Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Сказка о том, как охранник президентом стал

 ПАДЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА

 

 Однажды в одной стране шли выборы Президента.

 

 Страна эта была очень большая, а Президент в ней был очень маленький. Но зато шустренький такой. То на истребителях рулит, то на подлодках катается, то на самосвалах ездит… В общем, подвижный, живой такой был Президент.

 

 Жители страны Президента своего очень любили, поэтому все знали, что этого Президента снова переизберут. Знали это и его политические соперники из Парламента. Они были депутатами, и очень богатыми, но чувствовали — не одолеть им сейчас Президента. И, чтобы не позорить свои имена низкими процентами — соперники на выборы сами не пошли, решили подождать до следующего раза. Ещё бы — социологи прогнозировали Президенту — 76%, Сопернику № 1 — 9%, Сопернику № 2 — 8%, Сопернику № 3 — 7% голосов избирателей.

 

 Но чтобы хоть как-то участвовать в избирательной компании, соперники выдвинули от своих партий подставных лиц — этим низкие проценты не страшны, спрос с них маленький. Соперник № 1 выдвинул своего Охранника, Соперник № 2 — Шофёра, Соперник № 3 — Повара.

 

 А законы в той стране были такие, что всех претендентов надо за три месяца до голосования выдвигать — позже нельзя. Выборы отменить — тоже нельзя. И залог еще очень большой с претендентов требовался — сумма с шестью нулями — это, чтобы кто попало не совался в Президенты, а только самые богатые.

 

 И вот закончилось выдвижение. Участников гонки четверо — Президент, Охранник, Шофёр и Повар. Все конечно знали, что Охранник, Шофёр и Повар только для понта баллотируются. Победит всё одно Президент. Социологи так прямо и подсчитали: за Президента проголосуют 97% избирателей, а за Охранника, Шофёра и Повара — 3%, примерно по одному проценту на каждого.

 

 Но почти в самом конце избирательной кампании (за неделю до голосования) случилась одна неожиданность.

 

 Как-то во время посещения военного корабля Президент, следуя своей привычке, решил повыделываться. Одел кепочку матросскую, прикид офицерский и начал везде лазить, всё руками трогать, всем интересоваться, всё простукивать, всё прослушивать. Делал он это, как обычно, в присутствии своей большой свиты. Журналисты тоже были, многие даже от телевидения. Ряд телекомпаний вели прямую трансляцию. Освещали событие, значит.

 

 И вот Президент залез на самую высокую мачту корабля… и КАК грохнется с неё прямо на палубу. На глазах у всей своей свиты, у всех журналистов, у всех телезрителей. В общем — поскользнулся, упал и разбился…

 

 

 

 Поплакала страна, но выборы дальше вести-то всё одно надо. А Президент, как назло, никого из своей команды не выдвинул. Чтоб дублёров себе лишних не создавать. Поэтому преемник Президента — Премьер — стать Президентом уже не мог — сроки выдвижения прошли. И преемничать, то есть рулить страной, ему оставалась неделя.

 

 Премьер, правда, выборы попытался отменить. Так, мол, и так. Остались мы без горячо любимого Президента — давайте нарушим закон, отменим эти выборы и проведём другие, через четыре месяца. Ведь не из кого выбирать! Нельзя же, в самом деле, выбирать Президента из Охранника, Шофёра и Повара.

 

 Но соперники покойного Президента — Соперник № 1, Соперник № 2 и Соперник № 3 не дали Премьеру закон нарушить. Они были очень богатые и влиятельные, и когда изредка объединялись, даже Президенту перечить могли, не то что Премьеру.

 

 Надо сказать, что сам покойный Президент Харизьму имел, а в Премьеры всегда назначал людей блёклых, тихих, покорных — простых исполнителей своей воли. В общем, людей без этой самой Харизьмы. И поступал он так для того, что бы не вырастить себе из собственного Премьера четвёртого соперника, вдобавок к трём, уже имевшимся. Да и не любили Премьера в стране. Ведь Президент все удачи себе приписывал, а неудачи на Премьера сваливал. Одним словом — затея с отменой выборов у Премьера провалилась.

 

 А соперникам на закон тоже, в общем-то, плевать было. Если бы понадобилось — они, не моргнув глазом, любой закон бы нарушили. Но сейчас они решили, что соблюсти закон им выгодно. Решили не сговариваясь, каждый в отдельности. Потому что каждый думал, что победит именно его выдвиженец. Соперник № 1 думал, что победит Охранник, Соперник №2 — что Шофёр, Соперник № 3 — что Повар.

 

 Выдвиженцы соперников своим хозяевам подчинялись беспрекословно. Они раболепно служили боссам десятки лет и, что очень важно, в государственных делах совсем не смыслили. Поэтому каждый соперник рассудил, что он получит после выборов, безрассудно преданного себе, карманного Президента. Потом прикажет этому "Президенту", чтобы тот издал указ о назначении своего хозяина Премьером, другим указом — будут сокращены полномочия Президента в пользу Премьера. То есть, рассчитывали, что страной будет управлять Премьер — от своего и от президентского имени.

 

 А власть у Президента той огромной страны была необъятной.

 

 И вот в день выборов избиратели угрюмо потянулись к урнам. Грустно им было, что не смогут они проголосовать за своего разбившегося Президента. Но голосовать-то надо…

 

 И выбрали Президентом Охранника. Выбрали не потому, что его любили, не потому, что Соперник № 1 был могущественнее остальных двух. Нет. Просто люди той страны очень любили военных, и рассудили, что уж если выбирать между Охранником, Шофёром и Поваром, то к военным ближе всего Охранник (он был отставным прапорщиком, к тому же). Поэтому за Охранника проголосовало 60% избирателей. Шофёр, отставной сержант, набрал 30%, а Повар, он вообще в армии не служил, набрал 10% голосов.

 

 Так стал Охранник Президентом. Но мы его не будем в этой сказке Президентом называть, чтоб не путать с тем Президентом, который о палубу разбился. Мы его будем называть по-старому — Охранником.

 

 

 

 

 

 

 

 В КАБИНЕТЕ ШЕФА

 

 После выборов Охранник пошёл к своему шефу — Сопернику № 1, чтобы представиться ему в новом качестве. Соперник № 1 только что с Пальмовых островов прилетел, куда он демонстративно удалялся на время кампании, чтобы показать, что он ЭТИ выборы игнорирует.

 

 О гигантской власти, свалившейся на его голову, Охранник ещё не ведал, да и в думах своих охранничьих таких вещей не держал. И шёл к своему боссу как всегда робея. Как всегда в нерешительности замер перед шикарными дверьми гигантского кабинета… Всё было, вроде, как всегда. Но не совсем. Взгляд красавицы секретарши (и любовницы, по совместительству) Соперника № 1 был необычайно ласков и возбуждённо-тревожен. А коллеги Охранника (он был рядовым охранником, среди двухсот других), так вот — эти самые коллеги, те из них, чья очередь была сегодня дежурить у дверей, почему-то навытяжку встали и щёлкнули каблуками. "Это потому, что сегодня я Президент" — механически подумал Охранник, но мысли этой значения не придал. Вот-вот предстояло другое событие. Должно было случиться то, что его уже два десятилетия волновало, пугало, бодрило и тревожило одновременно. Он должен предстать пред ясны очи своего обожаемого вельможного босса.

 

 Перед дверью произошла небольшая заминочка. Один из охранников, по команде начальника оперативной охранной группы, вдруг резко подпрыгнул и, чуть не сбив Охранника с ног, подобострастно распахнул перед ним дверь. Послышалась музыка.

 

 Музыка послышалась, потому что в кабинете Соперника № 1 было две входных двери, между которыми был коридорчик полметра длиной. В коридорчике висел динамик, из которого вечно доносилась тихая музыка. Это было сделано для того, чтобы в приёмной никто не мог бы услышать ни звука из кабинета.

 

 И вдруг… Вторая дверь распахнулась, и Охранник увидел чьё-то лицо.

 От неожиданности он остолбенел.

 

 Обычно в кабинет он заходил не так. Секретарша сообщала по прямому телефону хозяину, что Охранник уже в приёмной. И босс, если ему было угодно, разрешал Охраннику войти, передавая повеление по телефону через ту же секретаршу. Охранник на всякий случай тихонько стучал вначале в первую, потом во вторую дверь, хотя знал, что стука из кабинета не слышно. Робко открывал дверь и попадал на шикарную, уходящую вдаль ковровую дорожку. Дорожка заканчивалась перед небольшим возвышением в виде постамента. На постаменте стоял громадный дубовый стол, за которым, словно древний фараон, монументально восседал Соперник № 1.

 

 Эти прибамбасы он специально устроил, чтобы всякому входящему в его кабинет хотелось пасть ниц. Охранник не знал сей хитрости. Ему и без того всегда хотелось пасть ниц перед повелителем. Но он не падал, а внимательно следил за рукой босса. Если она слегка приподнималась, надо было проделать долгий утомительный путь к концу ковровой дорожки и слушать повеление оттуда. Если рука не приподнималась, то Охранник весь превращался в слух, так как сиё значило, что шеф не желает терять времени, и повеление будет отдавать через весь кабинет, который был величиной с небольшой спортзал. А говорил Соперник № 1 нарочито тихим голосом.

 

 Но сегодня произошло чудо.

 Вместо ковровой дорожки и монумента в глубине кабинета Охранник увидел чью-то улыбающуюся физиономию. Он никогда не видел своего господина в таком ракурсе и не сразу узнал его.

 

 — Разрешите доложить… — гаркнул, опомнившись, Охранник.

 

 — Не надо, голубчик, я уже всё знаю, — сказал Соперник № 1 таким ласковым голосом, какого Охранник отродясь от него не слышал. От этого голоса Охраннику стало ещё страшнее.

 

 — Проходите, голубчик, — сказал Соперник № 1 и указал куда-то вбок.

 

 Тут Охранник заметил то, чего на протяжении двадцати лет не замечал. Оказалось, что кабинет Соперника № 1 состоит не только из ковровой дорожки и монумента. Справа от себя Охранник увидел два кожаных дивана, стоящих в углу кабинета. Перед диванами — круглый столик с резными табуретами вокруг. Чуть дальше параллельно стене располагался длинный-длинный дубовый стол с двумя рядами обитых кожей стульев по бокам и резным троном в торце. За этим столом Соперник № 1 собирал на совещания руководителей главных управлений своей финансовой империи. Дальше была дверь, которая вела в личные апартаменты. Охранник ничего не знал об этих апартаментах, да и сам Соперник № 1 почти не бывал в них — он жил на вилле. Чуть подальше от длинного стола, вмонтированные в стенную нишу, располагались шкафы. Шкафы, забитые книгами в старинных кожаных переплётах, чередовались с другими, заполненными разными вещами — подарками иностранных делегаций. Здесь были большие и маленькие статуэтки, маски из дерева, кубки, вазы, золотые и серебряные приборы, булавы, мечи, сабли, старинные ружья и пистолеты. На стенах, над шкафами, висели картины прославленных мастеров вперемежку с фотографиями. Фотографии были большими, очень качественными, и в таких же дорогих рамках, как и картины. На фото был запечатлён Соперник № 1 с руководителями разных стран, в том числе и с Президентом, который разбился о палубу.

 

 Между тем Соперник № 1 подвёл Охранника к круглому столу. Стол оказался сервированным — блюда с едой и бутылки едва помещались.

 

 Здесь были омары на золотом подносе, большой краб, в панцире которого торчал маленький серебряный топорик, красная рыба, порезанная тонкими широкими ломтями. Были здесь, естественно, вазочки с красной и чёрной икрой, балыки из сома и осетра, креветки, величиной с раков, устрицы сырые в ракушках под соусом из натуральной морской воды, мидии варёные в кисло-сладком соусе. Холодный, аккуратно порезанный язык, копчёная телятина, холодная буженина, кружочки домашней колбасы. Нежинские солёные огурчики, бочковые помидоры, капуста квашеная, грибы маринованные, оливки без косточек. Свежие овощи. Свежие фрукты. Несколько видов сыра, от белого со слезой, до зелёного с плесенью. Хлеб домашней выпечки. Деревянные миски с маслом, майонезом, горчицей, в каждой миске — плоская деревянная ложечка. В фигурных фарфоровых соусницах — самые разнообразные соусы. Соки и минеральные воды различных сортов.

 

 В серебряном ведёрке со льдом гордо помещалась бутылка шампанского. Рядом стояли приземистая шарообразная бутылка коньяка с длинным горлышком и большая прямоугольная бутылка водки, покрытая инеем. А чуть сбоку возвышались две высокие, стройные, как свечки и похожие, как сёстры, матовые бутылки со столовым вином — белым и красным. Немного подальше располагалась тёмная бутылка портвейна — к сыру.

 

 Вид блюд не удивил Охранника. Он часто наблюдал подобное изобилие, но только издали, когда охранял своего босса во время различных приёмов и дружеских банкетов. Пробовать приходилось нечасто.

 

 — За победу, — сказал Соперник № 1, взяв стопку коньяка, налитого непонятно как очутившейся здесь секретаршей. — За нашу победу, — чуть слышно добавил он.

 

 Они чокнулись и выпили. Охраннику казалось, что всё происходящее с ним — сон. Казалось, что он в раю. Лишь одна незначительная деталька омрачала райское блаженство — прыщик на носу Соперника № 1. Этот прыщик не давал покоя, он словно застрял у Охранника в голове: "Неужели божество может иметь прыщик?". Да и рост… Оказалось, что они с шефом одинакового роста. Хотя Охранник все 20 лет думал, что он, как минимум, на голову ниже хозяина.

 

 Рядом с блюдами на столе были какие-то бумаги и золотое перо.

 

 — Подпишите, голубчик, — сказал Соперник № 1.

 

 Охранник начал подписывать. Первым документом оказался текст присяги Президента, вторым — указ о назначении Соперника № 1 Премьером, третьим — указ о назначении членов правительства, четвёртым — указ о передачи части полномочий Президента Премьеру. Пятым документом был не указ, а распоряжение Президента. В нём говорилось о проведении большой реконструкции в Государственной президентской резиденции и выделении на время реконструкции апартаментов Президенту в здании правительства, рядом с кабинетом Премьера.

 

 Как только документы были подписаны, словно из-под земли вырисовался какой-то тип. Им оказался Хранитель Большой Государственной Печати. Он скрепил бумаги Большой Государственной Печатью, торжественно разложил их — каждую по отдельности — в кожаные папки, на которых был золотом тиснён вензель Президента. И с низким поклоном исчез так же внезапно, как и появился.

 

 Подали горячее — ароматную уху из форели, жареного молочного поросёнка, гуся печёного с яблоками, жареных перепёлок на вертеле, ещё пахнущие дымом шашлыки. Были также стейк с кровью на деревянной дощечке, караси в сметане, жульены.

 

 Чуть позже были поданы чай, кофе. К ним — шоколад, конфеты, пирожные, мороженое, клубника со взбитыми сливками.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ПРЕЗИДЕНТСКИЕ БУДНИ

 

 Так началась для Охранника его новая президентская жизнь. Поначалу в этой жизни ему всё нравилось. Единственное, что немного раздражало — то, что из-за отсутствия свободного времени он не может сполна насладиться теми райскими благами, которые выпали на его долю. Наслаждаться приходилось, что называется, на ходу. И ещё у него почти не было возможности побыть одному. Весь его день с утра до ночи был забит различными делами.

 

 Рано утром на шикарной чёрной машине, со свитой из таких же машин, под вой сирен направлялся он в резиденцию Премьера. Первым делом шёл в кабинет своего босса — Соперника № 1. Получал от него инструкции на день. Здесь же, не читая, подписывал текущие документы и шёл в свой кабинет по соседству.

 

 В кабинете он тоже покоя не знал. К нему постоянно водили какие-то делегации. Приходилось выслушивать длинные речи. Он отвечал, читая с листочка, который подавал Начальник секретариата. Иногда он торжественно вручал государственные награды, под аккомпанемент хора бандуристов. Щёлкали фотоаппараты, жужжали телекамеры — все были довольны и улыбались.

 

 Обедал Охранник здесь же. Его кабинет имел потайную дверцу, за которой находились столовая, спальня, туалет, душевая комната, сауна с бассейном, ещё один небольшой кабинет, спортзал, запасной выход и вход в подземный бункер, соединённый с метрополитеном. На обед приглашался дежурный адъютант в генеральском звании, кто-нибудь из министров, депутатов или губернаторов и хор бандуристов, который развлекал обедающих тихой задушевной музыкой.

 

 Иногда Охранника вывозили из резиденции в город и даже в ближайшие сёла. Там он торжественно перерезал какие-то ленточки и снова читал какие-то речи под щелчки фотоаппаратов, жужжание телекамер и тихое пение хора бандуристов. Все были довольны и улыбались. После речей были банкеты, где он снова читал речи (теперь они назывались тостами), но уже без аккомпанемента щёлкающих фотоаппаратов и жужжащих телекамер. Все были довольны, пили, улыбались и слушали хор бандуристов.

 

 Иногда Охранника возили в Колонный зал, где он принимал верительные грамоты от послов иноземных стран. Здесь он тоже читал под щелчки фотоаппаратов и жужжание телекамер какие-то речи. Только текстами речей снабжал его другой чиновник — уже не Начальник секретариата, а Начальник протокола Президента. После речей следовал уже не банкет, а приём с фуршетом, который сопровождался игрой хора бандуристов. Приёмы нравились Охраннику меньше, чем банкеты. Хоть и там, и там выпивки с закуской было — завались. Но на банкетах есть нужно было сидя, а на приёмах — стоя. К тому же, надо было всё время ходить. Во время банкетов люди говорили на понятном языке, а во время приёмов — на иностранных. По сути весь приём заключался в том, что Охранника, который держал бокал с шампанским постоянно водили от одного иностранца к другому. Охранник улыбался и каждому иностранцу говорил всегда одно и то же:

 

 — Рад! Оч-чень, очень рад… очень рад!

 

 После чего очередной переводчик двадцать минут переводил его речь на очередной иностранный язык. И такое приходилось проделывать иногда по десять раз. В общем, утомляли приёмы Охранника — уж куда проще с банкетами.

 

 Вечером, также под вой сирен и со свитой из автомобилей, он ехал по опустевшим улицам города. Движение на это время перекрывали, прохожих с улиц выгоняли — оставались лишь сотрудники Государственной охраны. Те из них, которые были в форме отдавали кортежу Охранника честь, а те, которые были в штатском, делали вид, что гуляют. На стенах домов он видел огромные парные портреты. Слева и немного впереди был изображен его босс — Соперник № 1, справа и немного сзади — сам Охранник. Оба не были похожи на себя в реальности, а напоминали скорее мыслителей Древней Греции или римских императоров.

 

 Кортеж останавливался возле вилл. Их было тоже две: одна большая — Соперника № 1, другая поменьше — самого Охранника. Соединялись виллы потайной калиткой.

 

 

 Охранник вначале шёл не на свою виллу, а к боссу, на дружеский ужин при свечах. Во время ужина он получал инструкции на ночь, после чего шёл спать в сопровождении охранников в штатском, которые, проведя его до спальни, оставались дежурить у дверей.

 

 На следующий день всё повторялось снова, разве что в выходные дни Охранник выезжал на работу на час позже, чем в будние.

 

 Так своей чредой шли дни президентской жизни Охранника.

 

 Работать он привык с детства, и президентская работа не казалась ему особенно трудной. Но по-прежнему не давал ему покоя прыщик на носу его обожаемого повелителя — Соперника № 1. Сам прыщик уже давно исчез, но он оставил неизгладимый след в душе охранника, оставил тяжелый осадок на его сердце. Да и сам босс с каждым днём казался Охраннику всё менее и менее величественным, не таким уж грозным, умным и мудрым, как раньше. А тут жена ещё… Когда они оставались одни в спальне, шёпотом, чтобы не услышала охрана, постоянно жаловалась ему. Жаловалась на то, что шуба у жены Соперника № 1 получше, чем у неё, вилла у них — побольше, побольше и прислуги на вилле. Да и машин в кортеже тоже больше, и новее они — машины-то премьерские. Жаловалась на то, что на приёмах, устраиваемых для жён и гаремов послов, хозяйкой назначают жену Соперника № 1, а она, жена Охранника, — всегда вторая.

 

 — Эка, куда ты хватила, дура-баба, — говорил, поначалу Охранник. — Ты погляди — кто мы, а кто ОНИ! Мы сами прислуга, мы голь паршивая, а они — ЭЛИТА!

 

 — Чай не хуже их будем, — отвечала жена. — Я — кто? Я — ПРЕЗИДЕНТША!!! А она кто? Она ПРОСТАЯ премьерша всего-то.

 

 Постепенно Охранник начал задумываться над словами жены. Нет, он вовсе не считал себя равным боссу, но всё же… Но всё же иногда и проскакивала грешная мысль, что он не хуже шефа. Ну, если и хуже, то на немного, ну всего лишь на капельку. Постепенно Охранник свыкся с мыслью, что и он — ЭЛИТА.

 

 

 

 

 

 

 

 БОРЬБА В ВЕРХАХ

 

 Слова жены так бы и остались пустыми словами, если бы однажды Соперник № 1 не заболел, и не слёг в Правительственную клинику. Надо сказать, что до болезни он времени даром не терял. Он подготовил проект изменений в Конституцию страны и проект указа о бывшем Президенте. Планировалась ликвидация поста Президента, а бывший Президент, то есть, Охранник, назначался начальником Центрального охранно-разведывательного управления страны (ЦОРУ). Полномочия Президента должны были перейти к пожизненному Премьеру, то есть, к Сопернику № 1. И назывался он теперь — не просто Премьер, но и Вождь нации — Великий канцлер. Вождь нации переезжал в бывшую Государственную президентскую резиденцию, реконструкцию которой как раз закончили. Заодно планировался разгон Парламента, полномочия которого тоже переходили к Вождю нации. А вторым по значимости лицом в государстве, после ликвидации постов Президента страны и Спикера Парламента, автоматически становился начальник Центрального охранно-разведывательного управления.

 

 Об этих вещах прознали Соперник № 2 и Соперник № 3, но пока Соперник № 1 был здоров — поделать ничего не могли.

 

 После того, как босс слёг, в жизни Охранника произошли три изменения. Во-первых, охрану вокруг него утроили: так, например, если раньше возле его спальни дежурило пять человек, теперь — пятнадцать. Во-вторых, перед тем, как ехать в Правительственную резиденцию, он ехал в Правительственную клинику, где на огромной кровати под множеством капельниц возлежал его шеф. Здесь Охранник, стоя по стойке смирно, получал инструкции на день и подписывал текущие документы, которые лежали на столике, возле кровати Соперника № 1. В-третьих, вечером, перед тем, как отправиться на свою виллу, Охранник вновь ехал в Правительственную клинику, где получал инструкции на ночь. Кстати, однажды он заметил, что неподалёку от палаты с табличкой "Премьер" ремонтируют ещё одну, к которой прибили табличку "Президент". Но значения этому факту Охранник не придал.

 

 И вдруг произошло событие, которое не вписывалось в устоявшийся уклад жизни Охранника. Как-то приехав поздно вечером на свою виллу, он получил через Начальника своей (то есть, президентской) охраны таинственную записку. Неизвестная женщина просила, чтобы Охранник перед тем, как идти в спальню к жене, зашел к ней в подсобку по очень важному делу. В конце записки была не менее таинственная приписка: "в подсобке охраны и прослушки нет, не выходите на аллеи — они простреливаются".

 

 В подсобке, переодетый в кухарку, сидел Соперник № 2, который, не отходя от кассы, предложил дружеский ужин при свечах.

 

 За ужином он рассказал Охраннику о готовящихся изменениях в Конституцию, после проведения которых, его, Охранника, отправят в психбольницу. Ночной гость тут же любезно предложил свою помощь для предотвращения столь печальных событий. Потом рассказал, что во время Великой войны, когда Соперник № 1 был председателем Военной коллегии и фельдмаршалом, он приказал расстрелять отца Охранника. И поведал в конце о совсем уж вопиющем случае. Как-то в сочельник жители Тундры скинулись и решили поднести поднос золотых дублонов Охраннику. И вот Соперник № 1 остановил делегацию из Тундры прямо у входа в президентский кабинет и заставил нести дублоны в свой, премьерский, кабинет. Рассказав это, Соперник № 2 таинственно исчез.

 

 

 

 Всю ночь Охраннику снились кошмарные сны. Вначале ему привиделось, что его ведут по длинному-длинному коридору психбольницы. На дверях палат висят медные таблички с надписями, которые Охранник читает по ходу движения. "Наполеон", "Кутузов", "Царь"… и вот его подводят к двери с надписью "ПРЕЗИДЕНТ"… Охранник просыпается весь в липком холодном поту. В другом сне он видел своего безвинно репрессированного отца, идущего на расстрел под грозным взором председателя Военной коллегии и фельдмаршала — Соперника № 1. Снился прыщик на носу фельдмаршала и жители Тундры, везущие на собачьих упряжках сквозь пургу Антарктиды поднос золотых дублонов….

 

 На следующий вечер ситуация с подсобкой повторилась, только теперь Охранник ужинал при свечах с переодетым горничной Соперником № 3. Тот тоже рассказал ему о готовящихся зловещих изменениях в Конституцию. Но добавил, что в психбольнице Охраннику планируют удалить кору головного мозга, после чего оскопят, постригут в монахи и отправят послушником в отдалённую обитель, а жену сдадут в гарем восточного посла. Ночной гость тут же любезно предложил свою помощь для предотвращения столь печальных событий. Потом рассказал, что во время Гражданской войны, когда Соперник № 1 был председателем Реввоенсовета и маршалом, он приказал повесить дедушку Охранника. И в конце Соперник № 3 тоже поведал трогательную историю о жителях Тундры и подносе, полном золотых дублонов. Рассказав это, Соперник № 3 таинственно исчез.

 

 Вновь Охраннику снились кошмары. Он видел во сне гарем восточного посла и свою жену в парандже, томящуюся в этом гареме. Видел, как сладострастные пословые руки жадно тянутся к ней. Охранник просыпался весь в липком холодном поту и долго смотрел на лик своей спящей супруги… В другом сне пред ним предстала отдалённая монашеская обитель. И безвинно репрессированный, повешенный на берёзе у обители дедушка, длинная белая борода которого печально развевалась на ветру. Дедушка протягивал к Охраннику свои костлявые руки и кричал зычным голосом: "Кровь моя вопиёт, отмсти за меня, и аз отмщен будешь!", потом отмахивался от ворон, которые норовили сесть ему на темя, и просил купить ему мухоловку и мыла. В третьем сне Охранник видел прыщик на носу председателя Реввоенсовета и маршала — Соперника № 1. Видел жителей Тундры в упряжке. Видел собак, несущих поднос золотых дублонов сквозь льды Антарктиды, и слышал сквозь завывания пурги зловещий шёпот маршала: "Мне, мне несите, мои, мои дублоны — ха-ха-ха".

 

 На утро Охранник через того же Начальника президентской охраны получил инструкцию. Инструкции он до того получал лишь от своего босса — Соперника № 1. Эта была написана Соперниками № 2 и № 3.

 

 Он читал инструкцию, сидя на заднем сидении своего автомобиля, направляясь на утренний инструктаж в Правительственную клинику к Сопернику № 1.

 

 Инструкция сообщала, что сегодня, во время приёма верительных грамот от послов южных стран, посол Мабуку, подкупленный Соперниками № 2 и № 3, вместо верительной грамоты подаст ему текст указа об отставке Премьера. Документ сей надлежит незамедлительно подписать под щелчки фотоаппаратов и жужжание телекамер. Указ надлежит тут же громко прочесть вслух. После чего тот же посол даст бумаги с проектами распоряжений о замене Начальника секретариата и Начальника протокола Президента. Сии документы также надлежит незамедлительно подписать. Новые Начальник секретариата и Начальник протокола будут находиться тут же, переодетые неграми. Начальника охраны смещать не надо, — он уже давно подкуплен. После подписания документов ехать надо не в резиденцию Премьера, как раньше, а в только что отреставрированную Государственную президентскую резиденцию. Там Охранника будут ждать Соперник № 2 и Соперник № 3 для вручения дальнейших инструкций… "Толково придумано", — отметил Охранник.

 

 

 

 

 

 ДИАЛОГ У ИЗГОЛОВЬЯ

 

 Едва Охранник успел дочитать инструкцию, как президентский кортеж остановился возле Правительственной клиники. Подскочивший адъютант бесшумно распахнул дверцу автомобиля и Охранник пошёл по широкой мраморной лестнице к своему боссу. По мере его движения, звонко щёлкали о мрамор карабины часовых, стоящих в два ряда по обоим бокам лестницы. Между часовыми, также в два ряда располагались громадные вазы с букетами красных гвоздик…

 

 И вот Охранник стоит навытяжку у кровати своего босса. Соперник № 1 выглядел гораздо лучше, чем прежде, по всему было видно, что началось выздоровление. Он уже не бессильно лежал, а полусидел на своих подушках. Инструктаж и подписание текущих документов, прошли как обычно. Охранник по-прежнему не читал бумаг, которые он подписывает. Но на этот раз он специально так делал, подавляя в себе появившееся желание прочесть. И вдруг в конце, когда Охранник хотел уже уходить, Соперник № 1 сказал ему:

 

 — Постойте…

 

 Охранник развернулся и замер по стойке смирно.

 

 — Что-то неважно вы сегодня выглядите, голубчик…

 

 Охранник молчал.

 

 —Ваш личный врач сказал мне, что вы гриппуете… я вот что надумал… вам приготовили палату рядом с моей. Сегодня после работы приезжайте не на виллу, а сюда, ко мне… Да не хмурьтесь вы. Палата ваша не хуже виллы будет. При ней есть апартаменты, вполне годные для житья. Я уже велел приготовить комнаты для вашей жены и для деток. Вечером их привезут сюда… Здоровье беречь надо. Вам надо подлечиться. Да и мне, старику, не так скучно будет одному в своей палате куковать. Устроим семейный ужин при свечах… я с супругой, с дочками и ваша семья… Как вы на это смотрите?

 

 Охранник молчал.

 

 — Да что вы стоите, как истукан! Садитесь!

 

 Охранник подошёл и сел у изголовья. Соперник № 1 мягко взял его руку в свою. Рука Соперника № 1 была на удивление сильной и жилистой. Сколько лет Охранник наблюдал за повелительными жестами этой руки, готовый не раздумывая броситься туда, куда она укажет. И вот теперь эта властная рука была в его руке, была в его руках. Соперник № 1 продолжал:

 — Я вот что подумал. Лечиться вам надо, здоровье вам очень понадобится. Куча дел у нас с вами впереди. Страну поднимать нам вместе. А страна у нас большая… И отношения должны у нас с вами быть не такими уж слишком официальными… теплее, что ли… В общем…

 

 Тут Соперник № 1 засмеялся.

 

 — В общем, предлагаю дружить семьями. Выздоровим — съездим вместе на рыбалочку… Любите рыбку ловить?

 

 Охранник молчал. Потом спохватился, и понял, что должен поддерживать беседу. Для поддержания беседы он сказал:

 

 — Да.

 

 — Вот-вот. А знаете… Я ведь знавал вашего отца.

 

 Охранник насторожился.

 

 — Во время Великой войны мы вместе сражались. Вместе на Волковском фронте, за передовую на разведку ходили. Шустрый был такой малый. Одно время командовал ротой моей личной охраны… Умер у меня на руках. Просил разыскать сына своего, то есть, вас. Просил в жизни пристроить. Как видите, выполнил я просьбу батюшки вашего, да ещё как выполнил! Порадовался бы отец… Нашел вас я не сразу, правда… Знаете разруха послевоенная и всё такое прочее. Вы к тому времени, когда я вас нашёл, уже прапорщиком на зоне служили…

 

 Охранник молчал.

 

 — А знаете…

 

 Соперник № 1 улыбнулся, в глазах его блеснула скупая мужская слеза.

 

 — И в Президенты я вас двинул из уважения к родителю вашему…

 

 Охранник молчал.

 

 — А я вот ещё что вам скажу, — знавал я и дедушку вашего. Когда я командовал в Гражданскую Первой конной, он у меня ординарцем был. А потом, когда я стал председателем Реввоенсовета, ваш дедушка эскадроном моей личной охраны командовал… Да уж… лихо рубились мы с вашим дедушкой…

 

 Охранник молчал.

 

 — Ну, о вашем героическом дедушке я сегодня вечером расскажу, за семейным ужином при свечах. А сейчас ступайте, голубчик… вам работать надо… Прощайте… вечером встретимся.

 

 Охранник встал, щёлкнул каблуками, развернулся и пошёл. Перед дверью он резко обернулся. Босс мягко улыбался и махнул рукой на прощание. Последнее, что увидел Охранник — это злополучный прыщик, который вновь вскочил на носу Соперника № 1.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ВЫБОР

 

 Президентский кортеж мчался под вой сирен по резко опустевшим улицам города к Колонному залу, где должно было состояться вручение верительных грамот. Охранник молчал. Он смотрел на сотрудников охраны, выстроившихся вдоль трассы и отдающих ему честь по мере приближения кортежа. Смотрел на стены домов, на которых были развешены парные портреты его и его босса. И напряжённо думал. Он пытался выбрать между двумя полученными им инструкциями и ничего не мог решить. Впервые в жизни от него требовалось не бездумное исполнение. От него требовался выбор — ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ. Он понял, что ему легче выполнить сотню, тысячу самых-самых трудных приказов, чем принять одно, всего лишь одно решение, — первое самостоятельное решение в своей жизни. От этого решения зависела его судьба, судьба его шефа, судьба его страны. Он чувствовал себя ослом, стоящим между двумя стогами сена.

 

 Если бы три дня назад Охранник столкнулся с проблемой, подобной сегодняшней, он не колеблясь принял бы сторону Соперника № 1, а Соперник №2, Соперник № 3, а заодно и Начальник президентской охраны полетели бы в тартарары.

 

 Сегодня утром он думал, что босс не оставил ему права выбора, и собирался подписать указ о смещении Соперника № 1 с поста Премьера.

 

 А сейчас он чувствовал, нутром чувствовал, что все три соперника говорят полуправду, чего-то не договаривают. Но он не знал, в чьей полуправде больше лжи. И он не знал, что делать. Голова шла кругом. В глазах мутилось…

 

 Указ всё же был подписан. Охранник получил новых боссов. Соперник № 2 стал Премьером Правительства, а Соперник № 3 — Спикером Парламента.

 

 Соперника № 1 сослали в Тундру. По пути у него умерли жена и сын, и в Тундру, через три месяца дороги, Соперник № 1 добрался только с двумя дочерьми. Из брёвен, которые прибил к берегу Ледяной океан, свергнутый владыка соорудил себе избушку. В этой избушке он жил с дочками и читал им Библию на сон грядущий.

 

 Как-то в Тундре оказался проездом бывший начальник бронепоезда Соперника № 1. Того самого прославленного бронепоезда, на котором Соперник № 1 мотался по фронтам Гражданской войны.

 

 — Господь, возведший меня на высоту суетного величия, низвёл меня в моё первобытное состояние, — сказал Соперник № 1 бывшему начальнику своего бронепоезда. И в этом он был прав. Дело в том, что БЫТНОСТЬ, то есть, карьеру свою он начинал как торговец пирожками. Потом дослужился до поста председателя Реввоенсовета и маршала, позже стал председателем Военной коллегии и фельдмаршалом. А затем дорос до поста депутата Парламента и начальника партии, одной из трёх оппозиционных Президенту.

 

 Кончил он плохо. Как-то по Тундре проходила партия геологов и во время пьяного застолья начальник партии вонзил ледоруб в голову Соперника № 1. После чего тот продиктовал дочерям мемуары и скоропостижно скончался. Вскоре дочерей из ссылки вернули и выдали замуж, Соперники № 2 и № 3 были посажеными отцами на свадьбах.

 

 А мемуары издали в обложке с твёрдым переплётом под названием "Моя замечательная жизнь или повесть о том, как я стал предателем".

 

 Что касается Охранника, то он продолжал поначалу выполнять инструкции. Но теперь у него был не один, а два босса, которые постоянно грызлись между собой и таким образом ослабляли друг друга. Из-за того, что к Охраннику постоянно поступали противоречивые инструкции, ему постоянно приходилось делать выбор между одной и второй, приходилось принимать и самостоятельные решения. Вскоре он научился это делать, и перестал быть Охранником, а стал Президентом. Президент сместил Премьера и Спикера, но расстреливать их не стал. Человек, по сути, он был не злобный. Он даже дал им руководящие посты, но подальше от центра. Соперника № 2 послал работать губернатором, но в самую-самую отдалённую губернию, а Соперника № 3 послал послом, но в самую-самую отдалённую страну.

 

 А вот новых Премьера и Спикера бывший Охранник решил подобрать по особым критериям. Он велел подыскать таких претендентов, которые были бы маленькими (непременно ниже его ростом), плюгавенькими, с писклявенькими голосочками, желательно из бывших клерков. И чтоб безо всяких там Харизьм!

 

 Сняли с него мерку, обыскали всю страну и нашли то, что надо – товар в лучшем исполнении. Премьер был на 8 см ниже Президента, Спикер — на целых 12. Оба, как на подбор, — толстенькие, плюгавенькие, плешивенькие. Оба — в круглых очёчках, голосочки у обоих писклявенькие и ни одной Харизьмы, ни в одном глазу. На фоне таких даже бывший Охранник выглядел Харизьматическим Гигантом Мысли и Мудрым Отцом Нации.

 

 А Начальника охраны Президент всё же сместил. Купленного однажды — могут купить ещё раз. В Начальники президентской охраны он взял высокого, статного молодца со смышлёным взглядом и с большой Харизьмой в соответствующем месте. Взял прямо от сохи. "Подрастёт — Президентом будет ", — решил бывший Охранник.

 

 Автор: Аксёненко С.И.

 

 

 


Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 15 раз(а)






Сказки



Что пишут читатели:


(последние 10 комментариев)

белов (2013-09-17)
А я вспомнил по поводу этой сказки песню, которая в советское время была очень популярна: "Может в будущем главным конструктором стать современный рабочий".
Вот вам и технология :)
Маффин (2009-02-09)
Если посмотретьна сегодняшние посты то получится День сказок
Андрей (2009-02-09)
Сказка хороша, только комментарии это зря. Каждый видит то, что он видит или хочет видеть. Тем интереснее.
Сергей Аксёненко (2008-12-15)
Вовсе нет.
Это было написано, ещё до Медведева.

Мне неоднократно приходилось слышать, что Сказка об охраннике прямой политический памфлет. Раньше говорили, что это намёк на Российские выборы 2004 года. Позже, в 2006-м, когда в Украинский Парламент избрали охранка миллиардера Рината Ахметова, видели намёк на эту ситуацию. Сейчас пишут, что это намёк на избрание Медведева президентом России.
Но это не так. Нет, и не было в Сказке ПРЯМЫХ политических намёков.

Произведение написано в нескольких плоскостях. Первая - это просто сказка - самый верхний слой. Следующий слой использует приёмы сходные с теми, которыми оперирует постмодернизм, то есть скрытые цитаты, ссылки на те или иные исторические события, на некоторые произведения искусства, на нескольких исторических персонажей.
Одну из таких цитат - ледоруб - орудие убийства опального Троцкого, многие читатели находят сразу. Убийства при помощи ледоруба не столь часто встречаются, а случай с Троцким широко раскручен СМИ.
Но там, же в тексте есть и намёк на опального Меншикова, этот намёк замечают уже не все:

"Из брёвен, которые прибил к берегу Ледяной океан, свергнутый владыка соорудил себе избушку. В этой избушке он жил с дочками и читал им Библию на сон грядущий."

При иллюстрировании этого эпизода, я даже использовал картину В.И.Сурикова, "Меньшиков в Берёзове" зарисовав на ней сына Меншикова, но оставив двух дочек.
Кстати Меншиков сам построил избу, в которой жил в ссылке.
Далее, я использую слегка сокращённые слова Меншикова, сказанные им своему бывшему подчинённому, когда тот проезжал мимо Берёзова. Кстати, почему этот офицер у меня назван "бывшим начальником бронепоезда" свергнутого владыки? Об этом догадается каждый, кто знает биографию, но уже не Меншикова, а Троцкого, которого арестовывал в конце 1920-х тот самый человек, который за 10 лет до этого, служил у Троцкого начальником бронепоезда.

Вот слова Меншикова -

"- Господь, возведший меня на высоту суетного величия, низвёл меня в моё первобытное состояние, -- сказал Соперник N 1 бывшему начальнику своего бронепоезда. И в этом он был прав. Дело в том, что БЫТНОСТЬ, то есть, карьеру свою он начинал как торговец пирожками. Потом дослужился до поста председателя Реввоенсовета и маршала, позже стал председателем Военной коллегии и фельдмаршалом. А затем дорос до поста депутата Парламента и начальника партии, одной из трёх оппозиционных Президенту."
Внимательный читатель заметит, что автору, после цитаты пришлось расшифровывать слово "первобытное", это слово сейчас ассоциируется с первобытными людьми, с дикарями. Во времена Меншикова, слово "первобытный" означало - первоначальный, применительно к быту, к жизни.

Далее в тексте, который идёт после сокращённой цитаты из Меншикова, перечисляются этапы карьеры, как самого Меншикова - торговец пирожками, президент (у меня "председатель") военной коллегии, фельдмаршал. Но там, же есть и намёк на пост Троцкого - председатель Реввоенсовета.
Кстати, здесь дана эволюция страны дрейфующей слева вправо - революционный Реввоенсовет, сменяется ДОреволюционной военной коллегией. Советские маршалы, сменяются ДОсоветскими фельдмаршалами. От революционных времён остались, лишь красные гвоздики, располагающиеся в вазах, между часовыми вдоль лестницы правительственной клиники. Эта картинка очень кинемотографична. Стук прикладов часовых о мрамор, при приближении президента, должен звучать, как похоронный звон.

Добавим судьбу двух детей Меншикова, которых вернули из ссылки, после его смерти и о том, что жена у него умерла по дороге в ссылку. Правда из ссылки вернулись сын и младшая дочь Меншикова, старшая умерла там, но в Сказке есть намёк на смерть сына Троцкого - Седова.

А вот ещё одна цитата из Сказки об охраннике -

"И поведал в конце о совсем уж вопиющем случае. Как-то в сочельник жители Тундры скинулись и решили поднести поднос золотых дублонов Охраннику. И вот Соперник N 1 остановил делегацию из Тундры прямо у входа в президентский кабинет и заставил нести дублоны в свой, премьерский, кабинет."

Так вот - одной из причин, по которой 12-летний император Пётр Второй, сверг фактического правителя страны - Меншикова, было присвоение Александром Даниловичем подноса золотых монет, которые подданные принесли императору. Меншиков просто заставил нести поднос с монетами к себе. Кстати, Меншиков, потерял контроль над малолетним императором, по причине болезни. А когда он выздоровел, то увидел, что его соперники уже перехватили у "полудержавного властелина" влияние на монарха. И в ссылку Меншиков был отправлен, когда уже начал выздоравливать. Успел выздороветь. Иначе не смог, бы он сам себе избушку срубить в Берёзове. В Сказке об охраннике описывается именно эта ситуация. Хотя и Троцкий сильно подорвал свой авторитет, тем, что много отвлекался в пансионатах. Даже на похороны Ленина он не смог приехать. Это было началом падения председателя Реввоенсовета.

Поэтому в этом образе зашифрована судьба свергнутых правителей вообще. Причём и Меншиков, и Троцкий, как и герой Сказки - Соперник №1, не были стопроцентными владыками, например, над Меншиковым была императрица, а позже молодой император, от имени которых он правил, до своего свержения.
У меня же герой правит от имени марионетки-президента.

Если идти далее по сюжету, то ниже приведённых цитат, в духе того же постмодернизма обыгрывается анекдот про "начальника партии", который "Москва сидит".

"Идут геологи по тундре, пришли в юрту к чукче, купили у него нужные продукты и собрались идти дальше
- А вы кто - спросил чукча напоследок.
- Мы геологи, отвечает старший - а я начальник партии.
Только они отошли - бах! Выстрел в спину. И слова чукчи.
- Чукча умный, чукча, председатель, чукча знает - начальник партии, Москва сидит".

У меня идёт обыгрыш по тому же принципу. Обыгрываются понятия - "начальник партии геологов" и "руководитель политической партии".

Цитата: "начальник партии вонзил ледоруб в голову Соперника № 1. После чего тот продиктовал дочерям мемуары и скоропостижно скончался"

Конечно данный текст в Сказке появился не для того (не только для того), что бы создать комический эффект сопоставляя время необходимое для создания мемуаров, с речевым штампом "СКОРОПОСТИЖНО скончался". Просто, когда я в молодости читал одну биографию Троцкого, моё внимание привлёк один пассаж. Речь шла об убийстве Троцкого злополучным ледорубом. Там были примерно следующие слова "Он, как подкрадётся, как ударит меня - ВСПОМИНАЛ ПОЗЖЕ Троцкий". Надо сказать, что Троцкий прожил буквально несколько часов, после того, как его ударили ледорубом. А слова "вспоминал позже" ассоциируются, больше с уютным креслом-качалкой, обеспеченной старости, а не с ледорубом, только что вытащенным из головы. Видать автор этой биографии Троцкого (не помню ни фамилии, ни источника) обладал тонким и чёрным юмором, раз написал так.

А вот само название мемуаров Соперника№1 - "Моя замечательная жизнь или повесть о том, как я стал предателем". Отсылает не только к названию книги Троцкого "Моя жизнь", но и к названию книги гросс-адмирала Деница - "Моя захватывающая жизнь".

А теперь вспомним, что в гитлеровской Германии было два президента, а если считать с Гитлером, то и три. Столько же, кстати, и канцлеров (премьеров). То, есть гитлеровская Германия имела ТРЁХ глав государств, последовательно сменявших друг друга и ТРЁХ глав правительств. Первый президент - Гинденбург, после смерти, которого в 1934 году результате плебисцита, пост президента, был совмещён с постом канцлера, который занимал тогда Гитлер. Перед самоубийством в 1945-м году Гитлер вновь разделил посты - главой правительства (канцлером) он назначил министра пропаганды - Геббельса (после самоубийства, которого пост перешёл к Шверину фон Крозингу). А главой государства, то есть, президентом, Гитлер назначил руководителя флота Деница, который пробыл президентом около 20-ти дней и получил, в результате, 10 лет тюрьмы.

А теперь посмотрим, какие изменения в конституцию готовил Соперник№1

"Он подготовил проект изменений в Конституцию страны и проект указа о бывшем Президенте. Планировалась ликвидация поста Президента, а бывший Президент, то есть, Охранник, назначался начальником Центрального охранно-разведывательного управления страны (ЦОРУ). Полномочия Президента должны были перейти к пожизненному Премьеру, то есть, к Сопернику N 1. И назывался он теперь -- не просто Премьер, но и Вождь нации -- Великий канцлер. Вождь нации переезжал в бывшую Государственную президентскую резиденцию, реконструкцию которой как раз закончили. Заодно планировался разгон Парламента, полномочия которого тоже переходили к Вождю нации. А вторым по значимости лицом в государстве, после ликвидации постов Президента страны и Спикера Парламента, автоматически становился начальник Центрального охранно-разведывательного управления."

Здесь не только намёк на усиление силовых органов - ЦОРУ (что-то типа ЦРУ и КГБ), но и намёк на изменение государственного устройства Германии в 1934 году, когда канцлер, глава правительства, стал главой государства. Он же - фюрер, то есть вождь.
Вот та ниточка, которая связывает нас с обыгрышем названия книги Деница.
Дениц, тоже прекрасно вписывается в категорию свергнутых властителей.

Выше я подробно разобрал только несколько строчек в конце Сказки об охраннике, и получилось довольно много текста. Поэтому столь подробный разбор делать больше не буду.

Вернёмся к Сопернику№1. До того, как стать председателем Реввоенсовета (пост убитого в изгнании ледорубом Троцкого), он командовал Первой конной, должность будущего маршала Будённого, который тоже, хотя и косвенно, подходит под категорию свергнутых. С 1953 года, он был в опале. Кстати, Будённый долгожитель, как и Дениц, как и Соперник№1, если присмотримся к тексту.

И ещё - толчком к написанию этой Сказки стали выборы в России в 2004 году, когда ведущие претенденты не рискнули выступить против Путина. Зюганов выдвинул вместо себя агрария Харитонова, а Жириновский, своего охранника.
Я нормально отношусь к Путину, и ничего плохого ему не желаю. Но тогда у меня возник, как-то неожиданно такой сюжет - вдруг (ни дай Бог, конечно) с Путиным, что-то случится и президентом станет охранник Жириновского. Как, этот человек, получив ни с того, ни с сего, колоссальную власть будет относиться к своему бывшему шефу?
И я решил обыграть перемены психики у этого человека.
Теперь в сходной ситуации, оказался Путин, по отношению к своему бывшему подчинённому Медведеву.
Станет ли моя Сказка пророческой, применительно к КОНКРЕТНОЙ ситуации - не знаю. Я рассмотрел лишь один вариант. Подробно описал душевные муки Охранника. Но, мне, из украинского далёка, кажется, что Путину было бы безопаснее сделать президентом премьера-пенсионера, а не молодого человека. Молодой, пусть не сам, а под влиянием окружения (а оно обязательно возникнет вокруг него и попытается сохранить власть), может не захотеть уходить через 4 года.
Возможно, я ошибаюсь, ситуацию в России могу наблюдать только со стороны. Но, если вспомнить, что Медведев, единственный человек в окружении Путина, не превышающий его ростом, видно, что конец моей Сказки в чём-то уже пророческий.
И, ещё одно пророчество, которое сбывается - портреты. У меня обыгрывается наличие ДВУХ портретов властителей - президента и премьера, причём премьер идёт первым. Дан даже соответствующий видеоряд. И та же ситуация сейчас наблюдается в России - чиновники вешают на стены портреты Путина и Медведева.

Цитата -

"На стенах домов он видел огромные парные портреты. Слева и немного впереди был изображен его босс - Соперник № 1, справа и немного сзади - сам Охранник. Оба не были похожи на себя в реальности, а напоминали скорее мыслителей Древней Греции или римских императоров."

Хотя Сказка, не привязана ни к каким конкретным лицам.
И ни Меншиков, ни Троцкий, ни Жириновский, ни Будённый, ни Дениц, не являются прямыми прототипами Соперника№1, это собирательный и СОВЕРШЕННО САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ образ.
Даже в имени его - "Соперник№1" намёк. Оно возникло, когда я описывал его соперничества со старым президентом, но с каждой страницей текста, с постоянным развитием образа Охранника оно всё больше становиться обращённым к самому охраннику. Теперь он ЕГО СОПЕРНИК.

Помимо этих, в "Сказке о том, как охранник президентом стал" много других аллюзий и отсылок, направленных на игру мысли, человека хорошо знающего историю.
В кого (пусть согласно анекдотам) любят воплощаться обитатели сумасшедших домов? В Наполеона. Кто был главным соперником Наполеона на мировой арене? Царь Александр. Царь - должность та же, что и у президента - глава государства.
А теперь цитата из сна президента-охранника -

"Вначале ему привиделось, что его ведут по длинному-длинному коридору психбольницы. На дверях палат висят медные таблички с надписями, которые Охранник читает по ходу движения. "Наполеон", "Кутузов", "Царь"... и вот его подводят к двери с надписью "ПРЕЗИДЕНТ"..."

Есть аллюзии на произведения, бытующие в нашем информационном поле. Помните в фильме "Место встречи изменить нельзя" - Шарапов передаёт бандитам ИНСТРУКИЮ якобы от Фокса. Один из бандитов говорит "толково придумано".
То же самое думает охранник-президент, получив инструкцию, от политических воротил, названных в этой Сказке Соперниками № 2 и №3. А в словах: " даже бывший Охранник выглядел Харизьматическим Гигантом Мысли и Мудрым Отцом Нации" прямая отсылка к Кисе Воробьянинову, который тоже своеобразно рос. С беспомощного бюрократа он "вырос" к концу романа Ильфа и Петрова, в матёрого бандита. Причём перед тем текстом Сказки, который я только что процитировал, говорится именно о бюрократах.

Есть много других аллюзий - вездесущий "хор бандуристов" (здесь меня хорошо поймут жители Украины), приёмы "для жён и ГАРЕМОВ послов", да и сами выражения "послал послом", "поднести поднос". Прелестные штампы, типа "скупой мужской слезы". Дублоны на подносе… согласитесь, для русского уха слово "дублоны", в отличие от талеров и динаров, намекает не только на денежные единицы. Нарочитые повторы, которые так типичны для сказок "…Им оказался Хранитель Большой Государственной Печати. Он скрепил бумаги Большой Государственной Печатью…". Навязчивый "ужин при свечах", или длинный "ДИАЛОГ у изголовья", во время которого говорит, лишь, ОДИН участник, второй сказал только одно слово (впрочем он отвечает жестами).Тундра, которая в воображении Охранника, находиться не в Арктике, а в Антарктиде.
Вообще-то я не употреблял конкретных географических названий. Они завуалированы - не Ледовитый, а Ледяной океан, не Багамы, Гавайи или Канары, а Пальмовые острова. Не посол из какой-нибудь африканской страны, а посол южной страны.
Так же, исторические события. Так, Великая война, это не совсем Великая Отечественная… близко, но не то. Как и Волковский фронт, не означает прямого намёка на Волховский фронт, или на события вокруг Волоколамска. Только Гражданская война, осталась гражданской, но такие войны были и в Риме, и в США, и в Испании… Гражданская война, не является особой приметой нашей исторической палитры.

Да и сама описываемая страна это не совсем Россия, или СССР. Есть там намёки и на Германию и на Украину. Это страна ВООБЩЕ. Но с сильным авторитарным началом. Недаром на картинках показан совмещённый памятник Ким Ир Сена и Туркменбаши. Хотя в той стране, что описана в Сказке, есть всё же переходная (к авторитаризму) демократия. Парламент и выборы, не потеряли окончательно своего значения. Но скоро потеряют. Это видно и по реформам, запланированным Премьером-Соперником№1. И по действию Президента в конце. Он уже сверг, руководителей оппозиции и сам назначает премьера и спикера.
Хотя с другой стороны, глава "Президентские будни", вполне адекватно описывает рабочий день президента, только не президентской (как в моей Сказке), а какой-нибудь парламентской республики, или конституционного монарха. Вплоть до того, что глава государства не читает бумаги, когда подписывает документы приготовленные премьером. Английская королева подписывает такие документы не зависимо от того, согласна она с текстом или нет. Так и наш охранник выполняет представительские функции. То есть те же, что и президенты современных ФРГ, или Израиля, тех стран, где реальная власть принадлежит главе правительства. Когда я работал слесарем или учителем, я думал, что это очень легко. Потом сам, побывав в подобных ситуациях, я понял, что представительская работа утомляет не меньше любой другой. Работа, как работа. Это на любителя… может кто-то и получает кайф от такого. И, наверное, таких людей не мало. Но мне лично такая работа не нравится.

Надо сказать, что Сказка имеет, на мой взгляд, ту ценность (да простится мне такое выражение о своём произведении), что написана из первых рук. Писал очевидец.
Когда меня при Кучме Парламент с пятой попытке незаконно сверг с поста руководителя Национального совета Украины по телерадиовещанию, когда мне пришлось уйти с должности председателя правления Всеукраинской ассоциации кабельного телевидения. Я пошёл работать президентом маленькой телерадиокомпании, владельцем которой был мой бывший заместитель по ассоциации. То, есть я стал подчинённым своего бывшего подчинённого. И тут я на своей шкуре увидел, как меняется человек, который демонстрировал перед тобой полную преданность, когда ты был у власти. А в своё время я ему сильно помог, спас его бизнес от криминального захвата. Я проработал 3 года в той телекомпании и увидел, как перерождается твой подчинённый, ставший твоим начальником. Хотя когда сам был у власти и командовал своими бывшими начальниками, от них получал только благодарности. Так, что подход может быть разным. И Охранник у меня в Сказке всё же испытывает душевные муки, свергая бывшего шефа.

Кстати, в Сказке описывается приём психологического кодирования. Соперники №2 и №3, приходят к президенту по очереди (при этом они сильно рискуют) первый посетитель вкладывает минимум максимально правдоподобной информации и тут же уходит. Информация должна обжиться в мозгах президента. Второй, уже на базе первого кода, расширяет плацдарм. И когда, на третий день они посылают инструкцию, то не сомневаются, в том, что закодированный президент всё выполнит.
От глав государств, от одного их слова зависят судьбы тысяч людей. Ставки очень велики. Уже разработана система психологического кодирования столь влиятельных людей. На одной встрече, кто-то даёт им лёгкий, ничего вроде бы не значащий, намёк. На другой встрече, другой человек продолжает дело первого, даёт намёк с другой стороны, ничего прямо не прося, президент должен думать, что он сам принял решение. Потом третий намёк и клиент, что называется, "созрел". В ряде стран уже есть специальные службы для борьбы с таким явлением.
Именно психологическое кодирование, дало последний толчок, хотя созревал охранник постепенно. На верху общества очень много ничтожных людей, не обязательно это плохие люди. Они просто ничтожные, я даже статью на эту тему написал, "Знаменитые ничтожества" называется http://ytime.com.ua/ru/17/2007/28/71. Многие попадают на верх случайно, почти безо всяких заслуг с их стороны, так же как наш герой. Но вскоре эти ничтожества начинают верить в свою исключительность. Чем ничтожнее человек, тем быстрее поверит. Весь антураж, раболепство окружающих, слава… всё располагает к этому. Неудивительно, что и охранник не устоял. Хотя он сдался не сразу, во всяком случае, позже, чем его жена, которая для своего вознесения, приложила усилий даже меньше, чем охранник.
Но главный герой Сказки меняется не только в худшую сторону. Известно, что одним из самых больших недостатков правителя, является неумение принимать решения. Например с президентом Кучмой (и не только с ним), очень легко было обо всём договориться, я это на личном опыте проверял… Вот вроде всё решили, всё утрясли, но… тот кто заходит в кабинет после тебя, тоже может обо всём договориться, в том числе о прямо противоположном тому, о чём договорился с ним ты. То есть, по сути, решал не президент, а его окружение. Поэтому колоссальное значение имел, глава этого, окружения, тот, кто последним войдёт в кабинет, кто ОКОНЧАТЕЛЬНО договорится обо всём, то есть руководитель администрации президента, человек, который постоянно караулит главу государства.
У других безвольных правителей ещё хуже. Таким человеком выступает его жена. Безвольный правитель приведёт страну к гибели быстрее, чем волевой, пусть даже, этот волевой будет дураком или подлецом. При безвольном у власти окажутся сотни дураков и подлецов. Лучше пусть он сразу скажет, нет, чем пообещает и не выполнит. Лучше пусть ведёт страну одним, хотя бы неверным курсом, чем, водит её туда-сюда, в зависимости от того, какой клан в окружении правителя возьмёт верх. Например, Россия во время революции 1905-1907 гг. имела две возможности выйти из кризиса. Первая - жёсткий, не либеральный путь, направленный на подавления восстания. Этот антилиберальный курс, должен был сопровождаться экономическими уступками рабочим, и решением земельного вопроса в пользу крестьян. Ни капиталисты, ни помещики, не являлись тогда опорой трона, и антилиберализм, недопущение элементов западной демократии позволил бы трону не считаться с помещиками, поставить "на место" капиталистов и найти опору в широких массах. Второй курс - либеральной демократии. Трон мог через парламент переложить ответственность на политические партии и сменяемые правительства, оставив за собой верховную сакральную власть и контроль над силовыми структурами. Безвольный Николай Второй, выбрал самый худший вариант - он постоянно метался между двумя курсами, в зависимости от того, какая из группировок оказывала на него большее влияние в тот или иной момент. Всё это привело к катастрофе 1917-го года (я имею ввиду Февральскую революцию).
И то, что герой Сказки всё же научился принимать решения, что он перестал вести себя, как Буриданов осёл, показывает, что не так уж он и безнадёжен. Кстати, в этом месте в тексте спрятана одна почти незаметная хитрость. Охранник всё же становится настоящим президентом. Сравните две цитаты:

"Но мы его не будем в этой сказке Президентом называть, чтоб не путать с тем Президентом, который о палубу разбился. Мы его будем называть по-старому - Охранником…"

"…и перестал быть Охранником, а стал Президентом. Президент сместил Премьера и Спикера…"
То, есть автор, как бы нарушает своё обещание не называть охранника президентом. Но нарушает он его конечно не случайно. Также как не случаен и конец сказки: "...РЕШИЛ БЫВШИЙ охранник".

Причём меняется не только охранник, но и его шеф. У него постепенно просыпаются отеческие чувства к охраннику (на которого он раньше не обращал внимания) и, в конце-концов Соперник№1, хочет сделать охранника своим замом по стране, после того, как снимет его с поста фиктивного президента. Причём читатель так и не знает - на самом деле Соперник№1 казнил отца и деда охранника, или это ложь его политических противников. Я - автор - тоже не знаю этого. Даже слова "лихо рубились мы с вашим дедушкой", можно понимать двояко…

С другой стороны, описывая обстановку в верхах, антураж власти, и впечатления моего героя, я также использую свой опыт, когда я внезапно, после подполья и тюремных приключений, стал в 26 лет депутатом Парламента. Все эти перерезания ленточек при открытии того или иного объекта, все эти торжественные встречи в регионах и загранпоездках, для человека, который попал туда (на верх) ВНЕЗАПНО, смотрятся совсем по-другому, не так, как для человека, который рос постепенно. По крайней мере, отличия банкета от фуршета (банкетами заканчивались мои встречи в округе, не потому, что я это люблю - традиция такая там при встречах с представителями власти). Так вот отличия нашего родного банкета, от заграничного фуршета, я осознал сразу. И свою нелюбовь к фуршетам, зафиксировал в сказке.

Более того, список блюд, которыми заканчивается глава "В кабинете шефа" подлинный. Я их описывал с натуры. В черновом варианте Сказки список был в ЧЕТЫРЕ раза больше.
Сейчас я мало обращаю внимание на всяческие блюда, но когда после полуголодного подполья я попал в Верховный Совет, то на такие вещи смотрел совсем другими глазами. И в общем, благодарен судьбе за предоставленный опыт. Очень полезный для писателя Так я сразу заметил, что на банкетах, которые устраивали в честь моего приезда председатели колхозов и директора совхозов моего округа (у меня было 26 колхозов и совхозов), кормят по другому, чем в ресторанах, на банкетах, устраиваемых в честь моего приезда руководителями телерадиокомпаний (в Парламенте я возглавлял подкомитет по аудиовизуальным СМИ) В колхозах всё на порядок лучше и блюда оригинальнее. У директоров в штате порой встречались специалисты по экзотическим кухням. Казахская, азербайджанская, украинская и т.д. Это не говоря уже об отличии заграничной кормёжки.

Если список блюд круглого стола из главы "В кабинете шефа" покажется преувеличением, я опишу одну реальную сценку. Это было в 1995 году, тогда я, как председатель парламентской Временной следственной комиссии по изучению ситуации в телерадиоинформационном пространстве Украины, проверял регионы. Все уже знали, что взяток я не беру. Решили понравится другим способом. И вот на очереди Харьковская область. Позже я из доверенных источников узнал, что человек (из аппарата), готовивший нашу встречу, разрешил одной телерадиокомпании кормить нас завтраком - за это разрешение он ничего с них не взял, тратились они только на угощение За право отобедать с членами комиссии чиновник взял с другой телерадиокомпании 500 долларов, за ужин - 1000 (это в 1995 году, когда доллар ещё был в цене). Почему так? Наверное, они думали, что за ужином легче порешать все вопросы. Конечно, мы ни о чём не знали. И вот, не успев отойти от завтрака и обеда, попадаем на ужин. Мероприятие проводилось в доме интеллигенции или что то, в этом роде - цивильный обширный подвальчик, с картинами на стенах. Нас четверо, встречающих - трое. И вот мы видим огромный стол, в центре, которого лежит осетрина, длинной около двух метров. Стол завален блюдами, одних рыбных блюд, начиная от красной рыбы и заканчивая, не знаю уж чем, я насчитал - 40. В углу, на горе из яблок, лежал целиком зажаренный телёнок. Приготовлена, вся эта роскошь, была плохо. Я, в конце концов придвинул к себе простую, родную селёдку, и закусывал ей. Именно закусывал поле тостов, с мыслью "скорей бы всё кончилось"- есть, естественно, я уже не мог... И это только один случай, я его выделил из числа остальных, исходя из явной нелепости. Тот ужин не облегчил (и не ухудшил) судьбу руководителей телерадиокомпаний. А стоил, он по тем временам, не меньше, чем какая-нибудь хрущёвка, в том же Харькове.

Так же и сорок сортов сыра, не преувеличение. Это было на приёме, у одного члена Палаты Лордов в Великобритании в 1994 году. Именно тогда, я узнал, что портвейн - вино к сыру. Когда в студенческие годы, мы его с горла пили, я всегда содрогался от приторности этого напитка. И лишь в 1994 году мне объяснили, что к разным сортам сыра, есть разные сорта портвейна, и вместе, получается довольно вкусно. А раздельно - сыр слишком пресный, портвейн, слишком приторный. Конечно этот свой, опыт, я тоже решил использовать в Сказке, пусть даже на описание ушла одна строчка.

Да и картинки кабинета, в журнальном издании Сказки и на некоторых сайтах - это мои фотографии в рабочем кабинете, в здании Национального совета Украины по телевидению и радиовещанию. Именно этот кабинет я и описывал в главе "В кабинете шефа", за исключением ряда деталей, которые, тоже подлинные, только взяты из других кабинетов. Так, например, один бывший украинский премьер, не буду, называть его имени. Никак не может успокоиться, и смирится с тем, что он уже не премьер, хотя и после премьерства, посты солидные занимал. Когда я попал к нему в кабинет, (по делам кабельного телевидения), то увидел, что все стены обвешаны фотографиями, изображавшими хозяина кабинета, то с Ельциным, то с Кучмой, то с Черномырдиным, и со многими другими руководителями различных стран. Человек этот пробился в премьеры случайно. Никаких глобальных идей в его голове и не ночевало… Жил себе прилежненький мальчик. Двигали его потихоньку, то по хозяйственной, то по административной линии, ну и "додвигали" в премьеры. Кроме внешнего блеска он в этой должности ничего не видел. Очень хотел стать президентом - не сложилось. Вот и обвешал кабинет своими портретами, ностальгируя об ушедшей власти.

А динамик между двумя дверьми кабинета, это уже у другого деятеля. Человек в 43 года стал руководителем крупного предприятия, и сидел, на этой должности с 1978-го по 2002-й год. Предприятие базовое для Лутугинского района (территория моего округа) и по меркам лутугинцев, этот человек достиг всего в жизни. Но он мерил другими мерками и очень комплексовал от того, что другие директора, уже депутатами, министрами, губернаторами, побывали, а он по-прежнему генеральный директор объединения. Сунулся было в депутаты в 1990-м году - не избрали, вместо него выбрали чинушу из столицы. Я бывал у него, когда работал в 1992-1993 гг.корреспондентом Лутугинской районной газеты и редактором Луганской телекомпании. Человек этот трепетно относился к СМИ, собирал все публикации о себе. На его недореализованном честолюбии люди деньги делали. Печатали сборники, типа "Сто великих промышленников", где писали в том числе и об этот директоре. А тот оплачивал публикации, переплачивая в несколько раз больше реальной стоимости издания.
В кабинет к нему попасть простым смертным было очень трудно, даже тем заводчанам из многотысячного коллектива, кто начинал работать с ним ещё рядовым инженером (этот человек всю жизнь проработал на заводе и рос постепенно, потихонечку обходя своих бывших друзей). Между дверьми постоянно играл динамик, и нельзя было узнать в кабинете он или нет (естественно из кабинета был запасной выход). Путь преграждала специально обученная секретарша.
Но если ты все, же преодолевал преграды - тебя ждал "радушный приём", с непременным кавказским обниманием, поцелуями и широкой улыбкой. Тут же делался показной выговор секретарше, мол она виновата, что так трудно было лицезреть ясны очи директора. И люди, как ни странно, верили. Директор слыл милым и радушным. В конце-концов к 70-ти годам он всё же самореализовался в жизни. Стал депутатом Парламента, моим приемником по округу…
Пишу подробно об этих людях, не только, что бы показать подлинность антуража Сказки. Мне кажется, эти воспоминания имеют и какую-то самостоятельную ценность. Ещё одно свидетельство очевидца ушедшей эпохи - незабвенного ХХ века.

Так, что сказка написана, в какой-то мере участником событий, а не взята "с потолка".

И в заключение.

Почему я написал этот текст?

Сразу после появления в печати моей Сказки в июне 2006-го года, ко мне обратились читатели, с просьбой расшифровать намёки. Мне даже предложили напечатать эту сказку, с комментариями, как образец произведения модернизма, произведения с двойным дном. Я начал писать пояснения. Вообще-то таким делом, конечно не автор должен заниматься, а критики. Но где они сейчас эти критики?
Так воя - я начал писать пояснения, а потом у меня сломался компьютер, и текст исчез. Причём по объёму он уже превосходил саму сказку.
Теперь после ряда вопросов на разных сайтах, я решил всё же написать эти пояснения. Потому, что с каждым новым событием, в политике мою Сказку считают пародией ИМЕННО на него. Вот теперь уже к выборам Медведева примеривают…

Повторяю. Эта Сказка не сатира, не реакция на проявления текущей политики.

ОНА НА ВСЕ ВРЕМЕНА.

17.03.2008.

Сергей Аксёненко

Стас (2008-11-17)
Это намёк на Путина с Медведевым?

^ Наверх


Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование