Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Договор

  Договор

 

  –Послушай, Ирина, – невозмутимо рассуждала Клавдия, – не будь идиоткой! Что ты теряешь? Или ты настолько богата, что от таких денег нос воротишь? Говорю тебе, мужик он положительный, серьёзный. Не обидит тебя. И матери сможешь помочь, и человека выручишь. Коля ручается за него.

  –Боюсь я... – растерянно ответила Ирина своей приятельнице. – А вдруг всё раскроется? Нет, не уговаривай!

 Женщины сидели в крошечной кухне и пили чай.

  –Ну, я и не уговариваю. Тебе решать – большая уже девочка... – обиженно отозвалась Клавдия и стряхнула пепел в блюдце. – Только ведь не каждый день случай такой подворачивается. – Она тяжело вздохнула и протянула: – Чёрт, но почему я замужем?

  –Тебе ли на Николая жаловаться! – упрекнула Ирина.

  –Да я не жалуюсь... Только деньги нужны. Такая сумма разом! Глупая ты, Ирка. Все равно принца не дождёшься, да и кто тебя возьмёт с ребёнком? Мужики своих-то детей не всегда кормить хотят, а чужого подавно...

 Клавдия затянулась сигаретой и задумчиво поглядела на Ирину.

 «Ну что за дурёха! – размышляла она. – Всё в облаках витает, мечтает о любви. О сыне бы подумала, да и о себе. Молодая ведь ещё, а на всём экономит, чтобы деньги сбережённые больной матери в Россию послать. Что упирается, как коза?»

  –А сколько ему лет? – полюбопытствовала Ирина.

  –Лет ему нормально – будь спокойна!

  –Нормально – это сколько?

  –Ну, чуть за сорок. Да ты его и видеть-то не будешь почти. Ему нужны от тебя печать в паспорте и возможность жить в стране, – небрежно бросила Клавдия, затушила сигарету и решительно поднялась. „На сегодня хватит. Кажется, Ирка клюнула. Теперь надо дать ей созреть. Хоть капля-то мозгов у неё есть!“ – Пойду я, дел невпроворот. – Клавдия отставила пустую чашку и щёлкнула по ней ногтем. –Думай, подруга, но не тяни! Иначе он на другой женится – ему без разницы.

  –Подумаю... – Ирина тоже поднялась. –Хотя, наверное, не смогу.

  –Как знаешь. Мне всё равно. Геннадий Кольку моего попросил помочь, ну я о тебе и подумала. Ты одна, без мужика, да и денег не густо.

  –Нам с Пашей хватает! – с видом оскорблённого достоинства ответила Ирина.

  –Не обижайся! –Клавдия улыбнулась и примирительно похлопала её по плечу. – Я ведь не хотела тебя задеть. Деньги лишними не бывают, сама знаешь.

 Когда она ушла, Ирина облегчённо вздохнула. Она не особо любила общество Клавдии, но так уж повелось, что в продолжение четырёх лет та раз в месяц забегала к ней почесать язычок. К себе не приглашала – ревниво оберегала семейный очаг от одинокой и весьма привлекательной приятельницы. Они познакомились на языковых курсах. Клавдия была дамой боевой, образованной и самоуверенной сверх меры. Вероятно, по закону притяжения противоположностей, ей нравилась женственная, мягкая и кроткая Ирина. Её можно было безнаказанно поучать и давать ценные, с точки зрения самой Клавдии, советы. Возможно, на фоне не сложившейся личной жизни Ирины, женская судьба Клавдии выглядела совершенной, и это ласковым теплом согревало ей душу. Она часами могла рассказывать об успехах своего благоверного и двух дочерей. Ирина воспринимала её со спокойным равнодушием, философски размышляя о том, что раз в месяц это можно вынести. Неожиданное предложение Клавдии она восприняла с недоверием. Ей вовсе не хотелось быть мостиком за бугор для какого-то богатенького дядечки, которому наскучили родные пенаты. Правда, он щедро оплачивал эту услугу. Сколько проблем можно было бы решить разом! Выслать маме на ремонт крыши и операцию, поменять эту унылую квартиру на окраине города на лучшую и в центре, мебель заменить, Пашке компьютер купить - да мало ли ещё что! И всего-то за несколько лет пустяковой формальности.

  ***

 Геннадий, и правда, оказался человеком серьёзным, прямолинейным и деловым. Без лишних слов он отстегнул положенную сумму, помог своей формальной жене найти новую квартиру, переехать и обставить её и даже подарил Пашке плейер и несколько дисков, чем привёл пятилетнего мальчугана в неописуемый восторг. По обоюдному согласию Геннадий появлялся у своей супруги два раза в неделю, когда находился в Германии, чтобы не вызывать подозрения у соседей. Сдержанный и всегда деликатный, он приходил, предварительно позвонив по телефону, и неизменно приносил Пашке коробку русских конфет. Выпив чая, он исчезал до следующего раза. Геннадий основал импортно-экспортную фирму и постоянно мотался из России в Германию и обратно.

 В России у него была семья, жена и сын пяти лет. С Верочкой он разошёлся фиктивно, в надежде позже, когда сам обоснуется и получит гражданство, перевезти к себе семью. В Германии Геннадий жил у друзей, бывших питерцев, которые предоставили ему отдельную комнату. Инженер по образованию, он вовремя почуял дух времени и понял, что прежней жизни не вернуть, когда можно было просиживать на работе свои часы и получать, хоть и мизерную, но стабильную зарплату. Теперь нужно было шевелиться и зарабатывать деньги, чтобы как-то существовать. Геннадий перепробовал себя в нескольких сферах деятельности, где-то относительно удачно, где-то не очень, пока не остановился на купле-продаже. Ему везло, к тому же он мог безошибочно просчитать все за и против. К сорока годам он подбил приличный капитал и решил основать фирму. А также переехать в Европу. Германия оказалась для этого самой удобной. Верочке первой пришла идея фиктивного развода и брака. Геннадий пошёл на это нехотя, но доводы жены были убедительны и не лишены здравого смысла. Благодаря помощи друзей, удалось быстро найти женщину, согласную назваться его супругой.

 Геннадий достойно содержал семью, да это и понятно – он любил Верочку и Костю, который был очень похож на отца. Верочка была моложе его на пятнадцать лет и очень красива. Эдакая высокая сексапильная шатеночка с голубыми глазами и потрясающими ножками. Геннадий познакомился с ней в самолёте и сразу влюбился. Верочка долго не сопротивлялась – ей импонировало стать женой состоятельного человека. К тому же, Геннадий не был лишён личного обаяния и привлекательности. Его тёмные, аккуратно подстриженные волосы красиво сочетались с ясным взглядом карих глаз. Среднего роста, крепкий, подтянутый и спортивный, он всем своим видом излучал уверенность и спокойствие. Такие мужчины нравятся – есть в них надёжность, они чётко знают, чего хотят в жизни. С таким мужчиной женщина чувствует себя, как за каменной стеной. Через год после свадьбы Верочка родила Костю, желая закрепить своё положение жены, став матерью. В своих расчётах она не ошиблась – Геннадий оказался хорошим мужем и преданным отцом. Их семейная жизнь сложилась вполне благополучно, но протекала, как считала Верочка, уныло и неинтересно. Геннадий, оградив жену от материальных проблем, много работал и не мог уделять ей достаточно времени, водить куда-то. Она сидела дома, вела хозяйство и воспитывала сына. В свободное от хлопот время болтала по телефону с подругами и жаловалась на скуку. Стоило ей заикнуться мужу об этом, как он разводил руками и, виновато улыбаясь, просил её набраться терпения. Работать Верочке не хотелось. Она считала глупым напрягаться в школе с чужими детьми, получая за это гроши. Её диплом учителя оставался невостребованным. Фиктивный развод ничего не изменил в отношениях супругов. Они и раньше виделись не часто, потому что Геннадий все время мотался по делам. Костя обожал своего отца и каждый раз с нетерпением ожидал его возвращения. Он невероятно скучал по нему, мечтая о том, когда они все вместе переедут в Германию.

  ***

 Ирина приехала в Германию четыре года назад вместе с сыном, мужем и его родственниками. Они поженились с Виктором, будучи очень молодыми. Несколько лет у них не было детей, что вызывало недовольство родных мужа. Свекровь, Элла Владимировна, смотрела на юную невестку, как на неполноценную, и постоянно колола в глаза молодыми плодовитыми мамашами. Когда же оказалось, что причина вовсе не в Ирине, а в Викторе, свекровь стала помалкивать и таскать своего сыночка по врачам и бабкам-знахаркам. Неизвестно, кто из них помог, но через пару лет Ирина родила Пашку. Он рос крепким любознательным мальчишкой и огромными синими глазами с восторгом смотрел на окружающий мир. В России жизнь супругов была относительно терпимой. Еженедельные попойки мужа Ирина сносила мужественно и стойко, только частенько плакала матери в жилетку на свою горькую женскую долю. Татьяна Николаевна, её мама, жалела дочь, но разводиться не советовала – у Пашеньки должен быть отец. А отец этот, отработав неделю на заводе, считал себя вправе на выходные расслабиться. Не то что бы он особо буянил по пьяному делу, но пил крепко и цеплялся за каждую мелочь. Ирина старалась ни в чём не перечить ему, не спорить – лишь бы скандала не было. О том, чтобы сводить Пашку погулять в город, на качелях покататься – и речи не было. Виктор терпеть не мог таких мероприятий. Когда родственники его решили ехать в Германию, Ирина долго не соглашалась – не решалась оставлять мать одну. Но Татьяна Николаевна и слышать не хотела об этом. Она успокоила дочь, что справится сама, лишь бы Иришке и Пашеньке было хорошо. А там им будет хорошо, она была уверена.

 В Германии жизнь супругов совсем разладилась. Виктор не мог найти работу и пил, как он теперь говорил, с тоски. Он, видите ли, перестал чувствовать себя мужчиной. Ирина училась на платных трёхмесячных курсах и после устроилась работать санитаркой в больницу. С Пашкой сначала сидела свекровь, а когда он подрос, его отдали в детский сад. Работа у Ирины была тяжёлой, но она держалась за неё изо всех сил – это было лучше, чем сидеть дома и слушать несправедливые упрёки мужа. А упрекал он жену во всех грехах земных. Дескать, замуж за него она вышла по рассчёту и благодаря ему теперь живёт в Германии, в Гамбурге. Упрекал в том, что хозяйка она никакая, хотя Ирина всегда успевала прибрать дома и сготовить мужу горячий обед. Дошло до того, что Виктор бросил ей в лицо грязное обвинение в измене – дескать, Пашку родила она не от него, а нагуляла на стороне. Даже Элла Владимировна, которая всегда недолюбливала невестку, была возмущена словами сына – мальчик был точной копией отца. Для Ирины это было последней каплей в чаше её терпения. Она подала на развод. Виктор бушевал и предрекал ей ужасную без него жизнь, но предсказания мужа не сбылись - жизнь без него оказалась намного лучше прежней. Ирина сняла небольшую квартирку и переехала с Пашкой без всяких сожалений. У неё не осталось никаких чувств к человеку, которого она когда-то любила. Ирина с удивлением думала о том, куда всё ушло. Как ни странно, но Элла Владимировна не осуждала невестку. Она часто навещала внука и поддерживала добрые отношения с Ириной.

 Сейчас Ирине было тридцать, но она чувствовала себя намного старше. Она устала. Устала морально от всего, что пережила в браке, от вечных переживаний за больную маму, от своей неустроенной женской судьбы. Единственной радостью был Пашка, неизменно жизнерадостный, смешливый мальчуган, у которого на языке всегда вертелась уйма невероятных вопросов. Разлуку с отцом он, казалось, даже не переживал – их отношения никогда не отличались теплотой. Зато маму свою он обожал. Она ласковая и такая красивая. Вечерами он любил смотреть, как она расчёсывает свои длинные каштановые волосы, а потом зарываться в них лицом. Они пахли одуванчиками и чем-то ещё, родным и теплым. И руки у мамы были нежными и мягкими, и он любил смотреть, как эти руки ловко переворачивали блинчики на сковородке или застёгивали пуговицы на его курточке. А в маминых светло-карих глазах искрились золотистые точечки, словно малюсенькие звездочки, особенно, если она улыбалась. Улыбка у неё была солнечная, и от неё становилось на душе радостно-спокойно. И голос мама никогда не повышала, во всяком случае, Пашка такого не мог вспомнить. Её голос всегда звучал ласково-тихо, по-доброму.

  ***

 В этот субботний вечер мать с сыном гуляли по набережной. Пашка доедал своё мороженое и глазел по сторонам. Ирина ласково потрепала его по щеке. Малыш счастливо улыбнулся и выбросил упаковку от мороженого в мусорный контейнер. Ирина протянула ему носовой платок. Пашка обтёр рот и сунул платок в джинсы.

  –Ма, а когда дядя Гена приедет? – безхитростно спросил ребёнок.

  –Скоро, дорогой.

  –Он хороший, да?

  –Да...

  –А почему папа всегда с нами жил, а дядя Гена не всегда?

  –Он много работает.

  –А почему ты вышла за него замуж? Он тебя любит, да?

 Ирина вспыхнула. Ну, как объяснишь сыну, что Геннадий ей не настоящий муж? Ребёнку пришлось сказать об этом браке на всякий случай, если будет какая-то проверка. Но ведь всех деталей не откроешь.

  –Ма, смотри, кошка на верёвочке! – с восторгом воскликнул Пашка и указал пальцем на пожилую даму, сидевшую на скамейке. У её ног тёрся большущий кот. – Давай подойдём. Может, кошку погладим?

 Они подошли. Пожилая женщина приветливо им улыбнулась. Пашка попросил разрешение погладить кошку. Фрау кивнула и сказала, что это кот и зовут его Чарльз.

  –Он англичанин? – деловито поинтересовался Пашка, присев на корточки.

 Женщина задорно рассмеялась и пожала плечами.

  –Прелестный ребёнок! – сказала она Ирине, и та тепло улыбнулась.

 Она и сама так считала. Пашка был прекрасно развитым мальчиком с вьющимися светлыми волосами и ярким румянцем на пухленьких щёчках. В ясных синих глазах озорно плескалась очаровательная улыбка. Крепкая ручонка осторожно скользила по лоснящейся шерстке довольно мурлыкающего кота. Ирина мягко напомнила сыну, что им пора домой. Пашка чмокнул кота в загривок, поднялся и поблагодарил фрау. А потом ещё долго оглядывался и махал ей рукой. Она отвечала ему тем же и дружелюбно улыбалась.

  –Ма, я тоже хочу завести кота, – обронил малыш по дороге.

  –Подумаем об этом, сынок.

  –Ма, а почему тот корабль большой, – он указал пальцем в сторону Эльбы, – а этот маленький? Он его сыночек?

  –Наверное, милый.

  –Ма, а почему трава зелёная, а не синяя, как небо? А если бы наоборот было?

  –Ну, не знаю... Так красивее.

  –Ма, а мы к бабуле в Россию поедем, да?

  –Да, родной. Обязательно.

  –А почему наступает ночь?

  –Чтобы солнышко отдыхало.

  –Нет, мам! Когда у нас ночь, на другом краю Земли день! – возразил Пашка. – Солнышко никогда не отдыхает. Оно работает без выходных.

  –Точно! –Ирина рассмеялась.

  –Ма, а на выходные ты поведешь меня на качелях покататься?

  –Да, Пашенька.

  –А сегодня ты мне сказку на ночь почитаешь?

  –Да.

  –А почему крокодила Геной зовут?

  –Не знаю. Так писателю захотелось.

  –Я тоже буду писателем, хочешь?

  –Здорово было бы, сынок.

  –Или пилотом лучше?

  –Неплохо, но я заскучаю без тебя, пока ты будешь в небе.

  –Ладно, тогда буду писателем, – уступил Пашка и тяжело вздохнул.

  –Ты устал? Хочешь, я тебя понесу? – предложила Ирина.

  –Ещё чего! – обиженно отозвался ребёнок. – Я уже большой. Ты вон какая худенькая! Баба Элла говорит, ты на своих хрупких плечах дом тянешь. Тебе тяжело?

  –Я сильная, сынок.

  –Ма, а какой дом ты тянешь? – удивлённо спросил Пашка. – Многоэтажный?

  –Это просто так говорят. Ничего я не тяну.

 Они вернулись домой уставшие, но довольные прогулкой. Пашка отправился в детскую, а Ирина быстренько приготовила ужин. Вскоре сын с аппетитом уплетал оладьи со сметаной и поглядывал в телевизор. Позже Ирина уложила его в постель. Пашка настойчиво просил почитать ему. Она и страницу не закончила, когда он уже спал крепким беспробудным сном здорового ребёнка. Ирина отложила книгу и поцеловала сынишку в розовую щёчку. Он улыбнулся во сне.

  ***

 Геннадий с нетерпением предвкушал встречу с семьёй. Он ужасно соскучился и думал о том, как сожмёт в объятьях жену, заглянет в голубые глаза, ощутит вкус её губ. А потом подхватит на руки сынишку и расцелует его в обе щёчки. Был поздний вечер. Геннадий, мчась на такси, с радостью поглядывал на давно знакомые мелькавшие мимо здания, всеми мыслями находясь уже дома. Ему открыл Костя. Заспанный, в байковой пижамке, он несказанно обрадовался неожиданному приезду папы и бросился к нему на шею. Геннадий ловко подхватил его и начал кружить.

  –Ну, как дела, сынок? Скучал?

  –Да, папа... – отозвался мальчик и вдруг всхлипнул.

  –Что с тобой, сынок? – потрясённо спросил Геннадий. – Что стряслось?

 До него только дошло, что жена не вышла ему навстречу, а дверь открыл сын. Множество самых мрачных мыслей пронеслось в его голове.

  – Где мама? – осторожно спросил Геннадий, спуская сына на пол.

  –Не знаю... Она ещё не пришла...

  –А куда она пошла? – сдержанно поинтересовался отец. – Что-то случилось?

  –Нет, всё нормально. Мама всегда приходит поздно...

 Геннадий сел в кресло и закурил. Костя виновато потупился. Он знал, что папе не понравилось то, что он сказал. Ну ведь это правда.

  –Что значит всегда? – негромко спросил отец. – Вчера она тоже уходила?

  –Да... Я боюсь один! – захныкал мальчишка и бросился к нему.

 Геннадий затушил сигарету, притянул сына к себе на колени и обнял.

  –Успокойся! Больше ты никогда не останешься один! – твёрдо пообещал он и взглянул на часы. Половина одиннадцатого. – Не плачь, мальчик мой.

 Костя, продолжая всхлипывать, порывисто обнял отца за шею.

  –Папа, папочка, ты не уезжай больше, ладно? – просил он. Его голос звучал надрывно-жалобно. – Не оставляй меня, папа! Я без тебя не могу... Мне так страшно!

  –Тшш... Я не оставлю тебя, сынок, не плачь... Тшш... – тихо говорил Геннадий, едва сдерживая гнев, охвативший его. Он убьёт эту мерзавку! Как она смеет так относиться к его ребёнку? Дрянь! Оставить малыша одного ночью в квартире! – Тшш... Всё хорошо, сынок. Я рядом с тобой... Успокойся, мальчик мой...

 Вскоре по ровному дыханию ребёнка Геннадий понял, что тот уснул. Он поднялся, отнёс его в детскую и осторожно уложил в постель. Вернулся в зал и позвонил соседу, близкому другу. Валентин искренне обрадовался его звонку, но в его голосе Геннадий уловил какие-то неприятные нотки, словно тот что-то недосказывал.

  –Выкладывай всё начистоту! – без обиняков потребовал Геннадий.

  –О чём ты, Гена? – попробовал увернуться тот.

  –Валентин, мы знаем друг друга много лет... К чему эти уловки?

  –Гена... Я не хочу лезть в твою семью, но...

  –Короче, с кем она?

  –С Игорем Балашовым... Я видел его мерс у нашего дома. Он приезжает за ней каждый вечер, потом привозит.

  –И долго это длится? – коротко спросил Геннадий.

  –Откуда я знаю? Недели две точно, – отозвался Валентин, потом спохватился: – Ген, не горячись! Хочешь, я приду? Лидка моя спит уже.

  –Не надо... – устало ответил Геннадий. – Не беспокойся за меня...

 Он положил трубку и бессильно откинулся на спинку дивана. В его душе кипела ненависть, неумолимая, отчаянная, готовая выплеснуться наружу в любой момент. Его жена, женщина, которую он так любил, изменяет ему. И с кем? Со смазливым бабником, который спит со всеми подряд, сыночком богатеньких родителей, прожигателем жизни, который ничего собой не представляет. Дура тупая! Грязная банальная потаскуха! Вот как она отплатила за любовь и преданность...

 Геннадий достал сигарету и поднёс зажигалку. Ненависть понемногу проходила, уступая место брезгливости и отвращению. Его мысли постепенно приходили в порядок. Он думал о Косте. О том, что должен чувствовать пятилетний мальчик, каждый вечер оставаясь дома один. Как она могла так поступить с его сыном? Геннадий уже не думал об измене жены. Только Костя интересовал его сейчас. Что же делать? Решение пришло сразу, вдруг. Он успокоился и теперь обдумывал детали.

 Неожиданно Геннадий услышал, как в двери повернулся ключ, а затем шёпот и приглушённый смех. В зал впорхнула Верочка, свежая, улыбающаяся, шикарно одетая, но увидев мужа, словно окаменела. За ней в комнату вошёл высокий, статный мужчина, красивый и молодой. Поняв, что к чему, он попятился к двери, но Геннадий остановил его властным решительным жестом.

  –Не торопись, Игорь, – медленно проговорил он. – Присядь!

 Его голос звучал так повелительно, что тот не осмелился ослушаться и с обречённым видом сел в кресло. Верочка, наконец, пришла в себя и попыталась что-то объяснить.

  –Заткнись! – коротко приказал ей Геннадий, затем обратился к её любовнику: – Не дёргайся так, Игорёк! Я не собираюсь портить твою красивую мордашку... Бить не буду.

 Он затянулся и смачно выпустил дым ему в лицо. Стряхнул пепел.

  –Я дарю тебе эту шлюху, она больше не нужна, – продолжал он сдержанно, потом холодно посмотрел на жену. В его голосе зазвенели металлические нотки: – Ты откажешься от своих прав на ребёнка... За это я оставлю тебе квартиру и обстановку. Я ясно излагаю свои мысли? Возражения не принимаются.

  –Ты... Ты не посмеешь забрать у меня Костю! – всхлипнула она, – Он мой сын!

  –Ты не мать, а кошка блудливая! – презрительно бросил Геннадий. – Всё будет, как я сказал! Костя уедет со мной в Германию. Если тебе хочется суда и позора – я могу это устроить. К тому же, останешься нищая. Я предлагаю тебе выгодную сделку.

 Верочка прислонилась к стене и зажмурилась, словно испытала мучительную физическую боль. Она знала, что муж сделает в точности всё, что обещал. Он всегда сдерживает обещания. Он найдёт с десяток свидетелей, которые под присягой подтвердят его правоту. А Костя... Если Костя заговорит в суде о том, что она оставляла его каждый вечер, присяжные просто разорвут её на части... Верочка с отчаянием вспомнила, как однажды ребёнок, когда ему приснился страшный сон, вошёл среди ночи в её спальню и увидел раздетого Игоря. Костя навзрыд плакал и спрашивал, что случилось с папой. Думал, что он умер... Верочка вдруг ясно осознала, что выбора у неё нет, этот умный рассчётливый человек заставит её сделать так, как хочет он. Она никогда не любила его, а сейчас просто ненавидела. Только с Игорем она узнала, что такое страсть, только с ним была счастлива эти несколько недель. Они познакомились в доме его родителей. Геннадий был как-то связан делами с отцом Игоря, и несколько раз брал её с собой, когда заезжал к нему. Игорь сразу запал ей в душу. Мужественно-благородный облик, утончённо-изысканные манеры, ласково-волнующий голос. И она потеряла голову. А теперь ещё и сына...

  –Гена, послушай! Это жестоко с твоей строны... – заикнулся Игорь, но встретил такой испепеляющий взгляд, что сразу умолк. Он провёл рукой по тёмным волнистым волосам и поднялся. Его светло-зелёные глаза глядели затравленно-виновато.

  –Она поедет с тобой! – приказал Геннадий. – Завтра я заберу Костю и уйду.

 Верочка заплакала и сделала движение в направлении к мужу, но он жестом остановил её. Затем выразительно посмотрел на Игоря. Тот обнял её за плечи и вывел в прихожую. Когда за ними захлопнулась дверь, Геннадий крепко сжал челюсти. Ему хотелось выть, биться об пол, разнести в пух и прах всю квартиру. Но он сдержался – в соседней комнате спал его сын. Ничто не должно нарушить его покой.

  ***

 Через месяц, уладив все формальности, Геннадий вернулся в Германию. Он позвонил Ирине и попросил разрешения прийти. Ирину удивила мрачность и какая-то полная отрешенность её фиктивного супруга. Он был как всегда пунктуален. Принёс Пашке коробку конфет и заводную машинку. Ирина предложила чаю. Геннадий кивнул и сказал, что им нужно поговорить. Пашка, выпив чай, отправился в детскую.

  –У Вас что-то случилось? – мягко спросила Ирина, когда они остались одни. Наедине они говорили друг другу «Вы».

  –Я порвал с женой... – хмуро ответил Геннадий.

 Ирина сочувственно кивнула и закусила губу, не зная, что сказать. Расспрашивать было неудобно. Захочет, сам расскажет. Он захотел. Ему надо было кому-то излить душу и выложить всю правду. С первых дней Ирина вызывала у него уважение. Геннадий сам затруднился бы сказать, почему. Он подсознательно чувствовал, что она честный порядочный человек. Ирина молча слушала и только покачивала головой, словно не могла в это поверить. Когда она думала о ребёнке, оставленном в квартире ночью, на глаза наворачивались слёзы.

  –И где теперь Ваш мальчик? – тихо спросила она.

  –Я оставил его у друзей... Не знал, как Вы воспримете, если я приведу его...

  –А как я могла это воспринять? – искренне удивилась она.

 Геннадий невольно улыбнулся. Славная она. Чистая наивная душа...

  –Мне нужна Ваша помощь. Мальчика надо устроить в детский сад. Я бы хотел, чтобы он ходил вместе с Пашей... Ведь Костя не знает немецкий, друзей у него нет... Вы поймите меня правильно – я прошу ради ребёнка. Я никогда не посмел бы Вас беспокоить, я прекрасно помню наш уговор... Мне не хотелось докучать, но Костя...

  –Перестаньте, Геннадий! – Ирина тепло улыбнулась. – Вы столько для меня сделали... Благодаря Вам я могла выслать маме деньги на операцию... И вообще... Зря Вы мальчика не привели с собой. Паша был бы рад. Они подружатся, вот увидите!

  –Я рад, что могу положиться на Вас, Ирина, – произнёс Геннадий благодарно. – У Кости сейчас такой трудный период в жизни...

  –Мы вместе поможем ему всё преодолеть, – оптимистично отозвалась она. – Завтра суббота. Приводите его с утра. Они познакомятся, а потом я свожу их погулять.

  –Хорошо бы, если бы первое время и я был рядом...

  –Ну, да... Это само собой...

  –Я не нарушу Ваши планы в личной жизни? – деликатно спросил мужчина. – Мне бы не хотелось Вас как-то скомпрометировать.

 Они встретились взглядами и неожиданно рассмеялись комизму положения.

  –Я забыл, что Вы моя жена. – Геннадий широко улыбнулся. – И моё общество Вас не может скомпрометировать, верно?

  –Верно. А моя личная жизнь – это Пашка.

  –Славный он парень.

  –Спасибо. Он самое дорогое, что у меня есть, – проговорила Ирина и вдруг спохватилась, что эти слова могут ранить Геннадия, напомнить ему о жене.

 Они, правда, напомнили ему о бывшей супруге, болью отозвались в сердце, но он умел владеть собой. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Геннадий поднялся.

  –До завтра! Большое спасибо за понимание и поддержку.

  –Не благодарите! Я рада, что у Паши появится новый друг.

  ***

 Геннадий с Костей пришли к десяти. Ирина испекла к их приходу яблочный пирог и угостила чаем. Мальчишки сразу прониклись друг к другу симпатией и, быстро рассправившись со своими кусками пирога, умчались в детскую. Оттуда доносился невыносимый гвалд, но Ирину это, казалось, даже не беспокоило. Геннадий с удивлением слышал радостный смех своего сына, и лёд, сковывавший его душу последнее время, постепенно таял. Из-под полуопущенных ресниц он взглянул на Ирину, и вдруг впервые заметил, как она привлекательна. Блестящие каштановые волосы собраны в хвост резинкой. Нежный овал лица, чистая матовая кожа, изящный изгиб бровей, губы чувственные и мягкие, а глаза... Боже! Какие выразительные лучистые у неё глаза! Сколько в них тепла и доброты и что-то ещё... в самой их глубине затаённая боль. Ирина смутилась от его взгляда и затянувшегося молчания. Она подумала, что у неё что-то не так, и невольно поправила причёску. Потом подложила в тарелку Геннадия ещё кусок пирога, чтобы хоть чем-то занять руки.

  –Спасибо, Ирина, – вежливо поблагодарил он. – Очень вкусно.

 Она кивнула и улыбнулась. Геннадий подумал о том, что когда она улыбается, то похожа на застенчивую девочку-подростка.

  –Я рад, что дети нашли общий язык, – обронил он тихо.

  –Не мудрено – они ровесники. Костя привыкнет к Германии, вот увидите!

  –Надеюсь... С Вашей помощью...

  –Я сделаю всё, что в моих силах...

  –Почему? – без обиняков спросил мужчина, глядя ей в глаза.

 Его взгляд был изучающим, напряжённым, словно он хотел проникнуть в её мысли. Но Ирину он скорее удивил, чем смутил. Она пожала плечами.

  –Ради ребёнка... Он не должен страдать и чувствовать себя ущемлённым. Дети не виноваты в том, что мы не всегда можем создать им нормальную семью, – сказала Ирина, потом вздохнула. – Я старалась сохранить Паше отца, но тщетно...

  –Вы поддерживаете с ним отношения? – поинтересовался Геннадий. В голосе его прозвучали ревнивые нотки. Он сам удивился.

  –Сейчас нет. Он думает, что я замужем, и оставил меня в покое.

 Геннадий озадаченно вскинул бровь. Вот, оказывается, ещё одна причина, почему она согласилась на брак с ним. Интересно...

  –А раньше он Вас беспокоил?

  –Бывало... – тихо проговорила Ирина. – Не хочу об этом вспоминать...

  –Извините... – отозвался Геннадий и отставил свою тарелку. – Спасибо, всё было очень вкусно. Так мы повезём мальчишек в город?

  –Да, конечно! Я только приберу со стола.

 Ирина поднялась и стала убирать чашки и тарелки.

  –Помочь? – предложил мужчина.

  –Нет, что Вы! Лучше скажите детям, чтобы собирались.

 Геннадий оставил её, с удивлением обнаруживая, что уходить ему не хочется.

  ***

 Через полчаса они вышли на улицу и направились к автостоянке. Геннадий усадил мальчишек на заднее сидение и открыл переднюю дверцу для Ирины. Она растерялась. В России у них с Виктором был старый жигулёнок, но мужу никогда бы и в голову не пришло открыть для жены дверь. Геннадий взял Ирину под локоть, помог ей сесть, после чего закрыл дверь с её стороны и сел за руль. Они поехали в парк.

 Дети с криками восторга бегали от одного аттракциона к другому. Геннадий терпеливо стоял в очередях за билетами, после чего усаживал мальчиков на следующую карусель. Когда Ирина заикнулась, что сама заплатит за билет Пашке, Геннадий так на неё взглянул, что она поспешно пробормотала извинение, словно была в чём-то перед ним виновата. Он купил детям уйму лотерейных билетов, и когда Костя выиграл плюшевого тигрёнка, купил точно такого же Паше. Наконец, дети устали и захотели есть. Все четверо устроились на широких скамейках за большим деревянным столом и ели аппетитное мясо, которое жарилось тут же на огромных вертелах, и запивали его колой. Геннадий предложил Ирине вина, но она отказалась. Сам он тоже не пил – ему предстояло вести машину.

  –Ма, давайте завтра в бассейн пойдём! – попросил Пашка. – Костик хочет с горки скатиться. Я ему рассказал, как это здорово.

 Ирина пожала плечами. Двое детей и мужчина смотрели на неё, ожидая ответа.

  –Какие-то другие планы на завтра? – негромко поинтересовался Геннадий.

  –Нет, собственно... – отозвалась она уклончиво.

  –Тогда решено! – Он широко улыбнулся.

  ***

 Ирина стояла на краю бассейна, собирая рассыпавшиеся волосы в хвост. Геннадий мысленно сравнивал её с бывшей женой. Верочка ошеломляла своим роскошным телом, провоцировала сексуальное желание, страсть. Ирина, тоненькая, хрупкая, изящная, вызывала другие чувства – трепетную нежность, желание защитить. Геннадий с удивлением обнаружил, что думает о ней, как о возможной своей женщине, и эта возможность кажется ему весьма приятной.

  –Ма, ныряй! – прокричал Пашка радостно.

 Мальчики плескались в воде, повизгивая от восторга. Ирина покачала головой и стала осторожно спускаться по ступенькам. Геннадий искоса наблюдал за ней. Вот она окунулась и грациозно поплыла к противоположному концу бассейна. Доплыла до края, развернулась и возвращается. Мальчишки тем временем выбрались из воды и побежали к горке, чтобы скатиться в бассейн. Ирина с Геннадием поджидали у подножия, чтобы поймать их. После купания перекусили в кафе и вернулись домой. Дети ещё поиграли, взрослые выпили по чашке кофе. Наконец, отец велел сыну собираться. Костя капризничал и не хотел уходить. Геннадий был с ним солидарен, но задерживаться было неприлично. Мальчишки расставались, чуть не плача, заверяя друг друга в вечной дружбе. Пашка подарил Костику наклейки и своего любимого маленького робота. Ирина радушно предложила Косте приходить к ним почаще.

  ***

 На следующей неделе Геннадий устроил Костю в детский сад. Теперь он заезжал по утрам за Пашей, потому что вдвоем мальчикам было добираться веселей. Несколько раз он предлагал Ирине подкинуть её на работу, но она скромно отказывалась. И эти отказы задевали его. Он злился, сам не зная, почему. Впрочем, Ирина дружелюбно относилась к Косте и к нему самому. Геннадий не мог жаловаться. Только ему хотелось большего, чем теплое дружеское участие. Да, очень приятно было проводить с Ириной и Пашей выходные, приятно было среди недели ужинать у них, но Геннадий обнаружил, что каждый раз испытывает чувство горечи, когда им с Костей приходится уходить. Когда Геннадий заикнулся, что ему надо ехать по делам в Россию, Ирина без лишних слов предложила оставить Костю себя. Он так и поступил. Геннадий был уверен, что за его сыном Ирина будет присматривать, как за своим собственным. Она серьёзный ответственный человек. И у неё доброе отзывчивое сердце.

 Едва Геннадий уехал, как к Ирине примчалась Клавдия. Как всегда самодовольная и поучающая, попивая чай на кухне, она занудно наставляла подругу.

  –Ты хоть соображаешь, какой шанс тебе выпал? – Клавдия выразительно помахала рукой, словно желая сказать, что такая дурёха, как Ирина, не в состоянии оценить подарок судьбы. – Мужик сейчас в расстроенных чувствах... Изголодался по женской ласке и заботе. Так прибери его к рукам, Ирка! Если подход найдёшь, он с ладони у тебя есть будет! И за мальчонку своего, что ухожен и обласкан, будет век благодарен. Тебе даже женить его на себе не надо – он уже твой муж!

  –Фиктивный, Клавдия... Не забывай это. – отозвалась Ирина сдержанно. – И я не могу так, без любви. Как ты понять не хочешь?

  –Ты уже любила один раз – и что хорошего из этого вышло? Ни-че-го! Не будь дурой! Спустись на Землю! Мужик – что надо!

  –Не могу я на чужом несчастье своё счастье строить... Он одумается, простит жену. Да и разве мать без ребёнка долго протянет? Покается, он вернётся к ней.

  –Гена не из тех, кто прощает! – безаппеляционным тоном проговорила Клавдия. – Сына он обожает, а ей не простит, что она бросала мальчонку ради любовника.

  –Сами пусть разбираются – не моё это дело.

  –Очень даже твоё! Смотрите, какие мы гордые! – обиженно возразила подруга. – Пока ты будешь сомневаться, другая его подцепит. Вокруг полно одиноких дамочек, мечтающих о таком вот мужечке. Оглянуться не успеешь – уведут из-под носа!

  –Да не нужен он мне, Клавдия! – удрученно откликнулась Ирина. – У нас чисто деловые отношения. Согласна, он приличный человек, но мне дела до него нет.

  –Да разве он урод какой? – растерянно произнесла подруга. – Пусть не красавец писанный, но вполне симпатичный мужчина. И добытчик. Будешь жить за ним, как за каменной стеной. И Пашка к нему привыкнет.

  –Вот это меня и беспокоит больше всего... – задумчиво отозвалась Ирина.

  –Вот оно! Брось ты эти свои сомнения! О ребёнке подумай!

  –С чего ты решила, что я Геннадию нужна?

  –С того, милая, что он мужчина порядочный – по бабам не шастает. Все вечера дома сидит, с Николаем в карты играет. А семью ему захочется – не век же у нас жить!

  –Ага! Тебе просто надоел гость, да ещё с сынишкой. – Ирина улыбнулась.

  –Не скрою – надоел, но Гена человек с понятиями, в долгу не остаётся. Только сейчас разговор не обо мне – о тебе и твоём счастье!

  –Я сама о своём счастье похлопочу, ладно? – осадила подругу Ирина.

 Клавдия и бровью не повела. Она ещё с полчала распиналась, какая Ирина глупая непрактичная дурёха, если не видит дальше своего носа. Потом неожиданно вспомнила, что младшую дочь нужно вести к учителю музыки, и убежала.

  ***

 В Питере Геннадий встретился с бывшей женой. Ему надо было забрать из квартиры кое-какие свои и Костика вещи. Верочка жила теперь с Игорем и выглядела по-прежнему на все сто. Геннадия задело, что она даже не спросила о сыне. Хотя, чего злиться? Он сам поставил ей такие условия. Но всё-таки, его покоробило такое откровенное равнодушие. Скорее, бездушие. Геннадий вдруг отчётливо понял, что Верочка никогда его не любила, лишь благосклонно позволяла любить себя. А ребёнка родила, чтобы покрепче привязать к себе богатого мужа. Геннадий вспомнил, что она никогда не испытывала к Косте нежных чувств. Просто играла роль матери, как играла роль жены. Играла неплохо, водя его за нос шесть лет. Вначале Игорь был смущён приходом бывшего своей любовницы, но вскоре успокоился, поняв, что тому ничего от неё не нужно. Геннадий не обращал на неё внимания.

 Он вернулся в Германию через две недели и был приятно удивлён, что Костя, его худенький болезненный мальчик, заметно окреп. У него было прекрасное настроение, и казалось, он даже не вспоминал о матери. Чистенький, ухоженный, сытый, даже слегка избалованный и вполне счастливый – таким выглядел его сын. Мальчик чувствовал себя у Ирины вольготно, словно у себя дома, и она воспринимала это, как должное. Костя запросто обращался к ней по любому вопросу и неизменно встречал ласку и заботу. С Пашкой они были лучшие друзья.

 Геннадий привёз всем подарки. Мальчикам игрушки, а Ирине – золотую цепочку. Она вежливо поблагодарила за оказанное внимание, но подарок не приняла. Геннадий настаивал, уверял, что это от всей души, в благодарность за заботу о Косте, но Ирина была непреклонна. Её отказ ещё пуще распалял его сделать для неё что-нибудь приятное. Она нравилась ему всё больше. Он часто думал о ней как о желанной женщине. Будучи всегда честным с самим собой, Геннадий однажды признал, что любит её. Он даже сам не заметил, как это произошло. Между ними не было ни флирта, ни даже намёка на него – только деловые отношения, которые, в последнее время, с появлением Кости, преобразовались в дружеские. Но Геннадию хотелось большего. Хотелось семью. Тоскливо было уходить из уютной квартиры в чужую безликую комнату к друзьям, а главное – ему не хотелось уходить от этой женщины. Она излучала тепло, надёжность – то, чего ему недоставало сейчас больше всего.

 Геннадий поделился этим с Николаем, когда они завтракали на кухне.

  –Ты спятил? Я за тебя поручился! – воскликнул Николай.

  –Она моя жена! – заявил Геннадий. – Законная жена! Я имею на неё права!

  –Ген, ну ты чего, в самом деле? Вокруг полно женщин. Вон и объявления в газете можно почитать. Найдём тебе кого-нибудь. Свет клином не сошёлся...

  –Сошёлся... Мне нужна только она.

  –Чёрт бы тебя побрал! – Николай почесал затылок. – Ген, ну ты только это... Поосторожнее, ладно? Деликатно ей намекни на свои чувства. Не пугай женщину за зря. Она же поверила тебе.

 Геннадий ничего не ответил, а только загадочно улыбнулся. Он принял решение.

  ***

 Они встретились на следующее утро, когда Геннадий заехал за Пашкой, чтобы отвезти мальчиков в детский сад. Ирина спешила на работу. Геннадий попросил разрешение приехать вечером. У него к ней важное дело. Она взволнованно спросила, что случилось, но он уверил её, что все в порядке, волноваться не стоит.

 Под вечер Геннадий привёз мальчиков из детского сада. Ирина уже была дома и готовила ужин. Малыши отправились в детскую, а Геннадий на кухню. Ирина возилась у плиты и кухонного стола. Геннадий сел на табурет и какое-то время молчал, обдумывая свои мысли.

  –Так вкусно пахнет... – обронил вдруг. – Что ты готовишь?

 Ирина обернулась, удивившись, что он обратился к ней на «ты». Проницательный взгляд его карих глаз озадачил её. Она вспыхнула от смущения.

  –Запекаю мясо в духовке... А сейчас делаю салат...

 Геннадий медленно поднялся и подошёл. Взял её руки в свои и крепко сжал пальцы. Ирина попыталась освободить их, но тщетно.

  –Что с Вами? – испуганно спросила она.

 У неё был растерянный вид. Геннадий невольно улыбнулся. У него мелькнула мысль, как трудно объясниться с этой женщиной. То, что он испытывает к ней, совершенно не похоже на то, что он испытывал к бывшей жене. С Верочкой было проще – ему стоило только намекнуть, что он хочет её, как она тотчас согласилась. А Ирина... Гордая, недоступная, с потрясающим чувством собственного достоинства, но при этом ранимая и застенчивая до абсурда.

  –Не пугайся ты так! – выдохнул он. – Я цивилизованный человек.

 Ирина кивнула, опустила голову и снова попыталась освободить руки. Геннадий неожиданно прижал её к себе и поцеловал в губы. Сначала неуверенно, нежно, потом жадно, страстно. Ирина уперлась ему кулачками в грудь, сопротивляясь. Геннадий отпустил её. Ему вовсе не хотелось её принуждать. Он прислонился спиною к двери и смотрел, как она пытается разобраться в том, что произошло. Её глаза были широко открыты, в них было недоумение.

  –Я люблю тебя... – тихо сказал Геннадий.

 Ирина замотала головой, словно не хотела позволить этим словам проникнуть в её сознание. Геннадий с минуту молчал и обдумывал дальнейшие действия. Он должен завоевать эту женщину. Любыми средствами. Она нужна ему.

  –Я хочу, чтобы ты стала моей женой...

 Ирина вскинула на него глаза, словно не понимая.

  –Настоящей женой... Моей женщиной...

  –Как... как Вы можете? – с горечью спросила она. – Вам все равно с кем...

  –Я тебя люблю! – перебил Геннадий. – И хочу с тобой жить!

  –Никогда! – бросила Ирина со злостью. – Не бывать этому!

 Это было проявление чувств, и Геннадий облегченно вздохнул. Если она злится, значит, он не совсем безразличен ей.

  –Ты забываешь, что я уже твой муж...

  –На бумаге! – отрезала Ирина.

  –Кто мне помешает стать твоим настоящим супругом? – прищурившись, спросил он, наблюдая, как хорошеет её лицо от залившего его румянца.

  –Я помешаю! – Женщина сверкнула глазами.

  –Ты прелесть, когда злишься... – с мягкой иронией проговорил Геннадий. – Даже не ожидал, что тебя так легко завести.

 Ирина гордо вскинула голову и строго посмотрела на него.

  –Что Вы от меня хотите? – спросила холодно.

  –Ничего... кроме тебя самой...

  –Ваша шутка меня позабавила, но на сегодня достаточно!

  –Неужели ты прогонишь из дома маленького мальчика, даже не накормив ужином?

  –Костя может остаться у нас... Я не его имела в виду.

  –Ты же знаешь, как он привязан к своему отцу? – не унимался Геннадий.

 Ирина пожала плечами и отвернулась к кухонному столу. Стала нарезать салат, словно ничего не произошло. Геннадий, как ни в чём не бывало, принялся очищать луковицу. Ирина искоса взглянула на него, но промолчала. Она была в растерянности.

  –Завтра перевезу свои вещи... – проговорил мужчина. – Ведь ты не выгонишь меня, верно? Муж с женой должны жить под одной крышей. Как ты думаешь?

  –Я думаю, что Вы нарушаете условия договора, – сухо отозвалась женщина.

 Геннадий отложил луковицу и нож, притянул Ирину к себе и заглянул в глаза.

  –Я люблю тебя... Как тебе это доходчиво объяснить? – с отчаянием спросил он.

 Геннадий отпустил её так же резко, как и схватил. Отвернулся к окну. Постоял с минуту, потом вышел из кухни на балкон. Закурил. Ирина нарезала луковицу и искоса поглядывала на него. Геннадий, запрокинув голову, смотрел на звёзды, словно хотел узнать у них, что ему делать со своей любовью? Но холодные звёзды не отвечали, их не интересовали человеческие судьбы. Они мерцали в темноте, тихо переговариваясь о вечном. Ирина засмотрелась на мужчину и нечаянно порезала палец. Геннадий, как почувствовал, обернулся, заглянул в окно и вошёл.

  –Я доделаю, – сказал спокойно, отстранив её от стола.

 Ирина подставила палец под струю воды.

  –Сильно больно? – мягко спросил Геннадий.

  –Не очень... – отозвалась она, наблюдая, как неумело он крошит салат. – Сам не порежься! – насмешливо добавила она, но тут же спохватилась, что перешла на «ты».

  –Пожалуйста, дай мне шанс... – услышала Ирина ласковый голос. – Я, действительно, тебя люблю... Не гони меня...

  Ирина ничего не ответила.

 Вскоре все четверо ужинали на кухне за накрытым столом. Мальчишки с аппетитом поглощали еду и шумно переговариварились между собой. Взрослые почти все время молчали, лишь изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами. Геннадий думал о том, что всё складывается не так уж и плохо. Ирина слишком потрясена его предложением, что не мудрено – ведь он ни разу не заикался ей о своих чувствах. Она привыкнет к нему и, может быть, полюбит.

  ***

 Геннадий сдержал своё обещание и на следующий день переехал к Ирине. Дети были в восторге. Они вместе разбирали игрушки Кости и невероятно шумели. Геннадий купил по дороге замороженную пиццу, курицу-гриль, салаты и торт. Когда Ирина вернулась с работы, мужчина и двое мальчишек приготовили ей сюрприз – ужин, сервированный в зале, украшенном цветами и бумажными фонариками.

  –Ма! – восторженно воскликнул Пашка, бросившись в объятья матери. – Дядя Гена с Костей теперь будут жить с нами! Я так рад, а ты?

 Ирина посмотрела на Костика. Его карие глаза смотрели виновато-смущенно, словно извиняясь за своё вторжение. Она подошла к нему, ласково потрепала по тёмным волосам и поцеловала в щёчку. Костя порывисто её обнял. Его лицо озарила улыбка. У Ирины кольнуло сердце. Бедный мальчик. Как ему хочется тепла!

  –Я тоже очень рада, – ответила Ирина сыну и, обняв обоих мальчиков, взглянула на Геннадия. Он не сводил с неё глаз. – Добрый вечер! –проговорила тихо.

  –Добрый вечер... Мы тут хозяйничали без тебя...

  –Вижу...

  –Переодевайся – и к столу!

  –Сию минуту! – Ирина улыбнулась, тронутая его вниманием. „Как приятно, когда о тебе заботятся. А цветы какие прелестные!“

 После ужина, который показался Ирине необыкновенно вкусным, она прибрала со стола и вымыла посуду. Геннадий и дети смотрели телевизор. Позже Ирина присоединилась к ним. В девять она уложила детей и почитала им сказку. Когда они уснули, она вернулась в зал. Геннадий сидел на диване. Она устроилась в кресле. Он потянулся и сжал в своей ладони её руку.

  –Я знаю, о чём ты думаешь... – сказал едва слышно. – Не беспокойся, я не перейду грань дозволенного... Я устроюсь на диване.

  –Скажи, зачем тебе это нужно? – так же тихо спросила она. –Ради Кости?

  –Ради себя... Ты нужна мне...

  –Всё так неожиданно...

  –Я не стану торопить тебя... – продолжал Геннадий взволнованно. – Прости, что вломился в твою квартиру. Я подумал, что ты лучше узнаешь меня, если мы будем жить вместе. Иначе ты ни за что не согласилась бы со мной встречаться.

  –Это и твоя квартира – ты в ней прописан.

  –Угу! Даже зубная щётка в стаканчике на всякий пожарный стоит, да кое-какие мои вещи в твоем шкафу лежат. – Геннадий тепло улыбнулся. – Мне чертовски повезло, что ты моя жена. Если бы не это, ты вышвырнула бы меня вон, верно?

  –Угадал! – Ирина рассмеялась. – Ты всё рассчитал.

  –Я бизнесмен. Рассчитывать – моя профессия, – пошутил он.

  –Что ты сказал Косте? – поинтересовалась Ирина.

  –Правду. Что ты моя жена.

  –Эта неправда! – Она нахмурилась.

  –Ты ужасно упряма – не хочешь признавать факты. – Мужчина усмехнулся.

 Ирина поднялась и хотела уйти, но он задержал её за руку.

  –Не злись. Лучше подумай, куда поедем на выходные, – примирительным тоном проговорил Геннадий. – Мальчики просятся в Париж, в Дисней Лэнд.

  –О! Но ведь это баснословно дорого! – ахнула Ирина.

  –Мы можем себе это позволить... – вкрадчиво произнёс мужчина, с интересом наблюдая, как в ней борятся желание поехать и гордость.

  –Я не хочу! – равнодушно протянула Ирина. – Не хочу трястись в автобусе.

  –Мы поедем на машине...

  –Поезжайте с Костиком вдвоем...

  –Даже не рассчитывай! Без Паши мы не поедем. Если хочешь на выходные проторчать одна у телевизора, оставайся! Я еду с мальчиками.

  –Тебе не кажется, что ты хватил через край? – возмутилась Ирина. – Пашку я тебе не дам! Он мой сын, не так ли?

  –Поскольку мы одна семья, Паша едет с нами! – отрезал Геннадий. – Тебя принуждать не буду – ты у нас слабый пол.

 От такой наглости Ирина потеряла дар речи.

  –А вообще-то без тебя будет совсем не то – тоскливо, – продолжал мужчина мягко. – Могла бы сделать это ради детей. Им так хочется поехать. Прошу тебя!

 Геннадий прижал её руку к своим губам и медленно прикрыл глаза. Ирина была тронута. Ей никто никогда не целовал руки. Собственно, у неё никого не было, кроме Виктора, а он не баловал её нежностью.

  –Ну, в принципе, я не против... – уступила она.

 Геннадий потянул её за руку и усадил возле себя на диван.

  –Я ужасно рад. – Он радостно улыбнулся. – Путешествия сближают людей.

  –Возможно... – уклончиво отозвалась Ирина и решительно поднялась. – Извини, но мне рано вставать на работу. Я пойду спать.

  –Спокойной ночи, дорогая... Я сам себе постелю, не беспокойся.

  ***

 Ирина понемногу привыкала к новому укладу жизни. Геннадий вёл себя деликатно и сдержанно. Его поведение было безупречным. Лишь иногда, когда они вечерами оставались одни, он сжимал в своей ладони её пальцы и целовал их по одному, почтительно-трогательно, трепетно-нежно. Он всё больше и больше любил её, открывая в ней новые достоинства. Она была на редкость тактична и обладала хорошими манерами, была мягка в обращении, заботливо относилась к нему самому и детям. Могла подолгу, несмотря на усталость после работы, возиться на кухне, чтобы порадовать их чем-нибудь вкусненьким. Абсолютна была лишена амбиций и корысти, что поначалу вызывало у Геннадия удивление. Он привык, что Верочка постоянно требовала у него денег. Ирина же ни разу не заикнулась, что ей что-то нужно. Она отказывалась принимать от него подарки. Только не возражала против цветов и ослепительно улыбалась, когда Геннадий дарил их. Он делал это часто. А ещё, зная её любовь к сыну, одаривал Пашку. Мальчикам покупалось всё, что они пожелают. Геннадий относился к ним одинаково, словно оба были его сыновьями. Ирина проникалась к нему доверием, стала рассказывать о себе. Геннадий узнал, что в России она работала медсестрой в больнице, и ей очень нравилась её работа. Трогала её забота о матери, которой она помогала, отрывая деньги от своей скудной зарплаты. Правда, о своей семейной жизни она говорить не хотела. Стоило Геннадию что-то спросить о бывшем муже, как она замыкалась в себе и после этого долго молчала.

 Ирина с удивлением обнаружила, как облегчает жизнь забота любящего мужчины. Она теперь не знала, что значит таскать тяжёлые сумки из магазинов. Геннадий полностью взял на себя материальное обеспечение семьи. Они долго спорили с Ириной, она не хотела и слышать об этом, но тут Геннадий проявил твёрдость и пресек её возражения. Он много времени уделял мальчикам. Записал их в секцию карате и возил на тренировки, учил читать и писать по-русски, чтобы они в совершенстве владели родным языком. Ирина сама не заметила, как привязалась к нему. Как-то вечером, когда Геннадий сообщил, что уезжает по делам в Россию, её охватила тоска.

  –Хочешь, поедем все вместе? – предложил он. – Я без вас заскучаю.

  –Нет, Гена... Поезжай сам. Я не могу оставить работу.

  –Иринка, родная... – прошептал он ласково. –Ты дождись меня, ладно?

  –Ладно... – отозвалась она тихо.

  –Я люблю тебя, зайчонок мой... И у меня есть замечательная идея...

  –Какая? – с интересом спросила Ирина. Ей теперь нравились все его идеи.

  –Не скажу! – подразнил Геннадий. – Только дождись меня...

 Он звонил каждый вечер в течение недели, что его не было. Подолгу говорил о любви. Его голос звучал искренне, не вызывая никаких сомнений в сердце женщины. Она вдруг поняла, что без него жизнь стала серой, лишённой красок. Она вдруг поняла, что полюбила, и время разлуки показалось вечностью.

  ***

 Геннадий вернулся домой среди ночи. Ирина кормила его на кухне. Он рассказывал о своей поездке и тепло улыбался ей.

  –Ужасно соскучился по тебе, детям, дому! Любимая моя...

  –Мы тоже по тебе скучали...

  –И ты? – тихо спросил мужчина.

 Ирина кивнула и смущённо улыбнулась. Её ресницы затрепетали. Геннадий притянул её к себе на колени и прижал к груди. Он был таким близким. Она слышала, как бьётся его сердце. Геннадий, не встречая сопротивления, осмелел и поцеловал её в губы. Она ответила на его поцелуй. Они целовались долго, не в силах оторваться друг от друга. Наконец, чтобы перевести дыхание, Ирина отстранилась.

  –Я не могу поверить... – прошептал Геннадий.

  –Я люблю тебя... – услышал он.

  –Я думал, никогда не дождусь...

 Ирина прильнула к нему. А потом всё произошло, как в тумане. Он пьянел от страсти, Ирина отвечала на его ласки и шептала, как сильно любит. Они вместе пришли к вершине, и после, прижавшись друг к другу, долго ещё не могли прийти в себя от потрясения и переполнявшего их счастья.

  –Помнишь, зайчонок, я говорил, у меня есть замечательная идея.

  –Помню, милый, – ласково отозвалась Ирина.

  –В нашей семье не хватает девочки, как ты думаешь?

 

 09.2003

 

 

 

 




любовный роман

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 5 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр
E-mail(abelino@inbox.ru)