Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Синее солнце

 

 

 Мария жила в Москве в двухкомнатной, скромно обставленной квартире. Работала учительницей русского языка и литературы. Это была полноватая светловолосая женщина с потухшим взглядом голубых глаз. Очки в толстой оправе портили миловидное лицо. Некрасивой Марию нельзя было назвать, но без изюминки, не имеющая себя подать. Носила обычно тёмный деловой костюм, белую блузку и удобные, на низком каблуке туфли. Личная жизнь не сложилась вероятно потому, что у неё начисто отсутствовало умение очаровывать мужчин. Они уважали её как хорошего человека, но не замечали в ней женщину. Мария к этому привыкла, смирилась и давно отбросила мечты юности о любви, нежности, взаимопонимании, браке. Когда-то давно она любила. Тогда ей было шестнадцать. Она не знала точно, взаимно ли. Её избранник, Саша, жил по соседству и при встречах тепло улыбался. Жизнерадостный симпатичный паренёк с карими глазами, озорно сияющими из-под густого тёмного чуба. Он был старше на несколько лет, и Мария с обожанием смотрела на него широко распахнутыми влюблёнными глазами. Саша шутливо называл её своей невестой и относился к ней снисходительно-ласково. Мария мечтала о нём ночами, строила радужные планы на будущее, мысленно примеряла белое платье невесты и фату. Но надежды обманули её. Саша погиб в Афганистане. Его привезли домой в цинковом гробу. На похоронах собрались представители военкомата и власти, родственники, соседи и друзья погибшего. Мария до сих пор помнила этот день. Все вокруг плачут, а у неё нет слёз, она не осмысливает происходящее. Мать Саши падает на крышку гроба, рыдает и отчаянно зовёт сына, словно он может услышать её и вернуться назад, в этот мир живых. Вот гроб опускают в яму. Комья земли со стуком падают на крышку. Похоронная музыка разрывает сердце. И Мария вдруг ощущает невосполнимую утрату. Его больше нет. Больше он не улыбнётся ей, не помашет приветливо рукой, не заглянет ласково в глаза, не назовёт своей невестой. А весна, такая ранняя в том году, уже пробудила к жизни природу ─ зеленеет на газонах трава, в любовном призыве заливаются птицы, пышно цветут сады, в воздухе пьянящий аромат цветов, ослепительно сияет солнце. Всё поёт гимн жизни и красоте. Но в этом мире теперь нет его, Саши.

  ***

 Мария окончила школу, поступила в пединститут на филологический факультет. В педагогическом учились в основном девушки, парней совсем мало, и так сложилось, что Мария ни с кем не встречалась. А потом была практика в районном центре, где Мария тоже не смогла устроить личную жизнь. Затем преподавательская работа в средней школе. Годы пролетели незаметно. Она оглянуться не успела, как стукнуло тридцать семь. Одинокими ночами Мария мысленно обращалась к своему погибшему возлюбленному. Вспоминала их случайные, но такие важные для неё встречи. Саша был самым чистым воспоминанием её жизни. После недавней смерти матери Мария осталась одна на свете. Унылые зимние вечера она коротала у телевизора за проверкой тетрадей. Тоска сковывала её сердце, на глаза наворачивались слёзы, и Мария поспешно вытирала их, словно кто-то мог быть свидетелем её слабости. Она полностью отдавалась работе. Мария любила учеников, старалась привить им любовь к родному языку и литературе. Дети отвечали ей взаимностью. Их учительница обладала добротой, терпением, мудростью. Она была сдержанна и никогда не повышала на них голос. Умела внимательно выслушать и понять каждого. С коллегами у Марии отношения складывались по-разному. Как педагога её уважали и ценили. Как человек она казалась им замкнутой, не склонной к общению. Мария не была особо разговорчива, не любила сплетен и интриг, которыми грешит почти каждый коллектив. Женщины её лет все были замужем, погружены в заботы о мужьях и детях. Молодые и незамужние почти не обращали внимания на старую деву, и шептались за её спиной. Пожилые были любезны с Марией, но она не подходила им по возрасту.

 Когда у Марии значительно округлился животик, в коллективе сначала делали вид, что ничего не замечают. Только за глаза бурно обсуждалась эта новость. Больше всего коллег волновал вопрос ─ кто Он? Поскольку близких подруг у Марии не было, она ни с кем не поделилась своим секретом ─ что в кабинете брака и семьи ей предложили инсеминацию донорской спермы. Мария изменилась ─ похорошела, черты смягчились, лицо стало красивым, словно просветленным, в голубых, теперь лучистых, глазах светилась радость ожидания ребёнка. Ничто не омрачало её теперешней жизни, пока она однажды случайно не услышала разговор двух коллег в учительской. Это были химичка, Зоя Николаевна, седовласая ухоженная женщина, и молодая учительница математики, Ирочка. Последняя взахлёб рассказывала, что узнала, каким образом старая дева зачала. Об этом ей сообщила родственница, работающая в кабинете семьи и брака. Мария едва не задохнулась от унижения. Зоя Николаевна вовремя увидела её и гневным жестом заставила Ирочку умолкнуть. Та скованно извинилась и пулей выскочила из учительской. Зоя Николаевна усадила Марию на стул, налила из графина воды и протянула ей стакан. Мария пила маленькими глотками, пытаясь справиться со слезами, но они катились из её глаз неудержимым потоком. Зоя Николаевна обняла её за плечи, погладила пышные светлые волосы.

 ─ Ну, что ты, дурашка? ─ спросила ласково. ─ Это же такое счастье ─ стать матерью, а ты плачешь! Тш... тш... Не надо, Машенька... Это повредит малышу. ─ Зоя Николаевна приподняла её заплаканное лицо, заглянула в полные боли глаза и тепло улыбнулась. ─ Ты уже знаешь, кто у тебя будет?

 ─ Мальчик... ─ Мария улыбнулась в ответ и вытерла слёзы тыльной стороной ладони. Как давно с ней никто так не говорил! Как давно никто не утешал! С тех пор, как умерла мама, не было человека, который интересовался бы её судьбой. И удивительно, что это сделала Зоя Николаевна, которую она, Мария, считала холодной бездушной женщиной.

 ─ Как я за тебя рада, Машенька! ─ проговорила та и тут же спохватилась: ─ Мария Федоровна. Извините за фамильярность. Просто у меня дочь Вашего возраста.

 ─ Ну что Вы, Зоя Николаевна! Называйте меня по имени.

 ─ Когда в декрет? ─ с участием спросила химичка.

 ─ Вот пришла заявление написать. А тут...

 ─ Не обращай внимания! У Ирины Матвеевны язык без костей.

 ─ Так ведь она правду сказала... ─ стыдливо отозвалась Мария.

 ─ Ну и что? В каком веке мы живём? ─ Зоя Николаевна пожала плечами, потом наклонила голову и доверительно промолвила: ─ Знаешь, на мой взгляд, чем с кем попало, так лучше с помощью медицины. Это только говорит о твоей разборчивости.

 Прозвенел звонок. Обе учительницы заторопились в свои классы. После уроков Мария отнесла заявление о декретном отпуске директору. Вячеслав Григорьевич сердечно поздравил будущую маму и пожелал ей здорового ребёночка.

  ***

 Марии повезло ─ её сын, действительно, родился здоровым и крепким. Она с немым обожанием глядела на его пухленькие ножки и ручки, малюсенькие пальчики на них, смешной ротик, который широко открывался, когда малыш зевал. С роддома её забирали Зоя Николаевна и Вячеслав Григорьевич. Они привезли приданое для ребёнка ─ лазоревого цвета атласное одеяльце, распашонки, кружевной чепчик и пелёнки. А дома Марию ждал накрытый коллегами стол и теплые поздравления. Новоиспечённая мама была растрогана до слёз и сердечно благодарила сотрудников. А под вечер пришли ученики и притащили огромный букет сирени. Они с любопытством поглядывали на новорождённого и выражали восторги. Мария никогда ещё не чувствовала себя такой счастливой... и нужной. Она сидела за столом и с удивлением думала о том, почему же раньше не замечала, какие доброжелательные и чуткие у неё коллеги. Сына она назвала Александром, Сашей, в честь мальчика, которого когда-то любила. Она мечтала, чтобы её сыночек вырос таким же жизнерадостным, красивым и умным. Только бы его не постигла такая же страшная судьба!

 Время летело незаметно. Мария оглянуться не успела, как Сашенька пошёл в детский сад, а потом в школу. Рос он смышленым, любознательным и вечно находил уйму вопросов для своей мамы. Она охотно отвечала на них и с улыбкой смотрела в его озорные серые глаза. Малыш с обожанием глядел на свою маму. Она была самой красивой на свете и любила его. А ещё она всё-всё знала. И дети из класса говорили, что она самая добрая учительница. Сейчас они шли домой из школы.

 ─ Ма, а почему солнце синее? ─ спросил Сашенька, задрав голову к небу. На его пухлых губах играла очаровательная улыбка.

 ─ Оно разве синее? ─ переспросила Мария и тихонечко засмеялась.

 ─ Да! Вот погляди! ─ горячо отозвался сын.

 Мать подняла голову и зажмурилась. Ласковые лучи осветили её лицо. Оно было безоблачно чистым, одухотворённым, с него словно слетел налёт вечных проблем и тревог. Мальчик остановился и, открыв от удивления рот, с восторгом смотрел на неё.

 ─ Мама, у тебя сейчас такое лицо... ─ обронил растроганно.

 ─ Какое, сынок? ─ Мария опустила голову и взглянула на сына.

 ─ Теперь уже не такое! ─ разочарованно, почти обиженно проговорил он. Потом смягчился: ─ Ты была похожа на мадонну. Помнишь, на картинке в Библии?

 ─ На деву Марию? ─ Мать ласково потрепала сына по густым светлым волосам. ─ Нет, мальчик мой. На неё никто не может быть похож. Она святая...

 ─ Ты не ответила, почему солнце синее...

 ─ Мне оно показалось жёлтым.

 ─ А ты опусти ресницы и смотри долго-долго! Тогда поймёшь, что оно синее.

 Мария рассмеялась и вновь посмотрела на небо. Сашенька терпеливо ждал.

 ─ Ну, что? ─ не выдержав долгой паузы, спросил он.

 ─ Ничего не получается, родной... ─ виновато отозвалась она.

 ─ Ладно! Может, в следующий раз увидишь! ─ Малыш снисходительно улыбнулся и протянул ей руку. ─ Пойдём домой? Я кушать хочу.

  ***

 Всю свою нерастраченную нежность и любовь Мария щедро дарила сыну. Чтобы не травмировать ребёнка, она отказалась от предложения директора, Вячеслава Григорьевича, который несколько лет назад овдовел и хотел связать свою судьбу с доброй отзывчивой Марией. Он и к Сашеньке относился тепло, поскольку знал его с самого рождения. Но Мария даже мысли не могла допустить, что кто-то чужой войдёт в их маленькую, дружную, полную взаимного понимания семью. Да, и кроме уважения она к Вячеславу Григорьевичу ничего не испытывала.

  С Константином Александровичем Мария познакомилась в детской больнице. Он был хирург, что называется, от Бога ─ компетентный, внимательный, чуткий. Сашеньку с острым приступом аппендицита привезла в больницу скорая. Была угроза перитонита. Мария от страха потерять сына заливалась слезами и молила доктора спасти его. Он спас и весь реабилитационный период участливо следил за здоровьем мальчика. Сашенька шёл на поправку. Мать почти безвылазно находилась в больнице, и такая преданность сыну невольно вызывала уважение сурового с виду доктора. Это был замкнутый человек, немногословный, отдающий все свои силы работе. Больные и весь медперсонал уважали его. О его прежней жизни мало кто знал. Он ни с кем не сдружился настолько, чтобы открыться, рассказать о себе. Он был словно окутан тайной, которая создавала ему особый ореол. Кто-то слышал, что он спасал людей в Чернобыле и сам пострадал от радиации. Но точно никто ничего не знал. Константин Александрович был среднего роста, коренастый, начинающий седеть, светловолосый мужчина. В серых глазах его светились интеллект и доброта. Возраст неопределённый. Можно дать и сорок, и пятьдесят, а то и больше. С Марией доктор виделся каждый день и сам не заметил, как привязался к ней и её сыну. Эта мягкая, чуткая женщина затрагивала самые больные струны его души. Она была доброй... И преданной... Эти два качества он ценил в людях больше всего. Когда Сашеньку выписали, Константин Александрович несколько раз приходил к ним домой. Ему хотелось навестить больного мальчика, а ещё больше увидеть его мать. Мария неизменно встречала его с тёплотой и благодарностью. Она боготворила доктора, который спас Сашеньку ─ самое дорогое, что было у неё в жизни. Постепенно посещения врача участились. Мать и сын привыкли к нему. Константин Александрович приносил сладости Сашеньке и цветы его маме. Мария была тронута ─ ей никогда не дарили цветы мужчины. Она наивно думала, что Константин Александрович делает это из вежливости ─ он такой интеллигентный человек. Его частые посещения она приписывала исключительно заботе о маленьком пациенте. Ведь именно Сашеньке он уделял большую часть времени своих посещений. Константин Александрович рассказывал ему о дальних странах, обычаях разных народов, приносил книги для его возраста, а потом они вместе обсуждали их. Сашенька с нетерпением ждал каждую встречу с доктором. Кроме мамы, это был единственный взрослый человек, который интересовался его судьбой. К Марии Константин Александрович не проявлял особых чувств, относился к ней доброжелательно и ровно, может, даже подчёркнуто сдержанно. Он пока не решался признаться ей в том, что любит.

 Прошло полгода, в течении которых все трое ещё больше привязались к друг другу. Теперь они проводили вечера не только дома у Марии и Сашеньки, но совершали вылазки в музеи, кино, на природу. Однажды Константин Александрович пригласил мать с сыном к себе на дачу под Москвой. Это было чудное место рядом с лесом. Днём они собирали грибы, ягоды, а вечером устроили настоящий пир. Когда Сашенька, выбившись из сил, уснул, Константин Александрович бережно перенёс его в спальню, накрыл одеялом и вернулся в гостиную. Мария тепло улыбнулась. Она была благодарна ему за доброе отношение к сыну. От этой улыбки Константин Александрович почувствовал, как у него застучало в висках. Он протянул ей руку, усадил на диван и сел рядом.

 ─ Мария... Маша... Машенька... ─ проговорил с нежностью, взял её руки в свои и осторожно сжал пальцы. ─ Я люблю Вас...

  Мария ошалело смотрела на него, не в силах ответить.

  ─ Я давно хотел признаться Вам в этом, но не решался... ─ произнёс доктор и замолчал, словно собираясь с мыслями. ─ Я... Я хотел сделать Вам предложение, но есть одно обстоятельство, которое удерживало меня... Только одна причина... Серьёзная...

  ─ Вы пьёте? ─ спросила Мария. Она вдруг поняла, что хочет стать женой этого человека, несмотря ни на какие причины.

  ─ Нет, я не пью! ─ Константин Александрович покачал головой.

  Мария светло улыбнулась ему. Её щеки зарделись.

  ─ Я... Я должен Вам признаться...

  ─ Не надо! Ничего не говорите! Я согласна... Вы добрый, чуткий, внимательный человек, Константин Александрович... И нет такой причины, чтобы

  ─ Я... я ничего не могу, Машенька... ─ обречено произнёс он.

  Она вскинула на него глаза, пытаясь проникнуть в смысл его слов. Наконец, до неё дошло. Она вспыхнула и прижала его руку к своей щеке.

  ─ Это не причина... ─ обронила тихо. ─ Я хочу быть с тобой, Костя...

  Она впервые назвала его просто по имени и смутилась. Он ласково улыбнулся и с трепетом поднёс её руку к своим губам.

  ─ Машенька... дорогая моя, любимая... Единственная моя...

  Она порывисто обняла его за шею и прижалась к нему.

  ─ Я люблю тебя, Костя...

  Новость о том, что мама выходит замуж за Константина Александровича, Сашенька воспринял с восторгом. Именно о таком отце он тайно мечтал. Он любил дядю Костю. Они поженились через месяц. Жили в квартире Марии. У Константина Александровича была двухкомнатная в комуналке, и они решили разменять две квартиры на одну большую, но на это нужно время. Жизнь семьи складывалась счастливо с самого начала ─ здесь царили взаимная любовь, понимание, забота, нежность. Константин Александрович никогда не спрашивал о прошлом Марию, а она его. Они деликатно относились к чувствам друг друга.

  ***

 Как-то вечером Константин Александрович застал Марию в слезах. У него дрогнуло сердце ─ она была так трогательна, так беззащитна в своём горе. Он усадил её на диван, сел рядом, обнял и попросил всё рассказать. Как выяснилось, дело было в Сашеньке. Он играл с мальчишками во дворе и сцепился с одним из них, Петей, из-за какого-то пустяка. Тот презрительно глядя на него, обозвал его «ребёнком из пробирки». Сашенька мотал головой и доказывал, что он «нормальный, такой, как все дети». Петька вызывающе захохотал и выкрикнул, что у Сашеньки никогда не было отца, что он «искусственный». Дети подхватили его и с улюлюканьем загнали Сашеньку домой. Марии едва удалось успокоить его. Сейчас он уснул.

 ─ Господи... ─ обронил Константин Александрович. ─ Как жестоки бывают дети! Для девятилетнего мальчика это большое потрясение...

 Он успокоил плачущую жену, поднялся и пошёл в комнату ребёнка. Мальчик лежал на кровати с открытыми глазами и отрешённо смотрел в потолок. Его лицо было опухшим от слёз.

 ─ Сашенька... ─ негромко позвал Константин Александрович, сев на край его кровати. Мальчик бросил на него взгляд, затравленный и несчастный. ─ Ты не должен обращать внимания на глупых мальчишек. Не позволяй им обижать тебя!

 ─ У них у всех есть папы! ─ с болью промолвил ребёнок.

 ─ И у тебя есть папа...

 Сашенька приподнялся и ошарашено посмотрел на него.

 ─ Кто мой папа? ─ спросил недоверчиво.

 ─ Я, сынок... ─ Константин Александрович погладил его по щеке и мягко улыбнулся. ─ Просто раньше я не мог жить с вами. Я твой отец.

 ─ Это правда? ─ Глаза Сашеньки заблестели от слёз. ─ Ты не обманываешь?

 ─ Разве я когда-нибудь обманывал тебя? ─ спросил мужчина дрогнувшим голосом. Ему претила любая ложь, но эта была ложь во благо.

 ─ Нет, не обманывал... Ты уезжал в другую страну, да? Мне мама говорила.

 ─ Так сложились обстоятельства.

 ─ Мама говорила, что ты погиб...

 ─ Она так думала... Но я жив и вернулся к вам.

 Сашенька порывисто обнял его и заплакал. Теперь уже от счастья. Константин Александрович прижал его к груди и поцеловал в лоб. Он, действительно, любил мальчика. Ему казалось, что любил с той минуты, когда увидел его на операционном столе, распластанного, больного, заливающегося слезами от боли и страха умереть. В комнату вошла Мария. Сын обратил к ней сияющий взгляд.

 ─ Мама, мамочка! Ты почему не сказала, что дядя Костя ─ мой папа?

 Она открыла было рот, но тут же его закрыла, встретив предупреждающий взгляд мужа. Он подхватил Сашеньку на руки и подкинул вверх. Ребёнок залился счастливым смехом. Наконец, Мария пришла в себя от потрясения. Боже мой! Какой он добрый и благородный, её муж! Как лучезарно улыбается ему Сашенька!

 ─ Ты кормить нас будешь, дорогая? ─ спросил Константин Александрович, чтобы помочь ей справиться с нахлынувшими на неё чувствами. ─ И у меня есть идея! ─ Он загадочно улыбнулся. ─ Пойдемте после ужина в кафе-мороженое?

 Сашенька выразил по поводу идеи отца восторг. Мария глядела на мужа глазами, полными немого обожания. А Константин Александрович думал о том, что он самый счастливый человек на свете, потому что у него есть семья.

  ***

 Ночью в постели Константин Александрович, подложив руку под голову жены, думал о том, почему дети так сказали. Должно быть основание.

 ─ С чего мальчишки взяли? Как им в голову это пришло? ─ спросил негромко.

 Мария вся сжалась от его вопроса. Ему показалось, что она перестала дышать.

 ─ Это правда... ─ тихо отозвалась она. В её глазах стояли слёзы. ─ Я всегда боялась, что это выплывет наружу. Мне делали инсеминацию донорской спермы...

 Константин Александрович долго смотрел на неё, недоумевая, зачем красивой женщине нужно было прибегать к помощи медицины, чтобы зачать ребёнка? Он с сожалением подумал о том, что почти ничего не знает о ней, хотя они женаты уже год. Его мысли переключились на обиженного Сашеньку ─ умные серые глаза, полные слёз и отчаяния, густые светлые волосы растрёпаны. Бедный малыш... И вдруг в его мозгу вспыхнуло: «Боже... Ведь я когда-то был донором! Неужели...» Лицо Константина Александровича покрылось красными пятнами. Он приложил руку к сердцу и прикрыл глаза. Нет, это слишком хорошо, чтобы быть правдой...

 ─ Костя, тебе плохо? ─ с тревогой спросила Мария.

 Он покачал головой и вдруг отчётливо представил себя мальчишкой. И этот мальчишка был точной копией Сашеньки. Муж ласково провёл рукой по светлым волосам жены и заглянул ей в глаза.

 ─ Я говорил тебе, Машенька, как сильно люблю тебя? ─ спросил нежно.

 ─ Да, любимый... Я тоже тебя сильно люблю.

 ─ Почему ты не спрашивала никогда, что было в моей жизни раньше, до тебя?

 ─ Я думала, ты сам расскажешь... когда сможешь...

 ─ Я был женат... ─ отрывисто проговорил мужчина. ─ Но она меня бросила... После того, как я... заболел... Она хотела иметь детей... Я не мог ей дать этого.

 Мария молча обняла его и поцеловала в губы.

  ─ Единственный мой... любимый... ─ прошептала нежно.

  ***

 На следующее утро Константин Александрович мобилизовал все свои связи, чтобы узнать правду. Сашенька, действительно, оказался его сыном. Это был нежданный подарок судьбы. Константин Александрович и не надеялся когда-то стать отцом. Ему захотелось скорее увидеть сына, прижать к сердцу, услышать его голос. Он попросил одного врача подменить его и заехал за мальчиком в школу. Была перемена. Сашенька сидел на бордюре и играл камушками. Один играл. Мальчишки злобно косились на него со стороны и пересмеивались. Увидев отца, ребёнок радостно побежал ему навстречу.

 ─ Папа, папочка! Смотри, какой я камушек нашёл! ─ похвастал он и с торжествующей улыбкой оглянулся на мальчишек. Они озадаченно пялились на них.

 Константин Александрович подхватил его на руки и начал кружить. Мальчик весело смеялся. Солнечный луч играл его волосами. Сашенька задрал голову зажмурился.

 ─ Папа, какого цвета солнце? ─ неожиданно спросил он.

 Константин Александрович смотрел в небо, чуть опустив ресницы.

 ─ Оно синее, сынок!

 С минуту Сашенька смотрел на него в немом восхищении. Потом порывисто обхватил ручонками за шею и задорно засмеялся.

 ─ Оно синее! Оно синее! ─ радостно хлопая в ладоши, кричал он. ─ Синее!

 ─ Я люблю тебя, мальчик мой... ─ растроганно проговорил мужчина. В его покрасневших глазах стояли слёзы. Он прижимал к себе сына и повторял: ─ Я люблю тебя, мальчик мой... Я люблю тебя...

  06.06.05

 Нина Юдичева

 Гамбург

 

 

 




Рассказы

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 74 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр
E-mail(abelino@inbox.ru)