Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

Кот поэтессы. Мушиная история

Мушиная история

Жёлто-зелёная муха Манька сидела на шпингалете открытой форточки и старательно мыла передние лапки. А ежели по простому, то интенсивно тёрла одну переднюю конечность о другую.

— Гигиена в нашей жизни превыше всего! Видать к обеду готовишься? - Большая серая товарка пришпингалетилась рядом.

— Давай знакомится. Меня Жужей-надоедахой зовут, а тебя?

— Манька. Я только недавно мухой стала. Неделю назад несмышлёным опарышем была. Ещё много чего не знаю. А ты вон какая большущая. Наверное давно живёшь. Значит много чего знаешь. Научи меня пожалуйста, жизни. А я тебе за это буду вкусные кусочки приносить, когда ты совсем состаришься.

— Эх, молодо, жёлто-зелено! Запомни Маня. Если ты научишься уворачиваться от свёрнутой газеты или тапочка, то будешь жить вечно.

— Как это вечно? И даже тогда, когда этот. Как его? Белый такой, пушистый с неба посыплется.

— Не знаю, о чём ты говоришь. Наверное на экране видела. Тогда слухай ещё один совет. Поосторожней с телевизором или там, с монитором. Не ползай по ним, без надобности. а то неровён час, того.

— Чего, того?

— Прихлопнут. Вот чего!

***

Внизу, под окном, в комнате поэтессы гости помогали хозяйке расставлять стулья, накрывали стол. Три кошки, породистый белый, без единого пятнышка кот Барин, серая безпородная кошка Мурка и котёнок Черныш помогали им, как могли. Крутились между ног и пытаясь, под шумок, утянуть что-то вкусненькое.

— Жуженька, полетели быстрей вниз. Погляди сама. Там же такое пиршество. Прям, настоящий банкетище! Можно за раз на всю оставшуюся жизнь нажраться. И более совсем не летать, а только ползать и переваривать! Сядем на какого-нибудь человека, а потом с него прямо в тарелку.

— Манюня угомонись. Ты ещё не знаешь, но на нас, мухах, лежит великая миссия и ответственность. А по сему, мы на кого попало садиться не имеем право!

Жёлто-зелёная потёрла лапками свои огромные глазища и в полном недоумении уставилась на напарницу.

— Милюзга. Намотай себе на хоботок и запомни! Стоит нам совершить посадку на особь человеческого рода, как её, то есть особь, начинают пристально рассматривать и главное принюхиваться. При этом почему-то приговаривают- « ничего такого сказать не хочу, но ведь муху-то не обманешь!»

— А я всё равно хочу сесть на вон ту элегантную. Кажись, женского пола. Она такая яркая, блестящая с ног до головы.

— Категорически не советую! Посмотри внимательно. Она же как клейкая лента. Притягивает. Мужиков. Ну и нас, тоже. А вдруг прилипнешь, что тогда.

— Ты права Жужа. Сдаётся мне, что вон та особь, в грязных джинсах и давно не стиранной футболке, уже к ней прилипла. При чём накрепко!

— Маня. Если уж так не терпится на человеке покататься, лети лучше вон к тому юному рыжеволосому созданию. Сдаётся мне, на ней ещё и муха не сидела.

— Не. К ней не хочу. Уж больно чистенькая. Вон к тому бородатому хочу! Можно?

— К нему нельзя!

— Почему?

— Да, он и без тебя, уже, того. Под мухой. И давно. Запах от него, сивушный. Аж сюда достаёт. Сядешь на такого, нюхнёшь. И…

— Что и ?

— И! Подсядешь. Будешь после этого только возле баров летать. Чего хорошего.

— А чего плохого?

— А того, что налакаться там можно. А вот наесться досыта, нет! Травят там всех подряд. И людей, ну и нас мух, заодно, тоже. Всякую химию в пойло добавляют. Для крепости. А много ли нам бедным мухам надо? Опустишь хоботок в каплю и все шесть лап разом откинешь.

— Надоедаха. Ты утверждала, что если себя правильно вести, то жить можно вечно. А где вечно жить? Мы же не гнёзд, ни домиков себе не строим?

— Вот прям здесь, между стёклами, и зазимуешь.

— А если я неправильно себя поведу, тогда где мне зимовать?

***

Ответ на свой вопрос она услышать не успела. Черныш по занавеске вскарабкался к форточке и в прыжке сцапал зазевавшуюся Маню.

— Не мышь, конечно — промурчал себе под нос котёнок, проглатывая насекомое.- Однако какой ни какой, а всё равно, охотничий трофей.

Жужа-надоедаха в панике бросилась куда глаза глядят. Оказалась, что её глаза глядели в рот подвыпившего поэта-песенника Игната Заливайко.

— Что-то в горле запершило - крякнул он и потянулся к початой бутылке. Летя в потоке марочного вина Жужа успела таки подумать.- Ну, что же это всё же гораздо лучше чем быть размазанной по стеклу несущегося автомобиля или засохнуть меж грязных оконных проёмов.

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 37 раз(а)






Юмор и сатира


Что пишут читатели:



К началу станицы