Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Хоровод

 Что такое “развитый человек”? Кого мы так называем? Начитанного? Много знающего?

 Разбирающегося в современных технологиях?...

 Думаю, в сочетании со словом “человек” такого объяснения будет недостаточно.

 На мой взгляд, развитый человек – это тот, кто обладает способностью почувствовать и понять другого человека точно так, как и себя самого. Мало того, он стремится к этому! Это является для него смыслом жизни! Как минимум – главной и очень важной частью жизненного пути. Я так думаю…

 

  Уютно попивая сладкий душистый чай и раскачиваясь в такт набравшего скорость поезда, я восхищенно любуюсь невероятно-высокими снежными елями, танцующими быстрый танец-хоровод. Там, за окном, в бело-черных тонах, словно взявшись за руки, плотными рядами, на долгие-долгие километры протянулись невероятно-восхитительные российские леса. У меня создается ощущение, что именно там, за окном, все движется и перемещается с невероятной скоростью, а я наблюдаю за происходящим из своего неподвижного состояния. От мелькающих снежных еловых лап появляется боль в глазах, но я не могу оторваться от этой восхитительной картины, напоминающей мне о вечных ценностях, о могуществе природы, о тайнах мироздания.

 Ели продолжают и продолжают двигаться: все та же безукоризненная осанка и величавое достоинство, а я чувствую, что устаю и не в состоянии больше смотреть в окно! Мне очень жаль, но почему-то я все же перевожу взгляд на своих попутчиков, менее величавых, но жутко умных и все знающих: уже несколько часов подряд каждый из них уверяет, что только его принципы и позиции способны осчастливить человечество.

  Невероятным образом что-то переключается в моем сознании, и я начинаю слышать их беседу, вникая в содержание.

 Бородач четко и ясно выговаривает каждое слово, каждую букву, подает текст, что называется, назидательно, и от этого его речь выглядит весомо, не зависимо от содержания. Он очень напоминает священника: спокоен, держится достойно, движения взвешенные. Похоже, он нашел свое место в жизни, и его не влекут другие, противоречивые желания и мысли, поэтому так удобно и легко рассуждать о необходимости смириться и терпеть. Честно говоря, бородач не призывает к этому обычными словами, но постоянно цитирует непонятные сложные отрывки (вероятно, из Писаний), разбираться в которых можно только, смирившись и отстранившись от повседневного течения жизни.

  - Вам хорошо рассуждать! Вы за это зарплату получаете! А вот мне деньги платят совсем за другое! – интригующе сообщил мужчина в порванных по моде джинсах, которым никак не соответствовала верхняя часть одежды – строгая рубашка, галстук и пиджак. Мужчина подергивал ногами, глазами и губами. Казалось, он все время что-то или кого-то ищет, и от этого внутренне очень напряжен. За что ему платят деньги, он так и не сказал, а вот активную жизненную позицию продемонстрировал гордо и уверенно:

  - Заставьте людей работать, и вы решите все социальные, экономические и политические проблемы!

  - А кто заставит работать тех, кто должен заставить людей работать? – ой, это я вставила сходу и тут же пожалела, что ввязалась в непонятный разговор. Порванные по моде джинсы развернулись в мою сторону, и их владелец начал подробно излагать систему под названием “Заставил сам – помоги товарищу!” Я попыталась вернуть взгляд в сторону елей и сказочно-гармоничного мира природы, но дергающиеся глаза и губы цепко держались за возможность образумить меня и не дать прозябать у окна.

 Пухленькая немолодая дама (именно дама – соответственно количеству драгоценностей и наличию шляпки и перчаток) сочувствуя, и с интересом смотрела на меня. Ее большие, тщательно ухоженные накрашенные глаза отражали две золотые цепочки разной величины, кулон-медальон, знак зодиака “рыбы” и толстые серьги-кольца, что не давало никаких шансов рваным джинсам. Исключительно дорогое нарядное платье смотрелось в поезде не совсем уместно, но, вероятно, хозяйка умышленно пускала в ход арсенал своего гардероба, “чтобы не пылился зря”.

  - Если человек не умеет заработать деньги, то никто его не сможет заставить! – неожиданно прозвучало резюме. Хозяин рваных джинсов на секунду замолчал, пытаясь уловить смысл услышанного и связать со своей концепцией. Дама, вероятно, не раз вышибавшая оппонентов таким умозаключением, подмигнула мне и взяла инициативу в свои руки.

  - Я своему мужу сказала: “Женщина должна быть женщиной. Кто создает в доме уют? Кто способен пожалеть и посочувствовать, приготовить и покормить? Семью и дом не заменит ничто!” Вот он и зарабатывает! Мне хватает! А как, где и каким образом – меня это не волнует!

 Почему-то все разговоры, даже самые философско-интеллектуальные, потихоньку переходят на тему зарабатывания денег. А начиналась беседа вроде бы о смысле жизни…

 Я поспешила повернуть голову к окну, но, к сожалению (или к счастью), картинка за окном переменилась: поезд сбавил ход и притормаживал. К хороводу подключились домики, дороги, заснеженные огороды, шлагбаум и, наконец, перрон, на котором оживленно суетился длинный ряд старушек с весами, ведрами, мисками и тазиками. Черно-белая картина запестрела яркими красками: зеленые квашеные огурчики, светящаяся капустка с морковочными вкраплениями, румяные пирожки, блины, поджаренные до ярко-коричневой корочки цыплята: все это разворачивалось и распаковывалось.

  - Еще тепленькие, пожалуйста! С капустой? Есть и с мясом! – доносилось с перрона, на который высыпались пассажиры.

  - Ельнино - стоянка пять минут! – наконец объявила проводница.

 Я решила, что успею, и тоже выбежала на перрон.

 Поджаренный цыпленок и в самом деле был еще горячий! Как и где его готовили, как доставили в горячем виде к поезду – остается загадкой.

 Заснеженная морозная маленькая станция. Здание вокзала напоминает небольшой барак. На перроне никого, кроме толстеньких укутанных старушек (или не старушек – сложно разглядеть под грузом одежды). Суматоха необыкновенная! У нас у всех есть пять минут - чтобы показать-предложить товар, оценить-взвесить-купить, расплатиться, протиснуться сквозь беспорядочно-движущихся пассажиров и подняться по лесенке в свой вагон.

 После пасторального созерцания заоконной картины и убаюкивающего ритма поезда, у меня даже голова закружилась. Быстро расплатившись, я повернулась к вагону. Пара шагов – и я уже на лесенке…

  - Тетя, а что это у вас такое? – тетей меня мог назвать разве что совсем малыш, поэтому я даже сразу не поняла, что этот вопрос ко мне. На левой ладони у меня распластался ароматный цыпленок, а правой я уже держалась за поручень, преодолевая невероятно-высокую первую ступеньку. И уже с этой ступеньки я разглядела малышку (думаю, что это была девочка, хотя…) – маленький комочек-колобок, завернутый в поразительные лохмотья! Девочке года четыре. Трудно сказать точно. Старый облезлый платок окутывал голову и шею несколько раз, огромные ботинки с огромными дырами, вместо пальтишка – изрядно поношенный жилет, а поверх него – мужской пиджак, жутко грязный, лоснящийся от старых пятен.

 Маленькое личико просматривалось с трудом, а вот взгляд отрешенно-нежных, спокойно-грустных и удивительно глубоких глаз глубоко проник в самое сердце и отпечатался в моей памяти навсегда.

 Я не успела сообразить и среагировать, как огромный толстяк с двумя пакетами пирожков втолкнул меня в вагон со словами: “Шевелись, шевелись!” Пассажиры в один момент рванулись к вагонам, поезд пшикнул, перрон медленно поплыл, старушки заторопились к зданию вокзала. Маленькая девочка, голос которой еще звучал в ушах, а вопрос остался без ответа, покорно стояла и провожала нас взглядом. Она была одна. Рядом с ней никого. Откуда? Почему? Зачем спросила? Конечно же, хотела кушать! А я даже не ответила! А какой должен был быть ответ? Без слов протянуть ей цыпленка?!...

 В голове у меня перемешались вопросы, ответы, мысли…

 Болезненное ощущение невероятной несправедливости, жуткого стыда, ноющей жалости – все переплелось. Я была подавленна.

  - Ну, и почему это мы не кушаем? – бородач уплетал мясные пирожки, запивая пивом. Даме он притащил такого же цыпленка, и она увлеченно ела, не замечая никого и ничего.

  - Вкуснятина! В городе таких цыплят найти невозможно! Уже ради этого стОит путешествовать на поезде! – дама выглядела очень довольной и веселой.

  - А вот наша соседка до сих пор не оценила, и нетронутый цыпленок странно смотрится рядом с косточками своего собрата, - глупо пошутил бородач, и от него пахнуло пивом. В этот момент в купе вошел хозяин рваных джинсов.

  - О! А мы решили, что вы отстали от поезда! – все так же весело продолжала дама.

  - Ну, ну!...Нам не положено допускать такие промахи! Да и как же я оставлю вас?! – наверное, тоже весело и с юмором ответил мужчина. Он держал в руках охапку всяких пакетов, бутылочек и баночек. В купе запахло копченостями, лимоном и мужским парфюмом.

  - Ну, деревня, подвигайся!...Прошу к столу! – мужчина слегка отодвинул цыпленка и разложил на столике содержимое пакетов: икра, колбаски, цитрусовые, какие-то напитки, конфеты…

  - Да вы настоящий мачо! – среагировала дама, - а мы так наелись…! Давненько я не ела такого деревенского, домашнего.

  - Ничего! Дорога длинная. Потихоньку будем корота-а-ать! – вместе с долгим А от мужчины потянуло крепким спиртным. – Почему грустим? – он задорно обернулся в мою сторону. Похоже, тема “Заставьте работать!” его уже совсем не интересовала.

  - Да видела я эту нищенку! Портят аппетит людям, шляются по поездам, а у самих, небось, в домах все обставлено и упаковано! Еще и детей подсылают. Думают, что разжалобят нас. Нашли дураков! – у дамы гневно засверкали глаза.

  - А впечатлительные особы отказываются от обеда? Не…так нельзя! Мало ли на земле нищих и голодных! Так что же теперь нам всем делать? Самим голодать?! Это не выход! – мужчина кокетливо пододвинул ко мне еду и икнул.

  - На все Воля Божья! – отрезал бородач и стряхнул крошки с бороды.

 Поезд набирал скорость. За окном вновь закружили в хороводе ели, отмеряя время и расстояние. Поезд все дальше и дальше отдалялся от маленького грязного комочка с грустными глазами и тоненьким голоском, и, возможно, приближался к другому такому же комочку…

 Я смотрела в окно, слушала беседу повеселевших попутчиков, но мои мысли и чувства были там, на далеком перроне… или девочка присутствовала здесь, в вагоне?...

 Наверное, наши чувства находятся в одном пространстве, рядом, все вместе, а мы пытаемся уехать, отдалиться, забыть… А что значит “забыть”? И нужно ли?...

 

 

 

 

 

 

 


Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 9 раз(а)






Рассказы



Что пишут читатели:


(последние 10 комментариев)

Константин (2012-12-21)
Как много таких историй, связанных с угрызением совести, что что-то в спешке не успел сделать или сказать, чтобы утешить чьё-то горе, как будто до этого не было времени сделать какое-либо доброе дело. Проще сказать, какими теперь стали чёрствыми и безразличными люди – даже посочувствовать не хотят, хотя и раньше было то же самое, просто об этом редко кто писал или говорил. А теперь, просто говорить об этом стало не стыдно, даже считается это своей личной заслугой. Могу предложить также несколько историй из своей походной жизни, которые мало кого интересуют на СМИ2, где почти каждый озабочен только своей кармой и достигнутым уровнем за счёт примитивных комментариев со словарным запасом меньше, чем у «Людоедки Эллочки», одного из самых интеллектуальных персонажей Ильфа и Петрова.
Подробнее:
smi2.ru/Konstatin_Ko%D1%85anov/c997359/?inv=2437162

Константин, что Вы хотели сказать своим комментарием? Карма, людоедка, Ильф и Петров...О чем Вы?

^ Наверх


Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование