Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Михаил Ботвинник

 В его игре нет бури, шторма,

 Но в партиях - изящен и логичен.

 А где та грань, иль может норма:

 Всегда Ботвинник был мне симпатичен.

 

 В 1992 году позвонил мне брат Григорий и предложил поехать с ним в Педагогический институт имени Герцена, города Санкт-Петербурга на встречу с Михаилом Моисеевичем Ботвинником. Я с радостью согласился, так как слышал о нем и болел за него со школьных лет.

 Ему уже шел девятый десяток, и он являлся шестым чемпионом мира по шахматам.

 -Ботвиннику, безусловно, в черепную коробку постучал маразм, - проговорил я брату при встрече. Наша бабушка, как я припоминаю, в этом возрасте плохо соображала.

 -Не став всех в один ряд, под одну гребенку, - отмахнулся брат. – Михаил Моисеевич всю жизнь работал головой, напрягал мозги и маразм схватывает таких людей, если он и приходит, значительно позднее.

 Вскоре мы уже сидели в одной из аудиторий Педагогического института. На встречу с гроссмейстером пришло не более тридцати человек. Женщин среди них я не заметил.

 Ботвинник выглядел довольно бодро. Одет он был в серый шерстяной свитер, на его носу красовались допотопные очки. Говорил он не громко, четко выговаривая каждое слово. Вокруг него крутилось трое незнакомых мужчин.

 

 Председатель этой встречи напомнил, что Михаил Ботвинник является еще и семикратным чемпионом СССР по шахматам, создателем шахматной программы для компьютера, Доктором технических наук, заслуженным деятелем науки и техники, за свою жизнь сыграл в турнирах и матчах свыше тысяче партий, и из них проиграл менее десяти процентов.

 В те годы, когда гроссмейстер Ботвинник завоевал шахматную корону, с ним почти на равных сражались его ровесники: бывший вундеркинд Сэмюель Решевский, многократный чемпион США, и Мигель Найдорф из Аргентины, показавший при игре вслепую на 45 досках, поразительный результат - 39 побед. Интересно, что все шахматисты, в том числе и Ботвинник, родились в дореволюционной Российской империи. Только он - на Финской территории, а два последних – в Польше. Если бы не революция, две Мировые войны, голод, репрессии, Холокост – сколько бы еще гениев появилось на свет, вздохнул руководитель этой незабываемой беседы.

 

 Вначале Ботвинник очень коротко напомнил о своих встречах за шахматной доской с ведущими шахматистами тех лет: Капабланкой, Алехиным, Бронштейном, Смысловым, Талем, Петросяном, Геллером, Спасским... Заострил свое внимание на Фишере и Корчном. Он уходил как будто от вопросов о Карпове, избегал говорить о чемпионе мира Г. Каспарове.

 Гроссмейстер подчеркнул то, что цель шахматной игры – привести шахматного короля противника к гибели, поставить ему мат. И совсем не обязательно, что победитель за шахматную корону должен быть человеком высшей пробы. Он может быть даже сумасшедшим, психопатом, не окончить и школу, или черт знает кем. Главное в этой игре – результат, победа над противниками, только победа!

 -Я неоднократно имел беседу с академиком Натальей Бехтеревой, внучкой крупнейшего психиатра, и стал смотреть на людей чуть другими глазами, - чуть улыбнулся Ботвинник.

 В заключение он сказал:

 -А мне, если быть честным, мои успехи в научных разработках, чуть мешали шахматным выступлениям, подготовке к матчам, и, безусловно, отвлекали от шахмат. Я мог бы чаще принимать участие в соревнованиях, но не судьба. Такое непростое для меня было время! Даже в подготовке к борьбе с сильнейшим, молодым претендентом Михаилом Талем, я почти три года не участвовал в соревнованиях, писал Докторскую диссертацию.

 И смею предположить, что наступит такое время, когда машина человеку поставит «мат» не только в шахматах. К «шахматной» машине я имею непосредственное отношение...

 

 Затем на большой шахматной доске была продемонстрирована партия Керес-Ботвинник, сыгранная в 1941 году. Председатель напомнил, что Ботвиннику в то время было 30 лет, а Кересу – 25.

 Демонстрировал и комментировал эту партию малоизвестный мастер. В защите Нимцовича М. Ботвинник эффектной атакой, с жертвой пешки на 22 ходу одержал убедительную победу.

 Кстати, Керес в дальнейшем стал трехкратным чемпионом СССР, участником соревнований претендентов за шахматную корону.

 

 Вопросов к Михаилу Моисеевичу было ни мало, но отобраны из них - наиболее интересные: Вспомнили его встречу за шахматную корону с Давидом Бронштейном, 1951 года.

 -Если бы вместо Бронштейна, против меня играл какой-нибудь гроссмейстер, например Иванов, по силе равный Давиду Ионовичу, то результат был бы иным, промолвил Ботвинник. – Как мы помним, что фамилию Бронштейн носил и Лев Троцкий, а Сталин тогда был еще жив, Троцкого-Бронштейна он ненавидел и боялся, подослал к нему убийцу... Возможно, на гроссмейстера Бронштейна было оказано давление сверху.

 Вокруг моего матча с Василием Смысловым шла так же какая-та закулисная возня. Я старался в это не вникать. Многие же газетчики просто не догадывались, что мать у Василия Смыслова была еврейкой, он очень был похож на нее. А Смыслов же – галахический еврей, был верующим человеком, часто заглядывал в православный храм и как бы говорил: какой же я еврей!

 

 Кто-то спросил о том, что Михаил Таль при втором с ним матче перенес обострение почечной болезни и страдал от острых болей. Знал ли тогда Ботвинник о его страданиях?

 -Заявление в письменном виде от лечащего врача и самого Михаила Таля не поступало. Борьба и не только за шахматную корону, всегда бескомпромиссна и жестока. Такова человеческая природа. Противник временно становится врагом. Только сказочные герои ведут себя по-иному. Примеров из жизни великое множество! Макс Эйве, в подготовке к матчу с чемпионом мира А. Алехиным, брал уроки бокса. В любой борьбе необходимо быть агрессивным.

 Кстати, я, всегда, любил смотреть передачу «В мире животных». Хорошо запомнил такую сценку: как два козлика в горах сцепились рогами или из-за козочки, или каждый из них хотел быть первым, и упали в пропасть. Люди, как и эти копытные, дети природы, готовы биться друг с другом.

 Если матч с Талем был бы внезапно отложен, я мог бы просто перегореть, так вложил в его подготовку много сил. Как вы должны помнить, я же старше молодого противника на 26 лет, а это уравнивала и страдания молодого противника.…

 

 Был задан еще интересный вопрос: правда ли то, что он посоветовал Гарри Каспарову сменить фамилию отца Вайнштейн на фамилию матери – Каспарова?

 Ботвинник снял очки, протер их носовым платком и грустно улыбнулся:

 -Я даже не помню теперь, какую фамилию в те годы носил юный Гарри. Если я ему тогда и что-то советовал, то это касалось только шахматной игры. А как вы помните, советские шахматисты Д. Бронштейн и Л. Штейн достигли высот в этой игре благодаря огромному таланту. А Гарри Каспаров очень талантлив...

 В молодые годы на меня оказали влияние шахматные партии прекрасного шахматиста Акиба Рубинштейна из Польши, сделав ударение на «штейн». Он мог стать и чемпионом мира. Но психологически он не был готов к завоеванию вершины в шахматах и сгорел. Тот из вас, кто серьезно занимается шахматами, я советую изучить творчество Рубинштейна.

 Я знаю, что многие писатели и артисты сменили свои еврейские фамилии на благозвучные русские, даже изменили свои отчества, отбросив и зарыв, свои корни. Но я считаю, что их вскоре и забудут. Мне же никогда не приходило в голову взять фамилию матери!

 -Как фамилия вашей матери? – спросил кто-то.

 -Рабинович, Шифра Рабинович.

 В зале раздался легкий смешок.

 -Она была очень умной женщиной со сложным характером и прекрасной памятью. И мама неплохо играла в русские шашки, и, простите, в карты. Кстати – фамилия Ботвинник при переводе с украинского обозначает «зеленщик». Ее носили многие евреи Украины.

 -Жаль, - проговорил один из зрителей. Чемпион Мира - Михаил Моисеевич Рабинович звучало бы не так уж плохо. А анекдотов про Рабиновича стало бы еще больше...

 Кто-то проговорил:

 -Михаил Михайлович Жванецкий взял отчество – Михайлович. Как вы на это смотрите?

 -С иронией и с сожалением! Такого шахматиста я не знаю. Но хорошо помню то, что прекрасный чешский гроссмейстер Соломон Флор, взял имя – Сало. Такое имя для еврея очень странное и не кошерное…

 

 Кто-то из зрителей спросил:

 -Растут ли в стране будущие чемпионы мира и кто они?

 -Не скажу, после заминке проговорил Ботвинник. – Пока еще Гарри Каспаров в прекрасной форме, а Анатолия Карпова списывать я бы не стал. Я очень сожалею, что не состоялся мой тренировочный матч с Робертом Фишером, он довольно молодым вышел из игры, имея колоссальную потенцию. Молодого Фишера, юного Решевского, одаренных Алехина, Таля и Спасского среди молодых мастеров я пока не вижу

 

 Последний вопрос к Михаилу Ботвиннику я запомнил:

 -Скажите, пожалуйста: известный гроссмейстер Ефим Геллер по месту рождения является одесситом, экс чемпион Мира Михаил Таль – рижанин, гроссмейстер Марк Тайманов – ленинградец и так далее, а вы считаете себя куоккальцем, так как родились в поселке Куокалла, тогда - финская территория.

 -Вам я разрешаю так считать, - без улыбки произнес М. Ботвинник. Но Марк Тайманов не ленинградец, а харьковчанин.

 

 Я хотел задать вопрос этому, бесспорно, гениальному шахматисту о том, как он себя чувствовал шахматный король 50 лет назад. О чем он тогда думал, преследовали его страхи, когда набирали чудовищные обороты «Дело врачей», и людей только по одному национальному признаку, бросали за решетку, уничтожали, готовы были отправить заселять бескрайние просторы Чукотки и Магадана. Но заметив, его бледное под цвет свитера его старческое лицо, темные тени под глазами, отказался от довольно не нужного вопроса. Ответ я бы смог и сам сформулировать.

 

 Михаил Ботвинник, с едва заметной улыбкой, встал из-за стола. Оглядел всех присутствующих, едва заметно кивнул и под аплодисменты, в сопровождении двух здоровых молодых людей, первым покинул аудиторию.

 Мы с братом вышли на Невский проспект, и пошли в сторону метро «Гостиный двор». Он бережно прижимал к груди журнал «Шахматы СССР» с автографом Ботвинника.

 -Дома у меня не оказалось ни одной книги гроссмейстера, с сожалением проговорил он, пришлось найти старый журнал с фотографией Михаила Моисеевича, и на ней он расписался.

 

 Через три года, в начале мая 1995 года в газетах промелькнуло короткое сообщение, что в возрасте 84 лет, в Москве умер Михаил Моисеевич Ботвинник. Согласно его воле, он был кремирован и урна захоронена на Новодевичьем кладбище.

 Мы много лет назад переехали на постоянное место жительство в Германию. Когда я иногда звоню Григорию в город Кобленц, то обычно спрашиваю и о журнале с автографом М. Ботвинника. Я хотел только уточнить нашу встречу с легендарным шахматистом.

 Брат или молчал, или говорил, что журнал где-то затерялся среди его бумаг. И когда он его отыщет, то обязательно мне журнал перешлет. Но обещание его повисло в воздухе.

 

 Моисей Шенкман. Ratingen.

 




проза

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 15 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр