Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Не повторяется такое никогда...

 

 Детство моё прошло в сибирской деревушке. Тайга, болото, комары, зимой трескучие морозы. Много в жизни было плохого, но хорошего больше. И главное – первая детская любовь к однокласснице Нине Суворовой. Сколько было тревог, разочарований, надежд, душевного трепета, дум о ней, слёз и драк с мальчишками из-за неё.

 Уехали мы на Кавказ, когда мне ещё не исполнилось шестнадцать лет. И вот уже только что окончен десятый класс. Готовлюсь к поступлению в институт.

 Как – то, уже незадолго перед поездкой на учёбу, в калитку постучали. Выхожу – на пороге стоит красивейшая девушка! Стройная, фигуристая, с такими большими, чёрными глазами, что онемел, потерялся. От счастья был, наверное, смешон, растерян, неловок. Улыбается:

  - Что? Не узнаёшь?

 Пришёл в себя:

  - Нина! Богиня! Ты ли это? Откуда ты? Как ты меня нашла?

  - Я прямо из Вдовино! Адрес твой узнала у Кости.

 Зашли в комнату. Сразу почувствовал её преимущество над собой, да и она, мне кажется, ожидала большего от меня. Шутя, засмеялась:

  - Я, мне кажется, выше тебя ростом. Почему не растёшь? Здесь же солнце, фрукты. Это меня ещё больше убило! Лучше бы она не говорила этих слов! Это было самоё больное место для меня! Я за эти два года подрос на 10 сантиметров, но что такое для мужчины метр шестьдесят? (Эх! Знала бы Нина, да и я сам в то время, что через три года выросту ещё на двадцать сантиметров!). Мнительность, проклятая нерешительность, неуверенность в себе - всё разом ожило во мне. Разговор не клеился. Выручила пришедшая с магазина мать. Она ахнула, увидев Нину:

  - Нина! Ты ли это? Когда приехала? Как мать, жива? Какая красивая ты стала! Вот посмотри, во второй комнате у нас на стене висит картина «Незнакомка». Не ты ли сидишь в карете? Точно – копия!

 Они разговорились, мать начала угощать Нину. Я вышел в сад. Стоял прекрасный июльский день . Лихорадочно соображаю:

  - Итак, Нина у меня. Приехала сама, я не писал ей писем, да и она не написала ни разу. Зачем она приехала? Всё, вроде, у нас кончилось ещё в Пихтовке. Но она приехала, значит, я ей интересен? Что делать? Через неделю в Липецк, а потом армия! Шесть лет она не будет меня ждать ни за что! Она уже девушка и очень красивая. А я? Такой же замухрышка! Нет, нет! Ничего у нас с ней не получится! Да и отвык от неё. Какая – то новая она, чужая…

 Три дня она прожила у нас, и только на второй день почувствовал себя уверенней. Мать поставила в сад вторую раскладушку (этим летом я ночевал в саду) и мы с Ниной говорили чуть не до первых петухов. Два дня гуляли по городу и парку. Вспоминали без конца детство во Вдовино, детдом, друзей, Шегарку, наши игры. В последний день мать накрыла стол. Мы выпили вина, а затем пошли гулять по вечернему парку. Эту ночь помню всю жизнь…

 Взявшись за руки, мы нежно смотрели друг на друга и пели нашу любимую песню:

 

  В тихом городе мы встретились с тобой, до утра не уходили мы домой.

  Сколько раз мы всё прощались, и обратно возвращались,

  Чтоб друг другу всё сказать. Мне б забыть - не вспоминать этот день, этот час.

  Мне бы больше никогда не видать милых глаз. Но опять осенний ветер,

  В окна рвётся и зовёт. Он летит ко мне навстречу, песню нежную поёт…

 

 В прохладе Кисловодского парка журчала речка Ольховка, пели последние трели многочисленные дрозды, тусклый свет на дорожках, окаймлённых густыми туями, освещал нам путь всё дальше и дальше в глубину парка! Я готов был «выпрыгнуть из себя» от счастья! Какая девушка шла рядом со мной! Сколько лет, дней и часов меня с ней связывало в глухой Сибири! И вот мы рядом! Не упустить бы своё счастье!

 В белой рубахе с закатанными рукавами, обняв Нину за плечи, шёл рядом с любимой! Мы тихо пели наши Вдовинские нежные песни.

 Радостные, взволнованные, пришли за полночь. Родители уже спали. Луна то показывалась, то скрывалась за тучей. Ни один листик не шелестел!

 Нина, не стесняясь меня, начала раздеваться, медленно вешая бельё на спинку стула. Я ужаснулся, всё поняв:

  - Да! Она уже всё решила для себя сама! Нет, нет! Только не это! Я ещё пацан. Даже ни разу в жизни не поцеловал её! Как она может это? Я не ожидал ничего подобного от неё! Скорее всего, она уже гуляла с кем – то! Вот в чём дело…

 Я отупел от страха, нырнул под одеяло. Раскладушки наши стояли рядом. Протяни руку - достанешь. Вот Нина осталась в одной прозрачной рубашке. Выглянувшая луна высветила нежную девичью грудь и всё прелестное тело до мельчайших подробностей. Это видение преследует меня всю жизнь…

 

 Затаив дыхание, ошалело наблюдал через щёлку в одеяле. Молчали с полчаса. Изменившимся голосом Нина прошептала:

  - Неужели спишь? Коля! Мне холодно…

 Меня начал бить озноб. Какой там сон! Да, сплю, сплю – повторял я, закрыв глаза. Только в этом спасение!

 Нина положила руку на мою кровать – меня бросило в жар! Тихо шепчет:

  - Не бойся, Коля! Иди же ко мне! Ничего не будет, только согреемся!

 Я окаменело молчал:

  - Нет, нет! Ни за что! Зачем всё это? Только не сегодня…

 У меня лихорадочно стучали зубы, и бешено толкался, рвался пульс. Весь дрожал – дыханье загнанной лошади уже невозможно было скрыть под одеялом. Я находился на грани срыва…

  - Иль за что обиделся? Что с тобой?

 В ответ молчание…

  - Ну, ладно! Я пошутила, уже согрелась… Не надо… Ну, говори же что – нибудь! Коля!

 

 Всё, всё! Отступать нельзя – я сплю, сплю, сплю…

  - Эх! И дурачок же ты! Ведь знаю, что не спишь! Бог с тобой… Я не прощу тебе этого!

 Отвернулась, заскрипев раскладушкой, тихо заплакала, затем, не скрываясь, всё громче и громче…

 

  Всю ночь я не мог спать. Она, видно, тоже. Всю ночь ворочались, скрипели раскладушками. Утром мы не глядели друг на друга. Нина отказалась от завтрака. Еле успел встать и как следует одеться. Было тяжко и неловко на душе за свою тупость. Я ведь оскорбил её своим поведением. Даже ни разу не решился поцеловать свою первую любовь! Надо было объясниться, но… сил не хватило. Не спросил даже её будущий адрес, ни о чём не договорился…

 

 Мы шли молча по нашей земляной, узкой и кривой улице Овражной. Я проводил её до большака – широкой гравийной улице (асфальта тогда ещё не было). Она называлась Широкой. На перекрёстке сухо попрощались. Она уходила, а я всё стоял и смотрел - надеялся, что Нина обернётся. Нет – не оглянулась… Я заплакал… Что наделал? Десятки, сотни раз в будущем выходил на тот перекрёсток, где мы расстались в последний раз, втайне надеясь, что вдруг Нина вернётся…. Пронзительная песня Клавдии Шульженко – это всё о нас двоих:

 

  На тот большак, на перекрёсток – уже не надо больше мне ходить.

  Жить без любви, быть может, просто, но как на свете без любви прожить?

 

 Нина уехала навечно от меня! Больше я её ни разу в жизни не видел. Пытался позже неистово её искать! Куда только не посылал запросы! Она, видно, вышла замуж и сменила фамилию. Может и она пыталась искать меня, но наш дом на Овражной вскоре снесли. Я упустил шанс, упустил судьбу! Надо было тогда крепко «брать вожжи в свои руки»! Женившись, много раз вспоминал Нину Суворову!

 Прощай, навечно, моя первая ЛЮБОВЬ!....

 

 Днём мать и отчим пытали меня:

  - Ты что? Обидел Нинку? Почему она была такой?

 Я угрюмо молчал. Что я мог им ответить?...

 




Мемуары

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 67 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр