Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Ed's universe. Episodes (Вселенная Эда. Эпизоды). Эпизод 10

 Июнь

 

 18 лет

 

 — Эдик? — в приоткрывшейся щели входной двери показался Яр. Выглядел он нервным. — Какими ты судьбами здесь? Почему не позво…

 

 — Привет! — беззаботно откликнулся Эдик, легко подвинув хозяина, оказался на пороге и прикрыл дверь. — Внезапное окно в расписании. Вот и подумал, что могу заехать.

 

 Эдик улыбнулся и поправил рюкзак на плече. Одет он был в синие джинсы и клетчатую рубашку, из-под расстегнутых пуговиц которой виднелся воротник черной футболки. Только сейчас Эдик заметил, что наготу его собеседника прикрывает лишь повязанное полотенце.

 

 — Ярик, я могу войти? — посерьезнев, уточнил он.

 

 — Знаешь, сейчас столько работы. Очень неподходящее время ты выбрал, — Яр провел рукой по короткому ежику волос на затылке. — Может, зав…

 

 — А почему ты в полотенце? — удивленно спросил Эд, переминаясь с ноги на ногу.

 

 — Пахал как черт, аж вспотел, пришлось душ принимать, — огрызнулся Ярослав. — Все, Эдс, давай на выход, я позвоню.

 

 Яр шагнул к нему, положил ладонь на шею и грубовато притянул к себе. Эд ответил на поцелуй, хоть и ощутил в глубине души легкое разочарование.

 

 — О, привет! Ты — вау.

 

 Ошеломленный Эдик вздрогнул и поверх плеча Ярослава уставился на темно-русого парня, который маячил в дверях спальни. Одетый в одни боксеры, он выглядел гибким и раскованным, а непринужденная поза свидетельствовала о том, что парень чувствует себя полностью в своей тарелке. Аккуратные черные серьги-тоннели смотрелись хоть и экстравагантно, но круто.

 

 — Присоединишься к нам? — с тигриной грацией он потянулся.

 

 «Стриптизер?.. Танцор?..» — отстраненно подумал Эд.

 

 — Съебись отсюда! — заорал Яр. — Ромка, я же просил!..

 

 Удивленный Эдуард, приоткрыв рот, все еще смотрел на то место в дверном проеме, где только что стоял незнакомец. Ярослав, переполненный досадой и злостью, решил, что лучшая защита — это нападение:

 

 — Эй, ты помнишь наш уговор, Эдс? Про то, что я не потерплю мозгоебства?

 

 — Да, — Эдик, наконец, повернулся к нему, но чувствовал, что тупит до невозможности.

 

 — И помнишь просьбу не совать длинный нос в мою жизнь?

 

 — Да, — Эд кивнул, ощущая себя полным кретином.

 

 — И, кроме того, — Ярослав не сбавлял обороты, — ты же знаешь, что ты не мой…

 

 — …парень, верно. Знаю, — внезапно оцепенение спало, и Эдик, вновь дернув лямку рюкзака, круто повернулся. — Мне пора.

 

 — Да подожди! — Ярик досадливо тронул его за плечо, но Эдуард уже открывал дверь.

 

 — Пока! — с этими словами он пулей вылетел из квартиры и помчался вниз по лестнице. Выглянувший на площадку Ярослав только лишь успел проводить взглядом его русую макушку.

 

 В сердцах он захлопнул дверь и вернулся в комнату.

 

 — Рома, я же просил тебя не выходить, — опустившись на кровать, ничего не выражающим голосом произнес Яр. Запал злости полностью улетучился.

 

 — Выращиваешь образцового педика, чтобы потом вкусить, так сказать, плоды? — спросил тот, подтрунивая.

 

 — Не умничай, — буркнул Яр.

 

 — Эй, ты что — серьезно с ним?… — Рома прижался к нему сзади и помассировал плечи. — Он же еще зеленый совсем!

 

 Ярослав хотел, было, оправдаться, но передумал. Позволил повалить себя на спину, позволил Роману навалиться сверху, требовательно целовать губы и ласкать шею. И почувствовал вскоре, как его отпускает…

 

 

 * * *

 

 Эдуард выскочил на улицу совершенно ошалевшим. Коктейль из стыда и обиды наполнял его по самые края. Ярослав не давал ему клятв верности — это правда, но все равно Эд чувствовал себя обманутым.

 

 Он принял решение не возвращаться в универ и прогулять оставшиеся пары. Пнув носком кроссовка мелкий камешек, он медленно побрел пешком в сторону дома.

 

 Мысли о предстоящем завтра тяжелом экзамене почему-то уже не вызывали мандража, и Эд осознал, что если даже попытается подучить материал, то вряд ли сможет что-либо запомнить. Перед глазами все еще стояла ментальная фотка незнакомого парня — симпатичный, чертовски грациозный. Он выглядел уверенным в себе. Он выглядел подходящим Ярославу.

 

 Домой Эдуард добрался только к ужину.

 

 

 * * *

 

 — Эдик, у тебя звонит телефон, — настороженно прислушавшись, мать отвлеклась от еды.

 

 — Тебе показалось, — буркнул тот, ковыряясь в тарелке.

 

 — Да вот же, я слышу вибрацию! — все не унималась та.

 

 — Мам, дай поесть! — огрызнулся Эд. — Никто мне не звонит.

 

 Звонки Ярослава Эдик игнорировал намеренно. Он попросту не знал, что может сказать ему в ответ. Он хотел быть человеком слова и сдержать свое обещание о свободных отношениях. Но что-то в глубине души мешало ему это сделать.

 

 Открыв после ужина конспект, попытался подготовиться к завтрашнему экзамену, но тщетно. Клеточки с буквами блекли перед разворачивающейся на глазах картиной, где Ярослав и Роман вместе. Тесно, близко, без одежды.

 

 Эдуард вздохнул и принял решение ложиться спать.

 

 

 * * *

 

 Ему уже удалось уснуть, когда вдруг телефон на спинке дивана снова завибрировал. Эд вздрогнул и сел, пару секунд подержал гаджет в руках, а затем сдался и ответил:

 

 — Привет.

 

 — Черт тебя дери! — выдохнул Яр. — Я звонил уже раз сто!

 

 — Я знаю, — Эдик пожал плечами. Он говорил тихим шепотом, чтобы ни в коем случае не разбудить мать. Разбудить ее само по себе было хреново, но если она еще подслушает часть разговора…

 

 — Эдс, — Ярик прижал телефон плечом к уху, отчего слышимость стала немного хуже. — Выкладывай. Какие у тебя претензии?

 

 Он закурил, вновь взял телефон в левую руку и поскреб ногтем соринку на откосе оконного проема. Эдуард молчал.

 

 — Ты что — заснул там?

 

 — Нет, — отозвался тот. — У меня нет никаких претензий.

 

 — А ломаешься так, будто есть, — не согласился Яр. Он вдруг с удивлением обнаружил, что его не на шутку заводит хриплый шепот парня. — Почему ты так странно разговариваешь?

 

 — Мама спит, не хочу ее будить, — объяснил Эд. — Ярик, я не знаю, с чего ты взял, что я…

 

 — То есть, мир? — вновь напролом ринулся Яр, чувствуя, как отлегло от сердца. — Ты без обид?

 

 — Без обид, — подтвердил Эдик. Помолчал немного и все же решился: — Только знаешь… Я, наверное, не могу так.

 

 — Как? — изумился воспрянувший, было, духом Ярик.

 

 — Я не могу, я думал, что смогу, но после того, как я сегодня увидел…

 

 — Ты можешь говорить четко и не мямлить? — внезапно Ярослав ощутил необычайное раздражение.

 

 — Яр, я не могу… Мне не нужны такие отношения.

 

 — Со мной? — уточнил Яр, чувствуя, как холодеет в груди.

 

 — Свободные, — со вздохом пояснил Эд, облекая, наконец, тяжесть на душе в слова. — Мне нужен парень, который не побоится сказать, что он мой парень. Ну, понимаешь? Который будет считать, что я — его парень.

 

 — Мыльная опера какая-то, бля, — ядовито прокомментировал собеседник.

 

 — Пускай, — Эдуард снова пожал плечами. — Я думаю, ты меня понял. Мне не романтика нужна, а хоть какое-то подобие гарантии…

 

 — Гарантия в сервисном центре, — снова цинично рявкнул Яр, не узнавая сам себя.

 

 — Ярик, что ты… — Эда задели слова Ярослава, но он решил не подавать виду. — Ладно, неважно. Мне кажется, мне нужен парень попроще… Мой ровесник.

 

 — Ровесник? — Яр коротко хохотнул. — Прыщавый юнец, который даже не умеет пользоваться хуем?

 

 Только лишь выпалив эти слова, Ярослав осознал, что говорит с подростком. Он безмолвно открывал и закрывал рот, порываясь оправдаться, но Эд его опередил.

 

 — Короче, я спать хочу, Ярослав, — уже не шепотом, в тоне металл. — И больше тебе не стоит мне звонить.

 

 

 * * *

 

 Эдуард понуро спускался по ступенькам главного корпуса института. Экзамен он провалил с треском, потому как не мог сосредоточиться даже на элементарных вопросах. Укоризна в глазах декана стала последней каплей, и расстроенный парень, глубоко уйдя в свои мысли, пересек двор и вышел за ворота.

 

 Внезапно мигнувший рядом свет фар заставил Эдика испуганно шарахнуться в сторону, но спустя секунду, он осознал, что машина не движется и лучше ее рассмотрел. Подавив вздох, Эд забрался в салон.

 

 — Привет, — Ярослав делал вид, будто все по-старому. — Как учеба?

 

 — Экзамен просрал, — ответил Эд и пожал плечами. — Тебе-то что?

 

 — Нихуя себе, — сочувственно присвистнул Яр, — пересдать-то хоть можно?

 

 — Разберусь. Чего ты хотел? — Эд повернулся и посмотрел на Яра. Тот выглядел слегка смущенным.

 

 — Эдс, вчерашний разговор… Согласен, прозвучало грубовато.

 

 — Да не парься! — зло выплюнул Эдуард. — Что-нибудь еще?

 

 — На самом деле, да, — Ярослав сунул руку в карман джинсов и достал связку ключей. — Я принял решение. Держи.

 

 — Зачем? — на автомате принимая связку из рук Яра, спросил Эдуард.

 

 — От моей квартиры. Ты можешь приезжать, когда тебе удобно, уезжать — тоже. Того, что было вчера, ты в моей квартире больше не увидишь.

 

 Недосказанность, будто нечто материальное, плотное и осязаемое, повисла в воздухе.

 

 — Это значит, что ты будешь встречаться с парнями на их территории? — невесело хмыкнул Эд.

 

 — Ты это сказал, не я, — Яр глядел прямо перед собой. Эдик повертел ключи в руках и осторожно положил их на торпедо.

 

 — Мне они не нужны.

 

 — Чего ломаешься, как целка? — с досадой произнес Яр. — Возьми! Сможешь уходить от меня позже, когда тебе на пары к обеду. Не нужно будет подстраиваться под мой график.

 

 Эдуард с удивлением понял, что Ярослав не шутит и действительно настаивает на этом варианте. Отрепетированная фраза не звучала бы так скомкано, он не выглядел бы так по-идиотски растеряно, если бы действительно не был подавлен возможным разрывом.

 

 — Зачем тебе это нужно? — тихо спросил Эд. — Я, правда, не понимаю. Сначала ты готов был с огромной радостью вышвырнуть меня из своей жизни. А теперь после вчерашнего разговора ключи даешь. Ты мог бы вздохнуть с облегчением и все… Тот вчерашний парень гораздо лучше, чем я.

 

 — Тот парень!.. — Ярослав гневно перебил Эда, но не договорил. Оборвал сам себя, очевидно, передумав посвящать Эда в подробности. — Эдик, бери ключи и не выебывайся!

 

 — Зачем тебе это нужно? — упрямо повторил вопрос Эд. Совсем близко от его окна прошел знакомый преподаватель, и он стремительно сполз по сидению ниже, не возлагая особых надежд на тонированные стекла. К счастью, они остались незамеченными.

 

 Ярослав задумчиво барабанил пальцами по рулю.

 

 — Ты мне нравишься. В тебе есть та детская непосредственность, которой мне в обычной жизни остро не хватает.

 

 — Это ты меня сейчас ребенком назвал? Опять мелким пиздюком? — возмутился Эдуард. Ярик рассмеялся. — Я для тебя типа клоун?

 

 — Да какой… Эдс, я же говорю, ты нравишься мне. Как парень, как любовник. Но при этом мне приятно просто проводить с тобой время. Нравится разговаривать. Нравится, когда ты чинишь мой ноут, — хитрая улыбка расползлась по его лицу, и Эдуард не смог не улыбнуться в ответ. — Я не хочу, чтобы между нами все закончилось. Но если тебе к тому же нужен кто-то из ровесников — я возражать не стану…

 

 — У нас ведь свободные отношения, — понимающе кивнул Эдик. — Да, возможно, я этим шансом воспользуюсь.

 

 Он снова улыбнулся, с облегчением ощутив, как отступила обида. Медленно, словно нехотя, взял ключи и положил в карман. Не рискнул целоваться перед главным входом в институт, просто пожал Яру руку и вышел из машины.

 

 — Экзамен пересдай, а то шею сверну, — крикнул Ярослав ему вслед и завел мотор.

 

 

 * * *

 

 — Эдичка? — в комнату к усиленно зубрящему парню вошла мама. — Я возьму постирать твои джинсы.

 

 — Угу, — пробормотал он, с головой уйдя в конспект, и только лишь, когда Ольга стала выворачивать карманы штанов перед стиркой, Эд вспомнил о связке ключей Ярослава. — Нет! Стой!

 

 Поздно. Ольга держала ключи на ладони и придирчиво их разглядывала. Эд с едва слышным стоном уронил голову на скрещенные на столе руки.

 

 — Это еще что такое? — удивленно протянула мать.

 

 Никакие мало-мальски правдоподобные отмазки в голову к Эду не приходили, поэтому он предпочел глупо промолчать.

 

 — Отвечай немедленно, чье это?! — распалялась Ольга, принявшись себя накручивать.

 

 — Это ключи моего парня, — обреченный Эдуард предпочел во всем сознаться. Рано или поздно все равно пришлось бы открыть правду. — Точнее, он не мой… В общем, не заморачивайся.

 

 — Ты что — обалдел? — Ольга даже присела на край дивана, пытаясь совладать со своим возмущением. — Тебе еще даже нет девятнадцати! Ты обязан думать только об учебе! Исключительно!

 

 — Ага, конечно, — хмыкнул Эд.

 

 — Я вообще не желаю слышать ни о каких… Это ты из-за него провалил экзамен? — глаза матери вспыхнули адским пламенем.

 

 — Мама, с моей учебой все будет зашибись! — сорвался и заорал Эд. — Ты прекрасно знаешь, что на этой специальности я на своем месте!

 

 — Если ты не сдашь сессию, то потеряешь стипендию, а оплачивать твое обучение я не смогу! — Ольга, нафантазировав себе ужасов, раздражалась все больше. — Пойдешь дворы подметать, глупый!

 

 — Мама, — Эд решил первым прервать бессмысленный скандал и взял себя в руки. — Я пересдам экзамен и все будет хорошо, обещаю.

 

 — Кто он такой? — ни с того, ни с сего спросила мать. — Сколько ему лет? Как так вышло, что ты ведешь двойную жизнь, о которой я не имею понятия, Эдик?

 

 — Как так вышло? — Эд чуть не расхохотался. — Да ты же до сих пор уверена, что я просто еще не встретил хорошую девушку!

 

 — Я и дальше буду… — Ольга осеклась, — так кто он?

 

 — Его зовут Ярослав, он переводчик.

 

 — Сколько ему лет? — недобро прищурилась мать.

 

 — Тридцать три, — ответил Эдуард. Ольга в немом изумлении только и смогла всплеснуть руками.

 

 — Так это все тот же, который… — она с неприязнью вспомнила инцидент с Никитой и больницей.

 

 — Мам, я не хочу с тобой об этом говорить, — Эдуард надеялся, что разговор все еще можно замять.

 

 — Эдик, этот мужик связался с малолетним школьником! Он маньяк или больной извращенец! — Ольга уже почти кричала. — Я же была уверена, что ты с ним больше не видишься! Ты понимаешь, что я обязана принять меры?

 

 — Какие, на хрен, меры? — снова повысил голос сын. — Просто в покое нас оставь!

 

 — Господи, ну почему ты такой… — ее лицо искривила гримаса отчаяния, в глазах стояли слезы.

 

 — Какой? Голубой? Таким родился, не ко мне претензии, — рявкнул Эдуард. — Чем раньше ты это примешь, тем будет лучше для тебя.

 

 — Да ты же ни с одной девчонкой даже на свидание не ходил! — Ольга уже не владела собой.

 

 — Много ты знаешь! — холодно рассмеялся Эд. — Ходил, и дальше что?

 

 — Что? — тупо переспросила мать.

 

 — Не стоит у меня на них, вот что! — снова заорал Эдуард, и даже сам осознал, что фраза прозвучала, как пощечина. Мать задохнулась всхлипом, прижимая руку ко рту. Он больше не мог выносить эту пустую перепалку, и, не говоря ни слова, выскочил из дому в прохладные сумерки.

 

 Эдуард довольно долго гулял по сонному району. То и дело зажигались уютные окна многоэтажных домов, заставляя его еще острее чувствовать свою оторванность от остального мира. Эд внезапно понял, что найти свое место под солнцем в этой жизни будет сложнее, чем он предполагал.

 

 Спасаться от невеселых, назойливых мыслей он привык в чужих дворах. Еще со школьного периода, с ранимого возраста скрывался от проблем на улице, убегал от самого себя в людные места. Но не в массово людные: оживленные улицы и проспекты для этого не годились. А вот дворы подходили идеально.

 

 Лучше всего, если место было отдалено от родного квартала — тогда ощущение одиночества накрывало полностью. Не тоскливого, тягучего одиночества, а легкого, похожего на ощущение свободы. Когда Эд был полностью уверенным: никого из знакомых здесь повстречать нельзя. Только прочувствовав это, парень мог себя убедить — все проблемы и непонимание остались там, дома, далеко отсюда.

 

 Особенно хороши дворы пятиэтажек спальных районов: в них по-особому тихо и зелено. И сам воздух пронизан ощущением, что здесь все друг друга знают. Все находятся пусть и в шапочной, косвенной, но связи. Летний вечер, время, когда народ уже вернулся с работы, и из окон доносится неясное, но узнаваемое бормотание телевизоров, а воздух будто пропитан каким-то аппетитным ароматом ужина…

 

 В такие моменты можно упиваться одиночеством сполна. Сидеть на лавочке, на низком заборе — совсем неважно, где — смотреть на закатный свет солнца, пробивающийся сквозь густые листья деревьев, и философствовать, смакуя проблемы с мазохистским удовольствием.

 

 Уставший Эд присел на скамью в одном из таких дворов и, делясь переполняющим отчаянием, отправил Яру смс: «Мать нашла ключи. Закатила скандал». Невесело усмехнувшись про себя, подумал, что некий плюс в сложившейся ситуации все же имеется: больше не было необходимости врать матери и скрывать свои отлучки на свидания. Правда вскрылась болезненно и внезапно, но Эдик был этому даже рад. Слишком мал был шанс увидеться с Яром, уповая на совпадение его рабочего графика и списка ночных дежурств Ольги. Теперь их встречи пообещали стать более частыми, потому как Эдуард не собирался продолжать держать свою личную жизнь в тайне.

 

 Ответное сообщение от любовника порадовало своей лаконичностью: «Блять. Приезжай». Но Эдику сейчас не хотелось никуда ехать, а требовалось просто побыть в одиночестве. Он отправил сообщение с отказом и снова бесцельно двинулся вперед.




Любовный роман

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 47 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх






Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование