Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Издательство    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




История № 6

 История № 6

 

  …Я стоял возле станка, чувствуя себя в этом холодном и пыльном цеху, словно маленькой мышкой на огромном стадионе, и наблюдал за тем, как мощные пухлые пальцы начальника цеха, вцепившись в гладкую отполированную деталь, проворачивали ее относительно ножек штангенциркуля.

  – Угу, – чуть слышно прокряхтел Виталий Георгиевич и покачал головой.

  Его глаза, цепко зафиксировав нужный ему объект, как будто сканировали каждый миллиметр этой детали, и словно пытались зацепиться за любую шероховатость или неровность. От этого орлиного взора не могла ускользнуть ни одна мелочь, и ни одна мельчайшая стружка, случайно оставшаяся на металлическом теле детали – случайно не задетая резцом станка – не могла остаться незамеченной на гладкой блестящей, словно зеркало, однородной поверхности.

  – Ну, что ж, не плохо, – произнес Виталий Георгиевич и посмотрел мне в глаза, – Молодец, – добавил он, добродушно улыбаясь и утвердительно покачивая головой, – Хорошая работа….

 

 

  …Незадолго до этого момента….

  …Утро того же дня…

 

  …Старый, но еще вполне работоспособный будильник гулко загрохотал на столе, оповещая громкими и крайне неприятными металлическими звуками о том, что мне пора просыпаться. Но это было уже ни к чему. Я уже бодрствовал к тому времени, когда он, надрываясь, истошно выбивал из себя последние остатки своей былой мощи.

  Сегодня я встал очень рано. Мне никак нельзя было проспать в этот день и опоздать на смену. Хотя дело, наверное, было даже не в этом. Просто я должен был закончить работу над одной важной деталью, которую мне поручили выточить на станке. Если бы у меня был не нормированный рабочий день, и если бы за распорядком труда и отдыха так тщательно не следили на нашем заводе, я бы, наверное, остался в цеху на ночь, чтобы закончить свое дело. Но вчера мне пришлось идти домой, а сегодня, встав пораньше, мне никак не терпелось добраться до завода и доделать эту деталь, от которой на данном этапе моей жизни зависели некоторые важные для меня вещи.

  Мне обещали помочь в последствии с повышением квалификации и отметить перед руководством завода, если я сделаю свою работу действительно хорошо.

  Сейчас это было значимо для меня.

  Большинство работников нашего завода сейчас увольняли без всяких объяснений причин. И мне необходимо было чем-то выделиться среди этой огромной серой кучи людей, чтобы не попасть под холодную безжалостную лапу железной системы – системы, очищающей себя от лишних рабочих элементов, словно от какой-то стружки.

  Тем более, что мне нужны были деньги. Чтобы оплатить все счета и разделаться наконец с долгами. Со своей зарплатой пока что я не мог себе этого позволить. У меня были долги за квартиру, за коммунальные услуги, и еще нужно было отдавать деньги одной банде головорезов, связаться с которыми было для меня огромной ошибкой – это я теперь уже понимал очень ясно и четко.

  Сейчас в моей жизни был действительно не простой период. И даже время играло не в мою пользу.

  А премия, которую мне обещали при успешном выполнении работы – могла хоть как-то приблизить меня к разрешению моих проблем. Так что я старался все сделать действительно качественно, чтобы не упустить возможности остаться нормальным человеком и не начать воровать.

  Как я уже сказал, сегодня я встал довольно рано. Быстро позавтракал, и, не теряя ни минуты, сразу пошел на завод.

  По правде сказать, я уже долго не испытывал в своей жизни чувства волнения. Но сегодня мне было действительно страшно, и я волновался, как оценят проделанную мной работу. Переходя через огромную дорогу, лавируя между несущимися машинами и двумя трамваями, и затем сворачивая за угол коричневого дома, мимо которого я проходил каждый день, я чувствовал, как стучало мое сердце и тело было напряжено, словно сгибаемый в руках длинный лист стали.

  Эта деталь, которую я должен был выточить – была важным элементом какой-то сложного механизма. Мне поручили сделать ее, чтобы проверить мои способности. В то время как всех остальных на заводах сокращали без выходного пособия, не вольно пополняя тем самым армию безработных опустившихся алкоголиков и потенциальных преступников, меня должны были поднять на ступеньку выше. Но это только в случае, если я все сделаю как надо.

  Сейчас мне действительно нужны были деньги. И действительно нужна была эта работа. Двое очень хороших специалистов с нашего цеха уже несколько недель были в запое. А, как я понял, эту деталь нужно было выточить в короткий срок. Меня уже отличили, раз доверили мне выполнить этот заказ. Теперь мне нужно было только ухватиться за эту возможность, чтобы в будущем совсем не остаться без работы.

  Наконец, я добрался до своего родного завода. Преодолел с помощью пропуска проходную. Спустился по широкой лестнице в раздевалку. Там, я переоделся в рабочую одежду и, пройдя мимо висящих на стене плакатов по технике безопасности, на которые нас постоянно просили обращать как можно больше внимания, я оказался в своем цеху.

  Я достал из шкафа ту самую деталь, которую должен был сделать, и, не теряя времени, осторожно, принялся за свою работу. Аккуратно подтачивая края, я наносил последние штрихи. Сегодня я должен был закончить.

  Через некоторое время, на мгновение оторвавшись взглядом от станка, я заметил как спустившись по лестнице, в мою сторону направляется начальник цеха.

  Да, это был тот самый человек, который контролировал все, что должно было происходить в этом цеху.

  В черных брюках и синем халате, в очках, он частенько, если у него не было других дел, прохаживался по участкам, сосредоточенно наблюдая за работой всех, кто попадался ему на пути. Он выглядел непривычно важно, потому что долго проработал преподавателем в колледже. Но сейчас по странному стечению обстоятельств ему пришлось вернуться на завод.

  Начиная когда-то с простого рабочего, получив в последствии образование, он поднялся до своей должности. Имея знания и опыт практически на всех уровнях производственной деятельности – от заточки детали на станке до управления персоналом – он действительно управлял здесь всем этим маленьким миром, который и назывался ЦЕХ. Он следил за порядком и контролировал качество работы, словно бездушная машина. От его взора не могла ускользнуть никакая производственная ошибка, никакой брак не мог выйти с завода в продажу, и никакой лентяй, отлынивающий от своей работы, не мог даже и надеяться на то, что его безалаберность останется незамеченной. Потому что он жестко требовал со всех своих подчиненных, а те требовали с простых рабочих. Его боялись и уважали.

  Этот, как мне тогда казалось, большой человек, Виталий Георгиевич, подошел ко мне и, вежливо поздоровавшись, попросил у меня штангенциркуль.

  Я протянул ему штангенциркуль, выбрав его из кучи других инструментов, и зачем-то взяв в одну руку здоровенный напильник, вторую положил на полку шкафа.

  Я стоял возле станка, чувствуя себя в этом холодном и пыльном цеху, словно маленькой мышкой на огромном стадионе, и наблюдал за тем, как мощные пухлые пальцы начальника цеха, вцепившись в гладкую отполированную деталь, проворачивали ее относительно ножек штангенциркуля.

  – Угу, – чуть слышно прокряхтел Виталий Георгиевич и покачал головой.

  Его глаза, цепко зафиксировав нужный ему объект, как будто сканировали каждый миллиметр этой детали, и словно пытались зацепиться за любую шероховатость или неровность. От этого орлиного взора не могла ускользнуть ни одна мелочь, и ни одна мельчайшая стружка, случайно оставшаяся на металлическом теле детали – случайно не задетая резцом станка – не могла остаться незамеченной на гладкой блестящей, словно зеркало, однородной поверхности.

  – Ну, что ж, не плохо, – произнес Виталий Георгиевич и посмотрел мне в глаза, – Молодец, – добавил он, добродушно улыбаясь и утвердительно покачивая головой, – Хорошая работа….

  Я пристально посмотрел на начальника цеха.

  – Хорошо поработал этот Петренко. Да, действительно все ровно сделал. А вы как считаете?

  Виталий Георгиевич протянул мне блестящую деталь, которую держал в руках.

  – Посмотрите, – произнес он.

  Я взял деталь и принялся разглядывать.

  – Да, гладко, – как-то робко заключил я через некоторое время, возвращая деталь.

  – Вот будете так же работать, молодой человек, станете незаменимым специалистом на нашем заводе.

  Виталий Георгиевич улыбнулся и вернул мне штангенциркуль.

  – Я сегодня как раз доделываю одну деталь, которую меня попросили выточить. Скоро придет начальник участка и посмотрит на мою работу, – немного неуверенно проговорил я.

  – Ааа, ну да. Ну что ж, дерзайте, молодой человек, – ответил Виталий Георгиевич и, развернувшись, зашагал со своей деталью обратно.

  “Хорошо, что Виталий Георгиевич не был моим непосредственным начальником – почему-то подумал я, – как-то немного страшновато с ним, наверное, было бы дело иметь. Очень требовательный человек“.

  Я повернулся к станку и продолжил работу над своей деталью, заканчивая выравнивать края и наводя последние штрихи.

  К середине дня должен был подойти начальник участка и проверить мою работу.

  И если моя деталь ему понравится, я получу неплохую возможность хоть как-то устроить свою жизнь – еще один стимул, словно ниточку, за которую можно будет ухватиться – чтобы остаться в это нелегкое время нормальным человеком и не опуститься до того, чтобы пойти воровать.

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 43 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр