Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Илионская Токката

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Глава 4

 

 

  Илионская токката

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Говоря о древних высокоразвитых цивилизациях конца Неолита, начала «Бронзового века», не упомянуть про Трою, как составную часть Эгейского мира просто невозможно. Минойская цивилизация была огромна и не ограничивалась только одним Критом. Она занимала промежуточное положение между Севером и Югом, удачно контролируя товарообмен между Египтом, южной Месопотамией и Великой Скифской империей, или если говорить греческим языком – Гипербореей. Мы же называем их Киммерийскими, Трипольскими, Майкопскими и прочими культурами. Ну и конечно Фракией или Варненской провинцией. Впрочем, не важно как называлась Россия, но она была. Все Средиземное море было во власти минойской империи. Крит располагался слева, а Троя справа на побережье Малой Азии. Ни один торговый корабль не прошел бы мимо одного из этих городов – Кносса или Трои.

  Троя, иначе называемая Илио́н — древнее укреплённое поселение в Малой Азии, у побережья Эгейского моря, недалеко от входа в пролив Дарданеллы. Это город, воспетый в поэме «Илиада», автором которой считается Гомер, считался вымышленным, пока Генрих Шлиман не открыл его миру. События, воспетые Гомером, в нынешнем представлении историков, относятся к крито-микенской эпохе (Троя VII). Народ, населявший Трою, в древнегреческих источниках именуется тевкрами. Судя по материальной культуре древней Трои, тевкры не были греками, однако их верхушка владела греческим языком и нередко брала себе вторые греческие имена (так, царевич Парис был также известен под греческим именем Александр). С другой стороны, хотя в материальной культуре Трои заметно хеттское влияние, тевкры не были также и хеттами, а напротив, враждовали с Хеттским царством. Название тевкры возможно происходит из индоевропейского или хеттского языка - племя, народ. Одним словом народ, а что за народ такой ясности нет и поныне. Ученые умы спорят об этом до сих пор.

 Если будет доказано, что догреческие надписи Кипра (так называемые этеокипрские надписи), обнаруживающие грамматическое и лексическое сходство с этрусским языком, действительно принадлежали тевкрам, тогда тевкров можно будет считать народом, родственным этрускам. Это согласуется с версией о происхождении этрусков из Малой Азии, с которой были согласны почти все античные авторы. В этой связи, напрашивается параллель с легендой об Энее, который со своими людьми бежал из гибнущей Трои на Аппенинский полуостров. Таким образом, он и прибыл в Италию задолго до возникновения там Рима. Впрочем, античные авторы могли и заблуждаться, особенно осторожно следует относиться к высказываниям Геродота. У него было предвзятое мнение к Скифам, да и вообще к северным народам. В данном случае тевкры это как раз и могли быть выходцы с Кубани и Северного Кавказа, мигрировавшие в свое время в Малую Азию. Не секрет, что Минойцы, Иллионцы и даже Египтяне были Европейцами, хотя и располагались в других частях света. Просто принято было считать, что цивилизация ассоциируется только с Элладой, а все кто жили рядом с ней они считали варварами, по той простой причине, что не разумели греческого диалекта. Торю греки тоже считали отсталой провинцией, но с некоторым уважением, поскольку многие Олимпийские боги были оттуда родом. Вернее из Фригии. Чего стоят одни только Куреты, или Дактили, перед которыми преклонялись даже главные боги Олимпа, как например Зевс и Дионис. Так, что Троя это один из крупнейших городов - государств древнего мира входящих в Пятерку ведущих держав того времени. К тому же на примере минойской цивилизации было установлено, какую немаловажную роль в культах этого народа играл бык, который подчас становился основателем целого народа. В связи с эти хотелось бы узнать не было ли, что нибудь похожего и троянцев. Оказывается было.

  А что же сообщают сами мифы об этом городе? Мифы народов мира. Энциклопедия. ( В 2томах). Гл. ред. С.А.Токарев доводит до сведения: « Велика и могущественна была Троя. Основал Трою Ил, правнук сына Зевса Дардана и плеяды Электры. Дардан пришел из Аркадии к царю Тевкру. Тевкр отдал Дардану в жены дочь свою, а в приданное дал ему часть своей земли, на которой и был основан город Дардания. Уж не будущий ли Царьград, столица византийской империи? В таком случае этот город такой же древний, как и Троя. И, по всей видимости, был таким же могучим, что и она. Тем не менее легенда гласит: « Внуком Дардана был Трос, а сыном Троса – Ил. Однажды во Фригии он участвовал в состязании героев и победил их одного за другим. В награду за эту победу получил он пятьдесят дев и пятьдесят юношей. Дал ему царь Фригии также пеструю корову и сказал, чтобы он шел за ней и там, где она остановится, основал город». Вот она и появилась – пестрая корова, священное животное, благодаря которой и был основан город Троя. Великую славу обещал оракул, по словам царя Фригии, этому городу. Пошел он за коровой, она остановилась на холме. Здесь и начал Ил постройку города. Он поднял руки к небу и молил Зевса послать знамение того, благословил громовержец его дело. Утром, выйдя из своего шатра, Ил увидел вырезанное из дерева изображение Афины-Паллады; это и был тот палладий, который и должен был охранять новый город. Во время царствования Ила только та часть Трои была окружена стена, которая находилась на холме; часть же города у подножия холма была не защищена. Стену вокруг этой части города построили Посейдон и Аполлон, которые по велению богов, должны были служить у царя Трои Лаомедонта, сына Ила. Несокрушимую стену построили Посейдон и Аполлон вокруг Трои. В то время, когда герои Греции собирались в поход против Трои, в ней правил внук Ила Приам.

  Таким образом, в период процветания Критской державы эгейская культура распространялась также на побережье Малой Азии, и богатая Троя входила в сферу ее влияния. Собственно это и не отрицают ученые. Н. Бритова также подтверждает подобные предположения: «Центром эгейской культуры был остров Крит. Она захватывала также Кикладские острова, Пелопоннес, где находились города Микены, Пилос и Тиринф, и западное побережье Малой Азии, в северной части которого находилась Троя». Споры о местонахождении Трои велись давно. Так что гипотеза, будто некие руины около Гиссарлыка это и есть «античная Троя», была высказана задолго до Г. Шлимана французом Шуазелем-Гуфье. Археологические изыскания, продолженные Генрихом Шлиманом в 1866 началом активных раскопок, и блестяще завершившиеся в 1873 году открытием клада, установили, что гомеровской Трое соответствует седьмой город из двенадцати бывших на Гиссарлыкском холме. Или девяти не совсем понятно. Вот что пишет по этому поводу Элли Криш: "Генрих Шлиман... нашел в мае 1873 года близ Скейских ворот (таковыми он их ошибочно считал) замечательный богатейший клад... принадлежавший, по его первоначальному убеждению, не кому иному, как гомеровскому царю Приаму. Шлиман и его работа сразу завоевали широкую известность. Но нашлось и немало скептиков, отнесшихся к его находке скептически. Еще сегодня некоторые исследователи, прежде всего американский специалист по античной филологии Д.-А.Трэйл, утверждают, что история с кладом выдумана: Шлиман либо собрал все эти вещи за очень долгое время, либо купил большую часть за деньги. Недоверие было тем сильнее, что Шлиман даже не сообщил точную дату обнаружения клада».

  От самого города мало, что осталось, но его история насчитывает более двух тысяч лет, пережившим немало взлетов и падений, но даже вновь отстроенный он продолжал существовать на одном и том месте, вплоть до своего окончательного падения после Троянской войны. Известно, что в городе были как и полагается крепостные стены и (несохранившиеся) дворцы и храм.

 Основываясь на «Илиаде» и «Одиссее» Гомера и на археологических данных, можно предположить, что в 13 - 12 вв. до н.э. союз ахейских племен с Микенами во главе начал борьбу за обладание Геллеспонтом и побережьем Малой Азии, рис. 4.1. Длительная осада Трои (в течение 10 лет) окончилась победой ахейцев, но обессилила обе стороны. Микенское государство оказалось не вечным. И хотя они достигли определенных успехов, но до минойского уровня они так и не смогли подняться. А участь их была уже предрешена. Около 1200 г. до н.э. микенская культура была сметена новой волной греческих племен — двинувшихся с севера дорийцев, теснимых фракийцами и иллирийцами. Позднее афиняне разграбили и разрушили город. Мифы народов мира. Энциклопедия. ( В 2томах). Гл. ред. С.А.Токарев сообщает: « Поселение Трои (известное в древности чаще под названием Илион), возникшее уже в конце 4 го тыс. до н.э, в силу своего стратегического положения на пути из Средиземного в Черное море неоднократно становилось объектом нападения соседних и отдаленных племен. Разрушение ее в середине 13 в до н.э. в результате войны троянцев и их союзников с объединением Ахейских государств запечатлелось в памяти потомства как крупнейшее событие прошлого. Падение Трои это всего лишь трагическая историческая случайность. И если бы не хитрость и коварство ахейцев им никогда не удалось бы захватить этот удивительный город. По всей видимости, в Илиаде действительно описаны некоторые реальные события. Но преподнесены они амбициозно, отражая симпатии только победившей стороны. Как развивались события по ту сторону баррикад об этом можно только гадать.

 

 

 

  Рис. 4.1 Карта Эгейского мира.

 

  Причем на Гомеровскую Трою могли быть перенесены представления и о ее предшественнике – богатом городе, также погибшем в огне пожара в конце третьего тыс. до н.э. Что тогда произошло на самом деле, не, совсем понятно, скорее всего имело место какое-то стихийное бедствие. Только по этой причине сохранилось так много артефактов. Люди просто не успели унести с собой все самое дорогое, или погибли как в свое время жители Помпеи и Геркуланума от извержения Везувия в 79 году от Рождества Христова. Оба эти города, соседствующие на Неаполитанском побережье, являлись курортными городами, жители которых оказались заживо погребенные под метровым слоем пепла, став жертвами стихии практически в одно и то же время. Нечто похожее могло произойти и с Троей. Тем не менее, хозяин клада обнаруженного Шлиманом, успел-таки сокровища запрятать в кувшин и скорее всего, закопать. Очевидно, он собирался за ними вернуться, но, по всей видимости, судьба его сложилась трагически. С другой стороны, может, это была и хозяйка, потому, что большинство украшений являлись чисто женскими. Но воспользоваться вновь своими украшениями ей так и не пришлось. Если следовать теории цикличности, то такие разрушения Трои, вызванные войной или другими какими-то причинами должны совершаться каждые четыреста лет. Приблизительно с такой цикличностью Троя и воссоздавалась впоследствии заново.

  «Из установления историчности целого ряда сражений за область Троады во втором тыс. до н.э, не следует делать вывод о такой же исторической достоверности описания Троянской войны и ее участников в древнегреческом эпосе, окончательное оформление которого произошло в 8-7 вв до н.э. и отделено от описываемых там событий 4-5 столетиями». Все верно. Греки были великими выдумщиками, что Геродот, что Гомер. Могли все так переиначить, что и не разберешь – где, правда, а где выдумка. При формировании древнегреческого эпоса действовали общие для героической поэзии всех народов законы концентрации действия вокруг единого сюжетного центра и принципы типизации героических образов». Реконструкция показанная на рис. 4.2, скорее всего относится к Трое I или III. Таким образом, Троя VII-A (1300—1200 гг. до н. э.) как раз и относится к Гомеровской, времен царя Приама и воспетой им в «Илиаде». К этому периоду относится знаменитая Троянская война. Но самый большой интерес представляют самые начальные периоды соответствующие Трое I –II. Вот на них-то и стоит обратить самое пристальное внимание. Троя I (3000-2600 гг. до н. э.): Первое Троянское поселение, диаметром 100 м, было застроено очень примитивными жилищами из глиняных кирпичей. Судя по оставшимся следам, оно погибло во время пожара. Интересно, а разве постройки из кирпича, считаются примитивными. Сегодня дома тоже из глиняных кирпичей и что? Они тоже примитивные, вроде нет. Кирпичи у нас правда отожженные, а не сырые. У них же, как утверждают историки они были всего лишь просушены на солнце, как было принято у Шумеров, и у Троянцев тоже. Может так и было на самом деле. Климат у них в конце концов теплый, без снежных зим и дождливой осени, и не прокаленные кирпичи могли бы и сгодиться для строительства. Но таким образом, как бы подразумевается их отсталость и неполноценность. Вроде как умели делать все, а вот прокалить кирпичи почему-то не догадались. По всей видимости историки немного заблуждаются. Тем не менее официально принято считать, что Троя I примитивное поселение.

 

 

 

 

 

  Рис. 4.2. Руины древней Трои. Реконструкция.

 

 Троя II (2600—2300 гг. до н. э.): Следующее поселение выглядит более развитым и богатым, его-то и удалось найти. В 1873 году Генрих Шлиман обнаружил в этом слое знаменитый троянский клад, который состоял из многочисленного оружия, медных безделушек, частей драгоценных украшений, золотых сосудов, могильных плит доисторического и раннеисторического периода. В III тысячелетии до н. э. эта высокоразвитая культура была также уничтожена пожаром. Но цивилизация находилась на столь высоком уровне, что соперничала даже с Египтом и Месопотамией. Это подтверждают ювелирные изделия найденные Г. Шлиманом, ошибочно отнесенные им ко временам царя Приама, хотя они на полторы тысячи лет старше. Но это же время Древнего царства в Египте, жизни царевны Нефертиабет, являющейся дочерью фараона Хеопса (4-ая династия), и жившей Приблизительно в 2590 году до н.э. А также время процветания Городов Ура и Урука у Шумеров. Ювелирных изделий из Египта того периода практически нет. Об их высоком уровне изготовления можно было косвенно судить только по сокровищам из гробницы Тутанхамона. Но это все-таки Новое царство. Как же выглядели фараоны, и их окружение в период объединения Египта в одно государство можно было только гадать. Единственным источником информации могли служить только фрески, но выполненные в канонической форме они создавали не полную картину реальности. К счастью порой случаются и неожиданные сюрпризы. То, что не сохранилось у одних, дожило до наших дней у другого народа, которые существовали в одно время и без всякого сомнения находились в тесном контакте друг с другом. Троянцы жили не хуже египтян периода Древнего Царства. Поэтому предположение о столь же высоком уровне развития в времена Древнего царства и даже раньше, находит самое непосредственное подтверждение в виде женских украшений из Трои. Вот, например какие оригинальные сережки носила одна из обитательниц дворца, рис 4.3.

 

 

 

  Рис. 4.3. Серьга в виде корзиночки с подвесками. Клад А. 2600 – 2200 годы до н.э. Золото ; вес 10,46г; высота корпуса серьги со щитком ( без дужки) 1,35см; ширина 1, 6см; глубина 0,85см; высота нижнего щитка0,25см; длина цепочек с подвесками 7,2 – 7,25см; высота подвесок1,85 – 1,95см; высота чешуйки 0,55-0,6см; толщина чешуек и подвесок 0,02см. Москва. Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина.

 

 Нет никакого сомнения, что этот город наряду со столицей Крита, вел непосредственную торговлю с Египтом, а, следовательно, и произведения двух соперничающих школ ювелирных мастеров становились предметом острых дискуссий у прекрасной половины человечества: чьи серьги лучше египетские или троянские. Вернее сказать, даже не троянские, а эгейские. У обоих были свои достоинства, так, что сделать выбор в пользу того или иного направления было совсем непросто. Заграничное всегда кажется лучшим. Египетские украшения отличались тяжеловесностью и чрезмерной деталировкой, особенно это относится к серьгам, так как мочки ушей необходимо прокалывать не еле заметными проколами, а весьма существенными отверстиями, не добавляющими красоты женскому лицу – так называемые «туннели». Но оригинальности в конструктивном исполнении им было не занимать. А что касаемо инкрустации изделий камнями, равных им не было. Троянские изделия более легковесны и вполне современны. К тому же очень скромно представлена продукция украшенная камнями. Их практически нет. Только изделия из металла. Но насколько они оригинальны! И в самом деле, вот например великолепные золотые серьги в виде корзиночки с подвесками, относящиеся к середине III тыс, до н.э, Или вариант «корзиночки», но без подвесок. Удивительная по красоте серьга. Казалось бы, сюжет композиции незатейлив, но, сколько он может рассказать. Филигранная техника представлена на этом изделии на тысячу лет раньше, чем у лучших образцов египетского ювелирного искусства эпохи Нового царства Египта. Зернь присутствует в таком объеме, что можно с уверенность говорить о довольно обыденном техническом приеме для троянских мастеров. Шарики одинакового размера очень умело, даже по нашим меркам припаяны горячей пайкой между двух перегородочек, в виде продольных спаренных проволочек. Корнеры образуют декоративный узор, подчеркивающий, казалось бы, обычную хозяйственную корзинку, предназначенную для походок на рынок за продуктами. Но даже здесь наблюдается очень оригинальный дизайн. Сумочка из коллекции высокой моды Неолита, должна была гармонично дополнять элегантный костюм состоятельной троянской дамы. Может быть, ей как великосветской леди и не полагалось ходить за продуктами, но косметику она вполне была способна носить и сама. В руках обязательно должно что-нибудь находиться, лучше, если это будет элегантная дамская сумочка, рис. 4.4.

 

 

 Рис, 4.4. Серьга в виде корзиночки. Клад F. Золото; вес 6,66; высота корпуса серьги со щитком без дужки 1,6 см; ширина 1,78см; глубина 0,99см; толщина0,04 см; высота нижнего щитка0,27см. Москва. Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.

 

 Оказывается, хозяйственные предметы могут иметь двойное предназначение. Только троянские мастера решили, что дамская сумочка вполне уместна не только в руках прекрасной дамы, но и в ушах, в виде сережек. Фантазия древних мастеров не знала границ. Чья это была идея, самого мастера или заказчика, не ясно. Может быть, это была своего рода шутка. Но одно можно сказать с уверенностью - затея эта удалась. Серьги получились красивыми, нарядными и оригинальными. Вполне традиционный подход современной женщины к своим туалетам. Женщина всегда остается женщиной, в какие бы времена она не жила. Всегда хочется чего-нибудь оригинального, такого чего не было бы у других, только в этом случае можно сохранить свою индивидуальность. Так было всегда, ныне, присно и во веки веков. Как это не парадоксально, но женская психология не изменилась за тысячелетия, и оставалась такой как сто лет назад, так и все десять тысяч лето тому назад – как в Неолите, так и в Палеолите тоже. Если Неолит предстает перед нами в таком неожиданном ракурсе – то, какой же это каменный век. Язык не поворачивается назвать их первобытными – это свободное демократичное общество, где не было никакой цензуры и ограничений для раскрытия любых талантов. Люди были абсолютно такими же как и сегодня – те же потребности и те же желания. Ювелирные украшения как раскрытая книга и могут рассказать о многом, не только о времени в какое они были созданы, но и о хозяйке, или хозяине носивших их.

  Однако заказчик всегда прав и во все времена, что заказал, то и получил – хороший ювелир изготовит все что угодно, был бы инструмент. А инструмент в древней Трое был. И судя по всему железный и хорошего качества. Только с использованием всего арсенала современного ювелирного оборудования можно создавать такие шедевры. В данном изделии присутствуют и прокатанный лист, и волоченная проволока и зернь. Филигранная техника для них была рядовой операцией. Зернь, которая как раз и относится к одной из разновидностей этой техники, присутствует на большинстве женских украшений. Серьги в форме луковицы или лодочки очень изящны и так же выполнены с использованием Зерни, рис, 4.5. Обращает на себя внимание, как добротно сделан замок. Крючок представляет собой конус. Один конец очень толстый и массивный надежно припаян толстым слоем припоя с одной стороны лодочки. Другой же конец напротив сделан под конус, и тонким окончанием защелкивается в свободное отверстие корпуса. Замок что ни на есть самый простой – крючок просто отводится в сторону и вставляется в отверстие. Не исключено, что они ко всему прочему еще и пустотелые. Это не царские украшения. Троянские серьги, скорее всего, принадлежали обычной женщине из народа, служанке, гувернантке или прачке. Но точно такие, же серьги мы встречали и у скифов.

 

 

  (а) (б)

 

 Рис, 4.5. (а) Серьги в форме луковицы с зернью. Клад D. Золото, вес 3,23г, 3,71г; диаметр 1,67 см, 1,64см, ширина дольки максимальная 0,33см, 0,29 см; толщина 0,52см, 0,61 см; диаметр дужки 0,1см, 0,11 см.

 

 (б)Серьга двудольчатая граненая, украшенная Зернью по ребрам и граням. Клад А. 2600 – 2200 годы до н.э. Золото , вес 8,84г, сохранилась высота 1,6 см; ширина полукольца максимальная 1,08см; диаметр дужки 0,13 см; толщина долек максимальная 0,62 см.

 Москва. Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.

 

 Только окончания лодочек были выполнены в виде головы дракона. И серьги были не золотые, а серебряные, но точно с таким, же филигранным узором. Как будто делал один и тот же мастер. Просто удивительно как секреты ювелиров, передаваясь из поколения в поколение, находят свое продолжение за тысячи километров от Трои, на Кубани, или вообще в Сибири. Вывод напрашивается сам собой - это один и тот же народ. Не может быть никаких совпадений. Одна и таже ювелирная школа, значит один и тот же народ обитал в Северном Причерноморье и на побережье Троады. Значит, после падения Трои они мигрировали на свою историческую родину, и вовсе не растворились бесследно среди соседних племен. И хотя царского в них ничего нет, но присутствие зерни, говорит о широком применении филиграни для вполне рядовых изделий. Ювелиры даже не высокого класса и их ученики уверенно владели этой техникой. Она не представляла для них никакого секрета. То, что казалось ранее чем-то немыслимым для этрусских фибул, не являлось непосильной задачей для троянских мастеров за две тысячи лет до них. Обычные горожанки почти все носили золотые изделия, выполненные в филигранной технике. Недостатка в мастерах тогда судя по всему, не было. И город был настолько богат, что золота было очень много. Наверно каждый уважающий себя гражданин просто был обязан носить что-нибудь золотое, особенно женщины. Вот и мнение экспертов совпадает с нашей точкой зрения – пайка известна очень давно. И совсем не факт, что она придумана Шумерами, рис. 4.6. Как видно троянские мастера были также знакомы с подобной технологией. Ну, естественно, если знакома пайка, тогда можно осваивать и филигрань. Филигрань, в виде «елочки», горячая пайка, волочение, прокат, это все современные понятия. Но эти определения оказывается характерны не только в наши дни, но и для эпохи Неолита. Все было известно уже в начале третьего тысячелетия до Рождества Христова. По крайней мере для троянских мастеров это были не абстрактные понятия, а повседневная реальность.

 

 

 Рис, 4.6. Браслет из четырех спаянных колец. Фрагмент. Клад А. 2600 – 2200 годы до н.э. Золото; вес 21, 72г; диаметр 6,1; ширина 0,65 – 0,67 см. Москва. Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.

 Браслет замкнутый из четырех спаянных проволочных колец, из которых наружные –гладкие, круглые в сечении, а внутренние – из крученой проволоки, образующий орнамент типа «елочки» Между кольцами местами имеются нарушения швов пайки.

 

 По В.И Марченкову известно: « Эффект елочки создают две лежащие рядом веревочки со спиралью, направленной в разные стороны. Если по эскизу елочка имеет сложный изгиб, то веревочки спаивают между собой заранее, если же она лежит прямо или с незначительными изгибами, то их совмещают в процессе набора филиграни». Только в данном случае скручивалась не «веревочка», а полоска или проволока с квадратным сечением, получаемая в валках с профильным сечением. Все это хорошо, одно только должно смущать именитых ученых - как же быть с датой изготовления браслета, определенной как 2600 – 2200 годы до н.э? Это что отличительная черта переходного периода от Неолита к «Бронзовому веку». Полное недоразумение. И разъяснений никаких не слышно. Кольцо, тем не менее, очень сложное по своему исполнению. Для его изготовления использовались волоченная проволока, и затем прокатанная в полосу или квадрат и, скрученная в виде спирали образует так называемую «елочку». Затем вся эта конструкция пропаивается золотым припоем. В результате изделие получается ажурным и легковесным. Браслет выглядит довольно изысканно и утонченно. Высокий класс его изготовления, ставит троянских мастеров в один ряд с лучшими школами современного ювелирного искусства. То, что имеются нарушения пайки, нисколько не умоляет достоинства этого браслета и лишний раз подтверждает непревзойденное мастерство древних ювелиров. На самом деле; где только не побывал этот браслет за пять тысяч лет. И какие только могучие мужские руки не хватали его вместе с нежной женской ручкой. Не многие изделия современных мастеров выдержат грубую мужскую силу и не разойдутся по швам, когда их сжимают железной хваткой, или пытаются разрубить мечом в припадке ярости. Сравнение с современными украшениями, скорее всего, будет не в пользу последних.

  Кому же принадлежал этот браслет? Его могла носить любая знатная дама, и например Кассандра. Тогда становятся понятно, почему у него обнаружены некоторые механические повреждения. В сказании о последнем дне великого города подробно описана сцена борьбы, в которой мог пострадать этот браслет: «Дочь Приама, вещая Кассандра, искала спасения в святилище Афины Паллады. Припала Кассандра к статуе Афины, обняв изображение богини. Грубо схватил ее Аякс и с такой силой рванул от статуи, что упала на пол священная статуя и разбилась. Разгневались на Аякса греки, разгневалась и великая богиня. Впоследствии жестоко отмстила она за это Аяксу». Эта та самая статуя так называемый Палладий, которая являлась символом города. Кассандра так крепко держалась за ее, что отлетела вместе с ней, когда ее схватил Аякс. Понятно, что при таких динамических нагрузках, погнется даже железо, не говоря уже про золото. Если он с такой силой рванул на себя Кассандру, то, что же осталось от ее браслета? Он был просто обязан развалиться на куски, но он устоял. Вот это были мастера, вот были, какие замечательные припои, выдерживающие нагрузку в 500 килограмм. Что будет с современным браслетом, можно догадаться и без подсказки. Он не выдержит таких механических нагрузок. Испытаний на растяжение и скручивание он не перенесет. Показатели его будут значительно ниже, чем у троянского предшественника. Это все конечно мифы, но доля правды в них есть. Потому, что браслет никакой ни мифический, а вполне реальный. И носила его обычная земная женщина, а не вымышленный персонаж. В связи с этим несомненный интерес представляет то, как же выглядела обладательница подобного браслета, на самом деле. На Крите остались хоть какие-то изображения на фресках, дающие представление о внешнем облике критянок. В древней Трое практически ничего, кроме украшений. И только некоторые скульптурки могут рассказать об древних обитательницах этого удивительного города. И тогда становится понятно, что троянская мода практически такая же, как и минойская. За полторы тысячи лет от Трои II до катастрофы на Крите сильных изменений в одежде и в украшениях не произошло. За это время она не претерпела существенных трансформаций. Что в столице, то и на материке одинаково. Практически та же одежда и прически, во всех уголках великой империи. Впрочем, по - другому быть и не должно – что диктует столица, то перенимает и провинция. Только не совсем понятно, где столица, а где провинция, потому что Троя нисколько не уступала Криту в своем развитии. Скорее всего, она была индустриальным центром, особенно не претендуя на ведущую политическую роль в регионе. Да и сырья на материке гораздо больше чем на Крите. Куда его постоянно приходилось доставлять с материка. Хотя, минойцев это обстоятельство, судя по-всему, нисколько не смущало. Троя же стояла на самом материке, и месторасположение ее было весьма удачным. С одной стороны совсем недалеко на анатолийском нагорье находились древние центры металлургии, например Чатал-Гуюк, а также регионы Северного Кавказа. С другой стороны торговые пути через Дарданы, Византий, Фракию и дальше к Великому Северному соседу, у которого было все: и зерно и металл, а также специалисты высокого профиля, у которых было чему поучиться. Майкопский центр как раз и находился именно там. Торговля процветала во всем регионе и Троя контролировала все передвижения товара. Город стоял весьма удачно, и других объездных путей по близости не было, так, что вся торговля между севером и югом проходила через нее. Морской путь самый короткий, к тому же малоазийское побережье было столь плотно заселено, что люди просто вынуждены были поддерживать какие-то отношения с соседями. Взаимный обмен осуществлялся во всех областях культуры, торговли и техники. Поэтому нет ничего удивительного в том, что жители огромного региона были в курсе событий, происходящих по ту сторону эгейского моря. Представительницы прекрасного пола внимательно отслеживали все новые течения на столичных подиумах высокой моды Кносса. Трояно - минойская мода по своему уникальна и неповторима в ней никакого сходства с египетской и шумерской, хотя некоторые исследователи считают ее восточным повторением. Людмила Кибалова сообщает нам: «Микенская мода вложила в женскую одежду понятие так называемого женского очарования — подчеркивание бедер и таза, тонкой талии, бюста. Она создала женскую моду с точки зрения натуралистического взгляда на мир. С точки зрения воплощения в расцветке тканей буйной растительности — лиан и вьющихся растений — и морских волн, что в полной мере получило свое дальнейшее развитие в возникшем много позднее модерне». Очевидно, надо дополнить – не только микенской, но и в первую очередь минойской и троянской. А, то, что их мода явилась предтечей модерна, или моды XX века, с ней можно полностью согласиться. У них вполне современная одежда, даже по нашим меркам. Одна Империя, один и тот же стиль. Причем, стиль весьма необычный, никак не соответствующий началу третьего тысячелетия до Рождества Христова. Итак, налицо полная идентичность троянского и минойского стилей. Все это происходило, до момента гибели их цивилизации, после землетрясения на Тире. Вслед за этим начинается упадок минойской цивилизации. И хотя процесс распада происходил не сразу, своего былого величия Крит так и не достиг. Но государство было настолько мощным и развитым, что случившаяся катастрофа не смогла в одночасье уничтожить этот народ. Они, каким-то чудом уцелели. Но помощи не от кого не получили, и упадок продолжался еще пятьсот лет. К концу этого периода Микены, напротив достигают наивысшего подъема. Поэтому они предпринимают попытки помериться силами с Критом и окончательно побеждают в многолетнем споре. Затем приходит очередь и других участников Минойской коалиции. В это время как раз и начинается троянская война, происходившая где-то в середине II тыс. до н.э. Могущественная империя погибла и Троя лишилась своего основного союзника. Как только сильный противник падает на землю, его тут же начинают добивать и пинать ногами. Это отличительная особенность некоторых народов, не склонных к гуманности и состраданию. Такова судьба всех великих империй. И горе ей, если она не сумеет вновь подняться на ноги. Пощады ей не будет. Даже если она и не причиняла никому вреда, и не отличалась агрессивной политикой. Ее уничтожат просто потому, что люди там жили лучше, чем все остальные. Так было всегда. Такие процессы можно наблюдать и сегодня на примере бывшего Советского Союза, или Югославии. Где распад, некогда могущественного государства происходит болезненно и драматично и сопровождается большими потерями. Точно так же было и раньше. Вполне логично, что, расправившись с Критом, Микенцы, принялись и за Трою. Она была полностью разрушена. Но чудом, сохранившиеся украшения и некоторые статуэтки дают некоторое представление о том, как выглядели на самом деле жители этого удивительного города. И неожиданно мифы превращаются в реальность. Сказочные персонажи обретают вполне конкретные очертания и поражают воображение. Потому, что об их внешнем облике приходилось судить только с точки зрения античных авторов VI –V веков. Или более поздних переводчиков. В результате текст исказился до неузнаваемости. И вполне конкретные описания главных героев, могли быть умышленно видоизменены, чтобы более походить под старину. Но глубокая древность может выглядеть не так, как ее видели античные писатели и художники, а вполне современно. А вот этого историческая наука пока признать никак не может. Иначе пришлось бы переписать все учебники по истории. Так как, придется объяснять ученику начальных классов, что некоторые народы в Неолите не ходили в звериных шкурах, а имели современный облик. А потом не эволюционировали, а деградировали. Эволюция человечества развивается по спирали. Но спираль может идти как по часовой стрелке, так и против нее. Вверх или вниз. Эволюция не всегда укладывается в классическую схему - от простого к сложному. Порой бывает сосем наоборот, от сложного к простому. В случае с Троей, Критом и некоторыми другими цивилизациями все выглядело именно так. Поэтому некоторые экспонаты, просто никогда не показывают широкой публике, что бы ни возникало лишних вопросов. На которые не хочется отвечать, потому, что нечего сказать. Наглядных примеров предостаточно.

  Вот перед нами молящаяся женщина из Трои, и великосветская дама с острова Тир, рис, 4.7.

 

 

 

  ( а) (б)

 

  Рис. 4.7. (а) Молящаяся женщина (раскопки в Трое). Государственный музей, Берлин. У женщины сложная прическа с косами, короткий жилет, подчеркивающий «осиную талию», и юбка с оборками в её нижней части. (б). Минойская великосветская дама, Фреска Акротири.

 

 

  Две жительницы огромной империи, бесследно исчезнувшие со своим народом, и ушедшие в небытие. Если бы не открытия Генриха Шлимана и Артура Эванса, мы никогда не узнали бы о существовании такой цивилизации, которая сопоставима с XIX или даже XX веками нашей эпохи. И до сих пор наивно полагали бы, что это только красивые мифы, не имеющих под собой никаких оснований. Де женщины. Они удивительно похожи друг на друга. Отличаются разве, что только прическами. У троянской женщины она более замысловатая и оригинальная. Такую модель, пожалуй, будет сложно повторить и сегодня. С другой стороны, прически и не должны быть одинаковыми. Каждая женщина хочет быть индивидуальной, поэтому вольна, фантазировать со своей головой как ей заблагорассудится. Лишь бы быть единственной и неповторимой. Так кто же эта молящаяся женщина? Почему сколько тоски и печали в этой фигуре со скрещенными руками и склонившейся головой. Какое несчастье обрушилось на эти хрупкие плечи, что она встала на колени и крепко сжала свои руки в молящейся позе? Чем не современная женщина, совершающая святое причастие, или другие религиозные обряды в католическом храме. Какое удивительное совпадение с современной эпохой. Единственное отличие от нас, так это то, что у нее не покрыта голова. Впрочем, такая традиция характерна только для православия, для всех остальных направлений христианства, она вовсе не обязательна. Во всем остальном отличий нет. О чем молит своих богов эта Троянка? Почему они ее не слышат. И о чем ее печаль и грусть. Вполне возможно она думает о том, чтобы скорее закончилась эта проклятая война уже причинившая столько горя всем жителям Трои, которой не видно и конца. Эта война, длящаяся уже десять лет, на которой она уже потеряла одного сына и теперь пришла очередь другому показать все свое умение на поле брани, и с которого, он уже может не вернуться никогда. И уйти вслед за братом. Никакая мать не перенесет такие испытания. И когда нет другого утешения, она обращается к богу. Если предположение верно, то это может быть ни кто иная, как сама Гекуба! Ей есть о чем помолиться. Она скорбит о своем сыне Гекторе, которого сразил Ахилл. Тогда вполне понятны ее отчаяние и безутешное горе. Согласно преданиям, Гекуба или Гекаба (Киссея), являлась дочерью фригийского царя Диманта, рис. 4.8.

 

 

 

 

  Рис. 4.8. Гекуба. Роспись на Греческой Керамике.

 

 Жена троянского царя Приама, мать многих сыновей и дочерей, из которых наиболее известны Гектор, Парис. А также Гелен, Денфоб, и шесть других. Не мене известны и дочери: Креуза, Лаодика, Поликсена, Гелена и Кассандра. Вместе с детьми от других женщин у Приама было 50 сыновей и 50 дочерей. Большая семья. Наверно у него был гарем. Иначе трудно объяснить такое изобилие в его семействе. Или он сохранил свои физиологические способности до двухсот лет, как библейские патриархи. В таком случае он вполне мог конкурировать с царем Соломоном. Но даже патриархи рано или поздно стареют. И поэтому во время Троянской войны Приам был уже настолько стар, что не принимал участия в битвах. А вот Гекуба могла быть еще и не такой древней, как Приам, так как являлась последней его женой. Известно, что на поле сражения он появляется только один раз, и только для того, чтобы условиться с греками относительно поединка Париса с Менелаем. Но поединка не произошло, так как Парис был не боец. И сразу был бы убит. Да и вообще войны могло бы и не быть, если бы сразу встретились в честном бою отверженный муж и его соперник, хотя ахейцы и предлагали троянцам завершить войну подобным способом. Но кого-то наверху не устраивало такое развитие событий. Поэтому боги решили продолжать войну до победного конца. Видно не все ахейцы проявили свою воинскую доблесть. И боги решили довести банальную житейскую проблему, с классическим любовным треугольником до крупномасштабной войны. Вот как в сказании описан этот поединок, который мог бы положить конец этой войне: «Взмахнул Парис копьем и бросил им в Менелая. Попало его копье в громадный щит Менелая, но не пробило его. Согнулось острие копья, ударившись в медь, покрывавшую шит. Громко воззвал Менелай к Зевсу, моля его помочь отомстить Парису, чтобы и впредь никто не осмеливался злом платить за гостеприимство. Грозно замахнулся царь Менелай копьем и ударил им в щит Париса. Насквозь пробило шит копье, пробило оно также панцирь Париса и рассекло хитон. Парис спасся лишь тем, что быстро отпрянул в сторону. Выхватил меч Менелай и ударил им Париса по шлему, но меч разлетелся от страшного удара на четыре части. Лишившись меча, бросился на Париса Менелай, схватил рукой за шлем и потащил по земле к рядам греков. Сдавил ремень шлема горло Парису. Менелай притащил бы Париса к рядам греков, но тут на помощь своему любимцу явилась богиня любви Афродита. Она разорвала ремень, и лишь шлем остался в руках Менелая. Хотел он поразить Париса, поверженного на землю, копьем, но богиня Афродита покрыла темным облаком Париса и быстро унесла его в Трою — лишь шлем остался в руках Менелая. Напрасно искал Менелай Париса. Никто не видел, куда он исчез, рис. 4.9.

 

 

 

  Рис. 4.9. Поединок Париса с Менелаем.

 

  И тогда ахейский глашатай возвестил слова Агамемнона: «Слушайте троянцы! Вы видели победу Менелая! Пусть царь ваш, согласно клятве им же данной, возвратит Менелаю Елену и уплатит в знак покорности дань!» Но без ответа остался Агамемнон: не суждено было окончить Троянскую войну поединком Менелая с Парисом». Такой уникальный шанс был упущен, и драма продолжилась. Париса спасла от позора Афродита, а вот Гектору уже не повезло и он пал в бою от руки разъяренного Ахилла. Поэтому, Приам после смерти Гектора, тайно, с помощью Гермеса, пробирается в палатку Ахиллеса и вымаливает у героя обезображенное тело своего сына. О смерти Приама у Гомера ничего не говорится; по позднейшим мифам, которыми воспользовался Вергилий (Энсида, II), он был убит Неоптолемом, сыном Ахилла, дома, когда греки, ворвавшись в Трою, неистовствовали по всему городу. После падения Трои Гекуба была уведена в рабство Одиссеем. На пути в Грецию Гекуба нашла на фракийском побережье тело своего сына Полидора, ранее посланного к фракийскому царю Полиместору. Когда Полиместор узнал о гибели Трои, он убил юношу. Гекуба отомстила убийце, умертвив его детей и выколов ему глаза. За это преступление Гекубу побили камнями, но боги спасли ей жизнь и превратили ее в собаку. Превращение Гекубы в собаку, по-видимому, было связано со смешением Гекубы с Гекатой, священным животным которой была собака.

  Очень драматичная история. Вполне возможно прототипом изображенной троянским художником вполне могла быть Гекуба, но она никак не могла выглядеть, так как представляет ее нам греческий автор. Накануне решающей битвы сына Гекубы Гектора с Ахиллесом именно, она молила сына укрыться в Трое. Но он был непоколебим в своем решении, сразиться с ним во, чтобы, то, ни стало. Настоящий воин полный достоинства мужества и отваги. Он не убежал с поля битвы и не прятался за юбку, как Парис. Он решил идти до конца, чтобы не уготовила ему судьба. Не послушал даже мать. « Она напомнила сыну, как кормила его в детстве, как ласкала. Неужели будет убит на ее глазах Гектор и не оплачет его ни она, ни его жена Андромаха, а труп его будет растерзан псами у кораблей мирмидонян?» Но мольбы ее не были услышаны – случилось страшное. Увидела Гекуба с высоты крепостной башни, как терзает Ахилл тело ее сына, стала рвать свои седые волосы. Далеко разносились ее горестные крики. На крик Гекубы прибежала Андромаха, и, увидев тело мужа, влачащегося по камням и пыли, без чувств упала на руки троянок. Отныне — она вдова, сын Астианакс — сирота, Троя — беззащитна, рис. 4.10.

 

 

 

  Рис. 4.10, Гекуба и Андромаха.

 

 Ахейцы возвратились к своим кораблям. Тело Гектора, ничем не прикрытое, было брошено у ложа, на котором лежал мертвый Патрокл. До вечера воздвигали ахейские воины погребальный костер. Ранним утром следующего дня тело Патрокла положили на костер, покрыли его своими срезанными волосами, в ногах погибшего героя были брошены трупы двенадцати троянских юношей, которых своими руками лишил жизни Ахилл. Когда погребальный костер был разожжен и в небо взметнулось высокое пламя, Ахилл, черпая двудонным кубком вино, совершил возлияние, отдавая последнюю почесть погибшему другу. Весь день и всю ночь полыхал исполинский костер, а когда погасли последние угли, прах Патрокла собрали в золотую урну и насыпали над ней высокий курган. В память о герое были устроены погребальные игры. Когда они закончились, Ахилл запряг коней в свою колесницу и, привязав к ней тело Гектора, три раза объехал вокруг могильного кургана, волоча по земле останки несчастного сына Приама. Но самое страшное было еще впереди. Троянцев ожидала величайшая трагедия всех времен и народов. Мифы народов мира. Энциклопедия. ( В 2томах). Гл. ред. С.А.Токарев сообщает:

 «Тем не менее, в захваченной Трое разворачивается настоящая драма. Все мужское население погибает, за исключением Энея( как известно Эней был сыном Афродиты, и она не позволила, чтобы его убили) с несколькими соратниками, получившего от богов указание бежать из взятой Трои, чтобы возродить ее славу в другом месте. Женщин Трои также ждет горестная доля: Андромаха становится пленницей Неоптолема, Кассандру отдают в наложницы Агамемнону, Поликсену приносят в жертву на могиле Ахилла. Город гибнет в страшном пожаре. В лагере ахейцев сразу же после падения Трои возникают распри. Аякс Оиленд, осквернив насилием над Кассандрой алтарь Афины, навлекает на отплывший ахейский флот гнев богини. Во время страшной бури многие корабли гибнут от волн и ветра, другие разбиваются на прибрежных скалах, обманутые ложным сигналом Навплия. Менелая и Одиссея буря заносит в далекие страны, после чего начинаются их долголетние скитания. Менелай семь лет, Одиссей все десять. Именно Одиссей стал причиной падения Трои. Только в изложении Гомера он предстает бравым воякой. А то, что по его вине вырезали весь город это обстоятельство уходит на задний план. Впрочем, боевыми качествами он никогда и не отличался, это не Ахилл, тот не прятался за спины других, и не думал все время как бы улизнуть с поля боя. Кроме хитрости и коварства, если эти качества можно назвать достоинствами у него ничего другого и не было. Но боги вовремя оценили его «заслуги» и отправили в мировое Турне по всем островам и неведомым странам, что бы он прочувствовал на себе, что такое настоящее горе. И хорошо ли он поступил, построив своего знаменитого Коня, хотя его никто об этом никто и не просил могут говорить только греческие авторы. Победа досталась им, а победителей не судят. Однако даже Гомер не считал Одиссея честным воином, и особой симпатии к нему не испытывал, хотя и предал ему ареол героя-мученика. Мучения и страдания ему достались поделом. Жизнь у Одиссея «удалась». Он как чувствовал, что ничего хорошего эта война не принесет никому, поэтому так не хотел участвовать в этом мероприятии. Ему так не хотелось тогда, десять лет тому назад покидать свою родную Итаку, что искал любой предлог отсидеться дома рядом с женой. Пусть это и была глубокая провинция, имевшая не более ста жителей, но он там был царем. Даже если и десять домов, но ты властелин. У нас таких деревень было тысячи. Если следовать логике античных писателей, то каждый деревенский староста был Царем. В таком случае у нас царей было больше, чем на всех Балканах за всю их многовековую историю. Тем не менее, Гомер усиленно подчеркивает, что Одиссей-царь. Ведь он недавно женился на красавице Пенелопе и у него совсем к тому же родился сын Телемах. Семейное счастье было столь недолгим, что ему еще не надоела совместная жизнь. К тому же и Телемах еще был совсем маленьким, и ему как никогда были необходимы отцовские внимание и забота. Кто кроме отца сможет воспитать из него настоящего мужчину. Никак нельзя было покидать родной дом. Можно понять его чувства и тревогу. Поэтому когда Одиссей узнал, что Менелай с Агамемноном прибыли на Итаку, он решил обмануть их. Притворившись помешанным, он стал пахать свои поля, запрягши в плуг вола и осла, и засевать поле солью. Достойное занятие для царя. Но как не хитер был Одиссей, но его дурь быстро раскусили. Первым понял хитрость Одиссея Паламед. Он взял завернутого в пеленки Телемаха и положил его на борозду, по которой шел Одиссей. Остановился Одиссей. Как не велико было его желание остаться на Итаке, он не мог ради этого погубить своего единственного сына. Так Паламед обнаружил притворство Одиссея, и пришлось Одиссею покинуть родную Итаку, жену и сына и идти на долгие годы под стены Трои. С той поры Одиссей возненавидел Паламеда и решил отомстить ему за то, что он заставил его принять участие в походе. Одиссей был злопамятлив, и никогда не забывал обиды. Он отомстил своему обидчику десять лет спустя, обвинив его в шпионаже в пользу Трои. Естественно по закону военного времени он был казнен. Жизнь для царя Итаки стала невыносимой, он потерял покой и сон. Только одна маниакальная идея не давала ему покоя - отомстить своему обидчику. Долго размышлял Одиссей, как погубить Паламеда. И, наконец, придумал. Ночью он спрятал в шатре Паламеда мешок с золотом и стал уверять всех, что недаром советует Паламед прекратить осаду Трои, что эти советы дает он грекам лишь потому, что подкуплен Приамом. Многие охотно поверили клевете Одиссея. Одиссей написал письмо от имени Приама к Паламеду. В этом письме было сказано о золоте, якобы посланном Приамом Паламеду в уплату за то, что он уговорит греков снять осаду и уехать на родину. Это письмо Одиссей передал пленному фригийцу, и велел отнести его к Приаму. Лишь только фригиец вышел из лагеря греков, как напали на него слуги Одиссея, убили, а письмо принесли своему царю. С этим письмом Одиссей поспешил к Агамемнону. Агамемнон созывает всех вождей, пригласив и Паламеда, ничего неподозревающего о готовящемся против него заговоре. Здесь Одиссей обвиняет при всех Паламеда в измене. Напрасно Паламед уверял, что и не думал об измене. Одиссей же, чтобы уличить Паламеда, посоветовал обыскать его шатер. Послали в шатер и действительно нашли там мешок с золотом. Теперь все поверили, что Паламед – изменник. Смерть его была ужасной. Его решили побить камнями. Заковали невинного Паламеда в тяжелые цепи и привели на берег моря. Напрасно Паламед заклинал греков не убивать его, не придавать такой лютой казни невинного. Никто не хотел его слушать. Приступили к казни. Ни единого стона, не единой жалобы не вырвалось из груди Паламеда. Перед смертью сказал он тихо лишь такие слова:

  - О истина, мне жаль тебя, ты умерла раньше меня.

 С этими словами умер благороднейший и мудрейший из греческих героев. Впоследствии жестоко поплатились греки за убийство Паламеда. Им отомстил за смерть сына Навплий, царь Эвбеи, отец Паламеда. При возвращении греков из под Трои Навплий зажег ложный маяк, из-за чего погибло много греческих кораблей.

  Сколько же жизней погубил самый лучший «герой» Эллады Одиссей. Какой же это героизм. Самые низменные человеческие пороки были присущи этому человеку. Подлость измена, коварство и убийство. Не останавливался не перед чем, святого не было ничего. Он распоряжался чужими жизнями легко, и не задумываясь. Когда корабли греков пристали к противоположному берегу Геллеспонта, явилась им тень великого Ахилла. Требовал герой себе в жертву прекрасную дочь Приама Поликсену, которая была некогда назначена ему в жены. Агамемном не хотел отдавать Поликсену. Молила и Кассандра пощадить сестру. Но Одиссей настоял на этой жертве. Даже Агамемнон и тот проявлял сострадание и сочувствие, он давно успокоился от крови, которую он насмотрелся на войне. Но Одиссею было мало, что ему чужая жизнь – ничто. Сама Поликсена пошла на жертву, заботливо подтолкнувшего ее царем Итаки. Она знала, что это будет ей избавлением от тяжкого рабства на чужбине. Спокойно пошла Поликсена к алтарю, около которого ждал ее с жертвенным ножом Неоптолем. Не дала она прикоснуться к себе юноше, который должен был вести ее на смерть. Не хотела Поликсена как раба снизойти в царство Аида. Сама подошла к алтарю, сама обнажила грудь, и пронзила себя ножом, не дав никому прикоснуться к себе руками. Горячая кровь принцессы обагрила жертвенник, сооруженный в честь Ахилла. Жест достойный восхищения и преклонения перед мужеством Поликсены. Не каждая женщина способна отдать свою жизнь, лишь бы не достаться врагу и попасть в рабство. Одиссей видно был настоящим «греческим героем». Даже Гомер и тот порой называет его лжецом и коварным обманщиком. Только это слишком мягко сказано, определения могут быть и другими. Но для греков он все равно герой. Боги наказали его не достаточно сурово, за все несчастья которые он принес своему народу и Троянцам. А несчастья начались сыпаться на головы ахейцев после их разграбления Трои, как из рога изобилия. У других судьба сложилась не лучше, чем у Одиссея. «Агамемнон же по возращении домой становится жертвой заговора своей жены Клитеместры и Эгисфа». Не улыбнулась удача победителям, ни царям, ни простым смертным, счастье не принесла никому. Кто же выиграл в этой войне? Похоже, что никто. А началось все из за пустяка. Возникновение Троянской войны античные источники объясняют волей Зевса, пожелавшего либо «уменьшить бремя земли», либо дать возможность прославиться божественным героям, либо сохранить в памяти потомства красоту своей дочери Елены.

  Елена, это всего лишь повод, для начала войны. Противоречия, судя по всему, назрели давно, и нужен был только случай, который тут же и нашелся. О Елене известно следующее. Легенды и сказания Древней Греции и Древнего Рима. Под редакцией А.А. Нейхардт сообщает: « Некогда славный герой Тиндарея был изгнан из своего царства. После долгих скитаний нашел он приют у царя Этолии Фестия. Полюбил царь Фестий героя и отдал ему в жены свою прекрасную как богиня, дочь Леду. Четверо детей было у Леды. Елена и Полидевк были детьми громовержца Зевса, а Клитемнестра и Кастор – детьми Тиндарея». Если встречается молодая красивая девушка, Зевс тут как тут. Никто не в силах ему воспротивиться. Отказать ему невозможно. И уж после него, приняв божественное посвящение, они выходили замуж, как богини. Так было с Европой, так будет и с Ио. Таким образом, опять проявляется Зевс в роли отца Елены. Естественно, если он ее отец, то она полубогиня. Прекрасна была Елена. Ни одна из смертных женщин не могла сравниться с ней красотой. Даже олимпийские богини завидовали ей. Вот здесь то, скорее всего и кроется причина скорой Троянской войны. Никакая женщина не допустит, чтобы кто-то мог соперничать с ней красотой, тем более, если это три основных богини. В конце концов женился на Елене Менелай, который после смерти Тиндарея ( очень созвучное имя со скифским Таргитаем, Колаксаем, Липоксаем, считающимися их родоначальниками ), становится царем Спарты. Не подозревал он в тот момент, сколько бед, сулит ему брак с прекрасной Еленой. Итак, богини уже имели на прицеле прекрасную Елену, рис. 4.11.

 

 

 

 

 Рис. 4.11.Суд Париса ( Парис держит лиру, а к нему приближаются Гера с яблоком, Афина и Афродита) Изображение на краснофигурной вазе Лондон, Британский Музей.

 

 И последнюю точку в этом противостоянии ставит Эрида. Эрида олицетворение раздора и соперничества, одна из первичных мировых космогонических сил, она дочь Никты и внучка Хаоса. Надо так понимать, что она принадлежит к самым первым богам – Хаос, как известно первичная материя. Эти боги правили миром еще до Олимпийцев. Эрида больше всего и известна в связи с «яблоком раздора», когда на свадьбе Фетиды и Пелея она подкинула трем богиням – Афродите, Афине и Гере - яблоко с надписью «Прекраснейшей», на которую были приглашены все боги, кроме Эриды, за что та и не преминула отмстить. Богини одновременно схватили яблоко в свои руки и посмотрели друг на друга, готовые вцепиться в волосы сопернице. Но вовремя опомнились, и взяли себя в руки, ибо находились все-таки на свадьбе, а устраивать лишний скандал было не к чему. Богини не могли разрешить эту животрепещущую проблему и обратились к Зевсу, тот не стал вмешиваться в такую деликатную ситуацию, и решил отослать всех богинь в сопровождении Гермеса к ничего не подозревающему Парису. Парень он был простой и не далекий, вырос вдали от цивилизации среди коз и коров, одним словом пастух, хотя и царских кровей. Вот к нему то и примчался олимпийский бомонд, забыв про свадьбу. Какая на самом деле может быть свадьба, когда надо срочно выяснить, кто из них красивее. Зевс знал, чем все это кончится и спокойно наблюдал из далека, что будет делать первая леди Олимпа – Гера. Желая склонить Париса на свою, сторону, Гера обещала сделать его самым могущественным из земных царей, Афина - самым храбрым героем, Афродита - обладателем самой красивой женщины. Парис же отдал предпочтение богини любви. Он признал прекраснейшей из богинь Афродиту, которая и помогла ему потом увлечь Елену и сделать ее своей женой, рис. 4.12. Афродита могла затуманить мозги кому угодно, и устоять ее чарам порой просто не возможно. Не каждый способен взять себя в руки и не поддаться волшебным чарам богини любви. Но в данном случае ситуация была не простая. До появления олимпийской триады, он и понятия не имел о существовании какой-то Елены, да и сам уже был не свободен. Жил спокойной мирной жизнью, и вдруг все изменилось. Вопреки предостережениям Эноны, Парис, по совету Афродиты, отправился в Амиклы, покинув любившую его нимфу. Этот город находился совсем не близко от него. Амиклы— древний ахейский город в Лаконии, в долине Среднего Еврота, 3 км южнее Спарты, расположен на склоне и у подошвы холма, на котором построена теперь часовня святого Кириака. Но любовь видно способна преодолеть любые расстояния. И не смотря не на что, он устремляется на встречу к Елене, которую и в глаза то ни когда и не видел. Какая интересная обнаруживается деталь. Парис то, оказывается, был двоеженец.

 

 

 

  Рис 4.12. Суд Париса. Питер Пауль Рубенс , около 1639 гг. Мадрид, музей Прадо.

 

  И уже имел одну жену. Известно, что в юности, когда он пас стада на горе Ида в Троаде, он и полюбил Энону, дочь речного бога Кебрена, и имел от нее сына Корифа. Отверженная жена, не впала в истерику, и не стала устраивать шумных и красочных представлений со сценами ревности. Она тихо и ласково пыталась всячески удержать впавшего в Кому Париса от путешествия за Еленой, так как знала, что новый брак будет причиной его гибели. Она, обладавшая даром предвидения, знала, что конец будет именно таким. Однако Парис не внял ее уговорам. Она же при прощании с мужем посоветовала ему в случае ранения обратиться к ней за исцелением. Но он не прислушался к ее намекам, и не стал расспрашивать ее, о каком таком ранении она говорит, а зря. Неземная красота Елены манила его как магнитом, и ни о чем другом он думать тогда не мог. Все совершал на автопилоте. Зомбирование его Афродитой прошло успешно, и он начинает совершать одну ошибку за другой. Энона же ясно дала ему понять какая ждет его участь, что он приобретет, и чем все это закончится. Все случится именно так, как предсказала Энона, а предстоящая драма коснется не только всех троянцев, но будет и причиной гибели ее самой. Она же его так сильно любила, что оставалась, верна ему до конца, все еще надеясь, что он к ней все-таки когда-нибудь, до вернется. И он действительно вернулся. На десятом году Троянской войны, его подстреливает своей «волшебной» стрелой Филоктет. Согласно преданиям, Царь города Мелибеи - Филоктет, был лучшим другом Геракла, и именно ему он подарил свой лук и стрелы, не знающие промаха. По другому варианту мифа, Филоктет получил лук не от самого Геракла, а унаследовал его от своего отца, присутствовавшего при его кончине. В любом случае увернуться от стрелы Филоктет, было не возможно. Своего рода стрела с самонаводящейся головкой, если следовать современной терминологии. И Филоктет ставит точку в затянувшейся драме, начавшуюся на горе Ида в Троаде. Простреленный этой стрелой насквозь, и смертельно раненый Парис приполз к своей любимой. Но та, все еще терзаемая ревностью, отказала ему в помощи; когда же ею овладело раскаяние и она поспешила в Трою, Парис уже умер. Энона в отчаянии повесилась (или бросилась в его погребальный костер). По другой версии мифа, Энона подослала в Трою выросшего Корифа, который пленил красотой Елену и стал соперником Париса, не узнавшего в нем собственного сына. Застав Корифа в спальне Елены, Парис убил его, и Энона впоследствии из чувства мести отказалась вылечить Париса от раны. Финал в любом случае печальный. Парис погибает, так и не став счастливым не с первой не со второй женой. Энона также погибает, не вынеся такой потери. Судя по всему, она любила его всю жизнь, оставаясь единственно верной до самой смерти. И жизнь для нее потеряла всякий смысл после ухода любимого, поэтому она и уходит вслед за ним. Но все это будет в будущем, через десять лет, а пока он бросает свою первую жену и устремляется в Спарту, хотя Энона и предупреждает его о грозящей опасности, рис. 4.13.

 

 

 

 Рис. 4.13. Энона, Парис и Эрос. Парис и Энона. Автор - Jacob de Wit (1695-1754).

 

 Свой дар прорицания она получила от Реи, и Парис знал об этом. Но тем не менее поступает по-своему. В любом случае отступать было поздно, в дело пошла большая политика. Признав самой красивой Афродиту, Парис и представить себе не мог, что нажил себе двух злейших врагов – Геру и Афину, и третью Энону, которая не простит ему измены. На самом деле, Парис в любом случае, согласившись разрешить спор между богинями, попал бы в безнадежную ситуацию. Какой бы выбор он не сделал, не удовлетворенными оказываются две богини. В данной ситуации, ему надо было бы или вообще никому не давать яблоко, или отдать его Гере. Та, по крайней мере, была женой Зевса, и не позволила бы начаться войне. А так она вместе с Афиной и начала войну. Между тем, наделённый богиней Афродитой всеми чарами красоты и прелести, Парис понравился гостеприимным хозяевам и особенно прельстил Елену. К своему несчастью, в то же самое время, ничего не подозревающий Менелай отправился на Крит. Легкомысленно оставив эту парочку без присмотра. В ставку Императора он отправился на ежегодный доклад о состоянии дел в провинции. Диоскуры в это время были заняты спором с афаридами. Таким образом, они остались одни. Афродита легко обработала и Елену, застлав ей глаза розовой пеленой. Он также забыла обо всем на свете, и видела перед собой только одного человека, напрочь забыв при этом о муже. Воспользовавшись отсутствием защитников Елены, Парис убедил её бросить дом супруга и отплыл с ней ночью в Азию, взяв много сокровищ из дворца Менелая. Этот поступок Париса, якобы, и послужил поводом к троянской войне. Менелай узнает об этом слишком поздно. Как и любой другой отверженный и оскорбленный муж он начинает действовать. При поддержке своего брата Агамемнона Менелай собрал большое войско, так как бывшие женихи Елены были связаны совместной клятвой, мстить в случае необходимости за оскорбление ее супруга, рис. 4.14.

 

 

 

  Рис. 4.14. Парис и Елена. Фрагмент. Жак Луи Давид, 1788 г. Париж, Лувр.

 

 В составе ахейского войска оказались знатнейшие герои: Одиссей, Филоктет, оба Аякса, Диомед, Сфенел и другие. Удалось привлечь к походу также Ахилла, хотя он не участвовал в соискании руки Елены. Ахейский флот, собравшийся в беотийской гавани Авлиде, насчитывал свыше тысячи кораблей. Спорное утверждение. Гомер наверно сильно преувеличил военную мощь ахейцев. Откуда у них столько кораблей, когда они не были искусными мореходами. Это не их профиль. Но в любом случае они собрали все, что могло ходить под парусами, и устремились на Восток. Попали правда туда только со второй попытки. Потому, что поплыли на Север. И сделав замысловатый круг, опять вернулись в Грецию. С навигацией у них были тогда большие проблемы.

 Критяне не рассказали им, как можно ориентироваться в открытом море ночью по звездам. Поэтому их и занесло, вначале ни туда куда надо. В дело как всегда вмешались боги. Началась большая игра. Афродита в ходе войны, естественно, оказывает помощь троянцам, а Гера и Афина - их противникам ахейцам. Мифы красивые, поучительные. Практически все главные богини, вместе с Еленой явилась причиной Троянской войны, не принесшей никому той славы, о которой мечтали герои. У всех судьба сложилась трагически. Потому, что по большей части воевали не ахейцы с троянцами, а боги спорили между собой. А то, что касается троянских женщин, то на статуэтки, конечно, может быть изображена кто угодно, от Елены с Андромахой, до Кассандры.

  И нет ничего удивительного в том, что на скульптуре могла быть запечатлена и обычная женщина. Не имеющая к Троянской войне никакого отношения, тем более, что она на тысячу лет старше описанных событий. А просьбы ее вполне обыденные и незначительные, чтобы удачно прошло предстоящее свидание или просто молит о дожде. Этого никогда не узнать. Одно можно сказать точно, на классические статуэтки изображающие богиню-мать во многих неолитических захоронениях она совсем не похожа. На кающуюся Марию Магдалину, или молящуюся Пресвятую Богородицу похожа гораздо больше, правда в более современных одеждах, но тем не менее определенное сходство есть. Но на неолитическую богиню никак не подходит. Явно не из той эпохи. А скорее начала XX века, или конца XIX. Одежда и украшения тогда были совсем другими. Совсем не так как представляли древнегреческие художники, расписывающие свою керамику. Много чего интересного нашел Шлиман в Трое. Но самым богатым был все-таки клад царя «Приама». Так что же представляет собой клад открытый Г. Шлиманом. Л.Акимова: « Самый большой и замечательный клад (шлимановский «клад Приама»), включавший в себя 101 вещь, получил название «клада А».

  Он был найден в серебряном двуручном сосуде. В нем заключались, помимо ты




Религиозно-философская публицистика

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 64 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр