Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

Память о блокаде

В блокаду было мне шесть лет.

Оставила Блокада жуткий след!

Я помню ясно это время,

В душе осталось до сих пор то семя.

И породило ужас навсегда!

Ужасные военные года…

Этаж я помню пятый четко.

А также – в платке тетку…

Что рядом с нами там жила.

И память страшная о ней жива.

И сына её, мальчика лет десяти.

Пересекались наши с ним пути.

Он надо мною шефство взял!

Когда одна была, он помогал!

А бабушка в очередях стояла.

…А долю хлеба – уменьшали…

А мать на службе на военной занята.

Беду переживала вся страна.

А я – одна дома лежала…

Вернется ли бабуся, я не знала…

Дежурство Славик вел на крыше.

А тетка зыркала, как мышка,

С покойников, снимая все подряд..

И не стеснялась тех ребят,

Дежурство что вели, её же и спасая.

О жизни о своей, конечно, забывая.

Работала та тетка Управдомом.

Ходила по квартирам и по дому.

Была сыта всегда, бодра…

И посещала тех, кто жив был лишь вчера…

И вещи их к себе сносила

Полна уже была ее квартира.

Но мало ей! Еще хотела.

И – драгоценности имела,

Тащила и картины, и – рояль!

Жестоко-твердою была, как сталь.

Все вещи, ценность, что имели,

Уж перебраться к ней сумели.

О Сыне не вспоминала.

Самостоятелен он, - знала!

Не по годам дети взрослели.

Отдать были готовы все, что имели.

Ответственность на них лежала.

И старым, немощным и малым детям помогали.

Налет немецкий был однажды.

И Славик забежал к нам дважды.

А бабушка еще домой не возвращалась.

И сердце болью у меня сжималось.

–Или кусочек хлебца принесет?

Или – не дойдет, сама умрет…

Но Славик меня успокоил,

И сам на редкость был он стоек.

И тут снаряд попал в соседнюю квартиру.

Камин наш развалился, и увидела в стене я дыру.

Стены, почти что нет! Там до обстрела был сосед:

Хороший, добрый старый дед!

Остались от него лишь ноги….

А – дальше голова торчала на пороге…

С остекленевшими глазами. – Где же были Боги?

И жутко стало мне от той картины…

А мне осколок повредил ботинок.

Нога почти не пострадала.

Перевязал ее мне Слава.

И – улица в дыре виднелась ясно.

А в небе солнце уж почти погасло.

И – след крови на снегу…

А я лежу и не пойму…

Покойников тогда по улицам везли,

Зашитых в белые простынки.

И трупы собирали до зари,

Не справить было нам по ним поминки.

В Неву бросали. И там могила их!

Хотя б спасти еще живых!

…А бабушки все нет! Я знала, что умру!

НО бабушка пришла к утру.

Три ночи и три дня за хлебом простояла.

И, наконец, пришла! Но принесла так мало…

И – холод лютый на дворе! Ведь стенки нет!

Принес мне Славик старый плед,

Два одеяла и– матрац! Накрыл меня.

… А голова – как из огня…

Но выжила все ж я тогда!

И помню Славика всегда!

Убит от взрыва бомбы был!

Других спасал, себя забыл.

Фугаску не успел столкнуть он вниз.

Та зацепилась за карниз.

И взрыв потряс весь дом.

И он погиб при взрыве том.

… А тетка смерти сына не заметила.

Жилье и шмотки продавала. Была весела.

Мы в бомбоубежище переселились.

До лета там и приютились.

А там пошла трава, крапива…

И жить стало не так тоскливо.

Варили суп! Немного ожили…

Хотя мы с мертвецами были схожими.

Но все ж – живые! Солнце в жизни помогает!

Ведь вся природа оживает!

Юлия Шенкман.

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 26 раз(а)






Стихи


Что пишут читатели:



К началу станицы