Самиздат Текст
RSS Авторы Обсуждения Альбомы Помощь Кабинет

Смертельный блеск еремеевита . Часть 2

e1

Офис сыскного бюро «Крулевская и партёры».

Сотрудник бюро Виктор Половинкин с явной неохотой, достал из стола бланк договора и протянул престарелой посетительнице.

− Вера Васильевна. Это формальность, но её надо соблюсти. Без подписанной бумаги мы не имеем права приступать к работе. Так гласит закон, и мы придерживаемся каждой его буквы.

Женщина долго рылась в сумочке, наконец достала оттуда очки и водрузила их на нос.

- «Заказчик» то есть я, − читала она вслух и комментировала, − «поручаю сыскному бюро разыскать мою двоюродную внучку, за что готова уплатить следующие суммы: накладные расходы в сумме..., гонорар в сумме...» − сюда надо ещё добавить, обязательно − родственница мне нужна для того, чтобы составить дарственную на трёхкомнатную квартиру в центре города, большой загородный дом и денежные средства на счетах, в рублях и валюте...

− Это совсем необязательно − оборвал словоохотливую посетительницу Половинкин, − вы лучше повторите исходные данные. Сколько ей сейчас лет? Хотя бы примерно. Где может проживать приёмная дочь вашего двоюродного дяди? Чем она может заниматься сейчас, вернее, к чему она была склонна, в тот год, когда вы его видели в последний раз.

− К хищникам, − пробубнила Вера Васильевна, вытирая платочком выступившие слёзы, − я ей на день рождения подарила большого мягкого, ГДРовского львёнка, вот с ним она и любил играть. Даже в кровать с собой брала. Она ведь удочерённая, детдомовка. Возможно, её родители были укротителями или какими-нибудь зоологами.

− Слава богу, не бурого медвежонка, − съехидничал Виктор, − а то я уже подумал, что дело происходило в правление царя Гороха.

− В данном случае ирония совершенно неуместна! Вы, надеюсь, обратили внимание, что я не оспариваю суммы умопомрачительного гонорара, прописанного в договоре! Слава богу, покойный супруг, отправляясь в лучшие миры, оставил мне достойный капитал, который я и передам единственной родственной душе.

Половинкин кивнул, соглашаясь и взяв исписанный лист бумаги, стал читать вслух:

«Разыскиваемое лицо − Валентина Виперс. Возраст примерно сорок − сорок пять лет. Волосы (были, сейчас могут быть любого цвета!) русые. Близорука. В детстве носила очки. Возможное увлечение, хобби или работа − зоология или ветеринария. Предполагаемое проживание − наша область.»

Всё правильно?

Женщина кивнула, и поднявшись с места и произнесла:

− Задаток брать будете? Или потом, всю сумму сразу?

***

Вызвав для Веры Васильевны такси-люкс, Половинкин открыл, купленную по случаю, пиратскую базу данных жителей Южно-Российска и области, приступил к поиску.

Виперсы, не Ивановы, Петровы, Сидоровы, и на том спасибо, − размышлял он, просматривая одну страницу за другой. Но с кавалерийского наскока отыскать нужного человека не удалось.

Жила, когда-то обычная семья, мама, папа, дочь. Все носили эту фамилию и попали в автокатастрофу. Их машина влетела впереди идущий бензовоз. Итог, погребение на местном кладбище.

Немного поразмыслив, Виктор всё же позвонил своей начальнице и рассказал о поступившем заказе.

− Начни с кладбища, − недовольно проворчала Крулевская, − сфотографируй листы в книге погребений...

− Марго у них там уже всё компьютеризировано, − возразил Половинкин, и поняв, что сейчас Марго лучше не беспокоить, отключился.

***

Обеспечив сотрудников муниципального управления, со скорбным названием «Городское погребальное хозяйство» месячным запасом коньяка и, приплатив деньгами, Виктор получил доступ к базе данных.

***

«Виперс Наталья Вольдемаровна: дата рождения − дата погребения ... 1982 год. Место No 314.

Виперс Арнольд Аскольдович: дата рождения − дата погребения ... 1982 год. Место No 314.

Сведений об упокоении Валентины Арнольдовны Виперс старенький компьютер не выдал!

Не поленившись, Половинкин отправился в соседний сарай, где хранился бумажный архив советских времён и потратив пару часов, начихавшись пылью, всё же отыскал нужную папку, информацию с которой перенесли на электронный носитель. Сомнений не было. Валентина чудесным образом выжила. И скорее всего, после лечения, а иначе и быть не могло, снова попала в детский дом. И вполне возможно, что девочку ещё раз удочерили. Следовательно, − иная фамилия, другой город, а может быть и страна! И всё это при живой родственнице − Вере Васильевне Лапыгиной!

Сфотографировав новенькую мраморную плиту на месте захоронения четы Виперсов, Половинкин уселся в машину и записал в свой блокнот:

«1) За могилами кто-то ухаживает. Заменил советские кресты на дорогое надгробье. Кто? Когда? Найти изготовителей и расспросить о заказчике. Сколько у нас в городе мастерских по изготовлению памятников? Узнать.

2) Ещё раз переговорить с Лапыгиной. Знала ли она о смерти родственников? Если да, то почему не стала опекуном девочки?

3) Детские дома города и области. В них воспитанники находятся до восемнадцати лет, а потом их отпускают на все четыре стороны. Допустим, Валентине, на момент трагедии, было лет четырнадцать − пятнадцать, следовательно, она покинула детдом в конце восьмидесятых, а Советский Союз развалился в девяносто первом. Самые тёмные года.

С какого пункта начать?»

Закрыв блокнот, Виктор вдруг подумал, а может быть, прямо сейчас поехать домой к Вере Васильевне, показать фото могил, заявить, что девочка тоже погибла, но её похоронили отдельно. Такое могло быть? Вполне. Отказаться от гонорара, и дело с концом. Какая вероятность, что я разыщу Валентину? Процентов пять, не более.

И сыщик нажал на педаль газа. Но отправился не к заказчице, расторгать договор, а приступил к отработке первого пункта своей записи.

***

e2

Половинкин сегодня встал с нужной ноги, и ему везло. В первой же, попавшийся на пути, мастерской, по изготовлению памятников, расположившийся в ста метрах от ворот кладбища он отыскал хозяина-мастера, который, по фотографии опознал свою работу.

− Даниил Григорьевич − расспрашивал Виктор камнереза, − постарайтесь вспомнить, хотя бы месяц, когда был выполнен этот заказ?

− Почитай пару месяцев назад. Я, почему так хорошо запомнил, потому как мужик тот, наличку отдал, всю сразу, и за сам памятник, и за его установку. Сейчас же все продвинутые, карточками кредитными тычут, или перевод на счёт. Деньги скоро совсем исчезнут, а этот пятитысячными бумажками, хрустящими, и никакого чека не потребовал. Значит, доверял. А такое, как забыть?

− Вы не ошибаетесь, точно мужчина? Не женщина? Или может, оба приходили?

− Один явился. Весь из себя чёрный. На машине старенькой приехал, а кошелёк, что толстолобик откормленный. Вот такой, − мастер вытянул вперёд свою ладонь.

− Негр что ли? − удивился Виктор.

− Зачем, негр. Никакой не негр. Штаны чёрные, рубаха тоже. Понятное дело, траур у человека, горюет по этим Виперсам. Видать, родственники они ему, близкие, были. А что работу не забрал, да сам не установил, так, наверное, человек занятой или уезжал куда, а может быть, вообще, нездешний. Всяко ведь бывает. А мне что, мне нетрудно. Да и лишняя копеечка, карман не тянет!

Виктор поставил диктофон на паузу, достал пятитысячную купюру, протянул её Даниилу Григорьевичу и продолжил, − пожалуйста, опишите мне его, какого он роста, примерно сколько лет, цвет глаз, может быть, особые приметы, например, татуировки или родинки.

− Это хорошо, что вы не из полиции, − улыбнулся мастер, те завсегда вместо денег, красные корочки в рожу тычут. Идёмте со мной. Я сейчас вам кое-что интересное покажу.

Минуту спустя Половинкин уже разглядывал на стареньком смартфоне фото мужчины и слушал пояснения словоохотливого камнетёса.

− Я же с ним никаких бумаг не подписывал, ну там, акта выполненных работ или тому подобное. Сдал-принял. Вот и сфоткал его тайком, рядом с памятником. Мол, если что не так, то у меня, на сей счёт доказательства имеются. Могу продать. Но только с телефоном. Десять тыщ! И никак не меньше. Телефон-то рабочий, по нему ещё звонить можно. И динамик у него, знаш, какой громкий? Хош послушать?

***

Всем же известно, что плясать лучше от печки. Остаток дня ушёл у Виктора на то, чтобы за вознаграждение, получить в паспортном столе, копию очередной бумаги − место бывшей прописки четы Виперсов! Мало ли, а вдруг! В жизни и не такое бывает. Но, на сей раз, увы. С трудом добытая справка ничего не дала. Дом прежних хозяев попал под снос и на этом месте поднималась над городом очередная свечка-человейник.

Книжный магазин «Читать − не оторваться!»

Завидев посетителя, хозяйка магазина Анна Васильевна поспешила ему навстречу и, взяв под руку, увлекла в подсобку, не забыв запереть входную дверь и повестить табличку «Закрыто».

Пять минут спустя Даниил Григорьевич, опрокинув в себя рюмку водки и закусив малосольным огурчиком, объяснил цель своего визита:

− Тобой сегодня интересовался сыщик, хорошо, что частный. Я на нём очень неплохо заработал. Впарил старый телефон, с фотографией какого-то чудака, рассматривавшего заказанный тобою памятник. Пусть теперь побегает, поищет! Но скажи честно, зачем ему понадобились Виперсы? Сдаётся, он по твою душу припёрся! Столько лет прошло, а кто-то никак не угомонится!

− Что ты хочешь? − огрызнулась хозяйка магазина, − новый станок для обработки камня? Или оплату годовой аренды за помещение? Мы с мужем и так хорошо платим тебе за молчание...

− Только поэтому я пришёл сюда, − мастер и поднялся из-за стола и бросил на него визитку Половинкина, − возьми, может пригодиться.

− Двадцать тысяч, − Анна вернула картонку посетителю.

− Чего двадцать тысяч?

− Долларов, конечно. Не рублей же. Зато, чтобы сыщик перестал заниматься этим делом.

− Маловато, за загубленную человеческую душу.

− Шестьдесят! Но за троих! Нам очень мешают на этом свете сыщица Крулевская и бизнесмен Силуянов, − женщина открыла вмонтированный в стену сейф, достала из него две фотографии и три пачки долларов, − здесь ровно половина. Остальное получишь после того, как представишь убедительные доказательства гибели, всей троицы. Вопросы будут?

− И в какие сроки? Мне же ещё их выследить надо. Где живут, работают, обедают, развлекаются.

− Всё здесь. Выполнили эту работу за тебя, − хозяйка магазина положила перед убийцей солидную папку.

Заметка в газете «Южно-Российские новости».

«Странное исчезновение известного ювелира и мецената И.П. Шурхевича. Сегодня на открытии спортивного лагеря «Пингвинёнок», главному спонсору строительства вдруг стало плохо. Стоящие рядом мужчина и женщина тут же пришли на помощь. Взялись доставить его в ближайшую больницу. Но ни в одно из медицинских учреждений ювелир не поступал. Номера машины, на которой увезли мецената, к сожалению, в суматохе, никто не запомнил. Полиция начала поиски».

***

Марго тебе не кажется, что это дело рук нашей парочки? − Силуянов кинул газету на стол.

− Пожалуй, я с тобой соглашусь, − Крулевская пробежала глазами заметку и продолжила, − похитители, мужчина и женщина. Щурхевич − ювелир, и наверняка в его закромах, есть то, что их очень интересует. Укол и авантюрная, наглая, но классная работа. Там же вполне мог быть кто-нибудь из органов.

− Машина, скорее всего, числится в угоне или на ней номера липовые. У обоих парики и силиконовые маски. Если что-то бы пошло не так, и за ними увязались местные журналюги или стражи закона, спокойненько доставили бы несчастного в больничку, после собственного укола. Почти никакого риска, − олигарх взял ножницы, вырезав заметку, положил её за стекло антикварного серванта.

Улица имени Героев 1812 года. Особняк владелицы книжного магазина.

− Как ты думаешь, отдадут наследнички за этого старикашку, зелёно-синий гранат из его коллекции?1 Тридцать шесть карат, как-никак! − доктор минералогических наук Эдуард Витальевич Софин поднялся и заглянул в глаза своей супруги.

− А куда они денутся. «Принесут на блюдечке с голубой каёмочкой.[1]».

− Но ведь на этот раз, сама полиция будет нас искать! Это нечастный сыск, господина Силуянова!

− Ой, Эдик, ты что, испугался? Это же наше последнее дело. Получим «безделушку» и бегом, в мир свободного капитализма и предпринимательства, − женщина порывисто обняла мужа и зашептала в ухо, − на днях каменотёс отправит к праотцам «сладкую парочку», а заодно и сыщика Половинкина. Вся полиция станет на уши. Будут рыть землю и выйдут на «Данилу-мастера», ну а мы за это время успеем сделать ноги. Вот только надо решить, через Грузию или всё же через Среднюю Азию. Как ты думаешь, у кого на границе бардака больше?

Продолжение читайте через неделю.

[1]− Цитата из книги И.Ильфа и Е.Петрова «Золотой телёнок»

Чтобы написать комментарий - щелкните мышью на рисунок ниже

Шелкните по рисунку, чтобы оценить, написать комментарий



Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
Кол-во показов страницы 14 раз(а)






Sigrompism


Что пишут читатели:



К началу станицы