Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

Александр Алехин и Марк Тайманов

Алехин был всегда хорош!

Игра сверкала, как хрусталь,

А мысли, словно острый нож,

В глазах его разлита сталь.

Россия с ним играла в поддавки,

Он, молча, вытирал ее плевки.

И понимал, как шахматный Сократ,

Что скоро вся страна получит мат.

Чтоб стать великим в нашем мире,

Ты избегай в злословии участия.

Не станешь сам тогда мишенью в тире,

С улыбкой может улыбнется счастье.

Но если вдруг - оскал гиены,

Тогда жди в жизни перемены!

Тайманов – музыкант и шахматист,

Достиг высот в искусстве боя.

На сцене он еще артист,

Горело сердце в нем ковбоя.

Он в шахматах, и в музыке живет,

Следить за ним ведь – наслаждение.

Душа от радости общения - поет,

И продолжается в груди горение!

Александр Алешин с трудом переступил порог своей крошечной квартиры, в темноте нашел диван и прямо, во влажном от дождя плаще, свалился на него. Ходики на стене пробили два часа ночи.

Он в подпитии часто в ночное время возвращался из театра. Около двух лет Алешин играл в пьесе местного автора роль выдающегося шахматиста Александра Алехина. Пьеса носила название «Несостоявшийся матч». В этой пьесе гениальному гроссмейстеру бросил перчатку не менее талантливый шахматист Михаил Ботвинник.

-Ты Александр, просто рожден играть Алехина, - говорил ему режиссер, и возраст, и твое имя, и даже твоя внешность соответствует этому неординарному человеку, но только пьешь, я считаю, как сапожник, а не как выпивал твой герой. Тот пил с умом и не напивался до поросячьего визга. Кстати. На тебя поступила еще одна жалоба от соседей.

-Что вы об этом можете знать? – защищался обычно Алешин. – Великий Алехин и проиграл первый матч Максу Эйве потому, что очень любил спиртное. Но мне очень не нравится то, что он умирает в рассвете сил. Он даже не успел принять вызов Ботвинника. 23 марта 1945 года исполком ФИДЕ официально принял решение о проведении матча Алехин-Ботвинник, а 24 марта Александр Алехин умер. Я не желаю умирать на сцене, просто боюсь…

-Большая глупость, - возмущался режиссер, - тебе просто станет плохо во время еды и все. Асфиксию мы уберем. Но если еще раз тебя я увижу пьяным, своими руками по-настоящему задушу, а если выживешь, переведу в рабочие сцены.

-А пятидесятичетырехлетний Алехин должен был проиграть Ботвиннику, так как был старше его на 18 лет, - защищался Алешин. – Он же всего себя отдал шахматам, и они не прощают перерыва в борьбе. Я же играя Алехина, пропускаю его через себя, хорошо понимаю, что силы его уже не те.

-Что ты можешь понимать, лучше научись осмысленно передвигать шахматные фигуры. И отбросим ненужный спор, - продолжал режиссер. – Через 15 лет Ботвиннику также исполнилось пятьдесят лет, и он вернул себе звание в борьбе с очень сильным Михаилом Талем.

Алешин вздохнул, вспомнив разговор с режиссером, пошарил рукой за диваном и достал початую бутылку вермута. В ту же минуту на его живот со стоящей рядом тумбочки прыгнул крупный, гладкошерстный кот и громко замяукал.

-И ты усатый, также недоволен мной, - промолвил хозяин квартиры, с трудом поднялся с места и поплелся к холодильнику поискать что-нибудь съестное и для своего шумного друга.

Кот опередил его и первым подбежал к холодильнику и одним прыжком запрыгну на него.

Марк Евгеньевич Тайманов, известный советский междугородный гроссмейстер и пианист, на своей машине приехал в город Псков с концертными гастролями и поселился в гостинице. Он был однократным чемпионом СССР по шахматам, многократным чемпионом Ленинграда, постоянным участникам в командных первенствах Мира.

Прошел всего год, как он с разгромным счетом 6:0 проиграл в матче молодому американскому гроссмейстеру Бобби Фишеру. Тайманов считал этот день самым черным днем своей жизни. Он надолго выбил его из седла, почти парализовал его волю к победе. Его так же лишили звания «Заслуженный мастер СССР», запретили выезжать с концертами. Только музыка дома оставалась подругой и отвлекала его от тяжких мыслей. Даже фортепьянный дуэт с женой Любовью Брук был нарушен. Но когда американец стал чемпионом мира, разгромив Бориса Спасского, он успокоился и даже повеселел.

К нему номер зашел режиссер местного театра и приятель по консерватории, держа в руке книгу: Марка Тайманов «Защита Нимцовича».

-Наконец заглянул к нам, - закричал он с порога. – Я уже опасался, что ты уедешь на какой-нибудь очередной шахматный турнир. Мы уже и афиши заготовили.

-Надо было их давно развесить!

В рекламе я знаю толк. Напишу только одно слово – Тайманов и в зале соберутся любители и шахмат, и музыки, - засмеялся режиссер.

-Что за пьеса в вашем театре «Несостоявшийся матч»? – спросил гроссмейстер.

-Театральная постановка нашего автора об Александре Алехине. Последние три дня из его жизни. Матч его с Михаилом Ботвинником так и не состоялся. Он умер непобежденным чемпионом Мира в 1946 году. Да что я тебе об этом напоминаю, ты же об этом лучше меня знаешь.

Марк Тайманов молча кивнул, вдохнул и тихо проговорил:

-Мне тогда шел 21 год, и я так мечтал тогда только о том, чтобы увидеть этого легендарного шахматиста. Об игре с ним я даже не мечтал.

-А как бы окончился его матч с Ботвинником, если бы он произошел? – спросил режиссер, и в глазах его вспыхнуло любопытство.

-Учитывая возраст Алехина и относительную молодость Ботвинника, матч мог бы закончиться в ничью. Чемпион Мира был еще очень селен, хотя уже прошел пик своей мощи.

-Кстати, я давно хотел задать тебе вопрос, правда, ли и пианистом, и шахматистом надо родиться?

-Истинная правда, - засмеялся Тайманов, - не родившись, не возможно играть на рояли и в шахматы!

-Ты же хотел увидеть Александра Алехина? – усмехнулся режиссер. – Я сюда приглашу артиста, который играет в спектакле этого гроссмейстера, и ты с ним вволю наговоришься. Но обязательно поставь ему предварительно бутылку вина. Он тебе еще расскажет много занимательных историй из жизни своего героя. А дальше тебя будет ожидать сюрприз.

На следующий день к двенадцати часам в гостиничном номере Марка Тайманова появился человек около пятидесяти лет, большеголовый, светло-русый, выше среднего роста, в потрепанном сером костюме.

-Алешин, - представился он, - артист местного театра.

-Проходите к столу, - чуть смутившись, - проговорил гроссмейстер и быстро поставил перед ним бутылку коньяка.

-Днем не употребляю, - промычал посетитель. – Вечером мне надо быть в театре, как стеклышко прозрачным. Но если только рюмку-две и не больше. Хотя мой герой, извините, пил одно время по-черному, даже перед серьезной партией.

-Почему Александр Алехин отказывался приезжать в Советский Союз и принимать участие в любых турнирах? – спросил гроссмейстер.

Алешин одним глотком осушил рюмку и быстро проговорил:

-Кроме надвигающейся войны, были еще две причины: страх и ненависть. Он боялся Сталина и ненавидел советскую власть. Поэтому он не желал играть матч в Москве и как будто его намечали провести в Лондоне. И еще была одна причина, о которой мало кто знал. В Союзе у него жила внебрачная дочь 1918 года рождения. Он очень боялся ей навредить своим посещением, та как знал, как поступают с детьми «врагов народа».

Около года назад дочь Алехина приезжала в наш город, встречалась со мной. Она никогда не видела своего отца, но ей очень хотелось «его» увидеть. У нее подрастают два сына, но в шахматы они играют без особого успеха. Ее также зовут Александра, и она никому не пытается что-то доказывать.

У Александра Алехина был еще сын от первой жены, также Александр, он проживал в Швейцарии. О судьбе его ничего не знаю

В эту минуту в комнату вошел молодой человек высокого роста, по профессии педагог-гипнолог Павел Рожновский, племянник известного профессора В. Рожнова.

Он с блеском проводил сеансы гипноза и всегда подчеркивал: «Я не врач, лечебные сеансы не провожу, встречи со зрителями носят только просветительный характер. И по желанию человека могу заглянуть в глубину его памяти, вычеркнуть у него негативные мысли, настроить его на успех в жизни. За его спиной выросла фигура режиссера.

Они с интересом прислушивались к беседе Тайманова с артистом.

Гроссмейстер обратился к Алешину:

-Мне очень интересно все то, что касается Александра Алехина. Он же был первым чемпионом по шахматам в советской России, был из дворянского рода и боялся возвращения домой в Россию. Шли разговоры, что во время войны он сотрудничал с нацистами, хотя его третья жена Грейс Висхор, дочь миллионера из Америки, была еврейкой, и старше его - на 16 лет. Кстати, гроссмейстер в юности слышал, что американский маэстро Гарри Пильсбери в 1902 году провел сеанс на 22 досках вслепую, и это известие на него оказало огромное влияние. И через 31 год он повторил успех Пильсбери, сыграв вслепую на 32 досках против сильнейших мастеров.

Я был совсем недавно во Франции и посетил кладбище Монпаранс и видел могилу Александра Алехина. На надгробье имеется надпись «Шахматному гению России и Франции».

И хотел бы вам предложить сыграть со мной одну только партию, - продолжал Тайманов. - Эта ж была моя детская мечта сесть за шахматный столик с великим шахматистом. Вы на него действительно похожи и я буду безумно счастлив. На журнальном столике уже стоят шахматные фигуры готовые к бою.

-Нет, нет! Не могу, - поспешно пробормотал артист. На лице его выступили багровые пятна.

-Пожалуйста, я так мечтал сыграть с Алехиным.

-Я же, простите, повторю, не умею, никогда не держал шахматные фигуры в руке.

-Вы же настоящий Александр Алехин! Я не могу поверить в то, что вы не играете в шахматы! – воскликнул гроссмейстер.

-Да, я играю на сцене великого Алехина, я просто артист, затрудняюсь даже сказать, как ходит конь.

-Подойдите к столику, сделайте для меня хотя бы пару ходов, - попросил Тайманов. – Я вам помогу и подскажу, как скачет конь и движется слон…

Алешин взглянул на початую бутылку коньяка, налил себе еще одну рюмку и выпил одним глотком. Затем неуверенными шагами направился в сторону расставленных шахматных фигур.

К нему быстро подошел гипнолог Павел Рожновский.

-Александр Александрович, здравствуйте, - тихим, уверенным голосом проговорил он и положил руку на его плечо. – Вы чемпион Мира Алехин! Я вас сразу узнал. Вас сегодня Ласкер приглашает на партию. Вы играете белыми фигурами. Время пошло! Ваш ход, господин маэстро. Займите свое место за шахматным столиком. Вы – Александр Алехин.

Только не более двух секунд постоял неподвижно Алешин, затем вздрогнул, подошел к столику, сел на предложенный ему стул и быстро сделал ход Д2-Д4. Глаза его были широко открыты, губы крепко сжаты, по его лицу пробежала легкая тень.

Тайманов бросил тревожный взгляд на Рожновского, перевел его на Алешина и занял место напротив его, сделав ответный ход Д7-Д5.

Через несколько ходов выяснилось, что противники играют «Ферзевый гамбит».

До девятого хода партия развивалась аналогично, сыгранной партии в Цюрихе 1934 года, Алехин-Ласкер. (О начале этой партии в дальнейшем сделал пояснение гроссмейстер Марк Тайманов).

Но вскоре белые фигуры, которыми руководил артист, не пошли на рокировку. Алешин допустил ряд грубых ошибок и получил самый настоящий МАТ!

Гипнолог быстро подошел к артисту, повернул его лицом к себе, взглянул в его неподвижный взор и четко проговорил:

Вы хорошо слышите и понимаете мои слова. Я вас благодарю за яркую игру, за доставленное мне удовольствие. Вы приятно отдохнули во время шахматной игры. У вас хорошее самочувствие и настроение. Я сосчитаю до пяти, и вы окончательно придете в себя. Один… два… Вечером в театре вы станете настоящим гроссмейстером Александром Алехиным, и у вас появится интерес и к этой мудрой игре.

Алешин поднялся со стула, покачнулся и с недоумением посмотрел на расставленные шахматные фигуры и проговорил, обратившись к Марку Тайманову:

-Я, пожалуй, пойду. Рад был с вами познакомиться. К следующему вашему посещению наших краев обязательно научусь играть в шахматы. Почему-то раньше я об этом никогда не думал. Сейчас у меня появилось желания освоить эту замечательную игру.

Когда за артистом закрылась дверь, Тайманов обратился к гипнологу со словами:

-Вы же настоящий артист-виртуоз. Моментально ввели моего неожиданного гостя в состояния гипноза, а он, как мне показалось, даже не заметил. С вами опасно иметь дело. Расскажите, что это значит?

Я также не совсем понимаю механизм этого удивительного явления, - улыбнулся Рожновский. Любое объяснение будет не совсем точным. Я вашего сегодняшнего партнера просто подключил к той космической информации, к шахматной мудрости, из которой, возможно, черпал свои знания гениальный Алехин. Человека можно подключить и к математической мудрости, и он станет показывать удивительные знания…

Артист Алешин, с которым я провел сеанс, был под градусами, поэтому не выдержал свою роль до конца. Иначе, простите меня, исход борьбы мог быть иным. В этой партии, как вы говорили, Алехин добился убедительной победы.

-Вы меня удивили и убедили. В наших школах неплохо бы иметь своих гипнологов. Только, как на это посмотрят врачи?

-Медики смотрят отрицательно.

Марк Тайманов кивнул в сторону бутылки коньяка.

-Так же отрицательно, - ответил Рожновский. От выпивки я пока воздержусь. Сегодня встречаюсь со зрителями, и не хочу стать Сергеем Филипповым и начать свое выступления с вопросом: «Есть ли ум в голове?»

В тот же вечер Александр Алешин вышел на сцену в образе Александра Алехина. Он сыграл свою роль, как никогда: точно, элегантно и убедительно.

Моисей Шенкман. Ratingen.

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 33 раз(а)






Проза


Что пишут читатели:



К началу станицы