Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет


(Адрес почты proskurovvl@gmail.com)

МОЯ ДОРОГА

Я вспоминаю с ностальгией, барак японский и малину,

у бабушки в саду росла, и вишня с яблоней цвела.

Мне было шесть, я жил у моря, где пропадал,

нас было трое, Сергей и Сашка, мы дружили,

в тайгу ходили и курили.

В шестидесятых нам не скучно, одна по «телеку» программа,

но не тужили и гоняли, за что ругалась моя мама.

В бараке жили тесновато, отец и мама, и три брата,

ютились в комнате одной, зимой теплее всей семьёй.

Учеба в школе это драма, как погоняет меня мама,

оценки верх полезут, в гору, но этого мне было мало,

любил читать я в не погоду, в тайге по осени гуляя,

и прикипел душой до Края, без моря жить не представляя.

А как весной листва задышит, за партой мне не усидеться,

в тайге никто меня не слышит, рука сама стихи напишет,

и только шёл домой одеться, а дождик льет в лесном затишье.

Друзья мои об этом знали, держали в тайне и скрывали,

нам нравился ночной прилив, костёр у лодки и залив,

где в полный штиль замрёт вода, горячий воздух жжёт меня,

и запахи морской волны, разносят чайки и стрижи.

И под гитарную струну, свои стихи переведу, такими звёздными ночами,

мы никого не замечали, мы слушали тайгу и море,

мы верили, что нету горя, так жить до старости возможно,

и по другому - нам не можно.

Отец и Мама – работяги , на трёх работах, как в натяги,

и я в четырнадцать пошёл, работу для себя нашёл,

на базе овощи таскал, гнильё в мешках перебирал, трудился летом

и гордился, своею первою зарплатой, которую в семью принёс,

соседям всем утёр я нос.

Учившись в школе, как всегда, имел проблемы иногда,

прилежностью не отличался, был пацаном, мог и подраться,

но с книгами дружил я крепко, писал стихи, хотя и редко,

на музыку мог положить, любил творить, хотел так жить.

Мне нравилась судьба героя, писал об этом, пел и стоя - читал стихи

в кругу друзей, чего скрывать, давай налей! мы взрослыми

себя считали, всё впереди и не устали, ночами вьюги и зимы,

костёр, гитара – это МЫ.

Я часто это вспоминаю, храню в себе и понимаю, что

лучшее осталось там и я ту память не отдам.

Спортивные мои успехи, висели в школе, как доспехи,

эстраду знал и полюбил, вокальной группой порулил,

но всё равно я продолжал, стихи писать, я к ним бежал,

мне разговаривать так легче и в рифму жить гораздо резче.

И параллельно с музой в дружбе, я бредил о военной службе,

я дважды счастья попытал, УВЫ – на срочную попал.

Я осенью ушёл служить, попал в разведку – можно жить,

к порядкам новым привыкая, скучал по дому и по Краю, по морю

свежему, тайге, костру, гитаре и ТЕБЕ – стихотворению творить,

писать, читать и говорить, но всё затихло и прошло, в заботы

новые ушло.

Служить – ни песни говорить, где оборвалась эта нить?

Там караул, здесь под землёй, ученья, стрельбы, часовой,

и так днём, ночью, с часа, в час, к войне готовят они нас,

учить искусство боевое – и только так, и не другое.

Солдатский год я прошагал, в погранучилище попал,

где нас в системе КГБ учили воевать в тройне.

Науку постигали в поле, зимой и летом и по ВОЛЕ,

я добровольно туда пришёл, своё призвание нашёл.

В Москве учиться все желали, нам там условия создали,

желанье есть – бери- учись, а вдруг не хочешь – уберись.

И в тот период победил, я все театры посетил, был на концертах,

вечерах, гулял в Москве – не торопясь, опять как муза возродясь,

писать стихи я начал жёстко, всё убедительней и хлёстко, но

никому не говорил, в себе я рукопись хранил.

Наверно просто не хотел, нельзя – сказать, что я боялся,

но тайною для всех остался.

Студент, курсант их не сравнить, науки разные зубрить,

быть может чем-то и похожи, но это - ни одно и тоже.

Студент – свободный холостяк, курсант – военный - как ни как,

живёт в казарме – не пустяк, помимо лекций и учёбы,

к суровой жизни мы готовы, а это каждого судьба,

свободно выбрана она. ТЯЖЁЛЫЙ ПУТЬ, НЕ БЕЗ ПРИПОНА –

- ДО ЛЕЙТЕНАНТСКОГО ПОГОНА.

Четыре года, как два дня, промчались вихрями крутя.

Из тех пятьсот, что начинали, дай бог три сотни до - шагали,

остались ,самые – такие, в границе брешь заткнули ими,

служить отправились они - ГРАНИЦЫ ВЕРНЫЕ СЫНЫ.

Последний раз, чтоб вспоминали, честь Красной Площади отдали,

зеленным полем прошагали, потом фуражки в верх бросали.

То был последний день юнца, а дальше взрослый – до конца.

День юности моей и детства – ПРОЩАЙ КУРСАНТСКОЕ КАДЕТСТВО!

И так, попал - всего не зная, в холодный омут Забайкалья,

не облететь просторы птице, ПРИВЕТ КИТАЙСКАЯ ГРАНИЦА!!!

«В РУЖЬЁ», проверки и наряды, не надо мне другой награды,

не каждый может по хвалиться , ходить по краю, по границе.

Ответственность большая есть, ведь за ПРОРЫВ ты можешь сесть.

Всего, что было, не отнять, но искренне могу сказать,

служить мне было интересно, поверь - читатель, стих мой честный.

И даже в зимнюю пору, морозом в давленный - в снегу,

лежал в «СЕКРЕТЕ», наблюдал и мысленно стихи писал,

мечтал – читал и отгонял, усталость - слепоту из глаз,

считал уверенно в тот час, что Родине не быть без нас.

Весной попал я на заметку и в вскоре принят в контрразведку,

стремительный круговорот - работы там не в проворот.

Носился я по всей границе, что делал? – тайная страница,

но иногда мне было жутко, отдавши дань смертельным суткам,

особенно когда был взят, заложником, - ИСЛАМСКИЙ БРАТ

намерен был всех захватить, чужие жизни прихватить,

бежать домой он собирался, там КАРАБАХ, он в бой собрался.

Предусмотрел всё мусульманин, но не учёл, что христианин,

давно их банду просчитал, себя в залог, ему отдал и

убедил его остаться, от преступлений отказаться,

уговорил и победил, но было страшно, я без сил…

Затем история другая, ловил валюту из Китая,

брал контрабанду, сук продажных - границей торговавших важно,

себя под пули подставлял, но никогда не проклинал,

чекистскую свою работу и я НЕ БРАЛ! и НЕ ПРОДАЛ!

а РВАЛ продажную сволоту.

Семья конечно пострадала, жена совсем седая стала,

и сын в дорогах только рос, семь операций перенёс.

Отправил их домой скорей, там безопасно – без УПЫРЕЙ.

Рутинной службу не измерить, карьерный рост не предсказать,

известный ПУТЧ всё перемелит, поверь, не знаю, как сказать, работу

органов отменит, иудам даст короновать.

Я понял сразу - ИМ не нужен, Державный пёс уже простужен,

короновать ведут ИУДУ – СЛУЖИТЬ Я РАД, СЛУГОЙ НЕ БУДУ.

Горбатый всё подстроил лихо, страну развёл, а где же МИХА?

Оставил нас ни с чем и ТИХО! обрушилась на нас БЕДА, исчез СОЮЗ

наш навсегда.

Остался я без ГОСУДАРСТВА, страна поделена на царства и

ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ ОФИЦЕРУ? СЛУЖИВШЕМУ ТЕБЕ ЗА ВЕРУ.

Исполнил я отца завет, в ОКРАIНУ пришёл, где дед,

расстрелян был по комиссарски, носил мундир он генеральский.

В Краiне принят был тепло, работу дали, что ещё? но не было

уже такого - оперативного «задора», да и «простора» тоже нет –

- есть отрицательный ответ.

Я часто думаю о том, зачем пришёл я в этот дом?

И нахожу один ответ – ОБРЁЛ СТРАНУ – ИНАЧЕ НЕТ!!!

И я ушёл, как и не жил, на стол погоны положил,

до слёз обидно, страшно было, что служба навсегда уплыла.

Мне до сих пор граница снится и не могу я примириться,

к коммерческой своей карьере, был офицером, в самом деле.

Ведь никогда не мог представить, что стану штатским,

но ОТСТАВИТЬ! нудоту мокрую закрыть, по офицерски

будем жить.

В коммерции стезя иная, особенно когда «родная»,

разводят брата – украинца, сыны – коммерции, паршивцы,

лохов кидают на убой, оставив только на пропой.

И мне пришлось идти такой, «кидково – рыночной» тропой.

Создали мы своё агентство, юриспрюденция, наследство,

и слушая людскую брань, узнал, как поступает СРАНЬ и

управляет повсеместно, бандитский клан, а мы из теста,

лепи болванчика и петуха, навариста из нас уха.

В кустах теперь не отсидеться, мне от судьбы никак ни деться,

на службу призван я опять, вот только ИМ в меня стрелять.

Пошёл я смело в депутаты, чтоб саранчу гонять от хаты,

в шестом году я взял «кайло» - ЗАДАВИМ ЖИРНОЕ ХАЙЛО!

Ожесточённо - надоело и я пошёл в святое дело,

пока районы я топчу - готовлюсь к битве, не ропчу.

Чтобы в Верховную попасть, людской душе не дай пропасть,

в низах мы будем начинать, на правый бой Вас подымать.

И не жалею не о чём, моя карьера не причём,

ведь выбрал я передний край - служи и прошлое отдай,

для дела - что меня не знало и вновь как в армию призвало.

Пора быть может завершать, хотя мне есть о чём сказать,

но это во второй главе, читатель жди, доверься мне.

Я многого тебе не дал, как мог, сказал, как знал - читал,

вместить в страницу полный путь попробую когда-нибудь,

ИСТОРИЮ МОЕЙ ДОРОГИ, ХОЧУ ОСТАВИТЬ НА ПОРОГЕ.

Полтинник возраст, всё едино – моя итогова картина,

читателю – передана, врагу и недругу дана.

Не будут спать ОНИ спокойно, пока мой стих звучит УБОЙНО,

читаем силой и умом, где побеждает правда в нём,

судья с повинною во всём, идёт к закону на приём.

Такие вот мои стихи, читатель ты меня прости,

за резкость СЛОВА – ТОПОРА, как ненавистна мне ПОРА,

сезон туманов и дождей ,преступно – клановых вождей,

запутавших мою судьбу.По лунному календарю – Я БЕЛЫЙ ТИГР!!!, Я ПОЙМУ!

Своею смертью не умру, но по дороге в ту могилу,

слова оставлю и подвину - ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС МАЖОРОВ,

ТЕАТР – СМЕРТИ БЕЗ АКТЁРОВ.


Оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 21 раз(а)






Воспоминания


Что пишут читатели:



Иван (2020-11-15)
Все верно. Страна разрушена, связи порваны, родственники не могут навестить друг друга. Хорошо, если есть силы встаь, "отставитьнудоту" и продолжить жить. А ведь так могут не все, вот и перебиватся с хлеба на воду.
Дильбар (2016-10-09)
Спасибо."Моя дорога" - это, не только Ваша дорога, но и наша дорога.
Мы тоже стали чужестранцами в своей же стране. Сколько вокруг изломанных судеб.

К началу станицы