Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет


(Адрес почты vch-llora@ukr.net)

Грешник и Алкаш

Грешник спал, судорожно вцепившись в подушку руками, спрятавшись с головой под одеялом от всего мира. Грешен днем, грешен ночью. Ночи стали для него в последнее время вместилищем вселенских ужасов и кошмаров, и он не знал, что с этим делать. А произошло это все после очередной субботней покаянной встречи « Общества Спасения Погибающего Грешного Себя». Как обычно, на встрече они занимались обличением, осуждением всех своих грехов. Затем каялись, отрекались, воодушевлялись, восторгались друг дружкой и своей миссией великой по спасению себя и мира. «Ибо сказано мудрецом – Спасая себя – спасаешь мир». Миссия их была глобальна и величественна. Воинство Падших Рыцарей - так они себя представляли - копающихся в своих плохопахнущих внутренних закромах, качая себя, свое маленькое, серое «я» в колыбельке самодовольства и искренней надежды на собственное скорое спасение. Мир гибнет, как говорил их Лидер, но кто-то же должен спастись? Каждый надеялся, что это будет он. Потому что, если честно, на весь окружающий их мир с его проблемами и нуждами им было искренне начхать. И в конце каждой встречи оставляли посильную сумму в чаше «Отплата» (так было написано на ней) в благодарность судьбе и их Предводителю за надежду и путь к личному благу.

Грешник шел тогда радостный, светлый, словно после бани, в ореоле самообновления и самодовольства. И вот, неожиданно, подойдя к своему дому, наткнулся на лежащего у исписанной всякими кривыми непотребствами стены вдрыск пьяного соседа. Брезгливо поморщился, отбросил ногой бездвижную руку со своего пути. Обойдя это препятствие, словно кучу нечистот, не оглянувшись, зашел в подъезд, поднялся бодро по лестнице на третий этаж, открыл все три замка двери в квартиру и оторопел – на столике в прихожей, как именинный подарок, стояла, о ужас!, бутылка какого-то пойла отвратительного, золотистопурпурного цвета, словно цветущая роза, с кричаще жизнерадостной этикеткой. Грешник оторопел, недовольно нахмурился, прошелся по комнатам, никого не обнаружил ни в комнате, ни в кухне, ни на балконе, ни в ванной комнате. Демон соблазняет, проверяет!, - самодовольно подумал Грешник, взял стерильную тряпочку, ухватился, читая молитву, за горлышко бутылки, и - вынес этот дъявольский объект за дверь, поставив рядом с квартирой соседа-алкаша.

- Обошел-таки очередной дъявольский соблазн! – изрек он, глянув в зеркало, проверить, не исчез ли ореол очистительных благоуханий с чела, и в третий раз за день начал протирать от пыли всю домашнюю утварь. Вдруг что-то странное привлекло к себе его взгляд - о, кошмар ада!, та же бутылка стояла на том же месте.

Грешник гневно взвизгнул, уже без защитной тряпочки схватил яростно бутылку за горло, словно пытаясь ее задушить, выглянул в окно – там никого не было – и выбросил ее на улицу…. Но… То ли мир, то ли он сошел с ума. Это стало теперь его ежедневным злым наваждением. Бутылка с цветущей алой розой на этикетке с завидным постоянством появлялась на том же месте через пять минут после очередной экзекуции. Грешник уже и бил ее об стену, и трощил молотком, ничего не помогало.

Звонить Главному Грешнику, Великому Падшему Рыцарю было как-то стыдно…Что ни говори, а его грехи были потяжелее всех их грехов вместе взятых. Правда, что это за грехи-страшные деяния – их лидер не распространялся, мол, тайна великая есть, можно было только догадываться, нарисовывая в своей фантазии самые большие, отвратительные человеческие подлости применительно к его прошлому, и где-то даже завидуя ему. Ведь на большие подлости Грешник никогда не решался – духу не хватало. А маловолие, как известно, тоже грешок, крохоборный такой, блошиный, что ли – мелкопакостничество, но, что называется, от всей души. Размаху на большие дела – ни на хорошие, ни на плохие - никогда не хватало. Даже в молитве покаянной – словно не для себя просил, а для чужого дядьки, вычавливая из сжатых своих внутренних кладовых скупо слова обличения. Но, учился, учился, смотрел на других, плачущих, кричащих громко вслух о своих страданиях и алчущих благодати для себя.

Борьба с бутылкой продолжалась уже второй месяц каждый день и каждую ночь. Она приходила во все его сны, появлялась неожиданно. А главное, в самые лучезарные моменты его блаженных сновидений – когда сияющие, добрые ангелы сходили к нему прямо в квартиру, а то и сам Христос протягивал ему свою спасающую руку, в которой блистала награда за все его труды по спасению себя и мира – тайное Слово Жизни! Но тут появлялась бутылка, постукивая о стакан весело и богохульно… Нервы начали сдавать…Грешник просыпался в поту, рыдая и проклиная этот мир, соседа-алкаша, который, видимо, из зависти к его нравственной чистоте, величию и рвению к святым небесам, сглазил его, а то и специально наврочил пакости эти у какой-нибудь злой ведьмы-тетки.

- Ну что я ему сделал? – спрашивал себя Грешник, глядя отупело на отвратительную незваную гостью, которая из его кошмара опять перекочевала на прикроватную тумбочку.

И вот сегодня Грешника разбудил от кошмарных мытарств громкий, настойчивый стук в дверь. Грешник испуганно открыл глаза, понял, что не приснилось, поправил влажную от пота пижаму, и пошел открывать дверь, слабо переставляя мелко трясущиеся ноги. В дверях стоял сосед-алкаш. Грешник оторопел.

- Чего В-в-в-ам? – заикаясь, с трудом выговорил Грешник.

Алкаш уверенной рукой отодвинул Грешника в сторону и прошел в комнату, озираясь по сторонам.

- А я, сосед, думал, тебя тут режут или грабют – так ты истошно кричал… - Алкаш с хитрецой, но сострадательно, посмотрел на Грешника. – А бутылка-то чего не откупоренная стоит? Не дело… А пустых не вижу, сколько уже принял-то, крикливый? Всех моих белок распугал, ха-ха, шучу я…

Грешник почти задохнулся от возмущения. Хотел крикнуть, затопать ногами на этого с бледным, сероватым, словно покрытым уличной пылью лицом наглеца, но почему-то сполз на пол и зарыдал… Алкаш удивленно поднял свои белесые брови, молча пошел на кухню, набрал в стакан воды и поднес Грешнику. Грешник, глотая спасительную влагу вместе с горькими слезами, истерично, словно Главному Грешнику на исповеди, начал рассказывать свою трагедию, тыча пальцем на бутылку, которая все также подло красовалась возле кровати.

-Ну, прям «день сурка» какой-то… - задумчиво потер небритый подбородок Алкаш.

Грешнику почему-то полегчало. Это было странно, не так как с Главным после исповеди. Действительно полегчало.

Алкаш помог Грешнику подняться, довел до стула, усадил бережно, как мать младенца, убежал куда-то, не закрывая дверь. А потом появился с тарелочкой, на которой лежали половина зеленого, уже слегка завядшего огурца, надкушенный помидор и несколько засохших кусочков сыра. Затем принес еще два плоховымытых стакана.

- Ни, ни, - защищаясь, замахал руками Грешник. – Грех это… Всё грех – и кушать на ночь, и доедать за кем-то, и пить с немытой посуды… Да и с тобой, ты уж извини, разговаривать мне грех, - сжав плечи, понимая, что несет полную чушь, закончил сопротивление Грешник. Фото Великого Грешника-Падшего Рыцаря, висевшее в позолоченной рамке-славе на стене, вдруг пошатнулось и с грохотом упало на пол. Они оба посмотрели на свалившегося с вышины Лидера, но ни один, ни другой не сдвинулись с места.

Алкаш, который оказался Егором - тезкой, и - можно без отчества!, решительным, отточенным годами движением откупоривал эту дъявольскую бутылку. Пробка легко вышла – и в его нестерильные стаканы потекла рубиновая с солнечными, задорными искорками жидкость.

- Извини, соседушка, но к твоей посуде, чашкам-тарелкам, прикасаться мне страшно. Опасно, ха-ха, еще какую бациллу антижизни подхвачу. Ну-ну, не обижайся, шучу я. Хотя…

Алкаш понюхал вино, поцокал языком, сделал маленький глоток:

- Неплохо, неплохо… - сказал он со знанием дела.

- А знаешь, Егор, (странно, что мы тезками оказались!), я такой букет пил только когда работал в институте нашем заведующим лабораторией квантовых биотехнологий в области… да какая уже к чертям разница… в какой области, - он с горечью махнул рукой. - Тогда иноземцы к нам приезжали, договора подписывали, покупали наши разработки. Ах, было время…. Слышь, Егор, давай я буду правый Егор, а ты - Егор левый, по расположению дверей у лифта? Чтоб не путаться…

Грешник не сопротивлялся, левый так левый. Можно было бы и поспорить – ведь это как посмотреть – где лево, а где право, но… сил не было на умничания.

- Так вот, - продолжал Егор Правый, - давай так, я избавлю тебя от твоего мучителя, а ты помолишься за милосердие к моим грехам? Идет?

Егор Левый довольно кивнул, почему-то доверяя ему: - Идет.

Часы пробили пять утра… Солнце пробуждалось, еще не было видно ни лучика, но приближение часа рассвета уже чувствовалось всем естеством двух Егоров, из которых один самозабвенно, бокал за бокалом, поглощал всем нутром этот блаженный нектар «розы роз», а второй так же самозабвенно молился за здоровье и благополучие другого.

Что было дальше, спросите вы, любезный, терпеливый читатель? Егор Левый, зайдя в гости однажды к своему тезке среди хаотично разбросанных книг на полу с непонятными заумными техноназваниями ( а стеллажи-полки давно были проданы-пропиты), так вот, он обнаружил с большим удивлением книги со знакомыми словами, которыми легко и часто оперировал Главный Грешник. Взяв дрожащими от волнения руками одну из них, он углубился в чтение, забыв, зачем пришел. Оказалось, то, что Главный Грешник выдавал за свои божественные прозрения, была обычная калька давних знаний, древних учителей! И это все было в открытом доступе! И без покаяний, без самобичеваний!.. Бери, человек, пользуйся и живи радостно!

- И ты все это знал? – задохнулся от удивления Егор Левый, глядя на соседа.

- А то… - почесал давно нестриженную голову Егор Правый. – Много чего этакого забористого читал и даже перечитал не раз, да вот никак приложения к жизни своей найти всему этому не смог. Подкосила подлость человеческая, веру в правду и человечность потерял. А ты, если надо, бери, читай…

А еще Егор Левый полюбил прогулки в местном сквере, завел себе собаку, сенбернара Кита, и кота дворового приютил Никитку. На ежесубботние заседания в Дом Грешников- Падшего Воинства больше не ходил, «завязал», взносы ежемесячные платить перестал, так как то самое тайное Слово Спасения ему уже было открыто еще в тут ночь пробуждения – удивительной встречи двух Егоров – дружественность, человеколюбие и доброта к ближнему своему.

А вот Егор Правый тоже удивил всех родственников и соседей – неожиданно нашлась по его способностям-талантам-научным званиям-степеням отлично оплачиваемая работа. Темные пьяные загулы ушли в прошлое (и вправду, что ли, искренняя молитва соседа помогла?).

Вобщем, их жизни, жизни двух Егоров, выровнялись по оси и весело потекли, словно полноводные реки, в новом, удивительно благоприятном для каждого из них направлении…

2021 г.

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 54 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора





Рассказы


Что пишут читатели:



К началу станицы