Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Издательство     Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Летающаятарелка Бимба. Часть 1.Отрывки.

 

  Начало чудес.

 Удивительная история, рассказанная в этой книге, начиналась ранним утром в маленьком курортном городке, на берегу ласкового южного моря. Было 5 часов утра. Повар Черпаков первым прибежал на работу в кафе "Дельфин", расположенное на территории песчаного санаторного пляжа. Черпаков был длинный, худой, с белым колпаком на голове. Повар считал свою работу самой лучшей на свете, поэтому от него за километр приятно пахло сдобными булочками и ароматным лавровым листом.

 Напевая себе под нос весёлый мотивчик, Повар проверил работу холодильников, включил электропечи и вдруг...обомлел от удивления: огромная алюминиевая кастрюля со сметаной неожиданно вылетела из холодильника, медленно поднялась к потолку и, грозно позвякивая крышкой, плавно поплыла по освещённой солнцем кухне, словно тяжёлый сметанный бомбовоз.

 Долгая, трудная поварская жизнь научила Черпакова не бояться медных болтов в пирожках, кривых гвоздей в бубликах, вареных ботинок в тортах. Повар не растерялся и сейчас. Ужасно волнуясь за общественную сметану, летавшую над потолком, Кашевар схватил огромный стальной черпак, больший самого Черпакова, и принялся гоняться за кастрюлей, желая поскорее загнать её обратно в холодильник. "Кыш! Брысь, железяка!" – кричал, злился, бегал за сметаной взволнованный Повар.

 Однако расшалившаяся кастрюля не слушалась. Она с гудением носилась по столовой, отчаянно гремела крышкой, страшно брызгалась сметаной. "Ах так? Я тебе покажу!" – размахивал сверкающим половником, опрокидывал стулья Повар.

 Но догнать алюминиевую беглянку было невозможно. Она перемещалась по воздуху с космической быстротой. Бедный повар устал бегать по безлюдным залам ресторана. желая проучить пузатого металлического хулигана. Черпаков хорошенько прицелился, размахнулся и метнул черпак в зависшую под потолком кастрюлю. Трах! Снаряд точно попал в цель. Посыпались яркие искры. С кастрюли слетела дребезжащая крышка. Беглянка завертелась на месте, наклонилась и, брызгаясь сметаной, начала падать на голову Повара. Нахальная посудина ужасно выла, словно настоящий бомбовоз. Уклоняясь от атаки, Черпаков забегал по залу столовой, но поскользнулся и упал. Кастрюля опрокинулась и ловко наделась на голову бедолаге.

 Перевёрнутые столы и стулья, лежащий на полу Черпаков были крепко заляпаны холодной сметаной. Кругом царил невиданный беспорядок.

 "Ах, так!" – Повар очень разозлился на кастрюлю. С посудиной на голове Черпаков побежал в Трест к своему Начальнику. Повар решил пожаловаться на кастрюлю, написав на неё Докладную.

 Однако кастрюля на голове и сметана в глазах мешали видеть дорогу. Вместо дверей Черпаков метнулся к широкому окну, пробил его и с пронзительным стекольным звоном вывалился из окна столовой на улицу. Одинокие курортники, делавшие утреннюю зарядку на пустынных пляжах очень удивились этому неожиданному выпрыгиванию. Кастрюля грохнулась под ноги пробегавшей мимо девушке. Стремительная сметана заляпала загорелые ножки спортсменки, её симпатичные щёчки, коротенькие косички.

 Выскочив к плещущему морю, кастрюля слетела с головы Повара, взвизгнула поросёнком и лихо покатилась по асфальтированной дорожке к центру тихого зелёного городка.

 Заляпанный сметаной, обклеенный какими-то бумажками Повар не растерялся, а продолжил мужественное преследование беглянки. "Лови её! Держи!" – кричал возмущённый Кашевар.

 Черпаков мчался, выставив руки вперёд. Ноги бегуна доставали до его затылка.

 Другое непонятное событие произошло в сотне метрах от кафе "Дельфин" на безлюдной городской площади.

 Светило солнышко. Маленький белобрысый мальчик Геша, в коротких штанишках, с длинной удочкой на плече бодро шагал к морю. Геша обошёл яркую цветочную клумбу, ловко перепрыгнул деревянную скамейку – хотелось подпрыгивать – и остановился около небольшой лужицы, сверкавшей на каменных плитах мостовой.

 Геша попробовал воду рукой – вода была мокрая. Продолжая исследования, рыбак опустил блесну своего нового спиннинга в лужу, чтобы проверить работу трескучего барабана с леской. Мальчик не мечтал поймать рыбу на главной городской площади в мелкой лужице, разлившейся на бетонных плитах после тёплого ночного дождика.

 Но вдруг вода в луже забурлила, блесну рвануло вниз, удочку согнуло дугой. Клюнуло! От страшного рывка Геша чуть не свалился в лужу, но удержался на ногах, потому что каждое утро делал зарядку, обливался холодной водой. Обычно рыбаки ловят рыбу. Но сейчас получилось наоборот. Чудесная подземная рыбина схватила блесну и хотела утащить её в глубину вместе с Гешей. Не желая сдаваться, мальчик сильно дёрнул спиннинг на себя. Из вскипевшей промоины высунулась угрюмая рыбья голова с квадратными глазищами, с геройским зелёным чубчиком на макушке. "Ага! попался!" – забулькала, зашлёпала мокрыми губами рыба.

 Геша очень любил рыбалку. Но ему было непонятно, почему из обыкновенной лужи в центре города начали высовываться невиданные океанские чудища. Мальчику стало жалко новый спиннинг, но Геша решил отступить, бросив удочку и опасный улов. "Бабушка!" – закричал рыбак, швырнул удочку в грозную физиономию и бросился бежать.

 Если бы Геша убегал как положено: перепрыгнул через забор, потом ещё через два забора; потом – за угол, ещё пять раз за угол, а потом скова через забор – и на высокое дерево, – то Гешу не догнали бы. Но испуганный мальчик побежал напрямую, через пахучую цветочную клумбу. Хитрая рыба это сразу заметила. Она грозно раздула жабры, прицелилась и выплюнула проглоченную блесну вдогонку убегающему мальчику. Серебристая блесна пулей пролетела через всю площадь и ловко зацепилась за короткие штанишки рыбака. "Караул! Бабушка!" – ещё быстрее побежал мальчик, дребезжащий спиннинг летел, прыгал за Гешей, цепляясь за бетонные столбы, тумбы, каменные дома и редких прохожих.

 Ещё одно загадочное происшествие случилось на зелёной цветущей улице Огуречной круто поднимавшейся от синего моря в горы. На крылечко белого двухэтажного дома, окружённого стройными кипарисами, вышел заспанный мальчик Петя, ученик 5 класса, приехавший к своей тёте на летние каникулы. В правой руке у мальчика было жёлтое яблоко, а в левой – огромный морской бинокль, через который Петя любил всё рассматривать.

 Пете нравилось отдыхать на море, но мальчик очень боялся злого пса Тумиса, сидевшего на длинной ржавой цепи во дворе, неподалёку от крылечка. Малокультурный пёс в школу не ходил, книжек не читал, а поэтому из-за своей темноты постоянно на всех кидался и лаял грубым сиплым голосом. Петя пробовал подружиться с грубияном, угощая собаку кожурой от дыни, сливовыми косточками. Но Тумис щедрых угощений не принимал, ещё страшнее на всех скалился и гавкал. Тогда приходилось запугивать нервную собаку. Петя начинал пристально рассматривать пса через бинокль, а потом швырял огрызком яблока в собачью будку. Это сразу успокаивало Тумиса. Он переставал лаять, поджимал хвост и гремя цепью, прятался в будку. Необразованный пёс, наверное, думал, что в руках мальчика военный бинокль, стреляющий яблочными огрызками.

 Петя вышел на освещённое утренним солнышком крылечко, вдали виднелись голубые горы и синее море. Мальчик улыбнулся и навёл бинокль на злобно тявкающего пса. Затем Петя с удовольствием укусил сочное яблоко, которое держал в руке. "Хрум!" – весело сказало яблоко. Трусливый пёс поспешно залез в будку и затих, притворившись несуществующим.

 Радуясь победе над неприятелем, Петя доел яблоко, метнул огрызок в собачью будку и начал прямо на крылечке делать зарядку. В любой зарядке Петя больше всего ценил приседания. Приседания лучше разгоняют кровь по организму. Однако какая-то неведомая сила помешала спортсмену хорошо поприседать. Петя успел присесть только два раза. Затем мальчика вдруг подбросило на метров десять в высоту, выше дома и деревьев в саду, перевернуло в воздухе, а потом отнесло в сторону и зацепило штанишками за острую верхушку кипариса, росшего около собачьей будки.

 Неожиданное запрыгивание на дерево очень удивило спортсмена. Петя потерял дар речи, зато пёс, увидевший, что мальчика сдуло с крылечка, снова осмелел, залаял, выскочил из укрытия. Тумис опять почувствовал себя хозяином двора. Но тонкая ветка, на которой висел мальчик, с треском сломалась. "Мама-а!"¬ – прокричал Петя и рухнул на голову собаке. Шмяк! Трусливо взвизгнув, пёс бросился обратно в конуру. Петя, сидевший на спине Тумиса, крепко вцепился в лохматый загривок собаки. Пёс и мальчик влетели в пыльную собачью конуру.

 В нищем тесном жилище пахло псиной и селёдкой. Ковров и телевизора не было. В глаза летела трухлявая прокисшая солома, от тесноты и неустроенности мальчик и собака крепко подрались.

 Сражаться в узкой будке было неудобно. Петя стукнул тявкающего противника биноклем. Тумис порвал зубами синий спортивный костюм мальчика. Тогда Петя перебросил собаку через голову и укусил пса за ухо.

 В этот момент из дома вышла Петина тётя, красивая полная женщина, в красном халате и в мягких домашних тапочках. Она позвала племянника завтракать, но Петю не увидела, зато по двору между сараем и гаражом прыгала, словно лягушка, гремела цепью, выла и тявкала ожившая собачья будка. "Надо получше кормить собаку" – подумала тётя, вспомнив, что последний раз кормила Тумиса в позапрошлом году.

 Разгорячённый боем Петя укусил собаку за хвост, пёс страшно испугался, подумав, что его хотят съесть. Тумис взвизгнул и, громыхая цепью, выскочил из конуры. Кожаный ремешок бинокля обмотался вокруг лохматой собачьей головы. Рывок цепи вытолкнул мальчика из будки и забросил Петю на её плоскую жестяную крышу. С чёрным биноклем на носу перепуганный пёс метался по двору. Длинная цепь таскала за собакой будку, на которой сидел бледный, как сметана, Петя.

 Строгая тётя не любила баловства в своём доме. Она сбежала с крылечка, сняла пушистый тапок с ноги и швырнула тапок в бегающего по двору пса. Тумис отчаянно завыл и пулей бросился на улицу, волоча будку и мальчика за собой. Тётю сбили с ног. Мягким женским мячиком она покатилась за сарай, к загадочному дощатому сооружению в конце огорода, лохматый тётин тапок птицей поднялся в небо, а потом свалился на черепичную крышу дома. Сидевшие на крыше голуби очень испугались. Они приняли тапок за коршуна.

 Истошно воя, пёс выскочил на улицу через любимую дырку в заборе, но будка с мальчиком не пролезли в узкую прореху. От сильного удара деревянный забор с треском повалился. Визгливо тявкающая собака с биноклем на носу, тянувшая за собой конуру и забор, помчалась вниз по улице к морю. От сильного встречного ветра забор стал крылом самолёта. Петя, сидящий на будке, поднялся в воздух и полетел.

 Над цветущей Огуречной улицей парил невиданный воздушный змей. Переполох получился ужасный! С тротуаров убегали изумлённые прохожие, разлетались в стороны перепуганные индюки, куры и утки. Чей-то маленький зелёный попугайчик, встретившись с чудом, решил всю свою жизнь посвятить планеризму.

 Повар Черпаков, обмазанный сметаной, бежал по набережной, стараясь догнать прыгающую впереди беглую кастрюлю. С другой стороны мчался взмокший рыбак Геша, за которым на длинной леске тащилась его новая удочка. А с улицы Огуречной летел чудесный воздушный змей, который тянула овчарка на звонкой цепи. Никто не знал , что судьба влечёт бегунов к перекрёстку Огуречной, Морской и Арбузной улиц, на котором нёс службу строгий милиционер Мулькин. Мулькии был худенький, маленький. Но зато он носил очень большую форменную фуражку с розовым околышком, блестящие хромовые сапоги и огромный пистолет на боку. Милиционер честно служил справедливости. Он не любил, когда хулиган дрался, а потом обманывал, что пострадавший сам своим лицом о кулак хулигана бился. Постовому не нравилось, когда машины ездили по городу слишком быстро, мелькая перед носом милиционера, словно пули, унося фуражку Мулькина горячими воздушными вихрями. Ещё Мулькин не любил снимать кранами машины лихачей с верхушек деревьев и крыш высотных домов.

 Милиционер очень огорчился, увидев бегущих к перекрёстку Повара с кастрюлей, рыбака со спиннингом и странного пса с биноклем на носу, за которым летела крылатая собачья будка с мальчиком на крыше, Мулькин подпрыгнул выше своей форменной фуражки, достал свисток и захотел остановить беспорядок на дороге. Не громкого свиста не получилось: пластмассовый свисток постового... вдруг превратился в шоколадку! Шоколад оказался очень вкусным, Мулькин его проглотил, сам того не заметив. На облизывающегося постового налетела кастрюля и заляпала его сметаной. О кастрюлю споткнулся бегущий Повар и упал, носом выбив в асфальте дороги глубокую яму. На Черпакова налетела собака с биноклем на носу, а им на голову с треском рухнула крылатая будка. Трах! Планерист Петя оказался в кастрюле, в которой ещё оставалась сметана, в этот момент примчался рыбак Геша, за которым гнался спиннинг. Геша и спиннинг запрыгнули на голову Черпакова.

 Никогда раньше на тихом перекрёстке не случалось такого ужасного столкновения. Милиционер решил, что всё происходящее слишком подозрительно. Постовой по-пластунски выполз из-под тявкающего пса и кастрюли с мальчиком. Мулькин на четвереньках подбежал к круглой бетонной тумбе, обклеенной объявлениями, расстегнул кобуру и достал большой пистолет. Мулькин собрался громко выстрелить в воздух, чтобы прекратить беспорядок на дороге. Но бабахнуть из пистолета не получилось. Личное оружие постового превратилось в хрупкую шоколадку, сохранившую форму настоящего пистолета. Присев за тумбой, Мулькин с удивлением разглядывал шоколадный пистолет, размышляя, можно ли его скушать и не бабахнет ли потом "шоколадка" в животе. Мулькин осторожно откусил кусок ароматной рукоятки оружия. Внутри пистолета оказался душистый медовый ликёр, сразу закапавший на круглый подбородок и блестящие сапоги постового.

 Съев половину пистолета, Мулькин крепко призадумался. Он решил отнести огрызенное оружие своему Главному Генералу и честно рассказать про чудеса. Но в этот момент на бетонной тумбе, над головой постового кто-то мяукнул. Это был упитанный тёмно-коричневый кот Кекс, живший неподалеку, в детском санатории "Чайка". Кем являлся этот таинственный кот – говорить сейчас нельзя… Это очень опасно… Скажем только по большому секрету - никому не открывать эту Тайну – кот Кекс был вовсе не кот, а хитрый космический шпион!..

 Кот мягко спрыгнул на белую фуражку милиционера, забрал у Мулькина шоколадку и, дико воя, бросился наутёк по безлюдной набережной в сторону санатория "Чайка". Усатый шпион быстро бежал на двух задних лапах, подметая асфальт пушистым хвостом, громко чавкая шоколадом.

 Начало истории.

 Детский санаторий "Чайка" располагался на окраине цветущего городке у подножья могучей горы Алчак. От шумного моря лагерь отделяла полоска песчаного пляжа, да узкая асфальтированная дорога, по которой утром бегали спортивные курортники в разноцветных трусиках. В близкое море часто залетали мячи играющих ребят. А во время сильного шторма пенистые волны с грохотом перехлёстывали металлическую сетку ограды санатория и с шипением подкатывались к белым домикам пионеров. Случалось, разгулявшиеся волны слизывали с крылечек и лавочек детские игрушки, тапочки, штанишки. Тогда становилось непонятно: как может большое взрослое море вести себя, будто маленький несмышлёный первоклашка!

 Главные ворота базы юных разведчиков постоянно обдувал солёный упругий морской бриз. Железные створки ворот отчаянно мотались, жалобно скрипели на ветру. Над изогнутой аркой ворот нетерпеливо трепыхался выцветший матерчатый плакат с бодрой надписью: "Упал – не лежи долго!" Казалось, романтичные лагерные ворота и тряпичный транспарант мечтают, рвутся взлететь в голубое бесконечное небо!..

 Ветер на миг переменился, задул с востока, с округлой вершины Алчака. вращающаяся струя воздуха подхватила белую рубашонку, висевшую на заборе. Секунда – и забытая одежонка стали героем! Ветер поднял скромную майку ввысь. Раскинув тонкие рукава в стороны, рубашка свободно парила в небесной синеве, словно невесомая матерчатая птица. К майке подлетела любопытная белая чайка. Внимательно осмотрев тряпичного незнакомца, чайка задумчиво потёрла перепончатой лапкой длинный карандашный нос, удивлённо вскрикнула и улетела. Птицу удивила загадочная надпись на майке: "Когда опускаются руки – тянись к Прекрасной Звезде".

 Предупреждение робкому читателю.

 Несмелые школьники должны знать: наша история очень серьёзная и опасная. За всем, что случится, нужно следить очень внимательно. Иначе опасность вовремя не заметишь. Если кто-то боится читать дальше, пусть сразу отложит книжку, чтобы потом не прятаться от страха под стол. Разрешается купить пушечно-пулемётный танк и в нём книжку читать. Будет безопаснее.

 Таинственный сигнал.

 Как только чайка, летавшая вместе с майкой в высоком небе, потёрла лапкой свой длинный жёлтый нос кто-то внизу, в лагере сказал: "Апчхи!" Можно было предположить, что чихала пузатая железная бочка, из которой во все краны лагеря текла холодная вода. Бочка на крыше столовой могла простудиться от сырости и рассопливиться. Возможно, в небе чихали чайка и майка. Но ошибся тот, кто так думал. Чихал здоровенный кот Кекс, недавно ограбивший Мулькина. Кот сидел на шиферной крыше отрядного домика и, наверное, думал, что выглядит очень красиво. В действительности, кот был похож на усатую, хвостатую печную трубу. Но без дыма.

 Кекс громко чихал, не боясь разбудить спящих школьников, потому, что был секретным биороботом, посланным из другой галактики для наблюдения за детьми санатория "Чайка". Кекс только притворялся котом. На самом деле, вместо глаз у него были зоркие кварцевые телекамеры. Серебристые усы и хвост являлись антеннами сверхдальней космической связи. Острые когти шпионского кота были сделаны из прочного гравитационного вещества. Внешняя обманная оболочка кота была лишь хитрая шпионская маскировка. Кекс с назойливым мяуканьем выпрашивал у детей сдобные булочки, конфеты, мороженое, с удовольствием заедал эти сладости селёдкой и кислыми огурцами. Проказник крал горячий кофе у директора лагеря. Дворничиха тётя Нюра часто веником загоняла кота с чашкой кофе в лапах на яблоню. Однако Кекс притворялся, что нуждается в еде. В действительности, шпион никогда кушать не хотел, а энергию для своих пакостей, драк и воровства получал из секретной атомной батареи, спрятанной в хвосте. Космическое происхождение Кекса подтверждалось тем, что он любил сидеть в кресле Директора и читать газету, любил звонить по телефону, рассказывая небылицы и ужастики, вызывая у собеседников слезы с икотой.

 Но самым удивительным в Кексе было то, что он, как сообщал Секретный технический паспорт биоробота "..являлся бессознательным космическим разведчиком.." То есть Кекс сам не знал, что он робот, не знал, зачем в то таинственное утро он так громко чихал на крыше.

 Предчувствие.

 Можно узнать, что будет завтра, если видеть тайное Излучение Будущего. Невидимые хронос-лучи постоянно сообщают о том, что скоро случится. Кварцевые голубоватые глаза Кекса видели эти загадочные лучи.

 Кот распушил серебристые усы, поднял пушистый хвост и важно прошёлся по крыше отрядного домика. Прищурившись, инопланетянин взглянул на яркое солнышко, висевшее над морем. Вдруг кот увидел Будущее: солнце опрокидывается и падает в море!..

 Кота словно током ударило. Он протяжно завыл, высоко подпрыгнул, перевернулся в воздухе и неожиданно свалился с крыши. "Мяу-у!" – заорал Кекс, вращая хвостом, будто пропеллером, стараясь приземлиться на лапы. Электронному шпиону не повезло. Он шлёпнулся в цинковый тазик с мыльной водой, стоящий на лавочке под окном отрядного домика. В тазике кисли чьи-то грязные штанишки.

 Шмяк! Полетели искрящиеся брызги, посудина опрокинулась, слетела с лавочки, накрыла кота с головой. Инопланетянин очень испугался. Забыв про звёзды и галактики, он начал метаться по двору. Скромный тазик забегал между яблонями.

 Услышав странный шум на улице, в спальне мальчиков 5 отряда стали просыпаться. На крылечко палаты одетые в трусики выбежали пятиклассники Коля Клубничкин и Дима Восьмиков, которых почему-то называли Кокой и Мокой, будто они тоже были шпионы и не могли открыто носить собственные имена. Кока и Мока с интересом смотрели на прыгающий по двору тазик. Мяукающая посудина зигзагами металась между жёлтой отрядной беседкой и широким теннисным столом, под которым прятался другой кот, по кличке Блин, рыжий и хитрый. Кот Блин был лучшим другом Кекса-шпиона. А значит, рыжий Блин тоже был шпионом, как и все земные коты... Иначе не объяснить, почему они такие ловкие и загадочные...

 Тазик со звоном налетел на ножку теннисного стола и откатился в сторону. Взъерошенный мыльный Кекс с испугу запрыгнул на голову рыжему коту. Поздороваться друзьям было некогда. Коты очень боялись мокрого тазика, они бросились убегать. Отчаянно воя два хвостатых друга кинулись к узкой дырке под деревянным крылечком около палаты девочек. К заветной дыре коты прибежали вместе, вежливо пропустить друг друга вперёд не сообразили, не хватило воспитания. Коты начали толкаться, со всего размаху врезались в трухлявые доски по краям тёмной прорехи. Бах! Хвостатые шпионы перевернулись в воздухе, снова бросились к норе и опять стукнулись лбами о дощатое крылечко. Так повторилось раз пять. Крылечко затрещало, отъехало от стены. Наконец толстому Кексу удалось оттолкнуть рыжего соперника. Кекс протиснулся в пыльную дыру и спрятался.

 – Тазики по двору бегают! – удивился Кока.

 – Коты ступеньки головами бодают! – пожимал плечами Мока.

 Со скрипом отворилась дверь палаты девочек. На крылечко, под которым спрятались мяукающие коты, вышли Маша и Оля, приятельницы мальчиков. Теперь время познакомиться с Кокой, Мокой, Машей и Олей, главными героями этой увлекательной истории. Ребята перешли в пятый класс и приехали отдыхать не море из большого шумного города. В дороге через всю страну путешественников сопровождала Олина мама.

 Кока

 Кока был очень весёлым мальчиком с необычайно рыжими волосами. Такой огненно-рыжей и блестящей бывает только медная проволока на катушках электромагнитов. Но Кокины глаза, наоборот, были зелёные, словно огурцы. Только не подумайте, что у коки вместо головы был медный электромотор, а вместо глаз – зелёные огурчики, это не серьёзно. Кокина рыжая голова не являлась электродвигателем, потому что проволока на катушках электромагнитов ровно намотана, рядок к рядку. А Кокины волосы всегда были так сильно разлохмачены, словно над ними проносились по нескольку ураганов и тайфунов в день! Рыжие веснушки украшали Кокин нос, под которым размещался смешной очень маленький ротик. Не такой маленький, как точка в конце предложения, но похожий на неё. Кока и сам был очень маленький, меньше всех в классе. Но зато больше любой точки!

 Коке очень любил посмеяться. Он к смеху относился серьёзно, постоянно придумывал смешные небылицы. То говорит, что летал на Луну и он Главный Король всех котов. Однажды, на уроке литературы Кока увидел зимнее солнце за окном. "Солнце-блин! Солнце-блин!" – начал смеяться школьник прямо на уроке. Развеселившийся Кока свалился под парту. Оттуда его учительница за ноги вытаскивала. Кока любил писать письма. Но они получались смешные, запутанные. Вот, например, что писал Кока с моря домой:

 "Самое удивительное на море – это море. Если море с речкой сравнить – то никакого сравнения! В море набежало очень много воды, откуда столько воды накапало – неизвестно. Мока говорит, что не надо море рассматривать, потому что в нём надо купаться...

 Если сравнивать море с речкой – то никакого сравнения! На другом берегу реки может корова в кустах стоять и мычать. На море такого не увидишь. Зато на море по горизонту белые корабли плавают и мычат, гудят, будто коровы. Я мычал им в ответ. Получалось очень здорово!

 "...Наша пионерская база стоит у самой морской воды, – писал Кока в другом письме. – Это очень близко от моря и через сетку ограды в воду можно легко забросить чей-нибудь тапок или другой умеющий летать предмет. Если бросать против ветра штанишки или носок – они обратно мне на голову падают. Это происходит, наверное, оттого, что все тряпки в мире летают по воздуху хуже, чем твёрдые, умеющие летать предметы. Поэтому учёные не делают самолёты из тряпок.

 Если бы тряпки летали лучше, тогда все самолёты и ракеты были бы тряпичные..." Не только в письмах, но и в школьных сочинениях Кока допускал много путаницы. Из-за этого учителя постоянно с шутником воевали.

 К другим школьным делам Кока также относился несерьезно. Как-то раз Коке с Мокой надо было петь в большом школьном хоре на важном смотре. Но песню Кока не выучил, поэтому во время выступления певец беззвучно открывал рот, делая вид, что поёт, а сам не пел.

 – Чего не поёшь? – локтем толкнул друга Мока, стоявший рядом на лавочке в длинном хоровом ряду.

 – Я пою, – соврал артист.

 – Нет, ты беззвучно рот открываешь, как рыба, а сам не поёшь, – доказывал Мока.

 – Сам прокисшая рыба! Ты со мной разговариваешь и тоже не поёшь – спорил Кока.

 Друзья начали ругаться, толкаться, хватать друг друга за чубы во время пения. Ненадёжные подставки, на которых ступеньками располагался хоровой ансамбль, с грохотом опрокинулись, сотня юных певцов, не прекращая прекрасного пения, кубарем покатились по сцене. Некоторые школьники свалились в зал, на головы удивлённого учительского жюри. 937-я школа в том печальном смотре заняла последнее место.

 Не только в школе с Кокой происходили неприятности. Позавчера здесь, на море шутник опять учудил. Игравшие в футбол ребята поставили Коку защищать ворота. В воротах Кока заскучал, отошёл в сторону, погнался за воробьем, чирикающим под кустом. В пустые ворота забили гол.

 – Где вратарь? – набросились на Коку возмущённые футболисты.

 – Я только на секунду отбежал. Могли на другой половине поля поиграть, – оправдывался недисциплинированный вратарь.

 Ребята надавали Коке подзатыльников.

 – У меня в голове мина спрятана! Нельзя бить по голове, а то взорвёмся! – запугал товарищей Кока и убежал из ворот насовсем. Однако на этом Кокины приключения не закончились. Мальчик подошёл к круглой цветочной клумбе и сел на лавочку, под которой лежал Витя Потеряшин, владелец летающей майки. Витя внимательно следил за муравьями в песке. Коку в тот момент не интересовали Витя и его муравьи. Скосив глаза к носу, Кока рассматривал свой обгоревший на солнце нос, с которого кожа слезала золотистыми хлопьями. Вдруг на Кокин нос села большая чёрная муха. "Мой нос не аэродром для мух!" – разозлился Кока на насекомое и прихлопнул нос ладонью. От крепкого удара Кока свалился с лавочки Вите на голову. Витя уткнулся лицом в муравьев, набрал полный рот песка. Вертлявая муха улетела. А Витя долго выяснял у Коки, почему тот даже на лавочке не может посидеть спокойно, бьёт сам себя по носу.

 Дима Восьмиков, секретное прозвище Мока.

 Мока был лучшим другом Коки, но сильно от него отличался. У Моки не было красивых рыжих волос, как у Коки. Зато Мока имел очень большие уши, похожие на два бледных вареника с творогом. Но баз сметаны, потому что не бывает ушей в сметане. Эти уши были такие большие и красивые, они так гордо торчали по бокам Мокиной белобрысой головы, что, без сомнения, являлись великолепным украшением не только всей подпрыгивающей Мокиной фигуры, но и всего 5а класса, в котором учился мальчик.

 Кока очень завидовал прекрасным Мокиным ушам. Они представлялись Коке не варениками в сметане, а ручками глиняного кувшина с квасом. Ещё Кока сравнивал оттопыренные уши друга с плоскими теннисными ракетками, которыми, играя в теннис, Мока отбивает все мячи, из-за чего у Моки никто не мог выиграть. Кока подозревал, что огромные Мокины уши сами улавливают объяснения учителей и даже думают вместо Моки. Иначе как объяснить, что лопоухий отличник на уроках постоянно баловался, а вызывали к доске – всегда отвечал правильно. "Конечно, Мокины локаторы все школьные объяснения себе захватывают, а другим знаний не остаётся, – жаловался троечник Кока.

 Оля Трынькина

 Про Олю можно рассказать много интересного. Она была очень красивая, с золотистыми волосами, белёсыми бровями и ресницами, с огромными синими глазами, похожими на прожекторы звездолёта.

 Всё у Оли было изящное, тоненькое: носик, пальчики, гибкая фигурка, похожая на невесомую паутинку. Но не думайте, что из-за своей хрупкости Оля была слабая. В Трынькиной, словно в электродрели, постоянно включённой в розетку, бурлили океаны опасной энергии. Оля непрерывно бегала, прыгала, дралась с мальчиками, заталкивала их в шкафы.

 Оля тоже любила чудить. Не очень удобно, но придётся по секрету кое-что про Олю рассказать. Как-то раз она подговорила девочек в классе играть "в свадьбу". Себя объявила "невестой" и бросилась ловить бедного Моку, чтобы его... поцеловать... Придумала, что он её "жених". Перепуганный Мока убегал, прятался от "невесты" по всем школьным этажам, под всеми лестницами, пока "жениха" не поймала Директор. В учительской Мока честно признался, что бегает по школе, потому что не хочет "жениться". Требовал, чтобы его спасли от Оли, жаловался, что весь взмок бегать, объяснял, что сердце в груди перегрелось и сильно стучит от убегания.

 Олиной стремительной энергии хватало на отличную учёбу, на музыкальную школу, на занятия гимнастикой, на стихи, которые она писала, но никому не показывала. Оля часто хвалилась своей гимнастической гибкостью, закладывая ноги за голову в самых неожиданных местах: на улицах, в магазинах и метро.

 Маша Мисюсина

 Маша тоже очень симпатичная, с прекрасными каштановыми волнистыми волосами, с красивыми тёмными глазами и необычайно длинными ресницами. Удивлённые взмахи Машиных пышных ресниц всегда поднимали в классе сильный ветер, от которого к потолку взлетали все неравнодушные к Мисюсиной мальчики, вместе с партами и роялем. Когда Машины веерные реснички были в покое и никто не летал по воздуху, все мальчики в школе с необъяснимой грустью смотрели на огромные розовые банты, вплетённые в волосы очаровательной девочки. Похожие на пропеллеры банты, видимо, использовались для перелётов из школы домой, над головами влюблённых мальчиков. Что-то загадочное было в этой тихой приятной школьнице, заставлявшее мальчиков о Маше мечтать, а одного отчаянного второклассника дразниться... Резкая Оля этого глупого второклассника забросила бы на макушку дерева. Но Маша, совершенно не умевшая злиться, защищала малыша и говорила: "Он маленький и не понимает, что нельзя дразниться".

 На уроках физкультуры Маша удивляла учителя тем, что без тренировки легко пробегала длинную дистанцию. "У тебя природная выносливость", – изумлялся учитель.

 Вот какими интересными были наши главные герои!

 

 Было 6 часов утра. Лагерь юных разведчиков ещё спал, яркое солнышко только что поднялось из-за горы, похожей на каменного бегемота.

 Одетые в лёгкие платьица с белыми полотенцами в руках Маша и Оля в нерешительности топтались на отъехавшем от стены крылечке под которым спрятался кот Кекс.

 – Почему крыльцо скривилось? – Оля посмотрела на мальчиков, стоявших у соседней палаты.

 Крылечко, на котором стояли девочки, вдруг зашаталось, замяукало.

 – Это Кока и Мока баловались! – закричал спрятавшийся кот.

 – Не правда!

 – Это не мы! – закричали изумленные ребята.

 Никто не понимал, почему крылечко заговорило. Когда оно заскрипело запрыгало, заблеяло козлом стало очень страшно. Девочки взвизгнули, побросали полотенца и зубные щётки, спрыгнули с опасных ступенек и побежали к домику мальчиков.

 "Трусихи! Ха-ха-ха!" – показывая свою смелость, выставив вперёд тощую грудь, навстречу бегущим подружкам пошёл Кока. Но ветхое крылечко совсем обезумело. Оно запрыгало лягушкой, завертелось юлой, дико заорало петухом, а потом вдруг трактором поехало на Коку. Испугавшись, мальчик попятился и упал навзничь. Девочки нечаянно пробежались по животу и лицу лежащего мальчика, оставив на Коке непонятные заячьи следы.

 "Ага! Сейчас получите!" – грозно мяукало, выло прыгавшее крылечко. Ступеньки опрокинулись, из пыльного укрытия выскочил взъерошенный Кекс. Он был в паутине и перьях, бежал на задних лапах, передними лапами прикрывая склонённую голову, будто ожидая падения с неба метеорита. Забежав за угол столовой, кот вскарабкался на макушку ветвистой груши и страшно завыл на дереве, словно кто-то невидимый тянул кота за хвост.

 Перепуганный Кока на четвереньках заполз в открытую дверь палаты мальчиков, в которой толпились проснувшиеся пионеры.

 – Почему крылечко бегает?

 – Разве коты разговаривают? – спрашивали удивлённые школьники, не зная, что несовершенный кошачий робот Кекс сейчас нарушил Основную Галактическую Инструкцию, запрещавшую блеять козлом и разговаривать по-человечьи перед землянами. Хвостатый биоробот себя рассекретил. Отныне все земные коты будут под подозрением: их будут считать тайными космическими шпионами.

 – Плохо дело, ребята, – почесав в затылке проговорил Мока. – Это биопредвестники. Если коты беспокоятся, значит будет землетрясение.

 Только Мока договорил – утреннее солнышко, мирно висевшее в чистом небе вдруг… вздрогнуло, закачалось, запрыгало по небу, словно огненный футбольный мяч. Обезумевшее светило поехало вниз, к морю, закатилось за изогнутый потемневший гребень горы, там, на востоке, откуда недавно взошло.

 Стало темно, холодно и страшно. В сиреневом небе снова зажглись блеклые утренние звёзды. Кот на дереве завыл ещё ужаснее. Железная бочка на крыше столовой протяжно замычала, захрюкала.

 Внезапно опустившаяся на побережье ночь продлилась несколько мгновений. Хрустальный небосклон снова озарился ярким золотистым светом. Звёзды погасли. Пропавшее солнце опять выскочило на небо, словно из пушки выстреленное.

 Вздрогнула земля. Всколыхнулся воздух, как от далёкого неведомого взрыва. Над головами изумлённых детей стремительно пронеслись горячие воздушные вихри.

 Необъяснимое космическое явление крепко напугало ребят. Кока впечатлившись, высоко подпрыгнул, слетел с крылечка, потянув за собой Машу. Маша схватилась за Олю, Оля – за Моку и друзья свалились в цветочную клумбу под окном палаты.

 К копошащимся в цветнике пионерам подбежали хохочущие сестры-близнецы Таня и Тоня, знаменитые тем, что постоянно где-то пропадали. Близняшки всё время искали друг друга и было непонятно Тоня или Таня пропали, и кто кого ищет. Потом обе счастливо находились на макушке абрикосового дерева. Сёстры за ноги потащили визжащего Моку из клумбы.

 Вдохновенным педагогическим вихрем в спальню к мальчикам влетела молоденькая вожатая Света, воспитывавшая ребят строгим подниманием пальца к потолку, подзатыльниками и нежным кручением уха.

 – Что случилось? Кто шумел? – бегала воспитательница между койками, тщательно пересчитывая ребят, волнуясь, не пропал ли кто.

 Опасаясь, что воспитательница начнёт ругаться, Кока, Мока, Маша и Оля постепенно выбрались из примятой цветочной клумбы. Дразнившихся близнят Кока пристукнул тазиком, валявшимся на земле.

 – Бежим! Знаю! – вдохновенно воскликнул Мока, указывая рукой в сторону горы Алчак, сам не понимая, куда бежать, и что он "знает". Ребят влекло к морю таинственное непреодолимое стремление.

 По узкой кипарисовой аллее Мока бросился к выходу из лагеря. Кока и Оля с Машей побежали за Мокой. За Машей погнался Валера Соловьёв, очень любивший играться со спичками, отчего из его карманов всегда валил чёрный удушливый дым. Но подскочившая воспитательница крепко схватила Валеру за ухо, не дала ему убежать, сразу вылила на голову опасного поджигателя кружку холодной воды. Чтобы Валера, отсырев, опять не загорелся.

 Стремительно распахнулась и громко хлопнула железная калитка лагерных ворот. Четвёрка бегунов выскочила к морю, на песчаный санаторный пляж.

 Голубое небо переполнялось ласковым золотистым светом. Синее сверкающее море плескалось и шумело. Невысокие белоголовые волны весело накатывались на пустынный берег, с шипением захлёстывая босые ноги детей. "Дельфины!" – вдруг закричала Оля, показывая рукой на ослепительную полоску отражённого в море солнечного сияния. Совсем близко от берега, в зеленовато-голубых волнах радостно прыгала стайка дельфинов. Сверкая влажными спинами, стая быстро проплывала мимо городских пляжей, устремляясь на восток, за выступ отвесной скалы, туда, куда недавно падало солнце.

 – Вперёд! – скомандовал Мока и помчался по мокрому прибрежному песку, по пенистой кромке прибоя вслед за неуловимой стаей. Девочки и Кока бросились за Мокой.

 Стремительно пробежали через пляж санатория "Бурун". Ловко перепрыгивали через ржавые рельсы, на которых стояли поднятые из моря остроносые катера. Чуть не споткнулись о каких-то голеньких малышей "пёкших" вкусные пирожки из сырого песка. Скоро разведчики оказались на каменистой тропинке, вьющейся у моря, ведущей к подножью грозной скалы. Огромная гора отвесно поднималась к небу, опасны нависая над головами ребят. В воздухе летали, тревожно крича, длиннокрылые чайки, с шипением проносились вёрткие ласточки.

 Острые камни больно кололи ноги. Дети перешли на осторожный медленный шаг. Узкая тропинка петляла между громадными каменными глыбами, в беспорядке разбросанными на пустынном морском берегу. Безлюдное месте выглядело как поверхность иной таинственной планеты. Перепрыгивая с камня на камень, обходя крупные скальные обломки, разведчики упорно прибирались вперёд, сами же зная куда их влечёт. Дельфины, за которыми погнались ребята, исчезли, словно призрачный мираж. Изумрудное море плескалось, шумело рядом, но пройти к воде мешали непреодолимые каменные завалы. Раскаленный огненный шар солнца поднялся выше – стало припекать обнажённые спины мальчиков. Кока заныл, что хочет искупаться. Маша сказала, что желает пить, и , вообще, в лагере будут беспокоиться. Вдруг тропинка, по которой шла группа, исчезла. Дорогу преградил огромный похожий на пирамиду, камень. Мока на четвереньках полез по наклонной грани глыбы. За Мокой на верхушку пирамиды стали карабкаться Оля, Маша и Кока. Мока первый достиг вершины. За камнем Мока вдруг увидел... Такое, чего ещё никогда не встречал. Мальчик очень испугался, втянул голову в плечи, залёг, словно в него целились из пушки. Снизу к Моке подползла Оля, схватила босую пятку мальчика, чтобы быстрее подтянуться наверх. Мока струсил и лягнул Олю ногой по зубам. От удивления и испуга Мокины глаза странно расширились, стали похожи на огромные велосипедные колёса. Если бы к этим колёсам приставить педали и руль, – получился бы отличный глазной велосипед! Сам Мока мог бы на нём отлично покататься!

 Изумлённые расширившиеся Мокины глаза встревожили Олю. Оля вскрикнула и кубарем скатилась с камня на головы Коки и Маши.

 – Что такое?

 – Почему? – не понимали стукнувшиеся лбами разведчики.

 – Тихо! Стойте! – весь бледный от изумления Мока подавал загадочные знаки руками и ушами.

 – Что там?

 – Не пугай!

 – Ты всё спокойно объясни! – кричали снизу Оля и Маша.

 – Там! Там! Ого! О-о-о! – от волнения Мока лишился дара речи и стал , передавать свои впечатления жестами: замахал руками, словно пропеллерами, вдруг ногой почесал у себя за ухом, будто кот. Было непонятно, откуда у Моки появилась такая необыкновенная гибкость.

 – Надо убегать, пока не поздно, – сказал Кока, потирая ладонью шишку на лбу. Не сумев ничего толково объяснить друзьям, Мока от них отвернулся и стал что-то высматривать за камнем. Любопытная Оля вскарабкалась вверх и легла на горячий бок скалы рядом с Мокой. Теперь из-за края скалы выглядывали две удивлённые детские физиономии.

 Ещё одно предупреждение робкому читателю!

 Мы оказались в опасном месте. Если кто-то несмелый продолжит книжку читать, он может от страха свалиться со стула и набить себе шишку на лбу. Поэтому пусть лучше мама продолжает читать. А самому робкому школьнику можно спрятаться в шкаф или под кровать. Под кроватью тоже всё слышно отлично. Если в укрытии будет боязно, разрешается прикрыть голову тазиком или кастрюлей. Только не надо хватать кастрюлю с борщом или киселём...

 Итак, все спрятались? История продолжается.

 Бимба

 На пустынном берегу среди бесформенных камней стоял таинственный серебристый аппарат, похожий на яйцо. Механизм имел сферическую стеклянную кабину с четырьмя пустыми пилотскими креслами /лётчики, наверное, были невидимками или спрятались под сиденьями/. На прозрачном куполе кабины крепился никелированный шар, ярко блестевший на солнце. На нижней металлической половине аппарата располагались круглые телекамеры внешнего обзора. Они умели светить как прожекторы, но сейчас были выключены, темны и неподвижны. Сверкающее яйцо стояло на четырёх железных перепончатых лапках, похожих на утиные, являвшихся треугольными инопланетными колёсами!

 Спрятавшиеся за камнем Мока и Оля изумлённо таращили глаза на неведомое чудо.

 – Что это? – к Моке подползли Маша и Кока.

 – Это космическая летающая тарелка, – первым догадался Мока.

 – Это не тарелка, – заспорил Кока, – тарелки плоские. А это на пузатую дыню похоже.

 – Сам ты дыня! – Оля шлёпнула Коку ладонью по лбу и потребовала, чтобы он не высовывался и соблюдал секретность, необходимую при встрече с инопланетными звездолётами.

 Кока обиделся и решил доказать девчонкам, что они не разбираются в летающих тарелках. Кока кубарем скатился с вершины пирамиды и решительно направился к сверкающему таинственному аппарату. Сделав несколько шагов по горячим камням, мальчик на секунду исчез, словно в невидимку превратился. Сам не заметив своего исчезновения, Кока продолжал подкрадываться к загадочному звездолету. Кратковременная пропажа мальчика встревожила его друзей. Маша крикнула ,чтобы Кока был осторожнее.

 Отважный мальчик смело подошёл к угрюмой летающей тарелке и осторожно заглянул в просторную кабину аппарата. Широкие, обтянутые коричневой кожей кресла были пусты. Приборная доска машины со множеством непонятных датчиков и компьютеров безмолвствовала, на ней не мигал ни один огонёк. По стенам кабины располагались высокие белые шкафы, похожие на холодильники.

 Мока не захотел оставаться с девочками в укрытии. Он быстро прискакал к Коке и стал вместе с другом изучать странное сверкающее яйцо.

 – Нет руля. Значит, машина поломана, – с видом знатока автомобилей заявил Кока.

 На железном боку аппарата, между двумя фарами появился розовый треугольный динамик, похожий на смешной маленький ротик и пискляво возразил:

 – В твоём организме тоже нет руля. Значит, ты тоже поломанный.

 Кока и Мока подпрыгнули от удивления. Они не понимали, кто разговаривает. Кока наклонился и заглянул под плоское днище машины. Но обнаружил там только ржавую консервную банку и кусок старой, присыпанной песком газеты.

 – В машине кто-то прячется, – Мока шлёпнул ладонью по толстому стеклу кабины.

 На стальном боку аппарата открылась круглая заслонка, из неё с протяжным комариным звоном выдвинулась железная рука и влепила Моке увесистый подзатыльник. Бац! Мока кубарем покатился по земле. Увидев, что начинается раздача подзатыльников, Кока побежал, но споткнулся и упал, задрав ноги к небу.

 Сначала Мока обиделся на яйцеголового драчуна, но любопытство оказалось сильнее. Мальчик поднялся с четверенек, потёр ладонями ушибленные коленки и снова подошёл к летающей тарелке.

 – Ты чего дерёшься? – спросил Мока, гневно шевеля ушами.

 – Ты первый начал, – отвечала машина приятным девчоночьим голоском.

 – Я легонько стукнул…

 – И я легонько, – робот показал мальчикам свою ладонь с пятью гибкими стальными пальцами.

 Растерявшиеся земляне не знали, о чем говорить с настоящей летающей тарелкой. Ребят не учили этому в школе.

 – Почему у тебя рот на боку? – поддержал вежливый разговор Кока, указывая пальцем на розовый подрагивающий динамик.

 -Я секретный космический робот Бимба. Поэтому динамик может быть на боку или на колпаке. Главное, чтобы это было удобно технически. В звездолёте что-то пискнуло, щёлкнуло. Тонко зазвенел невидимый моторчик. Из корпуса машины выдвинулась вторая железная рука. Изогнувшись, руки робота просунулись в квадратный люк на боку аппарата и достали оттуда много конфет в блестящих обёртках.

 – Угощайтесь. – Бимба протянула одну горсть конфет мальчикам, а вторую руку со сладостями вытянула на метров двадцать к девочкам, прятавшимся за камнем.

 Разворачивая хрустящие обёртки вкусных космических конфет, мальчики несколько раз обошли странного робота, внимательно его разглядывая.

 – А руки почему разные? – Кока засунул в рот сразу три конфеты.

 – Мои манипуляторы могут вытягиваться на любое расстояние. Могут выдвигаться за горизонт и доставать до звёзд, – похвалилась Бимба. Двадцатиметровая левая рука робота со свистом втянулась в корпус. Теперь у Бимбы было два одинаковых манипулятора, метров по пять каждый.

 Увидев, что раздают бесплатные подарки, девочки выбрались из укрытия и осторожно подошли к роботу.

 – Где вы конфеты берёте? – Маша с любопытством разглядывала летающую тарелку.

 Бимба рукой указала на незаметный квадратный люк у себя на боку, прикрытый блестящей бронированной заслонкой.

 – Здесь, справа есть глубокий железный карман, через который мои руки выходят к другим галактикам. Конфеты я достала в далёкой шоколадной галактике ЮЮ-83. Там у них всё шоколадное – звёзды, планеты, деревья, облака, моря...

 –Понятно, – крякнул Мока, которому ничего не было понятно. Земляне с почтительным восхищением разглядывали удивительную летающую тарелку, дарящую конфеты. Звеня металлом, Бимба прошлась по берегу на смешных утиных лапках, поприседала, размахивая руками, помочила стальной животик в плещущих волнах – робот делал утреннюю зарядку.

 Кока тоже не терял времени даром. Он сел на тёплый камень и засунул в рот сразу пять больших шоколадных конфет. Кокины раздутые щёки стали больше самого Коки, их можно было видеть, стоя за спиной сладкоежки. Конфеты во рту мешали говорить, но мальчик продолжал умную беседу с роботом, считая, что с инопланетянами всегда надо рассуждать о Важном и Значительном.

 -Аф-фжде тафж-дые аффшины афж-шужпают? – с трудом проговорил Кока, жуя шоколад.

 Оля удивлённо посмотрела на мальчика, подумав, что он заговорил на иностранном языке. Но Бимба сразу поняла неразборчивые слова, потому что умела читать мысли. Кока спрашивал: "А где такие машины выпускают, что конфеты дают?".

 Бимбины тайны.

 Солнце поднялось выше. Близкое море успокоилось. Дети сели на круглые камни около летающей тарелки, стали внимательно её слушать.

 – Меня построили ещё до создания всех ваших планет, звёзд и вашей Вселенной, – робот ковырнул землю железной треугольной лапкой.

 – ???

 – Гм? – удивлённый Кока свалился с камешка. А у девочек глаза стали круглые, словно бублики.

 Поджав лапки, Бимба опустилась плоским днищем на горячую прибрежную гальку.

 – Я обыкновенный робот-разведчик. Но раньше, 18 миллиардов лет назад я своими руками помогала зажигать первые звёзды в космосе, лепить первые планетки... Меня построили для тяжёлой работы в галактиках. Я летаю от звезды к звезде. Смотрю, чтобы они хорошо светили, не взрывались. Я давно наблюдаю за вашей Землёй. Могу рассказать кое-что из её истории.

 Дети радостно запрыгали вокруг железного инопланетянина, требуя увлекательных историй и прохладной газировки: очень хотелось пить от жары. Бимба достала из люка в корпусе целый ящик сладкой шипучки и поставила его на камень перед землянами. Дети принялись с удовольствием пить искрящуюся воду.

 Бимба продолжала рассказ.

 – Было интересно оказаться на Земле около 100 миллионов лет назад. В те доисторические времена на вашей планете было неуютно.

 Я приземлялась при плохой видимости в жарких влажных тропических лесах. Упала среди огромных папоротников, в топкое змеиное болото, на голову спящему динозавру. Отскочила от головы чудища, шлёпнулась в липкую болотную тину. Дракон проснулся, увидел меня, поднялся, будто громадный портовый кран, и страшно заревел. Я ему вежливо говорю: "Здравствуйте, уважаемый, Динозавр! Привет от высших Космических миров! Давайте сделаем что-нибудь полезное для вашего болота!" Но необразованное чудище разговаривать со мной не захотело, стало зубастую пасть разевать и за мной гоняться. Широким пузом высокую волну перед собой гонит. Длинным хвостом толстые деревья, словно спички, ломает. Одним словом, глупый, дикий ящер повстречался. Он умел только реветь и драться – важнейшие признаки отсталости.

 Интересного разговора с динозаврами не получилось. Улетела я тогда с Земли расстроенная. Доложила Главному Совету, что на Земле живут только грубые невоспитанные ящеры, не желающие учиться и совершенствоваться. Совет постановил: земное Солнце погасить, чтобы не тратить зря световую энергию на глупые миры, океаны испарить, атмосферу заморозить в лёд. Но потом передумали, дали Земле новый шанс, заселили планетку более разумными душевными существами...

 Земляне, сидевшие на камнях рядом с Бимбой, внимательно слушали грустную историю про дракончиков. Конфет не хотелось: объелись, перемазали руки и лица шоколадом. Но прохладную шипучку пили с удовольствием.

 – Теперь понятно, почему динозавры вымерли, – всплакнула Маша, которая всех жалела.

 – Они остались живые, – сказала Бимба. – Их переселили в центр вашего солнца для переплавки. Несовершенные характеры дракончиков со временем улучшаться, станут чуткие и возвышенные.

 Щурясь изо всех сил, прикрывая глаза ладонями, юные земляне посмотрели на ослепительное солнце в небе – глаза детей начали слезиться от нестерпимого света. Ребята увидели извивающихся длиннохвостых огненных дракончиков.

 Бимба продолжала вспоминать.

 Примерно 3 тысячи лет назад я снова посетила Землю. Приземлилась на территории древнего Египта в эпоху строительства пирамид. Опустилась в раскалённой пыльной пустыне. Смотрю, неподалёку изнурённые полуголые рабы на руках таскают тяжёлые каменные плиты. Солнце жжёт. Злые охранники плетьми рабов погоняют. Обессиленные рабочие на горячий песок падают, плачут. Не понравилась мне эта жестокая картина. Я стражников разогнала, забрала их плети, копья и мечи. Для голодных рабов прямо на песке поставила ловкого кухонного робота, который в секунду выпекал тысячу румяных блинов и во все стороны их разбрасывал. Рабы блины ловили, с удовольствием их кушали. Пока был обед, я за полчаса все пирамиды построила, чтобы бессердечные фараоны не заставляли людей на жаре работать...

 – Значит, летающие тарелки пирамиды построили? – спросила Оля.

 – Вот этими руками, – Бимба показала землянам свои сверкающие, отполированные великими трудами стальные ладони.

 – А почему у пирамиды Хеопса верхушка огрызена? – спросил Мока, ездивший недавно с папой в Египет на экскурсию.

 – Мы их не грызли. Наверное, молнии пирамиду побили. Забыла тогда поставить громоотвод...

 После этого грандиозного строительства лукавые жрецы долго по берегам Нила бегали, рассказывая народу, что они сами пирамиды строили. Предлагали мне у них работать. Спрашивали о моих секретах. Одному совестливому жрецу я открыла несколько важных космических тайн. Их потом записали иероглифами на стенах гробниц фараонов.

 – И вот, – продолжала Бимба, бросая легкие камешки в море, – спустя З тысячи лет я снова на вашей удивительной голубой планетке. Я вижу много перемен. Но мне не нравится, что воздух и вода на Земле сильно загрязнены. Прекрасные леса безжалостно вырублены, словно их зловредная тля поела, – стеклянные объективы глубоких Бимбиных глаз строго посмотрели на детей.

 – Это не мы!

 – Это взрослые дяди деревья вырубают!

 – Взрослые балуются, а мы отвечаем, – оправдывались юные разведчики. Бимба задумчиво постучала железной лапкой по плоскому камню, на котором сидели мальчики.

 – Мы, летающие тарелки, иногда не понимаем ваших взрослых. Взрослые дяди ведут себя, как дети. На земле много драчливости...

 Кока толкнул локтем Олю в бок и закричал:

 – Оля постоянно дерётся и бьёт всех мальчиков!

 Оля разозлилась, схватила Коку за нос и покрутила нос, словно протекающий вентиль. Вместе с носом, будто пропеллер, завертелся весь Кока. Чуткие радары робота засекли повышение злого излучения драчливости. Желая прекратить ссору, Бимба растащила проказников в стороны, полила их газировкой из бутылки, чтобы Кока и Оля остыли.

 – Земляне – самые опасные драчуны во Вселенной, – сказала Бимба. – Я жалею, что при вашем приближении не превратилась в невидимку...

 – В невидимку? – удивились дети. Медленно прохаживаясь по влажным прибрежным камням, Бимба объяснила:

 – Проводя наблюдения за землянами, я включаю Блокировку Видимости, то есть становлюсь невидимой. Тогда удобно следить за всеми вашими проказами, можно незаметно щёлкнуть шалуна пальцем по носу или вылить ему на голову ведро холодной воды. Хулиганы не знают, что все их плохие поступки секретно записываются тайными телекамерами. Потом проказник обязательно наказывается через неотвратимые неприятные случайности.

 Маша и Оля возмутились, замахали руками.

 – Это некрасиво – за всеми подглядывать!

 – Если вы у себя в огороде посеяли морковку, будете ли вы следить за своей грядкой? – спросила летающая тарелка, сверкая фарами.

 – Будем... – Маша захлопала ресничками.

 – Но ваша Земля для нас та же космическая грядка. Только круглая. Несмышлёное земное человечество специально посеяно на этой маленькой грядке для важного космического эксперимента... Загадочные Бимбины слова очень удивили землян. Кока, разволновавшись, снова слетел с камешка. А Мока с Олей, незаметно переглянувшись, решили повнимательнее присмотреться к железному инопланетянину, чтобы лучше узнать тех, кто наблюдает за жителями Земли. Опытный разведчик Бимба заметила это, но виду не подала.

 Летающая тарелка приглашает путешествовать.

 Пузатый инопланетянин понравился землянам. Дети ходили вокруг робота, нежно гладили его руками, спрашивали об устройстве стеклянных глаз разведчика. Оказалось, некоторые телекамеры Бимбы работали как телескопы. Они прекрасно видели издали любой мелкий предмет. Например, Бимба могла бы рассмотреть каждую Машину ресничку даже если бы девочка находилась на Луне. Другие фары машины являлись микроскопами, позволяя роботу разглядывать мелкую живность: маленьких букашек и козявок, невидимых микробов и вирусов. Бимба постоянно встречала знакомых микробов, среди которых у неё были очень хорошие друзья. А к вирусам инопланетянин относился с ещё большим уважением, обнимаясь и даже целуясь с ними. Бимба объясняла, что жизнь в космосе начиналась с этих мужественных ребят.

 Когда Бимба похвалилась, что умеет летать быстрее света, Оля стала доказывать, что такого не бывает. Оля всегда всем перечила, потому что любила спорить. Как-то в школе она с учителем русского языка поругалась, доказывая, что он не знает суффиксов. Бедный учитель тогда заплакал, жалобно поблескивая лысиной.

 Олино недоверие смутило робота. Латающая тарелка предложила ребятам поскорее лететь в космос, чтобы показать им свою способность мчаться быстрее света.

 – Ура! Летим! – забегал вокруг робота радостный Кока.

 – Двери открывай! Посадка начинается! – бросился к звездолёту Мока.

 Девочки тоже обрадовались приглашению, но вели себя спокойнее мальчиков, не подпрыгивали выше летающей тарелки. Оттого, наверное, что девочки – самое плавное, мягкое, ласковое Космическое Изобретение.

 – Вы полетите в трусиках? – спросила Бимба у полуголых мальчиков, одетых только в плавки.

 Осмотрев свои загорелые ноги, Кока и Мока поняли, что серьёзный космонавт не может быть раздетым. Мока спросил:

 – Можно выдать какую-нибудь одежду для полёта?

 – Могу дать любую, – сказала Бимба.

 Из волшебного люка в корпусе робота, каждый получал такую одежду, какую заказывал.

 Мока, очень любивший цифру "8" за её приятную округлость, потребовал синий спортивный костюм, с нарисованными восьмёрками на груди, спине и рукавах. На голову Мока надел синюю шапочку с длинным пластмассовым козырьком, на ноги – полосатые спортивные тапочки.

 Маша мечтавшая стать врачом, чтобы всех лечить, оделась как врач – в белый халатик, белую медицинскую шапочку. Через плечо повесила аптечную сумочку с красным крестиком, в которой лежали йод, липкий пластырь и градусник.

 Оказалось, при встрече с настоящей летающей тарелкой некоторые капризные девочки начинают требовать дорогих удивительных подарков. Задрав остренький носик к небу, Оля вдруг заявила, что она в будущем обязательно станет принцессой. Поэтому, объяснила Оля, надо с детства красиво одеваться. Модница нарядилась в роскошное алое шёлковое платье, надела изящные золотые туфельки, нацепила на пальчики дорогие алмазные перстни, а голову украсила сверкающей золотой короной. В новом наряде Оля выглядела прекрасной царицей.

 Мальчики, посмотрев на ослепительную красавицу, стали закрывать глаза и возмущаться:

 – С очень красивой девочкой нельзя путешествовать!

 – Придётся только на неё смотреть, а самого путешествия не увидишь!

 – Хорошая конфета должна быть красиво упакована, – гордо отвечала Оля, прохаживаясь перед мальчиками грациозной походкой балерины. Видя, что Бимба выполнила все Олины капризы, Кока тоже потребовал для себя приличную одежонку.

 – В космосе нас ждут грозные опасности, – шмыгнув носом проговорил Кока. Поэтому давай мне, Бимба, такой крепкий скафандр, чтобы он был Непробиваемый, Неразрываемый и Несгораемый! И чтобы шлем был из бронестекла!

 Бимба сразу догадалась, что хочет мальчик. Помахав немного руками в воздухе, заявив, что осторожность – начало мудрости, Бимба выдала Коке ярко-оранжевый скафандр с великим множеством карманов и замков. Кока с радостью впрыгнул в новый костюм. Бимба навинтила на голову космонавта шарообразный стеклянный шлем с открывающимся лицевым щитком, довольный Кока сразу начал проверять содержимое своих карманов. Летающая тарелка знала, что мальчики любят таскать с собой разные полезные мелочи. Поэтому Бимба положила в карманы нового скафандра кривые ржавые гвоздики, старые монетки, огрызки яблок, катушки с нитками, мятые фотографии каких-то поросят, непонятные инопланетные деньги и твёрдую несъедобную грушу, которую было невозможно укусить – она была восковая.

 Коку порадовали богатства просторных карманов. Но разведчик усомнился в прочности скафандра.

 – Правда непробиваемый? – недоверчиво спрашивал Кока, ковыряя ногтем блестящую ткань скафандра на коленках.

 

  Полностью роман можно прочитать по адресу

 http://proza.ru/avtor/bimba1

 




Роман

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 68 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр
E-mail(abelino@inbox.ru)