Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

С точки зрения кота!

С точки зрения кота!

Пять часов утра. Прихожая в двухкомнатной квартире городской пятиэтажки района «Черёмушек»

Удивительное дело, но слегка покачивающейся Зинаиде уже с пятой попытки удалось-таки попасть ключом в замочную скважину и почти без шума открыть запирающее устройство.

Кинув взгляд в зеркало, она поняла, что в женщине, отобразившейся по ту сторону изделия, выпущенного много лет назад местным «Фурнитурно-зеркальным заводом», виновата обитая стареньким дермантином входная дверь.

Зина тоскливо посмотрела на левую ногу, облачённую в туфельку, с болтающимся каблуком, и со всей силы пнула дверь вторым, целым предметом местной обувной фабрики «Освобождённый труд».

Грохот произведённый неодушевлённым предметом, по всей видимости, разбудил весь подъезд, но её такая мелочь уже не волновала.

Она увидела то, что приводит в ярость любую особь женского пола, вне зависимости от возраста.

Возле тумбочки стояли красно-чёрные «Лабутены»!1 О таких она мечтала всю сознательную жизнь. Туфельки не раз приходили ей во сне! Элегантные, призывно-манящие и недоступные.

«Значит, пока я там с подругами на девичнике...! Ну задержалась маленько..., я же СМСку, честь по чести отправила, предупредила. А он, кот шкодливый, притащил сюда ту, которая может позволить себе эти..., — Зинка подняла одну туфлю и, открыв дверь в спальню, что есть силы швырнула их в темноту, крикнув:

— Развод и немедля! Просыпайся, изверг рода нечеловеческого, выгоняй шалаву, будем делить имущество! И учти! Кота я не отдам! Животное только моё! Понял! Где потаскуха? Спрятал? В шкаф запихал? Под кровать засунул?

Семён Семенович Чесноков, он же: «недотёпа Сёма», «неумеха безрукая» или «муж, данный мне в наказание» с трудом протирая глаза, уселся на кровати.

— Зин, ты это чего? Траванулась, что ли, так я того, уголька активированного...

— Это я прямо сейчас тебя в шахту угольную сброшу, причём в самую глубокую! Признавайся, где она? Разлучница треклятая?

***

Белый, без единой цветной волосинки кот Барон, встал с мягкой подстилки, лапой подтянул к себе мисочку с сухим кормом и приготовился смотреть семейную драму в «четыре К — изображении»2

***

— Ушла ещё вечером. Чего ей здесь делать? Не ночевать же, — успел вставить свои пять копеек хозяин квартиры, прежде чем Зинка продолжила монолог.

— Конечно, на всю ночь тебя не хватит. Не жеребец же, племенной. Пони! Вот кто ты после этого! Или, вообще, лошадь Пржевальского.

Кастрировать бы тебя за такое...

***

«Если что, так я могу порекомендовать хорошую клинику, — промяукал из угла Барон, отправляя в пасть очередную порцию Вискаса. — А если она всё же исполнит свои угрозы и хозяина прогонит, то лично в этой моей жизни, и в последующих девяти, больше не будет душу выворачивающего храпа, от которого нет спасения даже в самом дальнем углу дивана.»

***

— Зинуля, дорогая, ты сейчас немного пьяна, и тебе мерещится то, чего не было и нет. Вот ляжешь, отоспишься... — Семён Семёнович нежно погладил подушку.

— По твоему я пьньчужка? Да, если хочешь знать, когда я от Людки уходила, там в бутылке оставалось, правда, на донышке, — Зинка топнула ногой, но звук получился приглушённый, потому как именно на этой туфле каблук был уже утерян и скорее всего безвозвратно.

***

«Трезвенница отыскалась, — продолжал мяукать кот, комментируя увиденное, — а кто на Новый год свалился под стол и мою миску перепутал с чашкой оливье? За раз слопала весь пуриновский «Феликс»3……. Надо бы сбегать к соседям, их кошку Мурку пригласить. За моими хозяевами интереснее наблюдать, чем за банальными голубями. Жаль только кое-кто кричит слишком громко: уши начинают болеть. Лапами их что ли закрыть? А может, пойти лечь жене хозяина на ноги и помурлыкать минут десять. Глядишь успокоиться и верещать перестанет. Хотя, это вряд ли. На этот раз разошлась не на шутку. Ладно, буду глядеть дальше. Может драться начнут? Тогда подсмотрю пару приёмчиков. Весной для разборки с котами на крыше пригодятся.»

***

— Семён! С меня хватит! Я собираю вещи, беру Барона, его миску и уезжаю к маме! А ты можешь оставаться с ней! Дама, видать, состоятельная, раз лабутены забыла с собой забрать. Будет тебя по ресторанам таскать, омарами, устрицами да лягушками кормить на французский манер. А ты от такой пищи растолстеешь, и тогда она тебя точно бросит!

***

«Кто тут растолстеет, так это я, — продолжал мяукать кот, — если вашего Барончика увезут в деревню, то там тётя Маня домашней сметанкой да ватрушками раскормит котика до размеров кабанчика. Ой! А может, она того! И котов, как поросят? Кто её знает. Страшно даже подумать!

***

Семён Семёнович окончательно проснулся и решил показать, кто в доме мужчина.

— Кота не отдам! Я его сюда принёс. С малых когтей воспитывал, от тапка отучал. Выдрессировал, можно сказать. Значит, Барон моя личная собственность! Понятно!

— Ах так. Тогда давай его звать. К кому побежит, с тем и останется. Кссс. Иди к мамочке, пушистик.

***

Домашний любимец театрально повернул голову к Зине и что есть силы промяукал:

— А кто меня к ветеринару возил, а? Кто утех земных, кошачьих, навсегда лишил, забыла?

***

— Барончик, за ухом чесать каждый вечер, без выходных и праздников и купать, ну никогда в жизни. Иди сюда — Чесноков стал руками показывать, как он любит гладить котов и делать им приятное.

***

— А у меня сосиска есть. Вкусная. Сейчас из холодильника достану, — хозяйка метнулась на кухню.

Минуту спустя возвратилась с упаковкой замороженных колбасных изделий и остолбенела.

Барон уютно расположился на коленях у Семён Семёныча и, мурлыкая, облизывал пустую бутылочку из-под валерьянки.

***

«Извини, хозяйка, но твой благоверный с козырей пошёл. Нет таких сил, которые оторвали бы меня от этого занятия. За божественный напиток каждый из семейства кошачьих готов...»

***

Зинка не дала Барону домяукать эту фразу до конца, она подняла с пола дорогое французское обувное изделие и размахнулась, чтобы запустить им в двух представителей мужского пола.

Увидев это, Чесноков встал, сбрасывая кота на пол:

— Кидай, бесчувственная. Моя грудь и даже голова готовы принять удар судьбы! Но предупреждаю, ты о них можешь повредить подарок. Моя сестра Лерка, вчерась из Парижу прилетела, заскочила на минутку. Туфли тебе привезла в подарок. Как ты и просила, чтобы с красной подошвой...

1— Обувь от французского дизайнера Кристиана Лубутена. Фирменный стиль этой обуви-красная подошва.

2— Это плотность расположения пикселей. 4К — телевизор с высоким качеством изображения.

3— Дорогой корм для кошек. Производитель «Пурина»

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 8 раз(а)






Sigrompism


Что пишут читатели:



К началу станицы