Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Алька.

 Одно время в моем доме жило по очереди несколько ручных крыс. Но век их короток. Года три. И вот я снова одна. Особенно вспоминался крыс «всех-уйду-один-останусь».

 И я принялась искать в зоомагазинах крысомальчика, в честь жившего у меня когда-то «всех-уйду», желательно такого же черного и компанейского, хотя по опыту знаю что крысы девочки куда ласковей и привязчивее, а уж как смеются! Когда у меня жила рыженькая с белым мазком на лбу крыса Бусина, она обожала играть с моей рукой прямо через прутья клетки.

 Я дула на нее через решетку, в бока и мягкое пузо, в вытянутый длинный нос с розовой пипкой, и почесывала пальцем бока и брюшко крысы, а Бусина радостно пища и обкручиваясь вокруг себя, принималась ловить мой палец вытянутой передней лапкой и прижимаясь к прутьям пыталась схватить меня сжимающимися пальчиками, протягивая меж решетьем лапу. В это время она улыбалась во весь рот. Остановится, задохнувшись, на секунду, и смеется заливисто чередой писков с придыханием. Крысы как никто умеют передавать звуком и мимикой настроение (– морды у них очень выразительные).

 Но одинокой крысодевочке требуется куда больше внимания, чем крысюку, поэтому я решила что крысомальчик мне подойдет больше. И потом, крысявки куда меньше мальчиков по размеру – так что их приятно гладить, но не потискаешь как крысомальчишку: его куда «больше!»

 Главную же роль играла, конечно, вещь, что крыс больше склонен к одиночеству, чем самочки. Тем более, что известно: взрослые самцы иногда и в стае уходят в сторонку и начинают вести холостяцкий образ жизни. В общем, я мечтала найти крыса-холостяка, большого, толстого, ласкового , опрятного, общительного и дружелюбного. И, желательно, однотонной окраски.

 Как назло, словно по чужому злорадному сговору, в продаже были попугаи, хомячки, амадины, хорьки, рыбки, кролики и даже шиншиллы, но ни одной крысы! Можно было подумать, что город посетил Гаммельнский крысолов. Но тут, на мое счастье, я узнала что у знакомых знакомой крыса ждет приплода и забронировала себе крысенка-мальчика, если он будет. Пошли дни томительного ожидания, крыса вынашивала «бегемотика» и совсем не стремилась выпустить потомство в мир. Каждый раз звоня своей знакомой Лере, я спрашивала «ну как?» и совсем извела ее этим вопросом. Наконец, крыса разродилась, принеся 6-рых крысят.

 Теперь я следила за вестями , как растут крысята. Четверых мама и папа крысы съели – осталось двое. Хозяева супружеской крысиной пары не содержали отдельно маму с потомством от папы-крыса, как стоило бы. Может крысе стало тяжело нести бремя семейной жизни и она поэтому подкрепилась свои потомством, кто знает ( в идеале крыс совместно содержат однополыми парами и более , а крысихе позволено рожать не больше 2х раз в жизни: частые роды истощают и убивают крысу. Это все сказки о счастливом материнстве и обновлении организма после родов!). А может хозяева проявили слишком пристальное внимание к помету, но так или иначе крысят осталось двое. Крыса как наседка сидела на них в домике и никого не пускала в клетку полюбоваться на детей. Клац! – и хозяин идет бинтовать себе палец…

 …-Так что я не знаю, есть там мальчик или нет, - закончила телефонную историю Лера.

 -Да как вы определите раньше месяца, кто мальчик, а кто девочка? – зависла я.

 -Да, кстати, а как определяется?

 -У мальчика в 4 недели под хвостом появляются два пушистых шарика, сразу будет видно. И в месяц надо мальчиков отсаживать из общей клетки, они в это время уже созрели.

 -Ну, будет мальчик, привезу, - пообещала Лера и отключилась.

 Ожидая приезда крысика, я приобрела клетку, две поилки( с шариком и без), несколько банок мясного детского питания, дропы и ,поддавшись безумию ожидания, купила домик для хомячка( эту « юрту» я потом отдала по объявлению для джунгарика). Крысы спят либо на подстилках( либо прямо на стружках, если вы насыпаете в клетку стружки( только не еловые, они смоляные!)), либо среди салфеток, в домиках, либо в привешенных к потолку гамаках. Домик для хомячка им быстро становится мал, и еще: в таких домах, как в беговом колесе, они ломают хвост. Колесо крысе совершенно не нужно!

 Через месяц хозяйка, потеряв терпение, извлекла крыс-родителей из клетки и выдвинув домик, внимательно осмотрела крысят. Оба оказались мальчики, о чем красноречиво свидетельствовали шарики под хвостами. Одного крысенка хозяева решили оставить себе, а второго, как и обещали, отправили ко мне.

 Договорившись, что я буду дома, Лера приехала. Деловито достала из дамской сумки маленькую картонную коробочку и увесистый неначатый пакет корма «Зверушки», а я радостно изготовила клетку, взятую для Алька с рук, слегка беспокоясь: у клетки существовал недостаток – дверца закреплена была на тугой пружине и захлопывалась снизу вверх, стоило отпустить придерживающие пальцы. Я боялась защемить крысика в проходе. Альком я решила назвать крысеныша еще до его рождения , начитавшись «ГОда крысы» Ольги Громыко, но впоследствии он стал в обиходе Алька, от чего бесился хозяин хаба из местной сети: хозяина хаба звали Алик и он решил, что я назвала крысюка его именем.

 -Я сама распечатаю,- сказала Лера, поддевая маникюром скотч на коробочке, помаялась, приняла от меня ножницы и кое-как справилась с клейкой лентой. В коробочке было подозрительно тихо.

 -Он там не задохнулся? – забеспокоилась я.

 -Нет, - ответила Лера и принялась распечатывать по виду пустую коробку, длинные ногти ей мешали. -Подожди, - обратилась она ко мне, - я сейчас сама его посмотрю… И аккуратно вытряхнула что-то зашуршавшее себе в сложенные лодочкой ладони.

 -Ой, ты мой хороший, - приговаривала тоном профессиональной медсестры знакомая, бережно почесывая внутри «лодочки» загнутым внутрь отточенным ноготком, потом раскрыла ладони и я наконец увидела крысенка. Он был черно-белый: полтуловища от головы черные, а половина до попы – белая, на белом пузике красовалось коричневое пятнышко, маленькие меховые шарики стыдливо прятались под длиннющейщим хвостом, поросшим в основании густыми жесткими волосками, а в миндалевидных черных глазах застыл неразрешимый вопрос молочного кутеныша. Лера почесала крысику пятнышко на пузике и высказала, что она будет Алькиной крестной мамой, после чего распрощалась и уехала. А я засуетилась вокруг малыша.

 Сначала положила ему в клетку салфеток, потом поставила пластиковую крышку от витаминов с мясным детским пюре, проверила поилки с водой( достанет ли их крысенок) и запустила Альку в клетку, решив дроп положить или подвесить к вершине клетки через месяцок. (Дропы, кстати крысы не грызут, но эти зерновые палочки советуют тем, кто куда-то едут с крысой) Крысам до года полагается несладкий йогурт, но после того, как в купленном йогурте дважды оказалась плесень, я решила исключить их из рациона моей семьи. Еще я установила в клетке пластиковую чашу с зерновой смесью, но крыс счел ее за дополнение к интерьеру.

 Первым делом мелочь отправился к миске с пюре – съел все, съел вторую порцию, съел половину третьей и отвалился, обратив внимание на меня. Не то, о чем мечталось, но если рассмотреть получше… Я не выдержала и , сняв верх клетки, сгребла его в ладонь) Очаровашка! Коготочки длинные, белые, почти полупрозрачные, очень острые, разъезжались по моей коже. Вытянутая мордочка. Малыш показался мне очень, ну прямо очень крошечным и я ненароком боялась его раздавить.

 То ли оттого, что Алька объелся, то ли оттого что ему было неудобно балансировать на руке, но взгляд его еще больше стал напоминать взгляд маленького щенка, хотя глаза не были подернуты молочной пленкой.

 Пришла дочь. – Чего ты так долго с дверью возилась – недовольно спросила она. Недовольна она почти всегда, с раннего детства – синдром недостатка родительской ласки и неуверенности от этого в себе. Вместо ответа я протянула раскрытую ладонь, на которой сидел и мыкался крысомальчик.

 -Это Алька, - представила я Альку Джастине.

 -Ой, мама, - заголосила слегка подрастерявшаяся дочь, причудливо заломивши руки, - какая замечательная… гадость! Вот чего ты так долго возилась, пока открыла дверь… Фу! – экспансивно встряхнула она кистями рук перед собой. - Опять крыса! Дай его мне!

 Я только улыбнулась про себя, пересаживая Альку ей на ладонь, и не стала напоминать как она в детстве тайком ото всех принесла самую первую крысу в наш дом из Детского Зооцентра и день прятала его в подвешенной к стене коробке, пока крыс оттуда не сбежал и не забаррикадировался в нижней нише шкафа вместе с котом. Ночами он бегал по дочкиной кровати и нюхал ее горло, а днем выскакивал из углов и кусал до мяса ее за пальцы, так что она стала бояться спать и не подходила одна к шкафу.

 Террорист подружился с котом, позволял сминать себя моему полуторогодовалому сыну, обожал меня, но дочь неумолимо кусал. На второй неделе, после третьего укуса и похода в приемное отделение хирургии, я поймала Маковку( так мы назвали этого взрослого крыса) и унесла в зоомагазин, хотя нашему коту не хотелось расставаться с приятелем.

 …-Пойду руки помою, - уже куда менее недовольно сказала доча, возвращая крысюкина, и отправилась в ванную.

 Так Алька поселился у меня. До года он умудрился свалиться с высоты и отшибить себе задние лапы, так что долго потом хромал на одну ногу.

 Я даже боялась, что останется инвалидом, в чем меня разубедил ветврач приехавший сделать Альке укол. Крыс при виде шприца шустро заскакал улепетывать на всех 4-тырех, симулянт! Наел аллергию( потому что предпочитал кушать одно детское пюре, а на крысиный зерновой корм и не смотрел), - ветврач в клинике сообщила , что крысу следует давать сухари, чтобы стачивал зубы( «иначе придется подрезать») и кормить овсяной крупой – это очень и очень полезно.

 -Вы его разбаловали! – безапелляционно сказала ветеринар.

  Зубы… Зубы – наше всё. Ну Алька хоть когти давался остричь( стричь следует выше красной линии на когте), и то плюс.

 Кстати, возил нас в больницы не кто иной как разгневанный знакомый с хаба, Алик, не переносящий крыс, в то время как любопытный Алька вылазил в машине из коробки и целеустремленно глядя вперед на ленту дороги, устраивался перед ветровым стеклом, указуя иногда вперед протянутой лапой, попискивая от возбуждения.

 В год крысюк вырос небольшой верткий самэц, храбро скакавший по поверхностям, возвышающимся над полом, по маршруту «изголовье кровати - компьютерный стол» и предпочитавший бегать и ползать, вместо присущих крысе непредсказуемых высотных прыжков, например, на проходящую мимо хозяйку (психические последствия перенесенной физической травмы). Выросло совсем не то, что хотелось: Алька был почти того же размера , что и крысявка, «ужасное ссы…трусло» и первосортный пачкун. Даже знаменитый агрегат размножения – гордость и краса крысюков – был едва заметен под хвостом, а не свисал, внушительно красуясь на всеобщее обозрение.

 Так как Алька грыз компьютерные провода и оборудование ( вечная память китайской клавиатуре, микрофону и наушникам!), то я долго ломала голову как крысюка удержать на маршруте «клетка - кровать – столешница», чтобы он не залез на сам стол или не перекусил, упав нечаянно вниз, провода, стелившиеся по полу, а потом просто стала схватывать крыса в руку или звать по имени, каждый раз тут же, как он сваливался на пол и задумывался на долгие миги: стоит ли совершить экскурсию хоть под кровать?

 Обычно стоило позвать «Алька! На!», как он поворачивался попой к намеченной цели. Вознаграждаемый крохотным кусочком сливочного масла( замена йогурту), крыс радостно и покладисто соглашался вернуться на что-нибудь возвышающееся над полом, и не пытался самостоятельно слезть или спрыгнуть на пол. До следующего случайного падения.( Кстати, не усердствуйте с маслом: даже от небольшого , с нашей точки зрения куска, крысенок может изойти поносом и умереть. Это верно и для хомячков).

 Как и прежние мои крысы, в теплое время года Алька путешествовал вместе со мной по улицам в капюшоне моей куртки. В зимнее время гулять я выходила одна.

 Пока я не приобрела вторую клетку с присоединенным кубриком-спаленкой и с раздвижными дверями, я заклинивала пружинную дверцу имевшейся клетки ножницами. Если крыс не сваливался с крыши клетки сломя голову, то ножницы дверь держали, но если он приземлялся лапами на ручки ножниц, то они выбивались и клетка захлопывалась, норовя прищемить Алькин роскошный хвост. В отличие от прочих крыс, что у меня жили, спокойно ночевавших в клетке, Алька повадился спать возле меня и я страшно боялась своим весом его раздавить случайно во сне. А потом, махнув рукой, решила в диктаторском порядке запирать крысюка в клетке на ночь. Была тому и еще не одна причина.

 Подросший Алька принялся метить территорию: территорией этой были все места по которым он бегал ,кроме холодильника на кухне, куда я его садила, когда брала с собой готовить. Выбеленная Алькой компьютерная мышка до сих пор напоминает об этом. Он обращался с ней как с самочкой, предварительно обнюхав и убедившись, что его метки бессовестная хозяйка смыла, а потому надо мышу переметить вновь, а после заявить на нее свои права. «Мужчина я или где?» - с видом оскорбленной невинности вопрошала эта морда, если я забирала мышку из его загребущих лап.

 Пробегая по столу Алька оставлял за собой мокрые пахучие дорожки из капель( на ткани – мазки) и каждый раз усиленно домогался руки компьтерного мастера, когда я вызывала того посмотреть машину. Обычно же крысюк побаивался приходящих людей и вежливо отсиживался в кубрике-спаленке клетки, пока гость не уходил. После чего выбирался с видом потерпевшего кораблекрушения на мой зов и сокрушался по поводу СТРАШНОГО пережитого нашествия, когда «эти людоеды»( крысоеды))) пытались выковырять его из клетки.

 Меток, само собой, удостоились столешница и ниша в которой стояла клетка. Это не считая рассыпанных по ходу путешествия экскрементов. Мне надоело бегать с тряпкой по следам «неуловимого Фунтика» и постоянно менять постельное белье, и я поменяла местами книжный шкаф без ниши, стоявший до того напротив постели, и секцию стенки в изголовье кровати, которая была отправной точкой в путешествиях Альки. «Ниша с клеткой – подушка кровати – табуретка – столешница - пластиковая салатница для спанья в междустолье- крышка стола» был его излюбленный маршрут.

 Теперь Алька скорбно вопиял к небесам, не решаясь спрыгнуть на пол из ниши, и его территорией стала только местность вокруг клетки. По прежнему маршруту он курсировал теперь , лишь если я сама ссаживала его на кровать или на стол. А так - мыша проводил время на своем «одале». Уборки за ним уменьшилось в разы.

 Кроме меток, крыс ко всему по пути прилагал зуб. Если он не был на одале, то можно было поклясться что новое, едва перестеленное белье станет похоже на «мышиное ришелье», мои ночнушка или футболка и трусы украсятся импозантным горохом дыр, а несъедобная пластмасса обязательно будет обстоятельно погрызенной.

 Что надо было этому компьютерному маньяку от поролонового чехла на наушники?)) Стоило снять наушники с головы, как Алька схватил в зубы микрофон и рванулся утаскивать их в междустолье. С микрофона сорвался поролоновый колпачок и пока я убирала подальше оказавшуюся слишком тяжелой для компьютерного воришки гарнитуру, Алька успел уволочь колпачок с микрофона в салатницу, выгрызть в поролоне дыры и втихую упрятать колпачок под постеленную тряпочку, которую я положила в столешницу, где крысюк повадился спать. Выгрызенные куски колпачка он небрежно выкинул в саму столешницу.

 Как и большинство крыс, Алька делал запасы. Но не в клетке – а у меня в кровати или в салатнице меж столом. Печенье, орешки, куски хлеба(желательно вынутые из хозяйкиного рта))), кусочки мяса, рыбы, крабовые палочки… – все это крыс тащил в салатницу и заныкивал под стабильно описываемую им тряпочку, поверх которой с жутким хрустом и чамканьем усаживался прямо в лужу , грызть отложенную часть припасов( что не мешало ему с аппетитом кушать пюре и овсяную крупу). Дня через 3-4 я проводила ревизию – выбрасывала засохшую еду, стирала тряпку или стелила новую , и все начиналось заново.

 Однажды я, придремав днем, проснулась оттого, что крысюк волок по моему лицу длинный полузасохший пластик рыбы, а когда я грозно вопросила, поймав его за хвост: - Это что такое? – отчаянно принялся набивать пластиком рот, лихорадочно помогая двумя передними лапами. А пластик то почти засох! Не запихивается!

 Но несмотря на крысиные привычки, мне нравились совместные перекусы и чаепития с Алькой. До своей аллергии, он особенно повадился пить вместе со мной из одной чашки теплое растворимое кофе с медом. Однажды я принесла из кухни еще не остывший чайник и налила горячей жидкости в кружку. Выбежавший из-за угла компьютера мыш, едва я отставила чайник и придвинула к себе чашку на блюдце, по привычке побежал к емкости и вперед меня сунул в горячее кофе нос!))) И тут же молча , выдернув нос из чашки, кинулся так же молча наутек!

 - Ай! Это ты нарочно сделала – говорил весь его вид.

 -Алька, дурак! Куда ты? Да подожди! – смеялась я, отлавливая крыса, смеясь посадила его на плечо, взяла вторую чашку с кофе и долила ее холодной кипяченой водой, а после, ссадив Альку на стол, почесывая за ухом и поглаживая, попыталась угостить его. Но напрасно! С этой минуты крыс воротил носик от моих «поилок» словно черт от ладана. Ему хватило одного раза обжечься, чтобы совместные распития прекратились раз и навсегда. ( Всё на пользу! – крысам сладкое вредно!) Хотя тырить еду из рук и с тарелок – крысюка не отвадило.

 Однажды крыс путешествуя по стране кровать обнаружил у хозяйки новый халат, на нем карман, а в кармане! Сокровище Мордора! – сопливый платок))) Не прошло секунды, как Альк прорубил зубами в кармане две дыры и вытянувши платок через дыры, принялся его страстно поедать, стремительно работая в помощь передними лапами! Отвоеванную часть павшего платка пришлось выбросить, основную же долю добычи Алька ,торопливо давясь , успел проглотить. Неизвестно что за витамины он там обнаружил, но впоследствии всегда пристально следил за карманом: если тот оттопыривался – Алька обязательно его проверял.

 Однажды мне надо было уехать из дома на месяц и дочка пообещала ухаживать, заходя ко мне в мое отсутствие, за крысом. Но по приезде обратно, я вошла в опустевшую комнату: крыс и его клетки со всеми крысиными мелочами бесследно исчезли. На вопрос «Где Алька», дочь ответила, что ей надоело ухаживать за ним («и вообще, мама, хватит заводить животных»), и она отдала его со всем хозяйством своей подружке-студентке. По словам дочери, Альке разрешили днем невозбранно разгуливать по всему дому, чем он и пользуется, а на ночь запирают в большой, «в полкомнаты», клетке на полу помещения новой хозяйки, куда Алька успел уже в первую же неделю, затащить, когда клетку забыли запереть на ночь, брошенную на пол новую шикарную кофту , и за ночь сжевал тихонечко ее рукав.

 Что ж, надеюсь, все так и было.

 




быль

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 74 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр