как? — спросил Иванов.
– Нормально. Не слабо мы сегодня постреляли! — произнёс Сергей бодро.
– Ты стрелял? — поинтересовался Иванов.
– А кто из пулемёта троих в селе уложил?
– Всего? — решил подначить спецназовца Иванов. — Не маловато ли для снайпера?
– А сам-то, что ж с двух шагов в толпу ракетами не попал? — не зло огрызнулся спецназовец. — Воевать — не языком трепать.
– Ладно, — примирительно улыбнулся Иванов. — Будем считать, что арию на пулемёте ты исполнил качественно и от души.
– Я чуть не исполнил арию выпавшего птенца… от души! — проворчал Сергей. — Ты там рулил бы поаккуратнее. А то я как одну землю перед мордой увидел, так чуть вместе с пулемётом из открытой двери не вывалился. Хорошо, что у вас в дверях перекладина поперёк: за неё зацепился и молился, чтобы выдержала. Ногами в края двери упираюсь, а пошевелиться не могу, — прижало к полу и выдавливает. Такого «удовольствия» на высоте я ещё не получал никогда. Чуть все штаны не обмочил. Истребитель, бля, хренов, помягче нельзя было?
Иванов представил, сколько страха натерпелся спецназовец на высоте шестисот метров у открытой двери:
– А если б ты ещё видел, как до этого мы шли в лоб на пулемёт!
– А я слышал. Слышал мат Быстрова и валялся на полу, как мешок с дерьмом, в ожидании, что нас сейчас продырявят. Ощущеньице ещё то!
– Да, денёк сегодня выдался напряжённый.
– Да уж, лучше на земле стоять. Спокойнее, — серьёзно вздохнул разведчик.
К ним подошёл Быстров.
– Ну, ладно, Саня, с вашим заданием всё. Спасибо за хорошую работу! — Быстров для прощания протянул руку.
– Да не за что. Обращайтесь, — Иванов, улыбнувшись, ответил на дружеское рукопожатие. Быстров, задержав его руку в своей, пристально посмотрел Александру в глаза:
– Я ведь решил, что нам хана, когда ты попёр на этот грёбаный пулемёт. Но ты его всё-таки сделал! Крутой! Это по-нашему.
– Да, какой там крутой! — отмахнулся Иванов. — Во мне «дерьмо закипело», я и забыл, что на борту люди.
– Нет, ты молодец! Всё правильно сделал, — Быстров обнял Иванова за плечи. — Вы все сегодня молодцы! Со своей стороны, буду ходатайствовать о награждении всех!
Тут Быстров заметил возле хвоста вертолёта, в толпе специалистов, рассматривающих дырки от пуль, Мельничука и, понизил голос:
– Почти всех. А по этому трусу — напишу отдельный рапорт.
– Виктор, его поступок марает весь экипаж. С этим я сам разберусь, — пообещал Иванов.
– Как знаешь, — Быстров отпустил руку Иванова и вслед за Сергеем, не оборачиваясь, пошёл к машинам.
Иванов отошёл от вертолёта и сел на траву. Предательская слабость в ногах всё ещё не проходила. К командиру подошёл Ващенка.
– Я тут случайно услышал, о чём вы шептались с Быстровым. Что будешь делать с Мельничуком? — поинтересовался «правак», присаживаясь рядом.
Иванов ещё не решил. Самое простое — доложить обо всём по команде. Но ему не хотелось этого делать. С Мельничуком в одной части они почти два года, и Иванов теперь непосредственный его командир. Что из того, что до командировки в Чечню Иван летал в другом звене? Кого это может интересовать, если теперь Мельничук в звене Иванова и в его экипаже? Значит, не воспитываете подчинённых, товарищ майор. Не готовите их к экстремальным ситуациям. Прав подполковник Гриневский в том, что и моральный, и психологический климат в звене не на высоте. Пусть все остальные — молодцы, но замполиту Косачаному этого единичного случая хватит, чтобы бросить тень на всё звено вместе с его командиром. Значит, надо разбираться на своём уровне.
– Иван, подойди сюда! — позвал Иванов.
Мельничук послушно подбежал, остановился метра за три и остался стоять. Иванов подумал, что в чём, в чём, а в послушании и исполнительности Мельничуку не откажешь. В мирное время лучшего подчинённого и не надо бы.
– Садись. В ногах правды нет.
Мельничук сел напротив, соблюдя дистанцию в два метра, и стал разглядывать землю перед собой.
– Ну, и что ты молчишь? — Иванов выдержал паузу. — По-моему, тебе есть что сказать. Вот мы здесь собрались экипажем, как говорится, чтобы не выносить сор из избы, и хотим тебя послушать, прежде чем докладывать командиру.
– Простите меня, пожалуйста, — пролепетал Мельничук, не поднимая глаз. — Я сильно испугался.
– Смотри мне в глаза! — потребовал Иванов, повышая голос. — Все испугались, Иван! Но никто не прятался за спины других! Мы потому и живы сейчас, что каждый выполнял свою задачу. Страх — он для всех одинаков, но кто-то находит в себе мужество и побеждает его, а кто-то становится трусом и бросает в беде своих товарищей.
– Командир, я сильно испугался, — снова пролепетал Мельничук, глядя на Иванова, как побитая собака. — Простите меня. Больше такого не повторится.
– Ты старше меня по возрасту, Иван Петрович, — продолжал Иванов уже мягче. Он, вообще, старался говорить так, чтобы не услышали работающие на стоянке специалисты, но чтобы Мельничук запомнил этот разговор надолго. — Старше, а вынуждаешь вдалбливать тебе азбучные истины: что от слаженной работы каждого зависит жизнь всего экипажа. От своей пули, Иван Петрович, за спинами других не спрячешься, а трус, как правило, погибает первым. И тянет за собой товарищей. Сегодня ты нас с Андреем очень подвёл. Подставил.
– Простите, командир, — просил Мельничук.
– И как нам теперь вместе летать? — продолжал Иванов. — Нет доверия — нет экипажа.
– Это тебе не в безоружных стрелять! — вставил своё слово до этого молчавший Ващенка. — Не знаю, как командир, а я предлагаю вынести вопрос на суд офицерской чести.
Иван не ответил, вновь уставив взгляд в землю.
– Посоветуй, что нам с тобой делать? — после некоторой паузы произнёс Иванов.
– Александр Николаевич, Андрей, простите меня на первый раз! Больше такого не повторится! — Мельничук смотрел на Иванова и Ващенку умоляющим взглядом. — Простите, пожалуйста.
Иванов вопросительно посмотрел на своего «правака», но тот в ответ только пожал плечами. Решение оставалось за Ивановым.
– На этот раз попробуем тебе поверить, — наконец озвучил он своё решение. — Но в следующий раз, напишу рапорт по команде. А от себя лично — набью морду! Понял, Иван Петрович?
– Я не подведу! — с готовностью заверил Мельничук, преданно глядя Иванову в глаза.
– Посмотрим.
– Теперь ты у командира должник, — ухмыльнулся Ващенка.
– Да я всегда буду для вас… — рассыпался в благодарности Мельничук.
– Иди, занимайся вертолётом, — прервал его заверения Иванов.

– Ты ему поверил? — спросил Ващенка, когда они с Ивановым шли в столовую на обед, оставив Мельничука разбираться с оружейниками.
– Пожалел, — честно признался Иванов.
По дороге к ним присоединился Фархеев.
– Сегодня твой день, Вадим! — Иванов пожал ему руку. — Красиво поработал! Спасибо! Буду ходатайствовать о поощрении.
– С нас компот, — вставил Ващенка.
– Работал, как положено, — скромничал Фархеев, пряча довольную улыбку.
– Молодец! — Иванов хлопнул его по плечу. — А не страшно было на пулемёт лезть?
– Так думать-то некогда было. Я за вами и полез. Вперёд, за командиром!
– И «духов» в лесу точно накрыл! А я промазал.
– Ты, командир, близко перед ними выскочил из виража. Времени прицелиться уже не имел. А у меня этого времени — с запасом, я-то шёл на прямой. Только вот ваш вертолёт закрыл мне цель. Пришлось со скольжением уходить вправо. Честно говоря, крайние ракеты уж очень близко от вас прошли. Я чуть не поседел. Думал, задену вас. Но Бог миловал.
– Всё равно молодчина! — обнимая за плечи Фархеева и Ващенку, произнёс Иванов. — С такими мужиками, как вы, и летать, и выпить приятно!
– Нет, компот я Фархееву не отдам. Он нас чуть не сбил, — рассудил Ващенка.
– «Чуть» — не считается, — парировал Вадим. — Компот мой. Я переживал.
– Все переживали. А я больше всех, потому что у меня твои ракеты возле уха просвистели! — не уступал Ващенка. — Я вначале решил, что это по нам стреляют.
– Да, денёк сегодня «удался», — покачал головой Иванов. — В наш вертолёт над селом три пули вошло. Хорошо, что из «Калашникова», а не из крупнокалиберного. И десантников всего пять человек в кабине находилось. Никого не задело.
– Да, если бы в нас попали, то уложили бы кого-то. У меня вертолёт был набит молодыми солдатами, — вздохнул Фархеев. — Устроили мы им сегодня показательную экскурсию в район боевых действий!
– Ладно, мужики, — Иванов распахнул двери столовой, — после обеда все итоги подбить, документацию оформить. Не откладывайте в долгий ящик. А мне ещё отчёт о выполнении задания писать.

В этот же день Иванова вызвали на доклад к командиру полка. Кроме самого командира, в его кабинете находились два заместителя, начальник штаба и замполит. За краем стола, ближе всех к Иванову, в пол-оборота сидел командир эскадрильи. Иванов вошел в кабинет и сразу же ощутил какое-то напряжение. «Неужели доложили о Мельничуке?» — мелькнула мысль. После подробного доклада Иванова, в котором он старался не упустить ничего, кроме истории с Мельничуком, и который закончил ходатайством о поощрении участвующих экипажей, командир полка внимательно посмотрел ему в глаза:
– Из доклада Ягудина мы поняли, что при заходе на ферму ты мог уйти от пулемёта, а ты, как бык на красную тряпку, попёр прямо к чёрту на рога и потащил за собой Фархеева!
Иванов молча выдержал его взгляд. С лейтенантской поры он усвоил одно святое правило: с начальством спорить нельзя. Нужно только приводить факты и аргументы.
– Я расцениваю это как мальчишество! — продолжал командир. — У вас обоих на борту находились люди! А для огневого боя вам и придавалась пара Ягудина. То, что ты стреляешь неплохо и«накрыл» пулемётчика раньше, чем он смог тебя и Фархеева «завалить», — твоё счастье и удача! А если бы не повезло? Сколько сейчас цинковых гробов нам пришлось бы отправлять на Родину? Ты об этом подумал? Запомни, Александр, «Ми-8» — это не танк, а здесь не Москва сорок первого, чтобы ходить в лобовую на пулемёты!
– Ты и в воздухе ищешь одни неприятности! — вставил замполит.
– С какого удаления произвёл первый залп? — спросил внимательно смотревший на Иванова начальник штаба.
– Метров с восьмисот. И первый, и сразу же второй. — Иванов решил, что пора приводить аргументы. — Ушёл бы я от пулемёта или нет, — это ещё вопрос. Слишком близко он нас подпустил. Когда пулемёт заработал по «двадцатьчетвёркам», от меня до фермы оставалось около километра. Фархеев шёл в километре позади, даже ближе, так как скорость я уже почти загасил. Пулемётчик, видимо, рассчитывал расстрелять нас по очереди: сначала «двадцатьчетвёрки» — в хвост, потом, когда я приземлюсь или подставлю бок, — «восьмёрки». Кто бы ожидал, что заходящая на посадку «восьмёрка» пойдёт в атаку? Мы ведь представляли неплохую мишень для ДШК. Поэтому опытный пулемётчик, стреляя по «двадцатьчетвёркам», не спешил с переносом огня на мой вертолёт. Решение атаковать пришло само, другого выхода я не видел. И потом, я исполнял ваше приказание.
– Какое? — не понял командир полка.
– «Не подставлять задницу!», товарищ полковник.
Усмехнулся командир, заулыбались и присутствующие. Обстановка разрядилась.
– Разрешите? — обратился к командиру начальник штаба. Командир ответил кивком головы.
– Победителей на Руси, как известно, не судят, — начал со своего места подполковник Гриневский. — А группа Иванова задание, замечу — непростое задание, выполнила. Вернулись без потерь. Три пробоины получил вертолёт ведущего. И никто не гарантирует, что на ферме не могло оказаться переносных зенитных комплексов. А кто-нибудь может сказать, что Иванов — лётчик не опытный? — Гриневский сделал паузу, оглядывая присутствующих. — Да, своенравный, где-то излишне инициативный, но смелый и опытный. В данной ситуации только он мог видеть и оценивать обстановку. И принимать решение. А на войне без риска не бывает. Я и сам не знаю, как бы поступил в подобной ситуации. И прошу не забывать, товарищи офицеры, что подчинённые майора Иванова, оказавшись в нелёгком положении, не струсили, а действовали грамотно, умело и решительно! Здесь вижу не последнюю роль командира звена. Подчинённые верят своему командиру, идут за ним в огонь! Что ещё нужно, чтобы охарактеризовать командира? Кстати, разговаривал со спецназовцами, они хвалят наших ребят. Поэтому считаю опасения некоторых товарищей офицеров, — Гриневский выразительно посмотрел на Косачаного, — излишне поспешными.
Возражать Гриневскому не стал даже замполит.
– Вопросы есть? — подытожил командир полка.
– Рапорт с ходатайством о поощрении отдашь в строевую часть, — обратился он к Иванову. — Если у тебя вопросов нет, можешь идти.
– У меня есть просьба, товарищ подполковник. Разрешите?
– Говори.
– Прошу отпустить меня и моего правого лётчика до утра в город.
– Опять по бабам, — проворчал Косачаный. — Если не он к ним, так они к нему прямо в расположение придут. Я вам уже докладывал, командир.
Иванову очень хотелось резко ответить замполиту. Но сейчас терять контроль над собой было никак нельзя.
– Да хоть бы и так, — рассудительно согласился командир полка. — Дело молодое! Будем завидовать, товарищи офицеры!
По кабинету прошёл лёгкий смешок.
Глядя на Косачаного, Иванов произнёс, чётко выговаривая слова:
– Моя, как вы выразились, товарищ подполковник, «баба» погибла с экипажем майора Крапивина. И вы об этом знаете. А сегодня я хочу пойти к её товарищам и помянуть погибших.
Все посмотрели на замполита, но Косачаный сделал вид, что рассматривает какую-то бумажку на столе. Неловкое молчание нарушил командир полка:
– Ну всё, Александр, иди. Только водки много не пей.
Иванов вышел из кабинета с огромным желанием набить Косачаному морду. У двери он столкнулся с дежурившим в ожидании Ващенкой.
– Ну что, командир, зачем вызывали?
– Чтобы лишний раз показать, какая Косачаный свинья и сволочь!
– Что? — не понял Ващенка.
– О сегодняшнем полёте расспрашивали, — ответил Иванов, успокаиваясь. — Радуйся, нас командир полка до утра отпустил!
– Это хорошая новость! — улыбаясь, воскликнул «правак».

В город они вышли по «гражданке».
– В госпиталь? — поинтересовался Ващенка.
– Да. Но через магазин. — Хорошее настроение постепенно возвращалось к Иванову, слабость, вызванная нервным напряжением, почти прошла.
С полным продуктовым пакетом они появились на проходной госпиталя. После гибели Наташи Иванова узнавали многие служащие госпиталя, поэтому сегодня их пропустили беспрепятственно. Они вошли через застеклённый главный вход в здание и направились по знакомому маршруту. Вскоре у себя за спиной они услышали знакомый голос:
– Мальчики, вы к нам?
На лестнице между этажами их догнала Марина.
– Если вы нас ждёте, — замурлыкал Ващенка, отдавая Иванову пакет, и высвобождая руки для другого.
– Только вас и ждём, — засмеялась Марина.
– Как это понимать? — Ващенка пытался ухватить Марину за талию.
– Без рук! — предупредила она, выскальзывая из цепких объятий Андрея.
Ващенка как арестант, покорно сложив руки за спиной, проследовал в отделение позади Марины. За ними, улыбаясь, шёл Иванов. С тех пор, как два года назад он познакомился со своим «праваком», Иванов и не представлял для себя лучшего друга и помощника, умеющего и развеселить, и поддержать в трудную минуту.
На месте дежурной сестры сидела Ирина и переписывала что-то из кучи отдельных бумажек в журнал. Увидев Ващенку и Иванова, она обрадовалась. Но, узнав, что Александр и Андрей сегодня свободны до утра, сразу сникла:
– А я в ночь дежурю.
– Не последний раз, — успокоил её Ващенка. — Ещё, даст Бог, Иринушка, погуляем.
– Давайте, хоть, чаем вас напою. Заходите в комнату. — Она побежала ставить чайник. Марина тоже куда-то отлучилась. Лётчики прошли в комнату медперсонала.
– Наверное, мы не вовремя, — Иванов с порога оглядывал знакомое помещение. И тут он увидел то, что заставило его застыть на месте. На стене, над кроватью висела фотография Наташи. Видимо, снимок был сделан недавно во дворе госпиталя, и фотографию потом увеличили. Улыбающаяся Наташа стояла в камуфляже, какая она была при жизни. Как она была похожа на ту Наташу, что в первый раз встретилась Иванову на аэродроме в Грозном!
– Не могу привыкнуть, Саня, — прочитал его мысли Ващенка, — совсем недавно мы тут с Наташкой пили чай, разговаривали. Вот, жизнь! Как это всё так устроено? Не могу привыкнуть, что её нет.
Иванов молчал.
– Что стоим? — спросила очень скоро появившаяся в дверях Иринка. — Присаживайтесь. Чай готов.
Потом, взглянув на Иванова, она перевела взгляд на фотографию и пояснила:
– Внизу стояла. Прямо при входе. А мы вчера забрали. Ленточку чёрную сняли.
Это было сказано так обыденно просто, что Иванов подумал: «Пообвыклись девчонки со смертью».
К чаю прилагались сухари. Колбасу решили не доставать. Иванов сел так, чтобы всё время видеть фотографию Наташи.
– Мишка ещё не вернулся? — поинтересовался Иванов у Ирины, сидящей с кружкой за столом напротив.
– А мне какое дело до него! — дёрнула носиком девушка в белом халате. Потом добавила:
– Может, завтра вернётся.
– Мириться будешь?
– Ага. Пусть ищет себе другую дуру!
– Не разбрасывайся мужиками! — Иванов сделал паузу, отхлёбывая чай. — Потом не соберёшь.
– Да, нужны вы!
Иванов решил сменить тему разговора:
– Марина где?
– За Тамарой пошла, — ответила Ирина. — У Тамары сегодня выдался тяжёлый день. Одна операция длилась почти шесть часов. А Тамара ассистировала.
– У нашей Тамары нервы, как железные канаты. Выдюжит, — пошутил Ващенка.
– Брось ты, — возразила Ирина, — нормальная она девчонка и хорошая. Просто всё в себе держит. Я бы так не смогла. Я стресс сразу снимаю.
– Вот это правильно, — подтвердил Ващенка. — Наш человек!
– Да, стресс надо снимать, — поддержал Иванов, вспомнив утренний вылет. — А то никакие нервы не выдержат.
– Ага. Или природой, или водкой, или девочками, — мудро вставил, разгрызая сухарь, Ващенка. — А лучше и тем и другим сразу. И чтоб всю ночь!
– А ты не выдохнешься? — этот вопрос задала появившаяся в дверях Марина. Следом за ней вошла Тамара. Она была в белом халате и выглядела уставшей.
– Здравствуйте, — первой поздоровалась Тамара.
– Привет, — Иванов взглянул на Тамару.
– Здравствуй, кудрявая! — расцвёл в улыбке Ващенка, хотя Тамара носила ровную причёску.
– А ты всё на свою любимую тему распространяешься? — полуутвердительно усмехнулась, посмотрев на Ващенку, Марина.
– А я что? — удивился Андрей. — Я как все. Мы тут о стрессе говорили, и как его снять. Я просто дал рецепт.
– Знаю я все твои рецепты, — отмахнулась Марина. — Они у тебя в штанах.
– Девчата, присаживайтесь, — засуетилась, вскакивая со своего места Иринка. — Чаю попейте с нашими гостями. А у меня там писанины много. И начальник отделения тут ходит.
Когда Ирина выскочила из комнаты, на её место села Марина. Тамаре Иванов поставил стул возле себя и налил в стакан кипятка. Он ждал, что разговор начнёт она. Но Тамара, молча, пила чай, разглядывая одну точку на столе. А Ващенка находился в ударе: дав подробную справку о полезных свойствах натурального чая, он снова плавно перешёл на тему стресса и методах борьбы с ним. Говорить Андрей умел красиво. Иванов уже не в первый раз обратил внимание, как внимательно слушает его «правака» Марина. Казалось, что она заглядывает Ващенке в рот. По всему видно, что он ей нравится. «А что, такая может и усмирить моего разгульного товарища», — подумал Иванов.
– Так вот, доказано, что стресс лучше всего снимают алкоголь и секс! — подвёл итог своим рассуждениям Ващенка.
Тамара сидела в одной позе и, казалось, забыла о существовании Иванова.
– Тома, — позвал он тихо.
– Что? — она подняла на него усталый взгляд и, не мигая, посмотрела ему в глаза.
– У тебя был тяжёлый день? — спросил он.
– Непростой, — ответила она, опуская глаза.
– А у нас-то что было сегодня! — теперь Ващенка стал красочно расписывать, какие приключения выпали на долю их экипажа. Когда он дошёл до того места повествования, где вертолёт почти уже без скорости выходил в лобовую атаку на пулемёт, Иванов почувствовал, как пальцы Тамары под столом нашли его руку и крепко сжали. И она уже не отпускала эту руку до конца рассказа. Когда Ващенка закончил, почти ничего не приврав и лишь опустив фрагмент о Мельничуке, Марина восхищённо произнесла:
– Ребята, вам должны дать по ордену!
– Ага, дадут, если догонят, — резюмировал Андрей свой рассказ. — Вы лучше помогите нам скорее стресс снять.
– Стресс мы обязательно сегодня снимем, — заверила Марина. — Меньше чем через час мы с Тамарой освобождаемся.
Потом она посмотрела на Иванова и добавила:
– Жаль, что Иринка сегодня дежурит.
Иванов промолчал. В отличие от Ващенки, в его планы не входила ночь с женщиной. А вот за Андрея он был рад. Рассказ взволновал Марину, значит, она переживает, волнуется за Андрюшку. И, наверное, любит. А может, рано ещё говорить о любви. Но Андрей тоже тянется к Марине.
– А у нас уже всё с собой, — сообщил, показывая на пакет с продуктами, Ващенка.
– Какие вы молодцы! — похвалила Марина.
– Ребята, я уже освободилась, — усталым голосом произнесла Тамара. — Наверное, поеду домой. И подожду вас там.
– Конечно, — поддержала её Марина. — Поезжай, отдохни немного. А мы потом подъедем. Только ничего не готовь, — мы всё сами.
Тамара, взглянув на Иванова, поднялась из-за стола.
– Я тебя провожу, — он поднялся вслед за Тамарой.
– Как хочешь, — равнодушно бросила девушка.
Иванова покоробил её тон. И всё-таки он вышел вслед за девушкой, с порога ещё раз оглянувшись на фотографию улыбающейся Наташи.
Сомнения мучили Иванова, пока они с Тамарой не вышли за проходную.
– Можно я возьму тебя под руку? — тихо спросила она, когда они уже достаточно отошли от госпиталя.
– Конечно.
Иванов не знал, с чего начать разговор. Они, не спеша, шли по тротуару, давно оставив позади автобусную остановку. Клонящийся к закату день выдался чудесным, солнце уже не палило, лишь мягко лаская теплом, и было приято идти вот так молча.
– Ты удивлён моей записке? — через некоторое время спросила Тамара.
– Не скрою, очень. Но ты позвала, и я перед тобой.
Иванов ждал продолжения разговора. Тамара помолчала, потом предложила.
– Давай зайдём куда-нибудь. Посидим.
– Давай, — согласился Иванов. — Выбирай кафе на твой вкус.
– Нет, Саша, ты сам.
– А чего бы ты хотела? — Иванов посмотрел по сторонам. Они уже почти дошли до входа в одно из кафе. На другой стороне улицы находился бар.
– Есть хочешь? — поинтересовался Иванов.
– Нет, — Тамара мотнула головой.
– А мороженого?
– Хочу.
– Ну, тогда — в кафе! — Иванов жестом указал на открытую дверь.
Небольшой зал на восемь столиков, барная стойка недалеко от входа: всё это утопало в полумраке, так как окна завешивали плотные шторы. После яркого уличного света глаза какое-то время привыкали к темноте. Иванов не сразу рассмотрел, что в зале, за одним из столиков, беседуют пятеро мужчин-кавказцев. Негромко лилась мелодия из музыкального центра на стойке бара. Все мужчины обернулись в сторону вошедших. Один что-то произнёс на своём языке, указывая взглядом на Тамару. Иванову не понравился взгляд кавказца.
– Что он сказал? — поинтересовался Иванов у своей спутницы, вспомнив о том, что она понимает местный язык.
– Не обращай внимания, — тихо ответила Тамара. — Если хочешь, уйдём.
– Нет, — решил Иванов. — Останемся.
Хозяин — осетин вежливо предложил новым гостям пройти и выбрать место. Они сели за дальний столик в глубине кафе, заказав две порции мороженого, а затем и кофе с коньяком. Иванов посадил Тамару спиной к залу, а сам устроился так, чтобы видеть кавказцев. Их пара, определённо, вызывала интерес у присутствующих мужчин. Почему? Даже в гражданской одежде в Иванове можно было угадать военнослужащего. Может, им понравилась Тамара? А почему бы и нет? Крепко скроенная фигура девушки как раз из таких, которые очень нравятся кавказцам: немаленькая грудь, красивые плечи, крепкие руки — смотрелись очень привлекательно; излишне крутоватые бёдра только подчёркивали высокую тонкую талию, а длинные ноги делали эти бёдра даже очень сексуальными. В её высоком росте и ширине прямых плеч чувствовалась молодая здоровая сила, что тоже нравится многим мужчинам. И открытое летнее платье, которое сейчас было надето на Тамаре, очень шло ей, подчёркивая величественную женственность фигуры. Лицо, не являя собой образец идеальной красоты, имело несколько черт, которые делали Тамару очаровательной, даже без косметики. Она ей почему-то не пользовалась. Самым сильным её оружием являлись глаза и улыбка. Иванов поймал себя на мысли, что когда Тамара начинала говорить, то от этих губ, от этих глаз было трудно отвести взгляд. Да, было в ней что-то такое, чего не находили мужчины в большинстве других женщин. Иванов знал, что Тамара нравилась многим мужчинам. Он был наслышан о неженской силе девушки. Рассказывали, как один молодой ухажёр, схлопотав за сказанную пошлость от неё пощёчину, упал, как подкошенный, хотя и прибывал в неплохой физической форме. Потому и побаивались Тамару всякие ловеласы и любители скорых побед. Но сейчас в кафе, скорее всего, Тамару могли принять за осетинку, разгуливающую с русским офицером.
Иванов уже допивал кофе. Девушка медленными движениями подносила чашечку к губам, о чём-то думала, отрешившись от окружающего и редко поднимая взгляд от стола. Оглядев маленький полупустой и не совсем чистый зал, Иванов проворчал:
– Хоть бы столы за посетителями убирали, бараны! Только мух разводят.
– Саша, скажи, когда ты прочитал мою записку, что ты подумал обо мне? — наконец-то спросила Тамара. Иванов стал подыскивать слова, которые не обидели бы девушку.
– Ну, мне было очень приятно, что ты помнишь обо мне. — Он говорил правду.
– Я знаю, что ты всё ещё думаешь о Наташе. — Тамара подняла взгляд и посмотрела Иванову в глаза. — Но скажи честно, я тебе хоть немножко нравлюсь?
Он не знал, что ответить. На него прямо смотрели глаза Тамары.
– Нравишься. Как друг, как человек.
– Как друг... А как женщина?
– Понимаешь, — Иванов не отводил взгляда от глаз Тамары, — вот Иринку легко понять. Она без комплексов. Она всем нравится. А с тобой непросто. Ты сильная.
Тамара откинулась на спинку стула и, кокетливо закинув ногу на ногу, посмотрела на Иванова взглядом, которого он ещё не знал. Из-за полуприкрытых густых длинных ресниц на него призывно смотрели глаза утомлённой блудницы. Восточные тёмно-карие глаза манили, звали и притягивали. Этот взгляд делал Тамару чертовски привлекательной. Но он же требовал и ждал прямого ответа. От такой перемены Иванов даже растерялся. Тамару, видимо, позабавило его состояние, и она улыбнулась.
– Успокойся, Саша, — девушка также неожиданно вышла из роли, — я пошутила.
– Ну ты даёшь! — в голосе Иванова Тамара уловила нескрываемое восхищение.
– Все женщины — актрисы, — тихо произнесла она устало.
– Что ты за человек? — Иванов был заинтригован. — Может, я плохой психолог, но как ты всё это можешь держать в себе? Все вокруг уверены, что ты холодная и мужчины тебя не интересуют. Но то, что я увидел тут сейчас, говорит совсем об обратном. И мне кажется, что ты когда-нибудь сорвёшься и устанешь быть правильной.
– А тебе этого хочется?
– Не знаю, — честно ответил Иванов. — Это твоя жизнь.
– И как ты считаешь, скоро я «сорвусь»?
– У таких людей, как ты, Тома, рядом должен быть человек, кому они могут исповедоваться. Иначе — взрыв! Или ты ведёшь дневник?
– Ты неплохой психолог, Саша. Да, я действительно веду дневник. А человек был. Но он устал. Оказался слабее. Или сильнее, но устал. Вы, мужчины, не любите сильных женщин. Я говорю о сильных мужчинах. Слабые меня не интересуют. Вот ты, Саша, хотел бы видеть рядом с собой сильную женщину?
– Наташа была не слабой. И я хотел, чтобы она была рядом.
– Но её больше нет…
Тамара ещё что-то хотела добавить, но в этот момент к их столику подошёл хозяин заведения и что-то спросил у нее на осетинском языке.
– Я грузинка, — ответила девушка на русском так, чтобы слышали сидящие за соседним столиком. — Работаю врачом в госпитале.
Догадка Иванова оказалась верной. Местные обычаи строго следят за честью девушки и честью рода. Иванов посмотрел на соседей. Все пятеро мужчин, услышав ответ Тамары, казалось, потеряли к ней интерес. Выяснять отношения с местным населением сегодня в планы Иванова не входило.
– Давай съедим мороженое, пока не растаяло, — предложил он.
– Давай, — согласилась Тамара.
Каждый думал о своём. Иванов не сразу уловил, как после какой-то иностранной песни из динамиков прозвучали первые слова: «Не отрекаются любя…». Вначале он узнал только голос Аллы Пугачёвой, и вдруг, как удар, — он перестал воспринимать происходящее. Он снова был с Наташей в квартирке Мишки Ковалёва в их первую ночь, он смотрел на неё живую, слышал её голос, смех, ощущал запах её волос. Он танцевал с Наташей под эту песню… Иванова била мелкая дрожь. К горлу подступала тошнота.
– Саша, что с тобой? — откуда-то, издалека, дошёл до Иванова голос Тамары.
– Пойдём отсюда... — сказал он, постепенно возвращаясь в реальность. Тамара позвала бармена. Тот подошёл выписывать счёт.
Они вышли на укрытую сумерками улицу. Тамара несла в руках целую бутылку водки, купленную в кафе.
– Выпить хочешь? — показала она бутылку.
– Можно, — согласился Иванов.
– А где?
– Идём, я знаю место.
Они пришли в парк. Иванов первым сел на знакомую лавочку и открыл бутылку:
– Стаканов нет, — произнёс он озадаченно.
– Давай по очереди из горлышка. Так пьют друзья. Ты первый, — сказала Тамара.
– Знаешь, я ведь никогда не рассматривал женщин с позиции друга, — Иванова потянуло на откровенный разговор, после первого глотка. — Нет, эта часть как бы подразумевается в отношении с женщиной, но не как основная. И не надолго. Понимаешь?
Тамара пила водку как вино — небольшими глотками. Иванов поинтересовался:
– Ты не опьянеешь?
Тамара улыбнулась, посмотрела на Иванова, прищурив один глаз, будто прицеливаясь, и ответила:
– Я выросла среди горцев и пить умею.
В ушах Иванова это прозвучало как вызов.
– А давай на спор, — предложил он, явно переоценивая свои силы, — кто первый сдастся?
– Смотри, Саша, — рассмеялась Тамара, — мне этой бутылки будет мало.
– Ничего, — загорелся азартом Иванов, — купим ещё.
– Но учти, — предупредила полушутя девушка, — я тебя отсюда не понесу.
– Ладно, — кое-что соображая, сказал Иванов. — А зачем пить здесь? Пошли к тебе. Там Андрюшка с Маринкой. Они нас рассудят.
– На что спорим? — поинтересовалась Тамара.
– На желание, — сказал первое, что пришло на ум, Иванов.
– Тогда, за Победу! — Тамара подняла очередной тост.

На автобус они не сели — решили пройтись. Шли, никуда не торопясь, разговаривая о жизни.
Перед входом в дом Тамара остановилась.
– Наш спор в силе? — уточнила она.
– В силе. Но ты можешь ещё отказаться, — подзадорил девушку Иванов. За время прогулки он почувствовал себя лучше и мог продолжать состязание.
– Кто? Я — отказаться?! — смеясь, возмутилась девушка. — Да я тебя «сделаю»!
– Проиграть не боишься? На желание спорили. — Иванов дразнил её. — А, вдруг, я велю тебе раздеться догола?
Тамара аж задохнулась от такой наглости.
– Смотри, я тебя предупреждала!.. — не найдя других слов, она с силой толкнула дверь в дом.
– Ох, как страшно! — воскликнул Иванов, проходя за Тамарой на кухню.
Марину и Ващенку, вовсю хозяйствовавших у кухонного стола, похоже, очень заинтересовал услышанный диалог.
– А вот и они, — произнёс Ващенка при появлении на пороге пререкающейся парочки.
– Салют поварятам! — поприветствовал их Иванов.
– Вы где были? — поинтересовалась Марина, переводя подозрительный взгляд с Тамары на Иванова и обратно.
– Мы уж думали, что вы давно ужин приготовили, нас ждёте, — поддержал свою подругу Ващенка. — Где вас так долго носило?
– Прогулялись по городу, — сказала Тамара, проходя в свою комнату. — Я сейчас вам помогу. Только переоденусь.
– Прогулялись по городу, — как попугай с улыбкой повторил Иванов.
– Вы напились, что ли? — Марина внимательно вглядывалась в лицо Иванову. — Сашка, да ты пьяный! Вот это да! Я тебя таким никогда не видела!
– Командир, ты позволил себе «нажраться» без меня? — Возмущение Ващенки казалось неподдельным.
– Ну, выпили чуть-чуть, — оправдываясь, Иванов стал расхаживать по кухне, постепенно приближаясь к столу, возле которого трудились Ващенка с Мариной. — Зашли в кафе поесть мороженого, а там его только вместе с водкой подают.
На последних словах Иванов игриво защекотал Марину пальцами по рёбрам.
– Уй-и! — завизжала она поросёнком, подпрыгнув на месте. — У меня в руках нож! Сумасшедший!
– Полегче там! — вступился Ващенка. — Попрошу моё руками не трогать.
– Андрюша, а тебя в садике не учили, что жадничать не хорошо?– Иванов отошёл от зажавшейся в углу и ожидающей подвоха Марины.
– Видимо, много вы мороженого съели, — сказала девушка, с опаской провожая Иванова глазами.
Иванов поведал о состоявшемся споре.
– Нет, ты, Саня, Томку не перепьёшь, — вынесла безоговорочный приговор Марина.
– Поглядим, — резонно отрезал Иванов.
Бесцельно слоняясь по кухне, он оказался у двери в комнату девчат.
– Знакомая дверь, — сказал Иванов, открывая её и заглядывая вовнутрь. — Тамара, ты скоро там?..
То, что увидели его глаза в следующий момент, заставило Иванова замереть на полуслове: у раскрытого шкафа спиной к двери девушка стояла в одних тоненьких чёрных трусиках. «Венера» — пронеслось в голове Иванова. Тамара развернулась в пол-оборота и, не стыдясь своей наготы, позволила Иванову не больше двух секунд полюбоваться собой, потом прикрыла руками красивую грудь. Резко хлопнув дверью, Иванов отскочил, как ошпаренный.
– Ты что? — удивился Ващенка.
– Стучаться надо! — тихо смеясь, посоветовала Марина.
Сервировка стола уже подходила к концу, поэтому Иванов решил, что уже можно и отвлечь своего «правака» от хозяйственных дел.
– Марина, я у тебя заберу Андрея? — спросил Иванов.
– Это ещё куда? — в голосе Марины прозвучали нотки беспокойства.
– Не волнуйся, скоро верну. Всего на пару минут на свежий воздух.
– Только не долго, — тоном начальника разрешила Марина.
– А меня, может, спросите? — попытался побороться за свои права Ващенка.
– Не успеете соскучиться, — не обращая внимания на реплику Андрея, пообещал Марине Иванов.
– Пошли, что ли, — он жестом жестом указал Ващенке на выход.
– Что за жизнь! — почти натурально возмущаясь, Ващенка понуро направился к двери. — Все командуют. Поесть некогда. Хоть бы кто-нибудь спросил: «Андрюша, что ты хочешь?».
– И как ты хочешь? — продолжил в тон ему Иванов.
– Грубый ты! — обиженно произнёс Ващенка, обернувшись в сторону Иванова на пороге.
– Иди, не останавливайся, — легко подтолкнул его в спину Иванов.
– Нет, какая несправедливость, — продолжал возмущаться Ващенка, пока его ещё могла слышать Марина, — они уже наелись и напились, а мы…
Тут Андрей прекратил своё выступление, потому что уже вышел во двор, а зрителей, кроме Иванова там не оказалось.
– Ну, что ты хотел, командир? — поинтересовался Ващенка.
Отведя его подальше от дома, Иванов сказал:
– Слушай, Андрюха, мне сейчас лучше уйти. Но как это сделать, чтобы не обидеть девчат?
– А зачем тебе уходить?
– У нас с Тамарой отношения складываются не так.
– Ты — мужик, она — баба. Что тут может быть не так? — оскалился Ващенка.
– В том-то и дело! — Иванов с размаху ударил кулаком по своей ладони. — Не могу я сейчас думать о других женщинах!
С лица Ващенки слетела улыбка, и он сухо произнёс:
– Саня, Наташку не вернуть. А жить надо. Хочешь пить — пей. Хочешь трахаться — трахайся. Не хочешь — не трахайся. Но живи. И меньше думай — легче будет. А Тамарку я уважаю. Она баба хорошая.
– Не волнуйся, я не припадочный, — зло ответил Иванов. — И Тамару уважаю. Но кроме Наташки, не нужны мне сейчас никакие бабы.
– Извини, Саня, — уже мягче сказал Андрей, — вопрос спорный. И не будь ты дураком. Ведь раз живём. И не порть, пожалуйста, нам вечер своей чувствительностью и принципиальностью. А насчёт припадков, надеюсь, что у тебя больше не появится желания застрелиться?
– Зло ты меня воспитываешь, Андрюша. — Иванову стало тяжело стоять, и он сел на бревно возле забора.
– Ничего, ты сильный, Саня. Мы все у тебя учимся. — Ващенка сел рядом. — Не обижайся, командир. Слабость тебе не к лицу. И я бы хотел с тобой ещё полетать и, вообще, чтобы всё дальше сложилось хорошо. А кризис — он пройдёт.
– Спасибо, — тихо произнёс Иванов, понимая, что Ващенко говорит искренно.
– Поэтому, Саня, бери Тамарку «за рога», раз она этого хочет. И делай с ней то, что она хочет. И гуляем сегодня!
– Я всем всегда советовал, что жить надо проще. А вот сам-то, видимо, к этому не готов.
– Готов, не готов, — проворчал Ващенка. — Не узнаю тебя, командир! А если бы мы сегодня не вернулись? Если бы пулемётчик взял поточнее? Ты об этом подумай. А что будет завтра, Саня, ты знаешь? Может, тебе и везёт, но договор с судьбой не заключишь. Кому нужна философия, если завтра могут убить. Например, я хочу сегодня выпить и «любить» Маринку так, что если завтра не вернусь, она бы помнила меня как самого лучшего мужика в своей жизни. И если есть «тот свет», то я и там буду желать Маринке счастья и чтоб нашла себе нормального мужа на этом свете. Я думаю, что и Наташка хочет, чтобы ты был счастлив.
– А говоришь, что философия не нужна, — грустно улыбнулся Иванов. — Считай, что почти уговорил, Андрюха.
– Ну вот, совсем другое дело! — удовлетворённо согласился Ващенка. — Пошли в дом?
– Погоди. Хочу попросить тебя об одной вещи, — Иванов посмотрел Андрею в глаза. — Когда мы с Тамарой сегодня уже хорошо «наберёмся», поухаживай за ней, как ты это умеешь. Поцелуй её.
– Ты сдурел? — Ващенка посмотрел на Иванова, как на ненормального. — Да она меня уложит одной левой! А Маринка? Она меня, вообще, убьёт!
– А ты выбери момент. Не сумеешь так не сумеешь.
– Объясни, на хрена тебе это нужно?
– Хочу, чтобы она от меня отстала. И не хочу никаких разборок.
– Может, ты думаешь, что она пьяная станет приставать ко мне?
– Возможно. Просто сегодня я увидел совсем другую Тамару.
Ващенка задумался и произнёс неуверенно:
– Саня, я, конечно, попробую сделать то, что ты просишь. Но, по-моему, ты всё усложняешь.
– Посмотрим, — Иванов потрепал Ващенку за плечо. — Я знал, что ты не подведёшь.
– Саша, Андрей! — позвала из окна Марина. — Мы вас ждём.
– Идём! — прокричал Иванов.
Когда лётчики зашли на кухню, девчонки уже сидели за столом. Тамара на Иванова не поднимала глаз. Взглянув на неё, он сразу обратил внимание, что Тамара решила дать свободу груди, не надев бюстгалтер: пуговицы на цветастой летней рубашке еле держались, расходясь под тяжестью красиво налитых округлостей. Это задело мужские чувства Иванова. Он сел рядом справа от Тамары, стараясь не опускать взгляд ниже её лица. Ващенка пристроился напротив, возле Марины, периодически бросая бессовестные взгляды на Тамарину грудь. Как старший за столом, Иванов взял полномочия в свои руки.
– Марина и Андрей! — начал он, наполнив рюмки. — Призываю вас быть судьями на нашем с Тамарой состязании. Вы имеете право не пить, пропускать тосты, но должны строго следить за мной и Тамарой. Победителя выберете вы.
– А на что вы спорили? — с нескрываемым интересом спросила Марина.
– На желание? — Тамара посмотрела на Иванова.
– На желание, — подтвердил он.
– Это что, значит, — удивилась Марина, — проигравший исполняет желание победителя?
– Да, — твёрдо сказал Иванов, взглянув на Тамару. Их глаза встретились. Она кивнула в знак согласия.
– Любое? — уточнила Марина.
– Любое, — ответил Иванов.
– Любое, — подтвердила Тамара.
– Класс! — воскликнул Ващенка. — За это и выпьем.
– А не «круто» будет? — засомневалась Марина.
– А ты за кого больше боишься? — поинтересовался Ващенка. — Спор есть спор.
– Да я за вас обоих болеть буду! — заверила Тамару и Иванова Марина.
– И я — за обоих, — сказал Ващенка. — Начали?
После выпитой первой рюмки разговор продолжил Иванов. Он рассказал всем, как, учась в десятом классе, уже однажды проиграл подобный спор девушке, которая была старше его на два года. Больше он этого делать был не намерен.
Тут тост предложил Ващенка:
– Давайте выпьем за то, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями!
Перед тем как опрокинуть в рот рюмку, Иванов взглянул на Тамару. Девушка неожиданно подмигнула ему, и Иванов снова увидел знакомый волнующий взгляд из-под полуопущенных ресниц. Иванов вспомнил её обнажённую в комнате и почувствовал себя очень неловко, будто его поймали на месте преступления. Иванов выпил, стараясь не глядеть на Тамару.
Уже после четвёртой рюмки Иванов почувствовал, что начинает пьянеть. Стараясь больше налегать на закуску, он продолжал наливать и произносить тосты. После пятой — поднялась из-за стола Марина и удалилась в комнату. После седьмой — отказался пить Ващенка. На восьмой Иванов понял, что сильно опьянел. Тамара держалась молодцом, лишь казалась немного уставшей. Она смотрела на парней через густой занавес полуопущенных ресниц, часто смеялась, но не производила впечатления пьяной.
Наполнив рюмки себе и Тамаре, Иванов, покачиваясь на стуле, произнёс девятый тост:
– Хочу выпить за тебя, Тамара. До сих пор мне не доводилось встречать девушек, похожих на тебя. Вот Андрей и ты — сейчас для меня самые близкие друзья. Хочу, чтобы в твоей жизни всё было лучше, чем хорошо! Будь счастлива!
Иванов залпом опрокинул рюмку. Тамара пила как обычно — мелкими глотками.
– Пойду освежусь. — Взглянув на Ващенку, Иванов подмигнул ему, и тяжело поднялся из-за стола. Перед тем как выйти на улицу, Иванов заглянул в комнату девчат. Свернувшись на кровати калачиком, прямо в платье, спала Марина. Иванов погасил свет и вышел на свежий воздух.
На улице он простоял минут десять, тупо глядя на звёзды, затем вернулся в дом. То, что он увидел с порога, заставило Иванова протрезветь. На коленях у Ващенки сидела Тамара, поддавшись всем телом к Андрею. А тот, обняв её обеими руками за круглый зад, целовал девушку в губы. Иванов ожидал увидеть нечто подобное, но напрасно он уверял себя, что это его не тронет. Почему-то стало обидно.
Выскочив на улицу, Иванов с силой хлопнул дверью. Идя по направлению к общежитию, испытывая ярость, злость и разочарование, Иванов беспрестанно повторял:
– Сука эта Тамара! Сука!..
Войдя в расположение, где всё звено уже видело сны, Иванов, не разуваясь, завалился на кровать и тут же провалился в «отключку».

Утром Ващенка, как ни в чём не бывало, поприветствовал своего командира на стоянке. Иванов чувствовал себя неважно — похмелье плюс плохое настроение не располагали к общению, поэтому он старался ни с кем не разговаривать. С Ващенкой тем более.
День прошёл спокойно. Разведчики так и не появились, поэтому экипаж полдня проболтался на стоянке возле вертолёта, а Иванов пил воду и отлёживался в теньке под деревом. Ващенка, видимо, испытывал его терпение и не подходил. А первым начинать разговор Иванов не хотел. Понимая, что сам уговорил «правака» на этот поступок и что Андрей ни в чём не виноват, Иванов про себя поносил Ващенку как предателя. О Тамаре он вообще старался не думать. Больше всех Иванов злился на самого себя.
– Командир, пойдём на обед! — позвал Мельничук.
– Без меня сегодня, — не поднимаясь с травы, ответил Иванов. — Я здесь полежу.
Наконец, придя с обеда, Ващенка не выдержал:
– Саня, честно, у меня с ней ничего не было!
– С кем? — равнодушно спросил Иванов.
– С Тамаркой.
– А мне какое дело? Она — человек свободный.
– Хватит прикидываться! — «правак» начинал раздражаться. — Ты же сам меня попросил.
– Понравилось?
Ващенка заглянул Иванову в глаза:
– Как ты ушёл, она меня сразу «отшила».
Слушая Андрея, Иванов прикидывался равнодушным, но в последнюю фразу ему захотелось поверить.
– Не врёшь?
– Так она же тебя разыграла! Представляешь, только ты вышел на улицу, Тамара попросила меня подыграть ей. А раз ты тоже об этом просил, я и постарался для вас обоих. Кстати, баба — класс! — Ващенка поднял большой палец. — Целуется — такого никогда не забудешь! И тело упругое!
– Ты мне специально на нервы «капаешь?» — чувствуя приступ раздражения, Иванов сел на корточки и уставился на своего «правака».
– Я и говорю, что дураки те мужики, которые от такого удовольствия отказываются! — как ни в чём не бывало, продолжил Ващенка.
– Значит, отшила? — Иванов желал подробностей.
– Она ж играла! Но такой я её никогда не видел — стерва натуральная. Но заводит! Я аж про Маринку забыл. Как услышали, что ты идёшь, мы начали целоваться. А как только ты дверью хлопнул, она меня оттолкнула. И просидела потом одна за столом, пока я спать не ушёл. Разговорить её не смог. Пила всё. А в меня уже не лезло.
– Андрей, скажи честно, ты ничего не придумал? — Иванов смотрел на «правака» неверящим взглядом. — Не очень похоже на правду.
– Всё так и было! А ты не понял? — Ващенка постучал пальцами по своей голове. — Я тоже сразу не просёк. Она же тебя спасала.
– От чего? — не понял Иванов.
– От проигрыша. Соблюла, так сказать, твоё мужское достоинство. Тебе бы ещё рюмку, и ты там бы и упал. Не обижайся, Саня, но она тебя от позора спасла.
Злость на Тамару куда-то улетучилась. Вот чёртова девка! Выходит, что она везде умная, а Иванов кругом дурак. От таких мыслей Иванов рассмеялся и кинулся на сидящего рядом Ващенку:
– Всё равно — предатель! Почему меня не предупредил?
– Чем бы я тебя предупреждал? Тамара сидела у меня на коленях, а руки были заняты!
Они, дурачась, начали бороться на траве. Ващенка оказался очень ловким, и побороть его Иванов не смог. Порешили на ничье.
– Ну, так как? — спросил тяжело дыша, Ващенка. — Без обид?
– Да всё нормально, Андрюха, — переводя дух, ответил Иванов. — Какие обиды? Я же сказал, что мы с Тамарой просто друзья.
– Сегодня к ним пойдём? — в голосе Ващенки прозвучала надежда.
– Посмотрим, — после короткого молчания ответил Иванов.
– Она тебя ждёт, — сказал Ващенка.
Иванов задумался.
Не сказав «праваку» ни «да», ни «нет», Иванов про себя решил, что пойдёт.
Прибежал солдат-посыльный с известием, что задача экипажу меняется.
– Ну, пошли на КДП за новым заданием, — сказал Ващенке Иванов, поднимаясь с земли.

По прилёту в Грозный на аэродром «Северный» сразу началась погрузка в вертолёт закрытых деревянных ящиков с цинковыми гробами внутри. Так значилось в сопроводительной ведомости. Иванов сидел в пилотской кабине и рассматривал полётную карту, когда в проём двери буквально влетел Ващенка:
– Саня, ты только посмотри, что творят!..
– Толком скажи, — повернулся к «праваку» Иванов.
– Выйди, сам посмотри…
Возле хвоста вертолёта у открытых грузовых створок стоял бортовой «Урал» с длинными ящиками из свежих обструганных досок. Первый ящик видимо упал при разгрузке и лежал на боку на бетонных плитах с приоткрытой крышкой. Вокруг него толпились озадаченные солдаты. Из-под крышки вместо цинкового гроба торчал свёрнутый край ковра. Какой-то офицер в камуфляже без знаков различия кричал на провинившихся солдат:
– Руки не оттуда растут! Маменькины сынки.… А ну, быстро заколотите ящик!
– Спокойно! Не трогать! — сказал офицеру Иванов. — Что в ящике?
– А ты кто такой? — злобно набросился на него офицер.
– Я командир этого вертолёта, а кто ты? — чувствуя закипающую ответную злость, произнёс Иванов.
Прыть офицера немного поубавилась. Он отозвал Иванова в сторонку:
– Понимаешь, какое дело… Тебя как зовут?
Иванов представился.
– А я капитан Федеральной Службы Безопасности, — офицер для убедительности достал удостоверение и повертел им перед лицом Иванова. — Тебе лучше забыть о том, что ты видел, майор.
– Это как? — Иванов холодно посмотрел на капитана.
– Не надо это тебе. Поверь. Тут интерес таких чинов… Шею сломаешь. Так что, лучше иди, готовь свою машину к полёту, а я уж сам управлюсь… — Капитан снисходительно взял Иванова за локоть.
Иванов, бросив презрительный взгляд на ФСБшника, брезгливо отдёрнул руку, повернулся к стоящим у вертолёта Ващенке с Мельничуком и приказал:
– Откройте ящик!
– Ты с ума-то не сходи! — угрожающе прошипел капитан, и крикнул пилотам:
– Не прикасаться к ящику!
Ващенка с Мельничуком, подойдя к лежащему деревянному ящику, отстранили солдат и стояли в нерешительности, глядя на своего командира.
Иванов подошёл и сухо произнёс:
– Открывайте!
Подскочивший ФСБшник встал между пилотами и ящиком, расстёгивая кобуру пистолета:
– Не трогать, я сказал!
Иванов, глядя ФСБшнику в глаза, приказал Ващенке:
– Андрей, свяжись с руководителем полётов, пусть вызывает комендатуру.
ФСБшника словно ударило током: он дёрнулся всем телом, застёгивая кобуру, и заговорил мягче:
– Мужики, не надо комендатуры. Сами разберёмся. Хотите открыть — открывайте. Только потом не обижайтесь…
Иванов посмотрел на солдат:
– Открывайте.
Из восьми солдат к ящику наклонились четверо, поставили его дном вниз и сорвали крышку. Ящик оказался заполненным коробками с японской аппаратурой: телевизор, три музыкальных центра, ещё какая-то мелочь. На коробках сверху лежали два свёрнутых и перевязанных ковра. Иванов нагнулся и достал с самого дна небольшую коробку без надписей, похожую на коробку из-под обуви. Она была густо перемотана клейкой лентой. Разрезав ножом ленту, Иванов потянул крышку. Открыв её, он приказал Ващенке:
– Вызывай комендатуру…
Коробка была набита американскими долларами.
– Мужики, — не стесняясь солдат, закричал ФСБшник, — возьмите, сколько надо себе, и грузимся…
– Заткнись…— жёстко перебил его Иванов.
ФСБшник на время куда-то исчез.
Появился он, когда к вертолёту подошла машина военной комендатуры. Иванов уже своим решением грузил в вертолёт раненых, которые лежали в ожидании вертолётов на краю аэродрома.
Машина с деревянными ящиками, так и не начав разгрузку, стояла у хвоста вертолёта. На всякий случай Иванов в кабину «Урала», выгнав оттуда солдата-водителя, посадил Ващенку.
Иванов подвёл офицеров комендатуры к открытому ящику и в двух словах описал ситуацию. Те попросили его написать объяснительную.
Бледный как смерть ФСБшник, переговорив с офицерами комендатуры, подошёл к сидящему в вертолёте за объяснительной Иванову и с нервной улыбкой произнёс:
– Ну всё, майор, можешь считать, что ты отлетался…
– Пошёл ты… — послал его Иванов.

Вечером, улучив момент, Иванов с Ващенкой сбежали из «общаги». Уже стемнело, когда лётчики подходили к знакомому дому. Иванов ждал этой встречи с Тамарой. Но ничего особенного не произошло. Девушки встретили их как всегда. Хотя их наряд выдавал, что ребят здесь очень ждали. Обе девчонки в обтягивающих юбочках смотрелись потрясающе. Но Тамара превзошла себя: лёгкая блузка на тоненьких бретельках и коротенькая обтягивающая юбчонка на ней выглядели очень вызывающе и необычно. Открытые взгляду сильные ноги и руки, крепко сбитая женственная фигура, гордо посаженная голова на красивой шее — всё это притягивало взгляд и будило мужские инстинкты. А босоножки на невысоком каблучке, удлиняя и без того длинные ноги, делали фигуру девушки чертовски привлекательной. Ещё Иванов заметил, что Тамара что-то сделала с волосами — они у неё непривычно вились. Новая причёска тоже очень шла к её лицу.
– Что я тебе говорил? — прошептал Ващенка на ухо Иванову.
– А мы уже решили, что вы не придёте сегодня, — сказала вышедшая навстречу Марина.
– Еле сбежали, — ответил Иванов, не отводя глаз от необычной Тамары. Девушка, смело встретив его взгляд, держалась так, будто вчера ничего не произошло.
– Мы рады! — Марина чмокнула Ващенку в щёку.
– Мы тоже! — Ващенка вернул ей поцелуй.
– А вы классно выглядите! — сказал Иванов, обращаясь к Тамаре. Ей понравилось произведённое на Иванова впечатление, и она не стала скрывать этого.
– А мы снова не с пустыми руками! — похвалился Ващенка, выкладывая из пакета на стол купленные по пути продукты.
– Не нужно было, мальчики, — остановила его Тамара. — Ужин вас ждёт.
– А что у нас на ужин? — поинтересовался Ващенка.
– У нас сегодня шурпа и плов. — На пороге своей комнаты появилась Анна Семёновна. — Девчата попросили приготовить. Я умею делать настоящий плов. Тамарочка с Мариной ягнёнка на рынке купили. Еле распихали в холодильник.
– Здравствуйте, Анна Семёновна. — Иванов, как родную обнял хозяйку. — Давно мы с Вами не виделись. Как Вы?
– Здравствуй, Саша, — сказала Анна Семёновна, обнимая Иванова. — Всё хорошо.
– Здравствуйте, Анна Семёновна, — поздоровался Ващенка. — Не болеть Вам.
– Здравствуй, Андрюша. Спасибо! — Анна Семёновна с доброй улыбкой посмотрела на гостей и пошла к плите, приговаривая:
– Ну, присаживайтесь. Я всё подам.
Сегодня решили обойтись без спиртного — перебрали вчера. Шурпа и плов оказались очень вкусными. Все за столом хвалили Анну Семёновну и её кулинарный талант. Она, скромно пряча глаза, довольно улыбалась. За такой по-семейному уютный вечер Иванов испытывал огромную благодарность сидящим за столом женщинам. Он обвёл взглядом всех, на секунду задержав взгляд на Тамаре, и сказал:
– Спасибо вам, дорогие наши женщины за этот чудесный вечер, за прекрасный ужин, за уют, за то душевное тепло, что вы дарите нам с Андреем. Поверьте, это многого стоит. И мы это ценим. Когда настанут лучшие времена, давайте соберёмся здесь такой же компанией! А, Анна Семёновна?
– Буду рада. Только я, наверное, не доживу до лучших времён, — произнесла хозяйка, поглядев на Иванова.
– Почему же? — запротестовал Ващенка. — Как только выберем нормального президента — всё сразу станет налаживаться. Вот увидите!
– Это Сталин нужен! — махнув рукой, сказала Анна Семёновна. — Да где ж такого взять?
– Не в Сталине дело, Анна Семёновна, — произнёс Иванов. — Дело в народе. В нас с вами. Сталин придёт на время, а после него снова всё разрушится. Народ наш, российский, хороший, но подлый и завистливый. Да, да. Вот, такие мы. Воспитание у нас такое. Нас с детства приучают к безделию и лени. И к жестокости. Вспомните русские сказки. Вот, например, «По щучьему велению»: Емеля тунеядец и лентяй, любящий «халяву» — герой. А «Маша и три медведя»? А «Красная шапочка»? А «Колобок»? Сказки очень жестокие. Чему они могут научить? Почему в народе не прижились сказки про труд? Про Иисуса Христа? Про добро? Нам душу спасать надо! Самим трудиться. Вот о чём нужно сказки детям рассказывать. А мы всё ждём какого-то «чуда»! Чтобы кто-то другой за нас всё сделал!
– Ты не прав, Саня, — возразил Ващенка. — Везде есть хорошие и плохие люди. Возьми, к примеру, наш полк. Большинство — хорошие.
– Нет, Андрей, думаю, тут ты не прав. Если ты имеешь в виду начальство, то запомни одно правило: начальник хорошим не бывает. Согласен, среди командного состава полка пока есть одно конкретное дерьмо — замполит. Но это такой человек. И миссия его такая. Уйдёт Косачаный, всплывёт кто-то другой. Это называется «Закон сохранения дерьма». И такой человек есть в любом коллективе. Никуда от реальности не деться. Но я сейчас хочу сказать о менталитете нашего народа. Загублена душа русского народа на корню. Злые мы, завистливые. Воруем. Прощать не умеем. От того и нет нам удачи. Оттого и гибнет сегодня Россия.
– А что надо делать? — спросила Марина.
– Души надо лечить. Воспитывать людей в любви к Богу, в любви к ближнему. В любви к труду.
– В церковь надо ходить, — поддержала Анна Семёновна.
– Можно и в церковь, — подтвердил Иванов. — Но с самых малых лет нужно прививать ребёнку Любовь. Именно «Любовь» с большой буквы: к себе, к людям, к окружающему миру. И не только словами, а личным примером.
– В церкви неинтересно, — вступила в разговор Марина. — Читают на непонятном языке, бабки толпятся, шипят на тебя. Стоять надо. Ноги устают. Я пыталась несколько раз постоять на службе. Не моё это. Ничего не понимаю.
– Нашу церковь давно реформировать пора, — поддержал тему Ващенка. — Молодёжи там всё непонятно и неинтересно. Читают на старославянском. А почему не на иврите? Для меня одинаково. Однажды я у католиков в костёле был. Вот где красота! Просторно, светло, можно посидеть, общаясь с Богом. А орган звучит — аж мурашки по телу. Ещё бы на русском проповеди читали, я бы ходил слушать. А в нашу церковь зашёл — отсталость и убожество. Ещё у католиков комнатки для исповеди, а у нас перед попом надо стоять на виду у всех. Не захочешь откровенничать.
– Не богохульствуй, Андрюша! — с укором произнесла Анна Семёновна. — Народ сейчас потянулся к вере.
– Ага. Бабули, — не сдавался Ващенка. — Всегда тянулись перед смертью.
– К вере, Андрей, и мы с тобой потянулись, — возразил ему Иванов. — А про церковь ты верно отметил. Отсталость и нежелание перемен. Всё по старинке.
– Это называется «консерватизм»! — вставил умное слово Ващенка.
– Но не Господь Бог наши церкви проектировал и службу организовывал, — продолжал Иванов. — Это людских рук дело. Поэтому я и говорю, что русских людей ещё нужно воспитывать и учить: и вере, и культуре, и любви. А верить в Бога можно и не ходя в церковь. Бога нужно иметь в душе.
– И попов тоже нужно учить и воспитывать!
– А они что, не люди? И попов, и министров, и президентов. Весь народ. Лучше, с самого детства.
– И кто же их будет воспитывать? Господь Бог? — всё не унимался Ващенка.
– Родители, — спокойно ответил Иванов.
– А я в церковь хожу. Мне там легче становится, — произнесла Анна Семёновна.
– Что-то вы, ребята, ещё не пили, а за глобальные темы уже взялись? — попыталась прекратить полемику Тамара. — Может, вернёмся к ужину?
– Андрей, меняй тему, — распорядился Иванов.
И неожиданно для себя добавил:
– Я, наверное, пойду. Огромное спасибо за вкусный ужин. Не провожайте…
Иванов встал и, не прощаясь, вышел на улицу. Он хотел побыть один.

Утром на стоянке перед стоящим с открытыми капотами вертолётом Ващенка расспрашивал Иванова:
– Чего ты вчера ушёл? Ни девчонки, ни я лично ничего не поняли.
– А нечего понимать. Что мне там делать?
– Тамара очень расстроилась.
– А мне что с того? — равнодушно бросил Иванов.
– И правильно, Саня, Тамара — баба очень умная и опасная. Захочет, ты, как миленький, у неё на цепи бегать будешь. И не заметишь, как в ошейнике окажешься.
– Не дура. Но цепь — не для меня. И бегать тоже не буду. Я же сказал: мы — только друзья!
– А ты подумай, — наседал Ващенка, — мы с тобой и так уже пляшем под её дудку. Позавчера она просила меня целовать её в твоём присутствии. Вчера она просила привести тебя обязательно.
– Что? — удивился Иванов.
– Просила обязательно тебя привести, — повторил Ващенка.
– И ты, скотина, привёл и ничего мне не сказал?
– Да я тебе всё время намекал! — Ващенка состроил обиженную физиономию. — А на «скотину» отвечаю — сам такой!
Иванов рассмеялся. Его развеселил факт, что он уже в который раз не замечает того, что лежит на поверхности. А Тамара, действительно, настойчивая женщина.
– Ты прав. Я снова в дураках, — примирительно произнес Иванов. — Не обижайся.
– Снова тебе везёт, — уже миролюбиво, но с оттенком лёгкой зависти, произнёс «правак». — Что в тебе такого бабы находят?
– Не прибедняйся. Маринка ничуть не хуже Тамары. Пойдём лучше прогуляемся.
Они вышли из вертолёта и побрели по бетонной рулёжной дорожке в сторону взлётно-посадочной полосы. Гудение и свист авиационных двигателей над аэродромом не стихали ни на минуту. Аэродром работал как конвейер. На взлётную полосу один за другим садились, заруливали на стоянки, уступая место, и взлетали самолёты и вертолёты разных типов. Иванов любил смотреть на взлетающие машины, когда красота, мощь и сила сливаются в одно стремительное движение — разбег, отрыв и рывок в высоту! Только там, в небе, лётчик чувствует себя свободным и счастливым. Там он — хозяин положения, хозяин своей судьбы. Там он ощущает себя ближе к Богу. И все красоты Земли и Неба принадлежат только ему.
Сегодня в основном работали штурмовики «Су-25». По одному и парами они тяжело гружённые уходили в небо. Самолёт «Су-25» внешне машина очень симпатичная: с острым носом, с гармонично сливающимся с корпусом красивым остеклением пилотской кабины, с двумя двигателями под основанием крыльев рельефно выделяющимися на фюзеляже и со множеством точек подвески для боезапаса под крыльями. Из-за этих точек подвески, крылья самолёта спереди напоминают два гребня с зубьями для волос. Но в полёте эти машины смотрятся очень эстетично.
– Какая силища! — прокричал Ващенка, пересиливая грохот двигателей очередной взлетающей пары. — Когда мы-то взлетим?
По заданию сегодня экипаж Иванова должен был возить секретную почту. Но машина с документами почему-то задерживалась. Ещё через час ожидания на стоянку к вертолёту прибежал солдат-посыльный и вызвал командира экипажа и лётчика-штурмана к командиру полка. Оставив борттехника на стоянке, Иванов и Ващенка вместе с прибежавшим солдатом отправились к командиру.
– Задание меняется, — сообщил им командир полка. — Слушайте новую задачу. Сейчас приедет фотограф с оборудованием. Пойдёте в тот район, где работали позавчера с разведчиками. Сфотографируете и ферму, и село. Высота фотосъёмки восемьсот-тысяча метров над рельефом. Скорость — сто километров в час. Соблюдать осторожность и меры безопасности. Сопровождения не будет. Вопросы?
Командир ожидающе посмотрел на Иванова, который заносил информацию в планшет, потом на Ващенку, колдовавшего над картой.
– Всё ясно, товарищ полковник, — ответил Иванов. — Задачу выполним.
– Тогда вылет по готовности. Лётчик-штурман — свободен. Иванов — останься.
– Слушаюсь. — Ващенка, собрав карту, удалился за дверь, жестом показав Иванову, что будет ждать его там.
Когда за Андреем закрылась дверь, командир полка сказал:
– Разведчики ходатайствуют о вашем награждении орденами Мужества. Официальная бумага пришла. Но у меня есть другая официальная бумага, — командир полка озабочено посмотрел на Иванова. — И человек тут хочет с тобой побеседовать.
Командир поднял трубку телефона и коротко произнёс:
– Мы в кабинете.
– А кто это? — поинтересовался Иванов, когда командир положил трубку.
– Вашим крайним полётом в горы заинтересовалась ФСБ. Прибыл представитель. Будет беседовать со всеми экипажами. Решил начать с тебя.
– А при чём тут ФСБ, когда мы работали по заданию ГРУ? — У Иванова шевельнулось нехорошее предчувствие.
В этот момент отворилась дверь, и в комнату вошёл невысокий крепкий мужчина лет сорока в новеньком камуфляже.
– Здравствуйте. Подполковник Гурин, — вежливо представился он Иванову.
Иванов назвал себя, не вставая из-за стола, за которым сидел. Расположившись напротив и достав из чёрной кожаной папки бумагу и ручку, гость задал первый вопрос:
– Скажите, майор, вы были в последней операции (он назвал населённые пункты) ведущим группы?
– Да, я, — ответил Иванов и уточнил:
– В авиации принято говорить «крайний» и не употреблять слово «последний». Примета плохая.
– Была ли необходимость бомбить село? — ФСБшник пропустил мимо ушей замечание Иванова.
– Мы не брали на борт бомбы, товарищ подполковник. Только ракеты, — ответил Иванов.
– Хорошо, — согласился ФСБшник. — Расскажите о задании подробнее. С самого взлёта до посадки. И зачем вы вообще пошли на это село?
– Но с нами работали представители Главного Разведывательного Управления. — Иванов посмотрел на командира полка, потом на ФСБшника. — Могу я узнать, почему вы не спрашиваете их?
– Спросим, — жёстко произнёс гость. Потом показал свою осведомлённость:
– Сташим у них был майор Быстров? Так?
Иванов кивнул. ФСБшник помолчал, потом достал из своей папки другой листок бумаги с печатным текстом и зачитал:
– «Во дворе дома уважаемого жителя села зияет огромная воронка от мощной бомбы. От дома хозяина остались только куски стен, разрушено пять соседних домов, многие строения в селе получили повреждения, погибло двадцать девять мирных жителей, включая стариков, детей и женщин, повреждена сельскохозяйственная техника». Вам этого мало?
– Что это? — Иванов понял, о чём идёт речь, и нехорошее предчувствие стало нарастать в нём с каждой минутой. Нельзя было допустить, чтобы из лётчиков сделали «козлов отпущения», поэтому свои ответы Иванов решил вначале анализировать. Главное — не спешить отвечать.
– Это репортаж о вашем налёте на мирное село, — сухо бросил ФСБшник. — Что вы об этом можете сказать?
– Пропаганда, — спокойно ответил Иванов.
– Так что, ничего не было? Врут журналисты?
Иванов понял, что ФСБшник готов вылезти из кожи, но доказать виновность лётчиков. Значит, Иванову свои слова необходимо подкреплять только фактами, а доказательства остались на территории, занятой противником.
– А вы не знаете, товарищ подполковник, как наладил работу с журналистами Удугов? Ещё раз говорю — пропаганда, — стоял на своём Иванов. — Или, как говорит один из моих лётчиков: «Бред сивой кобылы в глухую сентябрьскую ночь»!
– Не язви! — сделал замечание командир полка. — Рассказывай всё, как было.
– По моему указанию, — начал Иванов, — «двадцатьчетвёрки» разнесли только навес с машинами и штабель ящиков возле него. Да, это всё хранилось во дворе жилого дома на окраине села. Но мы не ожидали, что там столько боеприпасов. Они при попадании наших снарядов сдетонировали, и от дома остались только стены. Но повторяю, мы там накрыли склад с боеприпасами и автотехникой. А на село мы пошли, чтобы обезопасить посадку на основную цель — ферму ниже, в шести километрах от этого села. По данным разведчиков в селе находились боевики, а на ферме — склады.
– Почему вы первыми начали стрелять? — гнул свою линию ФСБшник. Жители в вас не стреляли. Почему вы отдали приказ открыть огонь по селу?
– Я выполнял приказы старшего группы разведчиков, которому подчинялись и мы.
– Приказы майора Быстрова? — уточнил гость, делая записи на листе бумаги.
– Да.
– А потом вы стреляли по селу из пушек и пулемётов, и тоже по приказу Быстрова?
Иванов задумался. Подставлять разведчиков тоже не входило в его планы.
– Мы обнаружили штабель армейских ящиков во дворе крайнего дома. Обычно в таких ящиках хранятся артиллерийские снаряды. Я приказал «двадцатьчетвёркам» уничтожить ящики пушечным огнём. Ящики взорвались. После взрыва около двадцати боевиков пытались скрыться в лесу. По ним мы и открыли огонь. Не по селу, — после короткой паузы ответил Иванов. — И по нам стреляли. Я привёз три дырки в борту.
– В репортаже сказано, что в селе не было боевиков.
– Ну, тогда в нас стреляли мирные жители, а взорвалась у них сельскохозяйственная техника: плуги, сеялки и трактора! — Иванов чувствовал, что начинает раздражаться. — Если мне не верите, поговорите лучше с ГРУшниками. Или с экипажами, участвующими в операции…
– Не надо нервничать, — спокойно произнёс гость. — Поговорим и с ними… в своё время.
– Я своим глазам верю больше, чем журналистам, — Иванов постепенно успокаивался.
– Опросим всех. И истину установим, — пообещал подполковник Гурин. — Конечно, я не прокурор. Это прокурору тут будет чем заняться.
Гурин встал и прошёлся по комнате.
– Завтра к 10.00, — обратился он к командиру полка, — все лётчики, принимавшие участие в этой операции, должны представить вам объяснительные с подробным описанием действий с указанием времени. Потом я с ними побеседую вместе с прокурором. Прокурор прибудет завтра. А Иванова я больше не задерживаю.
– Александр, иди, выполняй задание, — махнул рукой командир полка. В его взгляде Иванов увидел извинение за происходящее здесь.

– Ну, что там было? — с нетерпением поинтересовался Ващенка, ожидающий своего командира в теньке на улице.
Иванов изложил суть состоявшегося разговора с подполковником из ФСБ.
– Всех остальных, скорее всего, будут допрашивать завтра. Тебя тоже. Готовься, — закончил Иванов.
– А что? — сказал Ващенка. — Всё как было, так и расскажу. Мы преступлений не совершали. Эти чиновники-«правдолюбцы» не могут понять, что тут идёт война!
– Может, не хотят?
– Вот-вот! Не хотят! — возмутился Ващенка. — Но я завтра им там устрою по полной! Я им всё скажу! Бюрократы! Крысы тыловые!
– Не кипятись, — осадил его Иванов. — Скажи мне лучше, что ты об этом обо всём думаешь?
– Хорошо у дудаевцев пропаганда поставлена. Слава Удугову! Нашим бы так научиться, — ответил Ващенка.
Фотограф прибыл на аэродром перед самым обедом. По решению Иванова, пока на вертолёте устанавливали и крепили оборудование, экипаж, оставив на борту старшим техника звена, убыл в столовую. Мельничук два дня вёл себя очень тихо, стараясь только при необходимости попадаться на глаза Иванову. Обязанности борттехника он выполнял, казалось, с ещё большим прилежанием. Но Иванова беспокоило, что напишет Иван в своей объяснительной. Сейчас любая негативная информация могла стать зацепкой для заинтересованных лиц. А Иван мог затаить обиду на Быстрова. Поэтому по дороге в столовую Иванов провёл с Мельничуком разъяснительную беседу и потребовал ознакомить его вечером с содержанием текста объяснительной.
Когда экипаж возвратился из столовой, вертолёт уже стоял в готовности к взлёту. Фотограф — высокий худой капитан — и его помощник, солдат срочной службы, разместились в конце грузовой кабины рядом с большой коробкой фотоаппарата, закреплённого к полу. У капитана Иванов уточнил районы съёмок и направления захода. Ващенка всю информацию аккуратно заносил в планшет. Проведя внешний осмотр вертолёта и проверив готовность к взлёту, Иванов дал команду на запуск двигателей.
В первую очередь фотографа интересовала ферма, по которой два дня назад отработала группа вертолётов. В район, не контролируемый федеральными войсками, экипаж вышел на высоте тысячи метров. На такой высоте стрелковое оружие уже становилось не опасным, но запущенная ракета любого из известных переносных зенитных комплексов легко могла достать вертолёт. Поэтому без сопровождения Иванов чувствовал себя одинокой мишенью. Это нервировало и вселяло чувство неуверенности. Если вертолёт собьют, то экипажу, даже при счастливой случайности остаться в живых, на чеченской территории ничего хорошего не светит. С высоты местность просматривалась километров на двадцать-тридцать, и Иванов пытался рассмотреть село, потому что остатки фермы его сейчас интересовали меньше всего. Сделав над фермой три захода с разных направлений, экипаж взял курс на злополучное селение. С километровой высоты черным пятном просматривался участок сгоревшего леса, куда упали ракеты Фархеева, потом Иванов рассмотрел остатки стен взорванного дома и двора возле него. На месте, где стоял навес с машинами и ящиками, виднелась широкая воронка, кое-где сохранились остатки забора, вместо сгоревшего сарая на земле чётко вырисовывался чёрный квадрат. Далее по улице стояли ещё два сгоревших дома, причём ближайший — без крыши. Других видимых разрушений Иванов не заметил. По селу ходили люди, не обращая внимания на одинокий вертолёт высоко в небе. Сфотографировав село с двух направлений, Иванов взял курс на базу. Он почувствовал, как спало напряжение, когда вертолёт пересёк невидимую линию, за которой начиналась территория, занятая федеральными войсками. Конечно, сбить могли и здесь, но вероятность попадания в плен на этой территории снижалась процентов на пятьдесят.
На аэродроме Иванов на всякий случай записал номер воинской части и фамилию капитана-фотографа.
Вечером после разбора полётов Иванов встретил майора Ягудина, которому поведал о состоявшемся днём разговоре с ФСБшником.
– Мои уже строчат объяснительные, — сообщил Ягудин.
– Мои тоже. И я написал. — Иванов показал в планшете сложенный листок.
– Дашь ознакомиться? А то нарисуем разные показания. Или чего лишнего скажем.
– Нам скрывать нечего. — Иванов протянул Ягудину свою объяснительную.
– Всё верно. Но кому-то выгодно раздуть шумиху, — сделал вывод Ягудин, прочитав написанное и возвращая листок. — Поэтому, пока «крайнего» не найдут — не отстанут.
– Посмотрим.
– Надо бы залететь в тот район, поглядеть на дело рук своих.
– Летали мы сегодня над этим селом. Фотографировали, — сообщил Иванов. — Дом, где находился склад боеприпасов, разрушен и сожжён. На месте навеса — воронка диаметром метров десять. Рядом ещё два сгоревших дома. Больше никаких разрушений не обнаружили.
– Уже началось. Доказательства затребовали, — вздохнул Ягудин. — Теперь держись, Саня!
– Всем придётся держаться.
– Да, всем придётся не сладко. Но группу вёл ты. И «всех собак» навешать могут на тебя.
– Понимаю. Поэтому прошу тебя, Дима, сегодня после ужина собрать своих ребят. И мои будут. Покумекаем все вместе, как и что писать и говорить?
– Да, надо вместе держаться. Где собираемся?
– Давай в свободном классе на нашем этаже. В 19.30.
– Замётано, — согласился Ягудин.

После ужина по пути из столовой Ващенка поинтересовался:
– Командир, мы сегодня к девчонкам пойдём?
– Ты там прижился? — вместо ответа проворчал Иванов, думая о предстоящем собрании.
– А мне там хорошо, — состроил Ващенка довольную физиономию.
– Хорошо, Андрюша, только там, где нас нет, — философски заметил Иванов.
– Вот как раз сейчас нас там и нет. Значит, там хорошо, — перефразировал «правак». — Так идём?
– Вначале проведём небольшое собрание — все, кто участвовал в том злополучном спецзадании. Фархеева я уже предупредил. Твоя задача найти Мельничука и в 19.30 сидеть в классе с написанными объяснительными.
– Ты думаешь, что всё настолько серьёзно? — встревожился Ващенка.
– А ты не понял? Мы же с тобой — пешки в большой игре. Чувствую, что нас хотят «разменять». Возможно, что всё ещё обойдётся. Но надо скорректировать общую линию поведения.
– Теперь понял, — сказал Андрей озабоченно. — А, может, и обойдётся. Помнишь, как с тем полётом в горы в составе группы МВД? Тогда трибуналом грозили. И обошлось.
– Думаю, что здесь всё серьёзнее. Погибли жители села, и журналисты уже преподнесли информацию. Для логического завершения этой истории может понадобиться виновный, который должен понести «заслуженное» наказание. И командованию придётся решать, кого отдать на «растерзание».
– Но нами руководили спецназовцы ГРУ. Пусть с ними разбираются.
– Понимаешь, Андрей, обычно из двух зол выбирают то, которое проще причинить. А ГРУ — организация очень влиятельная. И если они не «загасят» поднимающуюся шумиху, то и своих в обиду не дадут. Тогда остаёмся только мы с тобой.
– Точнее — ты? — высказал догадку Ващенка. — А тебе не кажется, что вся эта история очень вяжется с тем нехорошим случаем с ящиками?
– Возможно.

Мероприятие провели в полном составе. На собрании высказались все присутствующие. Молчал только Мельничук. Догадываясь о причине молчания, Иванов не требовал его выступления. Зачитанные объяснительные участников того полёта отражали только факты. Выходило, что вся группа действовала по командам Иванова. О том, что Иванов получал распоряжения от майора Быстрова, написал только Ващенка. Мельничук ещё писал свою объяснительную. Иванов понимал, что Мельничук может указать, что во время операции находился в грузовой кабине, а на месте бортового техника сидел майор Быстров. Это являлось правдой. Но это также являлось грубейшим нарушением всех лётных документов, инструкций и требований безопасности. За такое нарушение Иванова, как командира экипажа, могли легко отстранить от полётов и наложить взыскание. А как командира звена, в свете последних событий, даже понизить в должности. Также Мельничук мог указать, что, находясь в грузовой кабине, не слышал распоряжений майора Быстрова. Иванов, понимая, чем ему обязан Мельничук, решил поговорить со своим борттехником после собрания ещё раз.
– Иван, проблемным у нас получился тот злополучный полёт, — начал Иванов, оставшись с Мельничуком без свидетелей. — Сейчас, как никогда, нужно держаться вместе. Давай не станем выносить из экипажа на обозрение всех наше «грязное бельё». Согласен?
– Конечно, командир, — с готовностью ответил Мельничук.
– Тогда прочитай, что ты написал в объяснительной?
Словно угадывая ход мысли Иванова, Мельничук изложил идеальную версию. Иванова всё устраивало. Но он напомнил борттехнику:
– После того, как ты всё это написал, придётся то же говорить всегда, везде и всем.
– Понял, командир. Я не подведу. — Мельничук смотрел в глаза, как верная собака.
Когда борттехник вышел, в класс влетели Ващенка и Костин.
– Саня, ну, мы идём сегодня в гости? — прямо с порога задал вопрос Ващенка.
– Что, опасаетесь, что свято место пусто не бывает? — без улыбки пошутил Иванов, складывая документы и закрывая планшет.
– Командир, отпусти нас с Андрюхой сегодня, — угадывая настроение Иванова, обратился Костин.
– Идите, — спокойно сказал Иванов.
– А ты что, не пойдёшь? — удивился Ващенка.
– Привет там от меня. Андрей, скажи, что не смог, что очень занят. Ну, ты придумаешь, что сказать.
Ващенка понимающе кивнул в ответ, и они с Костиным моментально исчезли за дверью.
Иванов почувствовал потребность побыть одному. Выйдя из школы, по вечерним улицам он побрёл к знакомому парку. Странно, не прошло и месяца после гибели Наташи, а всё связанное с ней уже воспринимается будто из другой жизни, из другого времени. И боль в душе как бы притупилась, оставив лишь глубокий болезненный след. Да, ход времени на войне совсем иной, чем в мирной жизни.
Иванов посидел на знакомой скамейке, не спеша побродил по тёмным пустым аллеям, порассуждал сам с собой о бренности бытия и суеты, подышал ночным воздухом и возвратился в расположение. В накуренной комнате за картами сидели шесть человек. От сигаретного дыма не спасали настежь открытые окна. Игра была в самом разгаре.
– Поимейте совесть, — пожурил Иванов подчинённых. — Вы тут не одни. И спать пора.
– А у нас завтра регламент, командир, — как бы оправдываясь, отозвались два борттехника.
– Сядешь с нами? — предложил Мингазов.
– Нет, спасибо, — отказался Иванов и лёг на свою кровать поверх одеяла, не разуваясь.
К нему тут же подошёл Фархеев:
– Командир, говорят, что ты делал крены в девяносто градусов на наших «восьмёрках». Правда?
– Было пару раз, — нехотя ответил Иванов.
– А где ты научился?
– В Афгане. Там в тесных ущельях Болышев закладывал такие крены на виражах, когда другого выхода не было. Он и научил. Заставлял всё звено практиковаться. Этому даже в академиях не учат.
– Расскажи теорию выполнения такой фигуры, — попросил Фархеев.
– Тебе зачем? — вопросительно посмотрел на него Иванов. — Затея очень опасная. Вираж с креном в девяносто градусов грозит потерей высоты и управляемости. И нарушение всех лётных документов, опять же…
– Ну ты же выполняешь.
– Я этим не злоупотребляю.
– А вдруг пригодится? Мы тоже в горы летаем.
Подумав, Иванов произнёс:
– Ладно, слушай…
Бросив карты, всё звено подсело к кровати Иванова, слушать теорию выполнения одной из самых сложных фигур пилотажа на вертолёте…
Получив ответы на интересующие вопросы, лётчики вернулись к картам. А Иванов, закрыв глаза, стал думать о предстоящем прокурорском разборе налёта на село и не заметил, как задремал. Разбудил его громкий голос Косачаного:
– У Иванова в звене опять гулянка! Весело живёте!
«Принёс же чёрт!» — подумал Иванов, но глаза открывать не стал. Вставать не хотелось. Он бы и дальше делал вид, что спит, надеясь, что замполит скоро уйдёт, но услышал, как Косачаный произнёс:
– А сам Иванов уже «готовый»!
– К труду и обороне! — мрачно произнёс Иванов, усаживаясь на кровати. — Сегодня ещё не пил.
Замполита это разочаровало, и он, шаря глазами по комнате, произнёс тусклым голосом:
– Хорошо, что ты трезвый…
Потом, будто вспомнив о чём-то, поинтересовался:
– А где твой правый лётчик?
– Отпросился, — ответил Иванов, не поднимаясь с кровати.
– У кого? — замполит полка с живым интересом поглядел на командира звена.
– У меня, — твёрдо глядя Косачаному в глаза, ответил Иванов.
– А кто вам дал право превышать полномочия! — повысил голос замполит, и тут же обратился к одному из сидящих за столом:
– Командира эскадрильи позови сюда! Быстро!
Комэск явился «навеселе», но Косачаного это не смутило.
– Твой Иванов совсем распоясался! — замполит полка со своей точки зрения «объяснил» сложившуюся «тяжёлую ситуацию» в звене:
– Только поглядите: Иванов самолично отпускает лётчиков в город, а командир эскадрильи об этом даже не знает! Я для себя, майор Иванов, давно уже сделал вывод, что Вы не соответствуете должности командира звена! Вам и экипаж доверить нельзя! — закончил Косачаный.
– Ты бы хоть встал, когда с тобой говорят старшие по званию, — сделал замечание командир эскадрильи.
Иванов тяжело поднялся, в душе послав комэска очень далеко. Видимо, чтобы ещё больше угодить замполиту полка, комэск проявил инициативу:
– На тебя, Иванов, я завтра напишу рапорт.
Давая понять, что разговор окончен, оба начальника направились к двери.
– Один вопрос, товарищ подполковник, — обратился усталым голосом Иванов к командиру эскадрильи. — Разрешите?
Так как оба начальника носили подполковничьи погоны, то обернулись сразу оба. В этом случае по Уставу Иванов должен был обращаться сначала к старшему по должности.
– Разрешите? — повторил Иванов, глядя на Косачаного. — У меня вопрос к командиру эскадрильи.
– Ну, спрашивай, — с нетерпением разрешил замполит.
– Знаете, чем мы с вами отличаемся, товарищ подполковник? — спросил Иванов.
– Что это за вопрос? — забеспокоился комэск.
– Ответьте мне, пожалуйста, — продолжал не спеша Иванов, глядя комэску прямо в глаза, — ответьте, чем вас сделал отец?
Комэск растерянно поглядел на замполита.
– Что за идиотские вопросы? — заступился за него Косачаный. — Как будто, ты, Иванов, маленький и сам не знаешь, чем детей делают!
– Может, вы ответите? — Иванов в ожидании посмотрел на замполита.
– Ты хочешь, чтобы я заругался матом при подчинённых? — Раздражение замполита росло с каждой секундой.
– Понятно, — спокойно сказал Иванов и снова посмотрел на командира эскадрильи. — Так, чем вас сделал отец?
Зная характер Иванова, командир эскадрильи, скорее всего, не стал бы отвечать, но тут, распаляясь интересом, подключились все находящиеся в комнате мужики:
– Ну, ответьте, товарищ подполковник! Что вы, сказать, что ли, не можете?
Не отыскав в вопросе скрытого подвоха, комэск, глядя на Иванова, проворчал:
– Ну, чем-чем? Наверное, как и тебя — хером.
– Нет, — спокойно возразил Иванов. — Меня мой отец сделал человеком.
Дружное мужское ржание через открытые окна далеко разнеслось по ночному городу. Поймав на себе злой взгляд, Иванов видел, как краска залила лицо командира эскадрильи.
– Иванов, выйди! — заглушая хохот, закричал замполит. Оба начальника быстро направились к двери. Вслед им нёсся несмолкающий мужской смех.
В коридоре, проходя мимо застывшего в напряжённой позе комэска, Иванов тихо бросил:
– Если хочешь подраться — когда угодно. Хоть сейчас.
У выхода на лестницу Иванова поджидал замполит.
– Анатолий Иванович, Вы сейчас идите отдыхать, — обратился он к комэску. — Завтра с утра напишите рапорт о произошедшем. А я доложу о поведении Иванова командиру.
– Александр, ты об этом пожалеешь! — перед тем, как уйти, пообещал комэск.
– И вам не хворать! — попрощался с ним Иванов.
Замполит решил провести беседу на лестничной площадке между этажами.
– Ну всё, Иванов, допрыгался, — прохрипел Косачаный, прикуривая сигарету «Кэмэл» от одноразовой зажигалки. — Завтра тебе «завернут ласты», и закончатся твои «фокусы». За оскорбление начальника, да ещё в присутствии подчинённых я тебе обещаю, как минимум, суд офицерской чести. И слетишь ты с командиров звеньев.
– О каком оскорблении начальника вы говорите, товарищ подполковник? — Иванов сделал непонимающее лицо.
– О том самом, что произошло только что в присутствии всего звена!
– Товарищ подполковник, у меня в свидетелях всё звено — я ни одного грубого слова не произнёс. Никого не обзывал.
На упитанном лице замполита выражение задумчивости постепенно менялось на выражение растерянности.
– Очень умный, да? — выдавил из себя замполит.
– Уж, извините, — пожал плечами Иванов.
– Ничего, — Косачаный стал нервно тушить сигарету о стену, — там тобой служба безопасности интересуется. Будет прокурорская проверка. Уж я-то дам на тебя соответствующую характеристику. Посмотрим, как ты тогда «запоёшь»!
– Умные люди разберутся, — Иванов поздно понял, что в его положении дразнить врага сейчас совсем ни к чему.
В этот момент на лестничную площадку с пачкой сигарет вышел молодой лётчик из соседнего звена.
– Вон отсюда! — заорал на него Косачаный.
Через секунду послышался звук хлопнувшей двери.
– Выйдем на улицу? — уже спокойно предложил замполит.
Иванова удивила произошедшая перемена, за которой что-то скрывалось. «Что ему ещё надо? — думал Иванов, следуя за Косачаным. — Драться он, точно, не будет».
Они отошли от подъезда метров двадцать, замполит остановился и предложил Иванову сигареты.
– Спасибо, не курю, — отказался Иванов. Некоторое время они стояли молча. Иванов рассматривал усыпанное звёздами небо, ожидая, что скажет начальник. Тот курил и не спешил с началом разговора. «Не спится же ему сегодня!» — с раздражением подумал Иванов. Наконец Косачаный произнёс:
– Александр, я вот о чём хочу спросить…
Голос замполита звучал неуверенно, и Иванов насторожился.
– Ты ведь летал хоронить Наташу? — Замполит стоял в пол-оборота, и Иванов не видел его глаз, но почувствовал, что этот вопрос для Косачаного очень важен.
– Да. Летал, — тихо ответил Иванов, ожидая следующего вопроса.
– Расскажи, как там всё было? — попросил Косачаный.
Иванов, стараясь не упускать подробностей, рассказал о похоронах. Когда он закончил, замполит, ничего не сказав, сел в машину и уехал.
Иванов остался один. Настроение совсем испортилось. Подниматься обратно к своим не хотелось, и он побрел куда глаза глядят. Через час ноги принесли его к дому Ковалёва. Часы показывали начало второго, и в окнах квартиры не горел свет. Испытывая неловкость за вторжение в столь поздний час, Иванов несколько раз нажал кнопку звонка. Ему долго не открывали. Иванов собрался было уходить, когда услышал из-за двери сонное:
– Кто там?
– Миша, это я — Иванов.
Щёлкнул замок, и в проёме приоткрытой двери показалось заспанное лицо товарища.
– Ты один? — спросил Ковалёв.
– Один.
Ковалёв открыл дверь и впустил Иванова. В коридоре светилась лампочка. Михаил стоял в семейных трусах и босиком.
– Что стряслось? — поинтересовался он, потерев лицо руками и сбрасывая остатки сна.
– Ничего. Просто проходил мимо…– Иванов не знал, зачем ему понадобилось будить товарища. — Если помешал, то сейчас уйду.
– Ладно, — улыбнулся Ковалёв. — Проходи на кухню. Я тоже один.
На кухне под ярким светом лампочки стоял неубранный стол.
– Не хило погуляли! — воскликнул Иванов, рассматривая начатую бутылку водки и гору грязных тарелок.
– Два дня стоит — всё руки не доходят, — как бы извиняясь, сообщил Михаил. — Утром уберу.
– Прости, что разбудил. — Иванов присел на стул, — но мне захотелось с тобой поговорить.
– Хорошо, что пришёл, — Ковалёв поставил на плиту чайник. — Сейчас чайку сообразим. Так о чём ты хотел поговорить?
– Знаешь, Миша, никому не могу об этом сказать, а тебе скажу. Не в первый раз ловлю себя на мысли, что я не такой, как все, — глядя в окно, произнёс Иванов.
– Наверное, каждый человек в чём-то не такой как все, — Ковалёв присел за стол.
– Может быть, — согласился Иванов, взглянув на Михаила. — Но я уже на пределе… Недавно понял, что мне ничего не стоит убить человека. Ярость какая-то звериная во мне проснулась. В экстремальных ситуациях будто кто-то другой управляет мной. И страха нет…
Михаил пристально посмотрел товарищу в глаза:
– Я знаю, почему ты пришёл.
– Почему же? — Иванов выдержал взгляд.
– Тебе сейчас плохо.
– Как ты догадался? — усмехнулся Иванов.
– Это из-за Наташи?
– И из-за Наташи тоже. — Иванов поднялся со стула и подошёл к окну. — А сегодня я вдруг остро почувствовал, что устал жить. Устал, понимаешь? Устал быть один. Нет, друзья у меня есть. Просто, я понял, что в душе каждый человек одинок. Человек приходит в этот мир сам и уходит тоже сам. А я устал. В последнее время всё чего-то жду. Может, убьют?
– Это нервы, Саня. — Ковалёв взял чистый стакан и наполнил водкой на треть. — Выпей. Станет легче.
– Пробовал. Не помогает.
– Выпей, — настаивал товарищ. — Я врач. Поэтому знаю, что тебе сейчас нужно.
– И что мне нужно?
– Выпей. И расскажи мне всё, что у тебя накопилось, что тебя мучает. — Ковалёв поднялся со стаканом в руке и подошёл к Иванову. — Поверь, я пойму и сниму часть твоего груза. Пей!
Иванов выпил. Ковалёв поставил рядом два стула и сел на один из них.
– Садись, — указал он на свободный стул напротив.
Иванов послушно сел.
– Теперь я внимательно слушаю. Говори, ничего не скрывай. Я пойму, — тихо сказал Михаил, глядя в глаза товарищу.
Иванов стал говорить. Начал он с последнего разговора с замполитом и дальше стал рассказывать обо всём, что произошло в последние дни, в обратном хронологическом порядке. Ковалёв не перебивал, и когда Иванов замолчал, грустно улыбнулся:
– Сейчас всем нелегко, Саня — и русским, и чеченцам. Мы убиваем, нас убивают. Сколько это ещё будет продолжаться? От несправедливости устал уже весь народ.
– Выходит, мы с тобой — единомышленники. — Иванову захотелось выслушать Ковалёва. — А теперь ты мне расскажи.
– О чём?
– О чём хочешь. Например, как тебе служится? Как твои отношения с Иринкой?
– Служится мне «хреново». Ты же знаешь, какие у нас условия: ничего не хватает, даже коек, не говоря уже о лекарствах. Я и не надеялся, что на войне будет легко. Но столько крови я и в страшном сне не мог себе представить. До сих пор не могу привыкнуть. — Ковалёв поднялся со стула и, выключив на плите кипящий чайник, вернулся обратно. — А в перспективе у меня перевод к новому месту службы, должность хирурга и место в общежитии. Правда, майорскую звёздочку обещают.
– Почему раздумываешь? Выигрываешь в деньгах и квартиру можешь получить через десять лет службы.
– Кто знает, что там будет через десять лет?
– Наверное, ты прав, — пожал плечами Иванов.
– А с Иринкой у меня вообще дурдом какой-то, — продолжил Ковалёв. — Поверишь, после неё ни с одной бабой не могу… Чёртова девка! Знаю, что гуляет, сам гулял, а вот стала нужна.
Иванов внимательно посмотрел на Ковалёва, подумал и спросил:
– До Ирки у тебя не было постоянной женщины?
– Не поверишь, если скажу, что не хотел ни к кому привязываться?
– Ответственности ты не хотел, Миша.
– Наверное, — вздохнул Ковалёв. — Один раз уже обжёгся. Думал, что больше не влюблюсь. А вот по закону подлости…
– Иринка очень интересная. Только ветер в голове.
Ковалёв налил себе водки, одним махом выпил и повёл головой из стороны в сторону:
– Интересных много. Одной больше, одной меньше? Не всё ли равно?
– От судьбы не уйдёшь, — философски заметил Иванов и переменил тему:
– Может, чаю?
– Нет. Спасибо. Наверное, пора спать? — Михаил посмотрел на товарища. — Если хочешь, пей. А мне поздно уже чаи гонять.
– Да, третий час ночи, — согласился Иванов. — Пора и спать.
– Ты завтра летаешь?
– Нет. У нас регламент.
– А мне на работу. Пошли ложиться. — Михаил поднялся. — На твоей кровати бельё постелено. На ней никто не спал после вас с Наташей…
Ковалёв осёкся. Иванову стоило больших усилий сохранить равнодушный вид.
– Ну, я пойду? — виновато спросил Ковалёв.
– Спасибо, — Иванов посмотрел на друга.
– За что?
– За понимание…

Утром в лётной столовой Костин и Ващенка ограничились чаем, а Иванов съел весь завтрак.
– Ну что, други мои? — после плотного завтрака настроение Иванова улучшилось, и он решил пошутить. — Наверное, больше я вас к девчонкам не отпущу. После них вы, как я погляжу, садитесь на диету, чем нарушаете неписанный лётный закон: «Сон и питание — основы летания!».
Ващенка и Костин хмуро покосились на своего командира, не оценив затасканной шутки.
– Ну да! — озадачено произнёс Иванов. — Похоже, что эти «вампирши» у вас не только здоровье высосали, но и чувство юмора тоже.
– Ничего они не высосали, — без настроения ответил Костин. — Водка плохая.
– А вас в школе не учили, что водки хорошей не бывает? — Иванов серьёзно поглядел на подчинённых. — Меру надо знать!
– Ладно, Саня, — попросил Ващенка. — Нам и так хреново. Кончай нас «лечить».
– Вечером договорим! — Иванов многообещающе посмотрел на подчинённых. — А сейчас — по рабочим местам! И не усните там!
Костин с понурым видом отправился готовить к вылету свой вертолёт — ему предстояло целый день болтаться в воздухе. А Иванов с Ващенкой после общего построения решили помочь Мельничуку проводить регламентные работы на своей машине. Но Иванова вызвали к командиру полка.
Не ожидая ничего хорошего после своей вчерашней выходки, Иванов вошёл в лётный класс, где уже сидело всё командование полка и командир эскадрильи.
– Здравия желаю! — бодро поздоровался Иванов с присутствующими. Затем, соблюдая Устав, обратился к командиру полка:
– Товарищ полковник, майор Иванов по вашему приказанию прибыл.
– Проходи, — указал рукой командир на место ближе к столам, за которыми сидело начальство.
– Майор Иванов, вы знаете, зачем вас пригласили? — задал вопрос начальник штаба.
– Догадываюсь, — ответил Иванов, глядя на стену прямо перед собой.
– Вы понимаете, что вопрос очень серьёзный?
– Понимаю, — Иванов посмотрел начальнику штаба в глаза. — От ответственности никогда не бегал.
С разрешения командира полка слово взял замполит. Его пятиминутное выступление содержало много общих фраз типа: «всегда нарушал…», «безответственно относился…», «проявляет грубость и невоспитанность…». Закончил речь Косачаный так:
– Майор Иванов может позволить себе при подчинённых пререкаться с начальниками, оскорблять вышестоящих командиров! Вчера при мне и в присутствии всего звена Иванов самым наглым образом унизил честь и достоинство командира эскадрильи. Такое поведение не достойно звания офицера! Он разлагает дисциплину и подчинённых. Он подрывает все армейские устои. Для него даже Президент и наше правительство — не авторитет! Он ведёт вредные разговоры с людьми, сочиняет и поёт ненужные песенки. Это вместо воспитания подчинённых в духе патриотизма и любви к Родине! Сам ходит в «самоволки» и поощряет к этому их. Дай ему волю — он ещё не то натворит! В звене — бардак! Постоянные пьянки и игры в карты!
Наступила тяжёлая пауза, которую прервал командир полка вопросом:
– Вам стали тяжелы майорские погоны?
– Никак нет, — Иванов продолжал смотреть в стену.
– Так почему же вы — старший офицер, командир — подрываете дисциплину и ведёте себя хуже любого безответственного лейтенанта? За месяц мне уже надоело постоянно слышать вашу фамилию!
– Извините, — Иванов посмотрел в глаза командиру полка. — От подполковника Косачаного?
– И не только от него. — Командир отвёл взгляд и после короткой паузы бросил с раздражением:
– Все виноваты, кроме вас самого. Это плохая черта! А что у вас в звене?
– Звено всегда готово выполнить любое задание. Лётчики обучаются прямо при выполнении боевых задач. Неопытных на сложные операции одних не отпускаю. Потерь в звене нет. Срывов боевых вылетов по вине лётного состава тоже нет.
– Прямо отличники! — воскликнул замполит. — Уже «отличились»! Комиссий и прокуроров нам только тут не хватало!
Командир полка бросил тяжёлый взгляд на Косачаного, и тот замолчал. Затем командир посмотрел на Иванова.
– Летает твоё звено нормально, — переходя на «ты», сказал командир. Но мне докладывают, что твои люди пьют и бегают по ночам неизвестно где.
– Он и сам сегодня ночью отсутствовал, — добавил командир эскадрильи.
– Вот видите! — воскликнул замполит.
– Почему ты покинул расположение без разрешения? — тон командира полка стал жёстче.
Понимая, что неприятности только начинаются, Иванов ответил:
– Вчера вечером после разговора в расположении звена с подполковником Косачаным я пошёл искать своего лётчика-штурмана, потому что сам отпустил его. Но отпустил по известному адресу. Там проживает его девушка, и отношения у них серьёзные. Добрался до её дома я только во втором часу ночи. Поэтому не стал тревожить до утра и вернулся в расположение. То, что я не собирался никуда уходить, может подтвердить подполковник Косачаный. Когда он пришёл в звено, я уже спал.
– Одетым, — подтвердил замполит. — А все остальные в карты «резались».
– Играют не только в моём звене, — ответил Иванов.
– Опять ты на других показываешь!– взвился Косачаный. — Умей отвечать за себя!
– Отвечать готов. А пьют и играют везде…
– Моё мнение, — обратился замполит к командиру полка, — направить в его часть характеристику с выводом о несоответствии занимаемой должности. И пусть там с ним разбираются!
– Разрешите? — обратился к командиру начальник штаба полка подполковник Гриневский.
– Говорите, Николай Иванович, — кивнул командир.
– Анатолий Иванович, — обратился Гриневский к командиру эскадрильи, — насколько мне известно, вы раньше служили с Ивановым?
– Да, в одной части чуть больше года, — подтвердил комэск.
– Скажите, Анатолий Иванович, — продолжил Гриневский, — как характеризовался по службе Иванов тогда?
– Неплохо, — после некоторой паузы ответил комэск.
Начальник штаба обвёл глазами всех присутствующих, достал из лежащей перед ним папки верхний листок и, заглядывая в него, прочитал:
– Иванов три года назад, летая в сложнейших условиях Камчатки, получил квалификацию «Военного лётчика первого класса». В двадцать семь лет он уже командовал звеном и характеризовался по службе только положительно. В двадцать восемь — Иванову присвоено воинское звание «майор». За Афганистан Иванов награждён орденом Красной Звезды и орденом «За Службу Родине». От Афганского Правительства Иванов награждён афганским орденом Звезды. Кстати, в тот период Иванову предложили Академию. После Афганистана от предоставленной возможности поступления в Академию он отказался. Ещё одним орденом Красной Звезды майор Иванов награждён за проведение спасательной операции на Курилах. От следующей предложенной возможности поступления в академию Иванов тоже отказался. Также майор Иванов имеет ряд медалей. Из них такие, как «За отличие в воинской службе первой степени».
Гриневский снова обвёл взглядом всех присутствующих и продолжил:
– Кто, уважаемые товарищи, здесь может похвалиться подобными наградами?
И добавил, посмотрев на командира полка:
– Кроме командира, конечно.
– Николай Иванович, не скромничайте, — ответил командир. — У Вас наград не меньше моего.
Иванов посмотрел на сидящих за столом. По растерянному выражению лица Косачаного он понял, что информацию об орденах замполит слышит впервые. «Знать надо свой личный состав», — со слабеньким чувством удовлетворения подумал Иванов.
Глядя на Иванова, все молчали, поэтому снова заговорил начальник штаба:
– То, что характер у майора Иванова «не сахар», все присутствующие знают. Но он лётчик — от Бога! И лидер, на которого равняются, за которым идут люди. И в звене у него дела не хуже, чем у других. Поверьте, — начальник штаба задержал взгляд на замполите, — я не огульно защищаю Иванова. Факты говорят за себя. Экипажу майора Иванова можно доверить любое самое сложное задание. И любой из нас чувствует себя спокойнее, когда ведомыми у него — парни из звена Иванова.
Гриневский сделал паузу, посмотрел на стоящего перед столом офицера, и продолжил:
– У Александра Ивановича есть недостатки: иногда он бывает излишне горяч, не боится начальства. Поэтому до сих пор и ходит в майорах. Других недостатков за Ивановым не знаю. Кстати, в качестве справки: командиром экипажа в Афганистане у Иванова был небезызвестный нам всем, теперь уже полковник, лётчик-снайпер и заслуженный лётчик России Болышев Николай Константинович. Под его началом Иванов прошёл хорошую школу. Командир подтвердит мои слова, — Гриневский посмотрел на командира полка, — об Иванове полковник Болышев говорит, что лучшего лётчика-штурмана у него не было ни до, ни после. И тот случай, после которого весь экипаж был награждён афганским орденом Звезды, а Болышев получил ещё и орден Красного Знамени, а Иванов орден Красной Звезды, — говорит о многом.
– А что это за случай? — задал вопрос заместитель командира полка по лётной подготовке.
– Пусть Иванов сам расскажет? — Гриневский посмотрел на командира полка.
– Расскажи всем, — кивнул тот Иванову.
– Мы тогда, выполнив задание, возвращались в Кабул пустыми, — начал без вступления Иванов. — Вдруг на нашей частоте позывные «SOS» и просьба о помощи. Упал самолёт. Координаты передают в нашем районе. По команде Болышева включаю поисковый радиокомпас, сделал расчёты, — совсем близко получается. Доложили в эфир, что идём на помощь. Связался с упавшим экипажем, оказывается афганский «Ан-26» сбит ракетой «земля — воздух», все пока живы: и экипаж, и пассажиры. Но «душманы» уже близко. Это потом мы узнали, что на борту самолёта везли какого-то министра со свитой. А тогда мы просто спасали людей.
Подходим на высоте трёх тысяч метров, видим, что в котловине между сопок лежит самолёт. Сверху показалось, что совсем целый. Удачно посадили. Но со стороны одной из сопок к самолёту спускаются люди — человек двадцать. Километра полтора им ещё оставалось. «Успеем», — говорит майор Болышев и кидает вертолёт с креном градусов в семьдесят в стремительное снижение, скорее —падение. Вертикальная скорость максимально возможная — двадцать пять метров в секунду. Отстреливаем тепловые ракеты-ловушки, борттехник у носового пулемёта, я приготовил автомат и гранаты. Тут с земли в нас и полетело! Казалось, что я даже разглядел пули в полёте. Одна ракета взорвалась выше — сработала ловушка. Мы падали с левым креном, поэтому земли я не видел, зато взрыв ракеты наблюдал. Зашли на посадку носом к сопке, с которой к нам бежали «духи». Болышев дал залп ракетами. «Духи» залегли. Мы сели рядом с упавшим самолётом. Борттехник — к грузовой двери, принимать людей, я — на его место за пулемёт. Пострелял немного, скорее для острастки — далековато для прицельной стрельбы. Но «духи» снова залегли. Болышев посадил вертолёт так, чтобы прикрыть корпусом самолёта от огня «душманов» пассажиров, бегущих к вертолёту. Самолёт лежит на брюхе, наклонившись на правое крыло, двигатели оторваны. Очагов дыма и огня не наблюдаем. Взяли на борт семнадцать человек, командир оторвал машину, развернул на сто восемьдесят градусов и с разгоном скорости — в набор высоты подальше от «духов». Тут по обшивке и застучало! Попали гады! Земля, вот она, прямо под носом. Думал, что воткнёмся в камни. Но движки вытянули. Правда, подозрительная вибрация началась. Лезем вверх и молимся, чтобы у «душманов» на сопках пулемёты не стояли. Вдобавок ко всему ещё одна беда — закончились тепловые ловушки. А ракету в двигатель ой как не хочется! И тут, на наше счастье, сверху на встречном курсе пара «двадцатьчетвёрок» падает — нам на помощь! Такой радости я ещё никогда в жизни не испытывал. «Ребята, — кричу в эфир, — вы вовремя!». Передал им координаты цели, и «двадцатьчетвёрки» пошли в атаку, приняв весь огонь на себя. Из семнадцати пассажиров довезли четырнадцать. Троих при взлёте тогда сразу наповал, прямо в вертолёте, одного ранило. К счастью министр не пострадал. Хвостовая балка у вертолёта и грузовые створки — как решето. Лопасти несущего винта почти все повреждены. Как только долетели? Болышев тогда вышел, обнял вертолёт как друга и говорит: «Спасибо тебе!». Наш экипаж весь цел. У сбитого афганского экипажа борттехник при аварийной посадке сломал ногу. Потом оказалось, что командир афганского экипажа чей-то там родственник. Видимо, поэтому афганские «Звёзды» нам вручили быстро. На церемонии награждения во Дворце Правительста присутствовали и спасённый министр, и командир афганского экипажа. Все обнимали Болышева, благодарили за спасение, клялись в вечной дружбе. Где-то через пару месяцев мы получили ордена и от своих: командиру — «Красное Знамя», нам с борттехником — по «Звёздочке».
Когда Иванов закончил рассказ, около минуты все присутствующие хранили молчание. Первым заговорил подполковник Гриневский:
– Предлагаю снять вопрос о несоответствии майора Иванова Александра Николаевича занимаемой должности.
– Добрый вы, Николай Иванович, — подал голос Косачаный. — А послушали бы, что Иванов вчера «выкинул» по отношению к командиру эскадрильи.
– И что же? — Гриневский жёстко смотрел на замполита.
– А пусть он сам и расскажет, — предложил Косачаный.
Все в ожидании смотрели на Иванова. Он молчал.
– Рассказывай, майор, — приказал командир полка.
– Пусть подполковник Косачаный уточнит, что имеет в виду, — ответил Иванов.
– Оскорбление, нанесённое вышестоящему начальнику! — воскликнул замполит.
– Я никого не оскорблял, — спокойно сказал Иванов.
– А как же тогда это называется? — не унимался Косачаный.
– Хватит пререкаться, Иванов! — сухо сказал командир полка. — Давай начистоту, что произошло?
– Я вчера только задал вопрос Анатолию Ивановичу.
– Какой?
– Я спросил, чем его сделал отец? И всё.
– Глупость какая! — с раздражением бросил командир. — Чем, кроме хера, его мог сделать отец? Или ты, Иванов, сомневаешься?
– И Анатолий Иванович сказал почти то же самое. — Иванов невинно посмотрел на покрывающегося краской стыда комэска. — А я, в свою очередь, сказал, что мой отец меня сделал человеком.
Мёртвая тишина, установившаяся после ответа Иванова, сменилась вначале лёгким смешком, затем взорвалась громким смехом. Смеялись почти все присутствующие во главе с командиром полка. Лишь Анатолий Иванович краснел всё больше.
Иванов решил воспользоваться моментом и обратился к полковому командиру:
– Товарищ полковник, я готов принести свои извинения Анатолию Ивановичу за не вовремя заданный вопрос.
– Так говоришь «человеком»? — всё ещё смеясь, повторил командир и махнул рукой. — Иди, Иванов, подожди за дверью.
После десяти минутного гуляния в коридоре, Иванов был снова вызван в класс. Офицеры уже расходились.
– Ну ты даёшь! — сказал ему с улыбкой, проходя мимо, один из заместителей.
По недовольному лицу замполита Иванов определил, что «тучи разошлись».
– Проходи, Иванов, присаживайся, — пригласил командир полка.
Подождав, пока за последним из выходящих закроется дверь, седой полковник закурил и стал молча смотреть на Иванова, думая о чём-то. Иванов был готов выслушать новый разнос или лекцию о воинской дисциплине, но к следующему вопросу, вернее, к тону, каким командир полка задал этот вопрос, Иванов был не готов.
– Что с тобой творится, Александр? — Вопрос прозвучал по-отечески тепло. Иванов не знал, как отвечать. Видимо, уловив в его взгляде растерянность, командир, не дожидаясь ответа, сказал:
– Я ведь хорошо знаю Николая Константиновича Болышева. Мы с ним друзья ещё с лейтенантов. И жёны наши дружат.
Иванов хорошо помнил свою первую встречу с Болышевым. В восемьдесят седьмом в Афганистане старший лейтенант Иванов исполнял обязанности штурмана звена, когда на должность командира звена, вместо убывшего в Союз, прибыл капитан Болышев. Бывалый вояка и опытный лётчик, орденоносец — это была его вторая командировка в Афганистан — сразу вызвал у подчинённых чувство уважения своей манерой держаться с начальством и подчинёнными, умением доходчиво объяснить непонятное, своим железным спокойствием в самых сложных ситуациях, а самое главное — лётным мастерством. На него равнялись, его фразы цитировали многие лётчики и техники на аэродроме, начальство доверяло ему самые сложные задания. Первая встреча Иванова с Болышевым на стоянке возле вертолёта вылилась в конфликт из-за пустяка — сошлись два характера. Болышев мог об инциденте доложить начальству, и Иванову тогда бы не поздоровилось, но не стал этого делать. Начав вместе летать и поближе узнав друг друга, они крепко подружились, несмотря на разницу в возрасте в восемь лет. Почти полгода они летали в одном экипаже, и Иванов многому научился у своего командира. В тот же год капитан Болышев стал майором, подал рапорт в Академию. Тогда же за уничтожение «душманских» складов с боеприпасами в труднодоступных горных пещерах всё звено Болышева наградили орденами, а их командиру присвоили звание лётчик-снайпер.
Окончательно сблизил их один незабываемый полёт на заставу высоко в горах. «Душманы» во что бы то ни стало решили уничтожить эту нашу опорную точку, закрывающую «духам» подступы к дороге, проходящей далеко внизу. Заняв соседние вершины, «духи» стали методично «выкуривать» наших солдат. Паре вертолётов под командованием Болышева была поставлена задача на эвакуацию маленького гарнизона. Застава постоянно находилась под прицельным огнём с соседних вершин, занятых противником, и подавить «душманские» огневые точки никак не удавалось. Первую пару вертолётов «душманы» уничтожили ещё при подлёте к цели. Вторая пара, сопровождаемая вертолётами «Ми-24», была уничтожена при заходе на посадку. Пара Болышева была уже третьей попыткой. Перед этим наша артиллерия отработала по вершинам, занятым противником, затем их «проутюжили» штурмовики «Су-25». Но всё равно, при подходе к цели в ведомый вертолёт попала ракета, запущенная «духами» с одной из сопок. Иванов видел, как горящая машина врезается в склон горы. «Ребята, прощайте!» — в последнюю секунду успел крикнуть в эфир командир сбитого экипажа — однокашник Иванова по училищу. Пара вертолётов сопровождения накрыла неуправляемыми ракетами место пуска зенитной ракеты. Но с другой вершины по вертолётам били пулемёты. «Двадцатьчетвёрки» после первой атаки ушли в вираж и около двух минут не могли прикрывать обстреливаемый одинокий «Ми-8». В это время Болышев спокойно, не обращая внимания на пули и снаряды, завёл свой вертолёт на посадку к заставе. Площадка оказалась настолько мала, что едва уместила три колеса винтокрылой машины. Уже в паре метров впереди начинался край почти отвесного ущелья глубиной около тысячи метров. На той стороне, куда доставал глаз, простиралась долина из горных вершин. Справа и слева — вершины, занятые противником, откуда, несмотря на атаки «двадцатьчетвёрок», всё ещё вёлся прицельный огонь, по представляющему замечательную мишень, неподвижно сидящему вертолёту. «Ми-8» по расчётам мог взять только четырнадцать человек. Каждый вертолётчик знает, что перегруз в горах — верная смерть. Лопасти несущего винта просто не смогут ухватить разряжённый воздух, и машина провалится вниз при попытке взлёта. Вертикальное падение чревато попаданием в режим «вихревого кольца», когда даже в плотном воздухе на малой высоте падение тяжелогружёной машины уже не остановить. А к одинокому вертолёту, как к последней надежде на спасение, подтянулись двадцать два человека, будто вышедшие с того света: ободранные, худые, грязные, в порванной одежде, в окровавленных бинтах. Все были ранены, причём некоторые по нескольку раз. Солдаты смотрели на экипаж с уверенностью, что свои их здесь не бросят. Решение оставалось за Болышевым, и принять это решение обстановка требовала очень быстро. Похоже, что командир его в тот момент уже принял. Болышев посмотрел вначале на своего «правака», ожидая его согласия, затем на борттехника. Оба молча кивнули, поняв без слов, что решил их командир.
– Скажи, чтобы всё лишнее, даже оружие, оставили на земле! — приказал Болышев борттехнику. В этот момент в бронещиток его блистера ударила пуля, но Болышев не отреагировал.
– Быстрее все в вертолёт! — прокричал он подошедшим, сквозь шум работающих двигателей.
– Всё лишнее — на землю! — приказал им из проёма двери борттехник.
Через тридцать секунд за последним раненым захлопнулась дверь, и Болышев попытался оторвать колёса от земли. Солдаты сидели и лежали в грузовой кабине очень плотно, не оставив ни одного свободного местечка. Оружие и убитых товарищей они оставили на заставе. Винтокрылая машина с трудом оторвалась от грунта и поднялась на несколько сантиметров, затем, не слушаясь управления, тяжело осела обратно на площадку. Перегруз и разряжённый на высоте воздух делали своё дело. Оставался только один шанс. Один из тысячи. Но другого не было. Болышев посмотрел в глаза Иванову.
– Давай, Коля! — сказал Иванов и крепче взялся за управление.
Теорию такого взлёта не проходили даже в училище. Но опытные лётчики при полёте в горах просчитывали эту возможность. Сколько раз вертолётчики бурно обсуждали, спорили о степени риска такого «прыжка» в пропасть на больших горных высотах с перегрузом. И вот теперь обстановка не оставляла экипажу Болышева ничего другого. Один шанс из тысячи, но всё-таки — шанс!
Болышев плавно потянул рычаг «шаг газа» вверх и толкнул ручку управления от себя. Винтокрылая машина, приподняв хвост, нехотя перевалила край ущелья и сорвалась в бездну. В первое мгновение Иванов испытал чувство близкое к невесомости. Чувства страха он не испытывал. Страх остался там — на вершине. Падали секунд двадцать. В это время Иванов внимательно следил по приборам за вертикальной скоростью и оборотами несущего винта. При достижении путевой скорости в 180 км/ч, Болышев, взяв ручку управления на себя, снизил вертикальную скорость падения. От набегающего потока стал набирать лишние и такие нужные обороты несущий винт. Теперь настал момент плавного увеличения мощности двигателей и перехода в горизонтальный полёт. И вертолёт как бы нехотя, но вышел из вертикального падения на малой высоте. «Душманы» не обстреливали падающую машину, а когда она вышла из падения, из-за большого удаления вести огонь уже не имело смысла.
До аэродрома добрались благополучно. Вечером всем экипажем напились до беспамятства. На следующий день Иванов заметил седую прядь на тёмной шевелюре своего командира.
Странно, но за тот полёт экипаж Болышева начальство наградами не удостоило. Болышев ещё сказал тогда, что в России ордена дают за любовь к начальству.
За нелёгкий год Иванов узнал Болышева как разностороннего человека, смелого лётчика и умного начальника. Его командир любил стихи и женщин, но никогда не садился играть в карты, любил хорошие коньяки и вина, но никогда не напивался, до отчаяния смелый в бою, Болышев с начальством умел быть дипломатом. И начальство любило Болышева. Прямо пропорционально этой любви шло и продвижение Болышева по службе. Иванов так и не смог научиться у своего командира дипломатии в отношениях с начальством. И поэтому дошёл — до чего дошёл. А полковник Болышев преуспел в этой науке и уже занимал в Москве в штабе кресло инспектора армейской авиации. Занимал заслуженно. У Иванова хранилась фотография своего бывшего командира, на которой Болышев запечатлён при полном параде. Только одних орденов Иванов насчитал семь. И штук пятнадцать медалей. Конечно, Иванову не стоит гневить судьбу, и ему, как орденоносцу, после Афганистана тоже предложили учёбу в Академии в Москве, но Иванов хотел летать, а не заниматься штабной работой. По возвращении из Афганистана Иванов по приглашению своего бывшего командира заехал к нему в гости, где познакомился семьёй. Жена — яркая женщина, работала в военторге на руководящей должности. Сын учился в школе. Семья Болышевых Иванову понравилась. Его оставили ночевать, и ночью Иванов написал стихотворение, которое посвятил им:

Лишь горизонт окрасится зарёю,
Нас снова сердце в небо позовёт,
Мы землю оставляем под собою,
В эфир услышав: «Разрешаю взлёт».

Пусть нам не двадцать или уж не тридцать,
Но мы в душе всё те же пацаны,
Которым только в небо торопиться,
Хоть на висках хватает седины.
Вы, наши милые и верные девчонки,
Какие бы метели ни мели,
Нас с неба ждёте на краю «бетонки»,
Как будто бы на краешке земли.

Как тяжело в сомнениях метаться:
«Ну, сколько можно снова улетать?».
Как трудно ждать и страшно не дождаться,
Но лучше не дождаться, чем не ждать.

Через два года после Афгана они вновь встретились уже в Дальневосточном полку, где капитан Иванов служил на должности командира экипажа и куда слушатель Академии подполковник Болышев прибыл на стажировку. Встретились как родные братья. Болышев влетел в комнату Иванова в общежитии поздно вечером, прямо с самолёта. Они обнялись под взглядами ничего не понимающих соседей по комнате и потом всю ночь проболтали, вспоминая Афганистан.
– Ты мужик! — говорил Иванову Болышев, показывая большой палец левой руки, потому что в правой держал стакан с водкой. — Зря ты, Саня, отказался от Академии. Такие, как ты, очень нужны армии. Кто её из дерьма поднимать будет? Я один не справлюсь. Тебе обязательно надо учиться в Москве. А дальше я тебе помогу. Ведь мы с тобой, Саня, — одна семья! — Болышев крепко обнимал Иванова, и они вспоминали полёты в Афганских горах.
На аэродроме многих удивляло, что Иванов обращался к знаменитому подполковнику из Москвы просто «Коля», а Болышев называл Иванова «Саней». Но вскоре все привыкли, тем более, когда узнали про их афганское прошлое.
Когда закончился срок стажировки Болышева, Иванов провожал его до самолёта с чувством, что улетает близкий и родной человек. Иванов молчал, не находя подходящих слов. Расставания ему никогда не удавались. Болышев тогда сказал:
– Я ещё точно не знаю, куда попаду после учёбы, но ты имей в виду, что двери моего дома для тебя всегда открыты! На всякий случай запиши адрес моих родителей. Через них всегда узнаешь, где я.
– Они у тебя не переезжали?
– Нет. Всё там же.
– Тогда у меня есть их адрес. Ты мне давал его в Афгане.
– Да. Помню.
Самолёт уже запускал двигатели. Они обнялись.
– Саня! — будто вспомнив что-то, Болышев обернулся и, уже подойдя к самолёту, прокричал:
— Запомни: лучшего «правака» у меня никогда не было!
С тех пор они не виделись. Иванов знал о назначениях Болышева, но никогда не звонил, не надоедал поздравлениями и не напоминал о себе.
– Николай Константинович всегда очень хорошо о тебе отзывается, — оторвал Иванова от воспоминаний прозвучавший голос командира полка.
– А когда вы с ним виделись? — поинтересовался Иванов.
– В прошлом году на сборах. Болышев руководил этими сборами. Как примеры часто приводил случаи из афганского опыта. Называл твою фамилию. Она у тебя не из редких. Ивановых на Руси много. Поэтому я тебя с Болышевым вначале никак не связывал. А начальник штаба не поленился — почитал твоё личное дело, сделал запрос в Москву. Всё сошлось. Да, многое мне поведал Николай Константинович про ваши приключения! Ведь из скольких ситуаций вы тогда просто чудом живыми выходили! А тебя он хвалил. Жалел только, что ты в Академию не пошёл.
Командир полка затушил сигарету, встал, подошёл к открытому окну и посмотрел на улицу.
– Как он там? Как у него дела? — нарушил молчание Иванов.
– Да вроде всё нормально, — командир снова сел на своё место. — Болышев ещё генералом станет!
– Дай Бог! Умный мужик.
– А ты можешь позвонить ему, — неожиданно предложил командир полка. — Отсюда прямая связь с Управлением. Я каждый день ему докладываю.
– И что я скажу? «Дядя Коля, помоги»?
– Будешь звонить? — после короткой паузы спросил командир.
– Нет. Когда сами будете разговаривать с Николаем Константиновичем, передайте от меня привет. Скажите, что всё у меня нормально.
– Который раз удивляешь ты меня, Александр! — в голосе командира полка послышалось раздражение. — Вот, все люди как люди. Другой бы на твоём месте трубку телефона оборвал! Ты пойми, что во власти Болышева может быть сейчас вся дальнейшая твоя судьба. Так тебе этого не надо! А что, позволь спросить, тебе надо? Голову хочешь себе свернуть? Погибнуть героем? Это тебе надо? — На последних словах командир сорвался на крик и замолчал. Иванов тоже молчал.
– Так что, всё-таки, с тобой творится? — уже успокоившись, спросил командир.
Иванов не знал ответа. И поэтому он не отвечал.
– Может, тебе жениться надо? — после продолжительной паузы предложил командир. — Обзаведёшься семьёй, ребятишками. Хоть за них станешь беспокоиться. Вот и появится смысл жизни.
Иванов посмотрел в лицо командира полка и сделал вывод, что этот седой человек понимает, пожалуй, гораздо больше, чем говорит. И на вид он совсем нестарый, просто за его спиной и Афган, и Таджикистан, вот теперь ещё и Чечня. Потому и украсила его красивую голову ранняя седина.
– У вас сколько детей? — тихо спросил Иванов.
– Двое. Но они уже взрослые. Дочь на втором курсе института, а сын в следующем году школу заканчивает. Вот погляди, — седой полковник достал из кармана куртки фотографию, и Иванов почувствовал, что разговаривает с обыкновенным человеком, отцом семейства, который очень любит своих близких.
– Вот это мои: жена Галина, дочь Светлана и сын Павел. — В голосе командира полка послышались нотки отцовской нежности и гордости за своих детей.
Иванов взял протянутую фотографию. Жена командира выглядела обыкновенной женщиной, дочь смотрелась ярче, а сын обещал стать в скором времени довольно крепким парнем.
– Замечательная у Вас семья! — Иванов возвратил фотографию. — Сын — богатырь, а дочь — просто красавица!
Судя по всему, командиру полка понравился ответ. Он тепло улыбнулся и спрятал фотографию обратно в карман. Затем глаза его снова стали серьёзными.
– У меня на столе лежит рапорт командира эскадрильи с просьбой досрочно откомандировать тебя обратно в часть. Мнение замполита ты слышал. Что прикажешь с тобой делать? — полковник посмотрел на подчинённого. — Чего молчишь?
– Вам решать, — ответил Иванов.
– А тебе твоя судьба безразлична?
Иванов промолчал. Он чувствовал, как тяжёлая усталость снова ложится камнем на душу. Он устал и больше не хотел кому-то что-то снова доказывать. Хотелось покоя, хотя бы на несколько дней. Уехать, улететь, спрятаться, переменить обстановку. Куда-нибудь, только подальше от войны.
Командир снова поднялся, отошёл к окну. Закурил.
– Нелегко с тобой говорить. Закрылся ты стенкой. — Полковник стоял к Иванову спиной и глядел в окно. — Я постарше тебя и повидал немножко больше, но никак не пойму, откуда у тебя такое равнодушие к жизни? К себе?.. Внешне ты аккуратист, а вот изнутри… Волк. Волк-одиночка.
– Надоело всё, — тихо произнёс Иванов. — Устал я так жить. Душа болит.
– Летать устал? — командир повернулся к Иванову.
– Летать я хочу. Не могу я больше на кровь, на жестокость людскую спокойно смотреть. Я ведь, когда в лётное училище шёл, мечтал о чистом небе, о романтике. Вера у меня тогда была в свою мечту, энергии — через край! А сейчас — только привычка. Привычка просыпаться по утрам, чистить зубы, привычка делать свою работу, привычка стрелять, привычка убивать. А душа светлого просит.
– У врачей это называется стрессом. А стрессы особенно любят нашего брата — лётчика. Ничего удивительного. Ты когда в отпуске был?
– Восемь месяцев назад.
– Профилакторий с санаторием я тебе предложить сейчас не могу. Но поменять обстановку на недельку-другую могу поспособствовать. Поедешь авианаводчиков учить? — неожиданно предложил командир.
– Куда? — не сразу понял Иванов.
– В Чечню. В действующие части. Там авианаводчиков очень не хватает. Готовят их прямо на позициях. Поможешь. А мы тут и с прокурорской комиссией как-нибудь разберёмся. И командир эскадрильи твой поостынет. Согласен?
– Но у меня нет опыта подготовки авианаводчиков.
– Зато им твой опыт лётчика очень пригодится. Решено, так и сделаем! — командир подошёл к столу и что-то написал на листе бумаги. — Начальник штаба подготовил проект приказа на майора Сергеева. Поедешь вместо него. Так даже лучше.
Иванов знал Сергеева, который занимал должность помощника штурмана полка. Нормальный мужик. Навряд ли тот горел желанием ехать в действующую пехоту. В другое время Иванов и сам бы с удовольствием уступил эту участь кому-нибудь другому. Но сейчас ответил:
– Я согласен.
– Приказ подпишу сегодня, — командир занял своё место за столом. — С завтрашнего дня ты прикомандировываешься к группе авианаводчиков подполковника Мирина. Она работает по юго-восточной группировке войск. Команда Мирина работает неплохо, но надо, чтобы работала лучше. Затем ты туда и едешь. Понятно?
– Понятно, — кивнул Иванов.
– На кого оставишь звено?
– На Фархеева.
– Подходит, — седой офицер посмотрел на Иванова, пряча довольную улыбку в уголках губ. — Так что, Александр, собирай чемодан, и завтра с утра я сам отвезу тебя к Мирину. Там всё запоминай и учись сам. Нам здесь твой опыт тоже пригодится.
– Одна просьба, товарищ полковник.
– Валяй, — добродушно разрешил командир.
– Позвольте мне с Ващенкой сегодня вечером убыть до утра в город?
Командир полка поднял на Иванова уставшие глаза:
– Вначале оформи командировку, проверь дела и сдай звено капитану Фархееву. А завтра ровно в девять ноль-ноль чтобы стоял у вертолёта с чемоданом.
– Понял, командир, — ответил Иванов по-лётному.
– Ну, иди, — вместо прощания произнёс седой полковник.

Товарищеский ужин организовали в расположении. Здесь же, прямо за столом, Иванов передал полномочия командира звена на время своего отсутствия капитану Фархееву.
– Не хулиганьте тут без меня! — полушутя, предупредил всех присутствующих Иванов.
– Командир, — задал вопрос Костин, — а если мы прилетим туда, где ты будешь работать, как нам узнать друг друга?
– Мне-то проще, — ответил Иванов, — я как бортовые номера наших «восьмёрок» увижу — сразу пойму, что это мои орлы прилетели. А вот как вам меня узнать?
– А ты сам выбери себе позывной, — посоветовал Фархеев. — Например, «Иван».
– А что? — согласился Иванов. — По-моему, нормально — «Иван».
– Давай, командир! — поддержали все присутствующие. — Выходи в эфир позывным «Иван». «Иван» для чеченцев — это все русские. Подходит!
Сделав всё, как велел командир полка, и посидев со звеном за ужином ещё какое-то время, Иванов вместе с Ващенкой отправился в город к Мишке Ковалёву.
– Знаешь, Андрей, — признался Иванов своему «праваку», — когда я сейчас сидел с ребятами за столом, то вдруг понял, что не хочу их бросать. Даже на неделю.
– Саня, неделя пролетит быстро. Не успеешь соскучиться, — успокоил Ващенка. — Мы тебя ждать будем. А смена обстановки тебе сейчас очень нужна. Для здоровья, опять же, полезно.
– У меня и так вся жизнь — сплошная смена обстановки.
– И ты неплохо сохранился. И внукам будет что рассказать.
– Если я доживу до них.
– А торопиться не надо. — Ващенка без улыбки посмотрел на своего командира. — Я, Саня, вывел одну формулу: не спеши жить, а то — не успеешь!
– Это точно подмечено, — похвалил Иванов. — Иногда ты бываешь похожим на умного.
– Как говорит мой командир звена, расту над собой, — не обиделся Ващенка.
Несмотря на поздний час, Ковалёва не оказалось дома. Не сговариваясь, друзья решили искать его у Иринки.
Летние сумерки уже сгущались, и во многих окнах домов зажёгся свет, когда Иванов и Ващенка подошли к калитке у дома Анны Семёновны. На ступеньках крыльца сидели Марина с Тамарой. Заметив лётчиков, девчата приветливо помахали им рукой. Парни ответили тем же.
– Вы, наверное, перед сном решили комаров покормить? — вместо приветствия высказал догадку Ващенка.
– Там Ковалёв с Ириной семейные проблемы решают, — указав на дом, довела информацию Марина.
– И давно?
– Минут двадцать, — ответила Марина, с громким шлепком убивая на ноге ниже коленки насосавшегося комара.
– Может, вмешаемся? — предложил Ващенка. — А то как бы чего не вышло. Иринка — баба темпераментная.
– Спокойно, — предупредила Марина. — Ничего и не выйдет. Иринке не впервой.
– И сколько нам тут торчать? — поинтересовался Ващенка.
– А сие уже зависит не от нас, — вступила в разговор до сих пор молчавшая Тамара.
– Предлагаю пройтись, — предложил Иванов. — Вечер чудесный! Чего сидеть?
Переглянувшись, девушки одновременно поднялись со ступенек.
– Ну, если вы приглашаете… — Тамара взяла Иванова под руку, и они первыми направились к калитке.
На пустынной улице Иванов и Тамара, подождали, когда к ним присоединятся Марина с Андреем, и пошли рядом. Иванов попытался поймать взгляд Тамары, но девушка, мягко держа его под руку, смотрела в сторону.
Некоторое время шли молча. Наконец Ващенка нарушил молчание:
– Не знаю, как вам, а мне сейчас хорошо!
– Признайся, Андрей, это, наверное, потому, что ты влюблён? — с улыбкой спросила Тамара.
Спорить Ващенка не стал, а, взглянув на Марину, нараспев произнёс:
– Может, мы принимаем за любовь что-то совсем другое, но сейчас эти глазки сводят меня с ума!
Марина радостно рассмеялась и прижалась к Андрею. Тот обнял её за талию.
– А есть ли она вообще — любовь? И что это такое? — неожиданно произнес Ващенка.
Марина погасила улыбку, сразу став серьёзной. Иванов хотел ответить на реплику Андрея, но услышал голос Тамары:
– Человек рождается и приходит на Землю для любви!
Иванов взглянул на свою спутницу и поймал её взгляд. Показалось, что в её глазах горел внутренний огонь.
– Ты действительно так считаешь? — спросил Иванов.
– А какая жизнь без любви? — воскликнула девушка. — Не жизнь — мучение! И работа тогда мучение. И всё остальное. Зачем тогда жить? Ведь это не честно — жить без любви! Это обман! Тогда ты занимаешь чьё-то место. Делаешь кого-то несчастным. Сам не понимаешь, зачем живёшь? Ведь без любви плохо всем. И другие её тоже ищут, ждут, надеются, что вот-вот она придёт.
Иванов молчал потрясённый. Как просто Тамара вывела формулу того, что мучило его после гибели Наташи. И как больно она ударила.
В разговор вступил Ващенка:
– Может, за любовь мы принимаем нечто другое? Например, инстинкты: мужчине необходима женщина, женщине — мужчина. Это как дышать, пить, есть. Или страсть. Или закон продолжения рода в конце концов.
– Знаешь, Андрюша, — с какой-то внутренней убеждённостью произнесла Тамара, — то, что мы говорим о любви, уже доказывает, что она есть. Не нужно метаться в поисках её — нужно верить. И она придёт. Но когда она придёт, нужно суметь быть достойным этого чистого и светлого чувства, чтобы не загасить её нежное пламя. И тогда она разгорится, как костёр! — Тамара смело взглянула в широко раскрытые глаза Иванова.
Иванов остановился, переосмысливая услышанное. Тамара его любит! В этом она только что призналась при свидетелях. А он? А он — нет.
Немую паузу нарушила Марина:
– Давайте уже возвращаться.
За весь обратный путь до дома никто не проронил ни слова. Видимо, монолог Тамары задел всех за живое. Иванов шёл, словно под гипнозом, снова и снова обдумывая услышанное, и чувствовал, что с его стороны нечестно затягивать их отношения.
– Завтра я улетаю в командировку на неделю, — сообщил Иванов Тамаре уже во дворе дома.
– Давно ты об этом узнал? — спросила девушка, глядя прямо в глаза.
– Только сегодня.
– Ты сейчас останешься на ужин! Мы тебя не отпускаем.
– На ужин останусь, — решил Иванов.

Они подошли к дому и сели на ступеньки крыльца, потому что ссорящиеся ещё не закончили. Через открытое окно до случайных свидетелей доносились голоса из кухни.
– Ты меня ударил! Скотина! — громко восклицала Ирина.
– Не выдумывай, — спокойно отвечал Михаил.
– Ты даже признаться не можешь, что ударил женщину…
– Если бы я ударил, ты бы уже не стояла.
– Отстань от меня! Сколько раз тебе говорить? Всё… Между нами всё кончено!
– Ничего не кончено…
– Господи, да помогите мне кто-нибудь! Как тебе объяснять, чтобы ты отстал?
– Ты сейчас успокоишься, и мы пойдём ко мне. Хочешь воды?
– К тебе? Никогда!
– Воды дать?
– Не хочу.
– Ирка, знаешь, почему ты часто меняешь мужчин?
– И почему?
– Потому, что они прощают тебе твои измены. А я тебе за это буду бить «фейс»!
– И чего же ты пристал к такой гулящей?
– Да вот, пристал…
– Уйди отсюда!
– Успокойся!
– Уйди!
– Не уйду.
– Тогда уйду я! — с этими словами Ирина выскочила на улицу. Её раскрасневшееся лицо сохраняло следы слёз. Увидев на крыльце подруг, она запричитала:
– Представляете, он меня ударил!..
В дверях появился Михаил:
– Врёт, не бил я её.
– Помогите мне, выгоните его, — попросила Ирина, глядя то на подруг, то на Иванова с Ващенкой. Но все лишь отводили глаза, понимая, что встревать в ссору между влюблёнными — глупо.
– Хорошо… — бросила Ирина и пошла к калитке. Ковалёв, не попрощавшись ни с кем, ринулся за ней. Какое-то время на улице ещё были слышны их удаляющиеся голоса.
– Пошли к Ковалёву мириться, — предположила Марина. — Ведь любят друг друга, а без представлений не могут.
– А я рада за них, — произнесла Тамара.
– Два сапога пара! — усмехнулась Марина, входя в дом.
На стол хозяйки накрыли быстро.
– Предлагаю выпить! — с этого возгласа Ващенки начался прощальный ужин в доме Анны Семёновны. — Вино у девчат, как всегда — самое лучшее!
– Я чуть-чуть, — подсказал Иванов наполняющему бокалы товарищу.
– За тебя, командир! — поднял Ващенка свой бокал. — И чтобы ты скорее оказался снова с нами!
– За твоё возвращение, — подняла бокал Тамара.
– Саша, ты там долго не задерживайся, а то мы соскучимся, — попросила Марина.
– Не понял! — сразу возник Ващенка. — Это кто тут соскучится?
– Ладно! — засмеялся Иванов. — Это мне ревновать надо. На тебя, Андрюха, таких девчат оставляю!
Все звонко чокнулись бокалами и выпили.
– Ты сегодня останешься? — с надеждой в голосе, тихо спросила Тамара.
– Нет, — тихо ответил Иванов.

Утром на вертолётной стоянке в ожидании вылета Андрей сказал Иванову:
– Марина мне нравится. Но понимаешь, страсти нет. А она ко мне очень тянется. Правда, ещё ни разу не сказала, что любит. Может и любит? Но вижу и понимаю, что нужен я ей. Поэтому, наверное, не брошу. Будь она такой, как Ирка, проблемы не было бы. Если бы бросил, то долго не жалел бы.
– Что, совесть мучает?
– И это тоже. Что я, свинья неблагодарная?
– Знаешь, Андрей, Наташа мне сказала там, когда мы ночевали в госпитале, что это мы — мужики накладываем на женщину клеймо «гулящей», «непорядочной» своим отношением к ней. Ведь это правда, что когда нам плохо, женщина согревает нас не только телом, но и теплом своей души. А многие из нас потом в эту душу — с грязными ногами. Так что все мы мужики — свиньи непорядочные получаемся.
– А для меня, Саня, «непорядочная» — это когда гуляет замужняя. А свободная женщина имеет право делать всё, что захочет. А вот если уж решила выйти замуж, то уж тут-то будь добра… Кстати, я уважаю умных, свободных и смелых. Таких, как Маринка. Но с ними нелегко.
– Я понял тебя, Андрей: Иринка — из тех, с кем легко, а Маринка — из тех, с кем труднее.
– Правильно. А Тамара из тех, с кем очень трудно.
– Интересная философия.
– Да. Она понимает, что ты её не любишь, но добивается тебя. Очень настойчиво и расчётливо. Как считаешь, добьётся?
– Навряд ли. По-моему, тут всё зависит от совместимости и притяжения людей. Любит — не любит? Вот с Наташей мы почувствовали друг-друга с первой встречи. Мне её сейчас очень не хватает. Кстати, она меня не любила. Тоже просчитывала как вариант.
– Откуда знаешь? — не поверил Андрей.
– Сестра после похорон дала последнее Наташино письмо прочитать. Всю ночь над ним прорыдал, как баба.
– Вот так новость! Мы все были уверены, что Наташка в тебя влюблена по уши.
– Женщины — актрисы, — с грустью повторил Иванов слышанную от Тамары фразу. — Своего умеют добиваться.
– Ну, можно считать, что нам с тобой повезло встретить в жизни умных женщин. Что не так часто происходит, — после короткой паузы философски заметил Ващенка.
– Повезло, — со вздохом согласился Иванов. — Ну пока, Андрюха. Движки уже запускают…
– До встречи, командир! — Ващенка крепко пожал протянутую руку. Друзья обнялись.


V. НА ЗЕМЛЕ

Прибыв на место, Иванов представился подполковнику Мирину. Мирин оказался крепкоскроенным, среднего роста, моложавым офицером примерно одних лет с Ивановым. Своей внешностью и какой-то мужицкой неторопливостью подполковник органично вписывался в полевые условия, в которых действовали его подчинённые. Принял Мирин Иванова как хозяин гостя в своей палатке. Беседовали долго. Оказалось, что Мирин закончил штурманское училище и даже успел полетать, пока не списали по здоровью. Вспоминая авиацию, подполковник предложил выпить, а там пошли разговоры за жизнь. Потом снова вернулись к делам служебным. Подполковник, насколько позволяла обстановка, объяснил задачи и тактику работы авианаводчиков.
– Работа авианаводчика тебе покажется интересной, майор, — пообещал Мирин в конце беседы. Район действий Иванов для себя выбрал сам.
На следующий день в составе группы авианаводки майор Иванов прибыл в мотострелковый полк. В тылу за позициями полка располагались артиллеристы. Группа авианаводки состояла из офицера-авианаводчика и солдата-связиста. Иванов при них имел полномочия одновременно и инспектора и стажёра.
В этот же день вышли на задание. Иванову понравилось наблюдать с земли за работой штурмовиков. Но больше всего он радовался появлению вертолётов. Всё-таки двенадцать лет он летал на этих машинах.
Для себя Иванов все задачи по авианаводке уяснил быстро, и особых сложностей они у него не вызывали. На другой день он уже сам руководил наведением авиации на наземные цели.
В самой авианаводке не было ничего сложного, главное — выбрать позицию. Но наши войска, загнав «дудаевцев» в горы, теперь оттуда хорошо простреливались, потому что позиции «федералов» лежали перед боевиками как на ладони. На стороне боевиков тоже были лес и горы. Это затрудняло авианаводку. А если добавить сюда плохую связь, неточные данные разведки, быструю смену оперативной и тактической обстановки, запаздывание решений штабов, постоянные радиоперехваты противником, то авианаводка становилась архитрудной задачей. Чувствовался недостаток в опытных специалистах — авианаводчиках.
Пробыв только день на позициях, Иванов сделал вывод, что нашим войскам нельзя в такой ситуации сидеть на месте — нужно входить в горы и бить противника там. Также необходимо скоординировать действия штабов всех видов войск. При налаженном взаимодействии хотя бы пехоты, артиллерии и авиации весь процесс уничтожения боевиков занял бы по времени не больше недели. А никому ненужное сидение наших войск возле гор оборачивалось бессмысленными потерями. По этому поводу мнения солдат и офицеров, смотрящих противнику в лицо, совпадали. Но, видимо, в Москве строились другие планы.
Через три дня в составе группы авианаводки Иванов с автоматом на броне боевой машины пехоты (БМП) выдвигался вместе с передовым батальоном полка на новые позиции. Колонна в пути остановилась. Ветер донёс запах горелой резины и мяса. Иванов рассмотрел впереди на обочине рядом с дорогой сгоревшую БМП и группу солдат в камуфляжах, которые стояли возле лежавшего на земле человека. Когда Иванов подошёл, то понял, что это женщина. Джинсы и безрукавка на ней показались Иванову знакомыми. Женщина лежала на спине, неестественно закинув одну руку. От лица осталось страшное кровавое месиво с вывернутыми наружу зубами. В трёх местах на груди след от автоматных пуль окрасил серо-голубую ткань в тёмно-красный цвет. По разбитой фотокамере, лежащей рядом с убитой, Иванов узнал свою недавнюю пассажирку, которую вёз на вертолёте из Чечни в Моздок вместе с группой разведчиков майора Быстрова. Тогда Быстров отрекомендовал её как французскую журналистку.
– Что произошло? — поинтересовался Иванов.
– Эта сука БМП командира разведроты подожгла из гранотомёта. Ротный сгорел вместе с экипажем, — ответил один из солдат, указав на дымящийся остов боевой машины у обочины. — Мы их в лесу догнали.
– Не она это, — прервал его другой. — Она с «духами» была, но не стреляла. Просто не успела уйти. А те остальные ушли. Гады!
– Много ты знаешь! Не стреляла! — стоял на своём первый. — Была с ними, значит, стреляла!
Иванов отошёл от убитой. «Обидно, — подумал Иванов. — Такая красивая женщина, могла принести в этот мир красоту, быть любимой, родить детей. Что ей нужно было на войне? Сенсация? Деньги? Не стоит жизнь того! Война — штука очень жестокая. Не щадит и женщин. Отнимает жизнь у будущих детей. И обезображивает красоту. А Быстров, видимо, в ней ошибся». Иванов решил пока никому не говорить о своих догадках.
Дальше до места добрались без приключений. В группу Иванова авианаводчиком был назначен капитан Козлов или просто Гена. Чуть старше Иванова, упрямым характером он соответствовал своей фамилии. В мирной жизни Козлов служил руководителем посадки на одном из аэродромов Московского военного округа. Дотошный во всём, несмотря на свои тридцать три года, Козлов, по его словам, лишь недавно женился и имел красивую беременную жену. В Чечню вызвался добровольцем и воевал уже две недели. Невысокого роста, но очень подвижный, Гена, казалось, успевал всегда и везде. Гордостью Гены была трёхкомнатная квартира его жены в центре города.
Радистом в группе оказался молодой парень, недавно отслуживший срочную и оставшийся на сверхсрочную службу. Звали его Игорь. Его жена с маленькой дочкой дожидалась дома в офицерском общежитии. Игорь с Геннадием прибыли из одной части. А Иванов познакомился с ними прямо перед выходом на задание. Парни Иванову понравились.
На первом совместном задании Иванов с Козловым сделали несколько наводок самолётов и вертолётов на позиции боевиков. Иванов, как и обещал своему звену, выходил в эфир позывным «Иван». Но его звено в эфире так и не появлялось. Завтра будет последний — седьмой день командировки Иванова. Значит, послезавтра, если всё пойдёт по плану, он увидит своих ребят! За шесть дней Иванов соскучился и по своему вертолёту, и по экипажу. По незаменимому Ващенке.
Время приближалось к обеду, когда после очередной наводки штурмовиков на позиции «сепаратистов» Иванов уловил в эфире знакомый позывной и голос Фархеева:
– «Иван», рады слышать тебя! Через пару минут будем над тобой.
– Здорово, мужики! — крикнул в эфир Иванов, ощутив накатывающуюся волну радости.
Действительно, через две минуты низко над позициями батальона, грохоча винтами, пронеслась камуфлированная «вертушка» со знакомыми номерами на борту. Иванов сразу узнал вертолёт Фархеева, и к горлу подкатил ком. Его место — место командира звена — было там, в небе! Пролетевший вертолёт как весточка от родных и близких людей, частичка настоящей жизни лётчика, частичка его, Иванова, настоящей судьбы! Сердце рвалось обратно в полк, в небо, оно хотело летать! Иванов, забыв про рацию, выскочил из окопа, сдёрнул с головы каску и закричал, изо всех сил размахивая ей:
– Ребята! Я здесь!
Вертолёт на виду у чеченцев сделал «горку» с крутым боевым разворотом и снова прошёл над позициями мотострелков.
Иванов кинулся обратно в окоп, вспомнив о радиостанции.
– Видел вас, мужики! Очень вам рад! — прокричал он в микрофон.
– Наблюдаем тебя, командир! — открытым текстом появился в эфире голос Ващенки. — От всех наших тебе большой привет! Ждём!
– Спасибо, ребята! — радостно ответил Иванов, чувствуя, что ему сделали самый дорогой в жизни подарок. — Передавайте всем привет от меня! Скоро буду! Как я по вас соскучился, черти пятнистые!
Вертолёт на высоте ста метров сделал ещё один заход на позиции батальона. Прямо над головой Иванова винтокрылая машина неожиданно резко заложила левый крен в девяносто градусов, затем также резко вышла из него и со снижением почти до самой земли ушла на северо-запад в сторону Грозного. «Ну я надеру задницу Фархееву за этот «цирк»!» — решил Иванов. Не каждый бывалый лётчик рискнёт выделывать на вертолёте «Ми-8» такие опасные крены. С земли такой пилотаж смотрится очень захватывающе, но по инструкции максимально допустимый крен на этом типе машин — сорок пять градусов. Более глубокий приводит к моментальной потере высоты и даже может привести к потере управляемости, если за штурвалом окажется менее опытный лётчик. Но вместе с чувством беспокойства за экипаж Иванов ощутил, как его переполняет чувство гордости за своих подчинённых. Редко какой командир мог похвалиться таким мастерством пилотажа своих лётчиков.
– Счастливого полёта, «циркачи»! — по-доброму напутствовал Иванов в эфир свой уходящий экипаж.
– Удачи, командир! — отозвался Фархеев.
– Ну твои и летают! — восхищённо произнёс Генка Козлов, слышавший весь радиообмен. — Такого я ещё не видел.
– Они у меня все — орлы! — переполняемый чувством гордости ответил Иванов.
После обеда по целям работали штурмовики. За позициями боевиков находилось село, которое авианаводчики со своего наблюдательного пункта (НП) не видели. А что там? Какие резервы подходят из села? Где стоят миномёты? Для ответа на эти вопросы нужно было менять НП. Посоветовавшись с Козловым, решили вместе обратиться к командиру батальона.
Артиллерия работала слабо. За весь день через позиции батальона в сторону сепаратистов пролетел десяток снарядов. Противник в ответ вяло вёл пулемётно-миномётный обстрел позиций федералов. Зато чеченский снайпер успел «уложить» прямо в окопах трёх солдат и одного прапорщика. Ещё двоих бойцов ранил. Работа вражеского снайпера создавала нервозную обстановку и мешала сосредоточиться на выполнении основной задачи. Иванову самому тоже часто казалось, что он находится на прицеле у невидимого противника. Это нервировало и раздражало.
Против вражеского снайпера ежедневно выходил на охоту снайпер из мотострелкового полка. Сидя на закрытой позиции в окопе, он через оптический прицел почти безотрывно осматривал склоны, камни, деревья, пытаясь «вычислить» вражеского коллегу, но — безрезультатно. Опытный чеченский снайпер стрелял, прикрываясь звуком разрывающихся снарядов и мин. Возможно, он часто менял замаскированные позиции.
В конце дня на командном пункте батальона командир мотострелкового полка ставил перед командирами подразделений задачи на следующий день:
– Наступления не будет. Но есть приказ на проведение утром массированного артобстрела. Будут работать гаубицы. Поэтому ночью необходимо, незаметно для противника, отвести основной личный состав с передовых позиций на вторую линию. Оставить в окопах передовое охранение и пулемётчиков. Артиллеристы постараются нанести противнику максимальное поражение. Но село пострадать не должно. Понимаю, что это трудно. Позиции «дудаевцев» рядом с селом. Основная часть боевиков ночует там по хатам. Поэтому за пятнадцать минут до начала артобстрела пулемётчики должны начать демонстративно-активную стрельбу по противнику. Вся батальонная техника должна запустить двигатели. Пусть чеченцы думают, что мы собираемся в атаку. Учитывая близость села, огневой налёт будет коротким. Далее вступят в дело вертолёты-штурмовики. Ваша задача, — обратился командир полка к Иванову, — чистая работа авиации. Ни одна ракета, ни один снаряд не должны упасть на село! Всем всё понятно?
– Мне задача понятна, товарищ полковник, — ответил Иванов на вопрос старшего по званию. — Только авианаводке надо поменять позицию — нам отсюда села не видать.
– Вы что-нибудь подходящее уже приглядели?
– Так точно.
– Покажи, — командир полка склонился над картой.
– Вот здесь слева, в стороне, — Иванов провёл тупым концом карандаша по карте, — между нашими и вражескими позициями находится высотка. С неё село должно просматриваться. Разрешите утром оборудовать на ней наш НП, товарищ полковник?
– И как вы на неё заберётесь? — озабоченно спросил командир мотострелков. — Высотка у чеченцев на виду. Если заметят вас — из гранатомёта достанут.
– А мы ночью, по темноте, — предложил Иванов. — А когда начнётся артобстрел, «духам» уже не до нас будет.
– От этой высоты до противника — четыреста метров, до нас — почти пятьсот. — Измерил расстояние на карте комбат. — Товарищ полковник, может, не стоит рисковать?
– Что думаешь, майор? — полковник посмотрел на Иванова.
– Нам вертолёты наводить. А если не поменяем позицию, останемся «слепыми», — сказал Иванов, глядя на командира полка.
– А своих снарядов не боитесь? — стоял на своём комбат.
Иванов посмотрел на командира батальона и ответил:
– Чтоб так мазать, очень постараться надо!
– Товарищи офицеры, все согласны с майором? Может, у кого-то есть свои соображения? — обратился командир полка ко всем присутствующим.
Все офицеры одобрили предлагаемый Ивановым план. Хотя посоветовали во время артналёта уйти с высотки. Комбат пообещал предупредить артиллеристов.
– Тогда слушай задачу, — командир полка обвёл взглядом офицеров, стоящих вокруг стола с полковой картой. — Выход группы Иванова ровно в три ноль-ноль. Командиру батальона выделить в охранение двух надёжных бойцов. Причём — одного снайпера. Позиция на горушке очень удобная для обстрела чеченских позиций. Да и вообще, снайпер им там не помешает. Иванов, — командир посмотрел на вертолётчика, — твоему радисту постоянно быть на связи. В случае непредвиденных обстоятельств, сразу же по радио даёшь нам информацию. Если напорешься на противника — дублируй красной ракетой. Миномётчики прикроют ваш отход. Двигайтесь осторожно. Маскируйтесь. Учитывайте, что луна почти полная.
– Спасибо, — поблагодарил Иванов. — Учтём, товарищ полковник.
– Вопросы?
– Всё ясно.
– Тогда иди, готовь группу. И отдыхайте. Подъём в два ноль-ноль. Выход в три.
– Есть!– козырнул Иванов и направился в расположение авианаводчиков.
Когда он доводил задачу до своей маленькой группы, на небе прорезались первые блёклые звёзды.
– Могли бы и сейчас выйти, — предложил Козлов, глядя в небо. — Взяли бы в обход. Кто бы нас троих засёк? Зато мы дорогу видели бы. А ночью тащиться по камням — ещё на засаду наткнёмся или на мину-растяжку — шуму наделаем.
– По темноте нам будет спокойнее, — возразил Иванов. — И в сопровождение нам выделяют двух опытных бойцов. Берём по полному боекомплекту. Надеюсь, что вы стрелять не разучились. Пойдём осторожно. Чтобы не напороться на мину — всем смотреть под ноги.
– Да, с сопровождением спокойнее, — сказал радист. — Только батальонную волну «духи» пеленгуют. Лучше работать на запасной.
– Значит, на запасной, — подвёл итог Иванов. — А теперь всем спать. Подъём в два часа.
Продумывая вновь и вновь каждую мелочь предстоящей операции, Иванов долго лежал с открытыми глазами. Не спалось. Осторожно, чтобы не разбудить товарищей, майор вышел из палатки. На чёрном небе висела яркая луна. «Фонариков не надо» — подумал Иванов. Ласковая летняя ночь располагала к размышлениям. В голову приходили лирические мысли.
– Эх, сейчас бы с девчонкой в стогу посидеть! — услышал Иванов возглас за спиной.
Он обернулся, у выхода из палатки стоял Козлов.
– Не спится? — спросил Иванов.
– Да, что-то мысли о прошлом одолевают, — признался Козлов.
– Ну, пойдём, прогуляемся.
– Давай.
Миновав пост с парой часовых, офицеры вышли из лагеря в темноту ночи.
– Саня, — обратился Козлов, когда они остановились и стали смотреть в сторону чёрных очертаний гор, куда через несколько часов им предстояло идти, — хочу тебя попросить: если меня убьют, съезди, пожалуйста, к моей жене. Она у меня беременная. Скоро родит. Врачи обещают сына… Скажи им, что я их очень люблю.
– Гена, перед боевым выходом такие мысли нужно гнать из головы. Не то призовёшь на свою голову несчастья.
– Не в голове это у меня. А вот тут, — Козлов стукнул себя кулаком по груди. — Ты в предчувствия веришь?
– Хандра это всё! — Иванов хотел казаться искренним, слова Козлова ему не нравились. — Завтра взойдёт солнце, и настроение станет другим.
– Не знаю. Только пока сейчас лежал, всю свою жизнь вдруг вспомнил. До мелочей. К чему бы это?
– Бывает. Хочется вспомнить.
– И у тебя бывает?
– И у меня.
– Саня, ты вот на войне давно. Хочу спросить: ты чего-нибудь боялся? — и, увидев по глазам, что Иванов ещё не совсем его понимает, уточнил: — Страшно тебе бывает?
– Ну конечно бывает. И очень страшно бывает, — признался Иванов. — Только соберёшь всю волю в кулак и решаешь: «Сделаю!». И делаешь всё как нужно. Может, потому и жив до сих пор.
– А может, потому, что везёт тебе, — задумчиво протянул Козлов. — А мне всю жизнь не везло. Хотя нет — с женой повезло. Красивая она у меня. И умная: кандидатскую диссертацию по медицине пишет. Она из семьи профессоров, а вот полюбила меня.
– А говоришь — не везёт. Везение — оно от человека зависит. Если какое дело с верой делаешь — повезёт. Если не веришь — не жди удачи. Верить надо в правоту своего дела.
– А судьба? Она есть?
– Я думаю, что есть. Только многое в ней зависит от того, что и как ты делаешь, какие люди вокруг тебя.
– Саня, а ты считаешь, что мы правы в этой войне?
– Война — всегда дело не правое. Но это на совести тех, кто развязывает войны. Не мы с тобой, Гена будем отвечать перед Богом за гибель тысяч людей. Но мы с тобой не должны терять человеческий облик, человеческие ценности. Человеком надо оставаться в любой ситуации. До конца.
– А как же бандиты? Они же — звери. Ты сам видел, что они делают с пленными!
– Потому и нет у них будущего. Не мы, так Создатель их покарает.
– Странно слышать это от тебя. Как будто ты в Бога веришь, — произнёс Козлов и поспешно добавил:
– Ты только не обижайся.
– Почему странно? — Иванов совсем не обиделся. — Верю.
– Ну, ты же стрелял. Убивал людей.
– Я никогда не стрелял в безоружных, в детей и женщин. Но мы с тобой — люди военные, и оба знаем, что такое приказ. Так что пока у нас на плечах погоны, будем исполнять то, что нам Родина прикажет. А Бог, он потом всех рассудит.
– Да, — вздохнул Козлов. — Вроде всё правильно. А жизнь после смерти есть?
– Думаю, что-то там есть. Не зря же наши предки придумали рай и ад. Но, наверное, там всё иначе.
– Я тоже верю, что душа после смерти продолжает своё существование. И если ты мало грешил и каялся, то быть твоей душе в раю, а грешной душе в аду. А ты как думаешь?..
– Пошли спать, — предложил Иванов. — Недолго нам до подъёма осталось.

«Что заставляет людей идти на ежедневные, никому неизвестные подвиги? — думал Иванов, лёжа в палатке. — Если мы не вернёмся с задания, разве кто-нибудь узнает о нашей стойкости и мужестве, о нашей любви к Родине? О нас быстро забудут. Более того, скажут: погибли по нелепой случайности. А там, в далёком мире, за тысячу километров… у капитана Козлова семья, счастье, любимая женщина, ожидающая тревожно и терпеливо… Какое горе может прийти в её квартиру вместе с похоронкой?»
– Товарищи офицеры, подъём! — тихо прозвучал голос дежурного. — Два часа.
Иванов, тяжело разлепив веки, поднёс к глазам руку с часами. Стрелки на циферблате показывали без минуты два.
– Ну что, господа, встаём! — громко произнёс Иванов, сбрасывая остатки сна.

Ровно в три часа под покровом темноты группа из пяти человек, стараясь не нарушать безмолвную тишь, осторожно вышла из передового укрытия и, вытянувшись в цепочку, направилась в сторону еле различимых очертаний гор. Тягучая ночная тишина с чистым блеском июльских звёзд в чёрном холодном небе ещё властвовала над нетронутой рассветом землёй. Но уже начинала тускнеть на небосклоне надкушенная лепёшка луны. Она вместо фонаря освещала путь маленькой группе в пятнистых комбинезонах. Передний край федеральных войск ничем себя не выдавал. А за позициями чеченцев гуляли красноватые отблески пламени, подсвечивая кромку гор и неба на той стороне.
Пять безмолвных теней, сливаясь с местностью, почти неслышно скользили по еле угадываемой тропинке. Впереди группы шёл солдат-разведчик, хорошо ориентирующийся и знающий этот путь. За ним, в метрах пяти, с автоматом на изготовку — Иванов. За Ивановым — Козлов. Далее — радист. Замыкал группу снайпер, держащий винтовку поперёк туловища на согнутом локте. Разведчик, возглавляющий группу, иногда на короткое время останавливался, включал фонарик, не отбрасывающий луч, осматривал подозрительные участки тропинки, нет ли мин-растяжек, и неслышно двигался дальше. Шли очень осторожно, стараясь ничем не обнаруживать себя. Примерно через тридцать минут достигли вершины нужной высотки. Стараясь не шуметь, стали занимать указанные Ивановым позиции. Основное внимание Иванов решил сосредоточить на чеченской стороне. Поэтому секторы наблюдения снайпера, авианаводчика и радиста он указал в этом направлении. Солдата-разведчика Иванов оставил возле себя, определив ему сектор позиции федералов — тыл группы.
На краешке неба на востоке уже появился лёгкий налёт ультрамарина, заставляющий блёкнуть мирно сверкающие звёзды. В той стороне, откуда пришла группа, царила ночь, и оттуда не доносилось ни звука. Со стороны чеченского села послышалась непонятная речь, затем заунывное мычание коровы. Иванову даже показалось, что пахнуло знакомым с детства деревенским запахом сена и навоза. В ночном воздухе звуки разносятся далеко, поэтому группа, заняв позиции на остывших за ночь камнях, вела себя очень тихо. До начала артобстрела оставалось чуть больше трёх часов. Чуть больше трёх часов ожидания. Иванов выбрал себе удобную позицию так, чтобы наблюдать сразу несколько направлений.
Находясь почти в центре высоты, он видел и всю группу. Постепенно мысли из настоящего перетекли на воспоминания. Он успел заново прожить весь отрезок времени от встречи с Наташей до её гибели, прежде чем его размышления прервал солдат-разведчик, призывно замахавший рукой. Осторожно приблизившись, Иванов лёг рядом с ним на камни и стал смотреть в сторону позиций дудаевцев. На востоке утро только-только начинало выкрашивать полоску неба в розовые тона, слегка подсветив шпили высоких горных вершин и лишь только подбираясь к лежащей в распадках гор ночи. Стараясь что-нибудь разглядеть в той стороне, куда указывал разведчик, Иванов, кроме темноты, ничего не увидел. Тогда солдат прошептал ему в самое ухо:
– Кто-то идёт.
Иванов снова стал напряжённо вглядываться в ночь. Сначала он услышал тихую поступь мягких шагов и шорох потревоженного ходьбой камня, а затем разглядел метрах в ста два движущихся тёмных силуэта.
– Чеченцы! — прошептал разведчик.
«Что им тут надо в такое время? — пронеслось в голове Иванова. — Может, разведка?»
Легко щёлкнув пальцами, привлекая внимание всей группы, Иванов поднял правую руку, что означало команду «Внимание!». Две фигуры, не сворачивая, продолжали двигаться по направлению к высоте, занимаемой группой. Перспектива быть обнаруженными Иванова не устраивала, поэтому, вглядываясь в темноту, он просчитывал возможные варианты действий. Подошедшие ближе друг за другом фигуры уже просматривались чётко. Но ни автоматы, ни снайперская винтовка сейчас помочь не могли — звуки выстрелов разнесутся очень далеко. Вся группа, слившись с камнями, неотрывно следила за приближающимся противником. Тронув разведчика за руку, Иванов показал глазами на закреплённый на бронежилете штык-нож. Солдат осторожно потянулся за ним. Иванов приготовил свой нож и принял решение: как только противники приблизятся на длину броска, кинуться на них. Он на пальцах показал о своём решение разведчику. Тот понимающе кивнул. Иванова не смущало то, что ножевой бой он сам изучил только в теории. Расчёт строился на внезапности. И на том, что рука не дрогнет в нужную минуту.
Вдруг чеченцы остановились. Звук покатившегося камня в напряжённой тишине прозвучал как обвал. Ладонь Иванова, сжимающая нож, стала мокрой от пота. До противника оставалось метров двадцать. Далеко. Иванов, обернувшись к группе, приложил палец к губам — «Тихо!». Камень, вылетевший из-под ботинка одного из идущих, ещё немного прокатился вниз по склону, и звук затих. Иванову показалось, что в наступившей тишине он слышит своё прерывистое дыхание. Группа не выдавала себя. Горцы, постояв, перекинулись парой тихих фраз на родном языке и неожиданно свернули влево, туда, где от высотки в сторону позиций федеральных войск отходил выступом небольшой карниз. У одного из них на плече Иванов рассмотрел винтовку с оптическим прицелом. Иванов сделал знак снайперу, тот просигналил в ответ — «Вижу!». Достигнув карниза, оба силуэта будто слились с камнями и исчезли из поля зрения группы, растворившись в темноте. Но их присутствие там, на выступе, выдавали редкие переговоры и осторожное шевеление. Группа ничем себя не выдавала, и чеченцы ее пока не обнаружили.
Через полчаса, когда рассвет красным барсом стал лениво вытягиваться из-за горных вершин, Иванов, наконец, рассмотрел противников со спины. В зелёных камуфляжах на расстоянии метра друг от друга чеченцы, не выказывая беспокойства, сидели на солдатских вещмешках перед невысокой стенкой, сложенной из камней, в которой были проделаны бойницы для оружия. Расстояние до врага составляло метров пятьдесят, и сейчас для всей группы эти две фигуры представляли отличную неподвижную мишень. Тем более что они находились метров на десять ниже группы авианаводки, тем самым обеспечивая ей удобный угол обстрела. Но Иванов решил немного подождать. Возле чеченца справа лежала снайперская винтовка. У того, что слева, — автомат и бинокль. Передавая бинокль друг другу, чеченцы вели наблюдение за позициями мотострелков. Видимо, за свой тыл они не беспокоились, потому что ни разу не оглянулись назад. Внимание Иванова отвлёк солдат-снайпер, жестами просящий его разрешения «снять» обоих противников. У Иванова тоже «чесались руки», но всё-таки правильнее было подождать и не стрелять первыми: совсем близко находились позиции боевиков. До начала артобстрела оставалось совсем немного времени. Поэтому Иванов в ответ на немые просьбы солдата лишь несколько раз мотнул головой и показал на часы — «Ждать!».
Как и было условлено, за пятнадцать минут до начала артобстрела с позиций федеральных войск заработали пулемёты. Затем прошелестели мины, и среди укреплений дудаевцев несколько раз ухнули взрывы. Несмотря на начавшуюся стрельбу, выстрел чеченского снайпера прозвучал для Иванова неожиданно. Звук выстрела из винтовки СВД отличается от выстрела автомата «Калашникова» и звучит сухо и хлёстко. Передёргивая затвор автомата, Иванов подал отмашку снайперу — «Стреляй!». Почти сразу Иванов перевёл переключатель темпа стрельбы с автоматического огня на одиночный. «Только бы успеть! Только бы не дать ему сделать второго выстрела!» — стучало в голове Иванова, пока он ловил спину вражеского снайпера в прицел. Но всё-таки Иванов не успел: чеченский снайпер произвёл второй выстрел. В то же мгновение рядом справа «хлестнула» СВД, и Иванов увидел, как дёрнулся сражённый пулей мотострелка напарник вражеского снайпера. Чеченский снайпер резко обернулся на звук прозвучавшего выстрела. В этот момент Иванов, совместив мушку прицела с нижней половиной туловища врага, нажал на спуск. Чеченец откинулся на спину, привалившись к каменной кладке. Между двумя выстрелами не прошло и секунды. Теперь под музыку перестрелки между федеральными и чеченскими позициями группа могла немного расслабиться и размять затёкшие кости.
– Надо бы за трофеями сходить, — предложил подползший к Иванову Козлов. — Там снайперская винтовочка и ещё чего-нибудь.
Иванов посмотрел вниз. До двух тел, лежащих без признаков жизни, было метров пятьдесят. Боевики, увлекшись ответным огнем по федеральным войскам, скорее всего, не обращали внимания на высотку в стороне. Иванов решил использовать момент и преимущества крутого склона, не простреливаемого с чеченских позиций.
– Козлов, засекаешь координаты чеченских миномётов! Снайперу — работать по позициям противника! — приказал Иванов. — А я сползаю за трофеями.
Иванов полз, стараясь не отрывать тело от камней. Сам выступ, на котором неподвижно лежали два тела, хорошо просматривался боевиками. Иванов очень надеялся, что в суматохе боя чеченцы не вспомнят о своих снайперах. Подползая к сражённым врагам, Иванов услышал хриплый стон. Тот, в кого стрелял Иванов, был ещё жив. Иванов, достав пистолет и взведя курок, подполз ближе и присел на корточки. В нос ударил запах свежей человеческой крови. Снайпер полулежал, привалившись спиной к невысокой каменной кладке. Правая нижняя сторона его камуфляжа вся пропиталась кровью. Отверстие от пули виднелось над офицерским ремнём в районе печени. Но самое страшное — Иванов сразу понял, что перед ним женщина. Точнее, девушка. Чеченка. Он никогда не стрелял в женщин!
– У-у-у! — схватившись за голову, простонал Иванов.
Второй чеченец, которого сразил солдат-снайпер, полусидел рядом в луже собственной крови, упёршись лбом в зелёной повязке в каменную стену около бойницы. Бинокль валялся перед ним. Пуля солдата-снайпера вошла точно в позвоночник между лопаток. Этот чеченец не мучался.
– А-а! — снова издала тяжёлый хриплый стон девушка.
Сквозь стрельбу этот стон показался Иванову самым громким в мире! Иванов видел умирающих людей, и в том, что эта чеченка умрёт, у него не было сомнений. Но что сейчас творилось у него в душе? Он убил женщину! Убил женщину! Он уже не видел врагов. Перед ним лежал страдающий человек. Нужно было прекратить его мучения, но у Иванова не поднималась рука.
– Господи, прости меня! — встав на колени прямо в кровь и подняв глаза к небу, взмолился Иванов. — Прости, Господи!
Позабыв о бое, он стоял на коленях и, не мигая, смотрел расширенными глазами на умирающую чеченку. Издав стон, она посмотрела на Иванова из-под чуть приоткрытых век.
– Стреляй, Иван! — одними губами произнесла девушка.
Иванов бросил пистолет и стал судорожно разрывать свой медицинский пакет первой помощи.
– Будешь жить! Будешь жить! — зло твердил Иванов, разрезая ножом пропитанный кровью комбинезон. — Будешь жить!
Он сделал ей обезболивающую инъекцию. Затем, сняв с неё ремень с гранатами и срезав низ куртки, оголил рану и увидел выходное пулевое отверстие в районе правой почки. Перепачканными кровью и грязью руками он оборачивал чеченку бинтом, тут же густо напитывающимся бурой массой.
– Ты должна жить! Слышишь? — говорил он теряющей сознание девушке.
– Застрели, Иван! — просила раненая.
Иванов понимал, что с такой потерей крови она не выживет. Нужна срочная операция. Иначе все его усилия тщетны. Но он хотел её спасти. Он должен был её спасти! До позиций батальона всего пятьсот метров. А там санбат. Он должен успеть. Он её донесёт! Иванов поднял теряющую сознание раненую на руки, встал во весь рост и сделал первый нетвёрдый шаг. «Лишь бы не упасть. Лишь бы успеть!» — стучало в голове.
– Иванов! Саня! — сквозь стрельбу услышал он с вершины высотки крик Козлова. — Ты куда? Давай к нам!
– Повоюйте пока без меня! Я скоро! — сорвавшимся голосом прокричал Иванов и, осторожно держа свой груз, стал спускаться по еле проглядывающей между камней тропинке.
Он не сделал и десяти шагов, когда услышал противный резкий вой и увидел высокие фонтаны разрывов, поднявшихся через секунду за позициями боевиков. Страшный грохот больно ударил в уши, оглушая и с резонансом отдаваясь по всем внутренним органам. Иванов ощутил подрагивание скал под ногами от каждого взрыва. Стрельба с обеих сторон, как по команде, стихла.
– Это что? — прокричал Иванов в повисшей глухой тишине в сторону высотки.
– Пушки… Гаубицы... — ответили оттуда сразу несколько голосов. — Пристреливаются пока. Сейчас врежут!
В этот момент картина чего-то очень страшного пронеслась в голове Иванова.
– Все вниз! — закричал он, испытывая нехорошее предчувствие. — Вниз с высоты!
Но было уже поздно. Исполняя свою страшную песню смерти, новые снаряды целыми партиями стали ложиться перед позициями боевиков, накрывая всё большую площадь. В уши ударил вал оглушающего рёва и грохота, земля закачалась под ногами. И вдруг какая-то мощная сила, забив мелкой каменной крошкой и песком рот и глаза, опаляя лицо и волосы и обжигая тело, не давая выдохнуть, оторвала Иванова от земли, закружила, вырвав из рук ношу, перевернула несколько раз и ударила о камни…
Последнее, что помнил Иванов, — это рёв, пекло, боль, гудение и дрожь земли…


VI. ГОСПИТАЛЬ

Его привезли в операционную прямо с самолета: беспокойство врачей вызывала распухшая порванная в двух местах правая нога. Он не успел рассмот¬реть госпиталь — из машины на носилках его внесли прямо в хирургическое отделе¬ние. Зато сразу же безошибочно определил, куда его доставили, по специ¬фическому запаху операционной. Наркоз окутал зовущей пустотой…
Когда Иванов открыл глаза, стоял день. Он это понял, потому что кровать располагалась возле окна, шторы были отвешены, одна половина оконной рамы приоткрыта. Оттуда доносился шум проезжающих машин, и к запахам больничной палаты примешивались запахи летнего дня. «Значит, еще жив», — пришла первая мысль. Помня о боли, он осторожно осмотрел себя: левая рука в гипсе, обе ноги просматривались под простыней. Пока все шло хорошо. Иванов сжал и разжал пальцы правой руки: рука шевели¬лась, но воспринималась как чужая. Он пошевелил ступнями ног и вдруг, как удар током, почувствовал проскочившую боль в правой ноге от пятки до колена. Вместе с этим пришло ощущение боли во всем теле. Но такую боль можно было терпеть, если не шевелиться. Если болит, значит — живой.
– Очухался, летун? — спокойный голос донёсся справа. Медленно повернув голову, Иванов осмотрелся: ближайшим соседом был широкоплечий богатырь, полулежавший на кровати, опираясь на подушки.
– Очухался? — глядя на Иванова, богатырь повторил вопрос и, отложив кни¬гу, обратился к кому-то:
– Позовите дежурную сестру.
В палате находилось еще четверо мужиков: двое лежавших и двое способных передвигаться на своих собственных ногах. Один из них скрылся за дверью, а другой по¬дошел к кровати Иванова. Пора было подавать признаки жизни, и Иванов решил поздороваться:
– Ф-физкульт-привет, славяне!
– Привет, спортсмен! — мужики по-доброму улыбнулись. В этот момент в палату вошла симпатичная медсестра.
– Что тут у нас за радость? — полусерьезно поинтересовалась акку¬ратненькая «фея» во всем белом. Ходячий указал пальцем на Иванова.
– Вот мы и ожили! — обратилась она к Иванову таким тоном, которым говорят с грудным младенцем, когда тот начинает неожиданно сидеть.
– А он разговаривает, — сообщил большой сосед с кровати рядом. — Давай, поздоровайся с девушкой!
Иванов молча смотрел на сестру. Ему нравилась её внешность, нравилась снежная белизна её халата, весь её образ: такой мирный и чистый.
– Вы меня слышите? — «фея» присела на краешек кровати и, взяв его правую руку своими нежными прохладными пальцами, нащупала пульс.
– Вы меня слышите? — повторила «фея».
– Да, — Иванов решил отвечать коротко.
«Фея» внимательно посмотрела ему в глаза, и он отметил, что глаза у нее добрые и красивые. Достав из кармана градусник, она сунула его Иванову под мышку. Затем поднялась, чтобы уйти.
– Как Вас зовут? — спросил Иванов.
– Оксана, — девушка мило улыбнулась всей палате и выпорхнула в две¬ри.
Ходячие несколько минут помечтали вслух по ее поводу, затем вернули свое внимание Иванову. Большой сосед представил всех присутствующих: два лежачих — лейтенанты внутренних войск, у одного — травма позвоночника, у другого проникающее ранение черепа; один из ходячих — командир роты мотострелков, имеет ранение груди, потерял одно легкое; второй ходячий — тыловик, не известно, как угодивший под снайперскую пулю, — ранение пле¬ча; сам большой сосед — майор-десантник, контужен, потерял обе ступни.
– А имя у меня простое, — завершил знакомство сосед, — Виктор. Фамилия — Гутов.
– А я — Саня, — представился Иванов.
– Ну, вот и познакомились, — удовлетворенно подытожил сосед. — Как дела?
Видимо, он имел в виду состояние здоровья, и Иванов хотел было ответить, но не успел, так как в палату снова вошла уже знакомая медсестра со шприцем в руке.
– Как вы себя чувствуете? — поинтересовалась она, подойдя к кровати Иванова и забирая термометр.
– Нормально, — Иванов попытался изобразить на лице улыбку. Жаловаться такой девушке не хотелось. Она улыбнулась ему в ответ и, сделав инъекцию, не задерживаясь, снова выпорхнула в двери.
Лекарство подействовало почти мгновенно: боль стала притупляться и уходить вместе с сознанием. Иванов задремал.
Разбудил его звон посуды: это в палату лежачим принесли обед. Внезапно Иванов почувствовал приступ нестерпимого голода.
Умяв за обе щеки то, что положено по госпитальному пайку, он посмотрел на большого Виктора. Тот по-хозяйски, неторопливо приканчивал второе.
– Вить, ты этим наедаешься?
– Не-а, — не глядя на Иванова, ответил тот и засунул очередную пор¬цию в рот.
– А как же ты тут выживаешь со своими размерами? — не отставал Иванов.
– А его Оксана подкармливает, — ответил за Виктора капитан — мотостре¬лок.
– Угу, — промычал с полным ртом Виктор.
– А он своим главным размером не пользуется, — пошло пошутил тыловик. Виктор пропустил шутку мимо ушей. Иванов посмотрел по сторонам. Потом, глядя на жующего Виктора, спросил:
– А тут у вас нет еще одной свободной медсестры? Мне бы тоже лишняя порция не помешала.
– Есть, — сразу отозвался тыловик, — одна такая. Лидой зовут. Стерва-а! — произнёс с особым ударением на слове «стерва» Валера-тыловик.
– Не совсем понял.
– Познакомишься — поймёшь, — пообещал тыловик.
– Её все палаты терпеть не могут, — вступил в разговор мотострелок. — Сволочная баба. Ставит из себя невесть что. А там смотреть не на что. Одевается, правда... И вся в золоте ходит.
– Василий, ты не прав, интересная бабёнка, — вступился за неё тыловик. — Фигурка и ножки там — ничего! Да и на мордочку потянет, если б только не характер!
– Мужики, а она не замужем? — поинтересовался один из лежачих из другого конца палаты.
– Нет, — уверенно ответил тыловик.
– Так что ж ты, Валера, сам теряешься? — спросил для поддержания беседы Иванов.
– Да ну ее! Стерва!
– А он уже пробовал, — сообщил закончивший с обедом Виктор. — Отшила.
– Он об нее все своё «зубило» затупил, поэтому так и говорит, — добавил, ехидно хихикнув, мотострелок. — И по морде схлопотал.
После таких слов тихий смешок волной прошел по палате, фыркнули даже «ле¬жачие». Лишь тыловик остался невозмутимым.
– Это, может быть, у тебя уже «тупое зубило», — огрызнулся он на шутку Васи¬лия. — А я еще молодой, опыта набираюсь. Как сказал великий поэт: «Опыт — сын ошибок трудных...»
– Сам ты — сын ошибок… трудных, — беззлобно повторил Василий. — За всю историю русской армии ты, наверное, единственный из начпродов, попавший под пулю. И единственный, получивший по морде от медсестры во всем отделении. А может быть, во всем госпитале. «Везунчик»!..
Василий был гораздо старше Валерия по возрасту. Иванову стало жаль непутёвого тыловика, и он решил прервать их перепалку:
– Нет, мужики, такая женщина мне каши не принесёт. А нормальной нет?
– Да они тут все нормальные, — заступился сразу за весь женский персонал госпиталя Виктор. — Все к нам с душой. Просто Валерка с поцелуями своими полез, вот и заработал. А так эта Лидка — ничего, может, только излишне требовательная: режимом дня всех достала.
– Ну, ладно. Спасибо за информацию, мужики. Поживём — увидим…

Так состоялось первое знакомство Иванова с госпиталем и с соседями по палате.
Через две недели он уже вставал и гулял по территории гос¬питаля, опираясь на тросточку. Он осматривал все местные достопримечательности, а вернувшись в палату, рассказывал всем лежачим о том, что сегодня творится за кирпичными стенами их отделения. Виктор садился на кровати и с вниманием ребенка, которому читают занимательную книжку с кар¬тинками, слушал эти рассказы. Чувствуя такой интерес, Иванов старался как можно красочнее описать увиденное. Иногда, чтобы было интереснее слушателям, он что-то добавлял от себя. Чаще остальных Виктор задавал такие вопросы:
– Сань, говорят, в терапевтическом отделении старшая сестра — красавица?
– У нас есть не хуже, — отвечал Иванов.
– А ты её видел?
– Видел, — как можно равнодушнее, говорил Александр.
– Ну и как?
– Нормальная.
– Ну, расскажи! Опиши её! — с нетерпением ребенка требовал Виктор.
Порой он действительно походил на большого ребенка: был прост в общении, всегда готов поделиться последним и всегда всех жалел. А вот жалости в отношении к себе не терпел.
Иванов описывал во всех подробностях, с личными комментариями, сестру из терапевтического. Наверное, у него неплохо получалось, натурально, по¬тому что каждый раз во время таких рассказов со стороны лежачих лей¬тенантов доносились вздохи, а Виктор слушал, раскрыв рот.
– Да-а! — протягивал он, мечтательно улыбаясь, когда Иванов, наконец, умолкал. И, не давая тому опомниться, тут же спрашивал:
– А врачиху из ЛОР-отделения видал? Говорят — штучка!
И день за днем Иванов продолжал рассказывать всей палате «сказки». Ходячие понимали, для кого он это делает, поэтому никогда не спорили и не возражали, если даже Иванов начинал сильно привирать. Конечно, и Виктор догадывался, что кое-что Иванов приукрашивает, но каждый раз с нетерпением ждал новой истории.
Однажды не выдержал Василий. Когда Иванов закончил одно из очеред¬ных своих повествований, Василий, обращаясь ко всей палате, произнес:
– Да, слушайте вы его больше! Прошлый раз он про врачиху из кардиологии рассказывал, так был я там: совсем она не такая красивая, как он вам тут «вешает». И сиськи у неё совсем не такие большие.
– Чё, побежал-то, дед, приспичило на сиськи посмотреть? — ехидно поинтересовался тыловик.
– Тебя не спросил! — огрызнулся мотострелок.
– Просто ты, Василий, в женской красоте не разбираешься, — рассудительно сказал Виктор, — и не видишь женщину так, как видит её Саня. А Саня видит прекрасное и с нами делится. Вот ты бы смог так красиво рассказать о женщине?
– Да что я вам, журнал мод, что ли? — Василий замешкался, но тут же нашелся: — Я красиво могу про танк рассказать, про любое оружие.
– Про танк! — передразнил тыловик, скорчив рожу. — Ты ещё про роту в обороне нам расскажи. Ты когда последний раз с нормальной бабой был, Вася?
– Да ты, сопляк, ещё сиську мамкину сосал, когда я уже детей делал! — взорвал¬ся мотострелок. — И как роту в бой вести, знаю не понаслышке! А ты только выпустился из училища, где тебя воровать научили, погоны нацепил и считаешь себя офицером? Да вас, тыловиков, каждые два года расстре¬ливать можно без суда! — Василий подошел вплотную к сидящему на кровати Валерке, и тот заметно спасовал под его напором.
– Ну-ка, петухи, потише! — спокойно, но властно вмешался Виктор, и Василий неохотно, но подчинился, оставив в покое притихшего тыловика.
Виктор уже больше месяца находился в этом госпитале, но когда он сможет встать на ноги, не знал никто. Ступни ему оторвало выстрелом из гранатомета под Самашками. За участие в той операции Виктора пред¬ставили к ордену Красной Звезды. Теперь операции ему делали врачи. Одну он уже перенес. Стоял вопрос о второй. Ему обещали хорошие протезы и возможность ходить. Виктор очень на это надеялся.
Подружились Иванов и Виктор быстро. У них было много общего, и жиз¬ненные истории были схожи. Только Виктор был старше на пять лет и поступил в Рязанское военное училище, отслужив срочную в Воздушно-Десантных войсках, а Иванов поступил в летное училище после школы. Помо¬тала их военная судьба по стране с востока до запада, бывали они в од¬них и тех же городах, «майоров» получили в один год. Только Виктору бы¬ло тогда тридцать три года, а Иванову — двадцать восемь. Последняя должность Виктора — заместитель командира батальона, Иванова — коман¬дир звена вертолетов. Они много рассказывали друг другу о себе, но нас¬тоящая дружба началась с воспоминаний об Афганистане. Многим были схожи их судьбы.
– Ты женат? — однажды спросил Виктор.
– Разведен. А ты?
– И я тоже.
Виктор рассказал, как женился по любви. Потом родился долгожданный сын. Но не сложилась семейная жизнь — жена ушла после пяти лет совместной жизни.
– И мы прожили почти шесть лет.
– Она у меня хорошая, ты не думай, — говорил про свою бывшую половину Виктор. — Только городская, привыкла к той жизни, а тут мы всё кочевали по военным городкам без собственной квартиры. Тяжело было ей. А она у меня красивая. Запал на неё один проверяющий из столицы. И увёз. Я тогда в командировке был. Не удержал. Потом узнавал: вроде бы хорошо им там с сыном. Она ещё одного ребенка родила. — Виктор, задумавшись, за¬молчал.
– Ты матери писал? — спросил Иванов, желая сменить тему разговора.
– Что? — Виктор вышел из задумчивости. — О ранении не писал. Не могу правду написать. Мы с ней одни на свете. А вдруг с ней что? Тогда я совсем один останусь. Пишу, что жив-здоров. А вот когда на своих но¬гах приду, тогда всё и расскажу. А ты своей?
– Я только из Афганистана вернулся, и в тот год слегла моя мама. Сказались двадцать лет работы во вредном цеху. Вначале стаж зарабатывала, потом квартиру, потом деньги для сына, а на собственную жизнь времени не хватило. Весь отпуск я провёл у её постели. Хотел было уже тогда рапорт на увольнение из армии писать. Убедила она меня этого не делать. Крепилась, чтобы я не сильно переживал. Оставил я маму тогда на её сестру и уехал на Дальний Восток. Уезжал с мыслью, что переведусь служить поближе к Волгограду по семейным обстоятельствам. Но мама угасла быстрее. Через месяц приехал на её похороны. Стоял, Витя, я у её могилы и тогда впервые ощутил, что остался я на этом свете один.
Они замолчали, понимая друг друга без слов.
По тому, как часто к Виктору приезжали однополчане, Иванов понял, что без друзей Виктор не останется никогда. А у Иванова за всю жизнь было мало настоящих друзей. Школьный друг Юрка уехал куда-то, и адреса нет. Лучший друг Сашка погиб через год после выпуска из училища — разбился на вертолете при выполнении боевого задания на границе ГДР и ФРГ. Они так и не увиделись после училища ни разу. Еще один друг по училищу Толик погиб в Афганистане. Последний раз они встретились случайно в Кандагаре в восемьдесят седьмом. Отметили встречу, как полагается. Помянули погибших товарищей. Толик летал на «двад¬цатьчетверках» — вертолетах-штурмовиках. Через три дня он был сбит ракетой при взлете с аэродрома Баграм. Экипаж сгорел. Иванов долго переживал смерть друзей. Он знал родителей Толика. Они потеряли единственного сына. Через год, приехав на могилу Анатолия, он отдал его родителям стихотворение, написанное в Афганистане и посвященное их сыну:

Ненаписанное письмо

В Кандагаре пески, под Баграмом бураны,
На могилах друзей — леденящая тишь.
Пой, гитара моя, успокой мои раны,
Только ты все поймешь.
И поймешь.
И простишь.

Мама, слышишь, не плачь, дорогая, не надо,
Не тревожь горем душу, слезами не жги,
Пусть живет в твоем сердце надежда — не рана!
Подожди, дорогая, чуть-чуть подожди.

К твоим добрым рукам мне припасть бы губами,
Мне сказать бы тебе много ласковых слов.
Но лишь взглядом моим на тебя смотрит память
С фотографий мальчишки школьных годов.

Ничего не успел ни понять, ни измерить —
Близкой смертью пуля ударила в грудь.
Моим письмам прошу обязательно верить!
Я к тебе возвращусь, подожди же чуть-чуть.

Из Афганских песков к нам примчались бураны,
На могилах солдат — леденящая тишь.
Только ты, моя мать, успокоишь мне раны,
Только ты все поймешь.
И поймешь…
И простишь…

Иванов, сам того не желая, оказался пророчески прав, написав строчку: «Из Афганских песков к нам примчались бураны...». Он имел в виду немно¬го другое, но началась Чечня, и Иванов снова оказался на войне. И там, в Чечне, он нашёл настоящих друзей. Много товарищей, но друзей только двоих: Андрея и Мишку. И Наташу… А теперь он всё больше и больше прикипал душой к майору-десантнику.
Через неделю Виктору сделали еще одну операцию. Все отделения гос¬питаля, включая и реанимационные палаты, были переполнены ранеными, по¬этому Виктора вернули в палату сразу.
– За весь Афган ни одной царапины, а тут... твою мать! — первое, что сказал Виктор, как только пришёл в себя после наркоза.
Вторая операция оказалась успешной, и Виктор быстро шёл на поправ¬ку. Теперь дело оставалось за хорошими протезами.
За это время в палате произошли изменения: к двум счастливчикам при¬ехали жены. Сначала лейтенанта с ранением головы разыскала супруга — девочка лет девятнадцати. На следующий день жена приехала к капитану — мотострелку. По виду этой женщине было лет тридцать с небольшим. Жена капитана оказалась пробивной и очень настойчивой особой. Она дошла до началь¬ника госпиталя и добилась для себя и жены лейтенанта разрешения про¬живать в палате вместе с мужьями. Других свободных помещений просто не было — гос¬питаль с каждым днем переполнялся. Две мужественные женщины ночами юти¬лись возле своих мужей на приставных стульях, а днем убирали палату, ухаживали за другими лежачими, облегчая труд госпитальным санитаркам. Питались они тем, что не съедали их мужья. Жена лейтенанта кормила сво¬его мужа из ложечки, полностью ухаживала за ним, взяв на себя труд нянь¬ки, сиделки, санитарки. Казалось, откуда у этой хрупкой на вид девушки та¬кая внутренняя сила? Вот-вот девчонка должна была сломаться. Но прохо¬дил день за днем, а обе женщины вместе с мужьями упорно боролись за их выздоровление. Молоденькая супруга лейтенанта не теряла надежды. И чудо произошло! Лейтенант, у которого была удалена часть мозга, а дырку в черепе закрывала пластина, который не мог говорить, этот лейтенант не только стал пытаться произносить слова, но однажды поднялся с кровати и сделал первый шаг. Пусть с помощью жены, опираясь на её плечо, но сделал! И сотня Копперфильдов не смогла бы совершить того, что совершили любовь, вера и забота простой русской девушки. Удивлен был даже лечащий врач. А сколько уважения к этой девчушке — настоящей жене офицера — после облетевшего весь госпиталь известия о поднявшемся лейтенанте можно было при встрече прочитать в глазах всего персонала и раненых!
На этом чудеса не кончились. По распоряжению начальника отделения в палату поставили японский телевизор, подаренный госпиталю какими-то спонсорами. Всей палатой смотрели его два дня. На третий день новый яп¬онский телевизор каким-то «чудом» превратился в старый советский, кое-как работавший на двух каналах. Но никто в палате не возражал — боялись, что могут отнять и этот.
По общему негласному одобрению жена Василия взяла на себя обязан¬ности старшего палаты, и в ней воцарился уютно-домашний климат, а на подоконнике всегда стоял свежий букетик цветов.

В один из вечеров за игрой в нарды Виктор спросил Иванова:
– Ты что не спишь по ночам?
– Нога болит. Не могу заснуть. А уколов больше не дают.
– Правильно. Наркоманом станешь. — Виктор с довольной улыбкой стал со¬бирать нарды. Он выиграл на этот раз, проиграв перед этим три партии подряд. Больше десантник играть не хотел.
– Сам-то ты что не спишь? — поинтересовался Иванов.
Виктор внимательно посмотрел ему в глаза, как бы решая: говорить или нет? — и сказал:
– Глянь, Саня, как девчата любят своих мужей. Вот смотрю я на этих двух женщин, и так мне на душе становится хорошо! Как повезло, Саня, мужикам, у которых такие вот жены. Они, может быть, этого не понимают, а я понял. Да за такую бабу, Санек, я бы не только ноги, я бы головы не пожалел! Ну почему нам с тобой так не повезло?
– Да нет, Вить, может быть, мне и повезло.
Виктор смотрел на Иванова непонимающим взглядом.
– Если хочешь, расскажу.
Виктор согласно кивнул.
– Познакомился я со своей будущей женой ещё до Афгана. Я тогда ходил в лейтенантах, часто посещал рестораны, водил разные компании и вёл, как говорится, «беспорядочный образ жизни». Мы с друзьями регулярно посещали плавательный бассейн, вот там я её и увидел. Вначале мне понравилась её ладная фигурка. Девочка вооб¬ще была спортивная. Один парень из нашей компании давно уже за ней ухаживал и очень сокрушался, что не может с ней переспать. Может быть, и это тоже меня «подогрело». Короче, я с ней познакомился. И чем больше я её узнавал, тем больше она мне нравилась. Правда, характер у этой девочки был «кру¬товат», но это меня не пугало. И я ей стал небезразличен, но до постели дело долго не доходило. Случилось у нас это только перед самой моей командировкой в Афган. Оказалось, что я у неё первый. Думал: уеду — забуду. Но написал из Афганистана. Сам ведь знаешь, как там радуешься каждому пись¬му. Она ответила. И такие письма писала, что я решил: если вернусь — обязательно женюсь! И женился. И потом никогда не жалел об этом. Поначалу всё шло замечатель¬но. Мы с ней поменяли два места службы. Она училась заочно в институте. Потом работала. Но всегда, когда я приходил домой со службы, меня ждали накрытый стол и уют в доме, понимание, тепло и любовь любимой женщины. Если полёты заканчивались поздно, она ждала. Господи! Как же я был счастлив! Почему не понимал этого тогда?!
Потом что-то изменилось. Мы оба не заметили, как любовь ушла. Начались скандалы. Вроде и причин-то не было. Мы поняли, что пора рожать ребёнка. Раньше мы не хотели детей. Я был молод, полон энергии, всё в жизни воспринимал как должное. При переездах на новое место службы у неё всегда возникали трудности с работой. Боялись, что на ребёнка денег нам не хватит. И вот, через пять лет совместной жизни она родила мне сына. Жена находи¬лась ещё в роддоме, а я устроил грандиозную гулянку по случаю рождения Иванова-младшего. А где водка, там и женщины, сам знаешь. А тут ещё это воздержание, будь оно неладно! Ну и связался я тогда с одной разведенной. Все пять лет не изменял жене, а тут сорвался… Кра¬сивая чертовка! И взяла меня так, что я «с катушек и съехал», и продолжал к ней бегать, даже после того как жена вернулась домой из роддома. Хотел я бросить эту чёртову бабу, видит Бог, хотел! Но ведь и она это понимала и привя¬зывала меня к себе всё сильнее. Я читал про японских гейш, так, на¬верное, она им ни в чём не уступала: наряды по теме, обстановочка в квартире подходящая, и картинки там всякие, журналы, фотографии… Учительница в этом деле была — что надо! В конце концов, жена об этом узнала. Она меня так и не простила. Как я её умолял! Как уговаривал! Она не хотела меня видеть. Подала на развод. Но у нас был маленький ребенок. Жена настаивала. На второй раз нас развели. Через месяц перевёлся в другую часть. Через полгода узнал, что моя бывшая жена с сыном уехали к её родителям. А у меня дальше была командировка в Чечню. Вот уже больше года я их не видел. Даже не представляю, каким сейчас стал мой сын.
Иванов замолчал.
– Зачем ты переводился в другую часть? — после долгой паузы спросил Виктор. — У тебя же сын. Зачем уехал?
– Она просила. К родителям сразу ехать не захотела. Просила, чтобы уехал я.
– Сына любишь?
– Зачем ты спрашиваешь? Конечно, люблю. Только не видел давно.
– Я почему спросил: у меня тоже сын. — Виктор вздохнул. — Ему уже семь лет. В этом году в школу пойдёт.
– Большой.
– Да. И я его очень люблю. Скучаю по нему.
– А я своего знал всего четыре месяца. Даже привыкнуть не успел. — Те¬перь вздыхать пришла очередь Иванова. — Интересно, какой он сейчас?
– А где живут родители твоей бывшей?
– Здесь. В этом городе. Я ведь службу здесь начинал.
– Здесь?! У тебя здесь рядом жена и сын, а ты тут сопли пускаешь!.. Я бы на твоём месте со всех ног побежал к ним, на карачках бы ползал перед женой, пока не простила бы! — Виктор заметно повысил голос: — А ты тут с тросточкой ползаешь, интеллигент в голову покалеченный! Значит, и не любил ты ее никогда! Бросил легко и не хочешь встретиться, значит, не любил!
– Я же сказал, что прошла любовь, — Иванов не стал повышать тон. — И не могу я сейчас к ней идти: пожалейте, пожалуйста, инвалида! Так что ли?
Последняя фраза у Иванова вырвалась сгоряча. Он увидел, как при слове «инвалид» потемнели глаза Виктора, как заходили на скулах желваки. По его взгляду Иванов, как бывший боксёр, понял, что в следующую секунду последует удар в челюсть, и уже прикидывал, ско¬лько пролетит по палате, потому что решил не уворачиваться от мощ¬ного кулака десантника.
– Что за шум, а драки нет? — неожиданно произнесла появившаяся в приоткрытой двери из коридора голова ходячего из соседней палаты. — А то меня просила узнать дежурная сестра, чего вы шумите? — извиняющимся тоном добавила голова.
– Больше не будем, — пообещал Виктор, расслабляясь.
Голова исчезла за дверью.
– Ну и дурак же ты! — Виктор спокойно повернулся к Иванову спиной.
Иванов тоже устроился на своей кровати лицом к стене и спиной к Виктору. Разговаривать дальше не хотелось.
Минут через пять Виктор позвал:
– Слышь, Санёк?
Иванов сделал вид, что спит. Виктор не отставал:
– Санёк, говорю, слышишь?
– Ну? — промычал Иванов сонным голосом.
– Как её зовут-то?
– Кого?
– Ну, жену твою.
– Нет у меня жены, — вредничал Иванов.
– Я-те щас всё-таки врежу, остряк, блин, самоучка!..
Иванов услышал, как Виктор завозился на кровати и, не дожидаясь, пока тот дотянется костылём, ответил не поворачиваясь:
– Светлана…
Виктор успокоился. Через минуту Иванов снова услышал его голос:
– Имя-то какое светлое. А ты — дурак!
Иванов это знал и сам. Душа тосковала по домашнему уюту, по семье, по счастью, так глупо потерянному.
Ночью Иванову не спалось. Он уже долго лежал с открытыми глазами, неотрывно глядя в одну точку на потолке. Он думал о своей жизни. О своей непутёвой жизни.
– Саня, ты чего не спишь? — Неожиданно прозвучавший в тишине голос Виктора вернул Иванова к действительности.
Виктор спросил полушёпотом, а показалось, будто эхо отразилось от стен палаты — такая тишина стоя¬ла в здании и за окном на улице.
– Всё нормально, — тихо ответил Иванов.
– Давай спать, — Виктор стал укладываться поудобнее, и под его массив¬ной спиной резко и противно заскрипела кровать. По палате прошла зати¬хающая волна шевелений и стонов.
– Извините, — прошептал Виктор в темноту и снова пошевелился.
Теперь уже под его большим телом кровать громко заскрипела с повизгиванием железа. Но к удивлению Иванова, никто не проснулся.
– Бля, койка чёртова! — тихо выругался Виктор.
Минут через десять он уже мирно посапывал. Иванову не спалось. Ста¬раясь не шуметь, он перебрался с кровати на подоконник к открытому окну, через которое летняя ночь приятной прохладой неслышно входила в палату, она несла запахи и звуки ночного города. Иванов смотрел на дремлющий госпитальный забор, на залитую неярким фонарным светом пустынную улицу, на деревья, еле слышно перешёптывающиеся с неспящим ветерком, на глубокое звёздное небо с миллиардами звёзд. Там, за забором, существовала по другим законам и правилам другая, кажущаяся теперь очень далёкой и даже непонятной жизнь, с отдыхающими после рабочего дня людьми, с музыкой и весельем, с кафе и ресторанами, с любовью к девушкам, с семейными заботами — мирная жизнь. Неужели и он когда-то был её частью? Теперь к прошлому нет возврата. Жить, как раньше, уже не возможно. Ведь параллельно с этой опрятной и красивой жизнью существует другая — страшная, грязная и жестокая. Жизнь рядом со смертью. Две уродливые сестры: война и смерть, они вместе гораздо сильнее своей чудовищной разрушительной силой, сильнее этой, проходящей за госпитальным забором спокойной и размеренной жизни. Мальчишки, ещё вчера гулявшие по этой вот улице, не успевшие ничего ни понять, ни измерить в своей короткой мирной жизни, сегодня возвращаются домой из-за чёрной черты, жестоко рассекающей два разных измерения, две разные жизни, эти мальчишки возвращаются домой, имея короткий и ужасающий своей простотой номер — «200». «Груз-200» — это гробы. Иванов насмотрелся на них ещё там, «за речкой», в Афганистане, а потом и в Чечне. Пилоты вертолётов «Ми-8» — рабочие лошадки войны: им и возить, им и стрелять. Иванову не привыкать к такой работе. Но сколько же ещё нужно перевести убитых и раненных солдат, чтобы получить ответ на вопрос: «Зачем?» Кто-то там, наверху, играя в войну, набивает счета в банках. А российские ребята погибают за то, что не умеют выбирать себе правителей. И оправдана ли в таком случае вера в разумного царя? На эту тему Иванов после возвращения с похорон Наташи написал песню со словами:

Мне бы только успеть,
Мне бы только суметь
Рассказать обо всём.
Полным голосом спеть,
Чтоб гитаре звенеть
Струн витых серебром.

Пусть не царственна речь,
Нам себя бы сберечь,
И мы, не помня, живём.
Тех мальчишек, кому
Суждено было лечь
Под свинцовым дождём.

И уходят слова,
Как пустая молва,
И гитара молчит…
Чтоб Россию понять —
Надо всё испытать,
Чтоб душа — хоть кричи!

Вместо ярких побед
Нам лишь — тысячи бед,
И только слёзы из глаз.
А что будет потом,
По прошествии лет
После нас — не для нас.

Сколько русских ребят
Полегли без наград —
Их не ждут ордена.
Ордена — у штабных,
У кого толстый зад,
Низко гнётся спина.

А кто правдой служил,
Кто в атаку ходил —
Чью-то жизнь оплатил,
Тот был продан не раз,
И своё получил
Среди тысяч могил.

По Руси — реки слёз.
Воспалённый вопрос
В материнских глазах:
«Для чего это всё?
Кто сынов убиенных
Воротит назад?»

Но в душах канут слова,
Как пустая молва,
И струна замолчит…
Чтоб Россию понять,
Надо всё испытать,
Чтоб душа — хоть кричи!

Мимо госпиталя, прервав размышления Иванова, по спящей улице проехал одинокий автомобиль. Сквозь звук мотора пробивалась ритмичная музыка из мощных колонок в салоне. Водитель ехал не один — с дамой. «Отдыхают люди, — улыбнувшись, подумал Иванов. — Вот бы сейчас прокатиться по ночному городу!». Это желание оказалось настолько осязаемым, что Иванов даже представил себя за рулем едущей по сверкающим огнями улицам иномарки. Но мешала левая рука в гипсе. Скорее бы его сняли, что ли! А то рука под гипсом чешется — сил нет! Спасибо, научили опытные мужики, и Иванов, по случаю, приобрел длинную спицу: под гипс ничем не залезешь, а спицей очень даже удобно.
Подышав на подоконнике еще немного, Иванов перебрался на кровать и спокойно заснул.

Утром, когда он вернулся в палату из госпитальной столовой, Виктор уже доканчивал на подносе обильный завтрак. Это могло означать только одно: сегодня на пост дежурной медсестры заступила Оксана. Как и обычно, она пришла на час раньше и успела принести из столовой завтрак лежачему лейтенанту и Виктору. У другого лейтенанта-счастливчика рядом находилась приехавшая жена, а остальные в палате передвигались самостоятельно. Взяв шефство над двоими, Оксана по своей инициативе облегчила труд работников столовой. Соседние палаты ревностно переживали загадочное постоянство и расположение Оксаны к одной палате, тем более что тут уже и так были две женщины. Выздоравливающие соседи приставали к Оксане с комплиментами, строили ей глазки, обещали золотые горы, чтобы переманить ее к себе. Кое-кто даже предлагал руку и сердце. Не удивительно, Оксана была девушка видная, в теле, но с ладной фигурой, очень находчивая и быстрая на ответ, и острая на язык, и обладала всеми качествами настоящей донской казачки. Она нравилась многим. Мужики из всех палат отделения, подключив все свои связи, выяснили, что ей двадцать один год и сердце её свободно. А ещё разведка донесла, что девушка живёт в общежитии. Но напрасно там искали приключений разные донжуаны: дверь её комнаты для них была закрыта.
Иванов заметил, что Оксана нравится Виктору и однажды, когда она зашла в палату, спросил:
– Оксана, что нужно сделать мужчине, чтобы ты согласилась поехать с ним на море?
Девушка на мгновение задумалась и ответила:
– Чтоб он весь год дарил мне цветы.
Сказала и посмотрела на Виктора. А Иванов с серьёзным выражением лица озабоченно произнёс:
– Разоришься ты, Витя, с этой девушкой!
– Крутовата цена, — высказал своё мнение капитан — мотострелок. — Но, как говорится: каков товар… — Дальше он продолжать не стал: в дверях палаты появилась его жена.
Виктор просматривал газету и, казалось, что подначки пропускал мимо ушей, но взглянул на Оксану.
– Для такой девушки ничего не жалко, — просто сказал он и снова уткнулся в свою газету.
Если бы он видел то, что увидел Иванов! А Иванов увидел, как предательски вспыхнули щеки Оксаны, и как она, опустив взгляд, торопливо вышла из палаты. Но Виктор этого не видел. А к Иванову пришло озарение, что именно Виктору палата обязана особым вниманием Оксаны. Но почему бы и нет? Что из того, что десантнику уже тридцать шесть? Он здоров как бык, а с его упорством и силой воли он будет не только ходить, но и бегать быстрее любого двадцатилетнего. И внешне десантник по-мужски красив: открытое лицо с крупными чертами очень сочетается с мощной фигурой. А глаза у него добрые, как у ребёнка. Такие мужчины нравятся женщинам. Иванов радовался за Виктора, но, зная его натуру, решил не торопить события.

И вот снова настал день Оксаниного дежурства. Виктор, прикончив завтрак, поставил поднос с посудой на прикроватную тумбочку и, глядя на Иванова с довольной улыбкой, выдал одно из своих любимых изречений:
– Мамочку мы слушались — хорошо накушались!
Если бы не слушались, то бы не накушались!
Определённо, когда Оксана приходила на дежурство, у Виктора поднималось настроение. Иванову тоже было приятно видеть очаровательную улыбку казачки, поэтому при встрече с ней он говорил комплименты или рассказывал что-нибудь смешное. Теперь Иванову предстояло заставить Виктора смотреть на Оксану глазами здорового мужика.
– Между прочим, твоя «мамочка» пришла сегодня на дежурство в мини-юбке, — как о чём-то обыденном, не заслуживающем внимания, сообщил он Виктору. Реакции не последовало. Тогда, приняв на кровати позу трупа и устремив взгляд в потолок, Иванов продолжил громче:
– Мужики, что в курилке сидели, «охренели», аж рассыпали все сигареты, когда Оксана мимо прошла. Говорят, там такие ножки — закачаешься!
– А ты видал? — Виктор посмотрел на Иванова с интересом.
– Не довелось. Я же не курю, — вздохнул Иванов. — А вот первая палата, где все выздоравливающие, до сих пор вся пластом лежит: Оксана к ним утром без халата в юбочке зашла.
– А чего она к нам так не зашла?
– Да, Вить, — разочарованно ответил Иванов, — к нам она только в длинном халате заходит. Наверное, думает, что мы женщинами не интересуемся.
– Нервы она вам, дуракам, бережет, — вставила жена капитана. — А то спать по ночам не будете.
– Будем, Зоя Николаевна, — возразил ей Иванов. — Еще как будем! Это нам без женщин плохо спится. А с женщинами мы спать завсегда согласные. Правда, Витя?
– Стреляный кобель — всё равно кобель, — беззлобно огрызнулась женщина.
– За одного битого двух небитых дают, — парировал Иванов.
Потом он снова обратился к Виктору:
– Ты бы намекнул Оксане, что и как, мол, зашла бы ты и к нам как-нибудь… в юбочке.
Брови у Виктора сначала поползли вверх, затем сошлись на переносице, и он на некоторое время задумался. Потом попросил Иванова:
– Вот ты и намекни. У тебя получается с бабами разговаривать.
– Нет, Витя. Если бы она мне кашу носила, я бы намекнул. А то намекай не намекай: я не в её вкусе, — обреченно произнес Иванов и деланно вздохнул.
– А ты думаешь, я в ее вкусе? — Виктор от удивления аж присел на кровати.
– А ты-то как сам считаешь? — поинтересовался Иванов.
– Она жалеет. Работа у неё, сам знаешь…
– А ты у неё сверхурочный. Дурак слепой! — с укором произнесла жена капитана.
– Почему я? — почти прокричал через всю палату Виктор. — Вон лейтенант ещё.
– Разуй глаза, Витя. Большой, а дурак! — повторила жена капитана.
– И чего же такого я не вижу? Уж объясните, пожалуйста, тупому! — «завёлся» десантник.
– А ты ей в глаза загляни. Там ответ на многие вопросы, — спокойно произнёс Иванов. — Я вот всё смотрю со стороны и жду, пока до тебя дойдёт. Витя, это та женщина, за которую не жаль голову отдать! Тебе счастье привалило. Не разбей его, медведь неуклюжий. Хрупкое оно.
Виктор несколько секунд смотрел Иванову прямо в глаза, видимо желая что-то возразить, но так ничего и не сказав, откинулся на подушки. Не меняя позы, он так и пролежал, молча уставившись в потолок, пока не появилась Оксана.
При звуках её голоса глаза Виктора ожили, он приподнялся навстречу Оксане. Он смотрел на девушку, не отрываясь, стараясь поймать взгляд её быстрых красивых глаз. Наконец, их взгляды встретились. Оксана остановилась, запнулась на полуслове, наткнувшись на прямой вопрошающий взгляд Виктора, несколько секунд смотрела ему в глаза, потом её веки дрогнули, она опустила ресницы и молча вышла из палаты. Виктор, проводив её долгим взглядом, снова надолго ушёл в себя. В палате воцарилась мёртвая тишина.
Оксана не появлялась до самого обеда. Иванов видел её в столовой. Но не подошёл. Когда он вернулся в палату, Оксана расставляла обед перед Виктором. Она старалась не смотреть ему в лицо. Чтобы как-то снять возникшее между ними напряжение, Иванов, рассказав анекдот про врачей, спросил:
– Ксюша, говорят, что сегодня утром по госпиталю в сторону нашего отделения прошла одна молодая интересная особа в мини-юбке с невозможно красивыми ногами. Ты не знаешь, кто бы это мог быть, и где бы нам её увидеть?
Благодарно улыбнувшись Иванову, Оксана ответила:
– Я что-то слышала об этом. А зачем она вам?
– Да, говорят, — продолжил Иванов, — что эту интересную особу видели в первой палате прямо-таки в мини-юбке. А в первой палате, как известно, и так все здоровые, они там от армии и от жен скрываются. А тут у нас большинство безнадёжных и неженатых, так нам такая терапия была бы даже полезнее.
Иванов увидел, как Оксана весело и смело взглянула в глаза Виктору и, обращаясь только к десантнику, произнесла:
– Может быть, я знаю эту особу и могу передать ей что-нибудь от безнадежно неженатых?
Виктор, не отрывая глаз от Оксаны, тихо прошептал:
– Пусть чаще заходит.
– И желательно, в мини-юбке! — громко добавил Иванов.
После ужина, когда ушли все врачи, Оксана вошла в палату в расстегнутом халате, демонстрируя то, о чём весь день говорили мужчины в отделении. Её ножки под мини-юбкой смотрелись идеально. И вся фигурка тоже. Видеть такие ноги было одним удовольствием. И испытанием.
– О-о-о! — пронёсся по палате возглас восхищения.
– Эх, где мои семнадцать лет! — воскликнул Иванов, чувствуя, что по-хорошему завидует Виктору.
Пока мужчины рассыпались в комплиментах Оксане, Виктор сидел с открытым ртом как изваяние и с восхищением глядел на девушку. В его взгляде было столько тепла и страсти, что Иванов почувствовал прилив дружеской нежности к Виктору. Оксана, оценив внимание десантника, подошла и присела на краешек кровати, при этом халатик оставался расстегнутым. Для Виктора такая близость была уже не по силам. Он отодвинулся от девушки к другому краю, подтянул к подбородку колени и весь поджался, сделавшись жалким и маленьким. Он в этот момент походил на дикого медвежонка, попавшего в западню. Взглядом, просящим о помощи, Виктор посмотрел на Иванова. Тот весело подмигнул десантнику и вышел из палаты. В конце концов, опасность для Виктора была совсем не смертельной.
Подышав на улице свежим воздухом примерно с час и снова перелистав в голове события прошедшего дня, Иванов возвратился в палату. Во время прогулки он думал об Оксане. Она будила в нём мужские чувства. Это как желание обладать красивой машиной, лучшим костюмом. Оно присуще многим мужчинам. И Иванов сейчас испытывал это желание. Но он знал, что ради Виктора смирится.
– Я тебе это на всю жизнь запомню! — таким возгласом Виктор встретил Иванова, как только тот переступил порог палаты.
– Витя, кто посмел тебя обидеть? — состроил Иванов непонимающее лицо.
– Подойди сюда, я тебе скажу.
– Сейчас, Вить, только руки помою, а то я на улице собаку гладил.
– Какую собаку? Ты меня бросил в трудную минуту! — Иванов всё ещё не понимал, говорит Виктор серьёзно или шутит, поэтому держался от него на расстоянии. Силы в руках богатыря хватило бы, чтоб заломать двоих таких, как Иванов.
– Иди сюда, говорю! — настаивал десантник.
– С женщинами, вообще, лёгких минут не бывает. Уж поверь моему горькому опыту, Витя, — продолжал развивать тему Иванов. Произнеся эту фразу, он увидел, что глаза Виктора смеются, поэтому смело дошёл до своей кровати и улёгся на неё с ногами.
– Так что тут с тобой случилось? — поинтересовался он бодро.
Минут пять Иванов выслушивал восхищённый монолог Виктора по поводу «очень хорошей девушки Оксаны» и был полностью с ним солидарен. Тем неожиданнее для Иванова прозвучала концовка:
– Ведь осчастливит она какого-нибудь мальчишку — полюбит его! — из уст Виктора это прозвучало мечтательно и грустно. Такого разочарования в своих усилиях Иванов не испытывал давно.
– Дремуч ты, Витя. Правильно говорят, что если сила есть, то умом можно не портить здоровье! — бросил он в сердцах.
Виктор отреагировал спокойно:
– Хорошая девочка. Но я ей в отцы гожусь. Теперь вот недоделанный получаюсь. А зачем я ей такой? Глупенькая она ещё, о жизни, наверное, по книжкам судит.
– А ты умный! И книжки не читаешь?
– А я — ученый! — Виктор повысил тон. — И жизнь, Саня, никому калечить не стану!
– Ты же сам недавно говорил, — почти прокричал Иванов, — что за стоящую бабу не жалко голову отдать. Забыл?
– За ту, которая будет любить! Любить, Саня, а не жалеть!
– А что мы с тобой, Витя, можем знать о женской любви? Если и был однажды неудачный опыт, так что теперь всю жизнь от баб шарахаться? Не все женщины по расчёту мужиков себе находят. Некоторые сердцем ищут. И что из того, что Оксана тебя, дурака, жалеет? Может, она сердцем жалеет. Может это и есть женская любовь? Как мы-то с тобой можем судить? Любит она тебя, осла тупого! Поверь мне — любит! Чего ты боишься? — Иванов сел на кровати и уставил на Виктора прямой взгляд.
– Ничего я не боюсь. Я ей жизнь портить не хочу, — спокойно ответил Виктор.
– Не понимаешь ты своего счастья, Витя! — тоже спокойно настаивал Иванов. — Ведь кто-то такую девчонку всю жизнь ищет. Если найдёт, на коленях будет умолять стать его женой. А тебе вот она — на блюдечке. Но судьба нечасто бывает такой щедрой. Скорее, наоборот. Второго шанса может и не дать. Потеряешь Оксану сейчас — всю оставшуюся жизнь локти кусать будешь! Вот я: что я имею? Мне тридцать два года, и я один. Конечно, у меня есть друзья. И ты, Витя, мой друг. Я очень тебе благодарен за нашу дружбу. Поэтому так сейчас с тобой и говорю. Но если бы ко мне на краешек кровати присела женщина, так же, как присаживаются жены к лейтенанту и капитану, так, как присела сегодня Оксана к тебе, если бы она взглянула мне в глаза так же, как Оксана сегодня смотрела на тебя, то я бы за одно это мгновение, Витя, за одно лишь такое мгновение боготворил бы эту женщину всю оставшуюся жизнь… Витя… Отдал бы всё… Лишь бы не потерять…
Иванов, чувствуя, что не может дальше говорить, откинулся на кровать. Слёзы предательски подступили к глазам, щекотало в носу. Комок стоял в горле и мешал дышать. Из груди рвалась боль — боль душевного одиночества. Перед глазами появился образ Наташи Кубаровой. Яркий взгляд её красивых немного азиатских серо-голубых глаз смотрел в самую душу. Она улыбнулась своей светящейся живой улыбкой. Мысль, что её больше нет и не будет уже никогда, раскаленной иглой впилась в сердце.
– М-м-м! — тихо застонал Иванов, не в силах справиться с новым приступом боли.
– Ты чего? — спросил Виктор с тревогой. — Плохо?
– Зубы болят, — отмахнулся Иванов.
Но эта душевная боль была невыносимее зубной боли, и Иванов знал, что она всю жизнь будет преследовать его.
– Врёшь. Расскажи, станет легче.
– Нет…
– Попробуй, Санёк. Легче станет. Я знаю.
– Многое придётся рассказывать, Витя. Да всего и не расскажешь. — Иванов открыл глаза и стал, часто моргая, смотреть в потолок, прогоняя подступившие слёзы.
– А ты попробуй, Саня. Времени у нас — хоть отбавляй! Ребята тоже пусть послушают. Мы поймём. Правда, мужики? — обратился Виктор ко всей палате. Поддержка была единогласной. Жена капитана даже выключила работающий телевизор.
– Давай, Саня, рассказывай. Все свои, — настаивал Виктор.
Иванов знал, что его здесь поймут, что вокруг собрались не чужие люди, что когда-нибудь кому-нибудь всё равно придется исповедоваться, чтобы снять с души хоть часть тяжёлой ноши пережитого, того, что не дает заснуть ночами и что теперь в его душе, как тяжкое клеймо, на всю оставшуюся жизнь. Лента памяти стремительно перемоталась на несколько месяцев назад и остановилась, услужливо подсказав ему, с чего начать. И он, лёжа на кровати и не глядя ни на кого, начал рассказывать. А рассказывая, проверял сам себя: нет ли в этой целой ленте памяти хоть небольшого порыва?..

– Так это наши вас «накрыли»? — спросил Виктор, нарушив молчание, установившееся в палате после рассказа Иванова.
– А кто ж ещё? — спокойно сказал Иванов. — У чеченцев гаубиц нет.
– Такое уже бывало, — вступил в разговор капитан-мотострелок. — Как говорится, бей своих, чтобы чужие боялись! У нас в соседней роте тоже целый взвод гаубицы «накрыли». Вместе с командиром…
– А что с теми ребятами, что были с тобой? — тихо спросила у Иванова жена капитана-мотострелка.
– Не знаю, — вздохнул Иванов. — Хочется надеяться на лучшее. Но снаряд упал очень близко к вершине. Не представляю, как я сам остался жив. И думается мне, что это моя вина — из-за меня ребята «подставились».
– Это как? — переспросил Виктор.
– Не просто так «ошиблись» артиллеристы. Сбылось предсказание капитана — ФСБшника. Не простили мне истории ящиков с барахлом.
– Может, совпадение, — предположил Виктор. — Такое частенько бывало, что по своим стреляли. Ты ещё легко отделался. А ребят жаль.
– Я эту высоту теперь всю жизнь буду вспоминать, как страшный сон! — ответил Иванов.
– Всё страшно, что убивает! — грустно добавил Виктор. — Вот мой случай. Мы уже вышли из Самашек. За десантом шли огнемётчики. Посмотрел я на их работу — упаси Господи попасть под огнемёт! Страшная штука! Дорогу, по которой шла колонна, обстреливали чеченские снайперы. Я возглавлял колонну. Мои солдатики — ещё совсем пацаны. Пожалел я их и загнал с брони внутрь БМД. А сам сижу на броне, только ноги спустил в открытый люк. Автомат держу наготове, слежу за местностью. Гранатомётчика я заметил поздно, метров со ста, только когда он из кустов уже произвёл выстрел. А дальше ничего не помню. Мужики рассказывали, что меня от машины отбросило взрывом метров на пять. Упав на землю, я, будто, стал палить из автомата длинными очередями вокруг себя, не разбирая, где свои, где чужие. Этого я совсем не помню, видимо, был в «горячке». Подняться не мог — ног нет. Расстреляв один «рожок», я попытался достать второй, но не смог расстегнуть клапан кармана на жилете. Бронежилет перед операцией получил новый, наверное, не хватило сил расстегнуть. Тут я и «отключился». Пришёл в себя только на аэродроме. Самолёты гудят, а у меня в ногах боль невыносимая и будто огнём горит там всё. Осмотрелся — лежу на носилках, а рядом человек двадцать, если не больше, таких же, как я — раненные да покалеченные. Голову приподнял, смотрю: вместо ног — кровавые обмотки. А ступней-то нет! И так мне стало страшно и тоскливо, что пожалел о том, что остался жив! Лучше бы сразу… — Виктор осёкся на полуслове. Иванов посмотрел туда, куда был устремлён взгляд десантника — в дверях, прислонившись к косяку, стояла Оксана и не мигая смотрела на Виктора. В глазах у неё Иванов увидел слёзы.
– До сих пор не могу себе простить, — с болью в голосе продолжил Виктор, отведя взгляд от Оксаны, — что загнал пацанов в машину! Если бы сидели на броне, могли бы остаться живыми.
– Ещё не известно. Не кори себя, — произнёс Иванов, посмотрев на своего товарища. — Кабы всё предугадать заранее, — произнес мотострелок, — никаких войн и не было бы. Война, она для людей — горе. Лишь для кучки мерзавцев — бизнес и нажива. Не казни себя, Витя, не на тебе смерть этих ребят.
– На мне, Вася, на мне, — возразил Виктор.
– Не на тебе, а на тех, кто сидит в Кремле! — повысил голос мотострелок. — Басаев, гад, вместо Будёновска не мог до Москвы дойти, чтобы вся эта сволочь на своей шкуре почувствовала, что народу уготовила!
– Перестань, Вася, — успокаивала мотострелка жена. — В Москве не люди, что ли, живут? Ты уже навоевался. Скоро домой поедем. Тебе о мирной жизни думать надо.
– А ты думаешь, что дальше лучше будет? — возразил ей капитан. — Не будет! Помяни моё слово: пока не поменяем тех, кто сейчас там, в Кремле, — лучше не станет!
– Всё, мужчины! — тихо, но строго произнесла Оксана. — Воевать завтра будете. А сейчас уже поздно. Всем спать!
Она подошла к выключателю, ещё раз оглядела палату и, пожелав спокойной ночи, выключила свет.
Когда дверь за Оксаной закрылась, Виктор тихо спросил Иванова:
– Саня, а ты в Бога веришь?
– Ты не к нему ли собрался? Рановато вроде ещё, — попытался пошутить Иванов, но, заметив, что Виктор никак не реагирует на шутку, спросил серьёзно:
– Верю. А зачем спрашиваешь?
– Сколько себя помню, всегда об этом думал. И знаешь, с годами пришёл к выводу, что есть там высоко, а может, и рядом, а может, и совсем далеко, но есть что-то или кто-то, создавшее нас. Не могла жизнь возникнуть из Хаоса. Думаю, что не случайно мы на этой Планете живём. Поставлена перед нами какая-то задача. Но какая? А ты веришь в случайность возникновения жизни на Земле? — поинтересовался Виктор.
– Нет. Если бы жизнь возникла случайно, а не по каким-то, пока не известным нам законам, то жили бы вперемежку с людьми и динозавры, и мамонты, и неандертальцы. Но жизнь на Земле развивается по определённому порядку, как по графику: сначала одни, потом другие. Виды приходят из ниоткуда и уходят в никуда. Всё по программе. И не верю я, что человек произошёл от обезьяны. Хотя возможно, что некоторые индивидуумы и произошли. Они и в наше время не ушли далеко от обезьян.
– Это ты про кого?
– А ты что, не встречал таких? А я встречал. Любая обезьяна бывает умнее и понятливее иных начальников.
– А-а! — с улыбкой воскликнул Виктор. Потом позвал Есина:
– Валера! Слышь, мы тут сейчас о тебе говорим.
– Сами вы гамадрилы! — беззлобно отозвался тыловик.
– Не обижается, — включился в разговор капитан-мотострелок. — Правильно, чего на правду обижаться?
– А ты, вообще, — динозавр! — уже повысил голос Есин. — Жрёт — много, думает — мало!
– Ишь ты, как тебя в училище-то выдрессировали!.. — продолжал «доставать» тыловика мотострелок. — Валера, а ты от кого хотел бы произойти: от макаки или от гиббона?
Есин не удостоил Василия ответом. Тогда, немного обождав, мотострелок продолжил:
– От макаки тебе сподручнее. Знаешь, почему у неё зад красный?
– Почему? — не сдержал своего любопытства тыловик.
– Много жрёт! Я думаю, что в тыловые училища макак можно принимать без конкурса — они уже готовые «зампотылу».
По палате прошёлся смешок, а жена капитана зашипела на мужа:
– Василий, ну не стыдно тебе, старому, мальчишку обижать! Прекрати.
Мотострелок умолк. А десантник с лётчиком продолжили разговор.
– Мне хочется верить, — продолжал Виктор, — что там, «наверху», есть ОНО — справедливое и чистое. Иначе вообще никакого смысла в человеческой жизни нет. Саня, а ты в церковь ходишь?
– В церковь я хожу редко. Думаю, что с Богом говорить можно везде, не только в храме. Конечно, в церкви особенная энергетика, много единомышленников. Но для меня церковь — это правила, некоторые из которых я не понимаю, и законы. А любой закон подразумевает насилие. Я хотел бы прийти к пониманию Бога через веру, а не через насилие. А кому-то нужна церковь. Или мечеть. Хотя Бог для всех един. И каждый человек волен сам для себя выбирать, где ему хорошо. Вижу ещё одну опасность: церкви могут превратиться в коммерческие предприятия. Тогда о какой вере там можно будет говорить?
– А ты Библию читал?
– Читал, Витя. И Коран читал.
– На арабском?
– Нет. В переводе. Подарил один разведчик.
– И что думаешь?
– Думаю, что эти хорошие книги люди писали. Люди, мечтающие о справедливости, о чистоте человеческой души. Но — люди. А человек склонен к фантазии и не может постичь Божественный Мир. Слаб ещё. Ограничен он своим невежеством, злостью, агрессией и жадностью. Сложно там всё в этих книгах. А я думаю, что всё гораздо проще: Бог есть Любовь! И этого достаточно. И тогда смысл нашей с тобой жизни, Витя, можно свести к одной формуле: люби тех, кто оказался рядом. Представляешь, как изменится жизнь людей на Земле, если все станут придерживаться этого правила!
– Да-а! — мечтательно протянул Виктор. — Хорошо бы! А ты в загробную жизнь веришь?
– Не знаю. Скорее, не в загробную, а верю, что душа бессмертна. — Иванов, помолчал, решая, говорить или нет:
– Я, когда рассказывал вам о гибели Наташи, не сказал, что в морге мне показалось, как я ощущаю её. А тело лежало на полу. Тогда я подумал, что это её душа со мной прощается.
– Страшно, наверное?
– Жутко. Холодный пот градом катился. А я слышал её голос.
– И что она говорила?
– Чтобы жил… Что не пришло ещё моё время. И выпроваживала из морга. Я потом об этом никому не рассказывал, чтобы не подумали, что я «тронулся» мозгами. И снилась она мне после гибели. Наверное, живёт душа человека, освобождённая от тела, где-то в других мирах. Говорят же вернувшиеся с того света про какой-то туннель, о переходе из мира в мир.
К их разговору присоединился лейтенант, перенёсший операцию на мозге. С трудом выговаривая слова, он произнёс:
– Я бы-ыл в клини-и-ичес-ской с-смерти. Ниче-его не ви-идел…
Наступила тишина. Её нарушил капитан-мотострелок:
– А я в «тот свет» не верю. Хотя, не оспариваю ни одну из религий. По-моему, конкретному человеку конкретная жизнь даётся только раз.
Иванов никогда нигде не читал и не слышал то, о чём заговорил в следующую секунду. Но как будто кто-то направлял его мысли:
– Василий, жизнь-то у конкретного человека одна. Ты прав. И второй раз этот человек в своём физическом обличье на Землю не придёт. А вот душа придёт. Должна она здесь на Земле отработать всю запланированную программу, пройти весь земной путь. А путь этот занимает не одну человеческую жизнь.
– Это как? Не понял — объясни, — попросил мотострелок.
– Ты что-нибудь про реинкарнацию слышал?
– Это у индусов, что ли?
– Это у всех.
– Сказки! — отрезал мотострелок. — Не верю.
– А я верю, — вступил в разговор Виктор. — Мы когда восточные единоборства ещё в училище изучали, целый курс прослушали и про медитацию, и про реинкарнацию, и про биополе, и про энергетических двойников. Хороший у нас преподаватель был — востоковед!
Но переубедить Василия оказалось невозможно. С ещё большей энергией мотострелок стал доказывать:
– Глупости! Сказки! Жизнь человеку даётся только раз…
– «… и прожить её надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы!». Не твоё это, Вась, — спокойно парировал Иванов.
– А разве Островский был не прав? Да, тысячу раз прав! — капитан даже сел на кровати. — Он герой. И Павку с себя писал. Теперь таких, как Павел Корчагин нет. А Россию ещё придётся поднимать из разрухи. Бог что ли за вас её поднимать будет?
– Не придётся, Вася, — уверенно возразил Иванов. — Хватит, опыт имеем. До разрухи не дойдёт. А вот сказкам, выходит, веришь ты: Павка Корчагин — образ, конечно, собирательный. И не думай, что Николай Островский его с себя писал. Островский даже в Красной Армии не служил.
– Ты откуда знаешь? — не поверил мотострелок.
– Почитай его биографию и проанализируй то, о чём он пишет. Максимум, где мог служить Островский, — это отряды ЧК или что-то к ним близкое. И то недолго.
– Не может такого быть! — не сдавался Василий. — Нельзя так правдиво писать о том, чего не знаешь.
– Ну, тогда и Михаилу Шолохову нужно было послужить и в Красной Армии у Будённого, и в Добровольческой у Деникина. И Фадееву в застенках Гестапо помучиться. По-твоему так выходит? А про писательский талант и тяжёлый труд по сбору и анализу информации ты забываешь? Кстати, для справки: Шолохов только в продотрядах служил. Про Фадеева говорить?
– Умник. Откуда ты всё это знаешь? Я ведь проверю, — не унимался Василий.
– Надо книжки читать, уметь наблюдать, анализировать и делать выводы. Проверяй на здоровье. Можешь ещё со мной на что-нибудь вкусненькое поспорить, — предложил Иванов.
– Проверю, — укладываясь под одеяло, проворчал мотострелок.
– Так, значит, по-твоему, Бог есть? — ища поддержки, спросил Иванова Виктор.
– Думаю, что есть.
– Почему тогда столько несправедливости на Земле? Почему человеку так трудно жить? Почему одни живут лучше, а другие — хуже?
– Я считаю, что для Бога все люди равны. Каждый человек для него не лучше и не хуже другого. И всех людей, когда они приходят на Землю, Бог любит одинаково. А вот как человек использует свой шанс — это зависит от него самого. И вся несправедливость на Земле от самого человека. Всё зло от него, а не от Бога. Поэтому Бог и не вмешивается. Он ведь, как сказано в писании, создал человека по образу и подобию своему, дав ему право решать и выбирать. А призвав душу на суд, Господь определит: то ли в рай её, «на Небеса», то ли в ад — обратно на Землю. Бог дал человеку жизнь, добродетель и любовь. А зло и убийство себе подобных человек выбрал сам. И не то грех, что Ева зачала и родила от Адама, а то, что Каин убил своего родного брата. Вот где начался Ад.
– Ты в семинарии не обучался? — подал голос мотострелок.
Иванов оставил его реплику без внимания.
– Значит, и дьявола нет? — спросил Виктор.
– Кто страшнее человеку себя самого? Бог прислал на землю первого человека чистого душой и телом, как ангела. А человек превратился в падшего ангела. Теперь в каждом из нас живут две половины: белая и чёрная — добро и зло. Так что, Витя, дьявол, он внутри нас.
– По-твоему выходит, что мы неудачный опыт Создателя?
– Почему неудачный? Отрицательный результат — тоже результат. Только, думаю, что не всё ещё для нас потеряно. Человечество вплотную подошло к той грани, от которой ему только два пути: первый — уничтожить все вокруг и погибнуть, второй — это путь Преображения самого человека.
– Надо стать лучше! С этим я согласен. Живём друг с другом хуже зверей. Губим себе подобных и планету губим.
– Правильно, Витя. Пора нам всем подумать об этом.
– И давно ты над этим задумываешься?
– Думаю давно. А вот когда лежал без сознания, приходила ко мне красивая женщина в светящихся одеждах, но не Наташа — другая, и сказала, что я буду жить долго и что откроются мои глаза на этот мир.
– Саня, тебе завтра к психиатру срочно нужно обратиться, — снова подал голос Василий.
– Замолчи ты, старый дурак! — цыкнула на него жена. — Не понимаешь, когда люди правду говорят.
– Давайте спать, — предложил Иванов.

На следующий день выписался Валерка-тыловик, и в палате появилась свободная койка. Перед тем как покинуть госпиталь, Валерка появился на пороге палаты «по гражданке» с двумя бутылками водки.
– Одну мы сейчас «уговорим», а вторую выпьете вечером за мое здоровье! — объявил он.
Кроме лежачих, по чуть-чуть пригубили все, даже женщины. Валерке желали удачи, а он пожелал всем скорейшего выздоровления. Иванов испыты¬вал такое чувство, будто расстается с кем-то родным. Даже капитан — мотострелок Василий вместе с женой пошли провожать Валерку на улицу до ворот. Ива¬нов попрощался с тыловиком в коридоре на этаже.
– Будешь в моих краях — заходи. Адрес у тебя есть, спросишь Есина Валерия Петровича. — На прощание он крепко пожал Иванову руку. — Пока!
Несколько дней на освободившееся место никого не подселяли, и жен¬щины могли спать на кровати по очереди.
В начале следующей недели свободную кровать поместили худого и молчаливого капитана-танкиста с переломами обеих рук. Никто из старожилов палаты не стал приставать к новичку с расспросами, понимая, что если захочет, танкист про себя всё расскажет сам. Узнали только, что новичка зовут Сергеем.
В этот же день Иванову сняли гипс. Кости его левой руки срослись ровно, но мышцы ослабли настолько, что он не смог ей оторвать от пола стул — пальцы, будто резиновые, разогнулись под весом стула.
– Ничего, потренируешься, и через недельку получится, — обнадежил Виктор, наблюдавший со стороны за неудачными опытами Иванова со стулом.
Иванов тепло улыбнулся Виктору в ответ. Он знал, что привести в норму мышцы руки — это вопрос одного месяца, и это не шло ни в какое сравнение с тем, что предстояло Виктору — заново учиться ходить. Мастер по протезам пообещал, что протезы ног для него изготовят на оборонном заводе из очень хорошего материала — лёгкие и прочные. И Виктор ждал.
Вечером, по случаю снятия гипса, Иванов накрыл стол в палате с чаем и печеньем. За чаепитием получилось само собой, что свои истории стали рассказывать лейтенанты внутренних войск. Как обычно, от тем «за жизнь» разговор плавно перешёл к войне. Капитан-мотострелок рассказал, как потерял своих ребят на взорванном блок-посту. Посетовав на продажность высшего руководства, мотострелок закончил:
– Бросают солдатиков на этих блок-постах, как потенциальных заложников: без жратвы, без воды, а бывает, что и без связи! А кому нужны эти блок-посты, если «чехи» их могут обойти? А если «духи» окружат такой пост, тут или сдавайся, или принимай погибель. Надеяться на скорую помощь от своих — пустое дело! Часов через пять-шесть, может, и подойдёт.
Тут заговорил лейтенант с травмой позвоночника:
– Я на таком посту две недели просидел. Дали мне отделение солдат и поставили задачу на охрану автомобильного моста на участке дороги, ведущей в горный район. Мы сменили московских ОМОНовцев. Ночью к нам пришёл чеченец без оружия. Одет как обыкновенный крестьянин, худощавый, на вид лет сорока. По-русски говорил без акцента. Предложил нам сделку: мы должны беспрепятственно пропускать в обоих направлениях их отряд, а за это они не тронут нас. Сказал, что с москвичами такое соглашение соблюдалось. Я ответил, что приказа нарушить не могу. На это чеченец спокойно возразил:
– Молодые вы все тут, командир, — мальчишки! Ваш этот пост мы можем разнести за пять минут. Но зачем нам убивать друг друга. Нам-то с тобой что делить? Давай так: мы не трогаем вас, вы не трогаете нас.
Когда я не согласился и во второй раз, чеченец предложил помочь продуктами, обещал вина самого лучшего. Вёл себя этот посланец по-хозяйски доброжелательно, приглашал нас в гости на ту сторону, говорил, что в его селении гостя никто не обидит. Просил обдумать его слова. Лично я проникся симпатией к этому спокойному человеку, но на всякий случай спросил:
– Скажи, а лично ты наших ребят убивал?
Чеченец ничем не выдал своих чувств, но ответил с укором:
– Зачем так спрашиваешь, командир? Нехорошо спрашиваешь. Я твой гость, а по нашим обычаям, гость не может быть врагом.
Мне почему-то стало стыдно и чтобы как-то загладить неловкость, я пригласил чеченца поужинать с нами. От тушёнки и консервов гость отказался, а вот чай с сухарями попил с удовольствием. Поговорили о жизни. Чеченец рассказал, что по молодости, когда ещё не обзавёлся семьёй, он ездил в Россию строить фермы и коровники по колхозам. Он показал свои мозолистые руки и сказал, что всю жизнь проработал на земле, и ему не стыдно сейчас защищать свою землю. Не испытывая к нему недоверия, я пошёл провожать его до середины моста.
– Может, всё-таки договоримся, командир? — на прощание спросил гость. — Я тебе не враг, ты мне не враг. Как у вас говорят, худой мир лучше доброй драки. Давай лучше станем друзьями. Война кончится, ты ко мне в гости с семьёй приезжай. Спроси Арсана, меня здесь все знают.
Чеченец говорил со спокойным достоинством хозяина. За весь вечер в его голосе я ни разу не уловил ничего похожего на заискивание перед нами. И это в нём мне тоже нравилось. И почти извиняясь, я ответил:
– Да, пойми ты, Арсан, — не могу! У меня приказ: все машины обыскивать, с оружием никого не пропускать.
– Может, передумаешь?
– Не могу.
– Если передумаешь, — чеченец крепко пожал мне руку, — приходи, поговорим — гостем будешь!
Чеченец, не спеша, скрылся в темноте, а я вернулся на блок-пост и приказал усилить наблюдение, быть в готовности к отражению нападения. Остаток ночи прошёл спокойно. И день прошёл без приключений. Кроме проверки на дороге, почти всё отделение занималось укреплением старых позиций и маскировкой новых огневых точек. По мосту мимо блок-поста весь день по двое и по трое шли немногочисленные мирные жители. В основном женщины и дети. Мужчины встречались редко. Стариков, женщин и детей мы пропускали беспрепятственно, а молодых мужчин обыскивали. Обыскали и две проехавшие за день машины. С наступлением сумерек людской поток иссяк. После позднего ужина, проверив график дежурства и часовых, я почувствовал усталость и прилёг отдохнуть. Хотел чуток полежать и заснул. Видимо, мои подчинённые, глядя на меня, тоже расслабились. Сержант растолкал меня, когда уже светало:
– Товарищ лейтенант, ночью пулемёт украли!
– У кого? — спросил я, не понимая, как это у нас на посту можно украсть пулемёт.
– У нас украли, — чуть не плача, говорит сержант.
– Все живы? — заорал я на сержанта. В моё отсутствие сержант оставался старшим и замещал командира. Значит, он проспал пулемёт.
– Все живы и все на месте, а пулемёта нет, — заныл сержант.
– Проспали, говнюки! — заорал я на всё отделение. — Жизнями своими не дорожите, фазаны желторотые!
А что орать? Теперь уже поздно. Ясно, что это дело рук чеченцев. Но почему они нас не тронули? Вместе с этим вопросом меня мучил другой: как вернуть табельное оружие, за которое с меня строго спросят? Я подозвал пулемётчика, у которого стащили пулемёт. Солдат хмуро подошёл. У него под левым глазом я увидел свежий синяк. Видимо, сержант уже провёл разъяснительную работу.
– Ночью пойдёшь со мной, — приказал я пулемётчику.
– Куда? — не понял тот.
– В гости к чеченцам, за пулемётом!
Солдат мгновенно побледнел. Это означало идти на верную смерть. Но задета была моя честь, и это ЧП могло положить конец началу моей офицерской карьеры. Первое моё самостоятельное задание — и такой позор!
Весь вечер мы с бойцом занимались подготовкой к предстоящей вылазке: чистили и проверяли автоматы, запасались гранатами, проверяли подгонку бронежилетов. Понимая, что можем не вернуться, писали письма родным.
Глубокой ночью мы перешли по мосту на соседний берег. Соблюдая осторожность, шли краем дороги к соседнему селению. Я не представлял себе, как и где искать пропавший пулемёт, но другого выхода, кроме как идти к чеченцам, не видел.
Неизвестностью мы мучились недолго. Не прошло и пяти минут, как мы ступили на чеченский берег, и совсем рядом, из темноты, раздалась команда:
– Стоять!
Мы остановились. Тот же голос с акцентом произнёс:
– На колени! Руки за голову!
Мы повиновались и услышали клацанье автоматов. Скажу честно, мне стало очень страшно. Я старался не глядеть на своего бойца. Четыре тёмных тени, как из– под земли, выросли перед нами. Отобрав оружие, нас связали и уложили на землю. Затем один из чеченцев стал что-то говорить в портативную рацию. Слов я не понимал, потому что диалог вёлся на чеченском.
– Наш командир приглашает вас в гости, — без выражения сказал чеченец с рацией, обращаясь ко мне. — Вставайте и идите за мной.
Нам помогли подняться с земли, но связанных за спиной рук не развязали. Мы пошли за первым чеченцем. Позади нас, прихватив наше оружие, шёл второй чеченец. Двое других исчезли в темноте. Я готовился к самому худшему.
Несмотря на то что стояла глубокая ночь, в селении на улице нас встретили человек двадцать с автоматами. При виде нас, они стали весело переговариваться между собой, перемешивая русские и чеченские слова. По глазам своего солдата я видел, что ему тоже очень страшно.
– Иван, кинжал в жопу хочешь? — выкрикнул один из встречающих на сносном русском, и вся толпа загоготала.
– А шашлык-башлык из русского барана хочешь? — И снова взрыв хохота. Они ещё что-то выкрикивали и смеялись. Но это прекратилось, как только нас ввели в большой дом в центре селения. В просторной комнате, где мы очутились, горел яркий свет. Посередине за накрытым столом сидели трое мужчин примерно одинакового возраста. В сидящем посередине я узнал Арсана, приходившего к нам на пост.
– Здравствуй, командир! — радушным голосом Арсан поприветствовал меня. — Вижу, что ты всё-таки решил воспользоваться моим приглашением и пришёл в гости. Рад. Но почему не предупредил? Я бы тебя встретил.
Он кивнул сопровождавшему нас чеченцу, и тот развязал руки вначале мне, затем солдату.
– Присаживайтесь. — Хозяин жестом указал нам на свободные места за столом. Мы сели. Без верёвки на руках я не почувствовал себя увереннее.
– Гостей посылает сам Аллах! Угощайтесь. Потом говорить будем.
Наших конвоиров он отпустил. В комнате кроме хозяина остались только два чеченца, сидящих за столом. В углу возле двери я заметил несколько автоматов. Видимо, Арсан нас совсем не опасался. Усаживаясь за стол, поздоровались с чеченцами и пожелали им приятного аппетита. Арсан ответил: «Спасибо!», а двое молчаливых, глядя на нас, просто кивнули головами. На столе стояли вино и плов, фрукты и разные овощи. После солдатских консервов у меня даже в такой ситуации потекли слюнки.
– Угощайтесь! — снова предложил нам хозяин. И мы с бойцом потянулись за едой. Правда, плов пришлось есть руками. Казалось, что никто не обращает на нас внимания, но двое молчаливых кавказцев изредка бросали на нас короткие, как молнии, взгляды пытливых глаз. Кроме кинжалов на поясе, другого оружия у них не было.
Хозяин разлил вино в красивые фарфоровые чашечки из кофейного сервиза и предложил тост:
– Хочу выпить за жизнь! Аллах даёт человеку жизнь не для того, чтобы он убивал своего соседа, приносил горе жене и детям его. Аллах даёт человеку жизнь для того, чтобы человек продолжил свой род, воспитал справедливых детей и оставил после себя добрую память. Жизнь и смерть — в руках Всевышнего! Не человеку решать, сколько жить его соседу. И если ты уже взял в руки оружие, то должен помнить, что взял его для справедливого дела. Иначе Аллах покарает тебя! Надо всегда помнить об этом.
Хозяин посмотрел мне в глаза и, выдержав секундную паузу, воскликнул:
– Аллах акбар!
Чеченцы поднялись. Пришлось подняться и нам. Все выпили.
Второй тост хозяин предложил сказать гостям. Пришлось мне брать слово. Я говорил, что война — это плохо, что сам не хочу этой войны, но что давал Присягу на верность Родине и Правительству. Но я волновался и запинался, и такого красивого, как у хозяина, тоста у меня не получилось.
Третий тост чеченцы, как и мы, пили за погибших молча. Вино оказалось крепким. Даже обильно закусывая, я чувствовал, что пьянею. После четвёртого тоста разговор зашёл о политике. Оказалось, наши оценки действиям Правительства на Кавказе совпадают.
– Так за что ты здесь воюешь? Переходи к нам, — предложил хозяин. — Если тебе нужны деньги — будем платить. Дом построишь, машину купишь. Нам знающие офицеры нужны.
– Спасибо! — Мне польстило предложение чеченца. — Если б так ценили офицеров в Российской армии! Но Присягу я давал и нарушить её не могу. И в своих стрелять не смогу. Если б, Арсан, ты предложил бы мне бить за Россию американцев или турок, я бы не раздумывал. Но в своих стрелять не буду.
– На вид ты ещё мальчик, — вдруг заговорил один из молчавших чеченцев. — Но держишься, как мужчина. Говори, зачем пришёл?
– За пулемётом, — ответил я протрезвев.
– Плохо ты службу поставил, — упрекнул Арсан. — Заходи, режь вас, как баранов, делай, что хочешь! Плохо службу поставил, командир.
– Устали все очень. Целый день переоборудовали позиции, — только и смог я сказать в оправдание. — А почему вы нас не тронули?
– Мы не бандиты, — ответил Арсан. — Если можно обойтись без крови, мы её зря не проливаем. А вас жалко стало — пацаны зелёные.
– Так, как насчёт пулемёта? — вступил в разговор молчавший до этого и достаточно опьяневший солдат-пулемётчик.
– Значит, вам нужен пулемёт? — Хозяин смотрел мне в глаза.
– Нужен.
– Договоримся так: я возвращаю тебе пулемёт, а ты будешь пропускать нас через свой пост. И мне будет достаточно сейчас твоего слова, командир. Помни, что ты теперь мой должник, и твои люди до сих пор все живы.
В тот момент мы с солдатом находились в руках чеченцев, и те могли бы сделать с нами всё, что захотели. И не дать такого слова значило подписать себе и солдату смертный приговор. И я дал им это слово.
Двое чеченцев проводили нас до моста. Там нам вернули автоматы, гранаты и наш пулемёт и растворились в темноте.
В следующие дни, прежде чем чеченский отряд переезжал мост, на блок-пост приходил местный крестьянин и предупреждал меня об этом. Чеченцы проезжали на машинах, а мы их не останавливали. По моим подсчётам, отряд насчитывал не менее полусотни человек.
Через две недели наше отделение сменили на этом посту. А ещё через десять дней во время операции я сорвался со скалы и повредил позвоночник.
– Интересная история! — горько усмехнулся Виктор. — Мне такие чеченцы не попадались.
– Среди чеченцев тоже встречаются нормальные люди, — вступил в разговор капитан-мотострелок. — А есть русские — хуже чеченцев. Наш командир полка — шкура продажная. Ходили слухи, что он через своих доверенных людей продаёт чеченцам обмундирование, оружие и горючее. То, что он под видом переговоров постоянно встречался с «дудаевцами», не было ни для кого секретом. Частенько их полевые командиры в нашем расположении появлялись под видом мирных чеченцев. Однажды заявились такие гости к нашему «полкану», и он их в своей палатке стал угощать. Вызвал тогда «полкан» командира взвода разведки и велел принести рабочую карту. А на неё взводный только что нанёс задачу предстоящих действий разведвзвода в тылу противника предстоящей ночью. Взводный ходил в тыл к «дудаевцам» уже не раз, провёл не одну диверсию, привёл немало пленных, поэтому у него были причины войти в палатку командира полка, где сидели чеченцы, в маске. Командир наорал на него, велел маску снять и стал показывать чеченцам на карте взводного места предстоящей операции.
Взводный — парень смекалистый, ночью повёл свою группу совсем по другим целям. Провел диверсии и, прихватив «языка», через сутки и сам вернулся, и всю группу привёл без потерь. В тот день к командиру полка снова приезжали чеченцы. А на следующий день командир взвода разведки был в срочном порядке отправлен в краткосрочный отпуск с выездом на Родину. Из отпуска взводный так и не вернулся. Говорили, что погиб, мол, — несчастный случай. А я не верю! Продал его наш «полкан»! Знаю, что солдат некоторые командиры продают чеченцам. Почему бы и офицера не продать? На этой войне всё продаётся.
– Неужели про дела вашего командира полка «особисты» не знали? Или до командования информация не доходила? — спросил Виктор.
– Кому следует, те и без нас знали! Только офицеры поговаривали, что доходами от своей «коммерции» наш «полкан» делился с кем-то «наверху». — Капитан указал большим пальцем в потолок.
– Пристрелить надо было такую сволочь! — высказал своё мнение Виктор. — Слава Богу, что в Десантных войсках мы о таких случаях не слышали!
– А вы не слышали об уголовных делах, заведённых на начальников вещевых служб нескольких военных училищ? — лейтенант с травмой позвоночника даже повысил голос. — Машинами в Чечню обмундирование поставляли. Такса такая: машина сапог или камуфляжа — машина «Жигули» девятой модели.
– Вот гады! — выругался мотострелок. — Взяли их?
– Говорят, что взяли на третьей поставке.
К разговору присоединился лейтенант с ранением головы. С трудом произнося слова, он всё-таки поведал о том, что в январе после первого штурма Грозного подразделения Внутренних войск шли за десантниками и мотострелками, теснившими противника, занимались «зачисткой» территорий, проверяя здания, подвалы и квартиры. В районе действий их подразделения оказалась станция технического обслуживания автомобилей «Жигули» вместе с автомагазином. Боевики оставили этот объект без боя, поэтому ни станция, ни магазин не пострадали. Новенькие автомобили стояли все целёхонькие. Командир подразделения Внутренних войск доложил об этом вышестоящему начальству, от которого получил приказ на усиленную охрану объекта. Уже в конце дня на территории захваченного автомагазина стали появляться первые высокие чины МВД. Из офицеров и прапорщиков в авральном порядке были сформированы две команды для перегона новеньких машин в Россию. Лейтенант попал в состав колонны, которая направлялась в Москву. Из Грозного вышли ранним морозным утром в составе из двадцати пяти машин под охраной трёх бронетранспортёров. Соответствующие документы лежали в каждой машине в «бардачке». Некоторые из машин доверху были нагружены коврами, музыкальными центрами, телевизорами, видеоаппаратурой и даже одеждой. Под охраной бронетранспортёров шли до Ростова. Далее десять машин из двадцати пяти отправились на Москву уже в сопровождении милицейских машин с мигалками. Без происшествий автомобили были доставлены в ближнее Подмосковье в одну из частей Внутренних Войск. Там перегонщики сдали машины, отметили командировку и уже на следующий день вылетели с подмосковного аэродрома военно-транспортным самолётом в Моздок. А оттуда вертолётом в Грозный — в свою часть. Но тогда повоевать лейтенанту не удалось. Вскоре его часть перевели на Ставрополье для выполнения охранных функций. Но через три месяца часть была переброшена обратно в Чечню. И лейтенанту пришлось участвовать в нескольких стычках с «дудаевцами». Но пуля снайпера настигла его не в бою, а в машине при подъезде к полевому лагерю. Пуля, пробив деревянный борт «Урала» и защитную каску, застряла у лейтенанта в черепе. На этом и закончилась, едва успев начаться, его военная карьера.
– Не горюй, лейтенант, — подбодрил его Виктор, — зато с женой тебе повезло! Считай, поймал удачу за хвост!
Молоденькая супруга лейтенанта послала десантнику благодарную улыбку и засмущалась, чувствуя на себе всеобщее внимание.
Тут неожиданно для всех к разговору присоединился всё время молчавший танкист.
– А мне тоже повезло. Вытащили меня чеченцы из подбитого танка. Несколько попаданий броня выдержала, но гусеницы, гады, перебили. И механика-водителя убили. А я из пушки стрелял, пока самого не оглушило. Достали они меня, привели в чувства и стали бить. Потом отвезли куда-то и пытались вербовать. Много чего обещали. Снова били. Но потом поняли, что без толку со мной возятся. Вывели в лесок, показали место, дали лопату и велели копать себе могилу. Я выкопал. Они в последний раз предложили на них поработать. Я отказался. Поставили меня на колени на краю ямы и стали целиться из пистолета. Мне уже всё равно было. Выстрелили почему-то мимо. Но привели другого мужика, избитого всего, и приказали, чтобы я смотрел. Прострелили ему голову и — в яму. Заставили меня закапывать. На следующий день процедура повторилась. На этот раз на моих глазах зарезали молодого солдата.
А вечером того дня я понял, почему меня сразу не убили. Я родом из Быково Волгоградской области. Так там мы с Шервани Басаевым в техникуме в одной группе учились. И даже дрались. В одной из драк я сломал ему нос. Ещё раньше в этом техникуме его брат учился — Шамиль Басаев. Брата я не знал, хотя он и приезжал к Шервани. Ну враждовали мы с Шервани не то чтобы очень, но и друзьями не стали.
Так тем вечером позвал меня Шервани к себе. Оказалось, что это его отряд меня взял. И Шервани с самого начала за мной наблюдал. Накормил он меня тогда, угостил водкой, похвалил за то, что я мужественно держусь. Повспоминали студенческие годы. Потом Шервани сказал, что убивать меня не станет. А вот сломанный нос — не простит. Позвал он своих молодцев, положили они мои руки между двух табуреток, а третьей ударили сверху. Вот так с переломанными руками и завязанными глазами вывезли они меня на дорогу и бросили. Даже повязку не сняли. Не знаю, сколько я там просидел, но подобрала меня тыловая колонна какой-то воинской части.
Танкист закончил свой рассказ. В палате повисла тишина. Чего только не случается на войне? Но с человеческой жестокостью не может сравниться никакая звериная. Иванов попытался хоть как-то смягчить тяжёлое впечатление, произведенное рассказом:
– Сергей, а мы с тобой земляки. Я из Волгограда.
– Надо же! — удивился танкист, приподнявшись на кровати и посмотрев на вертолётчика. — В одной палате встретились.
– Везёт тебе на «земляков»! — пошутил капитан-мотострелок.
– Я, вообще, везучий, — согласился Сергей.
– А ты женат? — поинтересовался Иванов.
– Женат, — ответил танкист. — Моя обещает скоро в госпиталь приехать. Сегодня с ней по телефону разговаривал.
– И дети есть?
– Дочка. Три годика.
– Счастливый ты, — вздохнул Иванов.
В последнее время всё чаще его собственные мысли возвращались к бывшей жене Светлане. Как сложилась у неё жизнь? Как их сын? Иванов ничего о них не знал. Ведь не будь тогда его измены, наверное, Светлана сейчас, как и жена лейтенанта, сидела бы у постели своего мужа. И была бы у них семья. Как далеко тот уютный тёплый мирок со светящимся на кухне окном, которое Иванов видел всегда при заходе на посадку на ночной аэродром. Это окно далёким маяком осталось в море прошлой жизни, где шторма превратили в обломки лодку счастья Иванова. И теперь пережитое даже кажется нереальным. А ведь у него растёт сын. Сколько ему сейчас? Годик и четыре месяца? К сыну Иванов так и не успел привязаться, но любил его всегда. Он помнил маленький тёплый комочек в своих руках и переполнявшее огромное чувство радости, что это его сын! Сейчас сынок подрос. Наверное, Иванов не узнал бы его среди других детей. Сколько он не видел сына? Почти год.
Иванов закрыл глаза и попытался представить свою бывшую жену. Но вместо нее он снова видел Наташу. Но Наташа погибла. Её нет. Нет и всё! Иванов поднялся и подошёл к открытому окну. Вечер за окном манил лёгким запахом травы и цветов. Затянувшиеся сумерки мягко переливались в ночь, на территории госпиталя начинали вспыхивать холодным белым светом электрические фонари. Иванов решил перед сном пройтись. Он вышел из здания, сел на лавку и стал смотреть на ещё не яркие звёзды до тех пор, пока у него не закружилась голова. Из-за кирпичного госпитального забора доносился затихающий шум уставшего за день города. И с ощущением тёплого летнего вечера Иванов вдруг почувствовал острое желание жить. Жить полнокровной, наполненной радостью и заботами жизнью. Он поднялся и побрёл по асфальтовой дорожке, бегущей вдоль забора. Навстречу ему шла молодая женщина в белом халате. Издалека она напомнила Иванову Наташу. Он впервые видел эту женщину, но, поравнявшись с ней, улыбнулся и поздоровался:
– Добрый вечер!
Бросив на него удивлённый взгляд, незнакомка улыбнулась и, лишь на мгновение замедлив шаг, ответила:
– Добрый вечер.
И, не оборачиваясь, пошла дальше. А у Иванова на душе стало хорошо и радостно.
«Спокойного Вам дежурства!» — пожелал ей мысленно Иванов.
Возвращаясь с прогулки, он уже принял решение, что завтра вечером, когда уйдут врачи, идти к Светлане и сыну.

Иванов, одетый по «гражданке» пришёл во двор дома, где жили его бывшая жена и сын, когда уже стемнело, и в окнах стал зажигаться свет. Знакомое окно на кухне тоже светилось, подсказывая Иванову, что в квартире кто-то есть. Как ни пытался Иванов хоть что-нибудь рассмотреть через неплотно закрытые шторы, но напрасно. Четвёртый этаж девятиэтажного дома не просматривался со двора. Испытывая сильное волнение, Иванов, отказавшись от лифта, поднялся по знакомой лестнице на четвёртый этаж. Тут ничего не изменилось за несколько лет. Он долго стоял у знакомой двери, не решаясь нажать кнопку звонка, чутко ловя каждый звук, доносящийся из квартиры. Ему показалось, что несколько раз он слышал детский голос. У Иванова стучало сердце, тряслись и потели руки, и он всё не мог сконцентрироваться на том, что скажет, если дверь откроет Светлана. Наконец, собравшись с силами, Иванов решился нажать на кнопку звонка. Тот отозвался почти забытой трелью. За дверью послышались лёгкие шаги, щёлкнул замок, и на пороге в домашнем трико появилась Света. Иванов узнал и не узнал её. Она немного поправилась, но эта полнота делала её женственнее, Светлана высветлила волосы, и новая причёска шла ей. Но глаза. Выражение её глаз тоже изменилось. Раньше она не так смотрела на Иванова.
– Это ты?.. — первое, что произнесла с удивлением Светлана. В её голосе Иванов не уловил радости.
– Я, — выдавил, волнуясь, Иванов. — Здравствуй, Света.
– Ты… Вы зачем?
– Повидать тебя и сына. Войти можно?
– Входи…те. — Светлана выглядела растерянной. Она почему-то упорно старалась называть Иванова на «Вы».
– Света, кто там? — Услышал Иванов с кухни мужской голос. Он всё понял. Светлана, видимо, испытывая не меньшее волнение, побежала на кухню, оставив Иванова глупо стоять в прихожей. На кухне возник какой-то разговор шёпотом, слов Иванов разобрать не мог. Но по интонации он понял, что Светлана о чём-то просит находящегося там мужчину. Тот отвечал односложно. Через пару минут она вышла в коридор.
– Тут подарки малышу. — Иванов протянул пакет с игрушками, за которыми днём съездил в центральный универмаг.
– Поставьте там. — Светлана стояла довольно далеко и не попыталась подойти. — У нас всё есть. Нам ничего не нужно.
– Ну, а ты как? — Иванов, поставив пакет, посмотрел по сторонам.
– Нормально. Ни в чём не нуждаюсь.
– А сын где? — Иванов остановил взгляд на Светлане.
Преодолевая волнение, бывшая супруга произнесла:
– Давайте с Вами договоримся: Вы — не отец. Сын Вас не знал. Скоро у него будет другой отец.
– Сына покажи, — потребовал Иванов.
– Нет, — твердо ответила Светлана. — Повторяю: у него будет другой отец.
– Никогда! — прорычал Иванов. — У него есть и всегда будет настоящий отец.
– Тогда мы скажем, что его папа — лётчик, разбился, когда он был маленьким. У него будет один отец.
– Света, что с тобой? — Иванов старался поймать её ускользающий взгляд. — Покажи сына.
– Незачем на него смотреть. Всё равно Вы его скоро забудете.
– Мстишь? Да, я виноват перед тобой! Но не перед сыном.
– Уходите. И не приходите к нам больше.
Тут до слуха Иванова с кухни донёсся детский голос. Услышав его, Иванов, отстранив с пути Светлану, решительно направился туда. За столом сидел крепкий мужчина средних лет и кормил из ложечки сидящего на его коленях симпатичного малыша. Мужчина без эмоций посмотрел на незваного гостя и снова переключил внимание на ребёнка. При виде сына Иванов не испытал никаких новых чувств, кроме тех, что всегда испытывал, думая о нём, — волнение. При виде семейной идиллии решимость Иванова улетучилась. Малыш посмотрел на гостя, но, видимо не найдя ничего интересного, снова сосредоточил своё внимание на тарелке с кашей. По всему было видно, что ребёнку хорошо на руках у мужчины. Поглядев на ребёнка несколько секунд, Иванов, ничего не сказав, развернулся и направился к выходу. Проходя в коридоре мимо плачущей Светланы, Иванов проронил:
– Прости меня. Если сможешь…
На улице Иванов сел на лавочку возле подъезда и просидел там довольно долго, борясь с подступавшими к горлу слезами и стараясь разобраться в своих чувствах от встречи с бывшей семьёй. Не такой он представлял себе эту встречу. Светлана стала совсем чужой. Как и этот дом. Да и мальчику, видимо, хорошо с новым папой. А Иванов здесь лишний…

В один из будних дней на пороге госпитальной палаты с сумками и пакетами неожиданно появился Андрей Ващенка, одетый по гражданской моде в светлую рубашку и брюки. Скучная госпитальная жизнь уже порядком надоела Иванову, и появление Андрея стало для него настоящим праздником.
Сложив перед тумбочкой подарки, со словами: «Еле нашёл тебя, командир», — Ващенка как ребёнок кинулся к Иванову. Они крепко обнялись.
– Андрюха, как я рад тебя видеть! — не скрывая эмоций, воскликнул Иванов. Затем он представил своего «правака» всей палате:
– Друзья, а это тот самый незаменимый Андрей, про которого я вам рассказывал.
Танкист и мотострелок подошли и пожали Ващенке руку как старому знакомому. К тем, кто не мог встать, Андрей подходил сам. Иванов представлял всех по именам. Последним Ващенка поздоровался с Виктором.
– Ну и здоров же ты! — прокомментировал Андрей крепкое рукопожатие богатыря.
– Уже не такой, как раньше, — ответил десантник.
– Будешь ещё лучше! — пообещал Ващенка с видом врача.
– Ну, пошли, поговорим, — с нетерпением потащил Иванов своего «правака» на улицу.
Для разговора Иванов и Ващенка уединились в самом дальнем конце госпитального хоздвора, где их не могли видеть врачи, и открыли пиво, принесённое Андреем.
– За встречу! — произнёс тост Иванов, поднимая откупоренную бутылку.
– За здоровье! — поддержал Ващенка.
Рассказав о делах в полку в Моздоке, Ващенка сообщил, что звено Иванова почему-то раньше времени откомандировали обратно на базу и дали отпуск. Последнее время в Чечне летали меньше, чем при Иванове, возили, в основном, груз и раненых. Всё время не хватало топлива. Стрелять уже не приходилось. В звене потерь нет. Фархеев неплохо справляется на должности временно исполняющего обязанности командира звена. Мужики все соскучились, передают большой привет! Очень ждут обратно в часть. Собрали деньги на подарок, но Ващенка так и не решил, что купить, поэтому отдаёт всю сумму Иванову, пусть решает сам. Фрукты Андрей купил и принёс. Хватит на всю палату.
– Прокурорская проверка в полку нарушений не выявила. После того, как узнали, что ты попал под обстрел, «особисты» успокоились, — докладывал Ващенка, потягивая из бутылки тёплое пиво. — Командир полка и начальник штаба передали тебе в подарок штурманские часы. Держи! — Андрей протянул Иванову картонную коробочку. — И пожелания скорейшего выздоровления! Девчонки из госпиталя просили тебя расцеловать. Но трезвым я этого делать не буду! Сейчас выпью ещё пару бутылочек, тогда поцелую. А вот письмо от Тамары.
Ващенка достал из сумки сложенный пополам запечатанный конверт. Взяв письмо, Иванов положил его в нагрудный карман госпитальной куртки со словами:
– Потом прочитаю. Рассказывай, мне всё интересно.
– После известия, что ты попал в госпиталь в тяжёлом состоянии, Тамара высохла вся, — тихо произнес Ващенка. — Это она разузнала, где ты находишься, и дала мне адрес. Она пока ещё в Моздоке, но скоро переводится в Ростов. Там в письме всё написано. Кстати, её тоже «таскали» в особый отдел: про тебя расспрашивали. Саня, ты ответь ей обязательно.
– Отвечу, — пообещал Иванов. — А как твои отношения с Мариной?
– Мы с Мариной решили пожениться, — сообщил Ващенка.
– Серьёзно? — воскликнул Иванов. — Рад за вас! Вот Маринка — молодец!
– Молодец, — улыбнулся Андрей. — Знаешь, командир, полюбил я её. Помнишь наши разговоры о любви? Всё случилось так, как ты говорил. Не представляю теперь без неё жизни.
– Когда свадьба?
– Сегодня на неделю еду к её родителям торжественно просить руки дочери. Она там будет меня ждать. Там и заявление подадим.
– Мне приглашение пришлите.
– Обязательно. Только куда?
– Куда? — Этот вопрос озадачил Иванова. — Я сам тебе позвоню.
– Ладно. А хочешь послушать какой номер «отколол» Мишка Ковалёв?
– Какой? — Иванова интересовало всё, связанное с Ковалёвым.
– Он в Моздоке из вертолёта помогал разгружать убитых. Привезли ребят, подорвавшихся ночью в составе колонны. Трупы складывали прямо на бетон. Ковалёв перепачкался кровью и, как обычно, тут же «принял на грудь». День стоял жаркий, Михаила развезло. Он не нашёл ничего лучше, чем улечься на носилки рядом с убитыми. Пришла машина-труповозка. Комендатура в суматохе не разобралась и вытащила у Ковалёва документы из кармана. Так Михаил попал в список убитых. Когда его стали грузить в машину, Ковалёв очухался, чем перепугал солдат. Сбежал с аэродрома без документов. Потом их кое-как вернул. Но самое смешное было после, когда в часть пришёл запрос из военкомата о пропаже тела. Похоронка вместе с медалью домой пришла, а тела нет. Ковалёв поехал разбираться. Рассказывает, что теперь «достаёт» военкома, чтобы тот выделил ему деньги на памятник. Говорит, что похороны его не скоро, боится не дожить… Кстати, большой привет тебе от него.
– Узнаю Ковалёва! — от души смеялся Иванов.
– Это ещё не всё. По возвращению из отпуска Ирка «наградила» Мишку триппером. Вместе лечились. Но он её не бросил.
– По Мишке и штанишки! — усмехнулся Иванов.
Ващенка замолчал. По его глазам Иванов определил, что Андрей хочет ещё что-то сказать, но не решается.
– Что-нибудь ещё? — поинтересовался Иванов.
– Я решил уходить из армии. Ты правильно говорил, что сейчас никто никому не нужен. Освободилась должность командира экипажа, а меня не утвердили… Квартира мне не светит. Тебе по твоей выслуге должны дать… Перспектива по службе у меня тоже — не очень…
– Это всё? — Иванов чувствовал, что Андрей что-то не договаривает.
– Понимаешь, — пряча глаза, начал Ващенка, — за ту операцию с фермой нас наградили…
– Всех? — у Иванова появилось нехорошее предчувствие.
– Орденами Мужества. Всех.., — с трудом проговорил Ващенка и запнулся.
– Не тяни!
– А тебе дали медаль Нестерова.
– А Мельничуку? — спросил Иванов, похолодев.
– Ему орден.
– Кто изменил представления? Я же не внёс Мельничука в общий список! — не годуя, закричал Иванов.
– Замполит этим занимался с командиром эскадрильи, — тихо ответил Ващенка.
– А что командир полка, начальник штаба?!
– Не знаю. На тот момент над всеми висела прокурорская проверка, может, поэтому всё так получилось? — предположил Ващенка и показал Иванову коробочку с медалью и наградную книжечку. — Вот, командир, в полку просили тебе передать, — извиняющимся тоном произнёс «правак».
– Дожили! — Иванов с досадой стукнул кулаком по лавке, на которой сидел. — Даже вручить медаль по Уставу не могут. А трусу — орден! Не стыдно было Мельничуку брать этот орден?
– Иван сиял от радости, когда получал его перед строем полка, — ответил Ващенка и положил руку на плечо Иванова. — Не переживай, командир, это ведь не единственная несправедливость по жизни. Много их было и много ещё будет. Не рви здоровье. Звено знает, кто настоящий герой! И не в орденах счастье.
– Да, орденов-то мне хватит! — зло бросил Иванов. — Убивает несправедливость! Ну и гнида этот Косачаный!
– Редкая сволочь, — согласился Ващенка. — Да, на Мельничука пришёл приказ о переводе в другой полк с повышением.
– И хрен с ним…– Настроение Иванова на весь день было испорчено.
– Слушай, Андрей, — попросил Иванов, чувствуя жгучую обиду, — принеси водки, пожалуйста. Пару бутылок.
– А тебе можно? — осторожно поинтересовался Ващенка.
– Можно. Уже больше месяца спиртного в рот не брал. А сегодня надо.
– Понимаю, — Ващенка поднялся. — Ты извини, командир, что всё так получилось…
– Тебя-то за что извинять? Всё нормально, Андрюха! Водку неси.
– Где тут ближайший магазин?
– Не выходил ещё, но по старой памяти — за углом налево.
– Ну, я пошёл.
– Жду тебя здесь. — Иванов проводил Ващенку долгим взглядом. Потом посмотрел на коробочку с медалью и, не открывая, сунул её в боковой карман куртки. Смотреть на медаль сейчас Иванов не имел ни малейшего желания. Пока Ващенка ходил за водкой, Иванов припомнил все мельчайшие детали того злополучного полёта. Если бы ему просто не дали орден — это ещё полбеды. Но вручить Мельничуку орден, а ему медаль — это позор и унижение!
Ващенка принес две бутылки водки, но пить не стал, отказавшись мешать пиво с водкой перед дальней дорогой.
– Не знаешь, на той высотке кто-нибудь из моей команды уцелел? — задал Андрею вопрос Иванов, открывая первую бутылку.
– Никто не уцелел, Саня. Снаряд попал почти в самую вершину. Одни куски от людей… Если бы ты не спустился ниже — не разговаривали бы мы сейчас.
– Светлая память этим ребятам, — Иванов сделал первый глоток из бутылки. — Хорошие парни были!
– Знаю, что уголовное дело заводить не стали. Списали на боевые потери, — Андрей глотнул пива.
– Кто бы сомневался!.. А что с историей с теми ящиками?.. Помнишь?
– Тишина. Как-будто не было ничего…
– Ты думаешь, зря я тогда?..
– Я этого не говорил.
Посидев немного, Ващенка попрощался с Ивановым и поспешил на вокзал, чтобы успеть на ближайший поезд на Москву. После прощания и ухода «правака» на душе Иванова стало ещё хуже, да так, что ему не хотелось жить. Пригубив первую бутылку водки, Иванов, не закусывая, выпил сразу половину. Потом он помнил, как пошёл в палату, где с мотострелком и танкистом допил остальное. Виктор только чуть притронулся к налитой на дно стакана водке. Потом Иванов уже ничего не помнил.
Ночью у Иванова сильно разболелась голова. Боль отогнала сон. Он сел на кровать возле открытого окна, достал из кармана коробочку и в полумраке стал рассматривать медаль. В луче света, падающего от уличного фонаря, небольшая отливающая бледностью медаль показалась Иванову уродливой. Её планка голубого цвета не вызывала никаких эмоций, кроме обиды на случившуюся несправедливость. Взвесив круглый кусочек металла на ладони, Иванов со всего размаха выкинул её в окно. Размышляя о человеческой несправедливости, он так и не заснул до утра.
Утром он не смог подняться с постели. Голова кружилась и болела, таблетки не помогали. Становилось хуже. Лечащему врачу было доложено, что пациент вчера напился, а сегодня почувствовал себя плохо и не может встать. Врач появился в палате, когда Иванову ставили вторую инъекцию. Иванову казалось, что его череп сейчас расколется от невыносимой боли. Мысли лихорадило — он не мог связать и двух слов. Перед глазами всё плыло. Руки стали непослушными и мелко тряслись. Кончики пальцев немели и пробивались изнутри мелкими иголками. Тошнило. Не хватало воздуха.
– Кто же после контузии пьёт? Умереть захотелось? — по-отечески пожурил Иванова доктор. — В реанимацию…
Иванов потерял сознание…

Иванов очнулся в незнакомой палате. Он лежал, укрытый простынёй по грудь. В руку была вставлена игла капельницы. Он осмотрелся. Кроме него в палате стояли ещё четыре занятые койки. Лежащие на них не подавали признаков жизни. Что-то тихо шелестело, гудел какой-то аппарат. «Реанимация», — понял Иванов.
Неслышно зашла пожилая женщина в белом халате. Иванов хотел спросить про письмо, которое не успел прочитать. Но вместо слов у него вышло только мычание — слова не выговаривались. Он поднял свободную руку и призывно махнул ей. Женщина, обратив внимание, подошла.
– Вам что-то нужно? — тихо поинтересовалась она.
Иванов еле заметно кивнул и жестом показал, что хочет написать. Он уже понял, что не может говорить. Женщина отошла и вернулась с тетрадью и ручкой.
– Попробуйте написать, — она держала тетрадку так, чтобы Иванову было удобно выводить буквы.
Иванов вывел корявым почерком одно слово «Письмо».
Женщина удивилась:
– Вы хотите написать письмо?
Иванов отрицательно покачал головой и показал на грудь.
– Не понимаю… — вздохнула женщина.
Проверив капельницу, она вышла из палаты.

Через три дня Иванова вернули на его место в общую палату.
– Здорово, летун! — радостно приветствовал его Виктор. — Пока ты неделю отсутствовал, Василий выписался. Привет тебе от него большой и от его супруги тоже. Держи их адрес — тебе оставили.
Десантник достал из тумбочки сложенный тетрадный листок и передал Иванову. Тот кивнул в знак благодарности.
– На месте Василия теперь новенький — связист, — продолжил Виктор.
Иванов посмотрел в ту сторону. Кровать пустовала.
– Он ходячий. Гуляет, — Виктор внимательно смотрел на Иванова: — А ты, говорят, не разговариваешь?
Иванов кивнул.
– Да!.. — тяжело вздохнул товарищ. Потом его лицо просветлело, — А у меня радость! Протезы мне везут! Скоро выписываюсь.
Иванов улыбнулся и понимающе посмотрел на друга.

Через неделю Иванов в госпитальном костюме сидел в большом зале перед комиссией из пяти пожилых врачей.
Председатель комиссии, просмотрев историю болезни, проинформировал остальных:
– Случай тяжёлый, коллеги. Серьезнейшая контузия. Пациент шёл на поправку, но какое-то нервное потрясение, усугублённое принятием алкоголя, — сделало своё дело. Координация нарушена незначительно, но пациент не может говорить. Как долго это продлится, — сказать трудно: может, год, а может, и всю жизнь. Возможно ухудшение слуха. Надеюсь, коллегам понятно, что здесь очевидна группа инвалидности. Комиссуем.
Сидящий рядом с председателем доктор посмотрел на Иванова:
– У пациента есть вопросы?
Иванов отрицательно покачал головой.
Председатель ещё раз пролистал толстую папку и посмотрел на Иванова:
– Случай не безнадёжный, молодой человек. Но необходимо себя беречь. Никаких нервных потрясений, алкоголь исключить. Вам понятно?
Иванов кивнул.
– Ну что ж, готовим к выписке… — произнёс председатель.

Когда Иванов, одетый в военные брюки и рубашку с погонами, с небольшим чемоданом вышел из дверей госпитального здания, на улице шёл мелкий дождь. За Ивановым тихо закрылась дверь, и он оказался один под прохладными каплями. Он остановился и поднял лицо им навстречу. Падающие капли, словно из душа, секли не больно, ударяя по щекам и закрытым глазам. Это даже бодрило. Постояв немного, Иванов в последний раз оглянулся на госпиталь и пошёл к выходу. Уже почти дойдя до дверей проходной, он остановился от неожиданности. У выхода под навесом стояла маленькая хрупкая девушка. Иванов всматривался в знакомый силуэт и не верил своим глазам: там стояла Лена. Девушка, поняв, что он её узнал, сделала шаг навстречу. Капли дождя тоже стали попадать на её лицо и платье.
Иванов всё стоял и стоял, и не понимал, почему катящиеся по лицу дождевые капли такие солёные…


ЭПИЛОГ

В конце ноября меня срочно вызвали в Управляющую Компанию. Взяв билет до Москвы в спальный вагон, я уже подумывал, что поеду один в двухместном просторном купе, так как до отправления поезда оставались считанные минуты. Но когда поезд тронулся, дверь в купе мягко отошла, и на пороге возникла не очень высокая, но хорошо сложенная худощавая фигура интересного мужчины в длинном тёмном пальто. На вид мужчина был моим ровесником — лет сорока, — с небольшой сединой в тёмной густой шевелюре прямых, аккуратно зачёсанных волос, в золотых тонких очках. В руках он держал чёрный кожаный чемодан-дипломат. Поздоровавшись глухим низким голосом, мой попутчик прошёл в купе, поставил чемодан на свой диван и снял пальто. Дорогой хорошо сидящий по фигуре тёмно-синий костюм в мелкую бледную полоску подчеркивал достоинства его внешности. Сняв пиджак и галстук, и аккуратно повесив их на плечики, мужчина устроился напротив меня и представился, протянув руку:
– Будем знакомы. Иванов. Александр.
На другой его руке я разглядел очень дорогие золотые швейцарские часы. И больше никаких колец или украшений.
Я тоже представился и дружески пожал небольшую, но крепкую руку.
– До Москвы? — поинтересовался я.
– До самой столицы, — утвердительно кивнул попутчик. — День там. Потом обратно.
– На самолёте не рискнули? — намекнул я на переменчивую осеннюю погоду, бросив взгляд на плывущий за окном в туманной дымке пейзаж.
– Да, — вздохнул, посмотрев в окно, мой сосед. — Не люблю я поездов. Шестнадцать лет прослужил в авиации. Я в прошлом — военный лётчик, поэтому люблю летать. Но опаздывать никак нельзя. Вот решил — поездом.
– Удивительное совпадение! — негромко воскликнул я. — Оказывается, мы с вами — коллеги. Я тоже бывший военный лётчик. Только прослужил двадцать положенных.
– А где Вы служили? — поинтересовался он.
Оказалось, что мы заканчивали одно авиационное училище. Только он– на два года позже меня. И служили мы почти всегда рядом. Даже бывали в одних и тех же местах. И общие знакомые у нас нашлись.
– Надо же! — усмехнувшись, удивился сосед. — И только теперь встретились. А Вы женаты?
– Женат. А Вы?
– У меня жена — поискать! Настоящая русская женщина! Считайте, с того света меня вытащила.
– Расскажете? — заинтересовался я.
– Расскажу…
Так началось наше знакомство.
После коньяка и раннего ужина, принесённого официантом прямо в купе из вагона-ресторана, у нас потекла неспешная беседа. Мой попутчик, как и я, не курил, поэтому нам не нужно было прерываться на долгие перекуры. Несмотря на это, наш разговор затянулся до утра.
Вначале я коротко рассказал свою историю. Потом он — свою…



Волгоград 2006 год

СОДЕРЖАНИЕ
I. Лена ...............................................................................................4
II. Кавказ .........................................................................................24
III. Наташа ......................................................................................45
IV. Боевые будни ..........................................................................151
V. На земле ...................................................................................263
VI. Госпиталь ................................................................................278
Эпилог ...........................................................................................326




Олег Бажанов         E-mail









Посмотреть другие страницы :
| 905 | | 904 | | 903 | | 902 | | 901 | | 900 | | 899 | | 898 | | 897 | | 896 | | 895 | | 894 | | 893 | | 892 | | 891 | | 890 | | 889 | | 888 | | 887 | | 886 | | 885 | | 884 | | 883 | | 882 | | 881 | | 880 | | 879 | | 878 | | 877 | | 876 | | 875 | | 874 | | 873 | | 872 | | 871 | | 870 | | 869 | | 868 | | 867 | | 866 | | 865 | | 864 | | 863 | | 862 | | 861 | | 860 | | 859 | | 858 | | 857 | | 856 | | 855 | | 854 | | 853 | | 852 | | 851 | | 850 | | 849 | | 848 | | 847 | | 846 | | 845 | | 844 | | 843 | | 842 | | 841 | | 840 | | 839 | | 838 | | 837 | | 836 | | 835 | | 834 | | 833 | | 832 | | 831 | | 830 | | 829 | | 828 | | 827 | | 826 | | 825 | | 824 | | 823 | | 822 | | 821 | | 820 | | 819 | | 818 | | 817 | | 816 | | 815 | | 814 | | 813 | | 812 | | 811 | | 810 | | 809 | | 808 | | 807 | | 806 | | 805 | | 804 | | 803 | | 802 | | 801 | | 800 | | 799 | | 798 | | 797 | | 796 | | 795 | | 794 | | 793 | | 792 | | 791 | | 790 | | 789 | | 788 | | 787 | | 786 | | 785 | | 784 | | 783 | | 782 | | 781 | | 780 | | 779 | | 778 | | 777 | | 776 | | 775 | | 774 | | 773 | | 772 | | 771 | | 770 | | 769 | | 768 | | 767 | | 766 | | 765 | | 764 | | 763 | | 762 | | 761 | | 760 | | 759 | | 758 | | 757 | | 756 | | 755 | | 754 | | 753 | | 752 | | 751 | | 750 | | 749 | | 748 | | 747 | | 746 | | 745 | | 744 | | 743 | | 742 | | 741 | | 740 | | 739 | | 738 | | 737 | | 736 | | 735 | | 734 | | 733 | | 732 | | 731 | | 730 | | 729 | | 728 | | 727 | | 726 | | 725 | | 724 | | 723 | | 722 | | 721 | | 720 | | 719 | | 718 | | 717 | | 716 | | 715 | | 714 | | 713 | | 712 | | 711 | | 710 | | 709 | | 708 | | 707 | | 706 | | 705 | | 704 | | 703 | | 702 | | 701 | | 700 | | 699 | | 698 | | 697 | | 696 | | 695 | | 694 | | 693 | | 692 | | 691 | | 690 | | 689 | | 688 | | 687 | | 686 | | 685 | | 684 | | 683 | | 682 | | 681 | | 680 | | 679 | | 678 | | 677 | | 676 | | 675 | | 674 | | 673 | | 672 | | 671 | | 670 | | 669 | | 668 | | 667 | | 666 | | 665 | | 664 | | 663 | | 662 | | 661 | | 660 | | 659 | | 658 | | 657 | | 656 | | 655 | | 654 | | 653 | | 652 | | 651 | | 650 | | 649 | | 648 | | 647 | | 646 | | 645 | | 644 | | 643 | | 642 | | 641 | | 640 | | 639 | | 638 | | 637 | | 636 | | 635 | | 634 | | 633 | | 632 | | 631 | | 630 | | 629 | | 628 | | 627 | | 626 | | 625 | | 624 | | 623 | | 622 | | 621 | | 620 | | 619 | | 618 | | 617 | | 616 | | 615 | | 614 | | 613 | | 612 | | 611 | | 610 | | 609 | | 608 | | 607 | | 606 | | 605 | | 604 | | 603 | | 602 | | 601 | | 600 | | 599 | | 598 | | 597 | | 596 | | 595 | | 594 | | 593 | | 592 | | 591 | | 590 | | 589 | | 588 | | 587 | | 586 | | 585 | | 584 | | 583 | | 582 | | 581 | | 580 | | 579 | | 578 | | 577 | | 576 | | 575 | | 574 | | 573 | | 572 | | 571 | | 570 | | 569 | | 568 | | 567 | | 566 | | 565 | | 564 | | 563 | | 562 | | 561 | | 560 | | 559 | | 558 | | 557 | | 556 | | 555 | | 554 | | 553 | | 552 | | 551 | | 550 | | 549 | | 548 | | 547 | | 546 | | 545 | | 544 | | 543 | | 542 | | 541 | | 540 | | 539 | | 538 | | 537 | | 536 | | 535 | | 534 | | 533 | | 532 | | 531 | | 530 | | 529 | | 528 | | 527 | | 526 | | 525 | | 524 | | 523 | | 522 | | 521 | | 520 | | 519 | | 518 | | 517 | | 516 | | 515 | | 514 | | 513 | | 512 | | 511 | | 510 | | 509 | | 508 | | 507 | | 506 | | 505 | | 504 | | 503 | | 502 | | 501 | | 500 | | 499 | | 498 | | 497 | | 496 | | 495 | | 494 | | 493 | | 492 | | 491 | | 490 | | 489 | | 488 | | 487 | | 486 | | 485 | | 484 | | 483 | | 482 | | 481 | | 480 | | 479 | | 478 | | 477 | | 476 | | 475 | | 474 | | 473 | | 472 | | 471 | | 470 | | 469 | | 468 | | 467 | | 466 | | 465 | | 464 | | 463 | | 462 | | 461 | | 460 | | 459 | | 458 | | 457 | | 456 | | 455 | | 454 | | 453 | | 452 | | 451 | | 450 | | 449 | | 448 | | 447 | | 446 | | 445 | | 444 | | 443 | | 442 | | 441 | | 440 | | 439 | | 438 | | 437 | | 436 | | 435 | | 434 | | 433 | | 432 | | 431 | | 430 | | 429 | | 428 | | 427 | | 426 | | 425 | | 424 | | 423 | | 422 | | 421 | | 420 | | 419 | | 418 | | 417 | | 416 | | 415 | | 414 | | 413 | | 412 | | 411 | | 410 | | 409 | | 408 | | 407 | | 406 | | 405 | | 404 | | 403 | | 402 | | 401 | | 400 | | 399 | | 398 | | 397 | | 396 | | 395 | | 394 | | 393 | | 392 | | 391 | | 390 | | 389 | | 388 | | 387 | | 386 | | 385 | | 384 | | 383 | | 382 | | 381 | | 380 | | 379 | | 378 | | 377 | | 376 | | 375 | | 374 | | 373 | | 372 | | 371 | | 370 | | 369 | | 368 | | 367 | | 366 | | 365 | | 364 | | 363 | | 362 | | 361 | | 360 | | 359 | | 358 | | 357 | | 356 | | 355 | | 354 | | 353 | | 352 | | 351 | | 350 | | 349 | | 348 | | 347 | | 346 | | 345 | | 344 | | 343 | | 342 | | 341 | | 340 | | 339 | | 338 | | 337 | | 336 | | 335 | | 334 | | 333 | | 332 | | 331 | | 330 | | 329 | | 328 | | 327 | | 326 | | 325 | | 324 | | 323 | | 322 | | 321 | | 320 | | 319 | | 318 | | 317 | | 316 | | 315 | | 314 | | 313 | | 312 | | 311 | | 310 | | 309 | | 308 | | 307 | | 306 | | 305 | | 304 | | 303 | | 302 | | 301 | | 300 | | 299 | | 298 | | 297 | | 296 | | 295 | | 294 | | 293 | | 292 | | 291 | | 290 | | 289 | | 288 | | 287 | | 286 | | 285 | | 284 | | 283 | | 282 | | 281 | | 280 | | 279 | | 278 | | 277 | | 276 | | 275 | | 274 | | 273 | | 272 | | 271 | | 270 | | 269 | | 268 | | 267 | | 266 | | 265 | | 264 | | 263 | | 262 | | 261 | | 260 | | 259 | | 258 | | 257 | | 256 | | 255 | | 254 | | 253 | | 252 | | 251 | | 250 | | 249 | | 248 | | 247 | | 246 | | 245 | | 244 | | 243 | | 242 | | 241 | | 240 | | 239 | | 238 | | 237 | | 236 | | 235 | | 234 | | 233 | | 232 | | 231 | | 230 | | 229 | | 228 | | 227 | | 226 | | 225 | | 224 | | 223 | | 222 | | 221 | | 220 | | 219 | | 218 | | 217 | | 216 | | 215 | | 214 | | 213 | | 212 | | 211 | | 210 | | 209 | | 208 | | 207 | | 206 | | 205 | | 204 | | 203 | | 202 | | 201 | | 200 | | 199 | | 198 | | 197 | | 196 | | 195 | | 194 | | 193 | | 192 | | 191 | | 190 | | 189 | | 188 | | 187 | | 186 | | 185 | | 184 | | 183 | | 182 | | 181 | | 179 | | 178 | | 177 | | 176 | | 175 | | 174 | | 173 | | 172 | | 171 | | 170 | | 169 | | 168 | | 167 | | 166 | | 165 | | 164 | | 163 | | 162 | | 161 | | 160 | | 159 | | 158 | | 157 | | 156 | | 155 | | 154 | | 153 | | 152 | | 151 | | 150 | | 149 | | 148 | | 147 | | 146 | | 145 | | 144 | | 143 | | 142 | | 141 | | 140 | | 139 | | 138 | | 137 | | 136 | | 135 | | 134 | | 133 | | 132 | | 131 | | 130 | | 129 | | 128 | | 127 | | 126 | | 125 | | 124 | | 123 | | 122 | | 121 | | 120 | | 119 | | 118 | | 117 | | 116 | | 115 | | 114 | | 113 | | 112 | | 111 | | 110 | | 109 | | 108 | | 107 | | 106 | | 105 | | 104 | | 103 | | 102 | | 101 | | 100 | | 99 | | 98 | | 97 | | 96 | | 95 | | 94 | | 93 | | 92 | | 91 | | 90 | | 89 | | 88 | | 87 | | 86 | | 85 | | 84 | | 83 | | 82 | | 81 | | 80 | | 79 | | 78 | | 77 | | 76 | | 75 | | 74 | | 73 | | 72 | | 71 | | 70 | | 69 | | 68 | | 67 | | 66 | | 65 | | 64 | | 63 | | 62 | | 61 | | 60 | | 59 | | 58 | | 57 | | 56 | | 55 | | 54 | | 53 | | 52 | | 51 | | 50 | | 49 | | 48 | | 47 | | 46 | | 45 | | 44 | | 43 | | 42 | | 41 | | 40 | | 39 | | 38 | | 37 | | 36 | | 35 | | 34 | | 33 | | 32 | | 31 | | 30 | | 29 | | 28 | | 27 | | 26 | | 25 | | 24 | | 23 | | 22 | | 21 | | 20 | | 19 | | 18 | | 17 | | 16 | | 15 | | 14 | | 13 | | 12 | | 11 | | 10 | | 9 | | 8 | | 7 | | 6 | | 5 | | 4 | | 3 |

^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр