Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?
Без регистрации









Автор: Иванов Павел.
















© ТОЛСТАЯ СУМА НЕ ПРИБАВИТ УМА

Веселая история не только для детского театра,
с музыкой, песнями, танцами
и прочими нюансами.

























В истории участвуют:

Дед Архип – Заслуженный сторож пенсионного возраста.

Маришка – Внучка его, служит у Толстосума.

Толстосум – Пребогатый и претолстый. Все под ним стонут.

Злюка – Верный пес Толстосума, злой, как американская пума,
впоследствии Шарик Мухтарович.
Оголодал очень.

Городовой – При Толстосуме представитель власти.
Подхалим страшный и тощ ужасно.

Прохожий – Невесть кто, но типичный, каких множество.




Действие происходит в некотором государстве




























Интермедия

На авансцену из зала пробирается Прохожий. У него в руках сучкастая палка, на плече висит огромная сумка, на глазах темные круглые очки.

Прохожий: - (Жалобно причитает) - Дайте дорогу хромому, безногому, слепому, косому, рябому, убогому, безрукому, голодному, немому и холодному, беззубому, безродному… у-у-у… у-у-у… - (В зал) - Ну, быстрее, кто подскажет, как там дольше, что говорить-то, ка-кие еще нищие бывают?.. А-а-а! Вспомнил! Рыжему, бесстыжему, одинокому, очкастому, безголовому, несчастному, голодному… голодному… голодному… Ой, кажется, опять за-ело! Это ведь уже было. - (Снимает очки) - Ну да ладно, все равно ведь от вас выгоды ни-какой! - (Вглядывается в зал) - Ой! Ой-ёй-ёй-ёй! А чего эта вас тут так много-то? Ой, как интересно, жуйте фантики от конфет! - (Потирает руки) - Чует мой носик, что не зря вы тут собрались! Ой, не зря! А может и мне что перепадет ненароком? Как говорят умные люди, с миру по прянику, нищему тортик! Глотайте сухое печенье, не разжевывая! - (На-девает очки опять и исчезает за занавесом или кулисами, причитая) - Подайте разуто-му, раздетому, голому и бездетному, холостому, неженатому, нестриженному и бородато-му…

Картина первая

Богатые хоромы Толстосума. Справа входная дверь, в центре задней стены большое окно со шторами на улицу. Слева по центру, отдельно от всего – огромный мешок с деньгами. На мешке стоит пушка. На ней написано: – конфетострелялка. Возле мешка огромное блюдо с конфетами. Напротив мешка, у двери стоит Злюка. На шее у него большая круглая полосатая мишень, центром которой является его голова. В лапах над собой он дер-жит плакат:

Личный тир господина Толстосума.
И чуть ниже:

Чтобы в цель конфетой бить, надо Толстосумом быть!

Злюка с тоской глядит голодными глазами на блюдо с конфетами и пе-чально поскуливает, облизываясь. Вокруг Злюки с важным видом расха-живает Городовой, ловко, как Гаишник, вертя дубинкой.

Городовой: - (Поет) - Благородством в груди кровь кипит,
Я один благородный такой,
Дворянин в моем сердце сидит,
Одним словом я - городовой!

Злюка: - (Воет) - У-у-у-у-у-у!..

Городовой: - (Бьет его дубинкой по носу) - Не вой! - (Продолжает петь) –
Жизнь свою я кладу на алтарь,
Я ведь есть дворянин столбовой,
Обожаю приказ: - Ну-ка вдарь!
Одним словом я - городовой!

Злюка: - (Воет) - У-у-у-у-у!..

Городовой: - (Вновь бьет его дубинкой по носу) - Не вой! - (Продолжает петь) -
Бей дубинкой почаще других,
Чтоб все помнили, кто ты такой,
Что кровей ты как есть голубых,
Одним словом ты - городовой!

Злюка: - (Воет) - У-у-у-у-у-у!..

Городовой: - (Опять бьет его по носу) - Не вой, тебе говорят! - (Продолжает песню) -
Служба – главное в жизни моей,
Без нее я совсем сам не свой,
И машу я дубинкой своей,
Одним словом я - городовой!

Злюка: - (Скулит) - Послушай, ты!.. Ты не очень-то дубинкой своей размахивай!.. А то в прошлый раз как дал по носу, так аж искры из глаз сыпанули. Всю шерсть попалил. А у меня ее и так кот наплакал. Думал, что вовсе пожар случиться, сгорю до смерти!..

Городовой: - (Прекратив ходить) - Но-но-но-но! Не сметь обсуждать мои поступки и указывать мне, когда я при исполнении этих самых… служебных обязательств! - (Шепо-том) - Если хочешь знать истинную правду, то я даже самому господину Толстосуму не обязанный подчиняться!.. - (Озирается) - Я с ним за одним обеденным столом могу си-деть! Но… Тсссс! Только ты никому об этом ни слова, это государственная тайна! По-нял?..

Злюка: - (С сомнением) - Да, скажешь тоже! За одним обеденным столом с господином Толстосумом?..

Городовой: - Слово дворянина! Я при господине Толстосуме представитель государствен-ной власти, а не слуга. Так что терпи! - (Бьет Злюку по голове палкой)

Злюка: - Ай! Да-а-аа, терпи! Тебе-то легко меня бить, а мне каково? Мне-то ведь больно!

Городовой: - (Опять бьет) - Терпи, терпи. Я выполняю свой долг, а ты обязан выполнять свой. Думаешь, мне легко тебя бить?

Злюка: - Конечно легко! Тебе ведь не больно.

Городовой: - Нет, ты не прав, мой друг! Это тяжко. Это архисложно! Понимаешь?

Злюка: - Не понимаю! Я элитных детских садов не заканчивал, места не хватило. Я только вижу, что ничегошеньки сложного в этом махании дубинкой нет! Размахнулся и вдарил. Любой дурак сможет без всякого высшего образования. Даже такой, как ты!

Городовой: - Это для тебя может быть и не сложно. И может, именно поэтому, этот ответ-ственный государственный пост доверили занимать ни тебе, а мне. Потому что я воспитан гуманистом. Я бью только по нужде, а ты бы бил всех день и ночь. А это нехорошо. И полностью противоречит моим принципам. Я же дворянин! Это только со стороны кажет-ся, что легко. Поднял и опустил. - (Бьет дубинкой Злюку по носу)

Злюка: - (Взвыв от боли) - А-а-а-а! У-у-у-у!

Городовой: - Посмотрел бы я на тебя, если бы ты оказался на моем месте.

Опять бьет дубинкой Злюку по носу.

Злюка: - (Взвыв от боли) - А-а-а-а! У-у-у-у!

Городовой: - Терпи. Это же я для профилактики. Чтобы потом тебе легче было.

Злюка: - (Воет) - Терпи! Знаешь, как больно! Вот тебя бы на мое место!

Городовой: - Но-но-но-но мне тута! Да как ты смеешь даже сравнивать меня, потомствен-ного дворянина, столбового к тому же, с собой, беспородной дворняжкой? Кто ты и кто я?!

Злюка: - (Рычит)- Да ты такой же пес на службе, как и я! Никакой между нами разницы и нет вовсе! Разве только что я зубами хватаю, а ты дубинкой лупишь. Так что не очень-то задавайся, дровянин у столба!

Городовой: - Что-о-о?! А-аскар-блять?! Личность? Честь? Достоинство? Меня? Да я из тебя сейчас зубную пасту сделаю. – (Бьет Злюку дубинкой и промахивается. Падает) – Ой, моя печень!

Злюка: - (Сбрасывает на него плакат и мишень, дает ему пинка) – Вот тебе твоя пе-чень! Столб дворяный ты, вот кто! - (Бежит от Городового)

Городовой: - (Поднимаясь) – Ну погоди ты у меня, дворняжка несчастная! Вот я тебе за-дам сейчас трепку, будешь знать, как голубую кровь оскорблять! – (Бежит за Злюкой)

Бегают вокруг мешка с деньгами.

Злюка: - Дровля столбиная, а мозга куриная!

Городовой:- Ты еще об этом пожалеешь!

Злюка: - Столбина дрынлявая!

Городовой: - Я тебя проучу раз и навсегда! К барьеру! Сию же минуту! Стреляться! Через платок!

Злюка: - Кровь голубая, а голова дурная!

Городовой: - Отныне нам двоим будет тесно в этой комнате!

Оба падают в изнеможении. Лежат по разную сторону от мешка и тарелки с конфетами. Тяжело дышат.

Городовой: - (Угрожающе) - Сейчас, собачка, дай только вот чуть-чуть отдышаться. А потом ты у меня будешь танцевать собачий вальс!

Злюка: - (Рычит в ответ) - Это мы еще поглядим, кто из нас танцевать будет. Зубы-то и у меня имеются! Не все еще господин Толстосум выбил!

Городовой: - Скажи спасибо, неуч, что я еще сегодня не завтракал и не обедал. Проклятая диета! А то бы ой как худо тебе пришлось!

Злюка: - (Скулит) – Вот-вот!.. И я как раз не обедал! Забыл!..

Городовой: - О как стыдно! О как мне стыдно перед моими славными предками и перед моим благородным потомством! С кем, с кем приходиться дуэлиться?! Ну, ничего, ниче-го… - (Подползает к конфетам) - Я покажу тебе, где раки зимуют! Только конфетку од-ну для подкрепления сил съем, и покажу!

Злюка: - (Тоже ползет к конфетам.) – Это мы еще посмотрим, кто из нас петь будет, а кто дирижировать. Мне бы самую маленькую ириску, на один бы только зубок, и я тебя сразу же на международный конкурс, на Евровидение выступать отправлю!

В это время в оконном проеме появляется Прохожий. С интересом наблю-дает за происходящим.

Прохожий: - Ой, как тут интересно, сосите палочки от мороженного!

Городовой и Злюка тянут тарелку с конфетами, каждый себе.

Городовой: - Не смей лезть, хулиган, в хозяйский карман!

Злюка: - Не смей сам, а вот мне это по усам!

Городовой: - Хам!

Злюка: - Сам не грамотный!

Злюка и Городовой сталкиваются над блюдом с конфетами лбами и ста-раются оттеснить от него друг друга.

Прохожий: - Ой, как мне все это нравиться, грызите скорлупки от гнилых орехов!

Прохожий взбирается на подоконник, соскакивает с него в комнату и пря-чется за шторой.

Городовой: - (Пыхтит) - Я представляю власть!

Злюка: - Ну и представляй себе всласть! А конфетки мои все равно будут!

Городовой: - (Из последних сил) – Дворняжка!

Злюка: - (Тоже из последних сил) - Пенек!

Городовой: - Не смей меня толкать, смерд!

Прохожий: - (Высовывается из-за шторы) – Ой как занимательно, жуйте корочки от ки-слого арбуза! – (Перебегает незаметно и прячется за мешком)

Городовой: - Голодранец!

Злюка: - Ты сам не обедал!

Прохожий: - (Высовывается из-за своего укрытия) - Ой как потрясно, ешьте перловую кашу без масла! – (Потирает руки. Кричит грозно голосом Толстосума) – Что тут такое происходит? Почему шум есть, а драки не видно? Кто посмел трогать мои боевые конфе-ты? – (Топает ногами) - А ну подать мне сюда на расправу обоих!

Городовой и Злюка испуганно вскакивают и бегут на свои места.

Городовой: - (В панике) - Ой, мамочка моя, конфеты трогал, господин, не я! Это все он, негодяй, честное благородное!

Злюка: - (Испуганно) – Э-э-э-э-э-у-у-у-у-а-а-ай! Врет он все! Это он начал первый, а не я! Хвастал, что за одним столом с вами, хозяин, сидеть собирается!

Прохожий: - (Голосом Толстосума) – Смирна-а-а-а!

Городовой и Злюка замирают, вытянувшись во фрунт. Злюка успевает на-деть мишень и поднять над собой плакат. Оба зажмурили глаза от страха и трясутся мелкой дрожью.

Городовой: - (Дрожащим голосом) – Да здравствует тир господина Толстосума, самый сладкий тир во всем мире!

Злюка: - (Подвывает, дрожит) – У-у-у-уррра-а-аа!

Прохожий: - (Голосом Толстосума) – Мо-олча-ать, пока зубы торчат, жуйте мои рваные тапочки! – (На цыпочках подбегает к блюду с конфетами) – Ох, как они впечатляют! – (Высыпает все конфеты себе в сумку, кричит) - Мо-олча-ать, даже не мычать, ешьте бутерброды с вазелином! – (Подбегает к окну, кричит) - Смирнее стоять! - (Взбирается на подоконник, кричит) - Сильнее дрожать! От страха икать! – (Скрывается за окном)

Злюка: - (Подвывает от страха) – У-у-у-у, моя бедная головушка! У-у-у-у, бедная я со-бачка! У-у-у-у, не виноватый я, он сам первый начал! У-у-у-у…

Городовой: - (Не открывая глаза и заикаясь) – Честное благородное… Не верьте этому коварному животному… Я дворянин столбовой, ваше толстосумие, как есть представи-тель… Это не я, а все он! – (Дрожь усиливается)

Злюка: - (Падает на колени) – Врет он все, хозяин, врет! Это… – (Открывает глаза и замирает с разинутым от удивления ртом, увидев, что в комнате никого нет)

Городовой: - (Тоже бухается на колени) – Готов верой и правдой, ваше толсто… - (От-крывает глаза и остается с разинутым ртом)

Прохожий: - (Появляясь на миг в оконном проеме, жует конфеты) – Закройте рты, а то муха залетит! Ха-ха-ха! Ой как вкусно, жуйте коробку от шоколадного торта! – (Исчезает)

Городовой: - (Показывает на пустое блюдо. Растерянно.) - Конфеты…

Злюка: - Конфеты…

Городовой: - Были?...

Злюка: - Были…

Городовой: - Полная тарелка?..

Злюка: - Полная…

Прохожий: - (Появляясь в оконном проеме) - А теперь сплыли! – (Исчезает)

Городовой: - А где?..

Злюка: - Не знаю…

Городовой: - И я не знаю…

Городовой: - Да, провели нас. Обманули! Не хозяин это был!

Злюка: - А кто?

Городовой: - Самозванец и вор!

Злюка: - Ну?!.

Городовой: - Вот тебе и ну!.. Смотри лучше! Кто у нас сторож?

Злюка: - Смотрю…

Оба внимательно изучают пустую комнату.

Прохожий: - (Опять возникая в оконном проеме, как чертик из табакерки) – А за во-ра ответишь! – (Исчезает)

Городовой: - Пусто?..

Злюка: - Пусто…

Городовой: - Ничего не видишь подозрительного?

Злюка: - Неа…

Городовой: - Нюхай тогда…

Злюка: - Нюхаю… - (Нюхает)

Городовой: - Пахнет?

Злюка: - Неа…

Городовой: - Ничем?

Злюка: - Ничем…

Городовой: - (Рыдает) – Ой, что теперь будет!..

Злюка: - А что теперь будет?..

Городовой: - Это ты все натворил!

Злюка: - Здрасьте-пожалста! Не вали с больной головы на здоровую!

Городовой: - (Оскорблено) – Это у тебя-то голова здоровая?

Злюка: - Конечно у меня. Она у меня еще ни разу в жизни не болела.

Городовой: - (Злорадно) - Ну теперь будет болеть. Хозяин за свои конфетные боеприпасы знаешь, что с тобой сделает?

Злюка: - А при чем тут я? Это ты во всем виноват, деревяшка несчастная!

Городовой: - Нет, ты!

Злюка: - Нет, ты!

Городовой: - А кто начал ныть, что ему больно?

Злюка: - А кто ныл, что ему трудно?

Городовой: - Ты! – (Толкает Злюку)

Злюка: - Нет, ты! – (Толкается в ответ)

Городовой: - Вот тебе! – (Бьет дубинкой Злюку по голове)

Злюка: - Ах, ты так? – (Кусает Городового за ногу)

Прохожий вновь возникает в оконном проеме. По-прежнему жует конфе-ты. Все лицо в шоколаде.

Прохожий: - (Азартно) – По кумполу его, по кумполу! Глотайте косточки от персиков! – (Исчезает)

Злюка: - Замри!

Городовой: - (Растерянно) – Ты чего это?

Злюка: - Пахнуло…

Городовой: - Чем?

Злюка: - Чем, чем… Конфетами! – (Усиленно нюхает)

Городовой: - Ну?..

Злюка: - Пропало…

Городовой: - Эх, ты!.. (Презрительно) - Дворняга! Нюху совсем нет. Сюда бы сейчас ньюфаундленда! Тот мигом бы обнаружил.

Злюка: - (Рычит) – Я тебе сейчас пообзываюсь! – (Размахивается, чтобы ударить)

Городовой: - Замри!

Злюка: - (Подозрительно) – Это зачем же еще?

Городовой: - Появилась!..

Злюка: - Кто? – (Испуганно оглядывается)

Городовой: - Ни кто, а что… Идея!

Злюка: - Где? – (Опять осматривает комнату)

Городовой: - У меня в голове, дурак!

Злюка: - У тебя? – (Смеется)

Городовой: - Да тихо ты!.. (Показывает на мешок с деньгами) – Видишь?

Злюка: - Ну… не слепой.

Городовой: - Что ты заладил все ну да ну?.. Не на конюшне! Стратегийно мыслить мо-жешь?

Злюка: - (Растерянно) - Это как?

Городовой: - Ну ты и дурак!

Злюка: - Опять обзываться? Получай! - (Опять размахивается для удара)

Городовой: - Смирна!

Злюка вытягивается по привычке во фрунт.

Городовой: - Вот так-то… Объявляю военное положение!

Злюка: - Чего?

Городовой: - А то, что я сейчас совершаю комнатный переворот и объявляю себя диктато-ром!

Злюка: - Кем??

Городовой: - Я командую, а ты в услужении у меня, наемник мой.

Злюка: - А не будет жирно?

Городовой: - Смирно!

Привычка опять срабатывает, и Злюка вытягивается во фрунт.

Городовой: - Газеты надо хоть иногда перелистывать. Так во всех цивилизованных миро-вых государствах делают. Вот опять же недавно в Таиланде переворот сделали. Эх ты, де-ревня, кексу не ела! Короче, я диктатор! Слушай теперь внимательно, что я тебе сейчас буду диктовать с высоты своего высокого положения. По моей команде – (Показывает на мешок) – бросаемся туда. Ты обходишь мешок слева, а я совершаю маневру справа. Ок-ружаем, хватаем, грызем, топчем, делаем из того, что останется после этого, кашу и кон-феты снова будут наши.

Злюка: - (Очень заинтересовано) - А какую кашу? Я лично предпочитаю больше всего гречневую… - (Мечтательно) – С маслом…

Городовой: - Смирно! Приказываю повторить свышепродиктованную боевую задачу!

Злюка: - (Рычит) – Окружаем! Хватаем! Грызем! Уничтожаем! И из того, что останется, варим себе гречневую кашу с конфетами!

Городовой: - Молодец! Не безнадежен! Перевожу тебя из дворняг в доберманы пинчеры!

Злюка: - (Угрожающе) – Чего? Опять обзываешься?

Городовой: - (Поспешно) – Это такие специальные служебные собаки по спасению кон-фет.

Злюка: - Аааа…

Городовой: - Вперед, за мной!

Оба бросаются за мешок, сталкиваются лбами и падают.

Городовой: - Ой, моя печень!

Злюка: - Ой, моя головушка!

Медленно приходят в себя.

Городовой: - Ну и что?

Злюка: - А что что?

Городовой: - Ты видел его?

Злюка: - Кого?

Городовой: - Ну того?

Злюка: - Нет, а ты?

Городовой: - Нет...

Вместе: - Да-а-а-ааа…

С трудом поднимаются с пола. Злюка с гримасой боли держится за голову, а Городовой за бок.

Злюка: - Ох, моя бедная головушка! И так плохо соображала… - (Городовому) – А тебя что, по боку. Да?

Городовой: - Нет, меня тоже по голове, но болит в боку.

Злюка: - Странно…

Городовой: - Ничего странного! Это наследственное. От дяди по материнской линии…

Злюка: - Ну, раз от дяди, раз наследственное, тогда понятно. И кто же это меня все-таки по голове так сильно ударил?

Городовой: - И меня?..

Злюка: - Смотри, какая у меня шишка на макушке. – (Гордо) - С целый астраханский ар-буз!

Городовой: - А у меня? У меня вообще с австралийскую дыню!

Прохожий: - (Появляясь в проеме окна) – Ух, какие красивые, жуйте кислый виноград! – (Исчезает)

Злюка: - А что это еще за австралийская?

Городовой: - Ты что, совсем телевизор не смотришь? Это же страна такая в Африке. Там живет много разных львов, и растут дыни.

Злюка: - А дыня, это что такое?

Городовой: - Это… - (Задумывается) – Это… Это как арбуз, только похожа на большой огурец и желтая.

Злюка: - (Торжествующе) – Ааа! Значит моя шишка больше!

Прохожий вновь показывается в оконном проеме и кидает чем-то в Злюку.

Прохожий: - Грызите сосновые шишки! – (Исчезает)

Злюка поднимает попавший в него предмет. Разворачивает. Это фантик.

Злюка: - Оооо!!

Городовой: - Ты чего?

Злюка: - Опять пахнуло!

Городовой: - Чем?

Злюка: - Конфетой…

Городовой: - Какой?

Злюка: - Шишкой с севера.

Городовой: - Не, ну его!.. Больше не будем никого ловить. У меня на печени и места для другой дыни не осталось.

Злюка: - Да нет, у тебя еще хватит, а вот у меня на голове не поместится, так уж точно. Все-таки арбуз больше этих самых… австралийских огурцов.

Городовой: - Опять!

Злюка: - (Испуганно) – Что опять? Пахнуло? – (Усиленно нюхает)

Городовой: - Нет, пришла…

Злюка: - Если опять идея, то не надо, хватит с нас и одной. У меня голова не казенная. И страгетически больше не хочу мыслить,

Городовой: - Не бойся, это совсем другая идея. Тут кажется, пахнет политической акцией.

Злюка: - (Нюхает) – Опять ты все выдумываешь! Не пахнет тут ничем, кроме твоих нос-ков.

Городовой: - Я вижу, с тобой каши не сваришь.

Злюка: - (Обижается) – Это почему же? Я гречневую кашу умею варить. Берешь полки-ло…

Городовой: - (Перебивая) – Да я совсем другую кашу имею в виду!

Злюка: - Какую другую? Рисовую? На худой конец можно и перловую сварить… С голо-духи тоже ничего, пойдет. Я и ее тоже умею варить.

Городовой: - (Безнадежно машет рукой) – Эх ты!.. Лучше подумай, что с твоей шкурой будет? Меня-то ладно, просто-напросто на персональную пенсию отправят в связи с пере-ходом на другое место услужения, а вот тебя отправят точно на мыло!

Злюка: - (Воет) – Не хочу на мыло! Хочу тоже на персональную пенсию в связи с перехо-дом…

Городовой: - (Заговорщицки) - Послушай, а давай мы это дело на кого-нибудь другого спихнем?

Злюка: - Спихнуть-то не трудно, пихать не грузить. Было бы чего пихать, да на кого пи-хать.

Городовой: - А я уже все придумал. Давай спихнем все на эту, на нее, на девчонку, кото-рая тут убирает?! А-а? На внучку этого старого деда? Скажем, что видели, как она мимо проходила и…

Злюка: - Иииии…

Городовой: - (С досадой) - Какой ты, однако, недогадливый! Никакой у тебя фантастики в голове нет. Не, такого как ты в тайные агенты не взяли бы. Слушай, что тут было и запо-минай. Она мимо конфет шла, да как прыгнет, да как схватит, да как проглотит все. И съе-ла! Как крокодил!

Злюка: - Ты сам видел?

Городовой: - Мы с тобой оба видели!

Злюка: - Разве? Не помню… Но все равно! - (Прыгает возбужденно) – Точно! Ай, какая она! И не подумаешь ведь с первого взгляда! И все одна съела? И не лопнула? – (Заводит-ся) – Ну и обжора она! Хоть бы какую карамельку одну оставила нам на двоих! А ведь та-кая из себя худенькая на вид, такая махонькая, никогда б не подумал, что это она сделала. Ну ты и догадливый! Прямо как колобок из мультика.

Городовой: - Причем тут колобок? Телевизор не только мультики, но и серьезные, фило-софические фильмы показывает. Например, детективы про улицы с разбитыми фонарями. Вот что тебе чаще надо смотреть, песик. А не какие-то детские мультяшки!

Злюка: - А ты сам-то видел?

Городовой: - Я то? – (Гордо) – Все серии!

Злюка: - Да нет! Что она все проглотила?

Городовой: - Кто она? Что проглотила? В какой серии? Я что-то не помню…

Злюка: - (Отчаянно) - Девчонка! Конфеты!

Городовой: - Я думал, ты про разбитые фонари спрашиваешь. Да ты что? Мы же уже обо всем с тобой договорились? Мы же заговор с тобой строим. Ты тоже все это видел, понял? Видел!

Злюка: - (Растерянно) - Теперь вроде понял…

Городовой: - Повтори… Я тоже все это видел.

Злюка: - Я тоже все это видел.

Городовой: - Вот так-то лучше!

Слышен резкий звук клаксона.

Злюка: - (Испуганно) - Хозяин едут!

Городовой: - Их толстосумие!

Злюка: - По местам!

Злюка вновь превращается в мишень, а Городовой хватает свою дубинку и замирает возле него.

Городовой: - (Шепчет) – Я сам все расскажу хозяину. Ты только поддакивай и все. А то все испортишь!

Злюка: - Ладно. Ты только не бейся дубинкой своей слишком больно.

Городовой: - Да не бойся, сегодня стреляния конфетами не будет, боеприпасов нет.

Городовой замирает, вытянувшись во фрунт.

Картина вторая.

На детском автомобильчике въезжает Толстосум. Он едет вокруг мешка с деньгами и поет. Злюка и Городовой пожирают начальство глазами.

Толстосум: - (Поет) - И дорога тут моя,
И моя кругом земля,
и небо, и машина,
И на машине шины!

Бип-бип, бип-бип, бип-бип,
И небо и машина!
Бип- бип, бип-бип, бип-бип,
И на машине шины!

Я ем конфеты каждый день,
Не жну я и не сею,
Я простоя обожаю лень,
И потому толстею!

Бип-бип, бип-бип, бип-бип,
Не жну я и не сею,
Бип-бип, бип-бип, бип-бип,
И потому толстею!

Толсто-толсто-толстосум,
Налево и направо!
Самый толстый, толстый ум,
И мне за это слава!

Бип-бип, бип-бип, бип-бип,
Налево и направо!
Бип-бип, бип-бип, бип-бип,
И мне за это слава!

Автомобильчик Толстосума останавливается.

Толстосум: - Ну что уставились, столбы? Истуканы египетский! Приветствуйте, как по-ложено, хозяина!

Городовой и Злюка вместе начинают приветствовать Толстосума. Поют и танцуют ритуальный танец приветствия.

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Мы рады видеть вас всегда!
Апчхи, апчхи, апчхи!
А остальное - ерунда!
Апчхи, апчхи, апчхи!
Желаем сытно здравствовать!
Апчхи, апчхи, апчхи!
И так же круто властвовать!
Апчхи, апчхи, апчхи!
Всегда как можно больше есть!
Апчхи, апчхи, апчхи!
И нам на шею крепче сесть!
Апчхи, апчхи, апчхи!

Толстосум: - Плохо чихаете! Без выражения! Придется обратить особое внимание на фи-зическую подготовку ваших носов. – (Городовому) – Все готово для сеанса психологиче-ской разгрузки?

Городовой: - (Вытягивается еще сильнее) – Так точно, ваше толстосумие!

Толстосум: - Фуй! Как мне надоели ваши армейские привычки!

Городовой:- (Изгибается пополам) – Виноват-с! До пенсии постараюсь исправиться. Точно так-с! Готова-с!

Толстосум: - Ну то-то же… Помогите-ка мне выбраться из моего лимузинчика. Пора но-вую машину покупать, а то эта похудела уже, не налезает на меня.

Злюка и Городовой: - (Вместе) – Слухаем!

Злюка и городовой подбегают к автомобильчику Толстосума, берут его с разных сторон, приподымают, переворачивают и вытряхивают из него Толстосума, как из мешка. Удается это им не сразу. При этом они поют ку-плет.

Злюка и Городовой: - (Поют) - Надо крепко ухнуть!
Ух-ух-ух!
А потом бубухнуть!
Бух-бух-бух!
Раз-два-три-четыре ух!
И еще разок бу-бух!

Толстосум: - (Вываливаясь) – У-у-у-х!

Злюка: - Нынче легко!

Городовой: - Похуделис-с!..

Толстосум: - Похудеешь! Заботы да заботы!

Городовой и Злюка нагибаются, подставляя спины так, что образовывает-ся нечто вроде лесенки из двух ступенек. Толстосум взбирается по ней на свой денежный мешок.

Толстосум: - Все цело?

Злюка и Городовой: - (Вместе) – Должно быть! Не щадили живота своего за ради добра вашего!

Толстосум: - Врете вы все! У вас и животов-то нет! А мы сейчас все проверим. – (Прове-ряет пломбу и печать на мешке) – Цела! – (Смеется довольный, поет и пританцовы-вает) – По утрам, когда все цело,
Радость наполняет тело,
Сердце сразу не болит,
Появился аппетит!

Городовой: - Пушкин?

Толстосум: - Я!

Городовой: - Гениальная поэма! Я сразу и решил, что это вы. Для Пушкина слишком хо-рошо. – (Толкает Злюку)

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - Ну-ну-ну-ну! – (Грозит пальцем) – Вы мне просто льстите. А это нехорошо! Я не люблю лесть. А что, разве у Пушкина хуже?

Городовой: - Точно так-с! Гораздо хуже! Он вообще только прозой писал. – (Толкает Злюку)

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - Разве? Хм… А впрочем… Может быть! История нас с ним рассудит. Хотите перед сеансом психологической разгрузки еще одно сочиненьице в виде разминки послу-шать?

Городовой: - За счастье почтем-с! – (Толкает Злюку)

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - Ну-с… Тогда вам придется подыграть мне и подпеть. Мелодия вчерашняя, помните?

Городовой: - Навеки в голове зарубцевалась! – (Толкает Здюку)

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - Я ведь предпочитаю все под одну мелодию петь, чтобы путаницы в голове не создавалось.

Городовой: - Такое доступно только гению! Бетховен и тот не смог бы все под одну мело-дию петь. – (Толкает Злюку)

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - (Грозит пальцем) – Опять лесть? Не надо! Давайте к делу. Где инструмен-ты?

Городовой берет в руки гармошку, Злюке дает барабан, а Толстосуму с почтением протягивает бубен. Толстосум начинает петь и приплясывать на мешке с деньгами. Городовой и Злюка подпевают ему, подыгрывают и тоже пляшут вокруг мешка.

Толстосум: - Я самый умный Толстосум!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Он самый-самый умный!

Толстосум: - Я самый-самый толстый ум!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Он самый-самый толстый!

Толстосум: - Богаче всех на свете я!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Он всех, он всех богаче!

Толстосум: - И потому мне все друзья!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - А мы друзья тем паче!

Толстосум: - Ведь деньги очень всем нужны?

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Ах очень-очень-очень!

Толстосум: - И потому со мной дружны!

Городовой: - Нужны и мне!

Злюка: - И мне нужны!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - И потому мы с ним дружны!

Толстосум: - Мне стоит только захотеть!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Да-да, да-да, да-да!

Толстосум: - И будут все мне славу петь!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Готовы петь всегда!

Толстосум: - Ведь деньги все иметь хотят?

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Хотим и очень срочно!

Толстосум: - (Обнимает мешок) – А денежки-то здесь лежат!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Лежат, так точно!

Толстосум: - Я всех могу купить на раз! – (Городовому) – Тебя!

Городовой: - Ура!

Толстосум: - (Злюке) – Тебя!

Злюка: - Ура!

Толстосум: - (В зал) – И даже вас!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Он может всех купить на раз!

Городовой: - Меня!

Злюка: - Меня!

Злюка и Городовой: - (Вместе в зал) - И даже вас!

Толстосум: - Ты хочешь тоже толстым быть?

Городовой: - Хоту!

Злюка: - Мечтаю!

Толстосум: - Сумей лишь денежки добыть!

Городовой: - А как?

Злюка: - Не знаю!

Толстосум: - Чем денег будет больше!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Да-да, да-да, чем больше!

Толстосум: - Живот твой будет толще!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Да-да, да-да, тем толще!

Толстосум: - А у кого большой живот…

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Большой, большой, большой!

Толстосум: - Тот на земле легко живет!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Ой-ёй, ой-ёй, ой-ёй!

Толстосум: - (Падает на мешок) – Все!

Городовой: - Гениально! – (Толкает Злюку)

Злюка: - Угу!

Толстосум: - Вы находите?

Городовой: - Точно так-с! Эпическое полотно! - (Толкает Злюку)

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - (Недовольно Злюке) – Что ты все бормочешь свое угу да угу? Других слов не знаешь, что ли?

Городовой: - Истину молвите, ваше толстсумие! Не знает. Одно слово – дурак, что с него возьмешь? Что в голове, то и на языке. – (Бьет Злюку по голове дубинкой)

Злюка: - Угу!.. Что? Да я тебя сейчас!..

Городовой: - ( Подмигивает Злюке) – Тссс! Все испортишь!

Толстосум: - Действительно дурак! В мишени только и годится! Да на цепи брехать! Лад-но, займемся сеансом психологической разгрузки. – (Готовит конфетострелялку к стрельбе) – Подать мне сюда конфеты!

Пауза.

Толстосум: - Что, оглохли? Я кому говорю, подать мне сюда мои боевые шоколадные конфеты для стрельбы! – (Злюке) – Не наблюдаю мишени! А ну пошел на место!

Городовой: - (Дрожит) – Ваше толстосумие. Разрешите отрапортовать?..

Толстосум: - Что такое?.. Бунт?? Забастовка???

Городовой: - Проглотила…

Толстосум: - Что? Кто?? Мои конфеты??? Да как она посмела???

Городовой: - Так ведь и он видел все! – (Толкает Злюку)

Злюка: - Как австраливанский!..

Толстосум: - Какой?

Городовой: - Гибрид, ваше толстосумие!

Толстосум: - (Топает ногами) – А-а-а-аа! Схватить! Догнать!! Связать!!! Сюда подать!!!

Городовой: - Так она, ваше толстосумие, сейчас сама сюда должна придти. Это внучка ихняя, старого хрыча ентого… Смотрим, идет мимо окна, да как кинется! – (Изображает) – Да как схватит! Да как проглотит! – (Пихает Злюку)

Злюка: - Угу!..

Городовой пихает Злюку сильнее.

Злюка: - Астраханский!..

Толстосум: - Арбуз?

Злюка: - Нет, крокодил!

Толстосум: - И что, все зараз проглотила?

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - С блюдом?

Городовой: - Вот именно! – (Бьет Злюку)

Злюка: - Угу!.. Только забыл, откуда он…

Толстосум показывает им пустое блюдо из-под конфет.

Толстосум: - А это тогда что по-вашему?

Городовой: - А это мы, ваше толстосумие, рискуя собственной жизнью за добро ваше, бросились вперед и из крокодиловой пасти успели выхватить! – (Толкает Злюку)

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - Молодцы!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Рады стараться!

Толстосум: - Но не вы, а ваши отцы! Ха-ха-ха!

Толстосум достает конфету из кармана, разворачивает, конфету отправля-ет себе в рот, а фантик кидает Городовому и Злюке.

Толстосум: - Вот вам за службу! Ха-ха-ха! Бумажка от шоколадной конфетки! Мои лю-бимые, с коричневой начинкой. Полакомьтесь, пока я добрый. Ха-ха-ха!

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Безмерно благодарны! Ура! Ура! Ура!

Городовой и Злюка начинают драться из-за фантика.

Толстосум: - Отставить междоусобицы! А конфеты почему не выхватили? Отвечать!

Городовой: - Не успели, ваше толстосумие. - (Толкает Злюку)

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - А она не лопнула?

Городовой: - Никак нет-с! - (Толкает Злюку)

Злюка: - Угу!..

Толстосум: - (Злюке) - Да замолчи ты, угукалка!

Городовой: - Точно так-с!

Злюка: - Угу!.. – (Городовому) – Что? Кто я?

Злюка размахивается для удара.

Толстосум: - Тихо! Смирно! Бунтовать? Революция? Подать ее сюда!

Городовой: - Осмелюсь напомнить вашему толстосумию, что она сама должна сюда сей-час явиться для уборки вашей комнаты.

Толстосум: - А, вспомнил! Отлично! Вот тут-то мы ее и встретим! Вот тут-то мы ее и вы-ведем на чистую воду!

Городовой: - Прикажете принести?

Толстосум: - Чего?

Городовой: - Чистой воды, ваше толстосумие. Одного ведра, осмелюсь спросить, доста-точно будет? Или два принести?

Толстосум: - Да ты, я вижу, тоже не ломоносов, братец. Ха-ха-ха!

Злюка: - Угу!.. – (Дает пинка Городовому)

Городовой: - Точно так-с! – (Злюке) – Что? Да как ты посмел? Да я тебя сейчас без суда и следствия…

Толстосум: - (Прерывая его) – Тихо! Смирно! Молчать! Спрятаться и наблюдать! По мо-ему сигналу хватать! Понятно?

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Точно так-с!

Толстосум: - (Городовому) – А вот сейчас и надо было отвечать как раз по военному.

Злюка и Городовой: - (Вместе) - Так точно!

Толстосум: - Тогда сюда, за мной, прячься!

Все трое прячутся за мешком. А в оконном проеме возникает Прохожий.

Прохожий: - Кажется, жаренным запахло, жуйте пакеты от новогодних подарков! Хи-хи-хи!

Прохожий забирается в комнату и прячется за портьерой.

Картина третья.

В комнату вбегает Маришка. В руках у нее ведро с водой, швабра, веник, лейка. Она начинает подметать комнату, подметая, поет и танцует.

Маришка: - (Поет) – Все цветы на лугу мне друзья,
И деревья в саду и все птицы!
Без друзей жить на свете нельзя,
Мир без дружбы подобен темнице!

Толстосум: - (Шепчет) – Смотрите-ка, и не скажешь, что проглотила столько конфет! Прыгает как кузнечик.

Вся троица прячется за мешок с деньгами так, чтобы Маришка их не смогла заметить.

Городовой: - Так это и есть самый точный признак для крокодилов. Чем больше они едят, тем больше им хочется прыгать.

Злюка: - Хороший признак! Я бы тоже заскакал от радости, если бы мне столько конфет перепало! Эх, и почему я не крокодил?

Толстосум: - Тссс! Тихо ты! Если не замолчишь, мы тебя точно сделаем крокодилом!

Маришка продолжает петь, танцевать и наводить порядок.

Маришка: - (Поет) - Ну а если случится беда,
То не бойся ты другу открыться!
И беда не страшна нам тогда,
И плохого уже не случится!

Толстосум: - Городовой!

Городовой подползает к Толстосуму.

Городовой: - Тута я, ваше толстосумие!

Толстосум: - Ты отрезаешь ее от двери, понял?

Городовой: - У меня, осмелюсь доложить, ваше толлстосумие, с собой как назло ножниц нет.

Толстосум: - Причем тут ножницы? Не выпускать ее из комнаты, понял?

Городовой: - Так точно!

Маришка, ничего не подозревая. Поет, танцует и убирает комнату.

Маришка: - (Поет) - Никакие богатства не смогут
Дружбы нам заменить никогда!
В трудный час друг придет на подмогу,
В трудный час друг с тобою всегда!

Толстосум: - Злюка!

Злюка: - Я!

Толстосум: - Ползи сюда!

Злюка подползает к толстосуму.

Злюка: - Вот он я. Приполз!

Толстосум: - Ты будешь ее ловить. А я буду командовать вами во время операции. Понят-но?

Злюка: - Понятно!

Толстосум: - Действовать по моему сигналу. Я крикну громко: – “Караул, хватайте кроко-дила!”

Городовой: - Позволю себе заметить, что крокодил поет антиправительственные песни, близкие по звучанию с революционными.

Маришка по-прежнему не видит их и беззаботно продолжает уборку, поет и танцует.

Маришка: - (Поет) – Так давайте же будем дружить,
И грустить вместе и веселиться!
Радость дружбы друг другу дарить,
Мир без дружбы подобен темнице!

Толстосум: - Это что же получается? Если мне, как Толстосуму, ни с кем не положено дружить, значит, я в темнице живу? Или вот вы все время грызетесь друг с другом, зна-чит тоже в темнице живете?

Городовой: - А я об чем вам только что закладывал?

Толстосум: - Ну тогда… - (Громко) – Караул! Ловите крокодила!

Городовой выскакивает из-за мешка и отрезает Маришке путь к отступле-нию. Злюка с рычанием начинает ее ловить. Толстосум, взобравшись на мешок, кричит оттуда команды.

Злюка: - Попалась, которая конфетами питалась! Ррррр!!

Толстосум: - Загоняя ее к Городовому, загоняй!

Городовой: - Давай ее сюда, Злюка, от меня-то она никуда не уйдет! У меня опыт боль-шой, тридцать лет и три года в тайной полиции прослужил!

Маришка: - Злюка, ты что? Не смей на меня рычать, а то я дедушке скажу!

Злюка: - Зачем ты одна конфеты все проглотила? Рррр!

Толстосум: - Держи веревку, городовой. Вязать ее!

Маришка: - Да не трогала я никаких конфет!

Злюка: - Не ври! Городовой сам все видел. Как афстрафский крокодил бросилась и про-глотила!

Городовой: - Сюда ее, сюда! – (Готовит веревку)

Толстосум: - Кусь ее, Злюка, кусь! Фас!

Маришка: - Ах, так? Ну тогда получайте! – (Бьет шваброй Злюку)

Злюка: - Эгегегей, мы так с тобой не договаривались!

Маришка: - Ничего. Я и без договора! Я ведь крокодил? А для них ничего святого не су-ществует!

Из-за портьеры возникает на мгновение Прохожий и вновь исчезает.

Прохожий: - (Азартно) - Шайбу! Шайбу! Шайбу!

Городовой: - Ваше толстосумие, она обороняется!

Толстосум: - Городовой, приказываю отнять у нее средства обороны!

Городовой: - Надо за подкреплением послать, ваше толстосмумие!

Толстосум: - Звоните срочно господину министру обороны, пусть высылает войска!

Маришка: - И тебе на! – (Бьет шваброй Городового) – Получай, тайная полиция, пока подкрепление не прибыло!

Городовой: - Ой, моя печень! Требую прекратить эти партизанские выходки!

Толстосум: - Приказываю применить против нее мою пушку!

Возникает вновь Прохожий и забавляется ситуацией.

Прохожий: - Долой вооружение, ешьте дырки от бубликов! – (Исчезает)

Городовой: - Так ведь стрелять нечем, ваше толстосумие. Она же все наши боеприпасы проглотила!

Маришка: - И вам достанется, господин Толстосум! И вашей пушке тоже!

Маришка берет ведро с водой и выливает его на Толстосума и его пушку.

Толстосум: - Караул, тону! Спасайте, кто может!

Городовой: - Я плавать не умею, ваше толстосумие!

Из-за портьеры выглядывает Прохожий и исчезает после реплики.

Прохожий:- Спасение утопающих – дело рук самих утопающих! Жуйте пряники из пла-стилина!

Толстосум: - Спасательный круг мне срочно!

Маришка отступает от городового и Злюки к окну, не зная, что там пря-чется Прохожий. Тот неожиданно набрасывает на нее портьеру. Этим пользуется Злюка, бросается вперед и хватает Маришку.

Злюка: - Споймал! Есть, споймал крокодила! – (Городовому) - Давай, вяжи ее быстрей!

Городовой: - Сей момент!

Городовой набрасывает веревку и связывает Маришку. Потом побегает к Толстосуму и докладывает.

Городовой: – Вот и все! Попалась пташка в клетку! Благодаря нашим героическим усили-ям и вашему гениальному командованию грозный враг разбит, ваше толстосумие!

Толстосум: -Уфф! Наконец-то! – (Подходит к связанной Маришке) – У-у-у, попалась, негодная девчонка!

Толстосум протягивает руку, чтобы схватить Маришку за нос. Но она не-ожиданно кусает его за палец.

Толстосум: - Ай-ай-ай, как больно!

Городовой: - Осторожно, ваше толстосумие, это же дикий крокодил, хищник!

Толстосум: - В сарай ее! Запереть! – (Злюке) – А тебе приказываю ее сторожить день и ночь, понял?

Злюка: - Боязно, ваше толстосумие. а вдруг она того?..

Толстосум: - Чего того?

Злюка: - А возьмет и проглотит меня, как те конфеты. Хищник ведь!

Маришка: - (Смеется) - Конечно, проглочу! Обязательно! Я же кровожадный африкан-ский крокодил! – (Пугает Злюку) – А-аам!

Злюка: - (Испуганно отскакивает от нее подальше) – Вот-вот, видите, ваше толстосу-мие! Проглотит, как пить дать, проглотит! Не-ет, я отказываюсь ее охранять. Мне жизнь дороже, она у меня одна!

Толстосум: - (Наступает на Злюку) - Что? Бунтовать? Опять революция? В карцер захо-тел? На хлеб и воду? На цепи давно не сидел?

Злюка: - Я и забыл уже, когда хлеб ел. Да я за корочку хлебца, за самый махонький суха-рик на любые муки идти готов! В карцер так в карцер! Лишь бы хлеб с водой регулярно давали.

Толстосум: - Городовой, взять его и отправить на мыло!

Злюка: - (Воет) – Не хочу на мыло!

Городовой: - Дезертир! Трус! Она же не опасная! – (Толстосуму) – Дозвольте, ваше тол-стосумие, я с ним отдельно, тут а тут поговорю?

Толстосум: - Ну если только тут, то дозволяю.

Городовой отводит Злюку в сторону и шепчет ему. А Толстосум пытается подслушать.

Городовой: - Ты что, с ума сошел, что ли? Мы же сами с тобой придумали, что она кроко-дил. А на самом деле она вовсе и не крокодил. Забыл, что ли, наш заговор?

Маришка в это время незаметно от Толстосума развязывает веревку, осво-бождается, привязывает веревку к ноге Толстосума, подбирается к его ав-томобильчику и садится в него.

Злюка: - Угу, подзабыл маненько. Так ты думаешь, что она не проглотит меня?

Городовой: - Да как она сможет тебя проглотить, если она не крокодил и к тому же связа-на?

Злюка: - Угу… А хозяина-то вон, чуть не проглотила?

Городовой: - А ты палец в рот ей не клади, как он.

Злюка: - Ладно, так и быть, посторожу.

Маришка нажимает на клаксон. Все испуганно вздрагивают.

Маришка: - Поберегись! Задавлю! Дорогу автомобильному транспорту!

Толстосум: - О-о-о-о! Моя машина! Мой шестисотый Мерседес!

Толстосум бросается к автомобильчику, веревка натягивается и он падает. Маришка, ловко управляя автомобильчиком, выезжает из комнаты.

Толстосум: - (Как в бреду) – Воды мне!.. Машину!.. Воды!.. Машину!..

Городовой: - (Злюке) – Беги за водой!.. Нет, стой, беги за машиной!.. Нет, за водой!.. Нет, за машиной!..

Злюка: - Да говори ты толком, за чем бежать-то? За водой или за машиной?

Прохожий высовывается на миг из своего укрытия и вновь после реплики исчезает.

Прохожий: - За машиной уже поздно, зеваки! Ешьте манную кашу с горчицей!

Злюка: - Что?

Городовой: - Что что?

Злюка: - (Облизывается) - Ты что-то, кажется, про какую-то кашу сказал?

Городовой: - Ничего я про кашу не говорил. Это хозяин сказал, что поздно уже за маши-ной бежать.

Злюка: - Бредит, наверное. – (Ухмыляется) – Кашу с горчицей… Уж не горячка ли белая с ним от расстройства приключилась?

Городовой: - Неси воду! – (Показывает на лейку Маришки) – Мы его сейчас в чувство приводить будем.

Злюка подносит лейку.

Городовой: - Лей!

Злюка: - На хозяина?

Городовой: - Ну а на кого же еще тут надо лить?

Злюка: - Сам и лей! Я не хочу потом отвечать за это. Опять на мыло оправит.

Городовой: - Эх ты, неуч! Так всегда в благородных домах благородных людей в чувство приводят. Я сам это не раз видел. Давай сюда этот варварский сосуд.

Городовой берет лейку и поливает из нее Толстосума. Тот вскакивает пола с диким криком.

Толстосум: - А-а-а-аа! Тону, спасите, кто умеет плавать!

Городовой: - Я еще, ваше толстосумие, не успел научиться с прошлого раза.

Злюка: - А я только по-собачьи плаваю. А там надо всеми четырьмя лапами грести.

Вновь проявляется на миг и исчезает, как чертик из табакерки, Прохожий.

Прохожий: - Спасение утопающих – дело рук самих утопающих! Запивайте прокисшим молоком перезрелую дыню!

Толстосум: - Издеваться? Над благодетелем? Да я вас в стиральный порошок сотру!

Злюка: - (Падает на колени) – Хозяин, это не я воду лил, это все он! Он и про крокодила все выдумал!

Городовой: - (Закрывает Злюке рот рукой) – Не слушайте его, ваше толстосумие! Это у него от страха перед крокодилом разум помутнел. Может, он даже бешенным стал. Его на-до срочно посадить на цепь. А то он перекусает нас всех и потом придется уколы в живот делать!

Толстосум быстро забирается на мешок с деньгами.

Толстосум: - Убрать его отсюда немедленно! Посадить на самую толстую цепь! Пусть во-рота стережет. И вообще, кто впустил животное в дом?

Городовой: - Понял, понял, ваше толстосумие! Будет выполнено в срочном порядке. – (Хватает свою дубинку) – Пошли, арестованный. И не сопротивляться властям!

Злюка: - (Встает в боевую стойку) – Ах, ты так?

Городовой: - (Моргает ему и шепчет) – Тихо ты, бешенный! Молчи! Я тебя потом вы-пущу и косточку подарю.

Злюка: - Косточку? А не обманешь?

Городовой: - Слово дворянина!

Злюка: - Ну смотри мне! Обманешь, все хозяину про тебя расскажу.

Городовой уводит Злюку.

Толстосум: - (Сидя на мешке) – Подать мне сюда мой личный телефон прямого соедине-ния! Надо немедленно звонить господину премьеру. Это же безобразие! Среди белого дня крадут мо личный автомобиль с проблесковым маячком, спецномерами и спецсигналами! Пусть немедленно высылают спецназ и ОМОН! Пусть оградят мои личные имуществен-ные и человеческие права от посягательств этих террористов!

Городовой вносит надувной телефон.

Городовой: - Позвольте, ваше толстосумие, посоветовать вам?..

Толстосум: - Не позволю! Ты уже мне насоветовал!

Городовой: - В последний раз, ваше толстосумие! Послушайте меня еще только один раз, и вы убедитесь, что я даром хлеб не ем.

Толстосум: - Ладно… Говори, но только кратко и со смыслом. И смотри мне! Я не по-смотрю, что ты из этих… племенных… то есть из породистых!..

Городовой: - Значит так, ваше толстосумие… Гениальная идея! Хотите держать эту строптивую девчонку и ее упрямого деда в кулаке до конца их дней, не тратя на это ни ко-пейки?

Толстосум: - Ни копейки? Хочу!

Городовой: - Тогда не торопитесь звонить господину премьеру и вызывать спецназ и ОМОН.

Толстосум: - А что же мне тогда делать?

Городовой: - Секундочку!

Городовой проверяет, не подслушивает ли их кто-нибудь за дверью. Воз-никает в это время Прохожий из-за портьеры и исчезает за ней после реп-лики.

Прохожий: - Кажется, здесь опять пахнет дармовыми конфетами, ешьте пирожки из гли-ны!

Городовой: - (Возвращаясь) – Понимаете, ваше толстосумие. если вы вызовете сейчас сюда спецназ и ОМОН, то машину вашу найдут и девчонку накажут, конечно, но только как за мелкое хулиганство. И все! А вот если тут будет пахнуть политикой, то тогда…

Толстосум: - Так, так, так, так… Понимаю… Покушение на священные устои?.. Это уже интересно! Но как это все организовать?

Городовой: - Положитесь на меня. Машина - это мелочь для вас.

Толстосум: - Не скажи… Шестисотый все-таки!

Городовой: - А вот если она поднимет руку на это… - (Показывает на мешок с деньга-ми)

Толстосум: - (Испуганно прерывает) – Нет, только не это! Не отдам! Не позволю!

Городовой: - И не надо, ваше толстосумие. И правильно, что не отдадите. Но надо лишь чуть-чуть хитрости… Вы сами украдем его у себя. А я вам помогу. А свалим все на нее, эту девчонку и ее деда. А то, что она уже украла у вас машину, только лишь подтвердит, что она способна была совершить кражу. Машина ей понадобилась для того, чтобы увезти мешок с деньгами. Ведь они его даже вдвоем с дедом не смогут далеко унести.

Толстосум: - Задумано неплохо! А как же мы украдем его? Ведь этот глупый пес уже си-дит на цепи возле ворот, и по своей глупости может поднять такой лай!..

Городовой: - Пса я беру на себя. Я кое-что уже придумал. Ну так что?

Толстосум: - Я согласен. Только одно условие!

Городовой: - Готов пойти на любые.

Толстосум: - Для будущей истории эта недурная идея должна принадлежать моей голове.

Городовой: - Так она и принадлежит вашей голове. Я только изложил вслух ваши гени-альные мысли.

Толстосум: - (Удивленно) – Да? Хм… - (Щупает голову) – Может быть. Я, наверное, просто не заметил. Что ж, тогда приступим к осуществлению задуманной мной гениальной операции по выявлению политических преступников?

Городовой: - Читая ваши гениальные мысли, я думаю, что сегодня же ночью надо ковать железою, пока оно горячее. А т о девчонка вернет машину раньше времени и тогда все пропало.

Толстосум: - Ну что ж… Если все удачно пройдет, то награжу тебя щедро. Что бы ты хо-тел получить в награду? Не стесняйся, говори, все исполню.

Городовой: - О, ваше толстолсумие, вы так щедры!

Толстосум: - Говори, говори, не бойся, пользуйся, как говорится, моментом! Денег, не-бось, просить будешь?

Городовой: - О, да!

Толстосум: - Фигушку тебе, а не денег! Самому нужны. Что еще? Машину, наверное, хо-чешь?

Городовой: - О, да!

Толстосум: - И на это фигушка тебе! Сам ездить люблю. Ходи пешком, это полезно для здоровья. Что еще, дачу?

Городовой: - О, да!!

Толстосум: - На моей отдохнешь! Заодно и посторожишь ее, и огород вскопаешь, совмес-тишь приятное с полезным. Ну, требуй еще чего-нибудь, пока я такой добрый.

Городовой: - Отдайте мне эту противную девчонку, ваше толстосумие.

Толстосум: - (Удивленно) – Ха-ха-ха!.. А зачем это она тебе понадобилась?

Городовой: - Я готов ради вашего драгоценного спокойствия, ваше толстосумие, жениться на ней.

Толстосум: - (Смеется) – Тили-тили тесто, жених и невеста! Ха-ха-ха! Нет, такой жертвы я от тебя не приму!

Прохожий высовывается из своего укрытия, и после реплики опять пря-чется.

Прохожий: - Ого, губа не дура, ешьте грязными руками немытые фрукты!

Толстосум: - Что ты сказал?

Городовой: - Что я готов ради вас на любые жертвы.

Толстосум: - А причем тут немытые фрукты?

Городовой: - Не могу знать-с!

Толстосум: - (Ощупывает голову) – Странно… Ну да ладно, закрой тут все и приходи ко мне в офис, обсудим детали предстоящей операции.

Прохожий тихонько выбирается через окно на улицу.

Прохожий: - Пора менять место наблюдения, жуйте колбасные кожурки!

Городовой: - (Вытягивается) - Слушаюсь, ваше толстосумие!

Толстосум: - (Морщится) – Фуй, опять ты как в армии?

Городовой: - (Сгибается пополам) – Виноват-с! До пенсии исправлюсь!

Оба уходят. Затемнение.

Конец первого акта.

Акт второй.

Интермедия.

На просцениуме, перед занавесом, крадутся два вора. Один очень худой, другой очень толстый. Одеты они по воровской моде. На них шляпы, на лицах черные чулки с прорезями, на глазах вдобавок темные очки. У одно-го из них на плече моток веревки. За поясом у каждого по огромному пис-толету и по огромному ножу. На руках черные перчатки. Оба поют и тан-цуют.

Воры: - Мы разбойники ночные,
На кошмар похожие!
У нас мускулы стальные,
Бойтесь нас, прохожие!

Во какие пистолеты!
И какие во ножи!
Эй, ночной прохожий, где ты?
Кошелек свой покажи!

Нам заборы не преграда!
И замки нам не помеха!
Мы везде пройдем, где надо,
И тогда пойдет потеха!

Лучше сами, добровольно,
Отдавайте золотишко!
А не то вам будет больно!
А не то вам будет крышка!

Воры уходят. Вслед за ними крадется Прохожий.

Прохожий: - (В зал) – Чувствуете, как интересно? Детектива! Ешьте масло без хлеба!

Слышен звук деревянной колотушки.

Прохожий: - (В зал) - Ого! Кажется, за мной тоже кто-то идет? Посмотрим!

Прохожий прячется. Появляется дед Архип. Он в тулупе, валенках, в ру-ках у него колотушка, фонарь и огромная старинная фузея.

Дед Архип: - (Кричит) – Маришка! Маришка! Внучка! Внученька! Куда же ты запропас-тилась? Ночь уж на дворе, а ее нет и нет! Чует мое сердце, беда с ней случилась, горе при-ключилось. Где мне ее искать? Ноженьки мои устали, поясницу к непогоде ломит. Ма-ришка!

Дед Архип идет дальше, и как только он уходит со сцены, появляется Про-хожий.

Прохожий: - (Вслед деду Архипу) – А это еще что за явление давно минувших лет суро-вых? Глотайте целиком арбузы! Поглядим, проследим, все узнаем, отгадаем! Может, что и с пользой для себя поймаем! – (В зал) – До встречи, жуйте стеариновые свечи!

Прохожий уходит вслед за дедом Архипом. Затемнение. Занавес открыва-ется. На сцене высокий забор, окружающий загородный коттедж Толсто-сума. Еще более высокие массивные ворота. Над воротами надпись: - “Ча-стное владение личного характера господина Толстосума. Посторонним вход строго воспрещен”. Возле ворот растет высокое дерево, ствол которо-го выкрашен черными и белыми полосами на высоту два метра. На дереве висит громадный телефон и табличка “КПП”. Вокруг дерева на толстен-ной цепи ходит пес Злюка. На небе висит огромная желтая, похожая на блин, луна.

Злюка: - (Поет) – Я бедная собачка, у-у, у-у, у-у!..
Добро чужое здесь я сторожу-у!..
А на до мной висит луна,
Похожа так на блин она!..

Злюка пытается с разбега достать до луны, но падает и больно ударяется.

Злюка: - У-у-у-юй-юй-юй! Несчастная я собачка-а-а!.. Ай-яй-яй-яй-яй-яй! Все-то мне дос-тается, никто меня не пожалеет, никто меня не любит!.. – (В зал) – Черт бы украл эту глу-пую луну или крокодил бы ее проглотил! Ну точь в точь как тот пшеничный блин, кото-рый я ел… - (Вспоминает) - Тридцать лет назад, когда был таким же маленьким, как вы! – (Смотрит на луну) – Ну нельзя же быть такой огромной, такой аппетитной, что так и хо-чется оттяпать от тебя хоть крохотный кусочек. – (Облизывается) – Попробовать еще ра-зочек разве что? Авось и достану… - (Разбегается, прыгает и опять больно падает) - У-у-у-юй-юй-юй! Бедные мои косточки! Старые стали, хрупкие, того и гляди, сломаются. Ай-яй-яй-яй-яй-яй! Бедный я, несчастный Злючка! У-у-у-уу!

Злюка: - (Поет) - От голода стал зол как волк!
Последними зубами щелк да щелк!
Ни с кем, ни с кем я не дружу-у-у-у!
А лишь служу, служу, служу-у-у-у!

Злюка: - (В зал) – Эх, кабы хоть кто мимо прошел, прохожий какой-нибудь, что ли?! Можно было бы облаять его как следует. Вот так, например… - (Лает на один манер) – Или так… - (Лает на другой манер) – А еще лучше притвориться глухим, спящим, а когда он мимо стал бы проходить, я бы как прыгнул на него, да как бы цапнул его за ногу! – (Показывает, как бы он стал это делать, прыгает, падает и больно ударяется) - Ай-яй-яй-яй-яй-яй! Бедненькая моя нижняя челюсть! – (Лает на зрителей) – Чего смеетесь? Чего смеетесь, я вас спрашиваю? Над кем смеетесь? Надо мной смеетесь, над старым больным заслуженным песиком. – (Лает) – Эх вы, а еще дети! Цветы нашей жизни. Будущее чело-вечества! И, небось, все отличники, ни одного двоечника нет? – (Лает) – И не стыдно вам? Да надо мной не смеяться надо, а в красную книгу занести, как редкий и исчезающий вид. Да если бы не эти… - (Звенит цепью) – я бы вам всем показал! Я бы с вами поговорил бы по-другому! Вы бы у меня тогда посмеялись! Вообще от смеха бы зашлись и разошлись! – (Лает, а потом вдруг резко меняет тон) – А может вы уж и не такие плохие, как мне ка-жется? Может мы с вами подружимся, детки? А-а? – (Поет)
Как хочется мне ласки чуть-чуть,
Как хочется мне сытым уснуть,
Никому никогда не служить,
А просто, просто, просто дружить…
- (В зал) – Идите ко мне, мои новые юные друзья! Детки! Девочки и мальчики! Отличники и отличницы! Вкусные ребята! Ну, что же вы сидите? – (Поет) –
Встанем детки, встанем в круг,
Пусть случится чудо вдруг,
Стану я ваш лучший друг!
Протяни мне руку, мальчик,
Откушу тебе я пальчик!..
Ой, что же это я пою, в самом деле?.. Хи-хи-хи!.. Совсем не то пою… Запутался! – (Виля-ет хвостом) – А может кто-нибудь из вас мне шоколадку хочет подарить, а? Или булочку с изюмом? Ааа может у кого-нибудь в кармане мороженое припрятано? Так я его тоже очень люблю! Несите его поскорее мне, а то оно у вас там все равно растает, штанишки и рубашечки испачкает, и папа потом вам за это ататашки сделает. – (Показывает на себе ататашки) – Ну?.. Кто первый хочет стать моим самым лучшим, самым верным, самым испытанным и самым вкусным другом? – (Облизывается) – Что, никто не хочет? Эх вы!.. Ах, если бы не это!.. – (Звенит цепью) – Ну погодите у меня, детки! – (Лает в зал) – Вот выслужусь у хозяина, отпустит он меня погулять за верную службу, и я с вами сразу же подружусь! – (Смеется) – Ух, как я с вами крепко дружить буду! Всех покусаю! – (Лает) – Сначала всех вместе, а потом каждого в отдельности! – (Плачет) – Смейтесь, смейтесь! Ох, как мне сейчас себя жалко! – (Поет) –
Я бедный пес голодный,
И ни к чему не годный,
Лишь на цепи сидеть,
И на луну глядеть!
- (Глядит на луну и воет) - У-у-у-у-у-у! – (Потом разбегается, прыгает и вновь больно падает) Ох-ох-ох! – (Поет) –
Все ребра у меня наружу,
Живот совсем прилип к спине,
Ох, как же хочется мне кушать,
Кто косточку подарит мне?!
- (Воет) – У-у-у-у-у!

Вдруг с неба к Злюке опускается огромная кость. Злюка замолкает и долго на нее глядит. Потом поворачивается к залу.

Злюка: - (В зал) - Ну вот, на почве систематического недоедания, как я и предчувствовал, у меня начались различные галлюцинации! – (Показывает на кость) - Видали вы такие миражи? – (Тяжело вздыхает) – Видно плохи мои дела, до последней крайности отощал, конец скоро… - (Обходит вокруг кости) – А хороша косточка! То есть миражик! Хоро-ша!.. Век бы на нее смотрел! От одного взгляда на нее сытым становишься. Жаль, что вы ее не видите, какая она красивая, да аппетитная! У вас то миражей нет, вы ведь сытенькие сюда пришли. Что?.. Тоже видите? Так это что же получается? Это выходит и вас тоже всех плохо кормят, значит и вы тоже голодные все, раз и вам мои галлюцинации миражат-ся? – (Радостно) – Детки! Девочки и мальчики! – (Опускается на одно колено) – Отлич-ники и отличницы! И даже двоечники! Простите вы меня за все! Мы же теперь с вами бра-тья по разуму! – (Вскакивает и обходит кость снова вокруг) – Смотрите внимательнее, детки, это кость… Отличный, редкий экземпляр! То есть экспонат. Висит прямо ну как живая! Глядите, детки, какой редкий и сильный мираж! А может… А может быть это не… - (Кричит) - Пацаны, мне нужна ваша помощь! Ну, кто из вас хочет быть примером для всех? Кто поможет собачке-ветерану? Ущипните меня, пожалуйста! Даю вам честное со-бачье слово, что кусаться не буду! Ну пожалуйста, ущипните меня! Эх, никто не хочет! А еще братья по разуму! Хорошо, тогда давайте договоримся с вами вот о чем… Необходи-мо проделать один важный научный опыт. Сейчас одновременно каждый из вас ущипнет себя, а я себя. Если у нас галлюцинации или мы с вами спим, то от боли проснемся, и этот вкусный мираж исчезнет. А если не исчезнет, значит это никакой не мираж и косточка на-стоящая. – (Кости) – Красавица ты моя ненаглядная! – (В зал) – И тогда я поговорю с ней по-своему! Договорились? Приготовиться… Внимание! На старт! Три-четыре! – (Щипает себя) – Ой, как больно! Значит, я не сплю? – (Смотрит на кость) – Не исчезает! Значит это не мираж! – (Дует на кость) – Глядите, она не улетучивается! Моя красавица! Непо-вторимая! Ну, здравствуй!

Злюка бросается на кость, хватает ее мертвой хваткой и висит на ней, по-качиваясь и удовлетворенно урча. Кость начинает вдруг подниматься вверх вместе со Злюкой. Но пес не выпускает ее. Приподняв Злюку вверх, кость замирает.

Голос сверху: - Попалась рыбка! Вот пусть теперь висит дол утра так. А утром на мыло!

С дерева спускаются две фигуры. Это воры.

Худой вор: - Я же говорил, он такой голодный, что теперь ни за что эту кость из пасти не выпустит.

Злюка сверху издает звуки, подтверждающие сказанное.

Худой вор: - Да он и сам это подтверждает, слышите? Одно слово, дурак, ваше то…

Толстый вор: - Тише ты! Тссс! Ты что, забыл? Тихо! Соблюдай конспирацию.

Худой вор: - (Испуганно) – Понял! Понял, ваше то…

Толстый вор: - (Дает худому оплеуху) – Соблюдай, тебе говорят, конспирацию!

Злюка сверху издает звуки, напоминающие смех. Худой вор поднимается с земли после оплеухи. Трясет головой.

Худой вор: - Вот сейчас я до конца понял, что такое конспирация.

Толстый вор: - Наконец-то! А теперь за дело. В первую очередь нам требуется перелезть через забор. Вперед, за мной! Становись на колени, а я встану на твои широкие плечи, и ты меня поднимешь. Понял задачу?

Худой вор: - Так ведь у вас же есть ключи от ворот?!

Толстый вор опять дает худому оплеуху.

Худой вор: - (Потирая затылок) – Понял, в ворота входить нельзя, конспирация. – (Опускается на колени перед забором)

Толстый вор: - Смори, если ты меня уронишь, я с тебя три шкуры спущу! А скелет в ин-ститут для опытов отдам.

Толстый вор забирается на плечи худому. Тот кряхтит и стонет от тяжести.

Худой вор: - Я же вам говорил, что по инструкции, выходя на дело, ужинать не полагает-ся. Ой, сейчас сломаюсь!

Толстый вор: - Только попробуй мне сломайся! На больничный и не надейся. Ни копейки не получишь!

Худой вор: - Так ведь на работе же?

Толстый вор: - (С трудом забирается на забор) – Так ведь работа-то не официальное и в свободное от основной работы время. – (Смеется) – Индивидуальная трудовая деятель-ность! – (Смеется) – Частное предпринимательство! – (Смеется) – Давай руку, время не ждет.

Худой вор: - (С трудом разгибает спину) – Ох-хох-хох-хох! Проклятая печень!

Толстый вор: - Я же не на печень тебе наступал, а на плечи?

Худой вор: - Это у меня наследственное.

Худой вор забирается с помощью толстого на забор и оба скрываются за забором. И как всегда, неожиданно, возникает Прохожий.

Прохожий: - Так-с, так-с, так-с, так-с! Кажется, опоздал! Очень интересное кино получа-ется, пейте сырую воду из лужи! Куда это они оба подевались, хотел бы я знать? Неужели через забор полезли? Глупо, когда есть ключи от ворот в кармане! – (Замечает висящего Злюку) – Ай-яй-яй-яй, как интересно, грызите яичную скорлупу на завтрак! – (На цыпоч-ках оббегает Злюку) – Собачка-то бедная кажись того, повесилась? Не выдержала голоду, наверное. – (В зал) – А может, и не угодила чем-нибудь кому-нибудь. Прямо Му-Му ка-кое-то, жуйте сырую картошку на обед! А вообще-то, между нами, собачка была, скажем прямо, глупенькая, брехала на всех подряд без дела. Так ей и надо, бедняжке!

Злюка сверху рычит на него. Прохожий испуганно отскакивает от него в сторону.

Прохожий: - Батюшки-светы! Да она еще живая, ешьте сало с вареньем! Не задохнулась, бедненькая, мучается, сиротинушка!

Прохожий щекочет Злюку своей палкой. Злюка хихикает и отбивается но-гами.

Прохожий: - Какая трагическая минута, пейте яблочный уксус! Она еще и лапками дры-гает! Помочь, бедной, что ли? – (Оглядывается воровато по сторонам) – Свидетелей вроде нет.

Прохожий подпрыгивает, хватает Злюку за ноги и повисает вместе с ним. Злюка рычит, пытается отцепить его от себя и сбросить вниз.

Прохожий: - Сейчас, собачка, сейчас, родименькая, отмучаешься…

Над забором появляются воры. Они тащат за собой уже знакомый зрителю мешок с деньгами. Прохожий, увидев их, отпускает ноги Злюки, спрыгива-ет вниз и прячется за дерево.

Прохожий: - Извиняй меня, песик, но придется тебе пожить на этом свете да помучиться еще чуть-чуть, грызите сырые макароны!

Худой вор: - Давайте мешок, я его придержу пока. А когда вы спуститесь вниз, я его вам сброшу.

Толстый вор: - Ха, нашел дурака за четыре пятака! Ишь чего захотел? Я вниз спущусь, а ты мешок за спину и…держи вора? Тю-тю с ним по забору и был таков? Знаем мы таких котов! Держи карман шире! Ищи глупее себя!

Худой вор: - Да я ведь как лучше хотел… Да ведь я… я… да как вы можете меня даже подозревать? Да я верой и правдой! Да я тридцать лет и три года в тайной полиции! – (Плачет) - Меня, меня подозревать в измене?!

Толстый вор: - Тише ты! Распричитался, как бабка на похоронах!

Худой вор: - Давайте тогда я спрыгну вниз, а вы мне подадите мешок?

Толстый вор: - Ха-ха-ха! Еще умнее придумал! Может, еще что предложишь? Давай! Ха! Я тебе его сброшу, а ты опять его на спину и тю-тю с моими денежками, пока я спускаться вниз буду. Лови потом в чистом поле василек! Я тебе кажется, сказал, ищи глупее себя!

Худой вор: - Что же тогда будем делать? Нам ведь надо как-то вниз спуститься?

Толстый вор: - Не беспокойся, я все заранее рассчитал. Сейчас мы с тобой вместе дружно считаем до трех и прыгаем вниз. Понял?

Худой вор: - Не перестаю восхищаться вашей мудростью! А мешок? Как быть с ним?

Толстый вор: - А что мешок? При чем тут мешок? Прыгаем ведь мы?

Худой вор: - Но ведь мешок надо тоже как-то спустить вниз? Если он останется на забо-ре, то мы потом его не достанем, когда спрыгнем вниз.

Толстый вор: - Худая твоя голова! Я и это заранее рассчитал! Мешок мы сбросим вниз заранее. Дошло теперь?

Худой вор: - Вы!.. Вы!.. Вы гений! Вы самый гениальный вор в мире!

Толстый вор: - А ты думал… Что??? Оскорблять? Меня вором назвать?

Худой вор: - Нет, нет, конечно же нет! Это я так, хотел комплимент, а вышло как всегда.

Толстый вор: - Смотри мне в следующий раз. А то как выйдет, так уже больше никогда обратно не войдет. Это я твой язык имею в виду. Отрежу ножницами и все. Понял?

Худой вор: - Виноват-с… До пенсии исправлюсь.

Толстый вор: - Долго же тебе придется пенсии дожидаться в этом случае. – (Смеется) – Ну, внимание! – (Кидает вниз мешок) – На счет три прыгаем вниз с закрытыми глазами.

Худой вор: - А почему с закрытыми?

Толстый вор: - Чтоб не так больно было приземляться.

Из-за дерева появляется Прохожий и подбегает к мешку с деньгами.

Прохожий: - Ой, до чего же тут все занимательно и привлекательно, ешьте шоколад с гор-чицей! Мешочек откуда-то упал! Фантастика и только! Наверное, мне бедному, голодно-му, холодному богатенький турист из самолета гуманитарную помощь сбросил. – (Кричит вверх) - Спасибо тебе, добрый человек!

Толстый вор: - (Кричит сверху) - Э-э-э-э! Ты что? Ты это кто? А ну не смей мой мешок трогать!

Прохожий: - (Отвечает вверх) – Извиняйте, дяденька, но что упало, то пропало! Спаси-бочко вам! Вечно благодарить буду! – (В зал) – А теперь ноги в руки и айда побыстрее от-сюда. – (Взваливает с трудом мешок на спину) – Ого, да тут мне хватит на всю остав-шуюся жизнь!

Прохожий с трудом несет мешок. Толстый вор на заборе срывает маску с лица и оказывается Толстосумом. Кричит Прохожему вслед.

Толстый вор: - Ты… Ты куда это мой мешок потащил, разбойник с большой дороги? Злюка, собачка моя верная, песик мой любимый, хватай быстрей вора!

Злюка висит с костью наверху и хихикает.

Толстосум: - Злюка, брось эту кость, она синтетическая, я тебе потом барана целиком за-жарю! Фас! Хозяина грабят!

Злюка качается на кости как на качелях и хихикает. Худой вор срывает с себя тоже маску и оказывается Городовым.

Городовой: - Хозяин, давайте считать быстрее до трех и прыгать вниз, пока он не убежал далеко!

Толстосум: - (Быстро) – Ра-два-три!

Оба прыгают вниз с забора.

Городовой: - Ой, моя печень!

Толстосум: - Ой, мой живот!

Прохожий: - (С трудом несет мешок) – Ой, мой мешочек, что же ты такой тяжеленький, пейте компот из горького перца!

Толстосум и Городовой поднимаются и бросаются за Прохожим. У Толсто-сума в руке огромный пистолет, а у Городового огромный нож

Толстосум: - Стой, стрелять буду!

Прохожий: - (Убегает) - Жуй пакеты из-под молока!

Городовой: - Отдай мешок по-хорошему!

Прохожий: - (Убегает) - Ешь червивые яблоки!

Толстосум и Городовой преграждают путь Прохожему. Толстосум настав-ляет на него пистолет.

Толстосум: - Руки вверх!

Прохожий: - Спрячь свою пушку, это тебе не игрушка! Пей лучше сок из редьки!

Городовой грозит Прохожему ножом.

Городовой: - Ноги вниз!

Прохожий: - Убери от меня подальше свой ножичек, а то порежешься! Пей лучше слад-кий чай с селедкой!

Толстосум: - Руки вверх, а то стреляю!

Городовой: - Ноги вниз, а то порежу!

Прохожий: - Ноги могу, они у меня и так внизу, а руки нет, ешьте мясо из конфет!

Толстосум: - Это почему же руки не можешь?

Прохожий: - Мешок тяжелый, не поднять.

Толстосум: - А мы сейчас тебе поможем. – (Целиться из пистолета)

Прохожий: - Не надо вот этого делать, я и так отдам! – (Бросает мешок, быстро надева-ет темные очки и начинает причитать) - Не трогайте бедного слепого, глухого, немого, безрукого, безногого, убогого… - (Раздвигает растерявшихся Толстосума и Городового и быстро удаляется) – …больного, голодного, холодного, несчастного…

Толстосум: - (Растерянно) – Уходит…

Городовой: - Меня в тайной полиции учили тридцать лет и три года, что свидетелей ос-тавлять нельзя! Надо задержать его!

Толстосум: - (Целится из пистолета) - А ну стой, стрелять буду! Считаю до трех и стре-ляю без предупреждения!

Прохожий замирает на месте.

Толстосум: - Руки вверх!

Прохожий: - (Хнычет) - Ну нет, нет их у меня! Вы что, тоже глухие как и я, не слышите? – (Причитает) – Подайте безрукому, безногому…

Толстосум: - (Перебивает Прохожего) - Ну хватит, хватит причитать! Безрукий он, без-ногий! А мешочек-то чуть не утащил?

Городовой: - А ну иди сюда!

Прохожий: - (Капризно) - Не пойду.

Толстосум: - Это почему же?

Прохожий: - Опасаюсь насильственных действий с вашей стороны.

Толстосум: - А ну живо! – (Целиться) - А то стреляю без предупреждения на счет три!

Прохожий: - (Медленно двигается к ним, хнычет) – Дяденьки, не троньте убогого, я вам за это тайну открою… Нюхайте мои носки…

Городовой: - Какие это еще носки?

Прохожий: - Да это я так, от испуга… Это у меня вроде как расстройство желудка у нор-мальных людей. У меня и носков-то вообще нет.

Толстосум: - А что за тайна?

Прохожий: - А отпустите?

Толстосум:- Смотря что за тайну ты нам откроешь.

Прохожий: - Это очень важная тайна, грызите мои старые боты!..

Толстосум:- Что за боты?!

Городовой: - Это у него так живот от страха болит.

Толстосум: - Ладно, говори быстрее свою тайну!

Прохожий: - А отпустите?

Толстосум: - Отпустим.

Прохожий: - А денежку дадите?

Толстосум: - (Целиться) – Может, помощь нужна?

Прохожий: - Без предупреждения?

Толстосум: - На счет три!

Прохожий: - Все, сдаюсь тогда, ваша взяла. Выкладываю вам тайну, глотайте баночки из-под йогурта! Сейчас тут будет старик с пушкой. Он ищет свою внучку. Грозится разнести тут все из этой пушки и перестрелять всех как куропаток… Ешьте жареные апельсины!

Толстосум: - (Испуганно) – Что будем делать? Он же нам все испортит!

Городовой: - Надо пушку у него реквизировать.

Толстосум: - Чего?

Прохожий: - Перевожу… Отнять. Может, мне к вам переводчиком работать пойти?

Толстосум: - А с этим что делать? – (Показывает на мешок) – Он же сразу обо всем до-гадается!

Городовой: - А мы спрячем его сейчас во дворе. Открывайте поскорее ворота!

Толстосум: - Но ведь мы его украли?

Городовой: - Украли. А теперь можно и спрятать, а свалить на старика и его внучку. Мол, такая семейка, мафия по-итальянски. Очень подходящий момент. Вот и свидетель будет. – (Прохожему) – Свидетелем будешь?

Прохожий: - А сколько заплатите?

Толстосум: - Много! Сколько попросишь.

Прохожий: - Тогда буду, глотайте мои пуговицы!

Городовой: - А теперь-то причем твои пуговицы? Сейчас-то ведь тебе не страшно? Жи-вот-то не болит?

Прохожий: - Болит. Только теперь от радости.

Городовой: - От радости? Хмм.. - (Задумчиво) – А вот у меня от радости еще никогда расстройства желудка не было.

Толстосум: - Значит будет! Если все удачно получиться, я тебе такую свадьбу отгрохаю, что не только у тебя расстройство желудка будет, но и у всех гостей!

Городовой: - Тогда за дело! Спрячем мешок в сарае. Там никто никогда его не найдет.

Толстосум: - Зачем в сарае? В сарае мы арестованных держать будем. А мешок с деньга-ми лучше у него в будке спрятать. – (Показывает на Злюку) – Все равно пустует. – (Смеется)

Городовой: - Вы мудры, как римский император!

Толстосум: - (Прохожему) – Значит ты ничего не?..

Прохожий: - (Подхватывает и напевает) – …не видел, ничего не слышал, ничего не знаю, моя хата с краю, ничего никому не скажу!

Городовой: - Кроме того, что нам будет выгодно.

Прохожий: - Согласно тарифной ставке.

Толстосум: - Чего?

Прохожий: - Перевожу, кушайте маринованные бублики, согласно той сумме, которую вы мне заплатите.

Толстосум: - Ааа… А ты случаем не интурист?

Прохожий: - Мммм… Да как вам сказать… Когда-то мой папа был подданным одной из иностранных супердержав, на обед вам мое пальто!

Толстосум: - Римский, что ли?

Прохожий: - Кто?

Толстосум: - Папа твой, кто-кто?..

Прохожий: - (Вздыхает) – Нет, к сожалению… До Италии он так и не добрался, утонул по дороге. А то бы вы меня тут не видели. – (Плачет) – Вечная ему память, на ужин вам мой макинтош!

Толстосум: - Я, кажется, уже объелся твоей одеждой!

Городовой: - Шеф, надо торопиться!

Толстосум: - Да-да, за дело!

Они открывают ворота и заносят мешок с деньгами во двор. Возвращают-ся.

Толстосум: - Значит, так… Вы тут в засаде остаетесь, и по моему сигналу, когда я начну кричать – Караул, ограбили! - выскочите. Понятно?

Городовой: - Не забудьте, хозяин, расконсперироваться.

Толстосум: - Чего?

Прохожий: - Перевожу… Переодеться соответственно занимаемой вами должности, ешь-те мою зимнюю шапку!

Толстосум: - Чего?!

Прохожий: - Еще поясняю для особо непонятливых… Оденьте то, что носили вчера, на ужин вам вчерашние газеты!

Толстосум: - Я сам знаю, переводчик-наводчик! Умный как Толстой, а кошелек пустой! – (Смеется довольно)

Городовой угодливо подхватывает смех.

Толстосум: - (Городовому) – Чего раскукарекался? Ты тоже давай расконсервовывайся!

Городовой: - А я уже!..

Городовой мгновенно, словно фокусник, превращается из вора в Городо-вого. Слышен голос приближающегося деда Архипа.

Голос деда Архипа: - Маришка! Маришка! Ау! Где ты, внученька?!

Толстосум: - Все по местам!

Толстосум скрывается в воротах, а Городовой прячется за дерево.

Прохожий: - ( Потирает руки) – События назревают, завтракайте прокисшими огурцами! Главное, это ухватить побольше и никого не подпускать к себе на расстояние вытянутой руки, пока это не съешь!

Прохожий убегает в противоположную от голоса сторону. Появляется дед Архип. Он очень устал. Прислонил фузею к забору.

Дед Архип: - Ох, устал и мои старые ноженьки, притомились мои старые рученьки! – (По-ет) –
Мне б на печке сидеть,
Да в тепле ноги греть,
А приходиться служить,
Чтобы как-то с внучкой жить.

Ох устал я давно
По дорогам ходить,
И чужое добро
От воров сторожить.

Мне бы спать по ночам,
Про фузею забыть,
В колотушку не стучать,
Просто старым дедом быть!

Злюка начинает ему сверху подвывать. Дед Архип замечает его.

Дед Архип: - Батюшки светы! Никак Злюка висит? Эй, ты чего это там висишь, воробушек сердечный?

Злюка в ответ рычит.

Дед Архип: - Ишь ты, сердитый какой нынче! Или осерчал на то, что на участок твой за-шел? Не серчай, сейчас уйду. Передохну вот только малость и пойду. Притомился я. Стар стал бегать. Беда у меня, коллега, случилась, приключилась. Внучка моя, Маришка, что у твоего хозяина служит, пропала. Как днем на службу пошла, так боле и не возвращалась. Я уж все кругом обошел, нет ее нигде! Ты случаем не видел ее?

Злюка опять в ответ только рычит.

Дед Архип: - И чего это ты разрычался? Ишь, рычун! Говорю тебе, уйду сейчас. Или ду-маешь, что конкуренцию тебе составлю, работу отыму? Нет, милок, я не из таковских. Я коллег своих завсегда уважал и уважать буду! Потому как сам сторож. Да и профессия у нас с тобой дефицитная, везде требуется. Без работы не останемся. Столько воров разве-лось, что спасу нет от них! А ты чего туда забрался-то? Тебе что, на земле-матушке места мало, что ли?

Злюка опять рычит. Дед Архип подходит поближе, чтобы рассмотреть, че-го это Злюка там наверху делает. А Городовой вот время этого разговора вертится вокруг ствола, чтобы дед Архип его не увидел.

Дед Архип: - А-аа! Таперича вижу, понимаю… И почему висишь, и почему рычишь. Глу-пая ты дурашка, если думаешь, что дед Архип у тебя кость ту отымет! – (Смеется)

Злюка рычит.

Дед Архип: - Понимаю…Скорее с голоду помрешь, чем косточку из зубов выпустишь?

Злюка рычит.

Дед Архип: - Понимаю… зазря ты, милок, меня опасаешься! Зазря! У меня и зубов-то на эту кость давно нет. Повыпадали почти все, когда ты еще щенком был… Я теперь только тюрю способен с аппетитом есть. Как же мне тебе помочь-то? Не оставлять же тебя так вот, в эндаком бедственном положении? А то ведь ты по глупости своей и по причине ого-лодания и действительно помереть могёшь!

Злюка рычит.

Дед Архип: - Понимаешь, о чем я тебе? Ну то-то же! А вот кажись я и придумал, как тебе помочь. Ну держись, паря, сейчас ты у меня приземляться будешь, как космонавт какой!

Дед Архип берет фузею, целится и стреляет. Злюка падает вместе с костью в зубах вниз. В это время из-за забора раздается крик.

Голос Толстосума: - Караул! Ограбили! Держи вора! Караул! Хватай его! Полиция!

Над забором появляется голова Толстосума. Толстосум видит деда Архи-па.

Толстосум: - А, вот ты где, разбойник коварный! Шестьдесят лет мирным соседом при-творялся, в доверие к нашей семье втирался, чтобы ограбить в один прекрасный темный ночной момент! Да не тут-то было! Не выйдет у тебя ничего!

Дед Архип: - Здравия желаю вашему толстосумию! А чего это вы кричите так громко? Али случилось чего?

Толстосум: - (Возвышается над забором, как на трибуне) – Он еще и спрашивает, люди добрые! У него и на это хватает нахальства! Ограбил меня со своей дрянной девчонкой, и еще спрашивает! Мы еще разберемся, какая она тебе внучка? Хватайте его, вот он! Попал-ся, старый негодяй? Не уйти тебе на этот раз от правосудия! Эй, все сюда! Люди добрые, на помощь, есть кто-нибудь тут рядом?

Городовой: - (Появляется из-за дерева) – Здесь мы, здесь! Все добрые люди со всех концов земли спешат к вам на помощь. Что случилось? Кто посмел обидеть вас, кроткую овечку, оплот мудрости и доброты, ваше толстосумие?

Злюка: - (Рычит) – Никому не отдам косточку. Всех покусаю! Она моя! Самому не хва-тит! За тридцать лет службы первый раз косточку выдали. Ррррр!

Толстосум: - (Читает по бумажке) – Я взываю ко всему мировому гражданскому сообще-ству! – (К Городовому) - Я прошу вас, как представителя власти, арестовать этого разбой-ника и его пособницу, внучку! Они тайные агенты итальянской мафии! Они не имеют сердца и других человечных органов! Они украли у меня мой личный автомобиль и вывез-ли на нем мешок со всеми моими личными сбережениями. – (Плачет) – Превратили меня в один миг в нищего на всю оставшуюся жизнь! Все, все, что нажил и заработал честным непосильным трудом и вот этими вот мозолистыми руками! – (Демонстрирует руки)

Дед Архип: - Зачем это вы понапраслину-то возводите, ваша милость? Да еще и на внуч-ку? Она же дитя еще несмышленое, чисто! Да лаетесь, обзываетесь, словно пес цепной?

Злюка: - (Рычит) – Пусть хоть тигрой будет, кость все равно свою не отдам! Рррр!

Дед Архип: - Мафией какой-то обзываетесь? Не хорошо это, не по-людски! Я ведь и оби-деться могу, у меня тоже гордость человеческая имеется, хоть и сторожем простым служу. Да и постоять за себя и за внучку свою силы еще найдутся! – (Грозит Толстосуму фузеей)

Толстосум испуганно прячется за забором и кричит оттуда.

Толстосум: - Хватайте его, чего стоите?

Городовой: - Он вооружен и очень опасен!

Толстосум: - Я вам приказываю!

Городовой подскакивает к деду Архипу, вырывает у него из рук фузею и кричит.

Городовой: - Вы арестованы лично мною! Руки вверх, ноги вниз! Свидетели есть?

Прибегает Прохожий.

Прохожий: - Есть, конечно есть, согласно тарифной ставке, обедать вам мышиными уша-ми! Все сам видел! Собственными глазами в темных очках. Все, что надо, подтверждаю, не думая! Грабитель ужасный с большой дороги! Вооруженными до зубов немытыми ру-ками украл мешок с честными сбережениями. И у кого украл? У самого толстого на свете сироты! – (Рыдает)

Дед Архип: - Да я тебя, мил человек, впервой вижу!

Городовой: - Молчать! Дело доказано! Применю огнестрельное оружие, если попытаешь-ся давить на совесть свидетеля!

Прохожий от рыданий мгновенно переходит к смеху.

Прохожий: - Пусть давит, сколько ему хочется. У меня все равно совести нет, и никогда не было! Ха-ха-ха, грызите тротуарную плитку!

Из ворот появляется Толстосум.

Толстосум: - Да-да-да-да! Тут нечего сдерживать благородные порывы честного свидете-ля. Тут можно и нужно применить. Прошу у общественного мнения разрешения запереть его на моей личной жилплощади, чтобы не скрылся от народного правосудия. – (Причи-тает) – О, что же мне делать, бедному голодранцу?!

Прохожий: - (Официально) - Общественное мнение в моем лице удовлетворяет вашу просьбу. И советует вам, ваше пострадавшее толстосумие, сделать обеденный перерыв на ужин, чтобы позавтракать, за время которого представитель власти, - (Указывает на Го-родового) - выслушает и запротоколирует мои правдивые свидетельские показания, а вы отдохнете своей исстрадавшейся душой и утомленным телом от всех волнений этой траги-ческой ночи.

Городовой: - Я присоединяюсь к мнению представителя общественности, ваше постра-давшее толстосумие. А опасного арестованного надо запереть в укромном и надежном месте, чтобы сообщники не смогли его освободить. А вот это чучело – (Показывает на Злюку) – поставить на его охрану, пообещав ему косточки с нашего скромного стола.

Толстосум: - Тогда прошу пройти в мой нищенский двор и отведать корочку прошлогод-него черного черствого хлеба с солью и водой.

Прохожий: - Хи-хи-хи, пейте сырую воду из грязной лужи после немытых фруктов!

Городовой: - (Деду Архипу) – Вперед, разбойник! Одно лишнее движение и я стреляю без предупреждения!

Дед Архип: - Ну-ну, ты не очень-то толкайся, супостат!

Все уходят, кроме Толстосума и Злюки. Толстосум подходит к псу.

Толстосум: - Эй ты. дворняга, побереги последние зубы, их у тебя не так много и оста-лось. Это же пластмассовая кость, а не настоящая. Ха-ха-ха!

Злюка: - Как не настоящая?

Толстосум: - А вот так и ненастоящая! Где ты видел такого большого барана? Мы ее в му-зее напрокат взяли. Она там как экспо…эксво…в общем за деньги ее там показывали, как остатки брынзазавра или сырозавра какого-то, ха-ха-ха!

Злюка: - (Воет) – Что же мне теперь делать, бедному и голодному песику? Первый раз в жизни перепало, и то искусственной оказалась! Умру я с голоду и горя!

Толстосум: - Не вой, не умрешь. Иди стереги этого деда, а мы тебе за это косточек с на-шего стола вынесем... хи-хи-хи, пластмассовых! Ха-ха-ха.. Шучу, шучу!

Злюка: - (Тяжело вздыхает) – Ладно, делать нечего, приходится идти… Есть-то хочется. Может, и вправду вынесете… А эту – (Забирает кость с собой) – я все равно с собой возьму. Пусть хоть глаза сытыми будут. – (Уходит во двор)

Толстосум: - (Вдогонку Злюке) – Я тебя потом научу, как можно быть сытым, не пита-ясь! – (Потирает руки) – Ну-с, дело сделано, теперь можно и отобедать спокойненько, чем шеф-повар приготовил, ха-ха-ха!

Выходят со двора и присоединяются к Толстосуму Прохожий и Городовой. Толстосум поет и танцует, а они подпевают и пританцовывают.

Толстосум: - (Поет и танцует) – Деньги есть, ума не надо,
Сильнее денег силы нет,
Обещай их всем в награду,
И завоюешь целый свет!

Городовой и Прохожий: - (Подпевают) - Мы за денежки готовы
Уважать вас и любить!
А без денег что вы, что вы,
Нам без денег не прожить!

Толстосум: - (Поет и танцует) – За деньги все тебя полюбят,
И будут все с тобой дружить!
Они врагов твоих погубят,
Без денег тяжело прожить!

Городовой и Прохожий: - (Подпевают) - Мы за денежки готовы
Уважать вас и любить!
А без денег что вы, что вы,
Нам без денег не прожить!

Толстосум: - (Поет и танцует) – Когда они звенят в кармане,
Другая музыка глуха!
Ну кто тебе перечить станет,
Коль ты всем платишь? Ха-ха-ха!

Городовой и Прохожий: - (Подпевают) - Мы за денежки готовы
Уважать вас и любить!
А без денег что вы, что вы,
Нам без денег не прожить!

Толстосум: - Милости прошу к моему нищенскому обеденному шалашу!

Смеясь, они уходят во двор и запирают за собой ворота. Появляется Ма-ришка на автомобильчике Толстосума. Она подъезжает к забору и смотрит в щель.

Маришка: - Ничего, дедушка, я выручу тебя! Отольются кошке мышкины слезки! Мы проучим их!

Затемнение.
Картина шестая.
Двор Толстосума. Тот же высокий забор. Видно крыльцо и вход в коттедж. Сарай с окошком. На дверях огромный замок. Рядом с сараем будка для Злюки. Сам Злюка сидит возле сарая, по-восточному скрестив ноги. На шее у него огромный ключ от замка. В руках фузея деда Архипа. Перед Злюкой лежит пластмассовая кость. Глаза у Злюки закрыты. Он тихонеч-ко раскачивается из стороны в сторону и чуть напевает, как заклинатель змей.

Злюка: - Я смотрю на косточку и становлюсь сытым…
Я смотрю на косточку и становлюсь сытым…
Я смотрю на косточку и становлюсь сытым…
Я смотрю на косточку и становлюсь сытым…

Дед Архип: - (Из окна сарая) – У тебя же глаза закрыты, а ты говоришь, что смотришь?..

Злюка: - Молчи… так надо…в этом весь фокус… - (Продолжает) -
Я смотрю на косточку и становлюсь сытым…
Я смотрю на косточку и становлюсь сытым…

Дед Архип: - Да что ты заладил одно и то же? Тоску нагоняешь! Не заболел ли часом?

Злюка: - (Отмахивается) – Не мешай! Я автотренингом занимаюсь. Если долго повторять одно и то же, то есть расхочется. Индиская яга!

Дед Архип: - В первый раз про такую Ягу слышу. И кто же тебя этой глупости научил? Ужо хвост седой совсем, а все небылицам веришь! Пора и поумнеть на старости-то лет.

Злюка: - Ну вот, сбил меня с толку, отвлек! Только-только начал сосредотачиваться! Поч-ти уже наелся.

Дед Архип: - Лечиться тебе сурьезно надо, а не в глупости играть.

Злюка: - (Рычит) – Заарестованный! Прекратить разговоры, а то я вынужден буду приме-нить огнестрельное оружие. – (Целится в деда из фузеи)

Дед Архип: - (Смеется) – Да целься, не целься, а оно тебе не поможет! Не выстрелит оно, пока я этого не захочу.

Злюка: - Это почему же?

Дед Архип: - Да оно не заряжено. Я ж тебя из него приземлил, а зарядить опять не успел. А окромя меня его никто зарядить не сумеет.

Злюка: - А на кой оно мне тогда? Тяжесть лишняя только. И так сил нет.

Злюка прислоняет фузею к забору. На крыльцо из коттеджа выходит Тол-стосум. Лицо его лосниться от жирной пищи. В руке он держит огромный окорок.

Толстосум: - Часовой, как служба идет? Все ли в порядке?

Злюка: - (Облизываясь, умильно) – Так точно! Служу, ваше толстосумие, как нельзя лучше! Муха мимо незаметно не пролетит, паучок мимо незаметно не прошмыгнет.

Толстосум: - Молодец, хвалю!

Злюка: - Рад стараться, ваше толстосумие! – (Заискивающе про окорок) – А это вы мне косточку вынесли, ваше толстосумие, за службу мою верную?

Толстосум: - Ха-ха-ха! Шутник! Ишь, какой шустрый выискался! А не жирно тебе будет? Как бы не так! Тебе жирную пищу вредно есть. Тут до косточки еще добираться и доби-раться придется. Надейся и жди! И я тебя…хи-хи-хи, не забуду! – (Поет) –
Не надо печалиться,
Вся жизнь впереди,
Вася жизнь впереди,
Надейся и жди!
Хи-хи-хи! Автотренингом занимаешься, как я тебя учил?

Злюка: - (Печально) – Занимаюсь…

Толстосум: - Результаты есть? На сколько кило поправился?

Злюка: - Пока наоборот, лишь худею…

Толстосум: - Плохо, значит, занимаешься, не регулярно. Веры у тебя в себя и в мою мето-ду нет. Надежды в результат нет. Любви ко мне, к своему хозяину, нет. Верь, надейся, лю-би и будешь таким же толстым, сытым и счастливым, как я! Ха-ха-ха! Хотя нет, стоп, о чем я говорю, я еще не до конца насытился. Надо еще очень и очень для этого как следует потрудиться! Ха-ха-ха! Смотри тут у меня в оба! И верь! – (Уходит в дом, напевая) – Вся жизнь впереди, надейся и жди!

Злюка: - Верь, верь!.. Я то верю, а есть все равно хочется!

Дед Архип: - Не верь ты этому кровопивце, горемыка, не верь! А то ведь и взаправду пом-решь с голоду!

Злюка: - (Тяжело вздыхает) – Да как тут не верить? Мне и делать-то ничего не остается. Одна надежда на эту веру. Кому я нужен, старый, больной, беззубый пес? Да еще к тому же и простая дворняга! Тут мне хоть пластмассовую косточку кинули, и на том спасибо.

Над забором появляется Маришка. В руке у нее удочка. Маришка цепляет крючком фузею и исчезает с ней за забором. Злюка замечает исчезновение фузеи.

Злюка: - Ну вот опять у меня на почве голодания галлюцинации и миражи начались! На этот раз-то точно, без всякого пластмассового обмана. Значит, помру скоро.

Дед Архип: - А что за миражи-то?

Злюка: - Да предметы стали сами по себе исчезать. Вот была тут фузея твоя, и не стало ее. Была и нету. Исчезла. Растаяла в воздухе яко дым.

Дед Архип: - (Лукаво) – Ай да фузеюшка! Ай да умница! Не забыла про старика. – (Злю-ке) – А тебе точно лечиться надо. И чем скорее, тем лучше.

Злюка: - Попробую… - (Снова садиться по-восточному возле кости) –
Я сыт, я сыт, я сыт по горло…
Я сыт, я сыт, я сыт по горло…
Я сыт, я сыт, я сыт по горло…
Я сыт, я сыт, я сыт по горло…

Злюка закрывает глаза и раскачивается. Над забором вновь появляется Маришка. На этот раз на крючке ее удочки узелок. Она протягивает его к окошку сарая. Дед Архип снимает его с крючка и забирает. Маришка исче-зает.

Дед Архип: - Эй, горемычный, очнись! Разве это лекарство от твоей хвори? Не поможет оно. Сколько не повторяй, а сыт не будешь. Тебе бы сейчас мясца кусочек добрый?

Злюка: - Не травил бы ты мне душу, арестованный! Я и не ел-то никогда этого мяса. Только слышал о нем, нюхал да в чужих руках видел. Знать не знаю, ведать не ведаю, ка-ково оно на вкус, поэтому и не мечтаю о нем.

Дед Архип: - Да уж не позавидуешь тебе, бедолага. Смотрю я на тебя и думаю все, удив-ляюсь, а отчего это тебя все Злюкой кличут? Какой же ты злюка? Ты и не злой вовсе, а го-лодный просто.

Злюка: - Это хозяин кличку мне придумал, когда брал на службу. Чтоб злее я от этого был. Да и не кормит по той же причине. А так я ничего, добрый.

Дед Архип: - Вот и я говорю, что не злой. А как же тебя тогда звать-величать по всамде-лишному?

Злюка: - (Стесняясь) – Да покойные маменька с папенькой Шариком меня нарекли.

Дед Архип: - А папеньку-то как звали?

Злюка: - Чего уж там, и без отчества проживем. Чести больно много!

Дед Архип: - Да для просто Шарика возраст уж не тот у тебя.

Злюка: - Что верно, то верно, не тот… Мухтарович я по батюшке.

Дед Архип: - Шарик Мухтарович значит будешь? Уважительно звучит. Очень приятно по-знакомиться! – (Протягивает из окошка руку) – А меня Архип Архипычем зовут.

Злюка: - (Пожимает руку) – Будем знакомы… Очень приятно… - (Плачет) – Собака я, как есть пес хозяйский!

Дед Архип: - Чего это ты, Шарик Мухтарович? Слезы-то зачем ронять зазря? Прибереги, в настоящем горе пригодятся.

Злюка: - Да так это я по слабости души плачу. Первый раз за тридцать лет службы по имени отчеству назвали. А я вот на запоре тебя держу, под замком, в темнице сырой!

Дед Архип: - Это ты зазря на себя наговариваешь. Тут сухо, сенца чуток имеется, да и не темно вовсе.

Злюка: - Эх, была не была! Будь что будет! – (Снимает с шеи ключ и открывает дверь) - Выходи, Архип Архипыч, отпускаю я тебя на все четыре стороны. Вы ко мне со всей ду-шой, уважением и пониманием, да с чистым сердцем, и я к вам так же! Хошь я и пес, а со-бакой быть не хочу! Не желаю просто и все тут!

Дед Архип: - Спасибо тебе, Шарик Мухтарович, спасибо. Да только не хочу я тебя подво-дить. Забьет ведь тебя хозяин твой до смерти.

Злюка: - А мне ничего уже не страшно! Хуже он мне уже не сделает. Чую, конец мой и так близок. Вот отпущу тебя, и помирать лягу. Нет боле мочи голодным ходить.

Злюка ложиться, и закрывает глаза. Дед Архип с улыбкой развязывает узелок, достает оттуда еду и раскладывает ее на платке. Почуяв запах съе-стного, Злюка усиленно принюхивается, открывает глаза и видит еду.

Злюка: - Это что, я уже на том свете, в раю?

Дед Архип: - (Посмеивается) – Да нет, Мухтарович, пока еще на нашей земле грешной лежишь, а не в раю. Присоединяйся ко мне, лечиться от голода будем. Я, признаться, тоже оголодал.

Злюка: - Вот спасибочко так спасибочко тебе! Век не забуду услугу твою! От смерти ты ведь меня спасаешь, Архипыч. Отслужу, как сумею, дай время.

Дед Архип: - Так это ж не ради службы, а ради дружбы, Мухтарович! И благодарить ты должен не меня, а внучку мою, Маришку. Это она, моя умница-разумница все организова-ла, и доставила. Маришка, внучка, где ты там? Покажись-ка Мухтаровичу!

Маришка: - (Появляется над забором) – Здесь я, дедуля, здесь! Вот она я! Здравствуйте, Шарик Мухтарович! – (Озорно смеется)

Злюка: - (Испуганно) – Крокодил?!

Маришка: - (Смеется) – Да никакой я не крокодил и даже не галлюцинация, а просто Ма-ришка!

Дед Архип: - (С обидой) – Очнись, Мухтарович, какой же она крокодил? Красавица моя! Она у меня самая добрая, мухи зазря не обидит.

Маришка: - Но и обиды не стерплю!

Злюка: - Это уж точно, не стерпит, по себе знаю.

Дед Архип: - Но ты у меня, егоза, все равно наказание получишь за то, что сразу ко мне не прибежала. Может, все тогда и по-другому повернулось бы.

Злюка: - Фу, и действительно, чего это я в самом деле?! Девчонка как девчонка! Это на моем поведении пережитки прошлого сказываются.

Дед Архип: - А ты ешь больше, чтобы сил набраться и пережитки осилить.

Злюка: - Угу!.. Я сейчас, я быстро. – (Начинает усиленно есть)

Дед Архип: - Ну как?

Злюка: - (С полным ртом) - У-у-у-у! – (Показывает большой палец) – Мммм! – (Про-глатывает) – Помогает здорово! Уже почти совсем не осталось пережитков. Еще кусочек и все! – (Внезапно вспоминает) – Слушай. Архипыч, а тебе случаем деньги не нужны?

Дед Архип: - Деньги?

Злюка: - Угу! Бумажки такие. Много! Сколько хошь, столько и дам. Все твои.

Дед Архип: - А зачем нам с Маришкой много? Мы и без них помаленьку жили. Боязно много денег иметь. Страшная это вещь, человек мигом в животного зверя превратиться может. Разбалуемся с Маришкой да спортимся, как твой хозяин. Да и откуда у тебя деньги могут быть, Мухтарович?

Злюка: - А они как раз и не мои, а ихние! У меня в будке спрятаны на тайное хранение. От вас и спрятаны! А потом на вас хотят свалить, что вы их из хором украли. А ее замуж за этого дефективного Городового выдадут. Дюже он у хозяина этого добивался.

Дед Архип: - Ах, злодеи! А хфигу они не хотят получить? Маришка, внучка, ты слы-шишь?

Маришка: - Конечно, слышу. Проучить их надо за это.

Дед Архип: - Надо то надо, спору нет, всякое злодейство должно быть наказано, чтобы впредь неповадно было, да вот только как это сделать? Да и не исправить их уже ничем.

Маришка: - А вот и можно исправить! Они такими от денег стали. Значит надо все их деньги забрать и на что-нибудь хорошее потратить. И их самих работать заставить для общей пользы. Может и не поздно еще, труд из обезьяны человека сделал, может и их в люди выведет.

Дед Архип: - Сумневаюсь я очень. Обезьяна-то умный зверь. Но попробовать можно.

Злюка: - (С уважением) - Образованная она у тебя!

Дед Архип: - (Гордо) - А как же! Книжки страсть любит читать.

Маришка: - Скорее надо, а то они обедать закончат.

Злюка: - (Усмехается) – Ну это не скоро еще случится. Чтобы они наелись, много време-ни требуется.

Дед Архип: - А что делать-то надо, внучка? Чего ты там выдумала?

Маришка: - Отворите ворота!

Дед Архип и Злюка отворяют ворота. Маришка въезжает во двор на авто-мобильчике Толстосума и подъезжает к будке Злюки.

Маришка: - Здесь что ли деньги, Шарик Мухтарочвич?

Злюка: - Там они, проклятые, там, в будке!

Маришка: - Грузите их в машину.

Дед Архип: - Да что же мы с ими, Маришенька, делать-то будем? Опасная это забава! Так много денег! Зараза похлеще чумы!

Маришка: - Не бойся, дедушка, я придумала, что с ними делать. Вы тут этими разбой-ничками займитесь с Шариком Мухтаровичем, а я деньгами распоряжусь. Много от них пользы может быть, особенно детишкам. Накуплю на всех детей подарков, а на остаточки построим огромную карусель, такую большую, чтобы всех детей со всей нашей матушки-земли можно было на ней уместить. И назовем мы карусель эту каруселью дружбы. А, как ты на это смотришь, деда? И вы, Шарик Мухтарович?

Дед Архип: - А что?.. Красиво звучит!.. - (Злюке) – А ты как, согласный?

Злюка: - А карусель разноцветная будет?

Маришка: - На все цвета радуги!

Злюка: - А мне там места хватит прокатиться?

Дед Архип: - Да ты что, Мухтарович, на старости лет в детство впал?

Злюка: - Так ведь у меня и не было этого самого детства-то! А хочется всего в жизни по-пробовать… Пусть хоть и на старости лет. Мясом вот вы меня накормили, узнал, что это такое. Теперь хочу и карусель на вкус попробовать.

Маришка: - Конечно хватит, Шарик Мухтарович! А мы и вовсе назначим тебя заведую-щим этой карусели. Будешь сам детишек катать.

Дед Архип и Злюка грузят на автомобильчик мешок с деньгами.

Маришка: - Я поехала, а вы тут без меня управитесь?

Дед Архип: - Не сумневайся, внучка, управимся! Чай не грудные дитяти.

Дед Архип и Злюка дружно смеются.

Маришка: - Ну глядите тогда!

Маришка уезжает с деньгами на автомобильчике со двора Толстосума.

Злюка: - Архипыч, говори, что делать будем?

Дед Архип: - Да есть тут у меня одна мыслишка насчет их… Погодь-ка… - (Входит в са-рай и возвращается оттуда с мешками в руках) – Как раз три мешка! Ужо пригодятся они нам.

Злюка: - Мешки эти для денег приготовлены были. Мечта у хозяина была дополна их деньгой набить. А что это у тебя за мысля такая, а, Архипыч?

Дед Архип: - (Усмехается) – А вот мы и поможем ему эти мешки дополна набить! – (Смеется) – Только не деньгой, правда, а кой чем другим. Это и есть моя мысля. А кон-кретней опосля! Открой-ка дверку в своей будке.

Злюка: - (Открывает) – Открыл…

Дед Архип: - Хорошо!.. Сейчас птички сами к нам в клетку лететь начнут. Догадываешь-ся, Мухтарович?

Злюка: - Догадываюсь! Ох, же и хитер ты, Архипыч!

Дед Архип: - С волками жить, по-волчьи выть! Бери мешок и айда в засаду!

Оба прячутся за сараем. Из хором на крыльцо выходит Городовой. В руке он держит маленькую косточку.

Городовой: - Фьють! Фьють! Собачка! К ноге! Где ты, дурашка, я тебе такую аппетит-ную косточку принес, а ты прячешься! А-аа! Да он просто убежал? Дезертировал с боевого поста? Позор! Негодяй! – (Хочет позвать остальных, но внезапно его осеняет идея) – Старая и глупая моя башка! А может и к лучшему, что эта тупая дворняга сбежала? Мож-но украсть мешок с деньгами и перепрятать его в потаенное место. Пусть потом ищут. А свалить на глупую собаку! Сказать, что это она украла деньги! Уррааа! Очень ценная у меня голова! Зря я ее ругал. Скорее к будке!

Городовой подбегает к будке и лезет в нее. Из-за сарая тот час выбегают дед Архип и Злюка и подставляют мешок к выходу. Когда Городовой, об-наружив отсутствие мешка с деньгами, вылезает из будки, то попадает прямо в мешок.

Дед Архип: - Одна птичка есть! Давай-ка в сарай его пока. Опосля разберемся.

Они тащат мешок с Городовым в сарай. Злюка на ходу стучит по мешку.

Злюка: - Вот тебе за косточку! А это тебе за дубину! А вот это аванс!

Дед Архип: - Ну хватит, хватит, лежачего не бьют!

Злюка: - Да я ему по тому месту, от которого вреда не будет.

Дед Архип: - По мягкому, что ли?

Злюка: - Не… По мягкому его как раз и нельзя. У него там что-то наследственное. А вот по голове можно сколько хочешь! Никакого вреда от этого ему не будет.

Дед Архип: - Странное все-таки у них сложение тела, у этих господ!

Злюка: - Одно слово, дровляне!

Они затаскивают мешок в сарай и вновь прячутся. На крыльце появляет-ся Толстосум. Он в отличном настроении. Напевает и икает от сытости.

Толстосум: - Раз копейка, два копейка, ик!.. Будет гривенник! – (Зовет Городового) – Ау! Куда ты пропал? Мы тебя там ждем, дожидаемся, а тебя нет и нет! Не все еще съедено и выпито. Ба, да и Злюка куда-то подевался? Странно все это… - (Видит раскрытую будку) – Ра-ик!..збойник!...ик!.. Караул, ограбил! Собаку убил, а меня ограбил! – (Бежит к будке) – Мешочек мой маленький! Утащили тебя злые люди! Что ж ты меня на помощь не по-звал? На кого ты меня покинул? А может ты еще здесь? Может, не все еще потеряно?

Толстосум лезет в будку и с ним повторяется та же история, что и с Горо-довым.

Дед Архип: - Вот и вторая птичка к нам залетела!

Злюка: - Большая птичка, толстая! Индюк целый!

Дед Архип: - Ничего, он у нас похудеет. Мы его на диету посадим. Говорят, это для здо-ровья полезно.

Злюка: - Не замечал этого я что-то до сих пор. Хотя столько лет на диете просидел. Всю жизнь голодаю, а добра от этого не знаю!

Они прячут мешок с Толстосумом в Сара и ждут следующего. Прохожий появляется на крыльце, предварительно выглянув. В руках у него целая охапка самых разных вещей, которые он вынес из хором Толстосума. Во-ровато оглядывается.

Прохожий: - Кажется, свидетелей не наблюдается, грызите ушки от жареной хрюшки! Отлично! Везет же мне! Где там моя сумочка без дна? Вот она, умничка! – (Достает из-под крыльца свою огромную сумку и пихает вынесенные вещи в нее) – Сюда все, в нее. Уж как надолго мне этого всего хватит! Куда это они все исчезли? Животом, навер-ное, от обжорства маются, бедняжки! Ха-ха-ха! Теперь главное вовремя смыться! – (Взва-ливает сумку на плечо и бежит к воротам. Пробегая мимо будки, останавливается.) – Ай-яй-яй! Как же это я мог забыть о самом главном? Деньги! Денежки! Они же здесь спрятаны! – (Оглядывается) – Так, опять никого… Отлично! А куда этот пес подевался? Помер, наверное, от голода. – (В будку) – Кис-кис-кис! Киса?.. Злючка, где ты?..

Злюка тихонько подкрадывается к нему сзади. Неожиданно кричит.

Злюка: - Мяууу! Здесь я, гав!

Прохожий от испуга мгновенно оказывается в будке.

Прохожий: - (Из будки) - Ма-ма-ма-ма!

Злюка: - (Запирает будку) – Вот и сиди там. Сам себе место работы и жительства выбрал. Будешь теперь вместо меня сторожем. А я детишек на карусели разноцветной катать ста-ну. Хоть на старости лет доброе да приятное дело буду делать. – (Деду Архипу) – Архи-пыч, победа! Наша взяла! Урраа!

Прохожий: - (Высовывает голову из будки) – Прошу учесть, что я сдаюсь добровольно!

Злюка: - Кыш!

Дед Архип: - Урраа, Шарик Мухтарович, урра! Одолели мы их, объегорили!

Обнимаются, поют и танцуют.

Злюка: - Пусть с тобой мы старички,
Но отнюдь не простачки,
Нас не купишь за пятак,
Не возьмешь за просто так!

Вместе: - Эх-эх, эх-эх,
Поплясать теперь не грех!
Раз-два-три-четыре-пять,
Стары косточки размять!

Дед Архип: - Не смотри что я седой,
С длинной бело бородой,
Я любого проучу,
Если очень захочу!

Вместе: - Эх-эх, эх-эх,
Посмеяться нам не грех,
Мы таперича герои,
И плясать должны за всех!

Во двор въезжает на автомобильчике Маришка. Она везет большой мешок с надписью – Подарки.

Маришка: - Я свое обещание выполнила! Вот во что превратились злые деньги! А как тут вы без меня, справились?

Дед Архип и Злюка наступают на Маришку вприсядку.

Вместе: - Эх-эх, эх-эх,
Посмеяться нам не грех,
Мы таперича герои,
И плясать должны за всех!

Дед Архип: - А то как же? Смотри!

Дед Архип показывает на окошко в сарае и на круглое отверстие в будке. Оттуда высовываются головы Толстосума, Городового и Прохожего.

Прохожий: - Прошу учесть при вынесении справедливого приговора мое пролетарское происхождение из рабочих и крестьян и тяжелое детство!

Маришка: - (Про Прохожего) – Ну что с этим будет, понятно. Он сам выбрал себе буду-щую профессию, займет место Шарика Мухтаровича. А вот что с этими будем делать, ума не приложу?

Городовой: - Меня на пенсию пора! Я уже заслужил! Мне персональная пенсия мирового масштаба полагается!

Толстосум: - (Плачет) – А я ничего не умею, только конфетами стрелять и деньги тра-тить!

Дед Архип: - Ничего, не умеешь, научим!

Злюка: - А не захочешь, заставим!

Все арестованные вместе: - Мы хорошие! Мы исправимся!

Маришка: - Это будет видно из того, как вы трудиться будете.

Злюка: - А как же карусель?

Маришка: - Будет! Будет у нас и карусель, Шарик Мухтарович. Огромная! Вот тут. Кра-сивая и разноцветная! Всем детям на радость! Они будут кружиться на ней, и петь песни о дружбе!

Маришка берет за руки деда Архипа и Злюку. Они поют и танцуют.

Маришка: - Все цветы на лугу нам друзья,
И деревья в лесу и все птицы,
Без друзей жить на свете нельзя,
Мир без дружбы подобен темнице!

Все вместе: - Без друзей жить на свете нельзя,
Мир без дружбы подобен темнице!

Маришка: - Ну а если случится беда,
Вы не бойтесь друг другу открыться,
И беда не страшна нам тогда,
И плохого уже не случиться!

Все вместе: - И беда не страшна нам тогда,
И плохого уже не случиться!

Маришка: - Никакие богатства не смогут
Дружбы нам заменить никогда.
В трудный час друг придет на подмогу,
В трудный час друг с тобою всегда!

Все вместе: - В трудный час друг придет на подмогу,
В трудный час друг с тобою всегда!

Маришка: - Так давайте же будем дружить,
И грустить вместе и веселиться,
Радость дружбы друг другу дарить,
Мир без дружбы подобен темнице!

Все вместе: - Радость дружбы друг другу дарить,
Мир без дружбы подобен темнице!

Занавес.
Конец.


Иванов Павел         E-mail









Посмотреть другие страницы :
| 905 | | 904 | | 903 | | 902 | | 901 | | 900 | | 899 | | 898 | | 897 | | 896 | | 895 | | 894 | | 893 | | 892 | | 891 | | 890 | | 889 | | 888 | | 887 | | 886 | | 885 | | 884 | | 883 | | 882 | | 881 | | 880 | | 879 | | 878 | | 877 | | 876 | | 875 | | 874 | | 873 | | 872 | | 871 | | 870 | | 869 | | 868 | | 867 | | 866 | | 865 | | 864 | | 863 | | 862 | | 861 | | 860 | | 859 | | 858 | | 857 | | 856 | | 855 | | 854 | | 853 | | 852 | | 851 | | 850 | | 849 | | 848 | | 847 | | 846 | | 845 | | 844 | | 843 | | 842 | | 841 | | 840 | | 839 | | 838 | | 837 | | 836 | | 835 | | 834 | | 833 | | 832 | | 831 | | 830 | | 829 | | 828 | | 827 | | 826 | | 825 | | 824 | | 823 | | 822 | | 821 | | 820 | | 819 | | 818 | | 817 | | 816 | | 815 | | 814 | | 813 | | 812 | | 811 | | 810 | | 809 | | 808 | | 807 | | 806 | | 805 | | 804 | | 803 | | 802 | | 801 | | 800 | | 799 | | 798 | | 797 | | 796 | | 795 | | 794 | | 793 | | 792 | | 791 | | 790 | | 789 | | 788 | | 787 | | 786 | | 785 | | 784 | | 783 | | 782 | | 781 | | 780 | | 779 | | 778 | | 777 | | 776 | | 775 | | 774 | | 773 | | 772 | | 771 | | 770 | | 769 | | 768 | | 767 | | 766 | | 765 | | 764 | | 763 | | 762 | | 761 | | 760 | | 759 | | 758 | | 757 | | 756 | | 755 | | 754 | | 753 | | 752 | | 751 | | 750 | | 749 | | 748 | | 747 | | 746 | | 745 | | 744 | | 743 | | 742 | | 741 | | 740 | | 739 | | 738 | | 737 | | 736 | | 735 | | 734 | | 733 | | 732 | | 731 | | 730 | | 729 | | 728 | | 727 | | 726 | | 725 | | 724 | | 723 | | 722 | | 721 | | 720 | | 719 | | 718 | | 717 | | 716 | | 715 | | 714 | | 713 | | 712 | | 711 | | 710 | | 709 | | 708 | | 707 | | 706 | | 705 | | 704 | | 703 | | 702 | | 701 | | 700 | | 699 | | 698 | | 697 | | 696 | | 695 | | 694 | | 693 | | 692 | | 691 | | 690 | | 689 | | 688 | | 687 | | 686 | | 685 | | 684 | | 683 | | 682 | | 681 | | 680 | | 679 | | 678 | | 677 | | 676 | | 675 | | 674 | | 673 | | 672 | | 671 | | 670 | | 669 | | 668 | | 667 | | 666 | | 665 | | 664 | | 663 | | 662 | | 661 | | 660 | | 659 | | 658 | | 657 | | 656 | | 655 | | 654 | | 653 | | 652 | | 651 | | 650 | | 649 | | 648 | | 647 | | 646 | | 645 | | 644 | | 643 | | 642 | | 641 | | 640 | | 639 | | 638 | | 637 | | 636 | | 635 | | 634 | | 633 | | 632 | | 631 | | 630 | | 629 | | 628 | | 627 | | 626 | | 625 | | 624 | | 623 | | 622 | | 621 | | 620 | | 619 | | 618 | | 617 | | 616 | | 615 | | 614 | | 613 | | 612 | | 611 | | 610 | | 609 | | 608 | | 607 | | 606 | | 605 | | 604 | | 603 | | 602 | | 601 | | 600 | | 599 | | 598 | | 597 | | 596 | | 595 | | 594 | | 593 | | 592 | | 591 | | 590 | | 589 | | 588 | | 587 | | 586 | | 585 | | 584 | | 583 | | 582 | | 581 | | 580 | | 579 | | 578 | | 577 | | 576 | | 575 | | 574 | | 573 | | 572 | | 571 | | 570 | | 569 | | 568 | | 567 | | 566 | | 565 | | 564 | | 563 | | 562 | | 561 | | 560 | | 559 | | 558 | | 557 | | 556 | | 555 | | 554 | | 553 | | 552 | | 551 | | 550 | | 549 | | 548 | | 547 | | 546 | | 545 | | 544 | | 543 | | 542 | | 541 | | 540 | | 539 | | 538 | | 537 | | 536 | | 535 | | 534 | | 533 | | 532 | | 531 | | 530 | | 529 | | 528 | | 527 | | 526 | | 525 | | 524 | | 523 | | 522 | | 521 | | 520 | | 519 | | 518 | | 517 | | 516 | | 515 | | 514 | | 513 | | 512 | | 511 | | 510 | | 509 | | 508 | | 507 | | 506 | | 505 | | 504 | | 503 | | 502 | | 501 | | 500 | | 499 | | 498 | | 497 | | 496 | | 495 | | 494 | | 493 | | 492 | | 491 | | 490 | | 489 | | 488 | | 487 | | 486 | | 485 | | 484 | | 483 | | 482 | | 481 | | 480 | | 479 | | 478 | | 477 | | 476 | | 475 | | 474 | | 473 | | 472 | | 471 | | 470 | | 469 | | 468 | | 467 | | 466 | | 465 | | 464 | | 463 | | 462 | | 461 | | 460 | | 459 | | 458 | | 457 | | 456 | | 455 | | 454 | | 453 | | 452 | | 451 | | 450 | | 449 | | 448 | | 447 | | 446 | | 445 | | 444 | | 443 | | 442 | | 441 | | 440 | | 439 | | 438 | | 437 | | 436 | | 435 | | 434 | | 433 | | 432 | | 431 | | 430 | | 429 | | 428 | | 427 | | 426 | | 425 | | 424 | | 423 | | 422 | | 421 | | 420 | | 419 | | 418 | | 417 | | 416 | | 415 | | 414 | | 413 | | 412 | | 411 | | 410 | | 409 | | 408 | | 407 | | 406 | | 405 | | 404 | | 403 | | 402 | | 401 | | 400 | | 399 | | 398 | | 397 | | 396 | | 395 | | 394 | | 393 | | 392 | | 391 | | 390 | | 389 | | 388 | | 387 | | 386 | | 385 | | 384 | | 383 | | 382 | | 381 | | 380 | | 379 | | 378 | | 377 | | 376 | | 375 | | 374 | | 373 | | 372 | | 371 | | 370 | | 369 | | 368 | | 367 | | 366 | | 365 | | 364 | | 363 | | 362 | | 361 | | 360 | | 359 | | 358 | | 357 | | 356 | | 355 | | 354 | | 353 | | 352 | | 351 | | 350 | | 349 | | 348 | | 347 | | 346 | | 345 | | 344 | | 343 | | 342 | | 341 | | 340 | | 339 | | 338 | | 337 | | 336 | | 335 | | 334 | | 333 | | 332 | | 331 | | 330 | | 329 | | 328 | | 327 | | 326 | | 325 | | 324 | | 323 | | 322 | | 321 | | 320 | | 319 | | 318 | | 317 | | 316 | | 315 | | 314 | | 313 | | 312 | | 311 | | 310 | | 309 | | 308 | | 307 | | 306 | | 305 | | 304 | | 303 | | 302 | | 301 | | 300 | | 299 | | 298 | | 297 | | 296 | | 295 | | 294 | | 293 | | 292 | | 291 | | 290 | | 289 | | 288 | | 287 | | 286 | | 285 | | 284 | | 283 | | 282 | | 281 | | 280 | | 279 | | 278 | | 277 | | 276 | | 275 | | 274 | | 273 | | 272 | | 271 | | 270 | | 269 | | 268 | | 267 | | 266 | | 265 | | 264 | | 263 | | 262 | | 261 | | 260 | | 259 | | 258 | | 257 | | 256 | | 255 | | 254 | | 253 | | 252 | | 251 | | 250 | | 249 | | 248 | | 247 | | 246 | | 245 | | 244 | | 243 | | 242 | | 241 | | 240 | | 239 | | 238 | | 237 | | 236 | | 235 | | 234 | | 233 | | 232 | | 231 | | 230 | | 229 | | 228 | | 227 | | 226 | | 225 | | 224 | | 223 | | 222 | | 221 | | 220 | | 219 | | 218 | | 217 | | 216 | | 215 | | 214 | | 213 | | 212 | | 211 | | 210 | | 209 | | 208 | | 207 | | 206 | | 205 | | 204 | | 203 | | 202 | | 201 | | 200 | | 199 | | 198 | | 197 | | 196 | | 195 | | 194 | | 193 | | 192 | | 191 | | 190 | | 189 | | 188 | | 187 | | 186 | | 185 | | 184 | | 183 | | 182 | | 181 | | 180 | | 179 | | 178 | | 177 | | 176 | | 175 | | 174 | | 173 | | 172 | | 171 | | 170 | | 169 | | 168 | | 167 | | 166 | | 165 | | 164 | | 163 | | 162 | | 161 | | 160 | | 159 | | 158 | | 157 | | 156 | | 155 | | 154 | | 153 | | 152 | | 151 | | 150 | | 149 | | 148 | | 147 | | 146 | | 145 | | 144 | | 143 | | 142 | | 141 | | 140 | | 139 | | 138 | | 137 | | 136 | | 135 | | 134 | | 133 | | 132 | | 131 | | 130 | | 129 | | 128 | | 127 | | 126 | | 125 | | 124 | | 123 | | 122 | | 121 | | 120 | | 119 | | 118 | | 117 | | 116 | | 115 | | 114 | | 113 | | 112 | | 111 | | 110 | | 109 | | 108 | | 107 | | 106 | | 105 | | 104 | | 103 | | 102 | | 101 | | 100 | | 99 | | 98 | | 97 | | 96 | | 95 | | 94 | | 93 | | 92 | | 91 | | 90 | | 89 | | 88 | | 87 | | 86 | | 85 | | 84 | | 83 | | 82 | | 81 | | 80 | | 79 | | 78 | | 77 | | 76 | | 75 | | 74 | | 73 | | 72 | | 71 | | 70 | | 69 | | 67 | | 66 | | 65 | | 64 | | 63 | | 62 | | 61 | | 60 | | 59 | | 58 | | 57 | | 56 | | 55 | | 54 | | 53 | | 52 | | 51 | | 50 | | 49 | | 48 | | 47 | | 46 | | 45 | | 44 | | 43 | | 42 | | 41 | | 40 | | 39 | | 38 | | 37 | | 36 | | 35 | | 34 | | 33 | | 32 | | 31 | | 30 | | 29 | | 28 | | 27 | | 26 | | 25 | | 24 | | 23 | | 22 | | 21 | | 20 | | 19 | | 18 | | 17 | | 16 | | 15 | | 14 | | 13 | | 12 | | 11 | | 10 | | 9 | | 8 | | 7 | | 6 | | 5 | | 4 | | 3 |

^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр