Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Вслед за розовым закатом

 

 

 Новелла

 

 ─ Знаешь, о чём я подумала? ─ грустно спросила Карина. В карих глазах отразилась тоска. Уголки губ дрогнули и обреченно опустились, от чего моложавое лицо сразу постарело, выдавая настоящий возраст ─ сорок.

 ─ О чём, дорогая? ─ негромко спросил мужчина.

 Карина невольно залюбовалась им. Годы сыграли ему на руку. Худощавый, почти щуплый когда-то парнишка превратился в подтянутого крепкого мужчину, обладающего своим, особым шармом. Чуть начинающие седеть на висках волосы сохранили густоту и насыщенный тёмно-каштановый цвет. Голубые глаза светятся добротой и умом. У Карины защемило сердце. Она любила его.

 ─ Мне надо было тогда родить нашего ребёнка... ─ обронила тихо.

 ─ Зачем ты? ─ Его голос звучал глухо, словно издалека. Он с упрёком взглянул на неё, поднялся с постели и молча начал одеваться.

 ─ Ты уходишь? ─ спросила Карина сквозь зубы. Её захлёстывала обида.

 ─ Да...

 Мужчина невозмутимо застёгивал верхние пуговицы рубашки. Теперь женщина смотрела на него с нескрываемой ненавистью.

 ─ Вот так всегда! Для меня у тебя нет времени, а для неё...

 ─ Перестань, прошу тебя...

 ─ За что мне это? ─ с отчаянием воскликнула Карина и уткнулась лицом в подушку.

 По вздрагивающим плечам Илья понял, что она плачет, и смягчился. Подошёл, сел рядом на край кровати.

 ─ Не надо, дорогая... ─ попросил мягко и погладил её короткие светлые волосы.

 Карина перевернулась на спину. Её глаза блестели от слёз.

 ─ Я устала... Как же я устала от этого!

 Мужчина виновато вздохнул и ласково провёл ладонью по её щеке.

 ─ Я люблю тебя, Карина... Ты знаешь.

 ─ Знаю... ─ Она взяла себя в руки и натянуто улыбнулась. ─ Я тоже люблю тебя...

 ─ Мне надо идти... Правда, надо...

 Она села и уткнулась лицом в его плечо.

 ─ Илюша...

 ─ Что, моя радость? – с нежностью спросил он, гладя её волосы.

 ─ Когда ты придёшь?

 ─ Как только вернусь, сразу позвоню.

 ─ Я буду ждать...

 Илья тепло улыбнулся, поцеловал женщину в лоб и решительно поднялся. Мыслями он был уже дома, с женой. Перед отпуском надо решить много дел – собрать вещи в дорогу, сделать несколько деловых звонков, кое-что докупить. Карина встала, накинула халатик, подошла к зеркалу и провела щёткой по волосам. На неё смотрело усталое женское лицо. Она подумала о том, что ей тоже не мешает отдохнуть, поехать куда-то, развеяться от тоски, всё чаще охватывающей её в последнее время. Размышления прервал Илья.

 ─ Что тебе привезти в подарок, дорогая? – спросил с улыбкой.

 Карина оглядела его с головы до ног. Безупречно сидящий костюм. Со вкусом подобранный женой галстук. Вид мужчины говорил о респектабельности и успехе. Илья, действительно, был таким. Просто невероятно, как ему всё удавалось в жизни – карьера, семья, даже любовница, которая хранила ему верность вот уже больше двадцати лет. Сколько лет она отдала этому человеку, тайно надеясь, что он сделает выбор в её пользу! Но всегда находились причины, почему он не может уйти от жены именно сейчас – то он получил интересную должность и боялся повредить карьере, то тяжело болел тесть, и Илья не мог оставить семью в трудный момент. Потом в его поддержке нуждался сын, а у жены врачи обнаружили диабет. Чувство долга не позволяло Илье бросить больную женщину, которая отдала ему лучшие годы своей жизни. О лучших годах жизни Карины он почему-то никогда не заикался. Её любовь к нему Илья принимал, как должное, само собой разумеющееся.

 ─ Почему ты молчишь? – услышала она.

 Карина очнулась от своих мыслей. О чём это он? Ах, да! Подарок... Он всегда привозил ей подарки – красивые сувениры со всех уголков Земли, в которых побывал. И рассказывал смешные истории, которые с ним приключились в поездке. Карина подозревала, что Илья их выдумывал, чтобы развеять её тоску. Где-то, в самой глубине своего сердца, он чувствовал вину за несложившуюся жизнь любовницы. Но он ничего не мог изменить, да и не хотел, наверное. Такое положение вещей его вполне устраивало. Жена не догадывалась об этой связи, а если и догадывалась, то молчала, не желая разрушать семью.

 ─ Привези, что захочешь...

 Илья подошёл, сжал любимую в объятьях и поцеловал в губы.

 ─ Две недели пролетят незаметно, Карина! – оптимистично произнёс он. – Оглянуться не успеешь! А потом мы с тобой куда-нибудь выберемся.

 Она едва слышно вздохнула. Если Илья и возил её отдыхать, то это всегда были кратковременные поездки – два-три дня. И очень редкие, особенно теперь. Карина закусила нижнюю губу, готовая расплакаться от обиды и бессилия, что либо изменить. Илья негромко кашлянул и бодро улыбнулся.

 ─ Пожелай мне счастливой дороги, Карина!

 Она собрала всю свою волю и улыбнулась в ответ. «Пусть едет с легким сердцем.»

 ─ Счастливой дороги, Илья! Береги себя, любимый...

  ***

 Едва за мужчиной закрылась дверь, Карина бросилась на кровать. Её душили слёзы. Наконец, неудержимым потоком они пролились на подушку, где полчаса назад покоилась голова Ильи. Постель ещё сохраняла его запах. И запах секса. Карина выплакалась, закурила и задумчиво уставилась в потолок. Сегодня Илья был на высоте. Превзошёл самого себя. Умело и долго ласкал её, шептал нежные слова. А потом они слились вместе и забыли обо всем на свете. Но воспоминания не вызвали обычного трепета в душе. Напротив, Карина чувствовала злость. Злость, словно её одурачили, использовали. Она мысленно унеслась в прошлое. Москва... Восемьдесят пятый... Она на втором курсе медицинского института. Приглашена вместе с подругами на вечеринку. Её вниманием сразу завладел долговязый, с виду ничем не примечательный парень. Илья обладал несомненным обаянием, которое почти осязаемо излучалось на окружающих, если он что-то говорил. В голубых глазах его то и дело вспыхивали искорки, когда он загадочно глядел на Карину. Теперь она сама затруднилась бы сказать, почему ушла в тот вечер именно с ним. Их отношения сложились сразу, миновав все те стадии, которые обычно проходят другие – симпатию, плавно переходящую в дружбу, а затем в любовь. Никаких переходов у них не было – сразу любовь, всепоглощающая, без оглядки, до самозабвения. Любовники встречались на квартире друга Ильи и со страстью погружались в мир своих чувств. Илья уже окончил институт и работал врачом скорой помощи. Жил он тогда с родителями, в большой квартире на улице Горького. Из его рассказов Карина поняла, что Илья из очень интеллигентной семьи. Мама – актриса, папа – режиссёр. Когда Карина удивлённо спросила, почему сын не пошёл по стопам родителей, Илья грустно улыбнулся и ничего не ответил. Больше она не спрашивала. Они встречались пару раз в неделю в течение нескольких лет, время от времени ссорились, но всегда быстро мирились и забывали о своей размолвке. Карина была на последнем курсе, когда Илья объявил ей, что собирается жениться. На другой... Он не вдавался в подробности, не каялся, не просил прощения. Просто сообщил эту новость. Таким тоном, словно речь шла о погоде. Он исчез и не появлялся полгода. А потом всё началось сначала – встречи два раза в неделю, от которых Карина была не в силах отказаться. Она любила Илью. Так любила, что готова была простить ему всё. Он тоже её любил, поэтому вернулся. О жене Илья ничего не рассказывал, словно её не существовало. Только однажды, когда Карина заикнулась, что хочет быть всегда с ним, он ласково погладил её по щеке, с грустью посмотрел в глаза и покачал головой.

 ─ Это невозможно, дорогая...

 ─ Но, почему? – обнимая его, прошептала Карина. Они безмятежно нежились в постели после сумасшедшего марафона. – Мы любим друг друга... Нам хорошо вместе...

 ─ Да... – задумчиво отозвался Илья. – Нам хорошо вместе...

 ─ Тогда что же нам мешает?..

 ─ Вера беременна...

 Карина брезгливо отшатнулась от него. В глазах её вспыхнула злость.

 ─ Ты... Ты хочешь сказать...

 ─ Я всегда хотел ребёнка... – сдержанно ответил мужчина.

 Карина медленно прикрыла глаза. Какая же она была идиотка, что сделала тогда аборт! Илья женился бы на ней, бесспорно. Но было столько доводов против ребёнка – неоконченный институт, тяжелое материальное положение. Да и, положа руку на сердце, Карина не хотела в то время иметь детей. Теперь она отчаянно жалела об этом. Она вдруг вспомнила, как повёл себя Илья, когда она сообщила ему, что сделала аборт. В тот вечер они сидели в кафе напротив друг друга за крошечным столиком у окна. Илья тепло улыбался и держал её руку в своей.

 ─ Поедем на квартиру? – предложил хрипло. – Я уже не могу. Так соскучился!

 Карина виновато улыбнулась.

 ─ Сегодня не получится...

 ─ Почему? – искренне удивился мужчина. Она никогда ему не отказывала.

 Если бы Карина знала, какая реакция последует за её ответом, она предпочла бы навсегда онеметь. Но в юности она не обладала женской гибкостью и выпалила:

 ─ Я сделала аборт. Пока нельзя, милый...

 Илья едва не подавился кофе. Он отставил чашку и с минуту смотрел на неё, словно не веря. Наконец, до него дошло, что это правда. Лицо почернело, в ясных голубых глазах застыла боль. Он обречено уронил руки на голову и долго сидел неподвижно, почти не дыша. Карина не ожидала, что это так подействует на него, поэтому озадаченно думала, как исправить положение. Но, исправить уже ничего было нельзя.

  Карина так и не стала матерью. Теперь она смирилась с этим. Почти смирилась. В её жизни была работа и Илья, чужой муж. Работа помогала забывать об этом, но одинокие вечера были наполнены тоской и безысходностью. В Германию Карине помог перебраться Илья. Он нашёл мужчину, согласного заключить фиктивный брак, помог ей найти место для практики. Сам Илья не только подтвердил свой диплом врача, но и открыл собственный праксис. У него была большая клиентура, он процветал. Через пару лет после переезда Карина уже работала в немецкой больнице. Она жила в уютной двухкомнатной квартирке, куда два раза в неделю приходил Илья. Всё было, как и раньше, только уже в Германии.

 Карина тяжело вздохнула, встала и пошла на кухню. Сварила кофе. Села на краешек стула. Кофе был очень горячий, и она пила его маленькими глотками, поглядывая в окно. Обычно скупое гамбургское солнце сегодня светило ласково и щедро, словно желая своим теплом согреть скованную холодом душу этой симпатичной хрупкой женщины. Карина невольно улыбнулась, увидев веселую птаху, севшую на её подоконник.

 «Всё не так плохо. Он скоро вернётся!»

  ***

 Илья вернулся домой и застал Веру в гостиной. На диване стоял чемодан, наполовину заполненный вещами. Вокруг него всюду разбросаны её наряды – платья, костюмы, купальник, соломенная шляпка, босоножки. Илья усмехнулся.

 ─ Весь гардероб с собой берёшь? – спросил беззлобно.

 ─ Но, Илюша... – протянула Вера. – Не могу же я там ходить в одном платье!

 ─ Не можешь... – согласно кивнул муж. – А где Валерка?

 ─ В гимназии ещё. Ты голоден?

 Илья подумал о том, что час назад этот вопрос ему задавала любовница, и мысленно улыбнулся. Славные они, его женщины. Он любил их, искренне любил. Они гармонично дополняли друг друга, создавая образ идеальной женщины, к которой он всегда стремился. Вера была дочерью друзей его родителей, и с детства ребятишки проводили вместе почти все выходние и праздники. Как свойственно детям, они часто ссорились, даже дрались, но тут же мирились и дарили друг другу любимые игрушки. Детство пролетело, а дружба и доверие между Ильёй и Верой сохранились. Они перезванивались, встречались, и обоим общение приносило радость. В отличие от Ильи Вера, не мудрствуя лукаво, приняла эстафету родителей – тоже стала актрисой. Илья по-доброму подшучивал над ней, вспоминая, как в детстве она ненавидела «всю эту сумасшедшую богему и чёртовы гастроли». Он всегда посещал премьеры, подбадривал начинающую актрису щедрыми похвалами и приносил цветы.

 Как-то Вера позвонила и пригласила Илью к себе. Дескать, давно не виделись, хочется поболтать со старым другом. Или у него дела? Илья смог приехать только поздно вечером, уставший после работы, голодный. Вера радушно приняла его, накормила ужином. Вскользь заметила, что родители на даче. Молодые люди распили бутылку красного вина, которую принёс Илья. Он поел, расслабился и с удовольствием оглядел подружку детства. Просто, но со вкусом одета, высокая статная брюнетка с большими серыми глазами. Из тех женщин, которым мужчины оборачиваются вслед. Она относилась к этому сдержанно, со спокойным достоинством. Говорили обо всем понемногу – работе, общих знакомых, предстоящем спектакле в театре, где работала Вера. Она с горечью поведала, что её самым бессовестным образом обошли и не дали главной роли. Выразительные серые глаза заблестели от слёз. Илья обнял её за плечи и сказал что-то утешительное. Вера разразилась рыданиями и уткнулась лицом в его грудь. Они сидели рядом на диване. Он гладил её волосы и уверял, что всё образуется. Оба не заметили, как невинные утешительные ласки обернулись страстью и острым желанием. Всё произошло спонтанно, словно близость была естественным продолжением отношений, которые связывали этих двоих долгие годы. Они провели вместе восхитительную ночь. Наутро оба чувствовали себя неловко. Илья, пряча глаза, заторопился на работу. Вера не стала его удерживать, только с улыбкой проговорила, что всё останется, как прежде. Они ведь друзья, не так ли? Илья кивнул и улыбнулся ей светло и радостно – она сняла камень с его души. Вера позвонила через два месяца, говорила сбивчиво и виновато. Не может ли Илья помочь найти врача? Это просто невероятно, но она беременна. Помнит ли он ту ночь? Илья помнил. И тотчас примчался к ней и предложил пожениться. Вера ошалело смотрела на него и отрицательно качала головой.

 ─ Илья... Ты всё не так понял... – говорила тихо. – Я вовсе не хотела связывать тебя. Просто помоги найти врача. Я боюсь идти к кому попало.

 Он заключил её в объятья и посмотрел в глаза.

 ─ Я для тебя ничего не значу? – спросил взволнованно.

 ─ Ну, что ты! Мы знаем друг друга с детства, ты мой лучший друг, но...

 ─ Я люблю тебя! – перебил Илья. – И хочу, чтобы мы были вместе... Всегда.

 Вера счастливо улыбнулась и порывисто обняла его. Он подумал о том, что лучшей жены просто невозможно желать – добрая, отзывчивая, красивая.

 Она, действительно, стала Илье хорошей женой. Вера считала мужа подарком судьбы – умный, нежный, заботливый. А когда родился Валерка, Илья просто надышаться не мог на неё и сына. Вера продолжала работать, но ведущей актрисой театра так и не стала. Ей доставались вторые роли. Теперь это не очень волновало её – амбиции женщины были направлены на мужа и сына. Муж неустанно трудился и шаг за шагом поднимался по карьерной лестнице. Начав работать врачом скорой помощи, к тридцати шести годам Илья уже был главрачом больницы, а через пару лет открыл собственный лечебный центр. Поводом для переезда в Германию послужил ряд событий, связанных с криминальными структурами. Илья заплатил, но оставаться в Москве не захотел. Великолепный кардиолог, он знал, что устроится везде. Его надежды оправдались. Вера, правда, осталась без работы – из-за плохого знания языка в немецком театре играть не могла. Она не отчаивалась – ведь у неё были муж и сын. Всё своё время она посвящала им.

 Илья сам затруднился бы сказать, почему так и не смог забыть Карину. Вера устраивала его во всём. Почти во всём. Чего-то не хватало. Может, остроты отношений, яркости. Илья часто ловил себя на том, что когда находится с Кариной, то с теплотой думает о жене, и наоборот. Они были нужны ему обе. Их любовь к нему придавала уверенность и силу. Он даже представить себе не мог, что одна из них исчезнет из его жизни. Но, особое место в его сердце занимал Валерка. Поэтому Илья знал, что никогда не сделает выбор в пользу Карины. Валерка – его продолжение, его бессмертие. Ради сына Илья готов был трудиться по шестнадцать часов в сутки, только бы обеспечить ему безоблачное будущее. Валерка учился в гимназии, но учился с ленцой, хотя обладал хорошими данными. Отец мечтал, чтобы мальчик стал врачом. А сын мечтал о дальних странах, путешествиях, жизни свободного от рутинной работы человека. Правда, мысли свои не высказывал вслух, щадя чувства папы. Мальчик знал, что на него возлагаются большие надежды. Валерка красиво рисовал, и несколько его картин были представлены на выставках. Отец относился к этому увлечению скептически, но не мешал. Зато мать всячески поощряла сына – ходила с ним по галереям, рассказывала о жизни знаменитых художников, покупала кисти и краски. Сейчас семья собиралась в Испанию. Так захотел Валерка, у него через несколько дней начинались каникулы. Илья не возражал. Он легко шёл на уступки. Вера вытряхнула из чемодана все вещи и покачала головой.

 ─ Илюша, что ты стоишь? Помоги! – попросила капризно.

 ─ Может, отложим на вечер, Верочка?

 ─ Ладно. Я рада, что мы, наконец, выбираемся. Ты выглядишь уставшим.

 ─ Разве? – Илья взглянул на себя в зеркало и пожал плечами.

 Вера подошла сзади, обняла его и ласково улыбнулась.

 ─ Ужасно уставшим! Посмотри на эти круги под глазами!

 ─ Старею, наверное...

 Илья тяжело опустил веки. Что-то тревожное шевельнулось в сердце. «Неужели, догадывается? Или нет? Что будет, если Вера узнает?»

 Жена пощекотала его за ухом и весело рассмеялась.

 ─ Не переживай – для меня ты самый молодой!

 Илья посмотрел на неё и одобрительно улыбнулся. «Хороша! До чего же хороша! Холеная, обладающая вкусом и чувством меры – истинная женщина.»

  ***

 Карина устало брела к станции метро. День выдался тяжёлый – несколько операций, один летальный исход. Пациент умер, едва его привезли в больницу. Врачи пытались спасти его, но не смогли. Пятилетний ребёнок, получивший обширные ожоги. Он скончался, не приходя в сознание. Славный мальчуган, у которого впереди была целая жизнь. Перед Кариной возник образ плачущейся матери. Молодая женщина буквально билась в истерике. Врачам едва удалось успокоить её. Карина дошла до станции, спустилась по ступенькам и присела на скамейку. Рядом с ней молодой светловолосый мужчина читал газету. Он искоса взглянул на Карину и приветливо улыбнулся. Его лицо показалось ей знакомым. Мужчина вежливо поздоровался. Она кивнула, вспоминая, где могла его видеть.

 ─ Мой отец лежит в Вашей больнице. Я навещал его вчера вечером, – напомнил он и добродушно протянул руку. – Вадим!

 ─ Карина... – растерянно откликнулась она. Теперь она вспомнила. Он был в палате у пациента, которого она вела, пожилого молчаливого человека с переломом ноги. Упал, оступившись на лестнице. Лёгкое сотрясение мозга и закрытый перелом. Доктор Вебер делал ему операцию. Она ассистировала.

 ─ Трудный был день? – сочувственно спросил Вадим.

 Карина кивнула и устало вздохнула.

 ─ Поужинаем вместе? – вдруг предложил он.

 Она посмотрела на него, как на сумасшедшего.

 ─ Вы замужем? – без обиняков спросил мужчина и невинно улыбнулся.

 Карина улыбнулась в ответ. Ей стало смешно. К ней уже много лет никто не приставал на улице. Когда-то в юности такое случалось. До встречи с Ильёй. А потом жизнь изменилась – в ней был только он, единственный. Воспоминание об Илье болью отозвалось в сердце. Чужой муж – крохи с чужого стола. И сейчас он проводит отпуск с женой, а не с ней.

 ─ Карина... Вы не ответили, – услышала она.

 Она посмотрела на мужчину долгим взглядом. Высокий, очень худой, но это не портит его, а скорее наоборот, придаёт юношескую гибкость. Светло-русые волнистые волосы красиво ниспадают на плечи. Холеные руки человека, не привыкшего к физическому труду. Длинные тонкие пальцы нервно теребят газету. В карих глазах интеллект. Весьма симпатичный молодой мужчина. И производит впечатление порядочного.

 «А почему бы и нет? ─ подумала Карина. – Ужин ни к чему не обязывает»

 ─ Я не замужем... – спокойно ответила она.

 Лицо Вадима озарилось такой счастливой улыбкой, что Карина почувствовала смущение. «Какой импульсивный... Сколько ему лет?»

 ─ Я давно хотел познакомиться, но Вы всегда заняты. И в больнице неудобно как-то. Я подумал, что встречу Вас на станции.

 Карина удивлённо вскинула бровь. Неужели, он здесь только ради неё?

 ─ Да, я ждал Вас! – проговорил Вадим, словно читая её мысли.

 Их разговор прервал шум приближающегося поезда. Мужчина умоляюще посмотрел на Карину.

 ─ Не уезжайте! Прошу Вас! Поужинаем вместе?

 Она пожала плечами и невольно улыбнулась. Всё было так неожиданно. Она подумала о том, что дома её никто не ждёт. Никогда не ждал...

 ─ Ничего не имею против! – с улыбкой отозвалась Карина.

 Они поднялись и направились к выходу. Вадим открыл дверцу припаркованного у обочины серого БМВ. Помог сесть Карине, обошёл машину и сел за руль.

 ─ Куда поедем? – спросил негромко.

 ─ Решайте сами.

 Машина плавно выехала на дорогу. Вадим рассказывал о себе. Он в Германии четырнадцать лет. Подтвердил диплом и работает программистом. Карина прикинула, что ему не меньше тридцати шести, если он успел выучиться там.

 Они ужинали в уютном китайском ресторанчике, расположившись напротив друг друга за столиком у окна. Вадим каждым жестом, каждым взглядом давал понять Карине, что она ему нравится. И изо всех сил старался понравиться сам – шутил, рассказывал интересные истории и преданно заглядывал в глаза. Не вызывало никаких сомнений, что он влюблен. Карина была просто поражена – ведь они едва знакомы! И польщена – приятно сознавать себя женщиной, желанной, значимой для мужчины.

 Ночью, лёжа в одинокой постели, Карина вдруг поняла, что рядом с Вадимом ей легко и комфортно, что за весь вечер, что они провели вместе, она только раз вспомнила об Илье, в самом начале встречи. Мысли о любовнике испортили настроение. Она была обижена на Илью. Обижена за всё – неудавшееся материнство, наполненные тоской вечера и одинокие ночи. Перед ней возник образ Вадима. Утончённый, интеллигентный. Сердце сжалось при воспоминании о том, как его тонкие пальцы с трепетом сжимали её руку.

 «Славный...милый... ─ неожиданно для себя с нежностью подумала Карина. – Интересно, что было в его жизни раньше, до меня?»

  ***

 Вадим появился на следующий день. Он пришёл навестить больного отца и с нетерпением ждал появления Карины. Она вошла в палату и смутилась, увидев его. Вадим тотчас соскочил со стула и несколько минут с сияющей улыбкой тряс её руку. Александр Львович, его отец, с интересом поглядывал на сына и своего лечащего врача, миниатюрную женщину, которая проявляла о нём заботу. Карина нравилась старику – доброжелательна, всегда находит минутку, чтобы поговорить. Для него это очень важно, поскольку его немецкий слабоват, а общения хочется. Александр Львович год назад овдовел, и Вадим – единственный родной ему человек. Старик не сомневался в истинных чувствах своего сына к Карине – у его мальчика всё написано на лице. Александр Львович подумал о том, во что выльются для Вадима эти отношения. После того, что он пережил с Клавдией, которая использовала его для переезда в благополучную страну, новая любовь была бы своего рода исцелением. Кажется, Карина искренняя женщина. Она вовсе не выглядит охотницей ни за мужчинами, ни за какими-либо благами. Скорее наоборот – скромная, раскраснелась от смущения. Карина подошла к кровати больного и тепло улыбнулась.

 ─ Как Вы себя чувствуете, Александр Львович?

 ─ Спасибо, доктор. Хорошо.

 ─ Как спали?

 ─ Нормально.

 ─ Ничего не беспокоит?

 Старик отрицательно покачал головой. Его беспокоил сын. Как у него всё сложится? Ведь он такой наивный, такой чистый – не от мира сего. Но, разве скажешь ей об этом? Карина пообещала ещё зайти и ушла, сославшись на работу. Ей надо было идти на осмотр других больных. Вадим тоскливо смотрел ей вслед.

 ─ Па, я влюбился...

 ─ Вижу, сынок... – мягко отозвался Александр Львович. – Но, не торопись. Узнай её лучше. Я не хочу, чтобы ты разочаровался.

 ─ Боишься, что я второй раз наступлю на те же грабли? – Вадим усмехнулся.

 ─ Пытаюсь оградить тебя от боли...

 ─ Па, мне тридцать семь лет!

 ─ Для меня ты всегда ребёнок, – возразил отец. – Что ты о ней знаешь?

 ─ Она красивая... – мечтательно протянул Вадим. – И не замужем. И ты сам все уши мне прожжужал, какая она доброжелательная, милая и заботливая.

 ─ Я ничего не имею против неё. Только не торопись.

 ─ Не буду...

  ***

 Первые десять дней прошли замечательно. Семья весело и интересно проводила время. Жаль, что оставалось всего несколько дней отпуска. Сейчас, полулёжа в шезлонге, Вера лениво листала иллюстрированный женский журнал. Илья с Валеркой ушли на пляж, но она предпочитала отдых у бассейна купанию в море. Солнце было щедрым – жаркие лучи его ласкали крепкое холёное тело женщины, вызывая сладостную истому. Весь вид её выражал удовлетворёность жизнью и довольство. Длинные тёмные волосы стянуты в хвост, лицо, покрытое ровным загаром безмятежно, на губах мечтательная улыбка.

 ─ Поверить не могу! – услышала она вдруг. – Верочка, ты?

 Вера отложила журнал и подняла голову. Приветливо улыбнулась высокому красивому человеку, стоящему напротив. Ей это стоило неимоверных усилий, но не зря же она была актрисой – могла владеть собой мастерски.

 ─ Здравствуй, Эдуард, – произнесла ровным голосом.

 Он сел на корточки у её ног и взял её руки в свои. Поднёс к губам сначала одну, затем другую. Его лицо стало грустным. Когда-то эта женщина его любила, а теперь он ей никто. Неужели, правда? Эх, зря он тогда не решился! Ведь тоже любил...

 ─ Ты нисколько не изменилась за эти годы, девочка моя... – проговорил вкрадчиво. – Хотя нет... Ты стала ещё лучше.

 Губы Веры дрогнули в улыбке. «Всё такой же... Обольстительный...»

 ─ Как я рад видеть тебя, Верочка! Кто бы мог подумать, что мы встретимся в далёкой Испании! Через столько лет! Просто невероятно!

 Вера сняла солнцезащитные очки. Серые глаза оглядели мужчину изучающе-строго. Лишь на миг в них отразилась боль, но Эдуард успел её заметить.

 ─ Как ты? – спросила Вера тихо, хотя знала о нём всё. Спектакли, которые ставил Эдуард, проходили с большим успехом. Она читала об этом в прессе. Трагическая смерть жены. Марина Берницкая недавно погибла в катастрофе. Ведущая актриса театра и её, Веры, бывшая соперница.

 ─ Работаю в нашем театре... – Он выдержал долгую паузу. – Ты, наверное, знаешь, Марина… она ушла из жизни... Об этом писали в газетах и сообщали по телевидению...

 Лицо мужчины омрачилось при воспоминании о смерти талантливой женщины, с которой его долгие годы связывали брачные узы и тесная работа в театре.

 ─ Я знаю... Прими мои соболезнования...

 Эдуард молча кивнул. Они долго молчали.

 ─ А как у тебя? Устроилась в Германии? Играешь? – спросил он вдруг.

 ─ Увы! – Вера тяжело вздохнула. – Я стала домохозяйкой. Никому русская актриса не нужна. Немецкий у меня слабый, акцент...

 ─ А русские театры?

 ─ В Гамбурге таких театров нет. Кажется, есть в Мюнхене, но я не могу бросить семью ради работы. Илья прекрасно устроен.

 ─ Как у тебя с ним? – Голос мужчины прозвучал неожиданно ревниво.

 ─ Всё хорошо...

 Эдуард задумчиво оглядел её. Она не производит впечатления счастливой женщины. Обеспеченной, довольной – да. Но не счастливой. Его размышления прервал Илья. Он подошёл и с улыбкой протянул руку.

 ─ Какими судьбами? – спросил приветливо.

 ─ Решил погреть свои старые грешные кости на южном солнце! – весело отозвался Эдуард, легко поднялся и пожал протянутую руку.

 Все трое рассмеялись.

 ─ Нет! Ты держишься молодцом! – возразил Илья. – Рано записываешься в старики! Мускулы, как юноши! Только золотые кудри посеребрились. Как жизнь?

 ─ Пойдёт.

 ─ А где Валерка? – с беспокойством спросила Вера.

 ─ Да вон! – ответил муж.

 К ним ленивой походкой направлялся высокий, атлетический сложенный парень. Рыжая шевелюра его пламенела на солнце. Он подошёл и поздоровался с незнакомым человеком. Живые карие глаза с интересом остановились на его лице – возникло чувство, что он его знает. Вера, смертельно бледная, едва подавила стон, готовый вырваться из груди. Илья угрюмо молчал. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что Валерка – сын Эдуарда. Его точная копия. Черты лица, волосы, телосложение, даже улыбка – всё у них было схоже. Илья медленно прикрыл глаза. Он вдруг осознал, что Вера одурачила его, словно мальчишку, использовала, поймала в свои сети. Эдуард потрясённо смотрел то на мальчика, то на Веру. До него начинало доходить. «Наша та ссора... Внезапное замужество Веры... У неё поджимали сроки, и она выбрала Илью, старого доброго друга...» Воцарилось молчание.

 ─ Мама, зря ты с нами не пошла к морю! Вода такая тёплая! – растерянно проговорил Валерка, чувствуя, что произошло что-то неприятное. Почему отец так помрачнел, а мама бледна? А этот новый знакомый смотрит как-то чудаковато.

 Вера поднялась и стремительно направилась в номер. Мужчины смотрели ей вслед. Когда она вошла в двери отеля, они встретились взглядами. Всё было понятно без слов. Валерка отправился за матерью. Эдуард предложил выпить. Илья отказался и опустился в шезлонг, в котором только что сидела жена. Эдуард, кивнув ему, поплёлся к стойке бара.

  ***

 Илья думал о том, в каком идиотском положении оказался. Да и был всё время.

 «Моя супружеская жизнь – обман с самого начала... Валерка не мой сын... Но, мальчик не виноват. Я люблю его и всегда буду относиться к нему, как к сыну. Но Вера... Как жить с ней после того, что она сделала? Как жить с человеком, способным на чудовищный обман? Где, в какой момент подружка детства, правдивая открытая Верочка превратилась в расчётливую стерву, хладнокровно заманившую меня в западню? Продолжала ли она свои отношения с Эдуардом после замужества?.. Да какое это имеет значение сейчас?»

 Илья вспомнил о том, что Вера никогда не приглашала в дом своих коллег. Никогда не водила Валерку в свой театр. Теперь всё встало на свои места. Никто не должен был узнать правду. Получены ответы на многие вопросы, волновавшие Илью долгие годы. Двадцать лет лжи. Двадцать лет притворства. Надо отдать Вере должное – она прекрасно играла роль любящей жены. И только случайное стечение обстоятельств раскрыло старую тайну. Кажется, и для Эдуарда это было сюрпризом. Он просто ошалел, когда увидел Валерку.

 Илья обхватил руками голову и застонал от отчаяния. Что делать? Как жить дальше? Вера вызывала у него отвращение. О том, чтобы остаться с ней, не может быть и речи. Но, Валерка... При мысле о мальчике у Ильи болезненно сжалось сердце. Он не сможет расстаться с ним. Для него он сын, несмотря ни на что. Илья вспомнил, каким прелестным ребёнком был Валерка – смешливым, любознательным и таким до боли родным... Вспомнил, как учил его ходить, как первый раз повёл в школу, как проводил у его кроватки бессонные ночи, когда мальчик болел. Их отношения были доверительными, тёплыми, какие могут быть только у любящих людей. Илья чувствовал себя загнанным в угол. Он не видел выхода из сложившейся ситуации и горько усмехнулся. «Вечные вопросы – что делать, кто виноват?»

  ***

 В то же самое время в номере отеля Вера, лёжа на кровати с мокрым полотенцем на лбу, которое ей принёс сын, едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Столько лет она прожила в страхе, что всё откроется, и вот это случилось. Сейчас предстояло самое трудное – рассказать сыну правду. Он сидел рядом на краю кровати и держал её слабую руку в своей сильной руке.

 ─ Мама, что случилось? – спросил тихо. – Кто этот человек, что так расстроил тебя? Да и папу тоже... Он сказал или сделал что-то плохое?

 ─ Нет, сынок... – Вера покачала головой.

 ─ Тогда почему ты так расклеилась? Кто он?

 ─ Твой отец...

 Валерка отшатнулся и ошарашено посмотрел матери в глаза. Какое-то время не мог прийти в себя от услышанного. Перед его мысленным взором возник тот незнакомец – высокий, спортивный, красивый. И такой похожий на него самого...

 ─ Он режиссёр театра, в котором я когда-то служила. Эдуард Берницкий.

 ─ И ты с ним... – Валерка не решился произнести грубое слово, готовое сорваться с языка. Сама мысль о том, что мать была любовницей какого-то чужого мужчины, вызывала гадливость. – Ты спала с ним? – наконец, спросил он.

 ─ До того, как вышла замуж за Илью... – обречено ответила Вера.

 Валерка поморщился. Его покоробило, что она не сказала «вышла замуж за папу», а назвала его по имени. «Вот уж дерьмовая ситуация!»

 ─ А, почему этот... ну, режиссёр... не женился на тебе?

 ─ Не мог... Он был тогда женат...

 ─ Ну, ты даёшь! – Валерка криво усмехнулся, но в глазах его стояли слёзы. Он был не состоянии всё это переварить.

 ─ Я знаю, что ты обо мне сейчас думаешь... – негромко проговорила Вера, откинув полотенце в сторону. Её серые глаза с тоской оглядели сына. – Но, я любила его. Так любила, что готова была на всё... Может, когда-то ты поймёшь меня, Валера.

 Ему стало жаль её. Эта красивая сильная женщина, его мать, сейчас выглядела несчастной и разбитой. Словно корабль, потерпевший крушение. Он погладил её по руке, едва сдерживая слёзы, но они покатились по щекам. Он уронил голову ей на грудь и разрыдался. Вера гладила его золотые кудри, думая о том, как ко всему этому отнесётся Илья. То, что он знает, не вызывало никаких сомнений. Как он поступит? Вероятно, им придётся расстаться. Ну, что ж? Она может вернуться в Москву. Там мама и папа, родной театр и он, Эдуард. Он всегда имел над нею какую-то необъяснимую магическую власть. Ничего не изменилось. Сегодня она снова убедилась в этом. Валерка овладел собой и поднял на мать глаза.

 ─ Я пойду к папе. Нам надо поговорить.

 Вера молча кивнула. Она не могла возразить.

 

  ***

 Вечером Вадим поджидал Карину у входа в больницу. Увидев её, широко улыбнулся и предложил довезти до дома. Она не отказалась. В машине Вадим протянул букет роз. Карина взяла цветы, поднесла к лицу и тихо поблагодарила. Она была тронута. Странно и непривычно было принимать ухаживания мужчины после двадцатилетнего полузамужества, как она это называла, за Ильёй. Карина честно признавалась себе, что внимание Вадима ей приятно. Он пробуждал в ней давно уснувшие чувства юности – желание очаровывать, быть недоступной и загадочной. Но, она вовсе не собиралась им играть. Теперь Карина была достаточно мудрой, чтобы ценить истинные чувства. Открытость, искренность Вадима импонировали ей. Она не сделает ему больно. Никогда. Она очень хорошо знает, что такое боль. По дороге Вадим обронил, что был женат. Как она к этому относится? Карина удивлённо повернула к нему голову. На красиво очерчённых губах играла лёгкая улыбка.

 ─ А почему я должна к этому как-то относиться? – спросила негромко.

 ─ Знаете, Карина... Фактически это нельзя назвать браком. Она водила меня за нос и вышла за меня для того, чтобы переехать в Германию.

 Его голос прозвучал с такой обидой, что Карина прониклась к нему сочувствием.

 ─ А дети у Вас есть?

 ─ О чём Вы говорите! – Вадим махнул рукой. – Она ведь не собиралась оставаться со мной... Через два года после развода вышла замуж за местного богача.

 ─ Всё это грустно...

 ─ Но, я оптимист! – Вадим мягко улыбнулся. – Я ведь встретил Вас.

 Карина подумала о том, что сейчас самое время рассказать об Илье. Это будет честно.

 ─ У меня есть мужчина... – тихо сказала она.

 Вадим припарковал машину у обочины, отключил мотор и повернулся к ней.

 ─ Это серьёзно? – спросил напрямик.

 ─ Настолько серьёзно, что длится двадцать лет...

 Вадим недоумённо смотрел на неё, пока до него дошел истинный смысл сказанных ею слов. Он понимающе кивнул.

 ─ Женатый...

 ─ Да... – отозвалась Карина.

 ─ Это не может долго продолжаться...

 ─ Это продолжается двадцать лет...

 ─ Какими достоинствами должен обладать мужчина, чтобы удерживать возле себя женщину в течение стольких лет, не давая ей статус жены? – задумчиво спросил Вадим.

 Карина не ответила. Она не собиралась обсуждать Илью с кем бы то ни было. Вадим понял это и оценил. «Умная женщина». И ещё желанней для него, чем раньше.

 ─ Извините, Карина. Я вовсе не хотел иронизировать.

 ─ Я знаю.

 ─ Просто хотел понять – такое в голове не укладывается!

 ─ Порой у меня тоже не укладывается... – созналась она.

 Вадим взял её руку в свою и поднёс к губам.

 ─ Вы прелестная женщина... И я не отступлюсь!

 Карина улыбнулась. Вадим всё больше ей нравился. В какой-то момент подумалось, что у него, действительно, есть шанс.

 ─ Понимаю, что шансов у меня почти нет, но ведь чудеса случаются с теми, кто в них искренне верит? – с улыбкой спросил он.

 ─ А Вы философ, Вадим! – Карина рассмеялась.

 ─ Нет, просто влюблённый мужчина...

 Она перестала смеяться и прищурилась.

 ─ Не слишком ли Вы торопитесь? Мы познакомились только вчера.

 ─ Я уже три недели думаю о Вас – с тех пор, как папа попал в больницу. А решился подойти лишь вчера. А Вы говорите – торопитесь!

 Оба рассмеялись. И оба почувствовали, как этот смех сблизил их, словно перекинул мостик от сердца одного к сердцу другого.

 ─ Только не подумайте, что я ловелас. Я серьёзно к Вам отношусь.

 Карина склонила голову набок и мягко улыбнулась. Неужели, всё это происходит с ней? Она почувствовала себя совсем молодой и безрассудно счастливой. Словно вернулась юность и вместе с ней то, что было упущено – романтические свидания, многообещающие взгляды, цветы, признания. Ей вдруг захотелось, чтобы Вадим поцеловал её. Карину удивило и насторожило это желание, но она опомниться не успела, как он потянулся к ней и прижался губами к её губам. «Ясновидящий он, что ли?» – мелькнуло у неё. Но тут же её мысли переключились на его ласковые руки и тёплые губы. Вадим целовал её робко, почти целомудренно, словно воровал эти поцелуи у другого мужчины – того, которого она любила долгие годы. Карина с головой погрузилась в мир новых ощущений. И эти ощущения ей нравились. Она несмело коснулась рукой его волос, осторожно погладила их, будто боялась спугнуть свои чувства. Какие они шелковистые на ощупь, его волнистые волосы. И как красиво обрамляют его не по годам мальчишеское лицо. Вадим отстранился и посмотрел ей в глаза с затаённой надеждой.

 ─ Выйдешь за меня? – предложил хрипло.

 ─ Сумасшедший... – прошептала Карина.

 ─ Я люблю тебя... Я буду хорошим мужем, вот увидишь! – горячо заверил он.

 Она улыбнулась загадочно-мудро и ласково погладила его по руке.

 ─ Ты всегда так быстро принимаешь решения?

 ─ Почему быстро? – невозмутимо спросил он.

 Карине вдруг невыносимо захотелось замуж – забыть об унылых одиноких вечерах, наполненных тоской ночах и крохах с чужого стола. Захотелось обрести статус жены, хозяйки дома и любимой женщины, единственной для своего мужчины. Захотелось стабильности и тепла. А как же Илья? Сможет ли она расстаться с ним, вычеркнуть из своей жизни?

 ─ Не торопи меня, Вадим...

 ─ Я буду ждать, сколько ты скажешь! – пообещал он.

 Карина кивнула. Ей захотелось остаться наедине со своими мыслями. Столько событий произошло за эти два вечера. Надо прийти в себя, обдумать всё.

 ─ Отвези меня домой... – попросила она.

 ─ Я тебя чем-то обидел? – удручённо спросил Вадим.

 Она покачала головой и тепло улыбнулась.

 ─ Нет. Просто я устала.

 Он завёл мотор и вырулил на дорогу. Они ехали молча, лишь изредка встречаясь взглядами и улыбаясь. Вадим довёз её до дома и проводил до подъезда. Взял её руку тонкими пальцами – они слегка подрагивали от волнения.

 ─ Подумай над моим предложением, ладно?

 ─ Подумаю...

 ─ Я, правда, тебя не обидел?

 ─ Правда...

 ─ Можно я завтра заеду за тобой на работу?

 ─ Можно...

 ─ А Он? – осторожно спросил мужчина.

 ─ Он в отпуске... С женой.

 ─ Он просто мерзавец! – сквозь зубы процедил Вадим.

 ─ Нет... Он хороший человек. Не говори о нём плохо...

 ─ Не буду. Извини... – Вадим опустил голову и долго молчал. Потом вскинул на неё глаза. – Ты заслуживаешь большего, чем он дает тебе.

 ─ Мне не хотелось бы это обсуждать... – Карина поджала губы, готовая расплакаться. Ей вдруг стало жаль себя, своей неудавшейся личной жизни.

 Вадим обнял её и нежно коснулся губами её губ. Она порывисто обвила его шею руками, утопая в этом упоительном чувстве – его любви. Мысли её путались. Что она делает? Она, кажется, сошла с ума. Карина почувствовала лёгкое головокружение. Сердце сжалось от трепетной нежности к этому человеку, который дарил уверенность в её женской силе и привлекательности, дарил чувство собственной значимости. Одно её смущало – что их отношения развиваются столь стремительно. Его поцелуй стал страстным и требовательным. Карина мягко отстранилась.

 ─ Вадим, ты обещал не торопиться...

 ─ Я сдержу обещание...

 ─ До завтра?

 ─ До завтра, любимая моя...

  ***

 Валерка подошёл к шезлонгу, в котором с закрытыми глазами сидел Илья, и коснулся рукою его плеча. Илья поднял веки.

 ─ Папа...

 ─ Сынок...

 Валерка сел рядом на корточки. Его взгляд был затравленным. У Ильи закололо в груди. «Боже! Каково сейчас мальчику!»

 ─ Мама мне рассказала... – обронил парень.

 Илья молча кивнул. Он был не в силах говорить об этом.

 ─ Ты теперь её бросишь?

 ─ Не знаю... Мне трудно разобраться в своих чувствах.

 ─ Я понимаю... Я сам не смог бы простить такое. – Валерка посмотрел на него в упор. – Но, ты должен знать... Для меня отец – это ты!

 ─ Сынок... – Голос Ильи предательски задрожал. – Мальчик мой...

 ─ Папа... Я люблю тебя...

 ─ Я тоже тебя люблю...

 ─ Я не хочу, чтобы ты оставался с мамой только ради меня... – продолжал Валерка. – Ты не можешь ей больше доверять. Да?

 ─ Да... Но, всё не так просто... У меня есть ты, сынок. Я не могу с тобой расстаться. И она не может. Мама очень любит тебя...

 ─ Знаешь, я хотел тебе сказать... Я еду учиться в Париж...

 ─ В Париж? Но ведь медицину можно изучать и в Германии?

 ─ Я буду художником, а не врачом.

 ─ Ты уверен, что хочешь именно этого?

 ─ Уверен. Я уже получил приглашение в художественную школу.

 ─ А мама знает?

 ─ Нет... Я хотел вам сказать, когда мы вернёмся.

 ─ Ну что ж? – Илья ласково улыбнулся. – В добрый час, сынок!

 ─ Ты не сердишься? – Валерка улыбнулся в ответ.

 ─ Нет... – Илья задумчиво покачал головой. – Наверное, ты прав... Каждый должен

 пройти свой путь. Главное, чтобы ты был счастлив.

 ─ Ты самый мировой отец на свете!

 Валерка порывисто обнял его. Илья ответил на его объятья и подумал о том, что всё разрешилось само собой. Сын едет учиться в Париж, они смогут видеться. А Вера... С ней он расстанется. Теперь никаких препятствий для развода нет. Осталось только объясниться. Хотя, так ли это необходимо?

 ─ Папа, пойдём к морю?

 Илья кивнул. Оба понимали, что скоро предстоит долгая разлука, и хотели оставшиеся дни быть рядом.

  ***

 Под вечер Илья вошёл в номер. Его охватило чувство пустоты, утраты. Самое светлое ушло из его жизни навсегда. У него теперь нет семьи. Эта мысль больно резанула по сердцу.

 ─ Нам надо поговорить! – услышал он голос жены.

 Вера стояла у окна и с грустью смотрела на лазурное море. Казалось странным, что судьба её изменилась, а мир оставался прежним. Всё тот же ласковый берег, убаюкивающее пение волн, солнечные лучи, обливающие эту прекрасную гостеприимную Землю...

 ─ Да, пожалуй... – с прохладцей отозвался Илья.

 Вера обернулась. Её лицо было красиво, как обычно. Бледность не портила его, а делала более утончённым. Жена оглядела его с головы до ног.

 ─ Полагаю, ты всё знаешь...

 ─ Я не слепой.

 ─ Догадываюсь, что ты думаешь обо мне! – Она скривила в полуулыбке рот.

 ─ Ничего хорошего.

 ─ Это взаимно.

 ─ Разве я был плохим мужем? – взорвался Илья.

 ─ Не плохим... – проговорила Вера и выдержала продолжительную паузу. – Но, не очень верным... – Её голос звучал с сарказмом. – Надо быть справедливой – ты изменял мне не со всеми подряд. Только с одной...

 Илья побледнел. «Чёрт! Как она могла узнать?»

 ─ Теперь ты сможешь, наконец, уйти к ней. Карина это заслужила...

 ─ Откуда ты знаешь о ней? – задал он идиотский вопрос.

 ─ Не имеет значения. Поэтому, не будем бросать друг другу упрёки и расстанемся, как цивилизованные люди. Нас ничего больше не связывает.

 Голос Веры прозвучал так хладнокровно, что Илье стало не по себе. Неужели, с этой снежной королевой он прожил долгие годы? Бесчувственная дрянь. Так подло обманула его и даже бровью не поведёт! Ему хотелось высказать ей всё, что он думает о ней, оскорбить, сделать больно, но он промолчал. «Я и сам виноват перед нею».

 ─ Да, разведёмся, как цивилизованные люди... – кивнул устало. – Квартиру и всё, что в ней, я оставлю тебе.

 ─ Мне ничего не нужно. Я возвращаюсь в Россию.

 Илья удивленно поднял брови. Потом до него дошло.

 ─ С ним?

 ─ Да... Эдуард предложил мне работу в театре... и брак.

 ─ Мои поздравления! – усмехнулся муж. – Быстро вы сговорились!

 ─ Обойдёмся без иронии? – сухо предложила Вера. – Эдик устроит Валерку в престижный ВУЗ. Он теперь большой человек в Москве.

 ─ Вот тут ты ошибаешься! Валерка с вами не поедет.

 ─ Неужели, ты надеешься, что я оставлю с тобой моего сына? – с издёвкой спросила жена. – Понравится ли это твоей любовнице?

 ─ Не превращайся в банальную бабу, Вера! Тебе это не к лицу! – холодно проговорил Илья. – Валерка едет в Париж учиться на художника.

 ─ Никогда!

 ─ Он поедет. Я обещал ему полную поддержку.

  ─ Чёрт бы тебя побрал! Как ты смеешь!? – возмутилась она.

  ─ Смею! Он был и останется моим сыном! И мне плевать, с кем ты его зачала! Я воспитал Валерку! Я отдавал ему душу! Он мой сын! – закричал Илья.

  Вера тяжело опустилась на стул и закрыла лицо руками. Сама мысль о том, что Валерка не поедет с ней в Россию, приводила её в отчаяние. Она обожала его, ради него долгие годы жила с нелюбимым мужчиной, терпела его измену. Делала всё, чтобы мальчик ни в чём не нуждался! И что же? Теперь сын бросает её.

  ***

 Они возвращались в самолёте вдвоем. Вера с Эдуардом улетели днём раньше в Москву. Расставание матери с сыном было тяжёлым. Валерке не хотелось вспоминать об этом, но перед его мысленным взором то и дело возникало заплаканное лицо мамы, боль, застывшая в её выразительных серых глазах. С отцом она попрощалась холодно, словно с едва знакомым человеком, который ничего не значил в её жизни. Илья думал о том, как сказать сыну о Карине. Стоит ли делать это сейчас, после того, как мальчик пережил страшное потрясение. Нет, не стоит. Они поговорят об этом потом, как мужчина с мужчиной. Валерка поймёт его... и простит... Затем его мысли переключились на Карину. Вот и дождалась... Илья невольно улыбнулся, подумав об этом. Долго же он шёл к ней... На это ушла почти вся жизнь. Но, теперь они будут вместе. Всегда вместе, как хотела того Карина.

 Вечером Илья летел к ней, словно на крыльях. Сейчас он скажет. И она станет его женой. Илья представил, как засияют от счастья ласковые глаза любимой, восхитительная улыбка осветит её грустное в последнее время лицо. А нежные руки обнимут его шею. Он подхватит её на руки и будет кружить долго-долго и заверит, что всю оставшуюся жизнь будет носить её на руках и любить за чистое доброе сердце, преданность, верность. Скажет, что она его единственная женщина, попросит прощение за всю ту боль, что причинил ей.

 Илья подошёл к знакомому подъезду и поднялся по ступенькам. Его удивила музыка, доносившаяся из квартиры Карины. И шум весёлых голосов.

 «У неё гости? Кто бы это мог быть? Карина ведёт замкнутый образ жизни...»

 Илья позвонил. Через несколько минут дверь открыла Карина. Она была очаровательна в бледно-розовом вечернем платье и ниткой жемчуга на шее. Радостная улыбка медленно сползла с её лица, когда она увидела Илью. Он растерянно смотрел на неё, недоумевая, почему она холодно встречает его, почему взгляд карих глаз чужой и немного виноватый. Всё разрешилось само собой. К Карине подошёл молодой длинноволосый мужчина и по-хозяйски положил холёную руку на её плечо. Она мягко улыбнулась ему.

 ─ Здравствуйте! Проходите, пожалуйста! – пригласил мужчина вежливо.

 ─ Проходи, Илья... – словно эхо, повторила Карина.

 Он не двинулся с места, а только смотрел на них. «Кто этот человек?»

 ─ Куда подевались наши молодожёны? – раздался из гостиной задорный женский голосок. – Кариночка, Вадим! У меня созрел тост!

 Теперь всё было ясно. Она потеряна для него. Илья почувствовал острую боль в груди, но пересилил её и натянуто улыбнулся.

 ─ Примите мои поздравления... – проговорил сдержанно.

 Карина смутилась. Вадим вдруг понял, кто перед ними. Этот мужчина двадцать лет был возлюбленным его жены. Сколько раз Вадим мысленно представлял этого человека, сгорая от ревности. «Так вот он какой... Красивый... Солидный... А ведь он любит её! Несомненно...»

  ─ Карина, извини, я оставлю тебя ненадолго... – тихо обронил Вадим, понимая, что жене нужно объясниться с этим мужчиной. От этого никуда не деться.

 ─ Не стоит. Я уже ухожу! – отозвался Илья. – Всего доброго!

 Ссутулившись, он спускался по лестнице, а новобрачные молча смотрели ему вслед. Когда Илья исчез из поля их зрения, Вадим сжал в объятьях жену и заглянул ей в глаза.

 ─ Я сделаю всё, чтобы ты была счастлива! – заверил горячо. – Не бросай меня...

 ─ Глупенький... Мне нужен только ты... – прошептала Карина. Она с удивлением обнаружила, что появление Ильи не вызвало в ней никаких чувств, кроме смущения. Этот человек, что сейчас обнимает её и так преданно смотрит ─ единственный, кто ей нужен. Она впервые в своей жизни узнала, что значит быть любимой, по-настоящему любимой. Вадим окутывал её своей нежностью. – Я люблю тебя...

 ─ А как я тебя люблю! – Его мальчишеское лицо озарила счастливая улыбка.

 Они вернулись к гостям и тотчас включились в общее веселье.

 

 Илья спустился и вышел из подъезда. Боль в груди усилилась. Хотелось присесть. В нескольких шагах от дома Карины находился маленький сквер со скамеечками. Пару раз Илья дожидался там Карину с работы. Он медленно побрёл в сторону сквера, всё острее ощущая сердечную боль. Он знал эту характерную боль. Ему жаловались на неё пациенты. Илья был уверен, что это инфаркт. Малейшее движение опасно для жизни, но он должен дойти до скамейки. Осталось идти совсем мало – вон уже видны ухоженные аллеи. Илья пожалел о том, что забыл дома мобильный телефон. Он бы позвонил Валерке. Илья огляделся по сторонам. Как назло, ни души... Куда подевались люди? Ему нужна помощь... Срочная... Хоть бы кто-то мимо шёл! Сквозь пелену, опустившуюся на глаза, Илья увидел спасительную скамейку и тяжело опустился на неё. Откинулся на спинку. Хотел глубоко вздохнуть, но не получилось – невыносимая боль разрывала грудь. В голове мелькнуло, что это конец. Как врач-кардиолог он осознавал это, но как человек не мог смириться с такой мыслью. Боже! Скольких людей он поставил на ноги! Скольким подарил вторую жизнь! А сам теперь умирает здесь, в этом нелюдимом сквере, и никто не придёт ему на помощь! «Господи! Помоги! Дай мне совсем немного – хоть ещё раз увидеть сына...» Перед глазами Ильи развернулась величественная картина заката – нежные розовые блики на темнеющем полотне неба. Илье показалось, что он уже это видел. Всё именно так, абсолютно то же видение. И вдруг его осенило: «Как на картине Валерки... Боже! Да ведь он настоящий художник, мой мальчик...» Слабая улыбка тронула губы, веки опустились. Сердце, отбив последний удар, остановилось.

 А в это время, уткнувшись в монитор, Валерка с благоговением созерцал на сайте в Интернете шедевры Леонардо да Винчи. Будущий художник пытался схватить то неуловимое, что не передать красками. Это душа, таинство. Их нельзя нарисовать – можно только вложить.

 Вдруг со стены сорвалась и упала на пол картина «Розовый закат», которую Валерка написал полтора года назад. Мальчик вздрогнул, сердце сжалось от предчувствия беды. Он узнал о несчастье только утром, когда Илью обнаружили в сквере две пожилые дамы, выгуливающие собачек. Они сообщили в полицию, а та в свою очередь – сыну.

 Илью хоронили сотрудники, благодарные пациенты и сын. Две женщины, которых Илья любил, не пришли с ним проститься. Карина не узнала о его смерти, поскольку в ту роковую для него ночь уехала с Вадимом в свадебное путешествие. Вера сослалась на обострившийся диабет. Валерка молча стоял у гроба. Душу сковали холод и безысходность. Он ощущал острое одиночество, вспоминая отца – его мягкий голос, понимающий взгляд, тёплую улыбку. Всё это исчезло в небытие, откуда нет возврата. Мальчик вдруг отчётливо осознал, что потерял самого родного человека, преданного, любящего его безусловно, только за то, что он есть на свете.

 

 Нина Юдичева

 Гамбург

  Дата создания 29.03.2005 10:16

 




Роман

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 80 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр
E-mail(abelino@inbox.ru)