Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




С волками жить

Сергей Романюта.С волками жить

 «Всё-таки хорошая штука, - жизнь! – думал Волк, а три поросёнка, съеденные им пару часов назад, эту мысль только поддерживали».

  Вспоминать о поросятах было легко и приятно. Легко, потому что произошло это всего лишь пару часов назад и быльём порасти ещё не успело. А приятно, тут и дурак догадается, вот они, миленькие, в животе лежат.

  И ещё была одна приятность, - сам хитрость и смекалку проявил, без Лисы справился.

  Ведь Лиса, она только и делает, что выпендривается и дураком обзывает. Потом, правда, соглашается, но сначала наиздевается всласть. После того, ну понимаете, она тоже издевается и тоже дураком называет. Но после, не считается. После того как можно и не слушать, можно и по своим делам идти, дел-то, навалом. А до того как, ничего не побелаешь, слушать приходится и терпеть.

 Кто ж знал что Природа так устроена? Оказывается для того, чтобы получить свое, сначала потерпеть надо покуда над тобой издеваться будут.

 Лису, её тоже понять можно. У неё товар, Волк, - купец, всё по-честному, насколько это возможно в таких случаях. Ей, не продешевить, а ему, за ценой не постоять. А цена, - выпендрёж, оскорбления с издевательствами, вот и приходится...

 А так, если по волчьи, по серьезному, прибил бы и все дела. Но нельзя, природа, мать её...

 В случае с поросятами, хорошо что Лисы рядом не оказалось, а то ещё неизвестно как бы все получилось. Тут Волк сам, без посторонней помощи, сообразил, смекнул, и вот он, результат, аж ноги не держат.

 Бывает, что ноги от голода не держат, - неприятное, надо сказать, ощущение и состояние. А тут ноги не держат потому, что живот полный и тяжёлый. Трудно им, ногам-то, идти, вот они и подкашиваются, отдохнуть просятся.

 А что, можно и отдохнуть, дело-то сделано. Хуже когда голодный. Тогда отдохнуть тоже хочется, но жрать хочется ещё больше. А пожрать в таких случаях вокруг и нечего, хоть шаром покати. Тогда приходится выть, в основном на Луну. Можно подумать, Луна во всём виновата, или, жратву распределяет, а ты, выходит, таким образом у неё поесть просишь.

 Хоть и был Волк наетым, дальше некуда, мысли о голодных временах в его голову всё равно проникали. Чтобы отогнать их и успокоить головушку свою, а заодно и дать отдохнуть ногам, Волк разлёгся на первой попавшейся полянке, там, где солнышка побольше.

 Мало того, разлёгся, во всю свою немалую длину вытянулся. Как бы показать хотел, похвастаться, мол, смотрите все какой я большой и сытый! Если голодный, так не вытянешься, не растянешься. Когда голодный, тогда калачиком сворачиваться приходится. Зачем каличиком? А затем, чтобы живот сжать и поменьше его сделать. Чтобы жрать не просил и не буянил.

 Так что, разлегся Волк, весь сытый и во всю свою длину вытянутый, да еще на солнышке, ну чтобы мысли про времена голодные прогнать, а заодно и погреться.

 «Вот она, - хорошая штука жизнь. – с наслаждением думал Волк. – Вот оно, счастье. – и улыбался, насколько это ему позволяла сделать его, волчья, пасть».

 Плохих мыслей становилось всё меньше и меньше, а хороших всё больше и больше. Всё-таки хорошие ребята, поросята эти, да и живот своё дело знает, без сбоев работает. Так что, живи, вернее, лежи, да радуйся, поросят переваривай.

 Волк уже совсем было весь погрузился в хорошие мысли, даже сниться что-то начало...

 Далее следует «как вдруг», видать без этого даже в сытой жизни никак...

 

 ***

 

 Ну почему жизнь так устроена? Не дают счастьем насладиться, обязательно помешать надо!

 В кустах что-то зашумело-зашуршало. Всё это сопровождалось негромкими, но очень нецензурными словами и выражениями. Волк открыл один глаз, но глаз кроме неба с облаками, ничего не увидел, пришлось поднять голову.

 На полянке, прямо перед Волком, стояла сопливого возраста, лет десяти, девчушка. Она отряхивала платье, видать мусора всякого в кустах на себя понацепляла и продолжала негромко ругаться.

 Что самое удивительное и обидное, на Волка она не обращала никакого внимания. Пришлось вставать, ничего не поделаешь. В лежачем виде солидность не та, а он, - Волк как-никак, хозяин леса всё-таки.

 - Ты кто такая? – скорее для порядка, чем для интереса спросил Волк.

 Спросил и зевнул во всю свою пасть, зубов полную. Зевнул он не для того, чтобы испугать или удивать, а потому, что захотелось. Уж дюже Волк чувствовал себя хорошо: плохих мыслей нету, исчезли, только хорошие остались, солнышко светит, и всё такое...

 - Красная Шапочка! Ослеп что-ли?! – казалось, девчушка только сейчас заметила Волка.

 - А почему шапочка зелёная? – девчёнка Волку уже не нравилась, ой как не нравилась.

 Сама маленькая, щупленькая, а глаза большие и наглые. И смотрит так, что сразу видно, совершенно не боится.

 - Сам ты зелёный! Дальтоник что-ли? – никакого уважения, сплошная наглость.

 - Есть маленько... – замялся Волк.

 Недуг этот не то, чтобы мешал. Скорее, Волк его стеснялся, потому что ситуации разные, нелокие, из-за этого получались, с той же Лисой, например...

 - Тогда чё тут развалился?! – у Волка складывалось впечатление, что Красная Шапочка эта не только стыд-совесть, но и вообще, всё, потеряла.

 - Я в лесу хозяин. Где хочу, там и лежу. – да любой от такой наглости растерялся бы, вот и Волк, - не исключение.

 - Ой! Не делайте мне весело! – противно так, засмеялась Красная Шапочка, ну никакого уважения.

 - Ты бы, это, со старшими так не разговаривала, - Волк попытался призвать Красную Шапочку к порядку и уважению. – не хорошо это, некультурно.

 - А сколько тебе лет, культурный? – ну здесь всё ясно, без комментариев.

 - Ну восемь, а что?

 - А мне одиннадцать! – Красная Шапочка опять засмеялась и показала Волку язык. – Ну, и кто из нас старше? Так что, мелюзга: сиди, молчи и старших слушайся.

 Крыть было нечем! Ну почему сразу нечем? Было чем! Что он, Волк, в деревне что-ли рожденный? Что он, Шарик или Бобик какой-то? Он Волк, - зверь дикий и свободный! А раз он такой, то в случае чего за себя и не ответить может, а случай, вот он, перед ним стоит, рожи корчит.

 - А ты в курсе, что я тебя и съесть могу? – точка опоры, она же, отправная точка, была найдена и Волк почувствовал себя увереннее.

 - В курсе. – Красная Шапочка, наверное, чтобы показать, что нисколечко не боится Волка, уселась в траву. – Только не съешь ты меня. Не дано тебе, мозгами не вышел.

 Про мозги Волка как острой бритвой по сердцу резануло, и эта оскорбляет! Но девчушка не Лиса, с ней можно и не церемониться если что:

 - Это почему же?

 - Ты грамоте умеешь? – теперь почему-то без наглости спросила Красная Шапочка.

 - Нет. А зачем оно мне? – Волк не понял, к чему клонит девчёнка.

 - Тогда все понятно. – вздохнула Красная Шапочка. – То, что ты дурак, ты и сам знаешь. А если не знаешь, то знай. Грамота, она штука мудрая и полезная. Правда, достаётся тяжело, попотеть и потерпеть приходится. Зато потом, живи да радуйся!

 «Что за грамота такая, - слушая Красную Шапочку, думал Волк. – Если от неё жизнь хорошая начинается?

 Надо будет у девчёнки выведать всё насчёт грамоты этой. А то, что потерпеть, так я от Лисы только и делаю, что терплю, и всё без толку. Зато потом, плевать на всё! Значит стоящая вещь, наду будет попробовать».

 - Ладно, - продолжала Красная Шапочка. – Как-никак мы с тобой если не родственники, то соседи, это уж точно.

 - Какие такие соседи? – ну прямо как в лесу, только не дров больше, а удивления, потому что ничего непонятно.

 - Сказка про нас написана. – на этот раз Красная Шапочка улыбнулась Волку, но язык все равно показала. – называется, то ли Красная шапочка и Серый волк, то ли просто, - Красная шапочка, точно не помню. И мы с тобой в сказке этой, самые главные.

 - Ишь ты! Вон оно как! – от такого кто угодно ошалеет, вот и Волк ошалел.

 А куда ему деваться-то? каждому хочется и нравится в сказке главным быть, ну и Волку тоже понравилось.

  – Ну и что?

 - А то, что не съешь ты меня. – теперь уже без всяких наглостей рассказывала Красная Шапочка. Не иначе как за своего признала. – Нет, съесть-то конечно захочешь, но хитрить начнешь, на том и попадешься.

 «Ну это мы ещё посмотрим, попадусь или нет? – подумал Волк. – С поросятами-то получилось!» - а вслух спросил:

 - А дальше что?

 - А что дальше! – Красная Шапочка на секунду задумалась. – Пирожок хочешь?

 - Давай. – какой же дурак от пропитания откажется, тем более, что сами дают.

 Красная Шапока развязала тряпицу, прикрывавшую корзину. Кстати, на корзину эту, Волк только сейчас обратил внимание, не до неё было.

 Красная Шапочка достала из корзинки пирожок и протянула Волку.

 

 

 

 ***

 

  Пришлось вставать и подходить, сам только что о культурности говорил. И чуть было не случилось то, что Волк себе никогда не простил бы, - он чуть было хвостом не завилял!

  Хвост уже начал было жить самостоятельной, отдельной от Волка жизнью и попытался двигаться из стороны в сторону, вилять значит. Но Волк на то и Волк, - зверь дикий и свободный! Усилием воли хвосту было приказано: «Стоять!»

  «А то стыд и срам на веки вечные! – подумал Волк».

  Так что, получение и поедание пирожка Волком прошло с его стороны без потери лица, вернее, морды.

  - Слушай значит, - Красная Шапочка тоже угостилась пирожком и теперь вытирала пальцы о траву. – Так уж и быть, расскажу тебе что было, что есть и что будет. А ты на ус мотай, сказка-то сказкой, но всё равно. Да и ничего хорошего в этой сказке тебя не ждёт. А ты парень вроде бы неплохой, дурной только. Воспитания тебе не хватает.

  - Откуда же ему взяться, воспитанию? – согласился Волк. – Лес дремучий кругом, а в нём, сама знаешь.

  - Знаю. – кивнула Красная Шапочка. – Потому и разговариваю с тобой, хотя, давно могла бы послать куда подальше. Понравился ты мне. Попробую из тебя культурного сделать, ну и за одно сказку переделать надо, чтобы конец в ней хорошим был.

  У Волка от такого на глазах аж слёзы выступили, не привык он к тому, что к нему вот так, со всей душой, да ещё и помогают. Обдурить, обжулить, отобрать что-то, - всегда пожалуйста!

  Та же Лиса, сволочь, и ходить далеко не надо. Вот и приходится полагаться исключительно на ноги сильные и крепкие, да на зубы, большие и острые. Какие уж тут культура с воспитанием могут быть?!

  Чтобы не показать нахлынувших чувств, Волк даже морду в сторону отвернул, ну, чтобы слёзы незаметно для Красной Шапочки высохли, Волк всё-таки. Впрочем, Красная Шапочка смущения и чувств вольчих не заметила. А если и заметила, то вида не показала, не иначе, грамоте умеет...

 

 ***

 

  - Началось всё с того, что бабка моя заболела. – Красная Шапочка поудобнее уселась в траве. – Заболела, значит, и письмо мамке моей отписала. Мол, болею вся, того и гляди помру и внучку напоследок не увижу. Поэтому отправь её до меня, в гости. А чтобы не с пустыми руками ей идти, пошли с ней пирожков, да маслеца, горшочек, мне много не надо. Уж очень я до всего этого охочая. – Красная Шапочка подняла и показала Волку корзину. – Вот ведь карга старая! Одной ногой в могиле, а туда же, пирожки ей с маслом подавай! Так любой болеть согласится. Ещё, чего доброго, мужика потребует!

  - А если потребует?

  - Искать придется! – видимо Красная Шапочка представила себе это, потому что нецензурно выругалась. – А куда денешься?!

  Дом у неё хороший. Так она, ведьма старая, нет чтобы мне его завещать, она из себя прямо королевну какую-то строит, аж противно. Говорит, что дом её мне так и так достанется, мол, не переживайте. Но завещать его, говорит, я пока не буду, а то вы тогда или отравите меня, или голодом заморите.

  Завещание-то, вот оно, готово, только не подписано. Вот когда помирать начну, ну, уже наверняка, тогда и подпишу. А пока, доченька и внученька, любите меня, ухаживайте за мной и кормите меня. Иначе хрен вам, а не дом! Пусть уж лучше королевству достанется, чем вам, неблагодарным.

  И ведь права, стерва старая, кругом права! Хитрая, зараза! Вот и приходится... А ты что думал, я сама, по доброй воле? Думаешь бабку люблю больше жизни?! Делать мне больше нечего!

  - Ничего я не думаю, я слушаю. – Волку и вправду было интересно.

  Уж если так начинается, чем же оно все должно закончится? Аж шерсть на загривке шевелиться начала!

  - Ну слушай дальше. - Красная Шапочка поёрзала, устроилась поудобнее, пробурчала что-то и продолжала. – Напекла мамка пирогов, значит, и говорит мне, иди, порадуй старую. Чего доброго и правда дом королевству отпишет. Да, ещё, ты там не очень, а то я тебя знаю. Старая она, ум давно закончился, да и не было его у неё никогда особо-то.

  Ладно, говорю, не учи. Мне самой дом тот позарез как нужен. Думаешь приятно на хахилей твоих, пьяных, смотреть? Не боись, говорю, прикинусь дурочкой, не впервой.

  Взяла корзину с пирожками и с маслицем и пошла. Оно конечно, по дороге хоть и длиннее, зато удобнее. Но если по дороге пойдёшь, тебя не встретишь. Тогда сказки не будет. Понимаешь?

 

 ***

 

  Волк на всяки случай кивнул, понял значит. А на самом деле ничего не понял.

  - Вот я через лес и поперлась, ну чтобы тебя встретить и чтобы сказка дальше продолжалась. Так что, цени!

  Ну вот, иду, через кусты продираюсь а где ты шляешься, понятия не имею. Орать, глупо. Знаю, что в чащобе какой-нибудь отсиживаешься, ночи дожидаешься, вот и лазила там, где кустов и бурелома побольше. Вон, фартучек даже порвала, зашивать придётся.

  Волк посмотрел на фартук: «ну порвала, ну и что такого? – подумал он. – Зачем вы вообще все это на себя одеваете? Неудобно же!»

  - Ну а дальше что? – Волк опять чуть было не завилял хвостом, уж очень интересно ему стало. Заинтриговала его Красная Шапочка.

  - А что дальше? – Красная Шапочка вытащила из корзины еще два пирожка. Один принялась жевать сама, а второй Волку бросила. – Дальше сказка, что же еще?! Вот, встретились мы с тобой, рассказала я всё тебе.

  - А что, в сказке бабуля твоя дом тоже завещать не хочет?

  - Не, в сказке об этом ни слова. – призналась Красная Шапочка. – Но сам понимаешь, одно дело сказка, а другое дело, - жизнь.

  Ладно, не перебивай, дальше слушай. Значит, расскажу я тебе всё, а ты, сволочь, надумаешь и меня и бабку мою слопать. Вот только не пойму я, к чему весь этот огород городить? Ты отправишь меня к бабке дальней дорогой, а сам, прямиком. Пибежишь, быстренько бабку слопаешь, и меня ждать будешь, чтобы тоже слопать.

  - А чё так сложно-то? – Волк аж встрал. Ну совсем его дураком Красная Шапочка выставляет. – Не проще ли тебя прямо сейчас сожрать, а потом уже, спокойненько, бабулей твоей закусить?

  - Вот и я о том же! – всплеснула руками Красная Шапочка. – Зачем жизнь себе усложнять? Только сдаеётся мне, мешает тебе что-то прямо сейчас меня схрямкать. Может быть совесть, но вряд ли. Может глупость, и это скорее всего, а может наетый ты, дальше некуда, не помещусь я у тебя в животе то...

  «Последнее, - в самую точку. – подумал Волк, но вида не подал, промолчал.»

  Он сам себе удивился, что это он так глупо в сказке себя повёл? Неужели и там поросят слопал?

  - Ладно, ты не заморачивайся. – успокоила Волка Красная Шапочка. – Всё поправимо. Дальше слушай.

  К удивлению Волка, Красная Шапочка вытащила из корзины пластиковую бутылку пива:

  - Будешь?

  - Непьющий я. – отказался Волк.

  - Правильно. Одобряю. – Красная Шапочка ловко скрутила пробку и присосалась к бутылке. – А я пьющая. Жизнь такая, чтоб её... – она срыгнула и закрыла бутылку. – Ладно, не переживай ты так, слушай дальше.

  Слопаешь, значит, ты бабку мою, в одежду её оденешься и на кровати развалишься как будто ты, это она. Я прихожу, ты лежить, на меня пялишься...

  Ну а дальше, я дурочкой начинаю прикидываться. Спрашиваю тебя, мол, почему это, бабушка, у тебя такие большие: уши, глаза, ну и прочая ерунда? А ты отвечаешь, ну, чтобы лучше слышать меня, видеть, старая как-никак. Можно подумать я бабки своей не узнаю!

  Красная Шапочка ещё отпила пива:

  - Но я то не дура! Я сразу тебя просчитала! Покуда ты бабку мою лопал и в одежду её переодевался, я охотников нашла. Они, почитай каждый день, в лесу шарахаются, всё тебя подстрелить хотят.

  - Знаю, - пробурчал Волк.

  Уж очень он не любил охотников, боялся он их...

  - Нашла я охотников, - продолжала Красная Шапочка. – рассказала им все. Попросила помочь ребёнку. Они, ясно дело, только «за».

 Ну вот, как только у нас с тобой разговор про твои глаза, уши и зубы зайдет, они тут как тут. Тебе в бошку из всех стволов, а бабку на волю, покуда перевариться не успела. Тебя, вернее, то, что от тебя осталось, на жердину и домой, шкуру сдирать. Вот и вся сказка.

 - Да уж, - вздохнул Волк. – перспективы ещё те...

 «И зачем я поросят этих ел? Сейчас слопал бы девчёнку и всё шито-крыто, и никаких охотников».

 Но это он подумал, сказал-то совсем другое:

 - А что, по другому никак? Может договоримся?

 - Можем и договориться. – согласилась Красная Шапочка. – Мне такой расклад тоже не ахти как улыбается.

 - Ну говори тогда, - Волк опять чуть хвостом не завилял. – Чё тянешь-то?!

 

 ***

 

 - Делаем значит так. Ты идёшь короткой дорогой, я длинной. Приходишь, съедаешь бабку. Только одно условие, проследи чтобы она перед тем, как ты её съешь, завещание подписала.

 Будет ерепениться, припугни, жути нагони, ты это умеешь. Бабка подписывает завещание, ты ее съедаешь и бегом в лес!

 Спрячешься на время где-нибудь в чащобе, ну, пока всё успокоится. Я же охотников звать не буду, одна приду.

 Приду значит, а бабки нет, пропала! Чтобы на меня не подумали, я сначала по деревне пройду, ну чтобы алиби было. Приду, нету бабки! Я в крик, пропала бабуля любимая, дорогая! Пару раз в обморок грохнусь. Во! Фартучек на себе до конца изорву, ну чтобы поверили, что истерика у меня, что горе горькое. А когда всё уляжется, я тебя найду и отблагодарю.

 - Ну и как же ты меня отблагодаришь? – Волк аж обалдел от такого коварства и сросил скорее автоматически, нежели чем хотел узнать какая такая благодарность ему от Красной Шапочки будет?

 - А так! – у Волка создалось такое впечатление, что Красная Шапочка давным-давно всё придумала и что роль Волка в этом деле определена «от и до», и что деваться ему некуда: или соглашаешься, или охотники... – Подружимся мы с тобой, крепко подружимся.

 Я-то сразу в бабкин дом перееду. Надоело мне на мамкиных хахилей любоваться. К тому же, некоторые из них уже пристают. Поселюсь я, значит, в доме бабкином, а дом-то в деревне находится, хоть и на окраине, у леса, но всё равно.

 Так вот, я тебе завсегда по деревне полный расклад дам: у кого и где скотина какя пасеётся и где содержится, ну и всё такое. Чего тебе по лесу-то рыскать, пропитание выискивать?

 Можно сказать, на всём готовом жить будешь. Соображай! Опять же зимой. Зимой в лесу холодно и голодно. А я тебя завсегда встречу-привечу, накормлю да обогрею.

 Эх, жалко не человек ты, я бы замуж за тебя пошла. – Красная Шапочка грустную мордаху состроила, показывая, до чего ей жалко, что Волк не человеком родился.

 «Спаси и сохрани меня от такой жены! – Волкам человеческие боги не полагаются, а он к ним и не обращался. Сейчас Волк обратился к своему, волчьему богу».

 - Ну а ты, поскольку друзья мы с тобой, - как ни в чём ни бывало продолжала Красная Шапочка. – если что, всяко в жизни бывает, поможешь мне иногда. Идёт такой расклад?

 - Идет. – Волк конечно же помолчал немного, как будто обдумывал. А на самом деле, согласился сразу, деваться-то некуда!

 - Ну и чудненько! - Красная Шапочка опять приложилась к бутылке. – Твоё здоровье, Волчара!

 - И тебе не хворать.

 Не смотря на возраст и щуплое телосложение, на этот раз Красная Шапочка отпила довольно-таки много. После этого аккуратно закрыла крышку и положила бутылку в корзину.

 - Ладно, хорош лясы точить, выдвигаемся. – она встала и отряхнула с себя прилипший мусор. – Где здесь дорога подлиннее да поудобнее? Показывай!

 - Видишь, вон, ёлка здоровенная стоит? – Волк кивнул в сторону высокой ели, возвышавшейся над другими деревьями.

 Красная Шапочка тоже кивнула, поняла, значит.

 - Иди прямо на эту ёлку, а от неё налево. А потом всё время прямо пойдёшь. Там болтце будет, но ты не опасайся, нетопкое оно, так, лужи травой позарастали и всё. Самое неприятное, что с тобой может случиться, - комары покусают маленько. Не барыня, потерпишь. Так вот, всё время прямо иди.

 Зато выйдешь аккурат на другой конец деревни. До бабкиного дома тебе как раз через всю деревню пройти надо будет. Вот тебе и алиби.

 Доставая на ходу из корзины бутылку пива и открывая её, она уверенно зашагала в сторону ёлки.

 

 ***

 

 - Увидимся, как же! – усмехнулся про себя Волк.

 Не иначе как волчий бог услышал своего серого адепта потому, что Волк после, много раз прокручивал в голове эту встречу, и каждый раз выходило, что не сам он Красной Шапочке ту дорогу показал. Не иначе, как волчий бог это сделал.

 Дело в том, что на самом деле болотце было ни чем иным как болотом, самым е настоящим. Даже не болотом, а болотищем, потому что кто бы туда ни пошёл, назад не возвращался. Говорили, что Нечисть болотная там живёт, что всё живое губит, к себе утаскивает.

 Волку нисколечко не было жаль Красную Шапочку. Да и бабушку её, если честно, тоже, - одно кубло. Ему, ни с того, ни с сего, стало жалко, вот такое вот чувство его посетило, тех людей и не людей тоже, которых эта соплячка за свою жизнь извести сможет. Ведь ей всего лишь одиннадцать, и у неё, всё впереди, вернее, Волк усмехнулся, уже всё позади...

 Конечно есть вероятность, хоть и маленькая, что Красная Шапочка и Нечисть болотная меж собой договорятся, но здесь Волк бессилен, все что смог, сделал. Болото же это, гиблое, он и раньше стороной обходил, а теперь и подавно, на всякий случай.

 




sigrompism

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 79 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр