Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Мученик

 Был когда-то у меня дедушка, очень хороший, достойный человек, настоящий. К сожалению, тепло его рук почувствовать мне не довелось. Да и маме моей это счастье только чуть-чуть улыбнулось, ведь папа в ее жизни был всего три месяца. Мой дедушка – святой.

 Ну, обо всем по порядку.

 Началась эта история с того самого момента, как мой дедушка стал священником, и звали его теперь отец Петр или просто батюшка. Какое родное и теплое слово – батюшка.

 Времена тогда были тяжелые – шел 1930 год.

 Его духовный отец и любимый учитель отец Александр со дня на день ждал ареста, а у него было много духовных детей, которые очень боялись остаться без пастыря. Эти времена для верующих были страшны тем, что власть пыталась перестроить церковь под себя. Тех священников, которые соглашались принять новые условия, власть называла обновленцами. Их не только не трогали, но

 

 и создавали все условия. Таких священников было много, а вот истинных, таких, как отец Александр и отец Петр было мало. Поэтому духовные дети, хоть все они давно выросли, так держались за своих духовных отцов. Верующие люди знают, какое это великое счастье иметь духовного отца. Его можно искать всю жизнь, да так и не найти. Это человек, которому ты доверяешь самое дорогое, что у тебя есть, свою душу. Духовный отец – человек, в котором нравится абсолютно все, ты во всем берешь с него пример. Это человек, который не идет на сделку со своей совестью ни при каких обстоятельствах, никогда не ищет выгоды для себя.

 Много вы встречали таких людей? Их мало даже в обычное время, а во времена гонений это вообще раритет.

 И вот однажды отец Александр представил духовным детям своего любимого ученика – отца Петра и сказал:

 - Он единственный, которого я без сомнения рекомендую.

 Отец Петр никогда не сидел без дела, он очень любил Бога. Даже хозяйку квартиры, где они жили, научил петь псалмы, рассказал ей порядок службы, и она стала его псаломщицей. Бывало, идут

 

 они вдвоем пешком в г. Краснодар и всю дорогу поют псалмы.

 Когда о. Петра послали служить в г.Краснодар, учитель предостерегал его не ехать туда, т.к. большевики на Кубани сильно лютуют. На что о. Петр ответил:

 - Куда меня посылают, туда я и поеду. Да будет на все Божья воля.

 И поехал в г. Краснодар. Большевики священников ненавидели и истребляли без устали, а отец Петр ходил по улицам в подряснике, никого не боясь. Его родной меньший брат, когда видел батюшку вдалеке, переходил на другую сторону и проходил, даже не здороваясь, т.к. очень боялся, что его исключат из института. Правда потом, через много лет, он сам и его внук тоже стали священниками, настоящими, достойными.

 Отец Петр был строго благочестивый священник. У него служил церковный староста – двоеженец, так батюшка не разрешал ему входить в алтарь, и тот смиренно подчинялся.

 У отца Петра было четверо детей: Мише – 6 лет, Коле – 4 года, Варе – 3 года, Кате – 3 месяца. Когда старшеньким было 4,2 и 1 год, во время поста отец Петр не разрешал

 

 

 матушке Марии (своей жене) покупать молоко, говорил:

 - Соблазн верующим. Не все знают, что у нас малые дети. Ничего, не умрут.

 Однажды на Пасху Миша подбежал к отцу и говорит:

 - Папа, ты забыл закрыть Царские врата, но ничего, я закрыл.

 Ох, и досталось Мишане за его инициативу, ведь на Пасху врата всю неделю стоят открытые. Вообще отец Петр не разрешал сынишке лишний раз заходить в алтарь, чтобы не привыкал и всегда чувствовал крайнее благоговение перед святым местом.

 Батюшка никогда не устанавливал плату за совершаемые им требы – кто сколько даст. Бывало, что из четырех похорон за день оплачивали только одни, у остальных не было возможности вообще что-то заплатить. Отец Петр никогда не считался со временем: к нему приходили и днем, и ночью, вызывали к больным или умирающим. И он никогда никому не отказывал, всегда был готов исполнять свой пастырский долг.

 Первый раз взяли о. Петра в январе 1933 г. и через неделю отпустили.

 

 

 Как-то читая жития святых, он сказал своей матушке:

 - Хотел бы и я пострадать за Господа.

 В начале весны о. Петру приснился сон, что к нему спустился нерукотворный образ Спасителя и опять поднялся. Утром он матушке говорит:

 - Значит, предстоят мне мучения.

 Уже на следующую ночь за о.Петром пришли, устроили обыск, шумели, дети проснулись.

 У Коли всю жизнь стоит перед глазами эпизод, как чекист стоял на стуле и обшаривал аптечку, а папа светил ему, чтоб видней было.

 Старший Миша стоял молча, а Коленька и Варюша стали реветь. Второй чекист бросил о. Петру:

 - Успокой своих щенков.

 Батюшка отошел к детям и стал им говорить, что дяди такие злые потому, что голодные. Они найдут что-нибудь покушать и уйдут, помолитесь за них. Малыши перестали плакать.

 Чекисты забрали все, что было в квартире: все продукты и баночки с вареньем, даже с детей посрывали золотые крестильные крестики. Отец Петр поцеловал матушку с детьми, благословил и, не

 

 колеблясь, пошел на мучения за Христа. Оставили 30-летнюю матушку с четырьмя малышами без средств к существованию, без продуктов, без квартиры (после ареста о. Петра матушке предложили освободить жилье) – на верную голодную смерть. На работу ее никуда не брали, ведь считалась женой врага народа.

 Была зима, дома не было еды, а дети плакали и просили кушать. Но дать им было нечего, так голодными и уснули, а матушка Мария стала читать акафист Божьей Матери Скоропослушнице. Вдруг в окошко дважды настойчиво постучали. Матушка подошла к дверям, прислушалась – тихо, никого нет. Она со страхом приоткрыла дверь. Видит, на крылечке стоит сумочка с крупой, а сверху лежит большая круглая булка хлеба. Матушка открыла дверь – никого, и на снегу никаких следов тоже не было. Матушка внесла хлеб, он был еще теплый. Не иначе, как сама Матерь Божья принесла это богатство. Аромат заполнил всю хату. От запаха хлеба дети проснулись и опять стали плакать, просить кушать. Матушка дала им хлеба, детишки поели и спокойно заснули.

 Матушка постоянно переживала, что малышей нечем кормить, и знакомые стали уговаривать ее отдать на время детей в

 

 детдом, чтоб они не умерли с голоду, пока она сможет устроиться на работу. 4-летний Коленька услышал, стал плакать и просить:

 - Мамочка, не отдавай нас никуда, мы не будем больше просить кушать.

 Матушка обняла сыночка, прижала к себе и говорит:

 - Не плач, малыш, я никогда вас не отдам.

 Однажды к ним пришла псаломщица о. Петра и увидела, что матушка Мария худющая, как доска, а на руках у нее 3-месячная Катюша синяя прямо. Женщина перекрестилась и говорит:

 - Слава Богу, что я не вышла замуж и теперь не мучаюсь так с детьми.

 Наступил праздник Пасхи, а в доме не было ни пылинки муки, ни крошки хлеба. И вдруг в первый день праздника приходит посылка весом 11 кг. от духовной дочери о. Петра. Чего там только ни было: пасха, яйца, конфеты, деньги, одежда. Для детей это было торжество, а матушка от радости плакала и благодарила Бога.

 Господь не дал пропасть семье мученика. Он посылал матушке добрых и отзывчивых людей.

 

 

 Когда остались без квартиры под открытым небом, одна старушка, духовная дочь о. Петра, подарила в этом же дворе полхатки (одна комнатка и сени) под камышом, с земляным полом, с малюсенькими окошечками, вросшая в землю. Эта хатка была для матушки счастьем. Она благодарила Бога, что есть крыша над головой. Старушке это могло стоить жизни.

 Это был 1933 г. – голодовка, но люди приносили продукты, кто что мог. Вечером матушка переживает, что завтра детей нечем кормить. Помолится, ляжет спать. Утром открывает дверь, а на крыльце стоят продукты: то немножко муки, то капелька крупы. Кто-то принес раненько, потихоньку поставил и ушел. Отдать в руки боялись, за это могли расстрелять. И так было много раз.

 Мать епископа периодически приносила матушке золото: то сережку, то колечко, то брошечку, чтоб матушка сдала в скупку и купила продуктов.

 И так Господь поддерживал семью.

 

 

 

 

 

 Матушка носила о. Петру передачи в тюрьму 2 недели. Однажды пришла, а у нее передачу не приняли.

 Мать митрополита, когда сама вышла из тюрьмы, сказала матушке:

 - Не ждите, его уже нет, умер на электрическом стуле.

 Последний раз о. Петра видели в числе 17 человек на грузовой машине вместе с епископом.

 Больше их никто не видел.

 Со временем матушке с Божьей помощью удалось устроиться на работу. Младшенькая Катюша была очень болезненная и слабенькая. Каждый день ждали, что она может умереть. Чтоб матушка могла спокойно работать, Катюшу брали к себе духовные дочери о. Петра мать и дочь. Они возились с ней больной. Катюша у них жила, пока ни поправилась. Они ее и кормили, и одевали, и любили, как родную.

 Эта маленькая Катюша – моя мама, а тетя Геля и ее мать стали для нас на всю жизнь родными людьми. Мы часто ездили к ним в гости, я прекрасно помню тетю Гелю, хотя ее уже давно нет в живых. Они уже встретились с дедушкой в лучшем мире.

 

 

 

 Когда Коле было 16 лет, он пошел сдавать экзамены на водительские права босиком, так как нечего было надеть на ноги.

 Но от голода никто не умер. Трое младших детей и сейчас живы, им уже за 80 лет. Варя стала монахиней.

 Вот такая судьба.

 

 

  Большой человек в бурю, в смертные дни и годы жил, как будто все было тихо и спокойно, служил Богу, как должно. Наказанный (по ошибке) властью так же просто умер и исчез. Он не ругался, не противился, не брал в руки оружие, он тихо горел, ровно, как свеча, терпением веры, спасая свою Мать-Церковь.

 Все так просто и потому величественно. Он был поставлен Богом на посту, как часовой. Часовому надлежит стоять и охранять. И он стоял, и охранял, как и многие его товарищи. И выстоял, и сохранил РУССКУЮ ПРАВОСЛАВНУЮ ЦЕРКОВЬ.

 Слава Богу, слава мученику!

 Спустя 60 лет пришла скупая справка о реабилитации с извинениями и соболезнованиями. Теперь высшее духовенство решило дедушку канонизировать, объявить святым. Но опять

 

 слышны отголоски тех времен: когда стали поднимать и готовить документы, нашли приговор – расстрелять, а вот запись, что приговор приведен в исполнение, делать не успевали, а, может, не считали нужным. Главное, что не забывали истреблять весь цвет нации. А без этих трех слов канонизация невозможна.

 Ну, что ж, дедуля! Ты никогда не ждал наград и почестей, ты просто любил Бога и все положил к Его ногам. Ты – наш ангел, наша защита, наш маячок. И горишь для нас всегда, нам уже не сбиться с пути. Спасибо тебе, родной. Ты – наш герой. Нам не оставили даже могилки, куда можно прийти с цветами, но ты всегда в нашем сердце. Сбылась твоя мечта, ты теперь рядом с Господом. Молись за нас на небе, а мы молимся за тебя на земле.

 

 Это очень важно для нас. В твое время были одни обновленцы, а сейчас целое полчище сект. Они, как инфекция, пытаются завладеть душами людей. А поют как складно!

 Так жаль людей, которые верят сладким речам и тянутся к ним, думая, что идут к Богу.

 

 

 Твоей огромной души хватало на всех. Спасибо, что ты был в нашем роду, что передал нам по генам такую беззаветную любовь к Богу и людям.

 




быль

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 66 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр