Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Ни стерпелось, не слюбилось!

  Ни стерпелось, не слюбилось!

 

  Повесть.

 

  Произошло это в начале шестидесятых годов прошлого столетия. Когда я, будучи ещё совсем молодым человеком, всего лишь пятнадцати лет отроду, закрутил роман с девушкой. Сам того не желая и единственно только из-за желания выручить своего хорошего приятеля, с которым в ту пору учился в одном учебном заведении и был крепко дружен.

  Получилось так, что с первого дня занятий ко мне буквально прилип сосед по парте, парень годом старше, атлетически сложенный и обладающий недюжинной физической силой, но по натуре своей очень замкнутый и застенчивый. И как часто случается в жизни, тянущийся к людям более раскованным и коммуникабельным, склонным к шумной и весёлой компании. А сам я ни когда не умел отталкивать от себя человека желающего общения, хотя временами и испытывал от этого определённые неудобства.

 Уже через несколько дней он настойчиво стал приглашать к себе домой в гости, желая познакомить со своей семьёй, состоявшей из матери и старшей сестры. Отца у него не было, он скончался несколько лет тому назад от сердечного приступа. Я признаться не понимал, зачем нам всем это так уж необходимо? Но он был упорен и знакомство состоялось.

 По всему чувствовалось, к встрече со мной подготовились, на столе стоял свежеиспеченный торт, а дамы были принаряжены. Получился замечательный вечер с чаепитием, во время которого меня исподволь, очень тонко и не навясщево порасспросили на предмет: - Где родился, крестился и что за душой? И только потом, видно удовлетворенные полученной информацией, приоткрылись сами.

 Так оказался я вхож в семью потомственных дворян, некогда довольно многочисленную, но к этому времени уже почти полностью выбитую большевиками. Несмотря на то, что уже давно были публично осуждены годы «сталинских» репрессий, здесь все еще оставалась и явно ощущалась боязнь за свою жизнь и благополучие. И без одобрения матери, человека знающего все это не понаслышке, ни кто близко в семью не допускался.

  Мне было интересно в их нем обществе, людей истинно интеллигентных, где мама прекрасно образованная, знающая множество стихов, великолепно игравшая и певшая под гитару старинные романсы задавала тон всему бытию. И я стал частым гостем в их нем доме.

  Сестра его Анастасия, была уже достаточно зрелая девица, старше меня более чем на два года, учившаяся на первом курсе в каком – то институте и очень серьезно занимавшаяся академической греблей. Настолько серьезно, что к тому времени уже являлась членом молодежной сборной Российской Федерации. И была так же, как и брат довольно крепко скроена, в чем сразу угадывалась порода, но в тоже время внешне оставаясь женственна и привлекательна.

  Сам я в ту пору совсем не был обделен девичьим вниманием, а где то даже не то что бы избалован, а скорее пребывал в роли пассивного потребителя. Как то так получалось, что я за девчатами не бегал, а они сами находили меня, и каждая непременно желала приручить. Но, ни у кого из них не получалось завоевать мое сердце, еще, ни о ком оно не ёкнуло! И поэтому если мне в руки попадала интересная книга, то предпочтение отдавалось ей.

  Получалось так, что, одновременно встречаясь со всеми, я ухитрялся оставаться ничьим. И однажды на этом погорел! А произошло всё от того что это я считал себя свободным и никому ни чем не обязанным. Но так почему, то не считали те, с кем встретился и погулял два – три вечера, а некоторых даже угостил газированной водой с сиропом.

  Однажды вечером возвращаясь, домой после вечернего моциона, вдруг неожиданно обнаружил на лестничной площадке подъезда, сразу трех своих подружек. Увидев которых весь разулыбался и со словами: - Привет девчонки! – полез обниматься. Но тотчас был остановлен одной из них, девушкой весьма представительной, спортивной и даже имеющей разряд по баскетболу. Она, сразу же отметая всякие там панибратства, не без сарказма и в уменьшительно – ласкательной форме произнесла:

  - Вот ты и попался Котик зеленоглазый!

  Ощутив явно агрессивный настрой девушек, я попробовал объяснить им, что никакой вины за собой ни чувствую, потому как ни кому из них ничего не обещал! А к нашим прогулкам и встречам всегда относился не более чем как к приятельским! Но сразу, же был перебит Баскетболисткой девушкой простой и, ни когда особливо в выражениях не стеснявшуюся:

  - Да что его слушать, Девчонки! Он сейчас нам такой лапши на уши навешает, что и за неделю не обтрясем. – И сразу внесла более конструктивное предложение: - Давайте ему морду набьем!

  Юноша я из себя был не хилый и, несмотря на то, что из всех видов спорта больше всего предпочитал игру в «Спортлото», был больше чем уверен, что вполне, сумел бы отбиться. Но поднять руку на девушек, в силу своих убеждений и воспитания, просто не смог бы, а подставляться очень уж - не хотелось и поэтому со всех ног, не хуже любого стайера, перепрыгивая сразу через несколько ступеней, ломанулся к дверям своей квартиры. Вбежав в которую наткнулся на удивленный взгляд своей мамы, тотчас спросившую меня:

  - Уж не собаки ли за тобой гоняться?

  - Точно – ответил я, переводя дыхание – аж целых три штуки!

  Правда, потом в течение нескольких дней, каждая из девушек по отдельности отловив меня во дворе, попыталась наладить хотя бы те самые прежние дружеские отношения, но не смог я простить им своего позорного бегства. И после того случая всю жизнь сторонился женщин широкоплечих, спортивных и физически крепких, отдавая предпочтение более мелким и миниатюрным созданиям. Среди которых чувствовал себя более комфортно и всегда ощущал истинным представителем сильного пола.

  Наша дружба с Андреем, так звали моего нового приятеля, развивалась стремительно. Уже через месяц мы не могли обходиться друг без друга ни дня, несмотря на то, что территориально проживали достаточно далеко, он на Пресне, а я в Измайлово.

  Иногда к нам присоединялась его сестра Анастасия, от чего компания наша ни сколько не проигрывала. Так как девушка была гармонично развита и физически и интеллектуально, то ни в чем не уступала нам, «мужикам», будь то совместный поход в театр, кино или на футбол, а так же дальне прогулки на лыжах по Подмосковью. Как то так сложилось, что я и девушку - то в ней в упор не видел и даже в шутку дружески называл: - ШП (Шивой парень)! И совсем незаметно было для меня, что её это огорчает. Только много позже пришло понимание, как умело она данное скрывала.

  Совсем незаметно пролетели осень, зима и наступила весна – пора любви! Была она в тот год, какая то - уж больно дружная и солнце светило ярче, чем обычно и зелень была сочнее, а вернее всего сами мы были молодыми, полными сил, здоровья и оптимизма.

  Где то вначале мая, начинаю замечать, что приятель мой и без того не очень разговорчивый, с каждым днем становится ещё более задумчивым а порой и совсем выпадает из общения, отвечая невпопад. Что, конечно же, не могло не взволновать меня, его друга, и хотя по жизни никогда не любил приставать к людям с расспросами, что сочтут нужным, сами поведают. Но однажды вечером во время прогулки по парку «Горького», когда это его весеннее обострение стало очень уж заметно, обратился с прямым вопросом:

 - Рассказывай! Что случилось?

 И он поведал мне о своих высоких чувствах к подруге сестры, её напарнице по команде академической гребли. Что он уже несколько месяцев как запал на нее и даже несколько раз набивался, девушкам в кампанию полагая, что со временем при общении все как нибудь утрясется само собой. Но из за своей природной застенчивости и косноязычия, мало в чем преуспел. А скорее даже подпортил, потому что они стали его сторониться и избегать. Я не знал, чем и как смогу помочь ему в этом деле, но из чувства товарищества очень хотелось. О чем и сказал ему.

 Как то уж очень быстро, принял он мое предложение о помощи, видно давно вынашивал в голове некий коварный план, который через минуту и изложил. Основная роль, в котором отводилась мне, и состоял тот проект в следующем:

 - Ты должен будешь стать более внимательным к моей сестре – наставлял он меня – тем более что это нетрудно будет сделать, потому как ты ей очень нравишься!

 - С чего взял? Это она тебе сама сказала? – поинтересовался я.

 - Об этом не надо говорить, все и так видно всем, кроме тебя!

 - Объясни, может быть, я на самом деле чего - то не понимаю? – настаивал я.

 - А тут и объяснять нечего! Ты хоть раз обратил внимание на то, как загораются её глаза стоит тебе только появиться. Как она бросается выполнять любое твое желание, даже если сам не просишь её об этом. С какой охотой она затевает возню с тобой, не позволяя себе этого более ни с кем другим, включая меня. Ведь она ни разу не применила к тебе свою любимую шутку, зная твоё болезненное самолюбие, боясь ненароком обидеть… – так открывал он мне глаза.

 И если все что касалось её пламенных взоров и других знаков внимания, было мне удивительно слышать, то уж про возню что - либо возразить, было очень трудно. От того что железные руки профессиональной гребчихи постоянно оставляли на моем нежном теле весьма заметные отметины в виде синяков. А уж на её любимой шутке следует остановиться особо.

 Стоило, кому то из парней начать за ней назойливо ухаживать или же хвастать, пытаясь доминировать в компании, как она выбирала подходящий момент, что бы было больше свидетелей, и предлагала тому побороться с ней на руках. Естественно те, кто не был с ней знаком, воспринимали это не более чем как шутку и на этом попадались. Становясь на долгое время объектом для насмешек.

 По крайней мере, я не помню ни одного случая, что бы она уступила в противоборстве, а ребята и молодые мужчины руки, которых в течение нескольких секунд оказывались прижатыми к столу и этим посрамленные ею. Долго не могли поверить, какая огромная сила сосредоточена в этих с виду ни чем, ни примечательных девичьих руках. И потом старались держаться от неё подальше. Вот такого «счастья» я лишился и не был высмеян как многие, благодаря её благосклонности к моей персоне.

  И вот как то совсем не думая об этической стороне затеваемой нами авантюры и своём обете не связывать себя серьёзными отношениями с физически крепкими девушками. Решил я «Пострадать!», ради друга.

  Не откладывая задуманное в долгий ящик, на следующий же день позвонил Насте и пригласил в кино. Девушка охотно приняла моё предложение и только при встрече выразила удивление, что пришел я на свидание без своего «Верного оруженосца», имея в виду брата. Мною тут же была сделана слабая попытка позвонить из «телефона - автомата» Андрею, что бы вызвать и его на встречу, и которая была тут же пресечена железной рукой. И только выступивший у неё на щеках румянец указывал на то, что всё сказанное ранее было не более чем девичье жеманничанье.

  После киносеанса мы весь вечер гуляли по вечерней Москве и когда уже ближе к полуночи прощались у её дома, договариваясь встретиться завтра. Мною была приведена в действие вторая часть нашего изуверского проекта.

  Я посетовал на то, что как то у нас получается неладно по отношению к Андрею. От того что отказаться от друга я не могу, а таскать его за собой третьим, при наших складывающихся отношениях не совсем удобно. И тут же сам подсказал ей выход, что если бы она вовлекла в нашу компанию свою подругу Наталью, то и проблема решилась бы сама - собой!

  И уже следующее наше свидание состоялось вчетвером, две пары молодых симпатизирующих друг другу людей. Вот так сравнительно просто сделал я своё черное дело, совершенно не представляя, чем это может закончиться.

  Чем дольше продолжались наши встречи, тем меньше мне это нравилось, от того что, плохо переношу насилие, тем более когда совершаю его сам над собой. Начав их мне, невольно пришлось взвалить на свои хрупкие плечи, определённые обязательства. Совершенно нарушился режим, к которому я привык, это уже не было хождением - кота самого по себе. У меня совершенно не оставалось времени побыть одному, поваляться с книгой на диване предавшись своему любимому занятию. Приходилось учитывать интересы другого человека, в тоже время, не совсем понимая ради чего все это! И только одно утешало, что пройдет еще две-три недели и можно будет закончить эту комедию.

  Но одна неделя сменялась другой, а у приятеля моего отношения с девушкой оставались, мягко говоря, странными. Стоило мне на вечер «закосить» и под благовидно-надуманным предлогом ни встретиться с Анастасией, как его подружка тоже брала себе выходной. И невольно в голову мне стала закрадываться догадка: - Уж не в одну ли игру мы с ней играем? И её встречи с Андрюшкой тоже всего лишь дружеская поддержка подруги!

  А сам он в такие моменты, вызвонив или отловив меня, с истерическими нотками в голосе просил и умолял поскорее заканчивать хандру и ещё немного потерпеть. Потому что в его отношениях с Натальей, как ему казалось, только-только наметился прогресс.

  Настя была очень внимательна и предупредительна со мной, постоянно стараясь угодить и от этого было крайне неудобно, а подчас и стыдно. От того, что не испытывая к ней ничего кроме уважения, не мог ответить искренней взаимностью, считая такое отношение к себе незаслуженным.

  Она несколько раз пыталась вынудить меня на признание, услышать то единственное слово, которое так желанно любящему человеку. Но я выдумывая маловыразительные и двусмысленные синонимы его, выкручивался как только мог, от того что придавал этому слову очень большое значение и за всю свою жизнь произнес лишь несколько раз и то только в отношении своей жены и членов семьи! У меня даже спровоцировать ссору с ней не получалось. И всё-таки по-прошествие полутора месяцев наших особых отношений, конфликт произошел!

  Лето было в полном разгаре, в самой пиковой своей фазе. Девушки наши усиленно тренировались на своей базе в Серебряном бору, готовясь к соревнованиям на первенство Союза. И мы с Андреем для встречи с ними вынуждены были ездить туда, на самый край Москвы.

  В тот день небо периодически затягивалось тучками и, несмотря на то, что было достаточно тепло, лично мне большому поклоннику своего домашнего дивана, очень не хотелось долго находиться в воде. И вследствие этого, искупавшись один раз в самом начале, тем самым освежив себя после поездки в душном общественном транспорте, я с удовольствием растянулся на тёплом песке. С одним лишь желанием, что бы ни кто меня не тревожил.

 Но ведь так не бывает в молодёжном коллективе! Девушки привычные к воде плескались в ней как утки и вместе с Андрюхой затеяли в реке, какую-то весёлую возню типа «салочек». Анастасия несколько раз звавшая из воды присоединяться к ним и не получавшая ответа, так как мне пребывавшему в приятственном состоянии неги, даже рот было лень раскрывать, что бы ответить, не выдержала!

  Она совсем как Диана – охотница в погоне за добычей, выскочила из воды, в несколько прыжков преодолев те пять-шесть метров, что отделяли моё лежбище от её кромки. Грациозно нагнувшись, без видимых усилий взяла меня на руки и, прижав к груди, быстро понесла к реке. Я, так и не успев толком понять, что происходит, как оказался в воде.

  Повторюсь, что юноша я был совсем не хилый, метр восемьдесят роста пропорционально сложенный и уже давно даже в страшном сне не мог подумать, что меня вот так запросто как котёнка можно закинуть в реку. Вдобавок ко всему, несмотря на то, что находились мы на закрытой территории спортивной базы, вокруг было достаточно много людей, которые став свидетелями сего действа, от всей души потешались надо мной.

 Может быть, это кому то и понравилось бы, но лично я был взбешен, и в ярости выскочив из воды, чуть не ударил Анастасию в лицо. И только прочно устоявшиеся принципы никогда не поднимать руку на женщину в последний момент остановили её. А очень хотелось!

  Схватив в охапку свою одежду, сгорая от стыда, я ринулся вон с базы. Конечно же, меня очень скоро догнали, ведь все трое спортсмены, куда мне с ними было тягаться и стали убеждать, что не стоит обижаться на своих близких друзей, пусть даже за неудачную шутку. И только увидев на глазах Анастасии искренние слёзы раскаянья, я дал себя уговорить, не уходить. Но осадок остался!

 Дней через десять, мы с Андреем провожали наших подруг на соревнования в Таллинн, от всего сердца желая им победы, как на них, а также и всего золота мира! Они же в ответ перед самым отправлением автобуса, пообещали в случае занятия призового места отметить это банкетом в ресторане.

 Наше с Андрюхой материальное положение в ту пору было, прямо скажем не завидное, чем мы могли порадовать наших девушек на свои двадцать три рубля стипендии, а выпрашивать деньги у родителей стыдно. Да и семьи у нас обоих не были богатые.

 Девушки же кроме вузовской стипендии, занимаясь серьёзно спортом, уже получали ежемесячно зарплату, плюс премиальные за призовые места, а так же одежду и бесплатное питание на сборах. Что естественно приносило им не малую экономию. Но они, видя, как мы материально выкладываемся полностью, щадя наше мужское самолюбие, частенько баловали нас вроде бы бесплатными билетами в театр, на концерт или ещё какими приятностями.

  Через пару дней Андрей с мамой тоже уехали на десять дней в «Дом отдыха» и для меня настала пора блаженства. Я не расставался с книгами ни на секунду, с самого утра уходя в Измайловский парк и забравшись вглубь леса где, выбрав укромную полянку, лёжа на расстеленном одеяле, зачитывался до одури. И потом когда начинало смеркаться, придя домой не выпускал их из рук даже за столом, несмотря на ворчание мамы.

 Совсем незаметно пролетели две недели, и вот в моей квартире раздался телефонный звонок. Подняв трубку, я услышал звонкий голос Анастасии:

 - Мы в Москве, ждём тебя дома! – и сразу же пошли гудки отбоя.

 Не знаю, сколько простоял с зажатой в руке телефонной трубкой, совсем обескураженный таким обращением. Вот это да! Ничего себе! Ни здравствуй, ни как дела? Можешь приехать или нет, и вообще желаешь ли? «Хозяйка», видишь ли, объявилась! Нет с этим делом, необходимо было немедленно заканчивать. Так думал я, стоя у телефона, пока меня, не одёрнула сестра, которой необходимо было позвонить.

 И никуда бы не поехал, если б через несколько минут не раздался повторный звонок. Теперь уже звонил Андрей который услышав от меня невнятные бормотания насчет плохого самочувствия, со слезой в голосе стал уламывать перетерпеть, но непременно присутствовать на банкете. И я, в который уже раз переступил через себя из чувства товарищеского долга перед другом.

 Пока собрался, пока доехал до Пресни успокоился и взял себя в руки. Поэтому встреча произошла почти нормально, а некоторую заторможенность объяснил лёгким недомоганием. Но в голове уже занозой сидела мысль, что это уже точно начало конца и очень скоро ноги моей не будет в этом доме. А с Андрюшкой всегда можно будет общаться и на стороне, пока всё не уляжется.

 К тому же на тот момент я был при деньгах и поэтому для себя решил, ни кого не ставя в известность превратить этот банкет в прощальную вечеринку, расплатившись за него сам. Уйдя, молча по-английски, без каких либо долгов и обязательств! И так стало легко от принятого решения, что взялся без остановки оживлённо балагурить, иногда ловя на себе взгляды ребят, удивлённых столь быстрой перемене настроения.

 И вот уже вся наша компания движется по Большой грузинской улице в сторону Тверской, на углу которой расположен небольшой, но довольно уютный ресторан «Якорь». В меню, которого преобладали блюда из морепродуктов, но это его ничуть не портило и мы с самого начала образования нашего коллектива облюбовали его для своих встреч.

 Конечно же, когда в кармане заводилась наличность, что с грустью нужно признать случалось не так часто. И всё - таки нас в заведении уже заприметили и, несмотря на то, что клиентами мы были не очень выгодными, принимали достаточно радушно. И даже всегда старались посадить за однажды понравившийся столик.

 Всё в этот раз получалось как нельзя лучше, и столик наш не был занят, и официант, приняв заказ, накрыл его по старой памяти без задержки. И только соседняя компашка, состоявшая из восьми молодых мужчин, несколько смущала своим поведением. По всей видимости, происходила встреча армейских друзей, потому что у каждого из под рубашки выглядывал кусочек полосатого тельника. Сдвинув вместе два стола и к нашему приходу уже порядком подогретых спиртным, вела себя очень уж шумно. Но мы увлеченные собой очень скоро перестали обращать на них внимание, воспринимая не больше чем как естественный фон.

 Андрей сидел мрачнее тучи, и я очень подозревал, что ещё перед моим приходом между ним и Натальей произошло выяснение отношений. Закончившееся явно не в его пользу, или привело не к тому результату какой он ожидал. Но выяснять ничего не стал, оставив это на потом. Своих забот хватало, очень уж хотелось отгулять этот прощальный ужин по высшему разряду.

 И я балагурил за двоих, без конца, смеша и потешая девушек не забывая при этом поочерёдно приглашать их на танцы, потому что Андрюха, выпив пару бокалов сухого, стал ещё угрюмее и совсем выпал в осадок. Но с другой стороны все мы давно привыкли к его молчаливому присутствию, и он нам совсем не мешал развлекаться по полной программе.

 Веселье было в разгаре, когда одному из сидевших за соседним столиком видно прискучило чисто мужское общество и захотелось женского тепла. К нам направился молодой мужчина, слегка распаленный спиртным и поэтому видно запамятовавший, что находится не в сельском «Клубе». Бесцеремонно положив свою руку на плечо Анастасии, он уверенным тоном, не терпящим возражений, произнёс:

  - Пойдём, потанцуем!

  От такого фривольного обращения, девушка на какое - то мгновение растерялась. Но рядом был кавалер! Мигом, смахнув у неё с плеча руку, зарвавшегося ухажера я никогда не любивший драки, этого примитивного способа выяснения отношений, но в тоже время и не пасовавший, если до этого доходило, спросил его как можно сдержаннее:

  - Может быть, ты меня об этом спросишь?

  Повернув голову в мою сторону и окинув пренебрежительным взглядом, он, конечно же, видел и понимал что перед ним хоть и рослый но всё – таки мальчишка, как минимум лет на десять моложе. И поэтому, показывая своё превосходство, сквозь зубы рыкнул:

  - А ты пацан, молчи!

  А для того чтобы ещё больше унизить и этим показать перед девушками свое превосходство, выбросил вперёд правую руку раскрытой ладонью, тыльной её стороной направленной мне в лицо. Показывая этим жестом, что не стою даже хорошего удара кулаком.

  Но совсем не зря я за год до этого посещал, аж целых три месяца секцию бокса и даже сподобился получить «Третий юношеский разряд». Правда, потом заработав хорошую трёпку быстренько оттуда сбег, но рефлексы остались. Понимая, что по-хорошему договориться уже не получится, подныриваю головой под его руку, и одновременно резко вставая со стула, чем на много увеличиваю силу удара, правым кулаком бью в подбородок, да так удачно, что он не дернувшись, аккуратно ложится в проходе между столами.

  Гордый одержанной победой и от этого совершенно забывший, что за спиной находятся ещё семеро его друзей, несколько секунд любуюсь делом рук своих. И получаю хороший удар с боку в голову, от которого лечу на соседний стол, опрокидываю его и посоленный, да поперченный специями, что на нем стояли, запутавшийся в скатерти тоже укладываюсь на полу.

  Совсем не чувствуя боли с одним лишь желанием скорее встать на ноги и бросится на обидчиков, а там буть - что будет! Приподнимаюсь с пола на четвереньки и тут же кто - то снова сбивает меня своим телом, это прилетел мой приятель, и мы уже вдвоём начинаем выпутываться из скатёрки. Наконец это у нас получается, и мы оказываемся сидящими на полу плечом к плечу, и так завороженные увиденным, с открытыми ртами превращаемся в пассивных наблюдателей.

  Потому что за те несколько секунд, которые мы с Андрюхой кувыркались на полу, поднялись со своих мест наши девушки. Мне по жизни не раз приходилось наблюдать, как дернуться мужчины, несколько раз видел, как это делают женщины, но, то, что открылось нашему взору сейчас, не было сравнимо, ни с чем! Наши подруги привыкшие махать веслами наносили руками рубящие удары направо и налево в таком количестве, что со стороны это очень напоминало вентилятор.

  Все эти бывшие вояки, толи моряки - толи десантники за исключением того которого я уложил первым, были мгновенно прижаты к стене, совершенно не понимая как защищаться от этого града ударов, подвергались избиению! И было это далеко не лёгкое поглаживание, нежными девичьими ручками, уже потом я воочию видел брызги крови на стене и шторах.

  Почти сразу в зале появились сотрудники милиции и дружинники, очень активно участвовавшие в то время в наведении порядка. Они то и прекратили это побоище, оттеснив разъяренных девиц от их жертв.

  Вижу, как Анастасия оглядывается, окидывает зал взором и замечает нас сидящих на полу в самых нелепых позах, и если мой приятель уже делал попытки подняться, то меня самого словно парализовало. И вот она уже бежит к нам с ярким румянцем на щеках, развевающимися русыми волосами нарушенной прически и беспокойством в глазах не обращая внимания на брата, падает передо мной на колени:

  - Славик! Тебе не больно?- было первое, что я услышал.

  Больно? Это было совсем не то слово, которое отразило бы мое состояние на тот момент. Я буквально страдал готовый провалиться на этом месте от стыда. Тоже мне защитничек оказался! К тому же все остальные люди посетители и персонал ресторана, во время разыгравшийся баталии образовали полукруг и с большим интересом наблюдали за происходящим, а некоторые даже пытались аплодировать. И я, впервые за этот вечер, по - настоящему сильно испугавшись, что Настя сейчас опять, как две недели назад, при всех поднимет меня с пола на руки, и словно подброшенный пружиной мигом оказываюсь на ногах. И уже стоя очень, как мне казалось галантно, стал помогать ей, подняться с колен.

  Милиционеры, сразу признавшие нас пострадавшей стороной, настаивали, что бы мы написали заявление на своих противников и девушки готовы были это сделать. Но я, видя их плачевное состояние и считая полученной взбучки с них вполне достаточной, тем более что ребята были все нормальные не шпана, настоял не делать этого. Несмотря на то, что являлся самым младшим по возрасту, был в авторитете и меня послушались.

  Как и было задумано, я сам расплатился с официантом, несмотря на активные протесты девушек, и так как милиция нас не задерживала, а продолжать банкет после случившегося не было никакого желания, мы дружной толпой покинули ресторан.

  Выйдя из дверей не сговариваясь, сворачиваем на Большую грузинскую улицу и по ней дошли только до Первой Брестской, на углу которой и разбежались в разные стороны.

  Первой откололась Наталья, вдруг сказавшая, что ей необходимо быть дома. Перед тем как уйти она вдруг порывисто притянула меня к себе и неожиданно для всех крепко и со смаком поцеловала, после чего также резко отстранилась и, махнув остальным рукой, быстро зашагала назад в сторону Тверской.

  Просто невозможно было не заметить, как этот её поступок отразился на Анастасии. Вдруг, словно туча набежала по её лицо, а глаза вспыхнули гневом, ладони сжались в кулаки, и я всерьёз опасаясь второго раунда баталии только уже между ними, взял её руку в свою. И от этого она как то сразу стала сникать и успокаиваться.

 Андрей бросился вслед за Натальей, и метров через десять догнав, схватив её за руку, стал, что – то быстро говорить, усиленно жестикулируя другой рукой. Она почти сразу же вырвала у него свою руку и с нескрываемым чувством досады сказала, что - то такое от чего он застыл на месте и только тупо смотрел, как она скрывается за углом. После чего с поникшим видом побрел, куда - то через дорогу в сторону от нас.

 Анастасия, внешне никак не отреагировавшая на сложившуюся ситуацию с братом, обратилась ко мне с вопросом:

  - Какие планы?

  - У меня план один, сейчас провожу тебя до дома и поеду к себе – ответил я.

  - Дорогу к себе домой, я и без тебя знаю – со злостью ответила она, и круто развернувшись, быстро зашагала прочь.

 Я, стоял и смотрел ей вслед. Она быстро удалялась с напряженной спиной, с совершенно неестественно неподвижно вытянутыми вдоль тела руками с ладонями, сжатыми в кулаки. Так ходят только люди ожидающие, что их сейчас окликнут, позовут! Но механизм разрыва уже был запущен и отсчитывал последние секунды, и мне совершенно не хотелось его останавливать. Я уже созрел для этого и потому молчал, а ещё через мгновение сам, энергично развернувшись, зашагал в сторону метро.

 Настю я больше не видел. Она несколько раз пыталась мне звонить по телефону домой, но младшая сестра, девица для своих шести лет очень развитая в совершенстве освоившая домашний телефон и очень охотно взявшая на себя обязанности моего секретаря-референта неизменно, как та птичка из «Простоквашино» отвечала:

 - Его нет дома!

  А в один прекрасный день птичка решила проявить разумную инициативу и добавила к основному тексту от себя всего два слова, от чего фраза приняла совсем другое значение и звучала так:

  - Он сказал, его нет дома!

 И, конечно же, больше звонков не было, да оно и к лучшему!

 Наши отношения с Андреем тоже претерпели значительные изменения. Я вдруг совсем под другим углом взглянул на его поступок, когда ради достижения своих целей он подставил другого человека. Несмотря даже на то, что это была его родная сестра! Да и мне самому было крайне неудобно от того что позволил себя втянуть в это сомнительное предприятие и от этого очень скоро свёл наше общение на нет!

 И одно только наполняет мою душу гордостью, когда вспоминаю эту грустную историю, что отношусь к той очень незначительной плеяде мужчин, которых женщины реально носили на руках!

 Милые Девушки! Знайте и помните старую народную мудрость, что: -

  «Ваша сила - в Вашей слабости!»

 

  P.S. Все имена и адреса персонажей кроме автора изменены.

 




Повесть

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 68 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр