Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Дорога

 И всё же, когда надвинулся вечер, он вышел в город с надеждой. Убелённые улицы были темны, трупно-серы – фонари почти не горели – и холодны – градусов 10 мороза. И дорога, вопреки ожиданиям, получилась безрадостной.

 Дин спускался с гулким хрустом в какую-то гигантскую прореху на стыке бесчувственного, ненавистного в своей бездонной черноте неба и окоченевшей, пустынной земли, спускался к безжизненно тлеющему на дне Вселенной бело-жёлтым светом стальному хламу вокзала...

 Он метался по вокзалу, шарахался от электрических вспышек и злых, бесцельных людей, перепрыгивал лязгающие клыки стужи и вколачиваемые гвозди объявлений. Бросался к появлявшимся составам и отскакивал от железного визга сцепок, бичом стегавших его уши. Кидался к мёртвому циферблату вокзальных часов. Барахтался в стальной паутине путей и минут. Хватался за хвосты убегающих поездов и падал в метель. Обдирал душу о скрежетавшие голоса динамиков. Цеплялся глазами за пустые, обледеневшие перроны и срывался на рельсы…

 Оксана не приехала… Как побитый, весь переломанный покидал Дин вокзал, постепенно

 превращая шаг в бег. Его гнала перед собой судорога не оправдавшейся надежды, обида неизвестно на кого, на себя, на ночь, на свою необузданность и … нараставшая злоба и страх этой студёной пустоты. Слёзы одиночества душили его. Кто же он, если даже признаться в любви девушке не может? Изгой среди нормальных людей, жалкий заумный романтик, не способный ни на какой решительный поступок!?

 Тьма вокруг ополчилась и нападала, морочила голову вихрем из снежных кристаллов и звёзд, ледяным пламенем объяла Дина, глумилась и ворожила, он чувствовал одну лишь животную боль, ему хотелось выть. И Дин на самом деле ощутил себя зверем, который бежит с единственным желанием спастись, согреться…

 Саша открыл ему дверь, ласково улыбаясь. Господи, как же рад был Дин тому, что может сейчас оказаться рядом со своим другом, в этой светлой и тёплой квартире, почти родной ему. Дверь из зала приоткрылась и в коридор выглянула Сашина мать узнать «Кто это так поздно?», но, увидев Дина, приветливо улыбнулась, поздоровалась, и снова затворила дверь.

 Саша был в Го вот уже две недели – бабушка Дина, уважаемый в Го медик, посодействовала его переводу из областной психиатрии в местную больницу, заведующая которой отпускала пациента на выходные домой. Саша быстро поправлялся. Близость дома оказалась лучшим лечением.

 Они прошли в кухню. Дин двигался рывками. Сел, скорчившись, на табурет, и схватился моментально побелевшими пальцами за края сиденья. Дина трясло почти также как и Сашу месяц назад. Вибрируя всем телом, как будто его кололи тысячами иголок, он уставился в одну точку перед собой. Саша поставил на огонь чайник. Сказал Дину:

 – Ты весь дрожишь. Что случилось?

 Дина «колотило», сердце скакало, ему нужна была надёжная точка опоры или привязь, чтобы не побежать снова. Ледяное пламя ночи всё ещё преследовало его. Дин был обгоревшим, обугленным. Он исподлобья взглянул на Сашу помутившимся, стекленеющим взглядом и… оцепенел. Как будто страшная опасность вдавила его в каменную щель или угол, в котором нет места и сил пошевелиться, а кто-то, издевательски хохоча и кривляясь, выталкивает его носком сапога снова к пылающему огню, чтобы он не выдержал и бросился в него и догорел до конца. И у него нет выхода кроме, как втискиваться и сжиматься ещё больше и глухо, про себя, рычать.

 Дин плохо соображал, что нужно делать. Всё-таки он разжал сомкнутые до боли зубы, разорвал слипшиеся губы и выдавил глухим, чужим голосом:

 – Я был на вокзале.

 – И, что? Ты говорил с Оксаной? – Саша знал о намерениях Дина.

 – Нет. Она не приехала…

 – Ну, и что же произошло?

 Дин сам не понимал. Вместо ответа, он исторгнул:

 – Ненавижу! Ненавижу себя…

 Саша долго всматривался в него, молчал и думал. Наконец сказал:

 – Я боюсь тебя. Ты похож на волка… Затравленного волка. Так нельзя!

 Дин вышел в коридор и посмотрел в зеркало: мертвенно бледное, серое лицо, ярко-красные нити плотно сжатых губ, расширенные зрачки выгрызающих себя изнутри глаз. Саша сказал правду.

 




sigrompism

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 1 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр