Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




ГЛАВНАЯ ОШИБКА ЛИДЕРОВ НОВОРОССИИ

 

  С того момента, как армия Новороссии, после долгих месяцев обороны, перешла, наконец, в контрнаступление, в российской прессе, на телевидении и в Рунете появилось множество материалов о том, что представляют собой ополчения ДНР и ЛНР. Из этого потока особенно выделяются сведения о религиозной, православной основе этого воинства. Анализировать весь этот поток немыслимо, да и ни к чему, потому что основные его идеи повторяются из одной статьи в другой. Поэтому я ограничусь кратким разбором наиболее характерного, на мой взгляд, материала – интервью Игоря Друзя, помощника бывшего министра обороны ДНР Игоря Стрелкова, газете «Завтра» (№ 35, 2014). Оно так и озаглавлено: «Наша война – святая».

 Интересна оценка И.Друзем состояния менталитета населения современной Украины:

 «Население Украины зазомбировано так, что оно живёт вечным настоящим, забывает о том, что ему врали. Живёт сиюминутными сообщениями, то, что ему сказали вчера, не помнит. У них разрушена связная картина мира, во многом разрушены любые духовные ценности, поэтому этим населением очень легко манипулировать. С таким населением — с нарушенным сознанием — нельзя работать, созидать. Да они и не являются созидателями. Украина валится уже много лет. Именно из-за того, что население зазомбировано. Более 20 лет разрушали любую — любую! - связную картину мира. Мозги украинского населения были полностью отданы на откуп кучке олигархов совсем не украинской национальности. А над этими олигархами стояли западные кураторы».

 Соглашаясь с И.Друзем в констатации факта, не могу поверить в то, что дело лишь в тотальном промывании мозгов пропагандистской машиной хунты. Несмотря на все нюансы отношений Советской власти и религии, перепись населения 1939 года показала, что 70 процентов граждан считают себя верующими (а ведь за открытое признание такого рода можно было поплатиться свободой, а то и жизнью).

 Да и само зомбирование украинцев какое-то странное. Обычно зомбирует население, чтобы манипулировать им, тот, кто сам не является зомби. А на Украине и власть, и руководители СМИ зомбированы не в меньшей степени, чем рядовые украинцы.

 Премьер-министр Арсений Яценюк чуть ли не каждый день выступает с заявлениями противоположного характера и при этом вроде бы говорит искренне, потому что днем не помнит, что говорил утром. Он предлагает ввести санкции против России, подать на нее иск в Стокгольмский суд и в то же время уверяет, что лучше, чем кто-либо другой, способен установить нормальные отношения с нашей страной. То он уверяет, что Украина вполне может обойтись без российского газа, то признает необходимость переговоров с Москвой по газовой проблеме. И так без конца.

 Юлия Тимошенко тоже меняет свои мнения по любому вопросу и в любой момент. То она призывает уничтожать русских на Юго-Востоке Украины атомным оружием, то представляет себя как единственного здравомыслящего политика, который может иметь дело с Кремлем, что она якобы уже не раз доказывала. Но здесь мы видим лишь политика, готового говорить что угодно, только бы любыми способами дорваться до вожделенной власти. (К тому же ее нельзя считать настоящей этнической украинкой.)

 У Яценюка другая картина – именно разорванного сознания. Любой грамотный психиатр, наблюдающий эту картину, заочно поставил бы диагноз (предварительный - до личного обследования пациента): «вялотекущая шизофрения».

 И в таком состоянии пребывает почти вся верхушка украинской власти. Так что дело не в одном зомбировании, но и в состоянии народного менталитета. И русофобия на Украине началась не с 1991 года:

 «Формирование людей на Украине такими, какими их сейчас видим, я (И.Друзь) наблюдаю еще с советских времён. То есть ещё тогда было заложено основание украинской нации, ныне столь русофобской. До революции даже само слово «украинцы» не пользовалось популярностью, большая часть населения считала себя русскими, были верноподданными русскому царю, даже если говорили на малороссийском наречии; две третьих Союза Русского Народа находились на Украине. Но, конечно, при СССР процесс не зашёл так далеко, как в либеральные времена. В целом на Украине за сохранение СССР проголосовало 74%, в России — 75%, то есть две части империи проголосовали за сохранение империи, почти не отличаясь в своих настроениях друг от друга. Но в Киеве уже тогда ситуация была другая, и большинство проголосовало против СССР. Ещё в те времена была заложена бомба замедленного действия. Бюрократия Киева была против СССР, интеллигенция, а ведь они самые влиятельные. А потом за 25 лет либерального времени проблема была раздута. У людей разрушена связная картина мира, и они ничего не понимают, не могут объективно оценить ни ситуацию, ни себя, ни окружающий мир».

 Видимо, дело в том, что «элита» Украины ещё в советское время была настроена русофобски, что опиралась на давние традиции – ещё от Тараса Шевченко и даже раньше. А элита и «воспитывала» народ, когда ей дали волю.

 В то время, как многие русские патриоты надеются на прозрение украинского народа, И.Друзь считает эти ожидания неоправданными:

 «После всего необходимо будет проводить долгую денацификацию, как некогда проводили в Венгрии, Германии. Надеяться на то, что само население проснётся, скинет свои цепи, не приходится».

 И.Друзь по-иному, чем другие публицисты, оценил и ситуацию с украинскими беженцами в России: Он считает: этот людской поток - одна из составных частей плана киевской хунты. Задача её заключается в разрушении инфраструктуры Донбасса, чтобы создать там для населения невыносимые условия и тем самым вынудить жителей массово переселяться в Россию. Цель хунты, цель, вернее, её кураторов — дестабилизация ситуации в России. Для этого нужно создать огромный поток беженцев. Во-первых, это ослабит Россию экономически, поскольку возложит на нее задачу обеспечения беженцев продовольствием, одеждой, обувью, работой, жильём и пр., что при дальнейшем значительном увеличении числа беженцев может стать для России делом непосильным. (Да ведь и в самой России немало граждан, нуждающихся и не имеющих благоустроенного жилья.) Во-вторых, «с Украины такой поток беженцев будет, что может вызвать мятеж. Каждый залп гаубиц по Донецку даёт тысячи беженцев. Донецк превратился в город-призрак, осталась треть населения. Детей и молодых женщин на улицах практически нет. Машин почти нет, автобусы почти не ходят. Население хочет вернуться — дом есть дом. Но если укры разрушат инфраструктуру города, а они это уже в значительной части осуществили, то вернуться будет непросто».

 Не знаю, как насчёт мятежа, а опасность засылки в Россию под видом беженцев шпионов, диверсантов, паникёров и вольных или невольных агентов влияния, как и сторонников российской непарламентской оппозиции власти никак нельзя недооценивать. Власти Крыма уже столкнулись с этим, там проверка выявила потенциальных диверсантов, которым спецслужбы хунты дали задание закрепиться в крымских населённых пунктах и в Севастополе и ждать «часа Икс», чтобы тогда приступить к активной разрушительной работе в российском тылу. В то же время расчёты на пополнение за счёт беженцев российских трудовых ресурсов оправдываются лишь в малой степени. Из каждой тысячи беженцев устраиваются на работу в лучшем случае несколько десятков, остальные либо ожидают возвращения домой, либо заявляют, что предлагаемая работа их не устраивает (например, специалист по горным разработкам требует, чтобы его в Севастополе устроили работать по специальности). Есть и мошенники, и откровенный криминал (как и в любой другой стране), эи не прочь попользоваться благами, которые предоставляет Россия. Есть и молодые люди, которые укрылись в России от призыва на службу в украинскую армию. Наконец, немало и таких, кто считает, что покинули свои дома из-за действий (или бездействия) России, а потому она и обязана их содержать. О непомерных требованиях вынужденных переселенцев полно сайтов в Интернете. А ведь в случае затяжной гражданской войны на Украине число беженцев может достичь десяти миллионов человек! («Московский комсомолец», 02.09.2014.)

 Надо думать, что из тех беженцев, которые решили либо временно работать, либо остаться в России на постоянное жительство, ещё выйдут отменные работники, люди дефицитных в России специальностей и герои труда, но пока для этого ещё прошло мало времени, новички ещё устраиваются на новом месте. С другой стороны, и среди российских чиновников находятся такие, кто относится к делу обустройства беженцев в зоне их ответственности спустя рукава, что вызывает законное возмущение со стороны вынужденных переселенцев.

 Ну и, наконец, главное, что сказал И.Друзь:

 «Мы — армия Новороссии — мы контрреволюция, которая против всех революций: и семнадцатого года, и девяносто первого (это в России), и 2004, и 2014 года (а это – на Украине). Мы за возврат к исторической России. Наша война — святая. Мы за Святую Русь, за православный тип государства, за религиозное, за социальное государство, против олигархов, либералов и фашистов. Это не значит, что кто-то будет ущемлён по религиозному признаку. Но православие получает статус государственной религии. И идеологию такого государства даже создавать не надо. В учении церкви чётко расписано, каковы должны быть отношения церкви и государства. Хотим учредить институт полковых капелланов, а сейчас у нас есть полковые батюшки. У них свои приходы, но они к нам приезжают. В нашей армии есть и коммунисты, и атеисты. Но это такие «левые», которых расстреляли бы всякие троцкие за любовь к России. Ядро нашей армии — за исторический путь России, когда она была сильной и возрастала год от года. Заповедь «не убий» мы не нарушаем. Вооруженного врага отечества убить можно. Но укры уничтожают мирное население, то есть восстали против основ христианского вероучения. И православное учение говорит, что мы едины: Украина, Белоруссия, Россия. А они отрицают это, хотят быть с гнилым униатским языческим Западом. Они являются антихристами нашего времени… Мы навели некоторый порядок (в Донецке): пустили военные патрули по центру города, ввели сухой закон на территории военных частей. В армии Новороссии также запрещена нецензурная брань. Это тоже важная мера наведения порядка. Потому что, как сказал в своем приказе Стрелков, у нас православная армия, мы воюем за идею, и не пристало бойцу православной армии употреблять выражения, которые оскорбляют Бога и Богоматерь. Государственный статус православия у нас закреплён законодательно. Есть и не православные среди бойцов, хотя их абсолютное меньшинство. Это не значит, что мы будем заставлять исповедовать наши взгляды других бойцов, ущемлять их в чём-то. В царской России в армии тоже были не одни православные, но это была православная армия, и никого не ущемляли. И, например, у мусульман даже был аналог ордена Святого Георгия… Наша задача сначала остановить наступление врага, а потом навести порядок по всей территории Украины. Безусловно, киевские террористы должны быть наказаны — это военные преступники, мятежники. Наша задача — освобождение Киева и других регионов, которые сейчас захвачены киевскими террористами. Вооруженная до зубов укроармия ничего не может сделать с силами армии Новороссии, которая неизмеримо слабее по военному потенциалу, но зато сильнее духом, мотивация у нас чёткая и железная: мы стоим за Святую Русь, против фашизма и за социальную справедливость».

 В этой фразе, как говорится, «смешались в кучу кони, люди…»: Святая Русь, антифашизм и социальная справедливость. Мне не по душе позиция философа Александра Дугина, который возомнил себя наставников В.Путина, а когда тот не внял его призыву ввести российские войска на Украину, публично заявил, что остаётся с народом, требующим того же, а не с президентом. (Кстати сказать, среди российских публицистов так уж повелось: стоит кому-нибудь из них опубликовать несколько книг, как он уже начинает критиковать действия президента и поучать его, как ему «обустроить Россию».) Но я согласен с ним в том, что христианство и социальная справедливость – понятия далеко не совпадающие. Справедливость всем понятна: взял деньги в долг – отдай их в обусловленный срок, если ты честный человек. Но христианство – религия любви и жертвы, об этом говорит всё Евангелие. . В притче, рассказанной ученикам Иисусом Христом, говорится, что Царь, по милосердию своему, простил своего подданного, который был должен Ему большую сумму. Но тот, выйдя из темницы, стал немедленно требовать возврата долгов от своих должников, не соглашаясь ни на какие отсрочки. И Царь наказал этого бессердечного заимодавца, сказав: «злой раб! Весь долг тот я простил тебе… не надлежало ли тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?» (Мф 18:23 – 35). Хотя равенство и справедливость – святыни для русского человека, нужно всё же помнить, Да и в светской теории и практике справедливость – понятие относительное, о чём Маркс писал в «Критике Готской программы». При социализме ещё царит буржуазное право. Действительно, «равная оплата за равный труд» - само воплощение справедливости, и два токаря, добросовестно работающие бок о бок, получат одинаковую зарплату – это справедливо. Но один из них холостяк, а у другой –многодетный отец. Один может ежедневно пировать, а у другого не всегда хватает даже на хлеб – это несправедливо. Социальное государство через пособия многодетным семьям старается исправить эту несправедливость, но обычно это удаётся лишь в некоторой степени.

 «И мы строим христианское социальное государство, - продолжает И.Друзь, - которое станет оплотом русского мира в этой части Украины. Но мы хотим в идеале навести порядок на территории всей Украины».

 Вот эта идея – создать в результате победоносной освободительной войны христианское социальное государство Новороссию – буквально ослепила лидеров ополченцев. Её разделяют и такие командиры, как зачинатель сопротивления хунте в Луганске, а ныне командир одной из бригад Алексей Мозговой, и сам герой обороны Славянска Игорь Стрелков. В армии Новороссии царил буквально культ Стрелкова, так что отставка этого полководца с поста министра обороны ДНР многими была расценена как удар по моральному духу ополченцев.

 Вот и И.Друзь не жалеет высоких слов, чтобы охарактеризовать своего друга:

 «Игорь Стрелков, безусловно, человек идеи. Он абсолютно неподкупен, его совершенно не интересуют деньги, мелкие и крупные выгоды, политические дивиденды. Он считает себя чисто военным человеком. Это чёткий, грамотный боевой офицер, который проходит уже четвертую войну. Он смел и не боится идти на любое рискованное дело. Раньше он сам ходил на боевые (позиции), брал автомат и первым кидался на любое опасное задание. Но окружение уговорило его не ходить, потому что всё держится на нем… ему нельзя рисковать собой из соображений общего блага. Он человек чести, не мыслит себя политиком, считает себя защитником православия и русского мира, и таковым, безусловно, является. Чистый честный человек».

 Уже упоминавшийся луганский полевой командир А.Мозговой убежден: Стрелков в скором времени вернётся на свое законное место командующего вооруженными силами Новороссии. Потому что никто другой его не заменит. В других публикациях об И.Стрелкове подчеркивается, что он – идеальный белый (в смысле дореволюционный или белогвардейский) офицер. Такой герой очень по душе современным русским патриотам вроде Никиты Михалкова или Александра Проханова, да, кажется, и многим в «верхах» российской власти. (Публицист Александр Ципко и В.Путина представил в одной из давних своих публикаций как белого офицера, хотя тот сам называл себя успешным продуктом советского патриотического воспитания.)

 И.Друзь – контрреволюционер (как он себя называет), он против всяких революций, в том числе и против революции 1917 года (может быть, он забыл, что в том году случились две революции, но из текста можно понять, что – и против Октябрьской). Он за историческую (то есть царскую) Россию. Он не замечает того, что царская Россия была совсем не таким благополучным государством, как ему представляется, что она находилась в глубочайшем кризисе, а в экономическом отношении была колонией Запада, которому принадлежала почти вся российская промышленность и финансовая, банковская система. Её государственный, особенно внешний долг был неподъёмным, о чём писали такие признанные специалисты, как Сергей Шарапов, Александр Нечволодов и Дмитрий Менделеев. В России было громадное социальное расслоение. Царила несправедливость. Дворянство уже давно утратило свою прогрессивную роль, но оставалось первым, привилегированным сословием. «Золотой век» русской культуры в начале XX века (хотя ещё были живы и Лев Толстой, и Чехов) сменился декадансом. А можно сказать и проще: царская Россия и не была особенно-то Россией. Это в Московском государстве да при Иване Грозном Россия была действительно самодержавной (то есть не зависящим от внешних сил) страной. А все цари и в дальнейшем императоры (отчасти за исключением Николая I ) были западниками и стремились максимально превратить русских людей в европейцев, чему народ стихийно противился. При этом «верхи» относились к «низам» как к неразумному дитяти, которого надо непременно цивилизовать на европейский образец.Вот это противостояние прозападных «верхов» (власти и интеллигенции) и народа и было главной причиной внутренней слабости дореволюционной России. Оно же послужило и причиной того, что Гражданская война в России вылилась как бы в противостояние двух рас и отличалась особенным ожесточением.

 Тем более И.Друзь не замечает того, что своего высшего могущества нашастрана достигла в советское время. Это было время расцвета у нас науки, культуры, народного образования, спорта и т.д. Мировая экономика не знала высшей результативности, чем экономика СССР. За какие-то 10 лет СССР из разоренной, неграмотной, колониальной страны превратился в одно из ведущих индустриальных государств. А после победы в Великой Отечественной войны стал первой державой мира, примером для половины человечества. Именно СССР открыл миру дорогу и в глубины мирного атома, и в космос. И от этих вершин опускаться до идеала царской России – это не просто недальновидно, это значит ставить перед собой утопические цели и выступать смешным в глазах большинства современных россиян (и, уверен, жителей Донбасса тоже). В России и без того почитателей царской России и белогвардейщины чрезмерно много, и многим у нас вряд ли придётся по нраву их солидное пополнение.

 Я сам – русский православный советский человек, и рад приобщению каждой новой души к православию, особенно если оно не сводится лишь к обрядоверию, а выражает искреннюю веру. Но строить христианское государство и делать христианство государственной религией, вводить институт капелланов - значит слепо копировать порядки романовской империи, которая сгнила еще задолго до революции. О том, что православию было нелегко в царской России, говорил и патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Даже духовные семинарии часто становились рассадниками неверия и «кузницей кадров» для атеизма.

 Ну, а в современном российском обществе строить государственность на основе православия просто немыслимо. Даже церковные публицисты признают, что регулярно посещают храм от 2 до 4 процентов русского населения, и эти цифры вряд ли существенно повысятся, сколько бы новых храмов и монастырей мы ни построили. А главное – в том, что Россия многонациональная и многоконфессиональная страна. Ислам на территории России появился раньше христианства. Сейчас в ней мусульман немногим меньше, чем православных, к тому же в их среде процент верующих и посещающих мечеть несравненно выше. И почему тогда Россию не называть мусульманской (как и буддистской или иудейской) страной? Да, можно говорить о великом значении православия в деле образования Российского государства и развития великой русской культуры. Но это вовсе не равнозначно христианской государственности в России.

 Можно поставить этот вопрос и принципиально. Строго говоря, христианское государство невозможно по определению, ибо Христос говорил: «Царство Мое не от мира сего». Были государства, именовавшие себя христианскими, по той простой причине, что почти все подданные государей этих земель формально исповедовали христианство. Но это выражение имело смысл лишь в плане отличия, например, от государств мусульманских, буддистских или иудейских. Но жизнь в этих христианских государствах никогда не строилась на заповедях Христа. Всегда там текла обычная жизнь: хотя люди ходили в церковь, соблюдали установленные обряды, исповедовались, причащались… Однако там не переводились воровство и мошенничество, прелюбодеяния и убийства, как и прочие пороки и преступления, о которых говорилось еще в Библии или в трудах античных авторов. Так называемые христианские государства почти непрерывно воевали между собой, и Церковь каждого из них благословляла эту бойню и молилась о победе «своей» державы.

 И напрасно лидеры Новороссии полагают, что нормы взаимоотношения Церкви и государства прописаны в церковных правилах. Эти правила складывались постепенно, на протяжении веков, и менялись соответственно духу времени. Первохристианская община возникла в Иерусалиме и существовала во враждебном окружении, первомученик Стефан лишь открыл длинный список жертв преследований со стороны иудеев. В языческом Риме также бывали периоды массовых гонений на христиан. Пожалуй, единственной нормой взаимоотношений Церкви и государства тогда была обязанность христиан молиться за своих гонителей и мучителей.

 Но и после придания христианству статуса государственной религии Церковь и государство отнюдь не сосуществовали мирно, в режиме симфонии. Каждая из сторон боролась за власть над телами и душами христиан. Историки Церкви подробно освещали этот вопрос и установили, что в итоге этой борьбы сложились две системы церковно-государственной жизни: цезарепапизм, когда преимущественным было влияние государя (цезаря), и папоцезаризм (верх одержал духовный лидер, папа или патриарх). В Византии, а позднее и на Руси государь был «внешним епископом Церкви». Российский император Николай II решал, следует ли канонизировать Серафима Саровского. В Западной Европе римский папа мог заставить императора Фридриха Барбароссу покаяться и признать верховенство духовного лидера над светскими владыками («священство выше царства»).

 В России светская власть постепенно (еще со времён Московского государства), но неуклонно ограничивала влияние Церкви, конфисковала большую часть монастырских и иных церковных земель и пр. В конце концов, постепенно западный мир пришел к принципу отделения Церкви от государства. Этот же принцип приняли большевики и в Советской России, после долгих лет репрессий против верующих, особенно противившихся новой власти.

 Современный идеал – когда Церковь отделена от светского государства, но имеет свободу действий в религиозной сфере и конструктивно сотрудничает со светской власти, оказывая на нее и на общество нравственное влияние. Попытки клерикалов занять прежнее положение в обществе и в государстве обычно приводят к печальным последствиям. Восстанавливать в XXI веке православное государство и придавать Церкви статус государственной религии могут только неисправимые романтики. Хорошо, если солдат, идущий на смертный бой, желает исповедоваться у священника и имеет такую возможность. Но все остальное в этом роде – это уже явный перебор.

 Стоит ли удивляться тому, что лишь небольшая часть мужчин Донбасса встала под знамена ополченцев, в основном это люди в возрасте 40 – 50 лет, а молодежи там почти нет? Кто же пойдет на смерть ради торжества копии дореволюционной России? Да ведь укры могут в большей мере, чем ополченцы, опираться на Церковь, у них чуть ли не у каждого второго в кармане молитвослов.

 Замечательно разобрал ошибки этих романтически настроенных православных воинов политолог Олег Двуреченский в своей работе «Стрелков ошибся с цветом знамени» (https://www.youtube.com/watch?v=YXhDazEgk6I).

 Лучше, чем он, вряд ли можно разъяснить необходимость для ополченцев отказа от белой идеи и замены ее на красный проект.

 При всех своих ошибках многие лидеры Новороссии – безусловно, храбрые воины. Тот же А.Мозговой вообще отличается от своих коллег гораздо большей самостоятельностью суждений и радикализмом. Он уважает В.Путина, но вовсе не намерен слепо следовать его рекомендациям. Потому что «чего хочет Москва и чего хочет Новороссия — это немного разные вещи». Он намерен купить в Европе ракету «Точка.У» (там ейчас можно приобрести что угдно из советского оружия) и ударить ею по Киеву. В то время, как официальные представители ДНР и ЛНР на заседании Контактной группы в Минске заявили, что они не претендуют на территории других областей Украины, А.Мозговой убежден: он сразу же после освобождения территории своей области пойдет прямиком на Киев. Когда ему говорят, что для этого нужна поддержка и других регионов Украины, мало двух областей, он отвечает с уверенностью:

 «Кто вам сказал, что они нас не поддерживают? Сейчас в нескольких регионах уже готовится ополчение. До 4 тысяч стоят в строю только в одной из областей. И как только мы, уничтожив противника в тылу, пойдем вперед, по пути в каждой области к нам будут присоединяться всё новые и новые люди… Наша цель — освобождение от олигархата и продажного чиновничества всей Украины. Может, хватит горбатиться на тех, кто имеет личный бюджет, в несколько раз превышающий бюджет государства? Пора им поделиться».

 А.Мозговой категорически против переговоров с киевской хунтой, как и против федерализации Украины. Его устраивает только полная победа над врагом. На вопрос, почему вообще появилась эта идея — создание Новороссии, отделение от Украины, отвечает:

 «Я, как и многие люди в Новороссии, не могу жить с той идеологией, которую Киеву сегодня навязывает Запад. Я не могу понять однополых браков, ювенальную юстицию, когда родителям запрещают воспитывать детей. Нас и так от корней оторвали. А сейчас вообще запрещают быть самими собой». Именно в борьбе, в войне он «теперь только начал жить по-настоящему».

 Москвичу трудно разобраться в том, прав или А.Мозговой или более умеренные лидеры Новороссии. С одной стороны, наступление на запад именно сейчас, когда войска хунты деморализованы, а помощь Запада ещё не подоспела, вроде бы имеет шансы на успех. Некоторые политологи (в том числе и в Киеве, например, Ростислав Ищенко), полагают, что в течение осени ополченцы могут выйти на левый берег Днепра на значительном протяжении. С другой стороны, «вторжение» ополченцев в соседние области может сплотить русофобов и встать «на защиту отечества». К тому же для наступления надо подтянуть тылы, обеспечить безопасность коммуникаций и пр. История знает немало примеров, когда наступление с нарушением этих условий может обернуться катастрофой (вспомним хотя бы корейскую войну, когда северяне, казалось, вот-вот опрокинут южан в море, но внезапный удар американцев в тыл заставил победоносные войска отступить почти до китайской границы).НО если наступление ополченцев застопорится, вооружённые силы хунты могут перегруппироваться, получить новое вооружение и перейти к новому натиску, если не на Донбасс, то на Крым. В последнем случае Россия уж никак не сможет»остаться вне украинского внутреннего украинского вооружённого конфликта, а вынуждена будет втупить в войну. При этм в глазах народов тех стран, которые не признали воссоединение Крыма с Россией, наша страна окажется агрессором.

 А тут ещё ополченцы решили, что не следует отпускать домой пленных укров, а нужно заставить их трудиться на восстановлении того, что они разрушили в Донбассе. Для этого, наверное, придётся создать сеть лагерей для таких строителей, на что потребуется выделить силы на их охрану. Для восстановления Донбасса понадобятся тысячи тонн цемента, систем Отопления и множество всего прочего. Да и качество этой рабочей силы, видимо, неважное, её ещё нужно учить. И население Донбасса, региона преимущественно промышленного, должно чем-то питаться, и, видимо, такое положение продлится не один год.. Кто-нибудь, кроме России, придёт Донбассу на помощь? Таких вопросов возникает множество.

 Тут в игру могут вступить и внешние силы. Некоторые эксперты предполагают, что Украина предстоящей зимой развалится, и на делёж добычи могут устремиться «еврогиены». Европа вспомнит, что Закарпатье – это венгерская земля, Галиция – польская. Словакия задумается о своём кусочке» («Московский комсомолец», 02.09.2014). пртендующие либо на когда-то принадлежавшие им земли, либо на регионы с компактным проживанием их братьев по крови.

 Впрочем, не всё так просто. Войны выигрывают солдаты и генералы, закрепляют итоги боёв дипломаты, а плодами победы часто пользуются совсем иные общественные силы.

 Вся Россия и жители Крыма радовались воссоединению полуострова с Россией, а теперь появляются свидетельства того, что в Крыму становится весьма ощутимым и китайское присутствие.

 В двухчасовой передаче «Территория заблуждений» на РЕН ТВ 30.08.2014 года, посвященной целиком Китаю, объясняется, почему мост через Керченский пролив будут строить китайцы.

 Не потому, что российские мостостроители не в состоянии разработать и осуществить этот проект. А потому, что Китай выстраивает Новый Великий шелковый путь (Поднебесная – Западная Европа), сначала в океанском варианте. Но, поскольку океанские коммуникации Китая легко могут быть перекрыты военно-морским флотом США, Китай строит и сухопутный (железнодорожный) путь, проходящий по территории ряда стран, в том числе и России. Конечным пунктом сухопутного пути станет крупнейший морской порт в Крыму, вблизи Евпатории. (Это один из последних «подарков» Януковича Украине и России.) Железная дорога к порту пройдет через Таманский полуостров и по мосту через Керченский пролив. Сообщения об этом появлялись и раньше, но потом затихли, а теперь оказалось, что предположения сбываются.

 Ясно, что громадный порт с внушительным грузооборотом рядом с Евпаторией сведет потенциал Крыма как всероссийской здравницы к нулю. Из этого порта грузы пойдут в Западную Европу (и обратно) по железной дороге, автотранспортом, на речных и морских судах. При этом морские подходы к порту будут такой глубины, что позволит проходить не только грузовым судам с самой большой осадкой, но и (как считают эксперты) авианосцам. У Китая пока есть только один авианосец, но там спешно строится еще столько, чтобы перегнать по их числу США.

 С какими еще «подарками» Януковича Украине и России придется столкнуться, пока остается тайной. Промелькнули лишь сообщения, что он дал согласие на долгосрочную аренду Китаем значительных зон на территории Украины и в степной части Крыма. А также на присутствие двух миллионов китайских солдат, которые будут заняты на строительстве упомянутых моста и морского порта и на выращивании пшеницы.

 В итоге России достался Крым, как и санкции за его присоединении, а Китай получил все дивиденды «чистыми». Речь не идёт о захвате Крыма Китаем. Но ясно, что присутствие Китая на полуострове серьёзно изменит баланс сил не только в этом регионе, но и во всём мире. Тут больше всего удивляет слепота элит стран Запада, которые видят своим врагом Россию и не замечают внедрение гораздо более опасного для них противника - Китая в самом сердце Европы. Китай также завязывает тесные связи с Белоруссией, устраивает на её территории технопарк и вообще основательно проникает в её экономику. Впрочем, Китай, накопивший огромные золотовалютные резервы в американских долларах, спешит превратить обесценивающуюся валюту США в реальные активы, скупает и в самой Европе всё ценное, начиная отпромышленных предприятий и кончая средневековыми замками.

 Видимо, Россия не смогла воспрепятствовать этому проекту. Китай воспользовался тем, что Запад постоянно грозит нашей стране отказом от российского газа для стран Европы. И у России оставался единственный крупный покупатель наших углеводородов – Китай. А в условиях контракта на поставку их Китаю вроде бы было сказано и строительстве китайцами упомянутого моста (со всеми «приложениями»). К тому же РФ и КНР выступают на мировой арене со сходных позиций и, очевидно, координируют свои действия в этой сфере. Хотя ни китайское миропонимание, не конституция КНР не допускают военных союзов Китая с равноправными партнёрами, лидеры обеих стран стремятся к всемерному упрочению связей между нашими странами.

 Кстати сказать, строит Китай и ледоколы. Он получил (не без помощи сепаратистов, окопавшихся в Архангельском университете, которые придумали некий народ «поморы» - см. «Литературную газету» № 29, 2014) статус наблюдателя в клубе арктических держав. И теперь готовится использовать Северный морской путь, промышлять на Севере рыбу и добывать полезные ископаемые.

 Похоже, Китай стремится снова занять в мире положение, соответствующее традиционному китайскому миропониманию. А оно очень простое: Поднебесная – середина мира, а вокруг нее располагаются страны варваров-вассалов. (Что вполне было справедливо в Средние века: как говорил Чжоу Эньлай заносчивым европейцам: «когда ваши предки одевались в звериные шкуры, наши предки носили шёлковые халаты».) Подъём Китая – это, объективно, уменьшение влияния США. А для ЕС – это вообще конец, давно предсказанный ещё Освальдом Шпенглером «Закат Европы». Будем надеяться, что Россия окажется в лучшем положении. Впрочем, у Китая немало острейших внутренних проблем, и сможет ли он их решить – покажет не столь далекое будущее.

 

 

 

 




Публицистика

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 66 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора
OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект OZON.ru - Книги | Цель номер один. План оккупации России | Михаил Антонов | Проект "АнтиРоссия" | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4320-0005-7

OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6OZON.ru - Книги | Договориться с народом | Михаил Антонов | Национальный бестселлер | Купить книги: интернет-магазин / ISBN 978-5-4438-0105-6





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр