Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

Т. 106. ЧЕЛЮСТИ №.....

Со стороны, все произошедшее выглядело так, как будто, некий не сознательный гражданин, не захотев переходить дорогу в положенном месте по зебре, или по подземному переходу, а решив на свой страх и риск, перебежать дорогу между мчащимися на бешеной скорости автомобилями, просто взял и перепрыгнул дорожное ограждение….

Да, со стороны, это выглядело именно так, с той лишь разницей, что недисциплинированный мужчина перепрыгивал не дорожное ограждение, а ограждение на борту огромного океанского лайнера….

Никто из пассажиров, и членов экипажа, не заметили как тень, державшая в руке что-то похожее на невероятно большого размера грушу или лампочку, метнулась за борт, а уж тем более, никто не услышал звук падающего в воду человека, и его странной ручной клади.

Конечно, если бы, кто-то видел, как Пауль выпрыгивал за борт лайнера, то, как положено в подобных случаях он закричал бы: ''Человек за бортом!''. Хотя, назвать человеком, того, кто выпрыгнул за борт, /узнай увидевший его прыжок, истинную сущность этого индивидуума, и все-то зло, которое, он умудрился причинить другим людям, за свою долгую жизнь/, то вряд ли бы у него повернулся язык закричать: ''Человек за бортом!'', скорее всего, он закричал бы: ''Чудовище, за бортом!''.

********

Лицо человека вынырнувшего из воды, при всем его плачевном и безысходном состоянии, буквально светилось от восторга, и просто излучало самое настоящее счастье. Он, даже не бросил и беглого взгляда в след неумолимо удаляющегося от него корабля, единственное, чем он был озабочен, так это поиском чего-то. Вот, то, что он искал, вдруг, слабо заблестело во мраке метрах в пятидесяти от него. На нашем ночном прыгуне, был надет специальный ярко оранжевый спасательный жилет, который был устроен таким образом, что сразу же после того, как человек, на котором он одет, попадает в воду, /даже в бессознательном состоянии/, самостоятельно надувается из специально вмонтированного маленького баллончика с воздухом.

После того, как жилет принял необходимую форму, человек, который оказался внутри него выглядел, как неуклюжий младенец, впервые в жизни очутившийся в воде, и ощутивший всю ее ненадежность, и коварство. Но спустя несколько минут, освоившись со своим новым плавательным средством, он не спеша погреб в сторону, слабо мигавшего огонька. Который при приближении к нему оказался той самой нереально огромной грушей или лампочкой, сжимая в руках которую, он и совершил свой роковой прыжок. Как оказалось, это был изготовленный по его индивидуальному заказу кожаный саквояж. Выполненный он был в форме детской игрушки – неваляшки, на крышке которого, с интервалом в несколько секунд, мигала маленькая красная лампочка. О его содержании, мы поговорим чуть позже, а пока наш ночной пловец, обнял свою /в данный момент самую большую ценность/, и затих. Негде ни единого звука, ни единой живой души, только любопытные звезды, казалось, пододвинулись на несколько десятков или сотен световых лет, стали ярче и стали внимательно наблюдать за тем, что же будет происходить дальше. А тем временем, красавец, ультрасовременный океанский лайнер “ХАРОН”, который в ночи представлял собою как бы огромных торт, с тысячами горящих свечей, по мере удаления, все больше и больше сливался в одну точку, которая, вскоре, совсем исчезла, в бескрайних просторах Тихого океана.

Абсолютный штиль. В последний раз в своей жизни, он взглянул на циферблат своих дорогих часов, знаменитые швейцарские - ''Cricket'', 1947 года, которые показывали -12.13, снял их с руки, и метнул метров на десять, в след уходящему кораблю, который навсегда уносил от него всю ту жизнь, которую он так когда-то любил, и теперь, с которой решил добровольно расстаться.

Но с этим самим “расставанием”, он пока что особо не спешил.

Для начала, на своей неваляшке он нажал секретную кнопку, после чего, громко щелкнул замок, медленно с помощью специальных пружин открылся верх, и внутри нее, оказался весьма странный для данной ситуации набор. На картонных подставках покрытых черным бархатом, аккуратно покоились следующие предметы:

----Сигара, /самая настоящая кубинская “КАИБА”/по чуть ли не 100 зеленых за штуку, которые ему /афисьонадо/, большому любителю сигар, один мексиканский контрабандист, /перевозивший их в штаты/, ежегодно присылал ровно 365 штук.

-----Золотая зажигалка.

-----Широкий хрустальный бокал.

-----Плитка черного шоколада.

-----Баночка красной икры, /с золотой ложечкой внутри/.

---- Бутылка очень старинного и дорого “Hennessy”.

---- И нож в ножнах, на торце рукоятки которого, было выгравировано на латыни: “EST MODU IN REBUS”! ''Всему есть предел''.

Для начала, он открыл бутылку, доверху наполнил бокал, и выбросил ее в воду, затем, развернул плитку шоколада, и не спеша, очень толстым слоем покрыл ее красной икрой, /обертка, баночка, и золотая ложечка тут же последовали следом за бутылкой/. Затем, он взял бокал, /закрыл глаза/, и не спеша очень медленными глотками, опустошил его до дна, после чего один единственный раз, откусил /своими тридцати двумя белоснежными зубами/, шоколад с икрой, и избавившись и от этих предметов, медленно стал наслаждаться процессом разжевывания сладко-горького шоколада, вместе с солоноватыми красными шариками, которые очень прикольно лопались на зубах.

Покончив и с этим, он прополоскал руки, вытер их о свои седые волосы, извлек нож из ножен, улыбнулся и подобно японскому самураю, делающему себя ритуальное самоубийство /сипоку/, всадил его по самую рукоятку, и горизонтально, с лева на право, рассек, спасательный жилет, из которого со свистом, вышел весь воздух. После чего и нож с ножнами так сказать выполнив свою функцию, за ненадобностью, были тоже брошены в воду.

********

НЕБОЛЬШОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ:

Клинок этот имел удивительную судьбу. Еще в молодости, путешествуя на Востоке, в одной из антикварных лавок, он купил сломанный самурайский меч. Разбитая рукоять и сантиметров двадцать великолепной стали, которую если верить японским сказкам, один кузнец выковывал целых девять лет. Будучи уже комендантом лагеря, он узнал, что среди заключенных, есть старый еврей высококлассный ювелир-оружейник. Вот ему он принес этот обломок, и листок бумаги с карандашом. И приказал что бы утром был составлен список всех необходимых материалов и инструментов, для того что бы изготовить новый клинок. Старик составил список и в качестве материала для рукояти он затребовал голубую бирюзу, почему-то именно голубую бирюзу…

Тогда, очень много лет назад, он не понял, почему старый, обреченный, / в самом лучшем случае/ на газовую камеру еврей, затребовал именно голубую бирюзу для изготовления рукояти.

Как впоследствии он чисто случайно выяснил, именно этот материал, чаще всего используется, для изготовления рукоятей всяких ритуальных клинков, и мечей, предназначенных, для уничтожения не просто зла, а концентрированного зла. Ведь наверняка, для этого впоследствии погибшего старика, как и для многих из его народа, он сам был именно олицетворением того самого глобального зла, / с которым, по идее и должен был бороться обладатель этого клинка/.

И когда, он начал вспаривать свой спасательный круг, он вдруг понял, какой тонкий смысл вложил в свое изделие этот старик. Который, как пророк, по-видимому, чувствовал, а может, даже знал, что рано или поздно, этот клинок, сыграет свою роковую роль, и прервет жизнь одного из представителей, этого самого глобального зла, которым, вне всякого сомнения, является – фашизм.

********

Окончательно покончив со всеми своими земными делами, и перед тем как навсегда погрузиться в бездну, наш герой, или антигерой, в последний раз, в своей жизни, посмотрел, на небо, откуда, на него, смотрели холодные, бесстрастные звезды, набрал полные легкие воздуха, и с криком:

Да будьте вы все трижды прокляты! камнем пошел ко дну.

И было непонятно, к каким звездам, относилось это проклятие. К тем, которые с интересом, наблюдали за его бесславным концом, или тем, красным звездам, которые, были на погонах его врагов, которые, уничтожили, растоптали, его блестящую, карьеру, семью и жизнь.

И в то самое время, пока он, /повторяя путь Жана Пикара, погружался в одиннадцатикилометровую бездну/, в его сознании, как на киноэкране, промелькнула вся его жизнь. Вот он ребенок, юноша, его отец, мать, учеба, война, жалкое бегство, на остров Гуам, жизнь под чужой фамилией, вечный страх быть раскрытым и наказанным, за многочисленные преступления, совершенные им, события последних двух дней до самого последнего мгновения, когда над его головой сомкнулись волны. После последней картинки, наступает мрак, мрак, мрак, и вдруг, ногами, он ударяется об дно.

----Черт возьми, неужели это уже дно?

----Чертовщина какая-то, здесь, ни как не может быть дна!

И, тем не менее, он оттолкнулся, от этого, ''невероятного'' дна, и пошел наверх.

А ТЕПЕРЬ, О ВСЕЙ ЕГО ЖИЗНИ ПРОМЕЛЬКНУВШЕЙ ПЕРЕД НИМ В ЕГО ПОСЛЕДНИЕ МГНОВЕНИЯ КАК НА КИНОЭКРАНЕ НО ПОДРОБНЕЕ.

----Что бы так сказать все сразу поняли, о ком идет речь, небольшой такой штришок, который тоже связанный с киносъемкой и его любительской режиссерской деятельностью.

DIESE ROSE IST VERBLASST. /Эта роза увяла/ нем.

Кого, скажите в первый раз увиденное, не зачаровывало, следующее зрелище - Распускающийся цветок, роза, например? В этой, победе, над временем, был какой-то скрытый оптимизм. Но вот вид, увядающей, и затем осыпающейся розы, почему-то, никому в голову, заснять не приходило. Что-то, угнетающее, по идее должно было быть в этом зрелище. Без специальной техники, и технологии, мы лишены возможности, видеть, как расцветает, и как осыпается роза, мы замечаем, лишь, когда она расцвела, и когда она уже осыпалась. И вот наш герой или антигерой, решил восполнить этот пробел в кинематографии, и своей любительской камерой, запечатлеть, не только как из бутона расцветает, но и как увядает, и осыпается – Роза. Именно это имя, к своему несчастью, носила одна из узниц концлагеря, которая выделялась из всех остальных, просто невероятной красотой. По прибытии в лагерь, ее как и всех остальных узников, вот-вот, должны были остричь. Увидев ее на разводе, Пауль подозвал к себе одного из офицеров, и приказал:

---- Эту не стричь, а сразу же в карцер, на 15 суток, и ни крошки хлеба, только вода. Да, Шульц, у нас сегодня, если я не ошибаюсь четверг?

----Так точно, Гер майор!

----Так вот, не забудь мне напомнить о ней, через 15 дней.

----Слушаюсь!

И вытащив за длинные черные волосы ничего не понимающую девушку из строя, он передал солдату приказ майора. Спустя, ровно 15 дней, ее приволокли к нему в кабинет. Бедная девушка, не видевшая полмесяца солнца, не дышавшая чистым воздухом, и не державшая во рту маковой росинки, выглядела просто ужасно, и буквально валилась с ног от полного истощения.

Он позвал доктора, тоже из заключенных.

----Ее, он показал на Розу, обмыть, продезинфицировать, и немного можно накормить. Если, с нею, что ни будь случиться, ты ответишь головой!

Спустя несколько дней, когда она стала понемногу приходить в себя, Пауль, решил начать снимать свой ''шедевр''. К этому времени, одна из тюремных камер, была переоборудована под миниатюрный кинопавильон. Розу, абсолютно обнаженной, устанавливали, в строго определенном месте, и в строго определенной позе. Плечи, руки, ноги, голова, волосы, все, всегда, было выставлено, в строго определенном ракурсе, в котором ее и фотографировали через строго определенное время. Сначала несчастную девушку стали понемногу кормить, а потом буквально пичкали как на убой. Когда она набрала, свой нормальный вес, формы, /и стала выглядеть, буквально, как расцветшая роза/, кормить ее перестали вообще. После чего, она стала неумолимо худеть, постепенно, превращаясь, в живой скелет, и, в конце концов, умерла, от полного физического истощения. Ее, бездыханное тело было зафиксировано, на специальном, незаметном штативе, и весь процесс, истощения, а затем и разложения, ее организма, постоянно фиксировался, и продолжалось, это до тех пор, пока не рассыпался даже скелет. Отдельным фильмом, снимали ее лицо. Этот фильм, Пауль продемонстрировал своим друзьям, “под пиво и колбаски” те, были просто в неописуемом восторге от увиденного. Назывался фильм, ''Роза, которая отцвела''.

*******

ПРОМЕЛЬКНУВШЕЕ ДОСЬЕ, КОТОРОГО НИКОГДА НЕ БЫЛО.

С самого раннего детства, Пауль увлекался биологией, и анатомией, хотел стать врачом. Но отец, настоял, что бы он пошел по его стопам, и стал кадровым военным. Именно во время учебы он однажды записал в своем дневнике:

“Никогда не думал, что между тем как лечить, и как убивать, сколько общего!”

С начала войны и до 43го года, занимался “эвтаназией”, и по мере своих скромных сил очищал “Великую Германию” от так называемых “лишних ртов”

----В мае 1943 года, в составе делегации санитарного управления авиации, Пауль был направлен в Берлин, на - Третью конференцию, по Востоку, для консультантов Военной Академии. На которой, профессор Гебхард, сделал доклад, об опытах, проводившихся на живых людях, в женском концлагере Равенсбрюк, с 1941 года.

Потом несколько месяцев, он уже под чутким руководством, унтерштурмбфюрера Рашера, в концлагере Дахау, по заказу Воздушного флота, лично проводил опыты по влиянию на заключенных быстрого подъема и быстрого спуска в негерметизированных кабинах.

Там, его и приметили, и сделали как бы главным ПЕРЕПРОВЕРЯЮЩИМ. А перепроверять было что:

----ОСВЕНЦИМ:

– противотифозная вакцина – Блок – 46, опыты, по заражению желтой лихорадкой, оспой, паратифом, дифтеритом, экспериментировали с отравляющими веществами. Пересаживали узникам половые органы – для борьбы с гомосексуализмом. Руководил штурмбанфюрер Шульце, оберфюрер Попендик.

– стерилизация – врач Шуман. Облучали рентгеном, кастрировали. Профессор Клауберг, впрыскивал женщинам в матку различные химические препараты – кислоты, щелочи.

Менгеле – проводил генетические эксперименты.

ДАХАУ:

– малярия, наблюдение за осложнениями, которые давала желтуха, сердечная недостаточность, воспаление легких. Руководил, некто доктор Плетнер.

– эксперименты по замораживанию, и влиянию высочайшего атмосферного давления – Рашер. Действие охлаждения на теплокровных, медико-научные исследования.

РАВЕНСБРЮК:

– заражали стафилококки возбудители газовой гангрены, столбняка. Нарез, на верхней части бедра до самой кости, куда вводили зараженное стекло, опилки. Профессор Гебхард, почему-то выбирал самых красивых девушек. Трансплантировали костные ткани, калечили девушек, а потом, накладывали гипс. После чего подопытных, привязывали к операционным столам, и наблюдали, до самой смерти, после чего, производили вскрытие.

ЗАКСЕНХАУЗЕН:

– втирали в кожу, жидкие отравляющие вещества. Люди, сначала слепли, потом умирали.

******

----В обязанности его ревизионного подразделения, входило перепроверять результаты всех экспериментов проводимых на живом материале которые поступали из этих лагерей. С особой тщательностью, проводились аналогичные эксперименты, которые или подтверждали или опровергали полученные там результаты. Секретность, была просто невероятной, впрочем, как и ответственность. С самого начала, и до краха, ни в деньгах, ни в самых новейших приборах, ни в живом материале, недостатка не было. Подчиняясь при этом, только самому высшему руководству СС, во главе с Гимлером, которому лично он и докладывал о полученных результатах.

Кроме этого ежемесячно, по результатам производимых проверок составлялись специальные бюллетени, которые курьерами, доставляли тем, кто был непосредственно заинтересован в подобных экспериментах. Заказчиками и финансистами выступали такие организации как институт гигиены войск СС в Берлине, институты, связанные с воздушным, морским, и подводным флотами.

Пауль лично ездил по лагерям, и выбирал для опытов самых сильных мужчин, и самых красивых женщин. В это время в своем дневнике он сделал следующую запись:

С женщинами мы делали, все что хотели. Они были согласны, абсолютно на все, лишь бы только выжить. Вечером, мы обещали им жизнь, а утром, тащили их, на операционный стол.

Мы старались отбирать ''материал'', на железнодорожных станциях, до того, как над ними, поработает СС, нам, нужны были более-менее здоровые мужчины и женщины. К слову, ''вместе со всеми своими драгоценностями, и золотыми зубами''.

Два года, Пауль как белка в колесе, курсировал между: Дахау – Равенсбрюком – Освенцимом - Заксенхаузеном.

Именно в одном из этих лагерей, Пауль по своей инициативе, и провел вышеупомянутый поистине нечеловеческий эксперимент с девушкой по имени Роза, с которым по жестокости и цинизму, вряд ли что может сравниться в этом мире.

********

2. ТРИНАДЦАТЬ МИНУТ НАЗАД.

В каюте сто семнадцать, царила гробовая тишина. Посередине комнаты сидела девочка лет тринадцати, одетая в абсолютно прозрачную, и разорванную взрослую /розовую/ ночную рубашку. Один рукав был оторван полностью, а вместо другого торчали какие-то лохмотья. Она сидела, поджав ноги к груди, и обхватив колени обеими руками. Длинные, белые волосы, были безобразно растрепаны, и торчали во все стороны. Все ее лицо, было измазано шоколадом, и разноцветным кремом с торта или пирожного. Под правым глазом, красовался огромный синяк, чуть поменьше, был и под левым. Под носом, и снизу, от припухшей нижней и верхней губ, и вправо и влево, виднелись следы засохшей крови. Шея, плечи, руки, ноги, буквально все ее тело было покрыто, сплошными кровоподтеками, синяками и ссадинами. Девочка, нервно кусала губы, нервно вздрагивала всем телом, и как-то отрешенно от всего мира то и дело поглядывала на огромные настенные часы, которые показывали без двух минут двенадцать. Если среди неких извращенцев, садистов, маньяков, педофилов и прочих моральных уродов, существует критерий качественно выполненной работы, я имею в виду изнасилование, то эта немая картина представляла собою изнасилование, - как, величайшее произведение нечеловеческого искусства. Трогательное, ангелоподобное живое существо, растоптанное, размазанное, по земле, человеческой похотью, - именно так она сейчас выглядела. Никого, более жалкого, более несчастного, более обесчещенного, никто, никогда не видел. Упаси боже, что бы кто-то, за ниже написанные строки, упрекнул меня, в богохульстве, но тем не менее: Представьте себе Деву-Марию, за полчаса, до непорочного зачатия, изнасилованную, мерзким, грязным, царем Иродом….

В ее, голубых, заплаканных глазах, была страшная пустота. Во всем ее виде, было нечто ужасное. Униженная, подавленная, опозоренная, она была похожа, на маленького беззащитного зверька, загнанного в угол. Вдруг, она опустила руки, медленно опустила на пол босые ноги, правой, дрожащей рукой, поправила упавшую прядь волос, и когда, все три стрелки хронометра, на какое-то мгновение слились воедино, вся каюта, буквально взорвалась от ее детского, озорного, звонкого, счастливого смеха. Все это время, сидя сбоку на диване, безумными, помутневшими о горя глазами, на нее смотрела заплаканная, женщина. После того, как девочка засмеялась, и буквально повалилась от смеха на пол, женщина, по-видимому, уже ничего не соображая, срывающимся на крик голосом завопила:

----Боже, что он сделал с моею маленькой девочкой!

После чего, огромными, и острыми, как бритва ногтями стала сама себе рвать лицо, издавая при этом, какие-то странные, не человеческие крики и звуки.

Тем временем, радостная, и счастливая девочка, по-видимому, принимая истерику матери, как продолжение игры, хлопая в ладошки, и подпрыгивая, то на одной, то на другой ноге, скакала вокруг катающейся по полу матери и кричала:

----Получилось, получилось! Обманули, обманули! Поверили, поверили!

С этими словами она бросилась к матери с распростертыми для объятий руками. Эту фразу, она еще успела произнести, под впечатлением от удавшейся шутки. Но когда, сошедшая с ума женщина, подняла вверх свое лицо, /вернее то, изуродованное кровавое месиво/, с одним вытекшим голубым глазом, вдруг вся затряслась, прижала сжатые кулачки к груди, закричала, и, потеряв сознание, упала на пол. Все это время, пока происходили вышеописанные события, в каюте находился еще один человек. Отец девочки, и муж женщины. После того, как без пяти минут двенадцать к ним в каюту, вошла его маленькая принцесса, в разодранной ночной рубашке, с множественными следами насилия, он не знал, как себя вести дальше. Он просто бросил взгляд полный такой ненависти и презрения на свою жену, а потом со стократно, а возможно и тысячекратно большей ненавистью подумав про самого себя, чтобы от всего этого не сойти с ума, он со страшной силой, зажал обеими руками глаза и уши, и бессильно уже, что-либо изменить, опустился на пол у дверей....

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.


Оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 37 раз(а)






Рассказы


Что пишут читатели:



К началу станицы