Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Издательство    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Сказка о том, как охранник президентом стал

 ПАДЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА

 

 Однажды в одной стране шли выборы Президента.

 

 Страна эта была очень большая, а Президент в ней был очень маленький. Но зато шустренький такой. То на истребителях рулит, то на подлодках катается, то на самосвалах ездит… В общем, подвижный, живой такой был Президент.

 

 Жители страны Президента своего очень любили, поэтому все знали, что этого Президента снова переизберут. Знали это и его политические соперники из Парламента. Они были депутатами, и очень богатыми, но чувствовали — не одолеть им сейчас Президента. И, чтобы не позорить свои имена низкими процентами — соперники на выборы сами не пошли, решили подождать до следующего раза. Ещё бы — социологи прогнозировали Президенту — 76%, Сопернику № 1 — 9%, Сопернику № 2 — 8%, Сопернику № 3 — 7% голосов избирателей.

 

 Но чтобы хоть как-то участвовать в избирательной компании, соперники выдвинули от своих партий подставных лиц — этим низкие проценты не страшны, спрос с них маленький. Соперник № 1 выдвинул своего Охранника, Соперник № 2 — Шофёра, Соперник № 3 — Повара.

 

 А законы в той стране были такие, что всех претендентов надо за три месяца до голосования выдвигать — позже нельзя. Выборы отменить — тоже нельзя. И залог еще очень большой с претендентов требовался — сумма с шестью нулями — это, чтобы кто попало не совался в Президенты, а только самые богатые.

 

 И вот закончилось выдвижение. Участников гонки четверо — Президент, Охранник, Шофёр и Повар. Все конечно знали, что Охранник, Шофёр и Повар только для понта баллотируются. Победит всё одно Президент. Социологи так прямо и подсчитали: за Президента проголосуют 97% избирателей, а за Охранника, Шофёра и Повара — 3%, примерно по одному проценту на каждого.

 

 Но почти в самом конце избирательной кампании (за неделю до голосования) случилась одна неожиданность.

 

 Как-то во время посещения военного корабля Президент, следуя своей привычке, решил повыделываться. Одел кепочку матросскую, прикид офицерский и начал везде лазить, всё руками трогать, всем интересоваться, всё простукивать, всё прослушивать. Делал он это, как обычно, в присутствии своей большой свиты. Журналисты тоже были, многие даже от телевидения. Ряд телекомпаний вели прямую трансляцию. Освещали событие, значит.

 

 И вот Президент залез на самую высокую мачту корабля… и КАК грохнется с неё прямо на палубу. На глазах у всей своей свиты, у всех журналистов, у всех телезрителей. В общем — поскользнулся, упал и разбился…

 

 

 

 Поплакала страна, но выборы дальше вести-то всё одно надо. А Президент, как назло, никого из своей команды не выдвинул. Чтоб дублёров себе лишних не создавать. Поэтому преемник Президента — Премьер — стать Президентом уже не мог — сроки выдвижения прошли. И преемничать, то есть рулить страной, ему оставалась неделя.

 

 Премьер, правда, выборы попытался отменить. Так, мол, и так. Остались мы без горячо любимого Президента — давайте нарушим закон, отменим эти выборы и проведём другие, через четыре месяца. Ведь не из кого выбирать! Нельзя же, в самом деле, выбирать Президента из Охранника, Шофёра и Повара.

 

 Но соперники покойного Президента — Соперник № 1, Соперник № 2 и Соперник № 3 не дали Премьеру закон нарушить. Они были очень богатые и влиятельные, и когда изредка объединялись, даже Президенту перечить могли, не то что Премьеру.

 

 Надо сказать, что сам покойный Президент Харизьму имел, а в Премьеры всегда назначал людей блёклых, тихих, покорных — простых исполнителей своей воли. В общем, людей без этой самой Харизьмы. И поступал он так для того, что бы не вырастить себе из собственного Премьера четвёртого соперника, вдобавок к трём, уже имевшимся. Да и не любили Премьера в стране. Ведь Президент все удачи себе приписывал, а неудачи на Премьера сваливал. Одним словом — затея с отменой выборов у Премьера провалилась.

 

 А соперникам на закон тоже, в общем-то, плевать было. Если бы понадобилось — они, не моргнув глазом, любой закон бы нарушили. Но сейчас они решили, что соблюсти закон им выгодно. Решили не сговариваясь, каждый в отдельности. Потому что каждый думал, что победит именно его выдвиженец. Соперник № 1 думал, что победит Охранник, Соперник №2 — что Шофёр, Соперник № 3 — что Повар.

 

 Выдвиженцы соперников своим хозяевам подчинялись беспрекословно. Они раболепно служили боссам десятки лет и, что очень важно, в государственных делах совсем не смыслили. Поэтому каждый соперник рассудил, что он получит после выборов, безрассудно преданного себе, карманного Президента. Потом прикажет этому "Президенту", чтобы тот издал указ о назначении своего хозяина Премьером, другим указом — будут сокращены полномочия Президента в пользу Премьера. То есть, рассчитывали, что страной будет управлять Премьер — от своего и от президентского имени.

 

 А власть у Президента той огромной страны была необъятной.

 

 И вот в день выборов избиратели угрюмо потянулись к урнам. Грустно им было, что не смогут они проголосовать за своего разбившегося Президента. Но голосовать-то надо…

 

 И выбрали Президентом Охранника. Выбрали не потому, что его любили, не потому, что Соперник № 1 был могущественнее остальных двух. Нет. Просто люди той страны очень любили военных, и рассудили, что уж если выбирать между Охранником, Шофёром и Поваром, то к военным ближе всего Охранник (он был отставным прапорщиком, к тому же). Поэтому за Охранника проголосовало 60% избирателей. Шофёр, отставной сержант, набрал 30%, а Повар, он вообще в армии не служил, набрал 10% голосов.

 

 Так стал Охранник Президентом. Но мы его не будем в этой сказке Президентом называть, чтоб не путать с тем Президентом, который о палубу разбился. Мы его будем называть по-старому — Охранником.

 

 

 

 

 

 

 

 В КАБИНЕТЕ ШЕФА

 

 После выборов Охранник пошёл к своему шефу — Сопернику № 1, чтобы представиться ему в новом качестве. Соперник № 1 только что с Пальмовых островов прилетел, куда он демонстративно удалялся на время кампании, чтобы показать, что он ЭТИ выборы игнорирует.

 

 О гигантской власти, свалившейся на его голову, Охранник ещё не ведал, да и в думах своих охранничьих таких вещей не держал. И шёл к своему боссу как всегда робея. Как всегда в нерешительности замер перед шикарными дверьми гигантского кабинета… Всё было, вроде, как всегда. Но не совсем. Взгляд красавицы секретарши (и любовницы, по совместительству) Соперника № 1 был необычайно ласков и возбуждённо-тревожен. А коллеги Охранника (он был рядовым охранником, среди двухсот других), так вот — эти самые коллеги, те из них, чья очередь была сегодня дежурить у дверей, почему-то навытяжку встали и щёлкнули каблуками. "Это потому, что сегодня я Президент" — механически подумал Охранник, но мысли этой значения не придал. Вот-вот предстояло другое событие. Должно было случиться то, что его уже два десятилетия волновало, пугало, бодрило и тревожило одновременно. Он должен предстать пред ясны очи своего обожаемого вельможного босса.

 

 Перед дверью произошла небольшая заминочка. Один из охранников, по команде начальника оперативной охранной группы, вдруг резко подпрыгнул и, чуть не сбив Охранника с ног, подобострастно распахнул перед ним дверь. Послышалась музыка.

 

 Музыка послышалась, потому что в кабинете Соперника № 1 было две входных двери, между которыми был коридорчик полметра длиной. В коридорчике висел динамик, из которого вечно доносилась тихая музыка. Это было сделано для того, чтобы в приёмной никто не мог бы услышать ни звука из кабинета.

 

 И вдруг… Вторая дверь распахнулась, и Охранник увидел чьё-то лицо.

 От неожиданности он остолбенел.

 

 Обычно в кабинет он заходил не так. Секретарша сообщала по прямому телефону хозяину, что Охранник уже в приёмной. И босс, если ему было угодно, разрешал Охраннику войти, передавая повеление по телефону через ту же секретаршу. Охранник на всякий случай тихонько стучал вначале в первую, потом во вторую дверь, хотя знал, что стука из кабинета не слышно. Робко открывал дверь и попадал на шикарную, уходящую вдаль ковровую дорожку. Дорожка заканчивалась перед небольшим возвышением в виде постамента. На постаменте стоял громадный дубовый стол, за которым, словно древний фараон, монументально восседал Соперник № 1.

 

 Эти прибамбасы он специально устроил, чтобы всякому входящему в его кабинет хотелось пасть ниц. Охранник не знал сей хитрости. Ему и без того всегда хотелось пасть ниц перед повелителем. Но он не падал, а внимательно следил за рукой босса. Если она слегка приподнималась, надо было проделать долгий утомительный путь к концу ковровой дорожки и слушать повеление оттуда. Если рука не приподнималась, то Охранник весь превращался в слух, так как сиё значило, что шеф не желает терять времени, и повеление будет отдавать через весь кабинет, который был величиной с небольшой спортзал. А говорил Соперник № 1 нарочито тихим голосом.

 

 Но сегодня произошло чудо.

 Вместо ковровой дорожки и монумента в глубине кабинета Охранник увидел чью-то улыбающуюся физиономию. Он никогда не видел своего господина в таком ракурсе и не сразу узнал его.

 

 — Разрешите доложить… — гаркнул, опомнившись, Охранник.

 

 — Не надо, голубчик, я уже всё знаю, — сказал Соперник № 1 таким ласковым голосом, какого Охранник отродясь от него не слышал. От этого голоса Охраннику стало ещё страшнее.

 

 — Проходите, голубчик, — сказал Соперник № 1 и указал куда-то вбок.

 

 Тут Охранник заметил то, чего на протяжении двадцати лет не замечал. Оказалось, что кабинет Соперника № 1 состоит не только из ковровой дорожки и монумента. Справа от себя Охранник увидел два кожаных дивана, стоящих в углу кабинета. Перед диванами — круглый столик с резными табуретами вокруг. Чуть дальше параллельно стене располагался длинный-длинный дубовый стол с двумя рядами обитых кожей стульев по бокам и резным троном в торце. За этим столом Соперник № 1 собирал на совещания руководителей главных управлений своей финансовой империи. Дальше была дверь, которая вела в личные апартаменты. Охранник ничего не знал об этих апартаментах, да и сам Соперник № 1 почти не бывал в них — он жил на вилле. Чуть подальше от длинного стола, вмонтированные в стенную нишу, располагались шкафы. Шкафы, забитые книгами в старинных кожаных переплётах, чередовались с другими, заполненными разными вещами — подарками иностранных делегаций. Здесь были большие и маленькие статуэтки, маски из дерева, кубки, вазы, золотые и серебряные приборы, булавы, мечи, сабли, старинные ружья и пистолеты. На стенах, над шкафами, висели картины прославленных мастеров вперемежку с фотографиями. Фотографии были большими, очень качественными, и в таких же дорогих рамках, как и картины. На фото был запечатлён Соперник № 1 с руководителями разных стран, в том числе и с Президентом, который разбился о палубу.

 

 Между тем Соперник № 1 подвёл Охранника к круглому столу. Стол оказался сервированным — блюда с едой и бутылки едва помещались.

 

 Здесь были омары на золотом подносе, большой краб, в панцире которого торчал маленький серебряный топорик, красная рыба, порезанная тонкими широкими ломтями. Были здесь, естественно, вазочки с красной и чёрной икрой, балыки из сома и осетра, креветки, величиной с раков, устрицы сырые в ракушках под соусом из натуральной морской воды, мидии варёные в кисло-сладком соусе. Холодный, аккуратно порезанный язык, копчёная телятина, холодная буженина, кружочки домашней колбасы. Нежинские солёные огурчики, бочковые помидоры, капуста квашеная, грибы маринованные, оливки без косточек. Свежие овощи. Свежие фрукты. Несколько видов сыра, от белого со слезой, до зелёного с плесенью. Хлеб домашней выпечки. Деревянные миски с маслом, майонезом, горчицей, в каждой миске — плоская деревянная ложечка. В фигурных фарфоровых соусницах — самые разнообразные соусы. Соки и минеральные воды различных сортов.

 

 В серебряном ведёрке со льдом гордо помещалась бутылка шампанского. Рядом стояли приземистая шарообразная бутылка коньяка с длинным горлышком и большая прямоугольная бутылка водки, покрытая инеем. А чуть сбоку возвышались две высокие, стройные, как свечки и похожие, как сёстры, матовые бутылки со столовым вином — белым и красным. Немного подальше располагалась тёмная бутылка портвейна — к сыру.

 

 Вид блюд не удивил Охранника. Он часто наблюдал подобное изобилие, но только издали, когда охранял своего босса во время различных приёмов и дружеских банкетов. Пробовать приходилось нечасто.

 

 — За победу, — сказал Соперник № 1, взяв стопку коньяка, налитого непонятно как очутившейся здесь секретаршей. — За нашу победу, — чуть слышно добавил он.

 

 Они чокнулись и выпили. Охраннику казалось, что всё происходящее с ним — сон. Казалось, что он в раю. Лишь одна незначительная деталька омрачала райское блаженство — прыщик на носу Соперника № 1. Этот прыщик не давал покоя, он словно застрял у Охранника в голове: "Неужели божество может иметь прыщик?". Да и рост… Оказалось, что они с шефом одинакового роста. Хотя Охранник все 20 лет думал, что он, как минимум, на голову ниже хозяина.

 

 Рядом с блюдами на столе были какие-то бумаги и золотое перо.

 

 — Подпишите, голубчик, — сказал Соперник № 1.

 

 Охранник начал подписывать. Первым документом оказался текст присяги Президента, вторым — указ о назначении Соперника № 1 Премьером, третьим — указ о назначении членов правительства, четвёртым — указ о передачи части полномочий Президента Премьеру. Пятым документом был не указ, а распоряжение Президента. В нём говорилось о проведении большой реконструкции в Государственной президентской резиденции и выделении на время реконструкции апартаментов Президенту в здании правительства, рядом с кабинетом Премьера.

 

 Как только документы были подписаны, словно из-под земли вырисовался какой-то тип. Им оказался Хранитель Большой Государственной Печати. Он скрепил бумаги Большой Государственной Печатью, торжественно разложил их — каждую по отдельности — в кожаные папки, на которых был золотом тиснён вензель Президента. И с низким поклоном исчез так же внезапно, как и появился.

 

 Подали горячее — ароматную уху из форели, жареного молочного поросёнка, гуся печёного с яблоками, жареных перепёлок на вертеле, ещё пахнущие дымом шашлыки. Были также стейк с кровью на деревянной дощечке, караси в сметане, жульены.

 

 Чуть позже были поданы чай, кофе. К ним — шоколад, конфеты, пирожные, мороженое, клубника со взбитыми сливками.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ПРЕЗИДЕНТСКИЕ БУДНИ

 

 Так началась для Охранника его новая президентская жизнь. Поначалу в этой жизни ему всё нравилось. Единственное, что немного раздражало — то, что из-за отсутствия свободного времени он не может сполна насладиться теми райскими благами, которые выпали на его долю. Наслаждаться приходилось, что называется, на ходу. И ещё у него почти не было возможности побыть одному. Весь его день с утра до ночи был забит различными делами.

 

 Рано утром на шикарной чёрной машине, со свитой из таких же машин, под вой сирен направлялся он в резиденцию Премьера. Первым делом шёл в кабинет своего босса — Соперника № 1. Получал от него инструкции на день. Здесь же, не читая, подписывал текущие документы и шёл в свой кабинет по соседству.

 

 В кабинете он тоже покоя не знал. К нему постоянно водили какие-то делегации. Приходилось выслушивать длинные речи. Он отвечал, читая с листочка, который подавал Начальник секретариата. Иногда он торжественно вручал государственные награды, под аккомпанемент хора бандуристов. Щёлкали фотоаппараты, жужжали телекамеры — все были довольны и улыбались.

 

 Обедал Охранник здесь же. Его кабинет имел потайную дверцу, за которой находились столовая, спальня, туалет, душевая комната, сауна с бассейном, ещё один небольшой кабинет, спортзал, запасной выход и вход в подземный бункер, соединённый с метрополитеном. На обед приглашался дежурный адъютант в генеральском звании, кто-нибудь из министров, депутатов или губернаторов и хор бандуристов, который развлекал обедающих тихой задушевной музыкой.

 

 Иногда Охранника вывозили из резиденции в город и даже в ближайшие сёла. Там он торжественно перерезал какие-то ленточки и снова читал какие-то речи под щелчки фотоаппаратов, жужжание телекамер и тихое пение хора бандуристов. Все были довольны и улыбались. После речей были банкеты, где он снова читал речи (теперь они назывались тостами), но уже без аккомпанемента щёлкающих фотоаппаратов и жужжащих телекамер. Все были довольны, пили, улыбались и слушали хор бандуристов.

 

 Иногда Охранника возили в Колонный зал, где он принимал верительные грамоты от послов иноземных стран. Здесь он тоже читал под щелчки фотоаппаратов и жужжание телекамер какие-то речи. Только текстами речей снабжал его другой чиновник — уже не Начальник секретариата, а Начальник протокола Президента. После речей следовал уже не банкет, а приём с фуршетом, который сопровождался игрой хора бандуристов. Приёмы нравились Охраннику меньше, чем банкеты. Хоть и там, и там выпивки с закуской было — завались. Но на банкетах есть нужно было сидя, а на приёмах — стоя. К тому же, надо было всё время ходить. Во время банкетов люди говорили на понятном языке, а во время приёмов — на иностранных. По сути весь приём заключался в том, что Охранника, который держал бокал с шампанским постоянно водили от одного иностранца к другому. Охранник улыбался и каждому иностранцу говорил всегда одно и то же:

 

 — Рад! Оч-чень, очень рад… очень рад!

 

 После чего очередной переводчик двадцать минут переводил его речь на очередной иностранный язык. И такое приходилось проделывать иногда по десять раз. В общем, утомляли приёмы Охранника — уж куда проще с банкетами.

 

 Вечером, также под вой сирен и со свитой из автомобилей, он ехал по опустевшим улицам города. Движение на это время перекрывали, прохожих с улиц выгоняли — оставались лишь сотрудники Государственной охраны. Те из них, которые были в форме отдавали кортежу Охранника честь, а те, которые были в штатском, делали вид, что гуляют. На стенах домов он видел огромные парные портреты. Слева и немного впереди был изображен его босс — Соперник № 1, справа и немного сзади — сам Охранник. Оба не были похожи на себя в реальности, а напоминали скорее мыслителей Древней Греции или римских императоров.

 

 Кортеж останавливался возле вилл. Их было тоже две: одна большая — Соперника № 1, другая поменьше — самого Охранника. Соединялись виллы потайной калиткой.

 

 

 Охранник вначале шёл не на свою виллу, а к боссу, на дружеский ужин при свечах. Во время ужина он получал инструкции на ночь, после чего шёл спать в сопровождении охранников в штатском, которые, проведя его до спальни, оставались дежурить у дверей.

 

 На следующий день всё повторялось снова, разве что в выходные дни Охранник выезжал на работу на час позже, чем в будние.

 

 Так своей чредой шли дни президентской жизни Охранника.

 

 Работать он привык с детства, и президентская работа не казалась ему особенно трудной. Но по-прежнему не давал ему покоя прыщик на носу его обожаемого повелителя — Соперника № 1. Сам прыщик уже давно исчез, но он оставил неизгладимый след в душе охранника, оставил тяжелый осадок на его сердце. Да и сам босс с каждым днём казался Охраннику всё менее и менее величественным, не таким уж грозным, умным и мудрым, как раньше. А тут жена ещё… Когда они оставались одни в спальне, шёпотом, чтобы не услышала охрана, постоянно жаловалась ему. Жаловалась на то, что шуба у жены Соперника № 1 получше, чем у неё, вилла у них — побольше, побольше и прислуги на вилле. Да и машин в кортеже тоже больше, и новее они — машины-то премьерские. Жаловалась на то, что на приёмах, устраиваемых для жён и гаремов послов, хозяйкой назначают жену Соперника № 1, а она, жена Охранника, — всегда вторая.

 

 — Эка, куда ты хватила, дура-баба, — говорил, поначалу Охранник. — Ты погляди — кто мы, а кто ОНИ! Мы сами прислуга, мы голь паршивая, а они — ЭЛИТА!

 

 — Чай не хуже их будем, — отвечала жена. — Я — кто? Я — ПРЕЗИДЕНТША!!! А она кто? Она ПРОСТАЯ премьерша всего-то.

 

 Постепенно Охранник начал задумываться над словами жены. Нет, он вовсе не считал себя равным боссу, но всё же… Но всё же иногда и проскакивала грешная мысль, что он не хуже шефа. Ну, если и хуже, то на немного, ну всего лишь на капельку. Постепенно Охранник свыкся с мыслью, что и он — ЭЛИТА.

 

 

 

 

 

 

 

 БОРЬБА В ВЕРХАХ

 

 Слова жены так бы и остались пустыми словами, если бы однажды Соперник № 1 не заболел, и не слёг в Правительственную клинику. Надо сказать, что до болезни он времени даром не терял. Он подготовил проект изменений в Конституцию страны и проект указа о бывшем Президенте. Планировалась ликвидация поста Президента, а бывший Президент, то есть, Охранник, назначался начальником Центрального охранно-разведывательного управления страны (ЦОРУ). Полномочия Президента должны были перейти к пожизненному Премьеру, то есть, к Сопернику № 1. И назывался он теперь — не просто Премьер, но и Вождь нации — Великий канцлер. Вождь нации переезжал в бывшую Государственную президентскую резиденцию, реконструкцию которой как раз закончили. Заодно планировался разгон Парламента, полномочия которого тоже переходили к Вождю нации. А вторым по значимости лицом в государстве, после ликвидации постов Президента страны и Спикера Парламента, автоматически становился начальник Центрального охранно-разведывательного управления.

 

 Об этих вещах прознали Соперник № 2 и Соперник № 3, но пока Соперник № 1 был здоров — поделать ничего не могли.

 

 После того, как босс слёг, в жизни Охранника произошли три изменения. Во-первых, охрану вокруг него утроили: так, например, если раньше возле его спальни дежурило пять человек, теперь — пятнадцать. Во-вторых, перед тем, как ехать в Правительственную резиденцию, он ехал в Правительственную клинику, где на огромной кровати под множеством капельниц возлежал его шеф. Здесь Охранник, стоя по стойке смирно, получал инструкции на день и подписывал текущие документы, которые лежали на столике, возле кровати Соперника № 1. В-третьих, вечером, перед тем, как отправиться на свою виллу, Охранник вновь ехал в Правительственную клинику, где получал инструкции на ночь. Кстати, однажды он заметил, что неподалёку от палаты с табличкой "Премьер" ремонтируют ещё одну, к которой прибили табличку "Президент". Но значения этому факту Охранник не придал.

 

 И вдруг произошло событие, которое не вписывалось в устоявшийся уклад жизни Охранника. Как-то приехав поздно вечером на свою виллу, он получил через Начальника своей (то есть, президентской) охраны таинственную записку. Неизвестная женщина просила, чтобы Охранник перед тем, как идти в спальню к жене, зашел к ней в подсобку по очень важному делу. В конце записки была не менее таинственная приписка: "в подсобке охраны и прослушки нет, не выходите на аллеи — они простреливаются".

 

 В подсобке, переодетый в кухарку, сидел Соперник № 2, который, не отходя от кассы, предложил дружеский ужин при свечах.

 

 За ужином он рассказал Охраннику о готовящихся изменениях в Конституцию, после проведения которых, его, Охранника, отправят в психбольницу. Ночной гость тут же любезно предложил свою помощь для предотвращения столь печальных событий. Потом рассказал, что во время Великой войны, когда Соперник № 1 был председателем Военной коллегии и фельдмаршалом, он приказал расстрелять отца Охранника. И поведал в конце о совсем уж вопиющем случае. Как-то в сочельник жители Тундры скинулись и решили поднести поднос золотых дублонов Охраннику. И вот Соперник № 1 остановил делегацию из Тундры прямо у входа в президентский кабинет и заставил нести дублоны в свой, премьерский, кабинет. Рассказав это, Соперник № 2 таинственно исчез.

 

 

 

 Всю ночь Охраннику снились кошмарные сны. Вначале ему привиделось, что его ведут по длинному-длинному коридору психбольницы. На дверях палат висят медные таблички с надписями, которые Охранник читает по ходу движения. "Наполеон", "Кутузов", "Царь"… и вот его подводят к двери с надписью "ПРЕЗИДЕНТ"… Охранник просыпается весь в липком холодном поту. В другом сне он видел своего безвинно репрессированного отца, идущего на расстрел под грозным взором председателя Военной коллегии и фельдмаршала — Соперника № 1. Снился прыщик на носу фельдмаршала и жители Тундры, везущие на собачьих упряжках сквозь пургу Антарктиды поднос золотых дублонов….

 

 На следующий вечер ситуация с подсобкой повторилась, только теперь Охранник ужинал при свечах с переодетым горничной Соперником № 3. Тот тоже рассказал ему о готовящихся зловещих изменениях в Конституцию. Но добавил, что в психбольнице Охраннику планируют удалить кору головного мозга, после чего оскопят, постригут в монахи и отправят послушником в отдалённую обитель, а жену сдадут в гарем восточного посла. Ночной гость тут же любезно предложил свою помощь для предотвращения столь печальных событий. Потом рассказал, что во время Гражданской войны, когда Соперник № 1 был председателем Реввоенсовета и маршалом, он приказал повесить дедушку Охранника. И в конце Соперник № 3 тоже поведал трогательную историю о жителях Тундры и подносе, полном золотых дублонов. Рассказав это, Соперник № 3 таинственно исчез.

 

 Вновь Охраннику снились кошмары. Он видел во сне гарем восточного посла и свою жену в парандже, томящуюся в этом гареме. Видел, как сладострастные пословые руки жадно тянутся к ней. Охранник просыпался весь в липком холодном поту и долго смотрел на лик своей спящей супруги… В другом сне пред ним предстала отдалённая монашеская обитель. И безвинно репрессированный, повешенный на берёзе у обители дедушка, длинная белая борода которого печально развевалась на ветру. Дедушка протягивал к Охраннику свои костлявые руки и кричал зычным голосом: "Кровь моя вопиёт, отмсти за меня, и аз отмщен будешь!", потом отмахивался от ворон, которые норовили сесть ему на темя, и просил купить ему мухоловку и мыла. В третьем сне Охранник видел прыщик на носу председателя Реввоенсовета и маршала — Соперника № 1. Видел жителей Тундры в упряжке. Видел собак, несущих поднос золотых дублонов сквозь льды Антарктиды, и слышал сквозь завывания пурги зловещий шёпот маршала: "Мне, мне несите, мои, мои дублоны — ха-ха-ха".

 

 На утро Охранник через того же Начальника президентской охраны получил инструкцию. Инструкции он до того получал лишь от своего босса — Соперника № 1. Эта была написана Соперниками № 2 и № 3.

 

 Он читал инструкцию, сидя на заднем сидении своего автомобиля, направляясь на утренний инструктаж в Правительственную клинику к Сопернику № 1.

 

 Инструкция сообщала, что сегодня, во время приёма верительных грамот от послов южных стран, посол Мабуку, подкупленный Соперниками № 2 и № 3, вместо верительной грамоты подаст ему текст указа об отставке Премьера. Документ сей надлежит незамедлительно подписать под щелчки фотоаппаратов и жужжание телекамер. Указ надлежит тут же громко прочесть вслух. После чего тот же посол даст бумаги с проектами распоряжений о замене Начальника секретариата и Начальника протокола Президента. Сии документы также надлежит незамедлительно подписать. Новые Начальник секретариата и Начальник протокола будут находиться тут же, переодетые неграми. Начальника охраны смещать не надо, — он уже давно подкуплен. После подписания документов ехать надо не в резиденцию Премьера, как раньше, а в только что отреставрированную Государственную президентскую резиденцию. Там Охранника будут ждать Соперник № 2 и Соперник № 3 для вручения дальнейших инструкций… "Толково придумано", — отметил Охранник.

 

 

 

 

 

 ДИАЛОГ У ИЗГОЛОВЬЯ

 

 Едва Охранник успел дочитать инструкцию, как президентский кортеж остановился возле Правительственной клиники. Подскочивший адъютант бесшумно распахнул дверцу автомобиля и Охранник пошёл по широкой мраморной лестнице к своему боссу. По мере его движения, звонко щёлкали о мрамор карабины часовых, стоящих в два ряда по обоим бокам лестницы. Между часовыми, также в два ряда располагались громадные вазы с букетами красных гвоздик…

 

 И вот Охранник стоит навытяжку у кровати своего босса. Соперник № 1 выглядел гораздо лучше, чем прежде, по всему было видно, что началось выздоровление. Он уже не бессильно лежал, а полусидел на своих подушках. Инструктаж и подписание текущих документов, прошли как обычно. Охранник по-прежнему не читал бумаг, которые он подписывает. Но на этот раз он специально так делал, подавляя в себе появившееся желание прочесть. И вдруг в конце, когда Охранник хотел уже уходить, Соперник № 1 сказал ему:

 

 — Постойте…

 

 Охранник развернулся и замер по стойке смирно.

 

 — Что-то неважно вы сегодня выглядите, голубчик…

 

 Охранник молчал.

 

 —Ваш личный врач сказал мне, что вы гриппуете… я вот что надумал… вам приготовили палату рядом с моей. Сегодня после работы приезжайте не на виллу, а сюда, ко мне… Да не хмурьтесь вы. Палата ваша не хуже виллы будет. При ней есть апартаменты, вполне годные для житья. Я уже велел приготовить комнаты для вашей жены и для деток. Вечером их привезут сюда… Здоровье беречь надо. Вам надо подлечиться. Да и мне, старику, не так скучно будет одному в своей палате куковать. Устроим семейный ужин при свечах… я с супругой, с дочками и ваша семья… Как вы на это смотрите?

 

 Охранник молчал.

 

 — Да что вы стоите, как истукан! Садитесь!

 

 Охранник подошёл и сел у изголовья. Соперник № 1 мягко взял его руку в свою. Рука Соперника № 1 была на удивление сильной и жилистой. Сколько лет Охранник наблюдал за повелительными жестами этой руки, готовый не раздумывая броситься туда, куда она укажет. И вот теперь эта властная рука была в его руке, была в его руках. Соперник № 1 продолжал:

 — Я вот что подумал. Лечиться вам надо, здоровье вам очень понадобится. Куча дел у нас с вами впереди. Страну поднимать нам вместе. А страна у нас большая… И отношения должны у нас с вами быть не такими уж слишком официальными… теплее, что ли… В общем…

 

 Тут Соперник № 1 засмеялся.

 

 — В общем, предлагаю дружить семьями. Выздоровим — съездим вместе на рыбалочку… Любите рыбку ловить?

 

 Охранник молчал. Потом спохватился, и понял, что должен поддерживать беседу. Для поддержания беседы он сказал:

 

 — Да.

 

 — Вот-вот. А знаете… Я ведь знавал вашего отца.

 

 Охранник насторожился.

 

 — Во время Великой войны мы вместе сражались. Вместе на Волковском фронте, за передовую на разведку ходили. Шустрый был такой малый. Одно время командовал ротой моей личной охраны… Умер у меня на руках. Просил разыскать сына своего, то есть, вас. Просил в жизни пристроить. Как видите, выполнил я просьбу батюшки вашего, да ещё как выполнил! Порадовался бы отец… Нашел вас я не сразу, правда… Знаете разруха послевоенная и всё такое прочее. Вы к тому времени, когда я вас нашёл, уже прапорщиком на зоне служили…

 

 Охранник молчал.

 

 — А знаете…

 

 Соперник № 1 улыбнулся, в глазах его блеснула скупая мужская слеза.

 

 — И в Президенты я вас двинул из уважения к родителю вашему…

 

 Охранник молчал.

 

 — А я вот ещё что вам скажу, — знавал я и дедушку вашего. Когда я командовал в Гражданскую Первой конной, он у меня ординарцем был. А потом, когда я стал председателем Реввоенсовета, ваш дедушка эскадроном моей личной охраны командовал… Да уж… лихо рубились мы с вашим дедушкой…

 

 Охранник молчал.

 

 — Ну, о вашем героическом дедушке я сегодня вечером расскажу, за семейным ужином при свечах. А сейчас ступайте, голубчик… вам работать надо… Прощайте… вечером встретимся.

 

 Охранник встал, щёлкнул каблуками, развернулся и пошёл. Перед дверью он резко обернулся. Босс мягко улыбался и махнул рукой на прощание. Последнее, что увидел Охранник — это злополучный прыщик, который вновь вскочил на носу Соперника № 1.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 ВЫБОР

 

 Президентский кортеж мчался под вой сирен по резко опустевшим улицам города к Колонному залу, где должно было состояться вручение верительных грамот. Охранник молчал. Он смотрел на сотрудников охраны, выстроившихся вдоль трассы и отдающих ему честь по мере приближения кортежа. Смотрел на стены домов, на которых были развешены парные портреты его и его босса. И напряжённо думал. Он пытался выбрать между двумя полученными им инструкциями и ничего не мог решить. Впервые в жизни от него требовалось не бездумное исполнение. От него требовался выбор — ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ. Он понял, что ему легче выполнить сотню, тысячу самых-самых трудных приказов, чем принять одно, всего лишь одно решение, — первое самостоятельное решение в своей жизни. От этого решения зависела его судьба, судьба его шефа, судьба его страны. Он чувствовал себя ослом, стоящим между двумя стогами сена.

 

 Если бы три дня назад Охранник столкнулся с проблемой, подобной сегодняшней, он не колеблясь принял бы сторону Соперника № 1, а Соперник №2, Соперник № 3, а заодно и Начальник президентской охраны полетели бы в тартарары.

 

 Сегодня утром он думал, что босс не оставил ему права выбора, и собирался подписать указ о смещении Соперника № 1 с поста Премьера.

 

 А сейчас он чувствовал, нутром чувствовал, что все три соперника говорят полуправду, чего-то не договаривают. Но он не знал, в чьей полуправде больше лжи. И он не знал, что делать. Голова шла кругом. В глазах мутилось…

 

 Указ всё же был подписан. Охранник получил новых боссов. Соперник № 2 стал Премьером Правительства, а Соперник № 3 — Спикером Парламента.

 

 Соперника № 1 сослали в Тундру. По пути у него умерли жена и сын, и в Тундру, через три месяца дороги, Соперник № 1 добрался только с двумя дочерьми. Из брёвен, которые прибил к берегу Ледяной океан, свергнутый владыка соорудил себе избушку. В этой избушке он жил с дочками и читал им Библию на сон грядущий.

 

 Как-то в Тундре оказался проездом бывший начальник бронепоезда Соперника № 1. Того самого прославленного бронепоезда, на котором Соперник № 1 мотался по фронтам Гражданской войны.

 

 — Господь, возведший меня на высоту суетного величия, низвёл меня в моё первобытное состояние, — сказал Соперник № 1 бывшему начальнику своего бронепоезда. И в этом он был прав. Дело в том, что БЫТНОСТЬ, то есть, карьеру свою он начинал как торговец пирожками. Потом дослужился до поста председателя Реввоенсовета и маршала, позже стал председателем Военной коллегии и фельдмаршалом. А затем дорос до поста депутата Парламента и начальника партии, одной из трёх оппозиционных Президенту.

 

 Кончил он плохо. Как-то по Тундре проходила партия геологов и во время пьяного застолья начальник партии вонзил ледоруб в голову Соперника № 1. После чего тот продиктовал дочерям мемуары и скоропостижно скончался. Вскоре дочерей из ссылки вернули и выдали замуж, Соперники № 2 и № 3 были посажеными отцами на свадьбах.

 

 А мемуары издали в обложке с твёрдым переплётом под названием "Моя замечательная жизнь или повесть о том, как я стал предателем".

 

 Что касается Охранника, то он продолжал поначалу выполнять инструкции. Но теперь у него был не один, а два босса, которые постоянно грызлись между собой и таким образом ослабляли друг друга. Из-за того, что к Охраннику постоянно поступали противоречивые инструкции, ему постоянно приходилось делать выбор между одной и второй, приходилось принимать и самостоятельные решения. Вскоре он научился это делать, и перестал быть Охранником, а стал Президентом. Президент сместил Премьера и Спикера, но расстреливать их не стал. Человек, по сути, он был не злобный. Он даже дал им руководящие посты, но подальше от центра. Соперника № 2 послал работать губернатором, но в самую-самую отдалённую губернию, а Соперника № 3 послал послом, но в самую-самую отдалённую страну.

 

 А вот новых Премьера и Спикера бывший Охранник решил подобрать по особым критериям. Он велел подыскать таких претендентов, которые были бы маленькими (непременно ниже его ростом), плюгавенькими, с писклявенькими голосочками, желательно из бывших клерков. И чтоб безо всяких там Харизьм!

 

 Сняли с него мерку, обыскали всю страну и нашли то, что надо – товар в лучшем исполнении. Премьер был на 8 см ниже Президента, Спикер — на целых 12. Оба, как на подбор, — толстенькие, плюгавенькие, плешивенькие. Оба — в круглых очёчках, голосочки у обоих писклявенькие и ни одной Харизьмы, ни в одном глазу. На фоне таких даже бывший Охранник выглядел Харизьматическим Гигантом Мысли и Мудрым Отцом Нации.

 

 А Начальника охраны Президент всё же сместил. Купленного однажды — могут купить ещё раз. В Начальники президентской охраны он взял высокого, статного молодца со смышлёным взглядом и с большой Харизьмой в соответствующем месте. Взял прямо от сохи. "Подрастёт — Президентом будет ", — решил бывший Охранник.

 

 Автор: Аксёненко С.И.

 

 

 




Сказки

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 46 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр