Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Первая любовь

 

 Детство моё прошло в глухой сибирской деревеньке Вдовино. Наша школа – семилетка. Из всех девчонок в классе мне приглянулась Нина Суворова. Это была тихая, но не застенчивая, красивая девчонка с «греческо – еврейским» симпатичным личиком. Её чёрные - со сливу, глаза были необычайно красивы, чистое белое лицо, прямой носик, округлый женственный подбородочек, тёмные волнистые волосы до плеч. На маленькой ладной фигурке всё было к месту. Сапожки осенью и весной, белые пимы зимой, сарафанчик, яркая кофточка. Одевалась она значительно лучше нас и со вкусом. И чем дальше шли годы - тем больше она нравилась мне! Третий, четвёртый классы, вот уже седьмой, а моя симпатия к этой девочке разгоралась год от года сильнее и сильнее. Это была первая в жизни любовь! Сколько часов, дней, ночей передумал о ней, сколько мыслей, дум передумано, и вздыханий, и даже слёз мальчишеских, и драк за неё или просто для неё, чтобы внимание обратила! А песен, сколько разных нежных песен мной пропето! И в каждом слове этих песен - всё о ней, единственной!...

 Вспоминаю несколько случаев.

  …1949 год. Детдом. В большом зале идёт Новогодний концерт. Смех, гвалт, веселье. Периодически почтальон с бородой из пакли на «тройке лошадей с бубенцами» (трое малышей в упряжке) бегает по кругу вокруг ёлки, а затем останавливается, разворачивает треугольники поздравительных писем и громко зачитывает. В основном поздравляют девчонок с Новым Годом и желают хорошей учёбы. Бегу в учительскую. Там на столе лежат для писем – записок несколько чистых тетрадей и три чернильницы с ручками. Торопливо пишу, чтобы не увидели. Бросаю его в деревянный почтовый ящик. Жду, не дождусь, когда почтальон зачитает моё письмо. И вот он громко читает:

  - «Нине Суворовой. Ба, да тут любовная лирика! Слушайте.

  Где – то там тоскливый чибис пролетает ввысь. Нина, милая дивчина, жду и жду - ты отзовись!»

 Немного растерянно, почтальон вызывает Нину Суворову к ёлке. Та, вспыхнув, убегает из зала, мельком бросив взгляд на меня. Почтальон оценил ситуацию:

  - А где же этот прекрасный рыцарь? Ну! Выходи, молодой человек! Не бойся! Ты же просто молодец!

 Я прячусь за спиной матери и отчима. Думаю, многие догадались, но пощадили меня. Почтальон тоже это, видно, понял, и начал зачитывать другие письма..

  …Зима снежная и долгая, морозы, метели, охота, зимняя рыбалка, незабвенные вечера с песнями, частушками, танцами, игры в прятки, лыжи и коньки, игры с взятием снежных крепостей - всё занимало нас, всё было интересно! Дни летели незаметно! До поздней ночи стоял шум, смех, визг у нашей крепости! Ну и, естественно, штурмовал я стену всегда в том месте, где в амбразуре мелькало личико Нинки Суворовой…

  …В школе я сидел на две парты дальше за Ниной Суворовой. Идёт урок, а я не слышу – любуюсь Ниной. Всё мне нравится в ней! Она сидит за партой с подругой вполоборота ко мне и тоже не слушает. О чём – то перешёптывается с худенькой, курносой и веснущатой подругой. Выглянувший луч света пробился через окно и осветил на её шее завитушки волос, аккуратненькую мочку уха, скользнул по её крепкой и ладной фигурке. Мне хочется с Ниной подружиться и провожать её из школы. Хочется, чтобы она меня выделила и обратила на меня внимание, но как это сделать? А в душе моей что творится! Меня тянет к ней, хочется поговорить с ней о чём – нибудь серьёзном, хочется просто рядом пройти с ней. Червячок сосёт, тревожит меня, и я решаю проводить её из школы. После спевки нахожу её - она уже одета и выходит с подругой. Догоняю и не нахожу сил, смелости идти рядом. Так и доходим до дома Нинки. Впереди они, а я плетусь в трёх шагах сзади. Останавливаются у избы - смотрят на меня. На лице моём, конечно, видна растерянность, страх и отчаяние. Обе прыскают и разбегаются в разные стороны.

  А любовь к Нине прямо сжигает меня! Третий день не сплю, не ем! Мама заметила, расспрашивает меня, что болит? Я уклончиво отвечаю, что всё нормально.

  Бреду из школы по глубокому снегу, ничего не видя, а в глазах розовощёкая симпатичная Нина Суворова. Не замечаю, как вслух бормочу:

  - Что делать? Что делать? Нет, не любит она меня! Утопиться, что ли?

 В сердцах бросаю сумку с тетрадками в сугроб на взгорке около избы Силаевых.

  - Эге! Ты что это - малец? Как это утопиться? Кто же это не любит тебя так?

 Вздрагиваю от неожиданности - испуганно оборачиваюсь: это рядом вышагивает и посмеивается в усы белорус Кадол в подшитых валенках. Сразу прихожу в себя, подхватываю сумку и бегу домой.

 И вдруг дома приходит идея. Выпрашиваю, вымаливаю у матери два рубля:

  - Мама! Хочешь, чтобы я не болел? Ни о чём не спрашивай. Я когда – нибудь всю правду расскажу. Если дашь два рубля, вот увидишь, выздоровею!

 Мать верила во все приметы и сама частенько гадала. Она сразу поверила мне и дала два рубля. Радостный, бегу в магазин, покупаю целое богатство: двести граммов конфет-подушечек, обсыпанных сахаром. Дома вырываю из тетрадки два чистых, в клеточку, листа, пересыпаю конфеты в них и тщательно завёртываю. На лицевой стороне большими печатными буквами, чтобы не узнали по почерку, пишу:

  - НИНЕ СУВОРОВОЙ.

 На большой перемене, когда класс проветривает дежурный Вовка Жигульский, заскакиваю. Вовка у двери в коридоре не пускает, но после препирательств уступает. Отвернулся, кажется, не видит, очень хорошо! Кладу пакет с конфетами в её парту. Зашли все, я маюсь, наблюдаю - не заметила. Урок прошёл, затем опять перемена и урок - не замечает Нина подарка моего! Нервничаю, сам не свой! И вдруг, когда уже кончился последний урок и все начали собираться домой, Нина кричит на весь класс:

  - Девочки! Что это? Что за пакет? Кто это написал на нём мою фамилию?

 Все кидаются, разглядывают, разворачивают мой подарок. Нинка кричит:

  - Конфеты! Ой, как здорово! Кто же это подкинул?

 И вдруг раздаётся злорадный хохот Вовки Жигульского:

  - Это Углов тебе подарил! То – то он крутился в классе на большой перемене! Я не пускал - чуть не подрались. Жених!

 Все смотрят на меня, а я вспыхнул, и по мне видно и так без Вовки! От обиды и злости кинулся на долговязого Вовку, сбил на пол и давай тумасить - еле растащили. Убежал - тут же догоняет Нинка:

  - На! Возьми свои конфеты! Не нужны они мне!

 Я поддал ещё больше, убегая от неё и от себя…

 Четыре месяца прошло после этого. Уже весна была и она как – то очутилась рядом со мной. Шли тихо из школы, молчали. Уже у своей избы, глядя себе под ноги, вдруг грустно сказала:

  - А я твои конфеты не съела! Берегу!

 Всё перевернулось во мне! Благодарно взглянул на неё, забыв все обиды. С того дня мы начали дружить с ней и больше никогда не ссорились!...

  … В эту зиму начал ходить в лес и ловить петлями зайцев. Первого своего беляка поймал уже перед самым Новым годом – сколько было радости! А потом ещё и ещё одного! А в феврале мои скрюченные, порванные не раз четыре петли принесли удачу – поймал сразу два зайца! Перекинул их через плечи и долго разгуливал специально по деревне – пусть завидуют! Один раз прошёл рядом с Нинкиной избой, хотя она была не по дороге домой, а чуть в стороне. Вроде занавеска шевельнулась на окне. Решил ещё раз пройти перед Суворовой и зашёл с другой стороны. Занавеска на этот раз полностью отодвинулась и в окне показалась Нина, которая улыбалась и махала мне рукой. На следующий день в школе она подошла ко мне и засмеялась:

  - Ну, ты и добытчик - два зайца сразу поймал! А зайчатины нам принесёшь? Мы мясо не ели уже три месяца.

 А затем, лукаво улыбнувшись, вдруг опешила меня:

  - Наверное, как подрасту, выйду замуж за тебя!

 Я ошалел от счастья и ничего не ответил…

 В начале марта с трудом достал проволоки и сделал десять новых петель. В следующее воскресение поймал опять два зайца. Иду, гордый и довольный. Все выглядывают, подходят, расспрашивают. И вдруг навстречу Нина Суворова! Я, красный от волнения, иду навстречу, повесив гордо зайцев через плечи. Нинка удивлённо ахает:

  - Ну, ты даёшь! Опять два зайца поймал! Какие чудненькие зверушки! Беленькие, пушистые. А вообще, вы, охотнички, жестокие! Как не жалко вам их?

 Я небрежно отвечаю:

  - А чего их жалеть? В тайге их уйма! Знаешь, какая вкусная зайчатина? Бери их оба - дарю! Я завтра могу три поймать!

 Нинка сначала отказывается, но затем соглашается взять одного. Я счастлив до небес!...

  … Я уже в Кисловодске. Грущу: вспоминаю последний вечер, который провёл во Вдовино с Ниной. Тёплый июльский вечер. Мы сидим на крыльце. На болотах кричат – плачут чибисы. После скворцов - чибис, самая любимая наша птица! Водилось их в то время превеликое множество. Она спрашивает:

  - Коля! Почему так чибис жалобно кричит? Похоже на жалобное мяуканье кошки. Они на что – то жалуются. Может им надоело болото, сырость? Может их кто – то обижает? Мы, наверное, просто не видим их врагов. Змеи? Ястребы? Ворожейки? Жалко их…

 Перед ночью чибисы особенно громко и жалобно стонут, мечутся. Становится грустно от их плача и мы замолкаем, затихаем с Ниной, тесно прижавшись друг к другу, а сердце наполняется сладкой болью. Догорает ещё один день жизни, тонко зудит комар, затих щебет ласточек, повеяло холодом от родной Шегарки. И вот уже не видно мелькающих беспокойных чибисов, но ещё долго - долго звучит в ушах их тоскующий крик…

 




Мемуары

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 53 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр