Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?
Без регистрации









Ступенями к Олимпу,
или
Как стать героем

…Темнота понемногу отступает, но резкости нет.
Через несколько минут в глазах Касина совсем прояснилось.
Его дела действительно плохи: плазменный пистолет залило водой с песком и илом (так каза-лось Касину; на самом деле там просто сели батарейки); силовой меч, о котором даже Джедаи не мечтали, давал сбои (по той же причине); усилитель биополя и вовсе сломался (потому что Касин попытался применить его без предварительного ознакомления с инструкцией). Осталась только од-на надежда! Да! Маленькая коробочка ионопередатчика была в рабочем состоянии (конструкция аппарата не позволяла ни сломать его, ни нанести ущерб батареям, заряда которых хватило бы лет на сто). И пока передатчик наполнял космос отчаянным воплем «SOS!!!», Касин вспомнил все вплоть до сегодняшнего дня.

Родиной Касина де Корва была очень интересная планета под названием Коринор. Кого толь-ко не было на этой планетке: и люди, и нелюди, и прочая подозрительная муть. Летающие расте-ния, сверхзвуковые животные, говорящие унитазы – только малая доля жителей мира Коринор. Люди поддерживали всю эту неестественную ауру тем, что создавали семейки, в свою очередь соби-рающиеся в Кланы. Все думали, что обладают сверхъестественными способностями, хотя в действи-тельности на Кориноре на сотню тысяч народу был один лишь ясновидящий (он же – ясномысля-щий).
Чтобы не разочаровывать аборигенов, некоторые шутники-психотехники создали усилители психоизлучения, дающие обычным людям невероятную, почти магическую мощь. У Клана Магов, к которому и принадлежал Касин, тоже были такие излучатели, для конспирации вмонтированные шутниками-психотехниками в обыкновенные перстни. Разумеется, у Касина тоже был такой пер-стень.
Научившись за двадцать лет пользоваться этой штукой, парень наплевал на изрядно поднадо-евшую родину и покинул ее. «Пора вселенной узнать о всемогущем и бесстрашном смельчаке-герое!» – думал он, но не учел одного: могущество перстня-усилителя распространялось исключи-тельно на территорию Коринора.

Путешествуя по разным планетам, Касин начал замечать, что не такой уж он и бессмертный, как ему казалось поначалу. Все тумаки, которые ему доставались во всевозможных потасовках, схо-дили не раньше чем через неделю, и это настораживало его, ведь дома травмы и ушибы проходили через день-другой.
Невзирая на это, вскоре Касин стал известен как самый бесшабашный забияка. За определен-ную сумму денег он брался выполнять наиопаснейшие поручения и возвращался живым, мало того – всякий раз задание было выполнено как нельзя лучше.
Войнушка в Намайне, грязном и прокисшем мирке в самом центре галактики, прославила Ка-сина на всю вселенную: с его безумным везением он умудрился пересечь линию фронта, не полу-чив ни единого ранения, пробраться в тыл врага и пленить предводителя повстанцев, тем самым остановив войну. Касин скромно умалчивал, как это случилось (потому что сделано это было в со-стоянии полнейшего опьянения, когда Касин надрался водки из-за того, что его сердце разбила ка-кая-то местная супер-поп-звезда, впоследствии оказавшаяся искусно переодевающимся трансвести-том).
Никто ни о чем таком не знал, поэтому везде Касина чествовали как зашибенного героя, но на одной планете – Арий, где обитали потомки Адольфа Гитлера, ему здорово досталось. Ему, видите ли, не понравилось, как фашики (население Ария) эксплуатировали людей совершенно бесплатно (другими словами, там процветал рабовладельческий устрой). И как только Касин решил восстано-вить справедливость, ему подробно, с применением физической силы, объяснили, куда ему следует сходить со своим желанием. Очевидно, Касин пытался возразить, потому что его засунули в какое-то космическое корыто, запустили на орбиту и стали тренироваться в меткости стрельбой из даль-нобойных лазерных орудий.
С неистовым везением, которое никогда не покидало липового героя, ему удалось завести транскосмический двигатель, давно списанный фашиками в утиль, и улететь подальше от Ария. На том беды не закончились.
Пробираясь через плотное кольцо астероидов, Касинова посудина не пропустила ни одного: каждый из них оставил свой автограф на борту хренолета фашиков. Поматерившись тихонько, в придачу ко всему Касин обнаружил, что той капли горючего, которая оставалась в баке, хватало только до системы Солнышка в галактике Милки Уэй. Он стал перебирать в памяти все известные обитаемые миры по пути к Солнышку, и выяснилось, что ближайший жилой мир находится имен-но в этой системе.
«Надеюсь, горючего хватит», – подумал Касин.

Он ошибся. Когда до голубой планеты, где, по предположениям Касина, и жили люди, остава-лось всего пару сотен тысяч километров, горючее подошло к концу. Скорость движения тарадайки фашиков упала до минимума, драндулет двигался по инерции. С такой скоростью, подсчитал ге-рой, ему и через год до планеты не добраться. Только он хотел найти какой-нибудь способ заста-вить хренолет двигаться быстрее, как стены летателя вздрогнули, весь он затрещал, словно собирал-ся расползтись по швам, и голубая планета с изумительной скоростью бросилась на хренолет.
Так сразу показалось Касину. Но потом, когда летатель фашиков вошел в атмосферу и от него начали отпадать пылающие куски обшивки, парень понял, что попал в мощное силовое поле. Ины-ми словами – его захватили.
…Очухавшись в невыносимой жаре – одежда уже тлела, – Касин выполз из остатков подарка фашиков в одних трусах. Отполз на десяток метров, и рубка разлетелась на кусочки.
Вот это везуха! Касин повернулся и обомлел: рубка взорвалась не сама – ей помогли существа, что приближались издалека. Они были похожи на огромных механических воробьев, вместо клюва у которых было по крупнокалиберному пулемету или гранатомету. Глаза воробышков пылали де-монической краснотой.
А еще, подумалось Касину, они похожи на спятивших роботов. Его руки потянулись к поясу, где обычно телепался его любимый аннигилятор, но, кроме полового органа в трусах, там больше ничего не телепалось. Неужели сейчас ему придет конец? Неужели эти технозвери, захватившие власть в этом мире, разнесут его в клочья, как и рубку, в которой он сюда прилетел? Касин закрыл глаза, приготовившись умирать.
Вдруг что-то ущипнуло его в нескольких местах тела. Больно ущипнуло. Раскрыв глаза, Касин увидел, что с неба капает дождь. Еще с десяток болезненных укусов – и Касина осенило: кислотный дождь!!! Кроты не могут так быстро бурить тоннели в земле, как это сделал герой боевика. Не успел он окопаться, а дождь превратился в ливень, и за секунду киборги, наступавшие на Касина, были дымящимися грудами жалких сопелек. Веселое солнце улыбалось запчастям.
Касин не думал, что земляным червям живется так туго. Это было сложно – есть землю и тут же выкакивать ее, но весьма скоро он привык к такому способу подземного передвижения и поду-мывал, не остаться ли ему там жить. Но передумал – попа заболела, не привыкшая так часто ис-пражняться.
Выскребясь из грунта с полным ртом земли, он хорошенько прорыгался, не успел стать, как следует, на ноги, как дикие вихри налетели с небес, закружили все, что было рядом, и понесли черт знает куда. Воронка смерча радиусом в пару сотен метров сносила все на своем пути. Касин вертел-ся там вместе с булыжниками, кустами и прочим хламом, постоянно получая всеми этими предме-тами по голове.
Внезапно выросшая перед смерчем скала остановила бешеную стихию. Размазня Касина плав-но сползла с отвесной стены в груду мусора. Проморгавшись, он пошевелил конечностями – рабо-тают. Поднявшись, косморэмбо осмотрелся. Где-то вдали виднелись какие-то постройки.
«Ну что же, эта планетка показала, на что способна, – подумал Касин, – а теперь ей пора пока-зать, на что способен я».
Обычно, выходя в дальнюю дорогу, он поправлял амуницию. Теперь же парень смело попра-вил трусы, с которых свисали клочья материи, и пошел к городу, подумав: «Все верно: идя в развед-ку, не надо вооружаться, как гипертанк».
Бесполезный перстень сиял в лучах солнца на среднем пальце левой руки.

Селение находилось на взгорье. До него было очень далеко. Касин плелся уже три часа, пре-одолевая овраги, реки, болота, озера, рощи, а город будто и не приблизился.
«Да нет, так дело не пойдет, – решил парень, метясь по лесу. – Пора и пообедать». Он вышел на поляну, где был стол, а на столе – поляна.
– Тема, – сказал себе Касин, подходя к столу.
Он начал запихаться всем, что на нем стояло. Уронив кусок кремового торта, он наклонился за ним, тут раздался дикий вопль, и в столешницу вонзилось огромных размеров топоридло. Если бы не упавший тортик, быть Касину разрубленным надвое. А так он проворно кувыркнулся под сто-лом и встал во весь рост. По ту сторону стола стояли какие-то лысые отморозки в фуфайках. Один из них пытался вытянуть топор из стола, но все напрасно. Незнакомцев было четверо.
– Эй, мужички, – развел руки Касин. – Я понимаю, что это был ваш обед, но на фига ж так зве-реть?
Либо «мужички» не поняли слов Касина, либо им было очень жаль обожранной поляны, но их перекошенные хари говорили об одном: труба тебе, чувак.
– Что, отметелить меня хотите? – сощурился Касин. – А не выйдет: вот мой волшебный пер-стень!
И парень ткнул незнакомцам средний палец. Тут они и не выдержали:
– Ты попал, пацан. – И зэки ломанулись через стол к Касину.
Тот завизжал бабским голосом и бросился наутек. Забегая в лес, он успел увидеть, как в дерево чуть правее от него вонзилось огромное топоридло. Другое топоридло встряло в дерево левее. А в еще одно дерево влепилось несколько стрел…
Касин затормозил и оглянулся, приподняв бровь. Но ни у кого из четверых уголовников не было лука. «Наглючило», – подумал Касин и продолжил убегать. Но тут же опять застопорил: «А что это я убегаю? Не я ли Касин – Гроза Всех Козлов?» Развернувшись, он хотел принять воинствен-ную позицию, подобающую героям, да времени не хватило: мчащийся первым преследователь под-прыгнул, и кованая подошва тяжелого сапога вмазалась в морду Касина. Со свистом рассекая воз-дух, со сложенными по швам руками гость из космоса полетел назад. К его счастью, на пути не встретилось никакого дерева, но в конечной точке полета, где тело должно было встретиться с зем-лей, захрустела какая-то то ли фанера, то ли гонь, и Касин провалился в образовавшуюся дыру.
Новый полет был дольше, чем ожидал герой. Дно было дальше, чем ему хотелось. Буквально на какую-то сотню ярдов. Вляпавшись на полметра в землю, которая при ближайшем рассмотрении оказалась ферробетоном, Касин замер. А зря. На него свалилось несколько кусочков чего-то мягко-го, мокрого и теплого. По отвратительному вонючему запаху Касину стало ясно, что добежавшие до провала мужики использовали его вместо туалета. «Не буду подолгу задерживаться на одном мес-те», – решил парень.

Эта разминка пошла на пользу занемевшим костям Касина. Выкарабкавшись из вмятины и избавившись от дерьмища, но не от вони, Касин рассмотрел получше место, где он очутился.
Хмурое подземелье, коридор которого полностью из ферробетона. Далеко в конце прохода горел свет.
Если все жители этого мира такие психованные, как те киборги и эти ребята в лесу, то впредь нужно быть поосторожней.
Добредя пустым холодным коридором до источника света, который оказался стародавней лампой со спиралью накаливания из вольфрама, одиноко висящей под потолком, Касин увидел на стене красную стрелку, а под ней надпись: «Выход». Стрелка указывала вверх, где начиналась лест-ница, совсем как пожарная. Касин схватился за нижнюю перекладину и, подтянувшись, полез вверх. За люком, которым заканчивалась лестница, был все тот же лес.
«Сейчас бы выспаться», – подумал парень, крутя по сторонам головой.
Под одним из деревьев он увидел самодельный навес из веток с густой листвой. Под навесом лежало четыре спальных мешка. Без задней мысли Касин забрался в один из них и задрых без зад-них ног.

Ноги его и разбудили. Они пинали его по ребрам. Касин пошевелил своими нижними конеч-ностями. Они были на месте. «Значит, меня пинают чужие ноги», – определил гений Касина, и он раскрыл глаза.
На него пялились свирепые рожи. Те же рожи, что и на поляне. А в руках мужичков в фуфай-ках были те же топоридлы.
«Наверное, дебилы, – подумал парень, оценивая лысых. – Замочил бы я их одним взмахом сво-его колечка, да жалко этих уродов. Нужно им сдаться и посмотреть, что они хотят от меня».
Поднимаясь из спального мешка, Касин мирно поднял руки:
– Спокойно, я сдался.
Один из зэков сказал:
– Во-первых, на хрена ты нам сдался; а во-вторых, за дебилов и уродов надо ответить.
Широченный обух вмазался в лобешник Касина, и мир померк.

Очухался Касин в каком-то затхлом подвале, где повис невыносимый запах смерди. Было тем-но и сыро. Вдруг замерцал свет. Касин различил решетку, маленькую и хлипкую. Она была посреди чугунной двери, обитой кое-где листьями железа.
Скрипнул замок, дверь распахнулась. На пороге стояли три человека: двое в светлых фуфай-ках, третий в черной. У него же в руках была керосинка, которая и осветила помещение.
«Может, это обезьяны?» – подумалось Касину.
– Ты сам, как обезьяна, – рубанул уголовник в черной фуфайке. – Ты хоть по-нашему дупля нарезаешь?
Касин вытаращился.
– Ты что, узбек, блин? – снова обратился к нему лысый мужик.
Зловещие тени прыгали по стенам и потолку. Касину стало не по себе. Кто эти люди? Что им надо?
– Вот скажи, узбек, – говорил дальше мэн, – а ты, часом, не для шпионажа сюда прибыл?
Касин подумал и ответил вопросом на вопрос:
– А вы, часом, не коммунисты?
– Капиталисты, – грубо ответил чувак, приблизившись к герою.
Тот стыдливо подтянул до пупа драные трусы.
– Короче, пацан, ты шпион от фашиков, – заключил лысый пень в черной фуфайке. – Ты ата-ковал нашу планету, а потом еще и саботажем занялся.
– Каким еще саботажем, мужики? – стал на колени Касин. – О чем речь?
– Не свисти, лопух. Ты пытался лишить обеда моих подопечных дровосеков.
При последних словах двое других зэков вынули по топоридлу.
– А потом ты спал в спальных мешках моих подопечных дровосеков!
– Неправда, я спал только в одном, – пытался оправдаться Касин, но мужик с керосинкой был непоколебим.
– Не свисти, лопух. Ты – диверсант с Ария. Ты долбанный фашик. Мы выведем тебя на чистую воду.
Касин побледнел. Нужно было выкручиваться. Что это, неужто клыки взблеснули во рту у этого лысого дядьки?
– Да ну, ребята, – забормотал Касин. – Здесь, верно, какая-то ошибка. Я даже ни разу не был на Марсе…
– Ты что – тормоз? При чем тут Марс? Ему про коня, а он про кобылу. Ну ничего, отдохни. Мы еще вернемся.
Один из топориков сверкнул в свете керосиновой лампы, и широченный обух снова вмазался в лобешник Касина. Свет в его глазах потух.

Касин пришел в себя в той же камере. Сразу открылась дверь, и внутрь вошли двое в фуфай-ках. С одним топором и одной керосинкой.
«Нет, это не обезьяны», – подумал Касин и тотчас прикрыл лоб руками. На запястьях щелкну-ли наручники. Героя выпихали пинками в коридор, где были десятки таких, как и у него, камер. Потом его вытолкали на белый свет, от которого Касин за последние сутки отвык. Свежий воздух заставил его закашляться.
– Не прикидывайся немощным, рахит, – гаркнул на него зэк с топоридлом. И дал смачного пинка.
Его повели к какому-то сооружению с несколькими узенькими окнами и большими дверьми. От этого сооружения воняло похуже, чем от трупа недельной давности. Касин уперся перед входом:
– А может, не надо?
– Надо, фашик. Еще как надо.
Подача под зад отправила Касина прямиком в свиной помет, заляпавший ему лицо. Набежала толпа свиней и стала слизывать с него какашки. Рядом грохнулись широкая лопата, ведро и карта, где был указан путь, куда выносить дерьмо.
Вечером за ним пришли. Конвой шел в десяти шагах позади с респираторами на лицах. Каси-на завели в камеру и дали миску коричневой жижи. Из миски шел знакомый запах.
– Это че такое? – возмутился парень, глянув на мужиков в фуфайках.
– Че убирал, то и такое, – ответили те. – Мы там тебе еще и лошадиного вместо хлебушка на-крошили.
Оба амбала со злыми мордами покинули камеру, закрыв ее на замок.
Касин долго рассматривал ужин, а потом перевернул содержимое мисочки в уголок.
– Спасибо, но такое кушайте сами.
…Утро. Ребра хрустнули под напором сапога.
– Подъем, пацан. Пора вставать на работу.
Касин схватился:
– Какая работа, мужички? Да, я признаюсь: я такой-сякой диверсант…
– Ах, так ты еще и диверсант?!
Громадная рука схватила его за чуб и потащила на выход.
– Работа не ждет.

На седьмой день пребывания в непонятном заключении Касина не повели, как всегда, чистить за свиньями, и он подумал, что ему дадут выходной. Ему дали, но всего лишь по морде и в ухо, а по-том загнали в телегу-клетку, полную свиного дерьма.
Часа три он трясся в этой карете для бомжей, пока она не въехала в высокоцивилизованный город. Сто- и стопятидесятиэтажные дома окружали Касина и тележку. Его отражение проплывало в витринах гипермаркетов. Проходящие мимо девчонки подмигивали ему, надев при этом проти-вогазы.
Наконец клеть с говнищем и Касином в ней въехала во внутренний двор какого-то приземи-стого здания. Извозчик открыл дверцу в клетке и вытащил Касина наружу. Его тотчас окружили репортеры, сидевшие в засаде и ждавшие момента. Телега быстро укатила вместе с большей частью вони, меньшая осталась на Касине, поэтому все журналисты были тоже в противогазах. Но не про-шло и десяти секунд, как на репортеров нашлась управа в виде мужичков в камуфляжной форме с синими беретами и розовыми противогазами. Они разбуцали всех лишних, побрызгали на Касина дезодорантом и поснимали противогазы, под которыми у них остались респираторы.
– Пацан, ты кто? Ты откуда? Какой у тебя размер обуви? Зачем гермафродитам уши? Как изо-брести пердофон? Дай закурить. Ты, часом, не шпион с Ария? – посыпались вопросы.
Не успели спецназовцы побеседовать с Касином, как вдруг появились люди в черных костю-мах и темных очках. Они предъявили синим беретам липовые документы с голограммой на акциз-ной марке и увели с собой Касина. Спецназовцы сели на корточки и заплакали.
Четверо жлобов в крутых костюмах отвели чужака в свином дерьме сначала в душевую, а по-том в пятизвездочную камеру. Она была вдвое просторнее той, где он сидел до этого, здесь была койка с гвоздями вместо матраца, а также дырка, заменявшая туалет. И все было бы ничего, если б она не красовалась на потолке.
***
Послышался стук в дверь.
– Войдите, – ответил Лир (не король).
– Здравствуйте, о достойнейший среди всех лордов, правитель распрекрасного Нисака… – на-чал лепетать вошедший дяденька.
– Хорош замолачивать, – заткнул его Лир. – Садись, забухаем, Петя.
Вошедший дяденька сел за стол, укрытый всевозможным яством и бухаловом.
– Колись, Петек, – продолжил Лир, наливая водку в литровую кружку, – что ты думаешь по поводу того, что нам доложил Рохл?
– Рохл? – удивленно переспросил гость. – А кто это? Что вообще за имя такое дурацкое?
– Не знаю.
– И я не знаю.
– Так на фига ты пришел? – уставился на Петю Лир.
– Ну… – Петя посмотрел на полную кружку. – Не знаю.
– И я не знаю.
Забухали. Кружка опустела. Заговорили.
– В общем, Петек, блин, может, он и есть тот самый?
– Может, и тот самый. Только почему он все время несет чушь о Марсе, если его спрашивают об Арии?
– Потому что он слегка имбецил. Но не это главное. Я так думаю, что завтра его надо пока-зать…
– …народу?
– Нет, сперва психиатру, а уж потом – народу. Именно там он должен проявить себя…
– …если сперва не проявит себя у психиатра.
– Потому что именно так гласит Текст Пророка. Да будет так!
– Слышь, Лир… ну ты тоже завтра не забудь к психиатру заглянуть.
***
Всю ночь напролет Касин ворочался и не мог заснуть. Да, на гвоздях еще никто не смог за-снуть. Только под утро Касину удалось на миг сомкнуть глаза. Как тут – подача в глаз, опять ногами по ребрам, коленом под дых… В общем, обычный набор утренних процедур, после которого его потащили на улицу.
Там его ждала вчерашняя тележка. Это начало доставать Касина. Не подобает космическим героям на таком транспорте ездить, и он завопил:
– Горох, пацаны! Подавайте лимузин!
Он попытался вырваться, но подбежали двое неслабых ребят, у которых поверх фуфаек были надеты халаты с красными крестами на спинах и у которых в руках были топоридлы с красными крестами на рукоятках. Но даже после пары успокаивающих ударов Касин не сдавался, в нем про-снулся демон зла, желающий всех укусить. Срочно притащили двое огромных тисков: в одни из них зажали Касина, другими разжали его рот и туда лопатами, как в топку, стали пыжевать всякие таб-летки.
А тут и доктор подоспел. Позаглядывал в глаза Касину, который уже успокоился и не буше-вал, и резюмировал:
– Порядок, пакуйте его.
А в голове парня все разбегалось и расплывалось. Он потерял ориентацию (пока что только в пространстве), его опорно-двигательный аппарат отказывался работать. «Галлопиридолом накача-ли», – догадался Касин. Его под белы рученьки затоварили в лимузин, бывший минуту назад кле-тью на колесах, и куда-то опять повезли.
Стекла лимузина были затемнены с обеих сторон, и Касин не видел, где он едет. Ухабы давали о себе знать: парень все время колотился головой об потолок салона. Спустя несколько минут ма-шина остановилась, дверца распахнулась, Касина вытащили из лимо.
Он находился в центре широченной площади, забитой зеваками. Они что-то галдели, вымахи-вая кулаками. Слышались отдельные фразы:
– Смерть диверсанту!
– Кранты саботеру!
– Мочите чушкаря!
– Вздерните его!
– Продаю магнитолу! Недорого! Десять месяцев гарантии!
Справа стояла деревянная виселица с уже приготовленной петелькой. Там же, на этой висели-це, стоял и палач в черной маске. А также в фуфайке и с огромным топоридлом в руках. Посреди толпы возвышался еще один помост, но не виселица была на нем, а лазерная установка последней модели, за пультом управления которой сидел мэн в фуфайке и с большими очками на носу.
«Интересно, – подумал Касин, – зачем меня сюда привезли?»
Вдруг народ заткнулся. Ни с того ни с сего. Оказывается, на одном из балконов прилегающих к площади домов появился мужчина в черной рясе. Брови Касина приподнялись. Мужчина поднес ко рту микрофон и заговорил:
– Здорово, братва! Сегодня мы собрались, чтобы вынести приговор шпиону с Ария. Но не за то, что он шпион, а за то, что он осквернил наш мир, прибыв сюда в одних лишь трусах.
Касин совсем уже дар речи потерял. Вот это глюк так глюк! Приговор за прибытые в одних трусах? Но ведь это же их силовые установки затащили хренолет фашиков в этот мир, развалив его к чертовой бабушке и спалив всю одежду Касину! Несправедливость!
Касин так и выкрикнул:
– Несправедливость!
Схватив стоящего рядом уголовника, он перебросил его через себя. Второму двинул под ко-ленку и, заломав руки за спину, врезал ему коленом в лицо.
– Что, бунт? – заорал с балкона мужик в рясе. – Палач, казни его, пока он не перебил нас всех!
Палач отбросил ненужный топор и выхватил из-под фуфайки лучевой дезинтегратор. Но Ка-син не растерялся. Выставив смело вперед средний палец, он крикнул:
– Я непобедим с волшебным колечком!
Тончайший луч из дезинтегратора отразился от миниатюрного зеркальца, вмонтированного в усилитель, и, вернувшись к палачу, рассыпал его на атомы. Толпа ахнула.
Касин не стал дожидаться, пока его повяжут, и бросился наутек – прямо в толпу, потому что умняка, сидящий за лазерной установкой, начал целиться в Касина. Но беглец даже не добежал до людского сборища, так как звезданулся лбом в столб, которого он не заметил из-за передоза галло-пиридолом. Касин свалился, столб накренился и стал падать в массу людей. Те разбежались с пере-пуганными воплями, а столб рухнул прямехонько на лазерную установку именно в тот момент, ко-гда умняка собирался нажать кнопку, чтобы уничтожить лежащего на площади Касина. Очкарика размазало по сидению, а куски установки разлетелись по сторонам, сбивая людей с ног.
Касин вскочил с асфальта для дальнейшего бега, но удар обухом по затылку остановил его. Все расплылось перед глазами, но галлопиридол тут уже был ни при чем. Парень клюнул носом землю, а медбрат в фуфайке и халате с красным крестом сгреб его в охапку и поволок к телеге с клеткой.

Тело Касина бил озноб. Ему мерещилось, что он сидит за столом на лесной поляне и вместе с четырьмя отморозками в фуфайках запихается галлопиридолом. А потом у зэков появилось еще по две руки и каждый из них стал размахивать четырьмя топоридлами.
Сквозь этот бред донеслись обрывки фраз.
– Какой придурок накормил его центнером глючива?..
– …он буянил…
– …поцелуй меня в зад…
– …сейчас в табло схватишь…
– …успокойтесь, недорезки, он в себя приходит!
Касин еле разлепил глаза. Он видел мутные силуэты, все вокруг было белым. И мягеньким. Что-то стесняло его движения. Сфокусировав взгляд, он увидел четверых медбратков в халатах по-верх фуфаек. Они пялились на него во все глаза. Один из них махнул рукой, и трое удалились. Ос-тавшийся заговорил:
– Ну что, как вы себя чувствуете, месье Бонапарт?
– Ты кто, мужик? – прохрипел Касин, подозрительно глядя на собеседника.
– Я пинар Нисака Мир…
– А по-русски нельзя?
– По-русски? – переспросил тот. – По-русски – я твой психиатр, въехал, чувак?
– Что?! – вскочил с мягонькой постельки Касин.
Он хотел накостылять незнакомцу, но ему мешала усмирительная рубашка.
– Что, облом? – захихикал психиатр.
Касин решил боднуть его как следует головой, раз уж руки связаны. Только он нырнул вперед, как его отдернула назад веревка, которой он, словно собака к будке, был привязан к дуге в стене.
– Еще никому не удавалось освободиться из объятий этой рубашечки, – ехидно заметил док.
– Вот как? Ты забываешь, что у меня есть волшебное колечко. – Острым краем перстня-усилителя Касин распорол материю и, выбравшись из плена, наскочил на вытаращившего глазищи доктора. Схватив его за халат на груди и хорошенько встряхнув, герой прижал психиатра к стене.
– А теперь ты мне расскажешь, что вам всем, фуфаечникам фуфлыжным, от меня нужно! Бу-дешь врать – пущу в ход перстень. Ничто не ссилит с магией! Колись, мужик.
И бедному доктору ничего не осталось, как поведать Касину печальную историю своего наро-да.
Давным-давно, еще в незапамятные времена, Земля была колыбелью человечества. Со време-нем ее загадили и забросили, забыв о ней совсем. Но через многие века фашики с планеты Арий начали ссылать сюда опасных повстанцев со всего мира. Фашики наделили повстанцев всем, кроме технологий построения космических летателей, чтобы они не могли покинуть планету. Земля стала для ссыльных постоянным местом жительства. Однажды великий гений Лир решил, что пора отом-стить фашикам, но для этого нужно захватить хотя бы один летатель, курсирующий мимо Земли. Он построил силовую установку и безбашенных робоптиц, которые уничтожали бы всех, кто выле-зал из летателя.
Сперва Лир подумал, что Касин – шпион с Ария, прилетевший разведать, что задумали за-ключенные на Земле. Поэтому над ним так издевались – заставляли разгребать дерьмо за свиньями: просто решили проделать с ним все то, что фашики проделывали в своем мире с рабами.
– Но потом, – продолжал рассказ док, – Лир вычитал в Тексте Пророка, что прибывший с небес в одних трусах – тот герой, который поднимет новое восстание и поведет зэков против фашиков.
– В Тексте Пророка, говоришь? – Касин отпустил дока. – А ты точно психиатр, а не мой сосед по палате?
– Сам послушай: Касин – Нисак. Этот город назван в твою честь, только навыворот.
– У вас тут все навыворот. Как это вы еще фуфайки навыворот надевать не додумались? – Ге-рой отвернулся от доктора и пошел к койке.
А тот тихонько поднялся и двинулся на цыпочках к двери, говоря:
– Это все чистой воды правда, месье Бонапарт, то есть Касин.
Остановившись лицом к стене, Касин проговорил:
– Гм… Все ясно. Пока я вам не помогу, никуда вы меня не отпустите. А мне нужно срочно быть в Намайне – мне там памятник ставить будут. Ладно, завтра поведешь меня на беседу с Лиром, слышь, мужик?
Касин обернулся. В этот момент доктор прошмыгнул за дверь. Она захлопнулась, загудели электронные замки, заскрипели механические.
– Опять обхитрили. – Касин сел на кровать и поскреб макушку.
Его рука наткнулась на что-то. Он снял предмет с головы – это оказалась старинная шапка-треуголка с буквой «N» на лбу.

Утром следующего дня Касин чувствовал себя так, как чувствуют себя йоги, повалявшись де-сять часов хребтом на гвоздях, – словом, препаршиво. В дверь постучались. «Дадут мне когда-нибудь нормально поспать?» – возмутился Касин.
– Войдите, – пригласил он, став под дверь и замахнувшись ногой для пинка.
Дверь открылась, в палату-камеру просунулся поднос. Нога Касина махнула по подносу, и все, что там было, полетело вверх тормашками. Ложки, тарелки, хлеб, прочая жрачка рассыпались по полу. Мисочка с овсянкой ляпнулась на голову Касину.
– Приятного аппетита, – сказал вежливый доктор.
– И вам того же, – ответил обломанный Касин, снимая «шлем».
Подняв с пола ложку, он принялся соскребать с головы кашу и есть.
– Вкусно? – с ехидной улыбочкой спросил психиатр.
Касин облизал ложку и покосился на лужицу супчика, разлившуюся по полу. Ручеек добегал до ножки кровати.
– Не то слово. Когда к Лиру меня поведешь? У него там пожрать чего-нибудь есть?
– Как тебе наш туалет? – игнорировал вопросы героя доктор.
– Какой из них: тот, что на потолке, или тот, который я под кроватью устроил? – махнул рукой в сторону лежанки с гвоздями Касин.
– Если ты будешь так агрессивно вести себя, то надобность в туалете отпадет. – Психиатр от-швырнул на фиг кусочек хлеба. – В общем, подождать надо. Лир в глубоких раздумиях. Он прини-мает величественное решение…
– Короче.
– Короче – не бузи, упырь. Делай то, что тебе говорят, и все будет в порядке. А нет – получишь неслабые проблемы.
– По-моему, у меня и так неслабые проблемы, – сказал Касин, отвернувшись.
– Ну вот и не усугубляй.
Касин хотел еще что-то добавить, как стукнула дверь и заскрипели замки. Косморэмбо нале-тел на дверь и заколотил в нее кулаками:
– Слышь, это кто тут «бляй»?! На себя посмотри, зарыга!
Совсем уже обнаглели местные быки, подумал парень. Мало того, что по-хамски с ним обхо-дятся, так еще и отомсти за них фашикам. Он еле ноги унес от этих извергов, а они хотят, чтоб он мстил им за этот зэковский мир. Хотя… другого выхода нет. Нужно соглашаться, потому что иначе из этой дыры не выбраться.
Касин обрадовался, что к нему возвратилась трезвость мысли, прошел к кровати и хотел лечь на гвозди помедитировать, но он не лег на них, а упал. Поскользнувшись на луже супчика, он под-летел в воздух и опустился на тысячу остряков. О какой тут медитации речь – стены затрещали от каленого вопля…
Когда Касин открыл глаза, они были по дециметру в диаметре. С немощным кряхтением он сполз с гвоздей и принялся натирать пол наждачной бумагой. Зашлифовав отличное зеркало, он заценил решето в своей спине и подумал, стоит ли ему теперь пить воду – ведь она вся вытечет из него.
Но, кроме дикого зуда в горбу, Касин ощущал и еще что-то: его колечко подавало признаки жизни. Он не мог понять, что это оно вдруг заработало на всю катушку. Откуда ж ему было знать, что его мозги во время невероятного шока отправили такой импульс в усилитель, какого хватило бы на сотню перстеньков. В общем, перегруз случился.
Касин выдрал из пола кровать вместе с болтами и подбросил до потолка. Она кувыркнулась в полете и пригвоздила стоящего у двери мальчика к полу. Пацан захрипел, не в состоянии что-либо проорать, и, честно говоря, пережил не лучшие полминуты в своей жизни.
– О, извини, я тебя не заметил, – оправдался Касин, глядя на лезущие из орбит зенки детенка.
Тут же он заметил и мешок, который пацан держал в одной руке.
– О, это мне? – обрадовался он. Пацан конвульсивно дернул рукой. – Нет-нет, не вставай, я сам.
Касин с размаху увалился задницей на дно кровати, еще глубже вонзив гвозди в маленького гостя, чем довел его до полного единения с космосом, и взял в руки мешок, на котором была этикет-ка: «Деловой костюм».
– Деловой костюм – это круто, – резюмировал герой и вынул из мешка фуфайку, ватные шта-ны и валенки. На дне мешка он нащупал шапку-ушанку и новенькие шелковые трусы.
– И на том спасибо. – Касин дружелюбно похлопал посиневшую морду мальчика. – А что ты как неживой? А, блин, тебе ж, наверное, тяжело! Давай-ка я помогу тебе встать.
Касин поднял кровать – мальчик так и остался висеть на гвоздях, расставив руки в стороны: ни дать ни взять – распятие.
– Знаешь, а ты мне сейчас кого-то напоминаешь, – призадумался Касин. – Уж не Господа ли нашего Иисуса Христа? – И вдруг его осенило, он грохнулся на колени и стал бить поклоны мордой в лужу супа: – О Великий и Всемогущий, Ты явился ко мне!!! О Владыка, за что такая честь?!
Он стал городить ахинею подобного плана, пока пацан не пришел в себя, слез с гвоздей и ска-зал:
– Мужик, ты чего – я уборщик.
Касин тотчас остановился.
– Да? – Он поднялся с коленей. – Отвернись – я переоденусь.
Натянув новый «деловой костюм», он спросил:
– Ну как?
– Бывает и похуже, – сказал малец, которому на вид было лет двенадцать. До того, как на него упала кроватка. Теперь он был седой и весь в морщинах.
Он взялся за уборку мусора и всяких куч, оказавшихся на том месте, где стояла кровать, а Ка-син наблюдал за его действиями.
– Пацан, а ты зачем сюда пришел? – брякнул вдруг он.
– Я ж говорю: уборщик я.
– Нет, ты не понял: ты зачем сюда приперся?! – начал озверевать Касин и схватил за ножку кровать.
Умный мальчик быстро понял намек и поспешил прижаться спиной к стене.
– Ну, вообще-то я Курт, слуга Трука… Если прочесть эти слова наоборот, то выйдет…
– …голимая хрень, – договорил Касин. – Ты мне зубы не заговаривай. Знаю я уже про ваши слова: Касин – Нисак, Курт – Трук. Когда к Лиру пойдем? Долго я тут еще париться буду? Я инва-лидом скоро стану, а тогда не видать вам мести фашикам, как своих ушей! Инвалид не может быть героем. Мне нужно еще успеть на установку памятника. Что ваш Лир себе думает?
Пока Касин разражался этой тирадой, с пацанчиком стали происходить непонятные измене-ния. По его лицу пробежались какие-то зловещие тени, кожа взбугрилась, лоб осунулся, челюсти вытянулись вперед, руки стали зарастать шерстью.
Касин прервался на полуслове, роняя до пола челюсть, потом выдал очередь матерных слов и предложение:
– Вали отсюда, придурок, тебе пора лекарства принимать!
Курт упал на четвереньки и выбежал в коридор. В тот же миг Касин захлопнул сам дверь и принялся заваривать ее сварочным аппаратом. Лучше сдохнуть взаперти с голоду, чем общаться на свободе с таким… зверьем.

Солнце вовсю шкварило в зарешеченное окошко. В фуфайке, ватных штанах, валенках и шап-ке-ушанке становилось жарковато. Что и говорить: полдень подкрался незаметно.
Касин сидел на перевернутой вниз гвоздями кровати и смотрел в половое зеркало (без пошлых мыслей, пожалуйста) на свое небритое лицо. Зэк зэком. Да, его довели до нужной кондиции. Хоро-шо, что космическая сила никуда еще не улетучилась.
Зачем только оборотня малолетнего подослали, Касин так и не мог докумекать. Запугать хоте-ли? У них это вышло. Надо было грохнуть этого пацана сразу… Раздался стук в дверь – Касин вздрогнул. Кого нечистая принесла на этот раз?
Подкравшись на цыпочках к двери, парень ласково сказал:
– Курт, это ты? Тогда вали на хрен.
– Нет, – раздалось из-за двери, – это я – пинар Нисака Мир.
– А, это ты, док? – Касин поснимал с двери швы и впустил доктора в палату. На том был точно такой же деловой костюм.
– Клево, док. Нас не различить, – восхитился Касин.
На лице вошедшего было ноль эмоций. Он сказал:
– Пошли. Пробил твой час.
– Э, нет, – Касин развернулся и пошел в глубь камеры, – я не хочу умирать. Только не сегодня.
– Ты что, отупел? Поехали к Лиру и не выделывайся!
– Ах, к Лиру?! Совсем другое дело! – поспешил Касин к двери и пошел за доктором.
Во внутреннем дворе приземистого здания стояло нечто. Это был трактор «Беларусь» на ме-таллических колесах. И стоял он не просто так, а на рельсах. Касин чуть речи не лишился, глядя на эту картину.
– Это что? – выдавил он, указав вперед.
– Это – новейшее наше изобретение, – похвалился Мир. – Рельсовый трактор называется. Са-дись – покатаемся.
Внутри оказалось тесновато: Касин и Мир еле уместились вдвоем в мизерной кабине трактора. Оба тупо смотрели на панель управления, где была одна клавиша, разделенная поровну на крас-ный и синий цвет. Красный – «вперед», синий – «назад». Вероятно, Мир тоже впервые сел за управ-ление этим транспортом.
– Я тут что хотел спросить, – первым нарушил тишину Касин. – Тебе в глаз сразу дать или по-том, когда приедем?
Мир поднял якорь, и тракторец покатился по рельсам, пыхтя из трубы в небо вонючим чер-ным дымом.
Выехали в цивилизацию. Их обгоняли скоростные авто. Под дорогой гудела подземка. Пацаны на велосипедах обогнали их, вернулись и еще раз обогнали.
Касин не выдержал:
– Вот скажи, баклан…
– Я не баклан, – сразу возразил доктор. – Меня зовут Мир.
– А похож на баклана.
– А ты – на упыря.
Касин треснул ему под затылок.
– Поговори мне. Я вопрос повторяю: почему вокруг такая цивилизация, а мы скребемся в ка-ком-то металлоломе? С вашим уровнем развития вопрос постройки космолета – дело одной недели. Но, как я вижу, вы любители регресса, поэтому помочь вам будет ну оч-чень трудно.
– Все, что я могу тебе ответить: не я тут главный.
– А кто?
– Ты че? Я ж сказал: Лир тут in charge. Ему и поставишь такие вопросы. Я объяснил тебе по-русски: нет у нас технологии производства космолетов!
– А какие у вас есть технологии? По производству топоров и тракторов на рельсах? Откуда все это? – Касин обвел рукой супермобили, мечущиеся по дороге.
Док обхохотался.
– Ты что, не допер еще? – Он щелкнул пальцами – наваждение исчезло. Их окружали жалкие трущобы и лачуги. Выше двухэтажных домов здесь ничего не было. Касин обалдел, а Мир пояснил:
– Прозрей, упырь: это виртуальная реальность. Глаз радуется, глядя на высокую цивилизацию. А это что? – махнул он на сараи. – Душа моя рвется при виде этого упадка.
– Знал бы ты, как моя рвется, – пробормотал шокированный герой. – Наверное, не отомщу я за вас фашикам.
– Ты что, упырь, не унывай. Не все еще потеряно: за городом есть интересный заводик и пара шахт.
– Да? – взбодрился понарошку Касин. – И как добыча уголька – продвигается? Печки есть чем топить?
– Какие печки, тупица? – презрительно глянул на спутника док. – Ядерные обогреватели. А на шахтах добывается дофигастониум…
– Он же стоит до фига! – схватил Касин дока, вытаращив глазищи.
– Мы из него горшки ночные делаем… И топоридлы.
– Вы спятили, дебилы? Это же первый материал в производстве космоплавающей техники! – Касин высунул язык, и с него потекла слюна. – Мы сделаем суперлет, долетим до Ария и замочим всех фашиков!
– А еще, – добавил Мир, – у нас нету топлива для полетов в космосе.
– Какое топливо, придурок? – триумфально сказал герой. – Мы сделаем педалет… ну, на педа-лях… и все жители Земли будут крутить педали, а я буду управлять вами, то есть педалетом… Вам ведь не привыкать – вы же всю жизнь рабами были? – посмотрел Касин на Мира.
Того покоробило. И он вдруг сказал:
– Ну ладно, ты езжай пока, а я выйду – схожу к ларьку за сигаретами.
Мир выскочил из трактора и помчался к ларьку. Касин только хотел выкрикнуть вслед ему пару ласковых, как его начало обволакивать желтым дымом… «Как же это док так быстро вернулся с сигаретами?» – подумал Касин, но это был вовсе не сигаретный дым…

Внезапно Касина попустило – галлюцинация пропала. Вместо нее была беспроглядная тьма. Сверху, снизу, со всех сторон. Но Касин чувствовал, что движется вперед – а значит, он до сих пор в транспорте.
Неожиданно впереди раскрылись два огромных глаза, налитых кровью, а под ними взблесну-ли клыки метровой длины. С правого капала кровь.
– Ну здравствуй, Чеширский кот, – сказал Касин. – Я тебя не таким представлял.
Существо из тьмы заговорило:
– Расслабься, не нервничай.
– Если я расслаблюсь, здесь станет плохо пахнуть. А ведь мы в закрытом пространстве – как бы не задохнуться.
– Я повторяю, – громогласно сказала тьма с глазами и острыми клыками, – расслабься и не нервничай. И прекрати тыкать мне свой палец.
– Я не тычу тебе палец, я тычу перстень. Бойся, сволочь.
– Не дождешься, – ответила тьма. – Не боюсь я твоего перстенька бракованного. Отнеси его в мастерскую по ремонту магических перстней. Сдается мне, сломался он у тебя. Вместе с твоими мозгами.
– И это же почему? Еще сегодня утром я вытворял чудеса, – возразил мраку Касин, на что чер-нота ответила, шевеля клыками и выдыхая вонь прямо на парня:
– Как бы это сказать потактичней?.. Я – шизофрения в тяжелой степени. Я прилетела к тебе из дальней галактики, чтобы узнать, готов ли ты принять меня.
– Тогда это не по адресу. Со мной все в порядке.
– Ты думаешь? – Тьма, воплощенная в глаза и клыки под ними, вдруг приняла форму челове-ка, который будто выступил из мрака.
Касин присмотрелся к явлению: это был его двойник в точно таком же, как и у него, «деловом костюме». Глаза полезли на лоб парня, и он выдавил:
– Что-то я засомневался в своей нормальности.
– А я и подавно, – сказала шизофрения в облике Касина. – Пора нам, дружок, стать одним це-лым.
И тут из мрака выскочил третий Касин.
– Нет, рано еще! – заявил он.
– Ты кто? – спросили в один голос настоящий Касин и шизофрения.
– Я – шизофрения в легкой степени. И я давно живу в этом пареньке. Не позволю я посторон-ним козлам глумиться над его сознанием: мое оно, и я в нем живу. Могу паспорт с пропиской пока-зать.
– У-у, как все запущено, мне здесь делать нечего, – сказала шизофрения в тяжелой степени и растворилась в темноте.
Касин пялился во все глаза на свою оставшуюся копию.
– Что уставился? Смотри лучше сюда. – Двойник указал куда-то в никуда.
Там появилась трехмерная проекция Земли и околоземных просторов. К планете подлетала армада кораблей. Половина из них были боевыми, а половина – просто для понту дела.
– Они летят гасить зэков, – сказал двойник Касина. – А ты ведь хочешь помочь им.
– Ну и что с того? Чем я могу им здесь помочь?
– Ну, со мной, дружок, ты кому угодно и в какой угодно ситуации сможешь помочь. Я могу перенести тебя в любую точку Вселенной – даже в такую, которой и в мире-то не существует.
– Мне это не нравится, – испугался Касин.
– А я от этого просто шизею! – Касин-2 хлопнул в ладоши, и его прототип закрутился вихрем во тьме: началось переглючение в пространстве.

Пилот флагмана сидел в кресле и со странным остервенением вдавливал педали и дергал вле-во-вправо, взад-вперед рычаг переключения передач. Стоящий позади него командарм разговари-вал с войском, разбросанным по всем кораблям. Его изображение сейчас видели все солдафоны: свирепая морда командарма растянулась на весь экран.
– Не будем ждать, пока эти негодяи, как донес шпион, устроят нам каверзу, – размажем их к такой-то мамочке. Готовьте термоядерные заряды: глобальное потепление поганцам не помешает!
– Это вы зря, – обратился кто-то к командарму.
Мужик в камуфляже из свастики резко обернулся, собираясь послать пилота куда подальше, но поперхнулся: посреди рубки стоял незнакомец в одежде, ношение которой практиковалось на планете-тюрьме – Земле. Мало того – это был тот проклятый бунтарь, пожелавший избавить Арий от рабства и рабовладельцев.
– Ты как тут оказался, обапол?! Что тебе здесь надо?! Сдохни, падла! – Командарм выхватил свой любимый плазменный пистолет и направил на Касина.
Пилот, вытаращившись на незнакомца, отвлекся от управления.
– И это ты тоже зря, – сказал ему Касин, после чего заговорил с командармом: – Вас встретят силовыми установками. Они притянут вашу армаду к планете, а роботы со злыми глазами уничто-жат всю вашу армию. Не верите?
– Не-а, – сказал фашик в свастике и хотел нажать курок, как вдруг флагман так рвануло впе-ред, что все трое, кто был в рубке, влипли в стену.
– Я же говорил, зря вы это, – выдавил Касин. – Да и я зря сюда притаскался – сейчас станет жарко.
Командарм еле оторвал голову от стены и протянул ее к камере. Потом силы его покинули, и всю морду расплющило по объективу.
Все вояки, что смотрели на экранах фантастический боевик, передаваемый из рубки флагма-на, увидели размазню на весь экран с глазами и ртом, который, приоткрывшись, покряхтел:
– Тормозите атаку и ждите моих дальнейших распоряжений.
Касин хотел оторваться от стены и добраться до пульта управления, чтобы хоть как-то предот-вратить жесточайшее падение летателя. Но у него ничего не вышло. Тогда он воззвал:
– Шиза, шиза! Перенеси меня в Нисак! А, шиза?
Пилот покосил, насколько это было возможно, перепуганные глаза на Касина.
Шиза не отзывалась. Видать, попустило.
За бортом началось гудение: корабль давным-давно вошел в атмосферу Земли. Температура в рубке стала подниматься – шкала на градуснике в стене стала краснеть.
– Я же предупреждал! – простонал Касин в адрес фашиков, но в ответ проскрипела размазня головы командарма:
– Sprich nicht, schmutzige Schwein!
Планета стремительно росла на переднем визоре. Вскоре там появилась точка на горе – и она тоже стала расти. Касин прозрел, когда точка постепенно превратилась в бомжовский город Нисак. Сейчас падением такой громадной туши его разнесет в щепки! И Касин вспомнил утро: как легко он пригвоздил кроватью малолетнего оборотня, – и шизофреническая сила налила его мышцы.
Оторвавшись от стены, герой бросился к пульту. Он начал дергать тумблеры, давить педали, лупить по кнопкам, крутить дроссельные заслонки – все тщетно. Нисак готовился к гибели. Касин уже видел безразмерные глаза его жителей, таращившихся на падающий корабль. И тут его осени-ло: ведь лучший способ затормозить взбесившийся транспорт – это…
Он схватил рукоятку ручного тормоза и дернул на себя.
Тотчас раздался ужасающий визг тормоза, и два тела, отлетев от стены, шваркнулись в перед-ний визор и вместе с кучей осколков выпали на улицу города с двухэтажной высоты.
Нисак был полностью скрыт тенью огромного летателя, застывшего над домами. Покрытие корабля дымилось. Все живое замерло в шоке.
Из раздолбанной витрины впереди флагмана выглянула довольная физиономия Касина:
– Эй, чуваки, я спас ваш город!
Люди растормозились. За секунду улицы опустели. Сперва Касин ничего не понял, но когда посмотрел в боковое зеркало заднего обзора, то чуть инфаркт не схватил: из брюха корабля вниз спускался отряд убийц в свастиковых камуфляжах. Юрко скользя вниз по нейлометаллической ве-ревке, они выскакивали из трюма и, добравшись до земли, выстраивались в шеренги. Захватчиков было около сорока.
Касин отчаялся. Но тут его наметанный подбитый глаз увидел спасение. Ловким прыжком он выскочил из рубки сквозь дыру в переднем визоре. Прыжок ловкий – приземление не очень. Отбив себе ребра, парень распластался рядом с пилотом и командармом. Но нельзя было мешкать! Он поднялся на ноги – вся его фуфайка была утыкана мелкими осколками, – костыльнул по ребрам бесчувственным врагам и помелся через улицу к зданию, над которым была вывеска: «Мастерская по ремонту генераторов соплей».
– Вон он – мочите его! – заорал кто-то из убийц, указывая на спину в стеклышках. – Он ударил херра о’Вердера!
Фиолетовые и розовые лучи понеслись вслед Касину, но он нырнул головой вперед, расшиб витрину мастерской и ввалился внутрь. Лучи исчезли в помещении. Там громыхнуло, из пробоины пошел дым. И вдруг Касин вернулся.
Его фигура выросла в витрине. В руках героя была продолговатая толстая штуковина, чем-то похожая на прожектор, из которой вперед торчал торчун. Касин нажал кнопочку на корпусе гене-ратора, и из торчуна на солдат полетели сопли. Убийцы хотели сопротивляться, но тягучая жижа сковывала их движения, быстро засыхая, и очень скоро они увязли в соплях.
Мимо проходил мальчик. Касин окликнул его:
– Эй, пацан, а куда это все делись?
Но мальчик и ухом не повел. «Наверное, глухой», – подумал Касин. «Сам идиота кусок», – по-думал мальчик, подбежал к Касину, двинул ему кулаком в пах и ускакал на радостях. Герой с пере-кособоченной миной выпал в осадок.
Пока он приходил в себя, откуда-то примчался «воронок», туда засунули всех захватчиков, не беспокоясь о том, как они там поместятся, и увезли в неизвестном направлении.
Касин стал на четвереньки, как вдруг из нахлынувшей толпы горожан выскочил морщини-стый седой пацан.
– Курт?!! – округлил глаза Касин. – Мама!!! – Сорвавшись с низкого старта, он принялся улепе-тывать от опасного паренька.
Но, где-то перецепившись через булыжник, он пропахал канаву и замер. Курт – тут как тут.
– А, Курт, здравствуй, – как ни в чем не бывало сказал Касин. – Я вижу, ты принял лекарства.
– Вас хочет видеть босс, – сообщил Курт.
– Чей?
– Общий.
– Да? У меня нет босса. Я сам себе босс. – Касин выдрался из канавы.
Пришла бригада рабочих в фуфайках и стала менять там водопроводные трубы.
– Но ведь вы хотели попасть к Лиру? – спросил парнишка.
– Ах, к Лиру?! Давно бы так. А то я все никак не доберусь до него. Пошли, чувак. Только ты иди впереди – не хочу ощутить на своей заднице твои клыки. Оборотень недоношенный.
Курт повел Касина к той площади, где его хотели якобы вздернуть. Улицы вновь заполнились людьми. Касин покосился на проводника: людьми ли?
Два охранника с огромными топоридлами, стоящие у входа в хоромы Лира, преградили путь.
– Кто такие?
– Что значит «кто такие»? – возмутился Касин. – Я супергерой! По мне вселенная плачет.
– Психушка по тебе плачет, – сказал один охранник, и они оба звезданули обухами по лбам гостей.
Те потерялись в одно мгновение, а охранник включил рацию:
– Они пришли, шеф. Затаскивать?
– Мне нужен только один из них – тот, у кого лицо поумнее, – ответила рация.
Охранник пригляделся к мордам.
– Ну тут таких нет. Один тупей другого.
– Хрен с ними – тащи обоих, – прохрипела рация.
Охранник схватил два тела за шиворот и поволок внутрь здания. Его напарник, состроив звер-скую гримасу, закрыл вход своей тушей.

Под напором железного лба Касина де Корва дверь в зал расшиблась, и герой заехал на центр зала, скользя по мраморным плитам. За ним влетел Курт. Стоящие перед носом Касина восемь ног, обутых в драные сапоги, сразу же отбуцали мальчика, потеснив его в дальний угол зала.
– Лишний здесь он, – сказал знакомый голос, и Касин открыл глаза.
А подняв их, он увидел четверых мужичков, одним из которых был «пинар Нисака Мир», а по-нормальному – его психиатр. И еще одно лицо оказалось уже знакомым. Мужчина в черной ря-се, что ораторствовал с балкона во время казни Касина, перебирал в руках четки. На его брюхе кра-совался перевернутый золотой крест. Еще двое были Касину не знакомы.
«Сатанисты!» – подумалось ему.
– А вот и вы! – любезно проговорил док. – А мы вас заждались! Куда же ты срыгнул, поганец? Стоило на секунду сходить за сигаретами в ларек, как ты сбежал из чудо-транспорта!
– Чудо? И в чем же оно? – спросил, вставая во весь рост, Касин.
За мужчинами стоял стол, накрытый бухлом и закуской. Это порадовало героя. Но ответа на вопрос он не дождался. Мир, перехватив взгляд Касина, сказал:
– Давайте познакомимся и тогда немного пообедаем.
– Что мне с тобой знакомиться – я тебя и так знаю, – Касин растолкал обалдевших незнаком-цев и ломанулся к поляне.
Те и глазом моргнуть не успели, как инопланетник выжрал половину спиртного, что было на столе, и большую часть закуски. Громко рыгнув, он увалился в кресло, в котором, по идее, надлежа-ло сидеть хозяину зала из мрамора.
– Ты Лир: я узнал тебя, – указал он на мужчину в рясе. – Ты хотел загасить меня.
– Ну…
– Не отпирайся, негодяй. Но я не в обиде на тебя – ведь я непобедим, ты просто не мог убить меня. – Касин еще раз рыгнул. – Что вы стоите? Садитесь, что ли.
Четверка стоящих переглянулась и заняла место за столом.
– Вот ты, мужик, кто? – спросил Касин у прыщавого очкарика в серой фуфайке, который дер-жал под мышкой стародавние счеты. – Только не говори, что ты министр финансов.
Брови мужичка полезли наверх.
– Невероятно! Как вы узнали?! – воскликнул он.
Но Касин уже разговаривал с последним незнакомцем.
– А ты, очевидно, министр обороны. Не спрашивай, как я узнал. У тебя на груди табличка.
Министр обороны скосил глаза на грудь, но там ничего не было, и он в удивлении поднял гла-за.
– Шутка, – пояснил весело Касин. – На самом деле она у тебя на спине.
Министр обороны свирепо глянул на хихикающего психиатра, содрал со своей спины табло «Министр обороны» и звезданул им Мира по котлу. Тот отрубился и нырнул мордой в похлебку цвета поноса (и с тем же запахом).
Заговорил министр финансов:
– Мы видели, как вы переколпашили отряд захвата! Здорово!
Залегла молчанка.
– И это все? – вытянул шею Касин. – Я пошел, – поднялся он из кресла.
– Нет, что ты! – схватился Мир, вытаскивая лицо из миски. – Нам ведь так интересно, каков же твой план мести фашикам!
– Да? А мне ведь так интересно, откуда вы откопали свою Книгу Пророка! Сдается мне, напи-сал ее один из твоих, док, пациентов. И попала она в руки к таким же, как и ее автор, недорубкам. Все, я пошел.
Касин двинулся на выход. Раздалась реплика Лира:
– И это сказал герой? Не верю.
Подействовало невероятно. Касин развернулся.
– Кто-то сомневается, что я тот, кого миллионы лет ждала вселенная, чтобы избавиться от тя-желого бремени несправедливости? – Он зарядил кулаком себе в грудь. – Я докажу вам это. Начну с ваших фашиков.
– Они не наши – они враги, – возразил бухгалтер в прыщах.
– Они не наши враги? – переспросил его генерал-амбал. – А чьи же?
– Ну, вы тут побредьте, а я пойду отдохну немного.
Касин вышел из зала. В углу зашевелился избитый Курт. Но прийти в себя окончательно ему не дали: восемь ног подбежали к нему и начали играть в мордобол.

Косморэмбо плелся по улицам Нисака, погрузившись в собственные мысли. Ему осточертела эта планета с ее идиотскими жителями. Нужно рвать с нее когти. И скорее в Намайн – так не тер-пится увидеть церемонию открытия памятника себе, непобедимому.
Задумавшись, парень звезданулся в столб своим до синевы избитым лбом. Столб, в отличие от своего коллеги на центральной площади, выдержал, а Касин разразился грубейшей руганью, но за-ткнулся на полуслове. Его осенило.
Он поднял голову и посмотрел на металлическое брюхо застопоренного над городом звездо-крыла. Ведь это реальный шанс смыться отсюда! Сперва, конечно, все-таки придется проучить на этом корыте расу фашиков, но ведь это сущая мелочь. Для него, для смелого и бесстрашного, – это раз плюнуть.
Из глубоких размышлений Касина вывел окрик:
– Эй, псишок!
Парень осмотрелся. Где-то сзади к нему бежал какой-то из местных демонов в фуфайке и, ра-зумеется, с огромным топоридлом. «Ну все – убить решили», – подумал Касин. Он начал выдумы-вать, как бы защитить свой лоб от тяжеленного обуха, но зэк остановился в нескольких шагах и про-говорил:
– Слышь, псишок, там на корабле, – он кивнул головой вверх, – вызывают на связь херра о’Вердера. Что делать – не знаем.
– А я тут при чем? – обалдев, развел руками Касин.
– Ну, мы подумали, раз ты привел сюда эту штуковину, то знаешь, как быть.
– Да идите вы в дупло, – ответил Касин. – Нашли крайнего.
Зэк убито посмотрел на героя – и вдруг заплакал. А потом развернулся и пошагал прочь, во-лоча за собой свой топор.
Но тут в голове Касина проснулась гениальная идея (она, впрочем, никогда и не засыпала), и он окликнул уходящего:
– Постой, нытик! Ты обратился к нужному человеку.
Обрадованный зэк провел Касина к месту, где их по веревке втянули на борт корабля. Там спасителя вселенной препроводили в рубку, зияющую дырой на месте переднего визора, и показа-ли пальчиком на экран, на котором маячила перепуганная морда радиста фашиков.
– Привет, чувак! – обратился к нему Касин.
Тот вытаращился на парня в «деловом костюме» и выдавил:
– Ты кто?
– Блин, ты что, не узнал меня? – удивился Касин. – Ведь я твой начальник, хрен… то есть херр о’Вердер.
– Что-то вы сами на себя не похожи.
– Конечно, не похож. Я же сделал себе пластическую операцию и переоделся.
– Зачем?
– Зачем?! Ты что, отупел вовсе? – начал жесткую жестикуляцию Касин. – Мы ведь всмятку раз-бились об Землю! Местные жители нас соскребли и заново собрали, одели. Добрые они.
Радист только уши развесил, а Касин все втирал:
– Накормили нас, встретили как положено – по сто пятьдесят – и на боковую. Но я не сплю! Вот что, ребята… – Герой отогнул вверх камеру, с помощью какой его изображение видел радист, и спросил у стоящих в стороне зэков: – А что, мужички, у вас роботов, которые летатели встречают, много?
– Ну, типа по всей планете, – ответил один зэк.
Касин вернул камеру в исходное положение и продолжил:
– Летите-ка сюда, вас гостеприимно встретят. Побухаем, пожрем, а там, глядишь, и тумаков зэ-чью навешаем. Все поняли?
– Так точно, – кивнул радист. – Будет сделано!
И радостная морда потухла вместе с экраном.
– Ну все, – повернулся к обитателям Земли Касин. – Дело сделано.
Но те почему-то не улыбались, а, наоборот, скривились в злых гримасах и схватили поудобней рукоятки топоридл.
– В чем дело, ребята? – опешил косморэмбо.
– Так что ты там сказал насчет тумаков? – прорычал тот, кто привел его сюда.
– Что вы, парни, – это ведь так, для красного словца! – обеспокоено попятился герой.
– Ну вот и мы, – сказал зэк, делая несколько шагов вперед, – так – для битого яйца.
Касин сразу же закрыл пах ладонями – туда ему уже сегодня досталось, – и просчитался: де-сять обухов влипли в его лоб. Увидев перед собой бесконечные просторы звездной вселенной, па-рень выпал в осадок.

Очнулся вояка оттого, что по его мясу пропускали несколько тысяч вольт. Мяско начало попа-хивать паленым.
– Ну хватит! – приказал знакомый голос. – Мы ведь не есть его будем. А-а, да он и прочухался.
Касина прекратили истязать. Он открыл глаза. Двое дебелого роста мужиков в фуфайках дер-жали в руках по электроду, а третий сидел неподалеку за какой-то установкой, держа руку на тумб-лере. Позади этого цирка стояли черноризник Лир и министр обороны.
Сев на лавке, где лежал, Касин сказал:
– Однако, извращенное у вас понятие о приведении человека в чувство.
– Человека?! – взвопил министр. – Весь фашиковский флот метется сюда на полных парах! Ты на фига их сюда позвал?
– А, вы об этом? – Касин поднялся с лавки и нагло распихнул зэков с электродами. – Так ведь я же как бы гений. Это часть моего плана. Как только они прилетят на Землю, ваши шибанутые робо-ты перемочат их всех.
– Беда вся в том, спаситель нашего мира, имбецил ты недогрызенный, – вызверился вдруг Лир, – что эта армада в блины размажет тех роботов! Что потом делать с фашиками прикажешь?
Такая новость не лишила Касина оптимизма.
– Ну… нашлете на них кислотный дождик и парочку смерчей.
– Это природа, шиз! – заорал Лир. – Мы не можем ею управлять!!
– А, ну да, я забыл: вы только тракторами на рельсах управлять можете. – Касин отряхнул пе-пелок с подгоревшего «костюма».
Министр обороны взбеленился:
– И это тот, о ком говорит Текст Пророка?!! Это даун в кубе!
– Как, вы еще не подтерлись вашим Текстом? – удивился Касин. – Помнится, я уже высказал свое мнение об этих бреднях. А ты, дяденька, прибереги свои нервишки: тебе еще сражаться с фа-шиками.
Министр поперхнулся.
– М-м-мне? – Он перевел взгляд с Касина на Лира. – О достойнейший среди всех лордов, пра-витель распрекрасного Нисака… – Увидев раздражение на лице Лира, он просто сказал: – Слышь, брателла, он что – серьезно?
– Еще как серьезно, – покивал головой Касин. – Сами же сказали, что я имбецил, даун, шиз… Как псих может сражаться с фашиками? Как такому психу, как я, под силу освободить вас от жесто-кого ига? Нет, ребята, у меня кишка тонка. Я пойду.
Он развернулся уходить, но возглас Лира остановил его:
– Не так быстро, факаный герой! Пока я тут командую парадом.
– Парад? – резко развернулся Касин. – Я люблю парады.
Парень потер руки от предстоящего удовольствия, а Лир приказал зэкам:
– Приведите сюда щенка.
Те, друг перед другом, толкаясь и ругаясь, а когда и применяя свои топоридлы, выскочили из мраморного зала, где и происходило все действо. Но Касин скривился.
– Не, собак я не люблю. Парад – согласен, а собаки мне не надо.
В этот момент двое зэков втащили, как сперва показалось всем здесь находящимся, третьего своего соратника, но при ближайшем рассмотрении этот третий оказался не кем иным, как седовла-сым и морщинистым двенадцатилетним мальчиком. Короче, чего мозги парить, – Куртом. С топора одного из зэков капала кровь.
Лир непонимающе уставился на подчиненных:
– Я не понял: а где третий?
– Отошел, – быстро ответил зэк и спрятал топоридло за спину.
– Прах его миру, – взялся за перевернутый крест на брюхе правитель славной бомжовни Ниса-ка. – То есть мир его праху.
Тут в зал ворвалось еще одно действующее лицо.
– Я слышал, меня звали! – сказал пинар Нисака Мир (он же – психиатр), обходя стоящих у вхо-да зэков с Куртом.
Все вытаращились на вошедшего. Тот замер, видя странную реакцию на свое появление.
– Что, не звали? Ну я все равно не уйду. Что у вас тут происходит? Какие-то проблемы? С кем? С ним, с ним? – Док поочередно указал на Касина и на Курта.
– С тобой, – злобно прорычал Лир, и морда дока скисла. – Итак, слушай сюда внимательно, ге-рой Нисака Касин… чтоб тебя. – И правитель города вынул из складок рясы плазменный пистолет. – Я замочу этого милого юнца, если ты сейчас не придумаешь мудрый план стратегии, как изба-виться от фашиков.
– Милого юнца??? – переспросил Касин. – Если ты мне не скажешь, что в нем милого, то я сам его сейчас замочу. Этот чувак болен опасной болезнью. Таких стрелять надо. Но за идею спасибо.
Обалдевший Лир ничего не соображал. Что за чушь? Этот Касин обладает железными нерва-ми. Он бронебойный крендель. Может, он и вправду тот, о ком бредит… говорит Текст Пророка?
А Касин в то время подошел к Лиру, отобрал пистолет и сказал:
– Я так думаю, фашики уже здесь.
И вдруг вся планета содрогнулась от сильнейшего землетрясения. Флот фашиков прибыл.
– Какой я проницательный. Итак, теперь вы слушайте сюда… – продолжил парень, но вне-запно обернулся к Курту. – Мутантам это слышать ни к чему.
Зэки поняли это в меру своих умственных способностей. Два топоридла взметнулись над мальчиком – Курт только вякнул. А вместе с ним Лир. Схватившись одной рукой за сердце, а вто-рую протянув к трупу, он произнес жалобным голоском:
– Это же был мой внештатный оборотень.
– Туда ему и дорога, – потер ладони Касин. – Мой план таков…

Огромная армия фашиков собралась на равнине, окруженная со всех сторон здоровенными летателями, половина из которых, как уже известно, была для понту дела. Стоял неимоверный гал-деж: солдатня не могла выбрать себе начальника. Как вдруг вдали показался космолет. Наведя рез-кость, фашики признали в нем свой флагман и оставили спор, ведь к ним возвращается сам коман-дарм о’Вердер… после пластической операции.
Сам же липовый командарм о’Вердер (он же Касин) стоял в рубке рядом с настоящим о’Вердером, связанным в кресле металлическими трусами… в смысле – тросами.
– Вот так вот, чувак, – болтал всю дорогу Касин, размахивая у лица фашика плазменным пес-тиком, отобранным у Лира. – Сейчас мы выйдем с тобой, подышим свежим воздухом, пособираем грибочки, и я как бы невзначай скажу твоим людям, что ты – мой заложник. И если они не уберутся отсюда, я замочу тебя, как младенец памперсы.
– У тебя ничего не выйдет, зэковский клоун, – ответил гордо о’Вердер. – Как они могут уле-теть, когда их держит силовая ловушка?
Касин притормозил перед командармом и выпятил глаза.
– Что, саботаж?! – Он стукнул стволом пистолета по макушке заложника. – Плевать на ловуш-ку! Мы выставим их в очередь и будем всем давать транскосмические пендали – никакая ловушка их не удержит.
От умных разглагольствований героя отвлек пилот, тоже привязанный тросами к креслу.
– Тут некуда машину посадить – все занято.
– Что значит занято? – раздраженно сказал Касин. – Сади куда попало.
– Но там же…
– Я сказал, сади, – значит, сади! – Касин схватил ручку управления и крутанул вниз.
Летатель с каким-то подозрительным чавканьем приземлился. Пилот замер с гримасой ужаса на лице, а потом его голова безжизненно свисла набок.
– Подумаешь, какой слабонервный, – сказал Касин. – Прямо не тронь его рычажков. – Он под-нял командарма за шиворот, уткнул ему пистолет в висок и поволок к выходу. – Ну-ка пойдем, пе-ретрем тему базара с твоим кодлом. Я вам еще припомню, как вы обошлись со мной. Это из-за вас я здесь очутился.
Высадив ногой наружный люк, Касин выволок заложника на улицу и вдруг остановился.
– А где все? – изумленно спросил он, оглядываясь по сторонам, но вокруг стояли лишь летате-ли с Ария. – Я знаю: они испугались одной только встречи со мной, пораздавали друг другу транс-космические пендали и срубились на родину. – И тут взгляд Касина случайно упал на конечности, торчащие из-под днища флагмана. – А это че такое?
Командарм о’Вердер, увидев эту картинку, рухнул на колени и прокряхтел с плаксивой нот-кой в голосе:
– Блин, дятел, ты размазал всю мою армию!
Касин прозрел.

– …И тогда я выхватил свой незаменимый плазменный пистолет и положил всю армию… вру-копашную. Во как! – закончил свою побрехеньку Касин, стоя перед аудиторией, состоящей из пяти человек: Лира, дока, министра обороны, министра финансов и воскресшего Курта с перебинтован-ной головой.
Жиденькие аплодисменты в исполнении проснувшегося психиатра поблагодарили парня за выступление. Лир в увлечении треснул ладонью по столу, угодил случайно по миске с размазней цвета блевотины (и с тем же запахом), и все содержимое посудины очутилось на лице министра финансов.
– Какой герой! – восхитился черноризник. – Пророчество не лжет! Один – всю армию! Неверо-ятно! Петек, – повернулся Лир к министру обороны, – ты уволен. Я беру Касина на твое место. Все, что сделал он, должен был сделать ты.
Морда амбала-переростка Петька вытянулась, и он стянул с головы шапку-ушанку:
– О достойнейший среди всех лордов…
– Молчать!!! – Кулак одичавшего Лира перевернул еще одну посудину, и ее содержимое осело на харе только что вытершегося министра финансов. – Ты разжалован в рядовые! Нет, в бомжевые! Стража!!
В мраморный зал вошли четверо отморозков в фуфайках и с топоридлами. Лир приказал:
– Отведите Петю в костюмерную и оденьте, как подобает настоящему бомжевому. А потом от-тащите его в мой туалет и пускай скоблит там все. Инструментов не выдавать. За дело!
Отморозки выдернули экс-министра обороны из кресла и с помощью тумаков, пинков и под-затыльников повели в костюмерную. Касин провожал их ошалевшим взглядом. А Лир обратился к нему:
– Отныне, мой друг, ты министр обороны. Ты рад?
– Безумно, – ответил Касин без каких-либо эмоций. – Вся беда в том, Лир, что мне нужно в На-майн – мне там открывают памятник
– Но ты еще не разобрался с Арием, – хитро сощурил глаза Лир. – Ты что думаешь, я тебя про-сто так министром обороны назначил?
Пока происходила вся эта беседа между космическим ковбоем и правителем Нисака, а ми-нистр финансов протирал от подозрительной жратвы свои очки, Курт, не вникая в разговоры взрослых дяденек, кушал похлебку кровавого цвета.
Первым неладное заметил министр финансов, натянув очки на свое тупое рыло. Когда его глазам явилась четкая картинка, он заверещал как резаный: из тарелки лакала волосатая тварь – не-важная помесь человека с волком, у которой была перебинтована черепушка. Изменения продол-жались: конечности Курта удлинялись, морда вытягивалась, зрачки сужались, кровавую похлебку лакал длинный волчий язык, клыки все лезли и лезли из разинутой пасти. Министр финансов стек под стол, психиатр сорвал с него шапку-ушанку и начал хлестать оборотня:
– Курт, ты чего? Прекращай это дело!
Озверевший Курт повернул рычащую пасть к доктору. Тот выронил шапку и стал уползать вместе с креслом назад. Тут и Лир сообразил, что происходит.
– Стража! Стража!! Стража!!! – завопил он, но стража была занята Петей. Лир и док вскочили с мест и бросились соревноваться наперегонки.
Курт – за ними. Касин направил на него пистолет и сказал:
– Дж-дж-дж! – Но пистолет не стрелял – плазма закончилась. Тогда Касин запустил пушку в волчару и угодил прямо в забинтованный котел. Оборотень перекособочился и потерял сознание. Распластанный посреди зала, он превращался в седого мальчика. Откуда-то из-под потолка зала с вершины одной из колонн донесся возглас Лира:
– А ты не так прост, как кажешься, Касин.
Его туша соскользнула вниз, к основанию колонны.
– Шуруй на Арий мочить фашиков.

Касин де Корв долго возражал и сопротивлялся. Пока не вернулась стража. Запаковав буйного героя, они препроводили его по приказу Лира на флагман фашиковской армады.
Правитель города втолковывал ему по пути:
– Ты должен стать нашим национальным героем, нашим Прометеем, нашим Робин-Гудом, нашей Жанной д’Арк, нашими Фродо и Бильбо, нашим… Нео.
– Нео? – переспросил связанный по рукам и ногам Касин. – Но он потом погиб!
– Ничего страшного! Жанна д’Арк тоже скопытилась. Сейчас мы тебя запечатаем в кораблик – и ты отправишься на Арий для великой диверсии. Но не спеши радоваться. Если ты думаешь, что сумеешь обмануть нас и убежать на этом корабле, то ты ошибаешься: с тобой полетят несколько то-варищей.
– Товарищей? – Касин насторожился – его задница чувствовала неприятности.
Сумерки сгустились над Нисаком. Группа вооруженных топорами лиц, несущих на жерди космического ковбоя, остановилась перед входом в летатель. Парня отвязали, и он грохнулся хреб-том об землю. Вскочив, он стал всем тыкать свое волшебное колечко, как тут из ночного мрака вы-ступили семь теней. Касин обомлел.
– Я больше не буду.
За силуэтами психиатра, министра финансов и Пети стояли четыре бритоголовых фигуры, в каких Касин без труда узнал знакомых дровосеков. Он развернулся к люку и хотел уже входить, убежденный такими аргументами и фактами, но Лир остановил его:
– Сперва – они!
– Они??? – выдавил из себя Касин. – Зачем?
– Это твои товарищи, – захихикал градоначальник, и семеро выступивших из тьмы вошли друг за другом в корабль. – Теперь твоя очередь, Касин.
– Нет, – решительно отрезал чувачок.
Лир сделал знак страже. Те схватили Касина и начали запихивать в люк. Упрямый козел опи-рался всеми частями тела, не желая проходить внутрь летателя. Видя такое упрямство, Лир распо-рядился:
– Позовите Курта.
– Не надо – я сам. – Касина как засосало в корабль. Тотчас отморозки в фуфайках захлопнули люк и заварили все щели. Лир вынул из кармана фуфайки засмальцованный носовой платочек, весь в соплях, и смахнул набежавшую слезу.
– Прощайте, друзья. – В рацию он проплакал: – Отключите на пару минут силовое поле – пус-кай себе валят.

Восьмеро беспощадных захватчиков Ария сидели в рубке полукругом и таращились в перед-ний визор, запыжованный широченным листом фанеры. Летатель мелся на автопилоте к своей це-ли, бороздя космическую даль.
– Клевая панорама, – сказал кто-то.
– Не то слово, – послышалось в ответ.
Психиатр молча поднялся с места и вышел. Никто не двинулся. Через некоторое время он вернулся с кисточкой и палитрой. Повозившись с этим делом, он уселся в кресло и довольно задрал ногу на ногу.
– Так-то лучше, – оценил кто-то.
Восьмеро беспощадных захватчиков Ария таращились теперь на фанеру, где красовалась кар-тина бесконечных просторов галактики, нарисованная великим художником Миром.
Спустя пару минут один из дровосеков вскочил, протянув руку к «визору»:
– Смотрите, смотрите! Мы приближаемся к Арию!!
Все повернули головы к мужичку. Док сказал мило и спокойно:
– Не буянь, дружище. Это всего лишь рисунок.
Дровосек посоображал что-то и, садясь, произнес:
– Что ж вы раньше не сказали?

На седьмой час полета в рубке царил хаос. Задолбавшиеся смотреть на разрисованную фанеру завоеватели Ария занялись каждый своим делом: психиатр с экс-министром обороны Петей, по-сланным на Арий искуплять свою вину, резались в картишки на панели приборов, а дровосеки тренировались в метании топоридл в прикованного к стене Касина. В фуфайке, ватных штанах, ва-ленках и шапке-ушанке ему было жарковато. Ничто не предвещало беды, кроме звенящих у башки де Корва топоров, но вскоре ему представилась возможность поостыть.
Динамики, запрятанные где-то в стенах, внезапно возвестили:
– Внимание! Идем на сближение с Арием. И… хорош фигней заниматься.
Рука одного из дровосеков дрогнула, и топоридло легло малость не на тот курс. Касин при-гнул голову, и металл въелся в тоненькую трубу, разрубав ее пополам. Оттуда хлынул поток белого газа прямо в голову косморэмбе, и она не замедлила превратиться в кусок ледышки.
Наряду с этим перешедшие на игру в домино Петя и Мир хряпнули костяшками по панели приборов, от чего пришли в действие (хотя, скорей всего, в полное бездействие) неведомые меха-низмы. Отовсюду заскрежетала сигнализация, и злой голос сообщил:
– Доигрались, дегенеры?! Сейчас мы размажемся по Арию!!
– А кто с нами говорит? – спросил в никуда Петя.
– Полный песец.
Касин тем часом полностью превратился в ледяную статую.
– Вы что встали?! – заорал увидевший беду психиатр. – Героя загубите! Быстро откуйте его!
Дровосеки бросились выполнять приказ и рубать топорами цепи, а вместе с ними и проводку на стенах. Искры посыпались во все стороны.
Психиатр за сердце схватился.
– Мать-перемать! Руками снимайте его! Не отломайте ему ничего: он хрупкий!
Перепуганные зэки отодрали Касина от стены.
– Что делать? Он сейчас сдохнет? – спросил один из зэков.
Док вскочил из кресла и подлетел к ним. Пощупав отсутствующий пульс ледяной фигуры, он вывел диагноз:
– Столбняк!
Петя, по званию бомжевой, недоверчиво посмотрел на массовку у Касина.
– Его надо срочно размораживать, – командовал дальше безумный лекарь.
– А смысл? – спросил бомжевой. – Нас сейчас все равно всех расплющит!
– Твои мозги поплющило еще на Земле, – отмахнулся док. – В кочегарку его! – приказал он дровосекам.
Те швырнули статую и бросились к Пете.
– Не его! Касина! – завопил прибалдевший док.
Четверка тормозов в фуфайках с бритыми головами побежала обратно к Касину.
– За мной! – Мир схватил за ногу храпевшего в уголке министра финансов, вышиб дверь и по-бежал по коридору, волоча тело.
Им вслед помчалась статуя изо льда, несомая на четырех плечах. Из динамиков вместо рева сигнализации понесся шальной джангл. Док аж притормозил посреди коридора.
– Клевая музычка, – сказал он и рванул дальше на поиски кочегарки.
Ее нашли не скоро. Ворвавшись туда, Мир опешил: Петя уже был здесь и лопатами швырял уголь в раскрытую дверь топки.
– А как ты тут очутился? – спросил психиатр. – И что это ты вытворяешь?
– А я… – разогнулся Петя, – …я коротенькой дорожкой сюда пришел. Я вот растопить тут по-жарче решил, чтоб тот чувак растаял побыстрей.
– Врешь, падла! – Док вдруг выхватил из-под фуфайки силовой меч и отсек башку бомжевому.
Подбежавшие с ношей дровосеки остановились в изумлении на храпящем министре финан-сов.
– Ты че, блин, мэн, рехнулся? А еще психиатр.
– Ни фига, мужички, – разглагольствовал тот, пряча меч в штаны. – Шпионом от фашиков был он, а не Касин! Откуда ему было знать короткий путь в кочегарку? Он прибежал сюда, чтобы по-больше засыпать горючего в печь. Тем самым он сделал нашу скорость еще больше – он хотел, чтоб мы поскорей размазались по Арию.
– Но тогда бы и он размазался, – сказал догадливый зэк.
– Умничка, – похлопал его по щеке доктор, – у него наверняка где-то тут на примете была спа-сательная шлюпка. Мы разыщем ее и спасемся, прежде чем лупанемся в эту дебильную планету. Но сначала вернем к жизни нашего национального героя. Во-первых, сойдите с министра финансов…
И тут из динамиков снова раздался загробный голос на фоне джангла, словно это входило в саму композицию:
– Ничего не выйдет, кретины, – до столкновения с поверхностью планеты осталась ровно ми-нута! Шестьдесят, пятьдесят девять…
Доктор заволал:
– Быстрей! Швыряйте его на эту вагонетку! – Он помог зэкам бросить тело морозового Касина на какую-то хрень на рельсах, ведущую прямо в топку.
Тем временем прочухался прыщавый очкарик.
– А ты че делать собрался, док? – офонарел он. – Уж не жаркое ли из этого паренька сделать?
– Тихо, чувачелла. – Психиатр толкнул вагонетку в горящее пекло. – Крематорий ему сейчас не помешает.
Последствия были невероятные. Из топки вылетела туча пара от растаявшего льда, и в коче-гарке ничего не стало видно. Когда пар рассеялся, шестерка пришибленных авантюристов прозре-ла: из обледеневшей топки вылезал растаявший Касин.
– А где это мы? – спросил герой-ковбой, едва став на ноги. – Что это за отсчет и что это с Пе-тей?
Увидев обезглавленное тело, министр финансов взвякнул и выпал в осадок, а голос из дина-миков разорялся на весь летатель:
– Тридцать, двадцать девять…
– Если мы не найдем спасательную шлюпку – нам кранты! – объяснил психиатр. – Вперед – на поиски шлюпки.
Братва с шумом покинула кочегарку, напрочь позабыв о бесчувственном очкарике.

Арий хоть и был в десять раз меньше Земли, но с силой притяжения у него был полный поря-док. Планетка вовсю притягивала к себе перегоревший летатель, и он мчался к ней, рассекая атмо-сферный слой, с одуренной скоростью, словно влюбленный романтик на свидание с девушкой.
Сигнал тревоги давно пищал в пограничной будке, где сканировались околоземные просторы, но дежурный фашик, перебравший вчера вечером лишнего с друзьями, и в ус не дул.
Но вот из приборной доски выскочила механическая рука с кувалдой, а въедливый противный голосок сказал:
– Вставай, тупица, – планета под угрозой!
Кувалда с оглушительным треском опустилась на котел дежурного. Глаза вылезли из орбит и сразу увидели сообщение на экране: «Угроза Арию!!! До столкновения – 15 секунд». И время убав-лялось все время.

Сумасшедшие гонки по коридорам арийского летателя прекратились, когда Касин заметил дверь с огромной надписью: «Спасательная шлюпка. Вам сюда».
– Нам сюда! – указал он на дверь.
Под большой надписью имелась поменьше: «Психиатрам, дровосекам и Касинам вход вос-прещен». Все остановились в нерешительности, а голос из поднебесья вел отсчет:
– Десять, девять…
– Плевать! – Топоридло одного из зэков разрубало надвое табличку, и он сказал: – Я жить хочу.
Он открыл дверь и первым влетел в шлюпку. За ним ломанулись остальные. Касин, забежав-ший последним, законопатил выход и подлетел к пульту, где была одна-единственная кнопка: красного цвета и с надписью «Пуск».
Когда голос из динамиков возвестил о последней секунде до столкновения, Касин нажал кнопку…

Дежурный выскочил из пограничной будки и запрыгнул в громадную зенитную установку, что была рядом. Возле гашетки была щель, над которой было написано: «Хочешь пострелять – брось монету». Фашик стал лихорадочно рыться по карманам, но не успел.
Летатель встретился с планетой, раскаленный добела. От толчка по суше во все стороны по-шла гигантская волна цунами, сметающая все на своем пути. Обойдя вокруг всю планету, она вер-нулась в исходную точку, подкинула блинчик космолета – и все на планете утихло.
Эту катастрофу было видно в мельчайшее окошко в полу спасательной шлюпки, висящей в полукилометре над землей. Касин оторвал от него лицо с круглыми зенками и произнес:
– Труба, чуваки, мы разнесли все на этой планете вдребезги. Вместе с рабовладельцами сдохли и рабы.
– Как вдребезги? – не поверил своим ушам психиатр и прильнул к децльному окошку, чтоб поверить глазам. Картина планетарного разгрома впечатлила его.
Поднявшись с четверенек, он обнял Касина, как последний гомик, зарядил ему пару раз своей ладонью по хребту и сказал:
– Поздравляю, ты качок, ты истребил род фашиков. За рабов не беспокойся: лучше смерть, чем такое жалкое существование. – А сам в это время делал какие-то сигналы дровосекам.
Двое из них вынули из-под фуфаек странные приборы: две коробочки – одну с кнопками, вторую – абсолютно гладкую.
– Это тебе подарок от Лира, Касин, – любезно сказал психиатр, вручая эту дребедень парню. – А еще это и это. – Он всунул ему в руки плазменный пистолет и вынутый из штанов силовой меч, увидев который, Касин восхитился:
– Ух ты, круто! Я и не знал, док, что ты Джедай… Но на фига мне все это барахло?
– Понимаешь ли, – объяснял полоумный лекарь, снимая с какой-то полки здоровенную матер-чатую упаковку и надевая ее с помощью зэков-дровосеков на спину Касину, – Лир был уверен в те-бе. Он верил, что ты – избранник Господень и в твой тупорылый череп Бог вложил план победы над кодлом фашиков. Но Лир не совсем рехнулся, в отличие от тебя, дружище (это я тебе как психиатр говорю), поэтому поручил нам, как только с фашиками будет покончено, избавиться от тебя, ибо ты приносишь очень много хлопот.
И пока Касин соображал, что означает сия информация от доктора, тот натараторил еще:
– Вот тебе волшебные парашют, пестик и мечик. А то – усилитель биополя и ионопередатчик. В общем, брателла, это миниатюрный набор для юного скаута, чтобы выжить на необитаемой пла-нете, пока не прибудет помощь. Вот тебе инструкция к усилителю биополя. Ребята – люк.
И дровосеки-отморозки кинулись отковыривать законопаченный наглухо Касином выход.

А руины погибшей арийской цивилизации пришли в движение. В одном только месте. Из груды хлама вылезла одна рука, потом – вторая, а уж за ними – с кастрюлей на макушке – и голова дежурного. Приставив к засыпанным всяким мусором глазам бинокль, он обвел взглядом горизонт и, отшвырнув прибор, потер руки. Затем из-под груды барахла появилось грозное оружие – звуко-стрел, какое фашик взвалил на плечо и стал искать мишень в видеоприцеле. Поймав в объектив ви-сящую над планетой шлюпку, он нажал кнопку. Раздался стегающий звук, ничего особенного не произошло, но дежурный знал: цель будет поражена.
За две секунды до того, как звуковой импульс настиг шлюпку, оттуда вылетело тело – судя по всему, из-под смачного пинка. Только это случилось – шлюпка разлетелась в щепки вместе с теми, кто оставался на ее борту.
Дежурный фашик ликовал от радости.
– Да, клево! Я отомстил за смерть нации! Я…
Один из осколков подстреленной мишени застрял в голове идиота, заткнув его на полуслове, и он откинул копыта.
Касин со свистом летел вниз. Он передергал все кольца и крючки на парашюте, но тот упорно не желал раскрываться. Что делать? До земли – пара сотен метров! Косморэмбу осенило: усилитель биополя! Он поможет ему безболезненно столкнуться с поверхностью! Касин перещелкал все кноп-ки на коробке, но толку было мало.
«Инструкция!» – вспомнил чувак и развернул листик. Первым, что он прочел, было: «Ни в ко-ем случае не нажимайте кнопки!!!»
– На хрена же тогда они здесь?!! – заорал Касин и на всей скорости погрузился в ледяной гор-ный поток.
Его чуть не расплющило об камни, потому как река была совсем не глубокой, и бурное тече-ние поволокло его за собой. Голова бедняги повстречалась со всеми булыжниками, что были в воде, и не удивительно, что очень скоро Касин де Корв лишился своего и без того помутненного созна-ния.

Оно вернулось к нему очень болезненно. Голова просто раскалывалась от боли. Пошевелив конечностями, Касин решил открыть глаза. Перед ними была беспроглядная ночь. Так сперва по-думал Касин. Но потом попустило, и оказалось, что это всего лишь сумерки.
Парень валялся на каменистом берегу, выброшенный сюда рекой, задолбавшейся иметь дело с такой железной и бронебойной башкой. Вокруг лежали его героические артефакты.
Плазменный пистолет при нажатии курка выплюнул струйку водички. На мини-дисплее вы-светилось: «Сели батареи».
– Наверное, илом засыпало, – сделал умный вывод Касин и взялся за силовой меч.
Он то вспыхивал, то угасал, после чего улетел в реку. За ним отправился и усилитель биополя, так как Касин не хотел больше использовать его: инструкция канула в Лету, а без нее паренек во-обще ничего не соображал (по правде говоря, с ней тоже). Единственная вещь, которая работала ис-правно, – ионопередатчик. Он доблестно передавал бы сигналы SOS в космические просторы, даже если бы на него рухнул еще один фашиковский флагман, батарей в нем хватило бы на добрую сот-ню лет, ну а инструкция к нему не полагалась – он включался усилием воли терпящего бедствие.
Положив коробочку в карман, Касин вдруг вспомнил еще об одном артефакте. Его суперпер-стень! Вот что поможет ему выжить в этом мертвом мире!
Космический ковбой вскочил на ноги, воздел вверх руку с выпяченным средним пальцем, на котором взблеснуло кольцо в свете двух восходящих лун, и провозгласил:
– Я силен! Это поможет стать мне спасителем вселенной! – И с сожалением Касин добавил: – Хотя в Намайн я уже не успеваю.
Обиженный герой поплелся вдоль берега, за ним поволочился случайно раскрывшийся в реке парашют, а рядом шагал его двойник и незаменимый спутник – шиза в легкой степени.

2003-2004
г. Кривой Рог
Денис Овсяник
особая благодарность за идейное вдохновение и имена Константину Коринному

Денис Овсяник         E-mail
http://Deepressure.promodj.ru








Посмотреть другие страницы :
| 905 | | 904 | | 903 | | 902 | | 901 | | 900 | | 899 | | 898 | | 897 | | 896 | | 895 | | 894 | | 893 | | 892 | | 891 | | 890 | | 889 | | 888 | | 887 | | 886 | | 885 | | 884 | | 883 | | 882 | | 881 | | 880 | | 879 | | 878 | | 877 | | 876 | | 875 | | 874 | | 873 | | 872 | | 871 | | 870 | | 869 | | 868 | | 867 | | 866 | | 865 | | 864 | | 863 | | 862 | | 861 | | 860 | | 859 | | 858 | | 857 | | 856 | | 855 | | 854 | | 853 | | 852 | | 851 | | 850 | | 849 | | 848 | | 847 | | 846 | | 845 | | 844 | | 843 | | 842 | | 841 | | 840 | | 839 | | 838 | | 837 | | 836 | | 835 | | 834 | | 833 | | 832 | | 831 | | 830 | | 829 | | 828 | | 827 | | 826 | | 825 | | 824 | | 823 | | 822 | | 821 | | 820 | | 819 | | 818 | | 817 | | 816 | | 815 | | 814 | | 813 | | 812 | | 811 | | 810 | | 809 | | 808 | | 807 | | 806 | | 805 | | 804 | | 803 | | 802 | | 801 | | 800 | | 799 | | 798 | | 797 | | 796 | | 795 | | 794 | | 793 | | 792 | | 791 | | 790 | | 789 | | 788 | | 787 | | 786 | | 785 | | 784 | | 783 | | 782 | | 781 | | 780 | | 779 | | 778 | | 777 | | 776 | | 775 | | 774 | | 773 | | 772 | | 771 | | 770 | | 769 | | 768 | | 767 | | 766 | | 765 | | 764 | | 763 | | 762 | | 761 | | 760 | | 759 | | 758 | | 757 | | 756 | | 755 | | 754 | | 753 | | 752 | | 751 | | 750 | | 749 | | 748 | | 747 | | 746 | | 745 | | 744 | | 743 | | 742 | | 741 | | 740 | | 739 | | 738 | | 737 | | 736 | | 735 | | 734 | | 733 | | 732 | | 731 | | 730 | | 729 | | 728 | | 727 | | 726 | | 725 | | 724 | | 723 | | 722 | | 721 | | 720 | | 719 | | 718 | | 717 | | 716 | | 715 | | 714 | | 713 | | 712 | | 711 | | 710 | | 709 | | 708 | | 707 | | 706 | | 705 | | 704 | | 703 | | 702 | | 701 | | 700 | | 699 | | 698 | | 697 | | 696 | | 695 | | 694 | | 693 | | 692 | | 691 | | 690 | | 689 | | 688 | | 687 | | 686 | | 685 | | 684 | | 683 | | 682 | | 681 | | 680 | | 679 | | 678 | | 677 | | 676 | | 675 | | 674 | | 673 | | 672 | | 671 | | 670 | | 669 | | 668 | | 667 | | 666 | | 665 | | 664 | | 663 | | 662 | | 661 | | 660 | | 659 | | 658 | | 657 | | 656 | | 655 | | 654 | | 653 | | 652 | | 651 | | 650 | | 649 | | 648 | | 647 | | 646 | | 645 | | 644 | | 643 | | 642 | | 641 | | 640 | | 639 | | 638 | | 637 | | 636 | | 635 | | 634 | | 633 | | 632 | | 631 | | 630 | | 629 | | 628 | | 627 | | 626 | | 625 | | 624 | | 623 | | 622 | | 621 | | 620 | | 619 | | 618 | | 617 | | 616 | | 615 | | 614 | | 613 | | 612 | | 611 | | 610 | | 609 | | 608 | | 607 | | 606 | | 605 | | 604 | | 603 | | 602 | | 601 | | 600 | | 599 | | 598 | | 597 | | 596 | | 595 | | 594 | | 593 | | 592 | | 591 | | 590 | | 589 | | 588 | | 587 | | 586 | | 585 | | 584 | | 583 | | 582 | | 581 | | 580 | | 579 | | 578 | | 577 | | 576 | | 575 | | 574 | | 573 | | 572 | | 571 | | 570 | | 569 | | 568 | | 567 | | 566 | | 565 | | 564 | | 563 | | 562 | | 561 | | 560 | | 559 | | 558 | | 557 | | 556 | | 555 | | 554 | | 553 | | 552 | | 551 | | 550 | | 549 | | 548 | | 547 | | 546 | | 545 | | 544 | | 543 | | 542 | | 541 | | 540 | | 539 | | 538 | | 537 | | 536 | | 535 | | 534 | | 533 | | 532 | | 531 | | 530 | | 529 | | 528 | | 527 | | 526 | | 525 | | 524 | | 523 | | 522 | | 521 | | 520 | | 519 | | 518 | | 517 | | 516 | | 515 | | 514 | | 513 | | 512 | | 511 | | 510 | | 509 | | 508 | | 507 | | 506 | | 505 | | 504 | | 503 | | 502 | | 501 | | 500 | | 499 | | 498 | | 497 | | 496 | | 495 | | 494 | | 493 | | 492 | | 491 | | 490 | | 489 | | 488 | | 487 | | 486 | | 485 | | 484 | | 483 | | 482 | | 481 | | 480 | | 479 | | 478 | | 477 | | 476 | | 475 | | 474 | | 473 | | 472 | | 471 | | 470 | | 469 | | 468 | | 467 | | 466 | | 465 | | 464 | | 463 | | 462 | | 461 | | 460 | | 459 | | 458 | | 457 | | 456 | | 455 | | 454 | | 453 | | 452 | | 451 | | 450 | | 449 | | 448 | | 447 | | 446 | | 445 | | 444 | | 443 | | 442 | | 441 | | 440 | | 439 | | 438 | | 437 | | 436 | | 435 | | 434 | | 433 | | 432 | | 431 | | 430 | | 429 | | 428 | | 427 | | 426 | | 425 | | 424 | | 423 | | 422 | | 421 | | 420 | | 419 | | 418 | | 417 | | 416 | | 415 | | 414 | | 413 | | 412 | | 411 | | 410 | | 409 | | 408 | | 407 | | 406 | | 405 | | 404 | | 403 | | 402 | | 401 | | 400 | | 399 | | 398 | | 397 | | 396 | | 395 | | 394 | | 393 | | 392 | | 391 | | 390 | | 389 | | 388 | | 387 | | 386 | | 385 | | 384 | | 383 | | 382 | | 381 | | 380 | | 379 | | 378 | | 377 | | 376 | | 375 | | 374 | | 373 | | 372 | | 371 | | 370 | | 369 | | 368 | | 367 | | 366 | | 365 | | 364 | | 363 | | 362 | | 361 | | 360 | | 359 | | 358 | | 357 | | 356 | | 355 | | 354 | | 353 | | 352 | | 351 | | 350 | | 349 | | 348 | | 347 | | 346 | | 345 | | 344 | | 343 | | 342 | | 341 | | 340 | | 339 | | 338 | | 337 | | 336 | | 335 | | 334 | | 333 | | 332 | | 331 | | 330 | | 329 | | 328 | | 327 | | 326 | | 325 | | 324 | | 323 | | 322 | | 321 | | 320 | | 319 | | 318 | | 317 | | 316 | | 315 | | 314 | | 313 | | 312 | | 311 | | 310 | | 309 | | 308 | | 307 | | 306 | | 305 | | 304 | | 303 | | 302 | | 301 | | 300 | | 299 | | 298 | | 297 | | 296 | | 295 | | 294 | | 293 | | 292 | | 291 | | 290 | | 289 | | 288 | | 287 | | 286 | | 285 | | 284 | | 283 | | 282 | | 281 | | 280 | | 279 | | 278 | | 277 | | 276 | | 275 | | 274 | | 273 | | 272 | | 271 | | 270 | | 269 | | 268 | | 267 | | 266 | | 265 | | 264 | | 263 | | 262 | | 261 | | 260 | | 259 | | 258 | | 257 | | 256 | | 255 | | 254 | | 253 | | 252 | | 251 | | 250 | | 249 | | 248 | | 247 | | 246 | | 245 | | 244 | | 243 | | 242 | | 241 | | 240 | | 239 | | 238 | | 237 | | 236 | | 235 | | 234 | | 233 | | 232 | | 231 | | 230 | | 229 | | 228 | | 227 | | 226 | | 225 | | 224 | | 223 | | 222 | | 221 | | 220 | | 219 | | 218 | | 217 | | 216 | | 215 | | 214 | | 213 | | 212 | | 211 | | 210 | | 209 | | 208 | | 207 | | 206 | | 205 | | 204 | | 203 | | 202 | | 201 | | 200 | | 199 | | 198 | | 197 | | 196 | | 195 | | 194 | | 193 | | 192 | | 191 | | 190 | | 189 | | 188 | | 187 | | 186 | | 185 | | 184 | | 183 | | 182 | | 181 | | 180 | | 179 | | 178 | | 177 | | 176 | | 175 | | 174 | | 173 | | 172 | | 171 | | 170 | | 169 | | 168 | | 167 | | 166 | | 165 | | 164 | | 163 | | 162 | | 161 | | 160 | | 159 | | 158 | | 157 | | 156 | | 155 | | 154 | | 153 | | 152 | | 151 | | 150 | | 149 | | 148 | | 147 | | 146 | | 145 | | 144 | | 143 | | 142 | | 141 | | 140 | | 139 | | 138 | | 137 | | 136 | | 135 | | 134 | | 133 | | 132 | | 131 | | 130 | | 129 | | 128 | | 127 | | 126 | | 125 | | 124 | | 123 | | 122 | | 121 | | 120 | | 119 | | 118 | | 117 | | 116 | | 115 | | 114 | | 113 | | 112 | | 111 | | 110 | | 109 | | 108 | | 107 | | 106 | | 105 | | 104 | | 103 | | 102 | | 101 | | 100 | | 99 | | 98 | | 97 | | 96 | | 95 | | 94 | | 93 | | 92 | | 91 | | 90 | | 89 | | 88 | | 87 | | 86 | | 85 | | 84 | | 83 | | 82 | | 81 | | 80 | | 79 | | 78 | | 77 | | 76 | | 75 | | 74 | | 73 | | 72 | | 71 | | 70 | | 69 | | 68 | | 67 | | 66 | | 65 | | 64 | | 63 | | 62 | | 61 | | 60 | | 59 | | 58 | | 57 | | 56 | | 55 | | 54 | | 53 | | 52 | | 51 | | 50 | | 49 | | 48 | | 47 | | 46 | | 45 | | 44 | | 43 | | 42 | | 41 | | 40 | | 39 | | 38 | | 37 | | 36 | | 35 | | 34 | | 33 | | 31 | | 30 | | 29 | | 28 | | 27 | | 26 | | 25 | | 24 | | 23 | | 22 | | 21 | | 20 | | 19 | | 18 | | 17 | | 16 | | 15 | | 14 | | 13 | | 12 | | 11 | | 10 | | 9 | | 8 | | 7 | | 6 | | 5 | | 4 | | 3 |

^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр