Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

ГИБЕЛЬ МОДЕРАТОРА

  СТАСИСБРЫНЗА

 

  Г И Б Е Л Ь М О Д Е Р А Т О Р А

 

  ВВЕДЕНИЕ

  Третья мировая начнётся с намертво застывшей пробки в столице самого коррумпированного государства мира, президентом которого будет Вечно-заПутанный МедвеД.

  Обстрадамус. т. 1.гл. 1

 

  - Нас считают инквизиторами, гнобителями всего нового, нестандартного. Нас презирают и выдумывают даже проклятья типа: «чтоб твоя дочь вышла замуж за модератора». Эти пользователи, а попросту – юзеры, не понимают той огромной роли, которая выпала на нас. Да если б наш брат не доставал в своё время Булгакова, разве б он написал бессмертное « Мастер и Маргарита»? Где б он нашёл таких отвратительных персонажей? Разве можно создать воистину замечательное творение, не подвергшись гонению, не испытывая настоящих, глубоко проникших в сознание чувств? Его сарказм, злоба на нашего брата и придали роману ту остроту, тот неповторимый шарм, от которого замирает читатель и который держит его в постоянном напряжении и сопереживании. Гении рождаются в страданиях, а страданиями мы их обеспечим. Нелёгкая миссия, неблагодарная, но – нужная.

  Главный Модератор библиотеки Машкова по прозвищу «Игнатий Лойола», вытер пот со лба.

  - А теперь споём вместе наш гимн. Сачкующим – штрафные баллы.

  Гимн модератора пели на мотив «Каскадёров»:

  Там, где нет графоманов,

  Там нечего людям читать.

  Жизнь – страницы обманов.

  Мы должны им иллюзию дать.

 

  Там, где книга заставит их мысли напрячь,

  Там и должен сработать надёжно палач.

 

  Это грустно, но – факт.

  Жить не можем иначе…

 

  Модератор, модератор.

  Наше рвение так просто не унять.

  Модератор, модератор.

  Уничтожь всё, что не сможешь ты понять.

  У тебя есть приказ, ты не должен иначе…

 

 

 

 

 

 

 

 

  1

  ИВАН ДУРАКОВ

 

  С традиционного собрания модераторов Дурак уходил неудовлетворённым: долгожданного повышения не произошло.

  Карьерный рост – цель каждого такого герболайфовидного сообщества, в какой бы сфере он ни находился. Организаторы подобных структур с самого начала пытаются вклинить в мозги сотрудников ряд незыблемых правил для команды.

  Дурак, конечно же, не знал об этом; он был пешкой в коллективно-бессознательном эгрегоре, затеянном организаторами. И всё бы ничего, но идея карьерного роста настолько засела в его мозгу, что приняла уже очертания маниакальной зависимости. Он хотел стать, ни много, ни мало – Главным Модератором и сменить на этом посту «Игнатия Лойолу».

 Не сразу, конечно, постепенно, но последовательно: шаг за шагом. А главной его мечтой было – стать наместником Машкова на земле.

  Кто такой Машков? Никто не знал. Как-то раз, перед увольнением, один сбрендивший модератор, по секрету, передал ему, что Машков – Минотавр. Живёт в лабиринтах, находящихся прямо под библиотекой и связанных со всеми коммуникациями столицы. Дурак поделился новостью с одним сотрудником, которому доверял. Он был весьма удивлён, когда тот сказал, что об этом знают все, но произнесение сей мысли вслух является строжайшим табу.

  Ах, вот оно что! Вот, значит, почему он слышал какие-то наводящие ужас звуки, когда один раз задержался на работе по случаю незапланированной пьянки. И вот почему сотрудники сразу замкнулись и сделали вид, что как-будто ничего и не произошло. Вот почему каждый год на работу принимают красивую секретаршу и, каждый год , в одно и тоже время, она увольняется… Увольняется!? Это он так думал до сего момента. Приходил на работу, а Машенька уже уволилась, даже никого не предупредив.

  - Вот они какие: молодые, взбалмошные.

  «Игнатий Лойола» всегда разговаривал с сотрудниками, почему-то пряча глаза или отводя взгляд. Раньше Иван не обращал на это внимания, а теперь – задумался.

  - Ну не ест же он их – таких красивых?

  Дурак пробовал клеить уже троих секретарш и абсолютно безрезультатно. Три года - три секретарши: одна другой лучше…

  - Эх, мне бы так…

  Иван представлял себя на месте Машкова, окружённого гаремом хорошеньких моделей. Про то, что у него, как и у Минотавра, должна была бы быть бычья голова с огромными рогами – он забывал.

  Внешности Ваня был невыдающейся, но понимал, - для женщин это не главное. Главное – деньги и власть. Деньги его учили зарабатывать в Гербалайфе, растянув рот до ушей и говоря окружающим приятные им слова. Он, вместе со всеми, распевал гимны и произносил вслух фразы, укрепляющие эгрегор. Тогда он мечтал стать супермегадрайзером, или мерчендайзером – он уже не помнил. Денег Иван не заработал. Подспудно он чувствовал, что кто-то эти деньги поимел с помощью таких вот лохов.

  - Но я то не лох, не на того напали.

  Обидевшись, он ушёл в библиотеку Машкова по рекомендации Филькиной Ольги, по прозвищу «Грамота». Филькина была некрасивой: с двумя большими, как у кролика, передними зубами и огромной убеждающей энергией. Она то и убедила Ваню найти временное пристанище в библиотеке.

  Когда Иван узнал правду о Машкове, он первым делом позвонил ей и спросил, почему она всё это время молчала о самом интересном, может быть даже самом главном?

  - Я боялась, Ваня. Он, говорят, вездесущ, и приходит даже во сне к тем, кто поступает неверно.

  Ну что с такой поделаешь? А работа Ивана затянула, даже нравилась в некотором роде.

  2

 Он, одним нажатием кнопки, убирал из будущего целые произведения: может и гениальные, а может - просто талантливые. Ваня в произведениях не разбирался. Он знал: – всё, что несёт в себе смысловую нагрузку и объективную реальность, называемую ещё правдой, - подлежит уничтожению. Особенно – политизированные книги. Но не только…

 «Игнатий» учил: - Всё непохожее на Дарью Донцову, Гарри Поттера, Властелинов Колец, Дозоров, мыльных мелодрам - надо удалять. Можно оставлять только умных женщин-философов. Та абракадабра, которая нагромождается в их непростых головах, всё равно не наносит большого вреда стране, но нужна для разнообразия.

  Иван не доверял «Лойоле», хотя и учился у того житейским мудростям. Он знал одного приятеля, увлекшегося флудом заумной женщины на сайте знакомств и сошедшего с ума вследствие такого «знакомства». К тому же «Игнатий» был несовременен: он падал в обморок от увиденного печатными буквами слова «жопа» Когда ему попадались опусы «олбанцев» - краснел, бледнел, доставал аэрофлотовский пакетик и убегал с ним в туалет. Пакетик – чтобы успеть, если не успеет. Почему аэрофлотовский? Ещё в советские времена он был штурманом и успел набрать столько, что хватило бы на год работы одной небольшой авиакомпании. Ещё он набрал пластиковых стаканчиков и снабжал ими сослуживцев время от времени. На корпоративных вечеринках все знали, из чьих стаканов они пьют, и это придавало празднику вид семейного торжества.

  «Игнатий» любил классику и «мыльные оперы». Как-то он высказал крамольную мысль, что первые «мыльные оперы» придумал Чехов, и он с удовольствием посмотрел бы «Вишнёвый сад» в мексиканском исполнении, растянутом на несметное число серий.

 Крамольной такая мысль могла показаться любому любителю классики, только не профессионалу. Чеховская тягомотина вписывалась в законы жанра, а «Лойола», балдевший от сериалов, считал своё сравнение комплиментом великому писателю.

 Иван, по настоянию инквизитора, пробовал как-то почитать Чехова, но быстро загрустил и остыл к классику окончательно. Он вообще чтению предпочитал просмотры футбольных матчей. В более юном возрасте даже записывал: в каком году, в какой день и час, на какой минуте полузащитник Хрякин «впендюрил» в ворота голкипера Кукина незабываемый «мяч недели». Друзья, с которыми он за пивом страстно обсуждал самые яркие голевые моменты, разлетелись по жизни, и данная статистика оказалась никому не нужной, абсолютно пустой информацией. Теперь, на призыв диктора взять ручки и записать статистику матча, он ругался «нипадецки», словами заставляя комментатора засунуть эти самые ручки себе в одно место. Ваня становился взрослее и мудрее.

  Дураком его звали потому, что фамилия его была – Дураков. Работать модератором было просто и легко. Графоман, он и в Африке – графоман. С первых строчек было видно, есть ли у автора ум, или он пишет, подчиняясь внутреннему порыву. Умные подлежали уничтожению. Это не он придумал, это было заданием партии и правительства. Без чёткого выполнения данного задания о повышении можно было и не мечтать, а тем более – претендовать на место наместника Минотавра-Машкова на Земле.

  Только эта мысль перед сном посетила его, как стало тревожно и хмуро на душе. В этом состоянии он и провалился в сон, быстренько перебрав перед ним свой день и наметив перспективы.

 

  СОН ИВАНА

 

  В мрачном подземелье библиотеки Машкова со стен капала вода: чётким хронометром, вскрывающим нервы. Во сне щемящее чувство страха не ушло, а усилилось в несколько раз. Собственные шаги отзывались гулким эхом, ударяли в сердце и уходили в живот, где и аккумулировался основной страх. Иван подобрал кусок кирпича и делал им отметки – крестики. Где-то он читал, что так же помечали католики дома гугенотов перед Варфоломеевской резнёй. А ещё – разбойники - дом Али-Бабы. Их знаки

  3

 кто-то стёр…

  - Вдруг и мои сотрут?

  Он повернул назад и прошёл до последней отметки. Знака не было…. Идти теперь можно было только вперёд.

  Время от времени, далеко в глубине подземелья раздавались звуки, от которых в жилах стыла кровь. Машков балует – подумалось ему. Стало вдруг легче и оптимистичней.

 Не будет же Минотавр убивать своего сотрудника ни за что, ни про что? А когда раздались звуки лютни, перебираемые неумелой рукой, Ваня почувствовал неимоверное облегчение.

  Освещённая пещера предстала перед его взором с сидящей в середине, возле вычурного золотого фонтана, нимфой, играющей на дивном инструменте. Иван никогда не видел и не слышал лютни.

  - Откуда же я знаю звук этого инструмента и его название? Ба, да это же Машка!

  - Ваня, Ваня, вызволи меня отсюда!

  Некогда прожженная стерва, не удостаивающая его даже малым знаком внимания, умоляла человеческим голосом.

  Секретарши на его работе – будущие жертвы Минотавра-Машкова, получали громадную, по мнению Ивана, зарплату, и вели богемный образ жизни, сверху вниз глядя на копошащихся у компьютеров модераторов. А тут!

  Ваня заметил крупный бриллиант на шее красавицы.

  - Эк тебя, Маша, угораздило! Выходит, не прав был великий грузинский философ-музыкант Меладзе, утверждавший, что лучшие друзья женщин – это бриллианты, и, заставивший поверить в это большую часть женского населения страны.

  - На, возьми! Возьми всё, что видишь, только избавь меня от этого чудовища.

  Меча-кладенца у Ивана явно не было. Он окинул взглядом залу в поисках подходящего оружия, но кроме золотого подсвечника ничего не обнаружил. Схватив увесистый подсвечник, он почувствовал себя уверенней. В графоманских романах такими штуковинами как раз и убивали друг друга главные герои.

  - Мы ещё посмотрим.

  Дурак многозначительно оглянулся , пытаясь высмотреть предполагаемого противника. Толстая золотая талия осветительного прибора прошлого приятно тяжелила руку, подбадривая его.

  - Бежим, Ваня, бежим быстрее! Я знаю выход из лабиринта. Я отметила путь, размотав клубочек.

  - Да, Маш, ты здорово изменилась. Та надменная стерва не могла сказать такого слова – клубочек.

  - Некогда, Вань, потом, потом разберёмся. Бежим!

  Они рванулись в сторону одного из многочисленных выходов из зала.

  - Куда это вы собрались, голубчики?

  Появившийся Минотавр вращал огромными красными глазами, пылал деланным гневом, но не производил какого-то устрашающего эффекта. Чувствовался фарс – что-то вроде человека с большой кукольной головой Микки-Мауса, раздающего визитки игрового центра у метро.

  - Брось штуковину, она не твоя.

  - Какую штуковину?

  - И ту, и другую. Они обе не твои. Сядь, поговорим.

  Воспитанный в лучших традициях коллективного-бессознательного, Иван, сразу почувствовал гипнотическую силу эгрегора. Его рука непроизвольно разжалась, ноги подкосились, и он рухнул в кресло, оказавшееся как раз кстати рядом.

  - Это я тебя сюда вызвал. Только не для того, чтобы ты Машку спасал, а чтобы ты послужил мне и отчизне. Думаешь, я не знаю о твоей мечте стать Великим Модератором?

  4

  - Да я что, я – ничего.

  Сердце Вани сжалось в добром предчувствии.

  - В том то и дело, что пока ты – ничего. Кто был ничем, тот станет всем. Ты помнишь об этом?

  - Ну, как бы, помню. Но, ведь ничего не вышло. Так все при своих и остались.

  - То тогда, а теперь – по-другому. Хочешь получить Машку, сан Великого Модератора и кучу бриллиантов в придачу?

  - Кто ж от такого откажется?

  - Это ещё не всё… Мы ж тебя в партию медведов примем. А тогда – только подставляй карманы.

  - Я не умею брать взяток, лицемерить, и никогда не получал откатов.

  - Не беда, научим. Ты ведь слышал об этом?

  - Слышал.

  - Значит, имеешь представление. Ну, а опыт – дело наживное.

  - Что надо делать-то? Думаете, я справлюсь?

  Иван недоверчиво оглядывал Машкова: копыта настоящие, ноздри раздуваются, рога всамделишные. За хвост бы дёрнуть: вдруг пристёгнутый…

  - А зачем вам кольцо в ноздрях?

  - Пирсинг это, дурачок. Думаешь, я такой же отсталый, как «Игнатий Лойола»? Йа даже абассаки олбанских ржунемагучных пейсак почитываю для просвещения. Нельзя оставаться вдали от жизни и времени. Но это мне. Машкову – машково, а модератору – модераторово. То, что можно мне – нельзя вам. А ты нарушил наши правила.

  - Какие?

  - Зачем скачал и прочитал две книги Стасисабрынзы «Фунтик и Аллигаторы» и «Медведы, медведы, кругом одни медведы»? А Ленку Трегубову, шпионку, кто читал?

 Она ж все тайны государственные выдала.

  - Я, я, я не знал, не думал, что вы об этом узнаете. Мне показалось интересным и жизненным то, что я там увидел. Ведь мы читаем первые листы, чтоб понять, о чём там речь.

  - Почему не стёр сразу, как прочитал первый лист?

  - Я стёр.

  - А себе зачем оставил?

  - Для просвещения.

  - Достаточно мне быть просвещённым, а вам – надо работать в поте лица свояго. Вы – быдло, вам нельзя читать крамольные мысли.

  - Быдло? Это же бык!

  - Ах ты, шельма! Умнеешь на глазах. Что-то я за тобой такого не припомню. Небось, уже и не помнишь, в каком году, на какой минуте «Спартак» забил «ЦСКА» со штрафного?

  - Не-а.

  - Видишь, стёр в памяти нужную информацию. А пустующее место, стало быть, крамолой заполнил? Хочешь стать на путь исправления?

  - Так я ж не против, если вы доверяете.

  - Тогда слушай внимательно. Из достоверных источников известно, что в стародавние времена, при отступлении каких-то там войск, была запрятана Чаша Грааля. Это типа Камня Преткновения, Золотого Руна, Волшебной Палочки, Колец. Обыкновенный артефакт, но обладающий необыкновенными свойствами при умелом обращении.

 Ты должен мне его достать.

  - Как его найти? Где его искать? Почему я?

  - На, возьми этот счётчик Гейгера. Артефакт будет там, где счётчик зашкаливает в обратную сторону. Он начисто вырубает радиацию в радиусе ста метров.

  5

  - Даже после атомного взрыва?

  - Даже после него.

  А теперь можешь потрепаться про жизнь с Машкой. Мне здесь с вами делать нечего: я на съезд медведов, посвящённый очередному, или внеочередному миллиарду в общаке.

  - Вы же бык?

  - Думаешь, в медведах мало быков? А, совсем забыл. Ответь-ка на анкету: нужно проверить твой уровень интеллекта.

  1. Слушаешь ли ты песни разных «Фабрик»?

  2. Являешься ли фанатом какой-либо команды?

  3. Нравятся ли тебе книги про Гарри Поттера?

  4. Смотришь ли ты «Дом Убогих»?

  5. Нравится ли тебе президент Фунтомед?

  6. Пойдёшь ли голосовать за Единую Медвежью Семью?

  7. Исповедуешь ли медвежью религию?

  8. Смотришь ли ты «мыльные оперы»?

  9. Смотришь ли разрекламированные фильмы?

  Давай, ставь галочки. Всё, закончил? Молоток! Ого, а у тебя всего три «да»! Уровень то выше среднего. Я был о тебе лучшего мнения. Вот что, давай откровенно: ты такой не один, вас четверо избранных. Почему Провидение выбрало именно вас – никому непонятно. Могло бы оно сделать выбор и получше. Меня вот, например. Так нет же. Сам ты не сможешь использовать силу артефакта – надо знать некоторые приёмы. Если достанешь, то место Главного Инквизитора библиотеки Машкова тебе обеспечено. Отправим «Игнатия» на заслуженный отдых. Старомодный он. Менять его пора, а достойной замены пока нет. Вот я к тебе и приглядываюсь. Да что ты на мой хвост то всё время пялишься? Настоящий он. Хочешь дёрнуть?

  - Не, как-нибудь в другой раз.

  - Ладно, оставайся тут с Машкой. Вы ж земляки, как-никак.

  - Ушёл, аспид! Ой, Вань, как он мне всю душу вымотал.

  - Так ты ж вон вся в драгоценностях.

  - А кто это видит? Мне ведь реакция нужна. Чтоб я подъехала на новой, дорогой машине, и из неё вся в золоте и брильянтах…. А вокруг – ох, ах. У неё новая машина! У неё брильянтов на миллион, не меньше! Вот это – жизнь, Ваня; а не торчать в этом вонючем подземелье и слушать, как Минотавр отрывается на полную катушку. Он же маньяк: он диггеров пугает своим рёвом и это приносит ему удовольствия больше, чем обладание сокровищами и мною. Дневного света боится, как Буш Ладэна.. Светобоязнь у него. А мне, наоборот, в свет выходить нужно. Я же светской львицей рождена, потому и не отвечала тебе взаимностью. Ты то, что про меня подумал: капризная, с гонором, от собственной значимости прущаяся? А я ведь полюбила тебя с первого взгляда. Любила, плакала по ночам, но виду не подавала, что люблю.

  - Почему?

  - Разного уровня мы с тобой люди. Такая любовь к хорошему не приводит. Ты бы не смог обеспечить мои потребности, а я бы разрывалась между любовью к тебе и ими. Помнишь, чем закончилась история богатой девушки из высшего общества и бедного парня? Утонул он с горя…

  - Где?

  - В каком то море, на «Титанике». Так ведь не важно, где, важно – от чего. Для высокого чувства надо ровню себе выбирать. Я пять тысяч баксов в месяц получала, и мне не хватало. А ты – жалкие гроши. Эх, знала бы я, почему они мне такие деньги платили. Думала – красоту мою оценили. А они… вон, что аспиды затеяли – жертвоприношение.

  - Где же остальные то девчата?

  - Так ведь съел он их всех.

  6

  - А тебя, почему не съел?

  - Стервы мы все, Вань. Я, так просто поумнее: промолчу, где надо. А они - чуть что – на рожон лезли, выделывались по всякому. Простой бы мужик смолчал и потерял лидерство. А этот – смотрит, глаза кровью наливаются, ноздри раздуваются. Тут бы им в кусты…. Так на то они и стервы, чтобы в азарт входить.

  - И что?

  - Что-что? Хлоп, и нет. Он же сумасшедший. Это он тебе сказал, что в ноздрях у него пирсинг. Врёт гад. Кольцо ему специально сделали, чтоб, когда в раж войдёт, большой беды не наворотил бы. Когда такое раз в месяц случается, я сразу к медведам звоню. Они ветеринаров вызывают – специалистов по коровьему бешенству. Главное – верёвку на кольцо набросить. Как за неё потянут, он смирным становится: больно ему.

  - Боли боится?

  - Как все люди.

  - А, правда, что он бессмертный?

  - Вроде того.

  - Ты б выведала, где смерть то его таится.

  - Так он же далеко не дурак, Вань.

  - Ну, это, во время интимных игр…

  - Так нет у нас игр то. Он же на партийной работе теперь - депутат, чтоб неприкосновенность иметь. Там только о деньгах думают. Отличные условия для развития импотенции. Импотенция у медведов носит характер эпидемии и распространяется со скоростью птичьего гриппа: пришёл нормальный – через год уже импотент. Зато миллиард в кармане. Нашей сестре такое по душе. Мы ж кайф то от денег ловим.

  - Тебя вообще секс не интересует?

  - Да не то, чтобы вообще, но я без него спокойно обхожусь. Дабы ты знал – большинство женщин в мире фригидны. Мы притворяемся в постели, чтоб приручить мужчину, сделать его послушным, выполняющим нашу волю.

  - Значит, ты всё врала про любовь?

  - Нет, Ваня, тут иное, платоническое, очень высокое чувство.

  - Я не хочу чисто платонической любви.

  - Ой, Вань, с тобой совсем по-другому: тебя я очень хочу физически. Но мы отвлеклись от главной темы, а времени у нас мало. Врёт он про то, что ты сам не можешь артефактом управлять; хочет воле своей подчинить, как меня. Денег хочет больше Берибоськи и Фунтика. У них же, как бы, соревнование. Они ж друг друга ненавидят, а на собраниях целуются, как гомосексуалисты. Ты должен достать Чашу, и мы будем богаты. Я стану твоей женой, и каждый день буду отдаваться тебе при свечах.

  - Каких ещё свечах?

  - Так положено в высшем обществе. В Большой театр будем ходить на «Лебединое озеро».

  - Вот уж терпеть не могу эти нелепые прыжки и беганье на цыпочках.

  - Так надо. Это преамбула высшего света, показатель принадлежности к нему.

  - Откуда такие слова-то знаешь?

  - От скуки словари перебирать стала, не даёт мне гад ничего читать, кроме Дарьи Донцовой.

  - Боится повышения твоего интеллектуального уровня и, вследствие этого – решения тобой некоторых ненужных ему задач.

  - А ты не заметил, Вань, что мы с тобой умнеем на глазах?

  - Есть такое, Маш. Может, отдашься мне без свечей и прямо сейчас?

  - При живом-то муже?

  - Так он муж тебе?

  - Гражданский брак у нас. Церковью не освящённый, но, всё равно, обязательства то

  7

 имеются. Вот когда ты его того…

  - Так, где его смерть то?

  - Не в утке, не в яйце, не в зайце – это точно: он не любит стереотипов. Медведы никого не подпускают к малинникам. Один бурый проболтался мне по пьянке, что его смерть находится там, в мобильном телефоне, в улье, на дне бочки с мёдом.

  - В улье; бочка с мёдом?

  - У медведов пчёлы делают мёд бочками, и вес измеряется не килограммами, а баррелями: золото – слитками, деньги – миллионами. С твоей помощью он хочет всех обогнать. Он хитрый, нас вдвоём оставил, потому что знает, что я тебе плакаться буду и раззадорю на подвиги богатырские. От меня ни один мужчина равнодушным не оставался. Вот этим и пользуется, гад.

  Я буду тебе помогать. Возьми мой медвежий мобильник. Он работает почти по всему подземелью столицы. Медведы построили подземный город, чтобы в случае чего укрыть себя, свои семьи и свои богатства здесь. Поэтому в цене не бумажные деньги, которые могут обесцениться в одночасье, а драгоценности и золото. Ими и расплачиваются. В лабиринтах уже давно идёт подземная жизнь, неведомая простому народу. Здесь даже строятся высотные здания в глубину. Есть станции метро, о которых никто не знает, кроме них. Разглашение карается бедностью, которой все боятся, как Буш Ладэна. Рабочих сюда набирают с отклонениями: светобоязнь, боязнь открытых пространств.

 Платят им много, они этим довольны. Ну, как я, когда секретаршей в библиотеке работала.

  - Что с ними делают, если они захотят выйти наружу?

  - Я не знаю, но никто ещё не выходил. Может им и не нужно. Здесь у них есть всё, даже светская жизнь, как и у власть имущих. Рангом, конечно, пониже, но и там есть свои звёзды. Но этот козёл в свет меня не выпускает.

  - Он же бык…

  - Да? А я думаю, что козёл…

  Вот тебе мой номер, под цифрой один в справочнике. Он тебе наверняка прилепил какого-нибудь жучка. Найди его и сними. А вот мой жучок. Его носи с собой всё время. Я буду отслеживать тебя на компе, и позвоню в случае чего. Он для тебя, наверное, уже и оружие припас. Там без оружия делать нечего. В местах, куда не заходят медведы, водятся мутанты всех видов. Там можно встретить даже древних ящеров и пещерных медведей.

  - Пещерных?

  - Да, они им родственники, хоть и далёкие, но близкие по духу. Пещерных медведей вылавливают и делают местными авторитетами, потому что они знают, как построить государство на основе пещерного коммунизма в новых капиталистических условиях. В сочетании с последними веяниями, это даёт капитальную основу для могучей Родины, о которой они всё время и талдычат.

  - Обладая капиталом, любой дурак сделает капитальную основу.

  - Не скажи. Многие диктаторы обладали миллиардами, но власть не смогли удержать. Тут нужен ещё и мощный эгрегор. Для этого они собираются на собраниях, поют гимны и читают «Капитал» бородатого Карла задом наперёд.

  - Неужели это помогает удерживать власть в своих руках?

  - Но ты же видел, как нищий народ идёт и голосует за них – за людей, которые присвоили себе не только их деньги, но и деньги предыдущих поколений.

  - Может это СМИ и его воздействие?

  - Конечно же, и купленные на корню СМИ являются одним из главных факторов. Но почему целый месяц перед выборами, они собираются вместе на свои сходки и колдуют там подобным образом?

  Слушай, Вань, нам с тобой не умнеть надо, а действовать. Всё понял?

  - Вроде бы.

  8

  - Ну вот, время наше истекло. Не будем прощаться, чтобы встретиться вновь. До свидания, любимый. Удачи тебе! Действуй и помни: Машков тоже мутант подземелья и действует, и думает по-мутантски.

  - Что значит – по-мутантски?

  - Непредсказуемо…. Всё, давай, любимый. Вот и он, не к ночи будь упомянут.

  - Что-то вы тут засиделись, голубки. А ну-ка, давай, будущий Великий Модератор, падай в кресло и досыпай. Инструкции найдёшь утром на своей тумбочке. Помни, артефакт действует, добытый только избранными, без чьей либо помощи извне. Подсказки со стороны являются моральной поддержкой и не возбраняются Провидением. С богом!

  - Кто у тебя бог то?

  С этой мыслью и провалился Дурак в обратный сон.

 

  БЕРИБОСЬКА

 

  Олег Берибоська просто падал от усталости, - его рабочий день опять закончился в двенадцать ночи. Зато сегодня в общак семьи он положил полмиллиарда. Не только он, конечно, работала целая армия специалистов, но и его вклад тут был и немалый. И он кое-что заработал…. Раньше добыча больших денег приносила ему немалое удовлетворение, но постепенно занятие стало механическим и без него он не находил ни места, ни покоя.

 В работе он был роботом, а в отдыхе – как и все аллигаторы: яхты, виллы, самолёты, бриллианты, красавицы и политика. Последние были несовместимы, но необходимы: красивые женщины – для престижа, политика – для того, чтобы уберечь свой капитал от претендующих на него. А охотников на чужое было ох, как много. Берибоська считал добытые деньги своими и ненавидел разных «праведников» и правдолюбцев. И действительно, добыл он эти деньги сам. Как он это сделал – никого не должно было волновать. Пират Флинт, грабивший корабли и убивавший людей – стал народным героем, а Берибоська – народным депутатом. Народ оценил его заслуги перед Родиной и сделал неприкосновенным.

  Калькулируя мыслями, его голова приблизилась к подушке, и он мгновенно погрузился в сон, лишь только она достигла мягкой поверхности.

  - Привет, Берибос! Как дела?

  - Спасибо, президент.

  - Не президент я теперь.

  - Все знают, кто настоящий президент.

  Берибос, ещё не отошедший ото сна во сне, соображал плохо и говорил вяло.

  - Ты чего это сопли жуёшь? Давай, выковыривай их из носа и размазывай по подушке. Я тут, понимаешь, как раб на галерах гребу, а он – спать улёгся.

  - Шутите всё.

  Спящий Берибоська произносил слова с трудом. Искромётные шутки Фунтика, его, в отличие от большинства сограждан, не вдохновляли. Он не находил их остроумными, а скорее, считал их тупыми и пошлыми, достойными, разве что, пьяного грузчика в винном магазине. Но президент, вдохновляемый поддержкой восхищающегося его перлами населения, уже не отдавал себе отчёта и выдавал на-гора всё новые и новые. Да и старых, заготовленных, у него было немало. Так сказать – присказки. Народ считал их мудрыми, а Олег не придерживался общего мнения.

  - Давай, приходи в себя, а то, как врежу межконтинентальной-баллистической по сортиру в твоём бомбоубежище – золотой унитаз вдребезги…

  - Ладно вам.

  Берибоська привык говорить заискивающим голосом с сильными мира сего.

  9

  .После того, как в думе стала популярной книга Стасисабрынзы «Фунтик и Аллигаторы», которую читали тайком, перебрасывая с компьютера на компьютер, Олег решил заменить унитаз. Многие обладатели сей модной вещицы, высмеянной «аффтаром», поспешили отделаться от неё, чтобы не стать объектом насмешек. А вот Берибоська пошёл ещё дальше. Он, по совету писателя, данному во второй книге «Медведы, медведы, кругом одни медведы», решил сделать экран на самом рабочем месте ватерклозета. Так как Олег был предприимчивым, то он ещё и усовершенствовал конструкцию фотоэлементом. Изображения людей, которые ему не нравились, менялись в зависимости от срабатывания фотореле. Удивительно, но мучившие его на золотом унитазе запоры прекратились, и организм стал очищаться самым лучшим образом. Занятие превратилось из обыденно-рутинного в приятное и полезное, весёлое времяпровождение, так как психологическая сторона тоже была позитивной.

  - Ты ж у нас теперь избранный.

  - Я давно уже избранный.

  - Я не в смысле депутатства; Провидение на тебя указало.

  - Какое Провидение? Опять шутите, президент?

  - На этот раз не шучу. Где-то в нашем подземелье спрятана Чаша Грааля, а найти её и заставить работать на нас можешь только ты.

  - Ничего не понимаю.

  - Что тут понимать? Землю мотыжить надо, как святой Феофан, по-моему. Постоянно забываю имя. Мотыжить надо, а там, глядишь, кувалда во что-нибудь и упрётся.

  - Кирка, наверное, президент?

  - Может и кирка…. Главное – чтобы упёрлась. Тогда богаче нас на земле никого не будет.

  Ладно, давай по порядку. В интернете и в вещих снах помазанников и избранных, появилась информация, что при отступлении каких-то там войск, была спрятана в нашем подземелье пресловутая Чаша Грааля, принадлежавшая какому-то магистру. Чаша волшебная – делает обладателя безумно богатым. Найти и привести её в действие могут только избранные. По предварительным данным их всего четверо. Один из них – ты. Это я точно знаю.

  - Почему вы не знаете остальных?

  - Знать-то знаю, но не окончательно. Общая информация стала доступной многим, а детали – только мне и ещё троим помазанникам.

  - Взять всех троих и допросить.

  - Если бы всё было так просто. Мне дали понять, что, если я их трону, всё может пойти насмарку.

  - Вот соплей-то будет. Знатный фундамент для ваших острот.

  - Не выходи за рамки, Берибос. Я ж теперь не просто так, я – помазанник. Раньше, бывало, сомневался, а теперь точно знаю – есть во мне божья искорка. Народ ещё раньше это понял.

  - Не только народ, я тоже вовремя почувствовал.

  - Не подхалимничай, Олег. Приятно, конечно, когда все вокруг хвостами вертят, но мы ведь с тобой здесь по серьёзному делу собрались. В общем, те трое, кто ещё знает избранных, делиться информацией ни с кем не будут. Воспользуются ею сами. Мир стал другим, Берибос, мир теперь только о наживе думает. Совсем совесть потеряли. У меня народ есть, я им и богат. Нет у меня никаких денег и не надо. Главное - чтобы люди счастливы были.

  - Мы ж свои, президент, а вы не на вопросы журналистов отвечаете.

  - На чём тебе поклясться? Тащи горшок цветочный.

  - Зачем?

  - Я его съем. Не, давай лучше тебе кровь пустим, а я на ней поклянусь.

  10

  - Почему на моей то?

  - Так ведь на тебя сейчас надежда вся, незаменимый ты наш. Ты теперь самый-самый, и кровь твоя на вес золота.

  - Она уже давно на вес десятков тонн золота.

  - Не придирайся к словам, - так в народе говорят, а ты должен стать ближе к нему. Будь проще, Берибос, без этого тебе не справиться. Чашу можно достать и задействовать только без посторонней помощи. В деле участвуют только избранные. Если тебе кто будет помогать, то о положительном результате можно забыть. Поддерживать разрешается только советами, а разруливать ситуацию должен ты сам. Утром найдёшь амуницию, инструкции и счётчик Гейгера. Он из чистого золота с бриллиантовыми стрелками. Кирюха-атомцик подарил от души.

  - У него она есть?

  - Не о том разговор. Счётчик в обратную сторону зашкаливать будет там, где спрятан артефакт. Что тебе делать и как искать, утром прочтёшь в инструкциях. Стрелять умеешь?

  - На курок то жать? Кто ж не умеет?

  - По подземному Медведофону буду тебя инструктировать. А теперь - спи, досыпай.

  - Ну, и чудные же мне сны сняться, президент. Вот и вы… с артефактом.

  - Чудные, не чудные – завтра узнаешь.

 

 

  ДИМКА-ФАШИСТ

 

  Гитлер был штурмбанфюрером. Кому-то такое покажется странным, кто-то увидит в этом святотатство, а для истории, так вообще вещь несусветная. А дело то выеденного яйца не стоило. Гитлером был Дима, или, если хотите, Дима был Гитлером. Кличку ему дали ещё, когда у него стали прорезаться усы, а звание штурмбанфюрера присвоили друзья-скинхеды, когда он стал их предводителем. По их мнению, штурмбанфюрер – было самое главное звание в эсэсовских войсках. Ребята рисовали свастику на ракушках и били припозднившихся студентов-афроамериканцев прямо в их «афроамериканские рожи». Их особенно возбуждало это слово. Они, как бы не только негров били, но и Америку в их лице. В общем, они были патриотами своей Родины, чтоб о них не говорили СМИ. Ну, а СМИ только о них и говорили. Ну, не говорить же им о том, что во время резкого повышения таможенных пошлин, сразу несколько индусов вылетело в свободный полёт из центра оптовой торговли, в надежде таким образом разрешить проблему долгов, накопившихся в связи с играми умных дядей в правительстве. Вылетели и вылетели, кому какое до этого дело? А ведь это только из одного центра. Виновных искать не стали, - сами виноваты. А во время дефолта столько людей от сердечных приступов поумирало, что действие одной шайки бритоголовых, просто чудовищно было сравнивать с действиями другой шайки – обрушителей государственных казначейских обязательств. Но ту шайку, которая благодаря этому присвоила себе все богатства любимой Родины, не судили…. А ребятам грозила нешуточная процедура, могущая затянуться на несколько лет. А всё потому, что подвыпившие парни, во главе с Гитлером, шли против закона, не имея денег и не имея возможности подкупить судебно-следственную систему. Если проще, то Диме светил срок за нацистские преступления. Судить его должны были не в Гааге, не в Нюрнберге, а в родной столице, о расовой чистоте которой они так пеклись. Гитлер, конечно же, хотел показать соратникам своё бесстрашие и нордический характер, но тюрьмы боялся и ощущал глубокие провалы в желудке, когда приходила мысль о последствиях наказания. Думы о надвигающейся неизбежности и не давали ему спать. Наконец, молодой организм стравился с нестандартным для его возраста явлением, и предводитель местных национал-социалистов уснул.

  - Хай!

  11

  - Зиг хайль!

  - Некогда мне тебя перевоспитывать.

  - Зачем?

  - Идея твоя – полное говно.

  - А твоя?

  Дима и с уважаемыми старшими старался держаться на равных, а тем более с выскочкой Лимоном - доморощенным нацболом.

  - Моя – новая и прогрессивная, твоя – умирающая; отголосок минувшего величия. Может и не величия вовсе, а мелкой шизофрении, которая, благодаря проискам Провидения, набрала невиданную силу, взяв энергию от всеобщего идиотизма.

  - Выражайся ясно. К чему это твоё бла-бла-бла?

  - Мы ведь националисты?

  - Ну, в некотором роде.

  - Ты в тюрьму не хочешь?

  - Кто ж в тюрьму хочет?

  - Вступай в нацболы.

  - Чего я там забыл?

  - Идею, Дим, идею настоящего национализма, ради народа и величия нации. Хочешь, сделаем тебя вторым лицом партии? Будешь заведовать складом лимонок.

  - Каких ещё лимонок?

  - Настоящих, Гитлер, настоящих лимонок.

  - Ого! А где ты их взял?

  - Где берут, куда кидают, когда будет вооружённое восстание – обо всём узнаешь, если примешь устав и вольёшься в ряды настоящих бойцов революции. Шикльгрубер грубо извратил идею национализма. При нём с жиру бесились местные аллигаторы: Круп, Фоккер, Мессершмидт, Бёлькофф, Бломм, Проктор унд Гэмбл. Простой народ послали на смерть во имя Великой Германии, а Великую Германию отдали нуворишам.

  - Я не задумывался над этим.

  - А зря. Мы пойдём другим путём, как говаривал Вождь Пролетариата. Мы им такую электрификацию устроим…. Когда свергнем власть, тебя поставим на место Рыжего. Будешь электричеством командовать: кто за – включаешь, кто против – вырубаешь.

  - Здорово! Мы этих козлов всех на уши поставим. И судей продажных, и ментов – волков позорных.

  - Мы – реальная боевая сила и, в отличие от вас, не ходим бить морды запоздалым аборигенам, недавно ещё живущим на пальмах и даже не подозревающим, за что же их всё-таки бьют.

  - Ну, я вообще-то за дело.

  - Бьёшь за дело?

  - Не, за конкретное дело во имя нации и Родины.

  - Молодец! Я сразу понял, что ты смышленый. Я увидел в тебе будущего лидера Великой Партии Возрождения. Нас будет двое: ты и я. Ты – боевой кулак, я – идеолог национал-большевизма.

  - Скажи только, к чему такая честь?

  - Ты избранный.

  - Кем? Куда?

  - Провидением избранный.

  - Почему я? Куда избранный?

  - Наверное, Высшие Силы вняли моим просьбам и выбрали тебя вследствие особых, им только ведомых причин. Ведь выбрали же они когда-то и Гитлера, и Ленина, и Сталина, и Хусейна. Какую цель они преследовали? Я не нахожу ответа на этот вопрос. Но это дела

  12

 давно минувших дней, а в настоящем времени их выбор пал на тебя. Ты должен найти Чашу Грааля. Она запрятана где-то в подземелье столицы, и достать её могут только четверо особых людей.

  - Ты их знаешь?

  - Приблизительно. Думаю, что вы пойдёте каждый своим путём, но обязательно встретитесь у цели. У вас будет борьба. Ты готов к борьбе?

  - Смотря за что?

  - Обладатель Чаши станет самым богатым человеком в мире. Знаешь, сколько мы с тобой лимонок закупим! А тогда и Мировая революция не за горами.

  - Здорово! Я согласен.

  - Мы такую революцию с тобой отчебучим! Знаешь, как в анналы истории войдём!?

  - В аналы не хочу.

  - Это другое слово.

  - Всё равно не то слово подобрал. Следи за словами, партайгеноссе. Мы ж теперь с тобой на равных. Тебе повезло: помощь волшебных сил мне б сейчас не помешала. Сначала заткну глотку суду деньгами, потом разберусь с каждым по отдельности и по справедливости.

  - Личное, Дим, нужно ставить на второе место после общего дела.

  - Там посмотрим, Лимон. Говори, что я должен делать?

  - Получишь счётчик Гейгера. Там, где он зашкаливает в обратную сторону, и спрятана Чаша. Берёшь, приходишь ко мне, собираем народ и активируем. Я знаю, как это делать.

  - Откуда?

  - Оттуда, откуда и ты – из снов. Я и во сне в интернете сижу. Инструкция пришла на «мыло». Согласно ей, я - главный теоретик, а ты – исполнитель.

  - Чего это – исполнитель, если ты без меня ничего не можешь?

  - Дим, мы будем соратниками, или разбежимся?

  - Не, ну, конечно соратниками.

  - Давай договоримся по-честному: половина - тебе, половина - мне. Власть, деньги – всё пополам.

  - По рукам, братан. Я слово держать умею: спроси у пацанов.

  - По рукам, Дим. Только помни: добыть Чашу могут лишь избранные, без чьей-либо помощи извне. В противном случае она работать не будет, и ты загремишь на нары. А вот подсказывать тебе я имею право. По мобильнику связь держать будем. Но, он ведь в подземелье то может и не работать. Надежда только на твою самостоятельность. Оружием и амуницией ребята тебя обеспечат. Госбезопасность подкинула нам кучу вооружения для провокации, а мы его взяли и вывезли. Часть не успели, и меня посадили.

  - Ты лимонки обещал.

  - Лимонки делаем сами. Какой же лимоновец, да без лимонок?

  - Это ты правильно, одобряю. Вообще, молодец: у тебя всё поставлено, как надо. Я беру тебя в идеологи – толково излагаешь.

  - Ну и с богом, Дим. Хай!

  - Зиг хайль. До утра, партайгеноссе.

  - До утра.

 

 

  ТОЛИК ЗНАЙКА

 

  Толик - предводитель промедвежьего молодёжного движения «Свои», был далеко не дурак. Он знал: где, что и почём. Знайка – так звали его друзья. При поддержке Единой Медвежьей Семьи движение крепло и развивалось. Толик больше тяготел к Кепке.

  Кепка – градоначальник, был настоящим кулаком. Справный, зажиточный мужик, он,

  13

 благодаря огромной работоспособности, возвысился до довольно-таки внушительного места в государственной иерархии и теперь держался несколько особняком от медведов, хотя и являлся представителем их партии. Он всегда хотел всё делать сам, и править вотчиной-столицей по своим законам, со своими работниками. Не всегда получалось по- его, но он, хотя и сердился, уживался-таки со властью. И неплохо, надо сказать, уживался. Родственники Кепки становились миллиардерами, а жена стала самой богатой женщиной в стране. « Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены» - любил говаривать он вслух и про себя, когда очередной миллион прилипал к его натруженным рукам. Откуда эти строки – он уже не помнил, не до того было. Жена заставляла доставать его всё большие и большие деньги, как старуха из сказки «Старик и море», или «Золотая рыбка» - он тоже не помнил. Градоначальник любил попов и ненавидел гомосексуалистов.

  Толик, чтоб подфартить Кепке, как-то раз, со своей командой разогнал парад ряженых геев, и был замечен хозяином столицы. С тех пор он выполнял коё-какие сомнительные поручения правительства города. Особенно его отряд использовался для проведения различных массовок, манифестаций, протестов, одобрений, выборов. Таким образом, Знайка заручился поддержкой влиятельного босса семьи. Он даже в партии медвежьей стал заметен, но…. Было одно «но», от которого волком выть хотелось.

  Нормальному, целеустремлённому, прагматичному карьеристу не могут каждую ночь гомосексуалисты сниться. А ему снились…. И не просто гомосексуалисты, а в рясах. Кто с хлопушкой, кто – с бенгальскими огнями, а кто и с дымовушкой, как и положено. Сначала по одному подходили, потом уже несколько человек, а уж совсем потом – хоровод вокруг водили, напевая на мотив «каравая»:

  Знайка, Знайка, Знайка, Знайка!

  Кого хочешь выбирай-ка.

  Вот такой толщины,

  Вот такой дылинны.

  Именно «дылинны» они пели, а не «длины». А потом по очереди спрашивали:

 - А что, красавчик, а не прокатиться ли нам на пони?

 А один говорил на «о», гнусаво растягивая слова:

 - Одиночество тебя одолело, отрок? Отдохни, одумайся и остынь от однообразия обыденности. Отбери одного достойного….

 И опять хоровод, и опять та же песня.

  Толик ходил к известному психиатру, и тот сказал ему, что корень проблемы сидит где-то в далёком детстве, и если он вспомнит это место из жизни, то и проблема уйдёт, а он расхохочется, и будет хохотать в течение нескольких часов. Потом всё должно было стать на свои места. Знайка рылся в памяти, но ничего не нарыл. В детстве ничего такого предосудительного, кроме занятий онанизмом, он не нашёл. Так и не решив проблему, каждый раз ложась спать, он с ужасом ждал предстоящего свидания с гомосексуалистами сектантского толка. И сегодняшний день не должен был стать исключением. Толик вздохнул перед сном и пошёл на безальтернативную встречу.

  - Знайка, тебя то, как раз я и жду.

  - О, так вы тоже?

  - Что тоже?

  - Ну, это, того….

  - Чего того?

  - Ну, ориентации….

  - Какой ориентации?

  - Нетрадиционной.

  - Сбрендил, что ли?

  - Ой, простите, господин градоначальник, спутал я вас.

  - С кем?

  14

 

  - С гомосексуалистом.

  - С каким гомосексуалистом?

  - С первым….

  - Ты чего несёшь?

  - Так ведь я же во сне?

  - Во сне.

  - А где тогда ваши друзья?

  - Какие друзья?

  - Которые песню поют.

  - Какую ещё песню?

  - Голубую, на мотив «каравая»….

  - Где поют?

  - В хороводе….

  - В каком хороводе?

  - Гомосексуалистическом.

  - Очнись, Знайка! Что за чепуху ты несёшь? Это на Западе гомосексуалисты ходят по улицам и распевают песни. У нас я это запретил.

  - Так они же в рясах….

  - Ну и что?

  - Тем, кто в рясах, вы всё разрешаете, в том числе ходить и петь, где угодно. Даже движение по всей столице перекрываете, когда они идут. Вот они вокруг меня и ходят в рясах, потому что разрешено.

  - Что за околесицу ты несёшь? Психиатра позвать?

  - Был я у психиатра.

  - И что?

  - В детство надо залезть, чего-нибудь «надыбать» там. Тогда всё пройдёт.

  - Слушай, не конопать мне мозги. Мне деньги делать надо. Старуха совсем разбушевалась. Не хочу, говорит, быть столбовою дворянкой, а хочу - президентом страны. Давай, сосредоточься, приходи в себя. Деньги, деньги, деньги, деньги. Повторяй за мной.

  - Деньги, деньги, деньги, деньги. Уф, полегчало. Ой, это вы? На самом деле? Извините, господин Кепка, я вас за другого принял.

  - Некогда нам тут с тобой о лирике. Чашу нужно заполучить, и не простую, а волшебную. Как заполучим Чашу, моя жена самой богатой в стране будет, а тебя моим первым помощником сделаем. Как ты на это смотришь?

  - Не совсем понимаю.

  - Всё просто: в подземелье, под моей столицей, спрятана Чаша Грааля. Спрятана басурманами, без моего ведома. По сей причине, правообладателем Чаши являюсь я. Кто её найдёт – мою жену самой богатой в мире сделать должен. Но и сам в накладе не останется. А найти её может только избранный. Ты и являешься избранным. Твоя задача – найти её и принести ко мне.

  - Где в подземелье? Подземелье огромное.

  - Вот тебе счётчик Гейгера, личный счётчик моей жены. Чувствуешь, какой знак доверия?

  - Угу.

  - Где он в обратную сторону зашкалит, там и есть Чаша. Но помни, достать её, чтоб она не потеряла силу, могут только четверо, самостоятельно, без чьей-либо помощи извне. На то вы и избранные. Завтра на столе будут лежать инструкции, обмундирование и оружие. Инструкции почитай, за оружие распишись: порядок нужен во всём. А теперь – спи. Утро вечера мудренее. Нас ждут большие дела и большие деньги. Спокойной ночи.

  15

  - Не уходите, господин Мэр! Ложитесь рядом, а то эти опять придут.

  - Кто эти то?

  - Пидарасы, кто ж ещё.

  - Мне то зачем рядом ложиться?

  - Пусть они думают, что место занято.

  - Успокойся, всё пройдёт. Спи нормально, крепко. Гомосексуалистов больше не будет. Там, где я – их никогда не бывает. Они меня на дух не переносят.

  - Правда?

  - А когда я врал?

  - Тогда я пошёл спать.

  - Ты и так спишь. Всё нормально. Теперь тебе сниться буду только я.

 

 

 

  ШУМАХЕР

 

  Генерал безопасности Задов нажал кнопку вызова.

  - По вашему приказанию прибыл.

  - Привет, Шумахер. Как доехал?

  - Выше среднего.

  - Молоток! Дело тут у нас наклёвывается.

  - Какое?

  - Необычное. Руно тут четверо добывать рвутся.

  - Руно?

  - Типа этого. Загвоздка в том, что один из них наш, но и другой, вроде не чужой – мэром посланный. Мы тут уже неделю вычисляем, прослушиваем постоянно. Как только информация в интернете появилась, так и включились в работу. Всего претендентов четверо, избранных каким то очередным Провидением. Кстати, пусть аналитический отдел займётся им. Вычислите, где оно скрывается, какой национальности, какой суммой обладает? Но основная работа с этими четверыми. Сложность в том, что им нельзя мешать. Любое преднамеренное вмешательство в действия одного из них, будет истолковано этим самым Провидением, как попытка помочь другому. Тот, кому мы помогаем, потеряет силу, не сможет управлять Руном. Тогда вся операция насмарку, а в её положительном результате заинтересован сам президент. Ваша задача – следить, отслеживать, не вмешиваясь. Мы должны также удостовериться в причастности к делу ещё двух помазанников, заявленных Провидением. Мы обязаны быть наготове, ибо в заключительной фазе операции на нас возложена задача изменения ситуации в нужную сторону. Повторяю: в самый последний момент, когда будет решён вопрос об обладателе Руна.

  - Я так понял, что если обладатель Руна – наш человек, то никакого вмешательства и не потребуется?

  - Верно.

  - Будем следить и ждать.

  - Держать под полным контролем. Прочитайте подробно информацию и инструкции

  - Слушаюсь.

  Полковник Быстров, по прозвищу «Шумахер», вышел из кабинета. Шумахером его звали за любовь к быстрой езде по улицам столицы безо всяких правил. Любимым развлечением полковника было: ввязать в гонку автоинспекторов и лихо оторваться от преследователей, выказывая при этом недюжинное мастерство вождения. Иногда, в пробках, ему не удавалось уйти, и тогда он любил наблюдать, как обозлённый погоней сержант на глазах превращается из волка в ягнёнка, увидев грозный документ.

  16

  В отделе знали о его увлечении, но закрывали глаза, так как работником он был незаменим, хотя и говорят, что таковых нет.

 

 

 

  БЕРИБОСЬКА

 

  Утром дворецкий принёс в спальню Берибоське поднос, на котором лежал только что разработанный новейший автомат с немыслимым количеством патронов в рожке, громадной скорострельностью и надёжностью японского автомобиля. Рядом лежал не менее навороченный пистолет-автомат с коротким глушителем. Наподобие стюардессы в самолёте, он объяснил господину, как надевать бронежилет, кислородную маску, и в какой свисток дуть при случае.

  Памятуя о том, что он должен всё делать сам, наскоро поев, Олег уселся в машину на место шофёра.

  Неприятности начались с самого начала – с пробки на первой же улице.

  - Буду краток. Дуй на юго-восток, сигнал на компе указывает туда.

  - Вас понял, у меня пробка.

  - Дуй в метро.

  - Есть.

  Берибос бросил машину и побежал к метро. Люди шарахались от несущегося вскачь богато одетого господина, понимая, что он бежит не просто так, а по сугубо денежным делам.

  - Где метро?

  - Вон там.

  Олег вскочил в вестибюль метро и побежал через турникет. Память не оставила в нём места для пятачка, жетона, карточки, иных заменителей.

  Хлоп! Прозрачные ворота разлетелись вдребезги, пребольно шарахнув по рукам, ногам, животу. Тррррррррр – засвистела метровка, или метровница, или метрополитка, или метрополитенка, - Олег уже не помнил, как она звалась в глубоком прошлом. Став номенклатурщиком, он сразу отделился от народа, пересев на авто. С тех пор он не посещал данный вид общественного транспорта и не катался на «лесенке-чудесенке».

  Трррррррр…. От милицейского поста рванул молоденький страж порядка.

  Прыгая по эскалатору, задним зрением Берибоська ощущал дыхание погони.

  - Ты где?

  - В метро. За мной погоня, менты на хвосте.

  - Пля, не успел в метро зайти, за ним уже погоня. Отрывайся.

  - Ухожу в отрыв.

  Он прибавил скорости. Откуда только силы брались? И тут, где-то в районе погони, истошно заорала толстая тётка. Саму женщину он не видел, но понял, что так противно может орать только жирная баба. Оглянулся и увидел, что то объёмное, которое он оттолкнул, сбегая вниз, успело встать на своё место. На него то и налетел мент, опрокинув со всеми вытекающими последствиями. Как фигуры домино, люди стали складываться книзу и, возможно, и остановились бы на каком-то этапе, если бы не внезапно проснувшаяся и резко дёрнувшая «стоп» метровка. Или метровница, или метрополитка….

 Волна падений стремительно покатилась вниз. Берибос был уже у самого конца и, ловко рванув вперёд, впрыгнул в закрывающиеся двери вагона. В наушнике раздался голос президента.

  - Они уже ждут тебя на другой станции. Твою внешность успели запомнить?

  - Думаю, что нет.

  - На остановке выходи спокойно, без паники.

  17

  - Понял, выполняю.

  Он, зажатый со всех сторон, пытался сделать полный вздох. Пот катился градом, и чувствовал себя Олег крайне неуютно.

  - Президент, здесь такая давка.

  - А как ты думал? Это тебе не к Куршавелям на собственном самолёте подлетать.

  Размажь сопли и греби, как раб на галерах, а то вместо Чаши получишь уши от мёртвого осла, и будешь лопать землю из цветочных горшков. Это твоя «лебединая песня». Не выполнишь – разжалую до бомжа на помойке. Или тебя лучше в тюрьму отправить варежки вязать вместе с Худогадским?

  - Всё шутите? А я вот думаю, что если 70% голосует за нас, то они надеются на улучшения. Но в моём детстве в метро не было такой давки. Значит – ухудшение?

  - У них тогда просто столько денег не было, чтоб на метро весь день раскатывать. А ты чего сопли то жуёшь? Ты их размазывай, размазывай.

  - Всё, станция. Ого, никого народу! Я ошибался, здесь есть непопулярные станции. Наверное, есть и поезда со свободными местами.

  - Это тебя ждут, а народ разогнали.

  - Точно, у каждого вагона по менту.

  Над непривычно пустым пространством, вежливый женский голос повторял через равные промежутки одно и то же.

  - Граждане, из вагонов выходят все и направляются к пункту проверки документов. Сохраняйте спокойствие, без паники, без суеты. Проводятся учения по задержанию террористов-лимоновцев. Ситуация под контролем.

  - Пропустите меня, я депутат Верхняя, Нижняя и протчая, и протчая, и протчая палат.

  - А не врёшь? Врёшь ведь: депутаты в метро не ездят. Покажите удостоверение.

  - Как ты разговариваешь с представителем народа?

  С мелкопоставленными наглецами Олег всегда переходил на «ты», дабы те почувствовали разницу в положении.

  - У нас каждый второй, кого забираем, либо знаком с кем-то из верхов, либо сам - большая шишка. Жаловаться грозятся, а как дашь в морду – в должности сразу понижаются, и знакомые куда-то исчезают. Ты мне лапшу на уши не вешай - депутаты в метро только заранее очищенное от людей спускаются, чтоб заразу какую не подцепить. Раз в год бывает, да и то нас об этом предупреждают.

  Ой, простите, господин депутат! Бес попутал, с женой повздорил, настроение плохое.

 Честно, в первый раз так грублю: обстоятельства семейные.

  Семёнов, Семёнов, пропустите депутата.

  А вы однофамилец аллигатору Берибоське, или родственник?

  - Товарищ по партии. Давайте быстро, некогда мне.

  Олег вышел из метро и сразу сел в такси.

  - Дуй на пересечение Новотрындевского и Первой Кривокорытной.

  Аллигатор начал понемногу приходить в себя. Он и стал им благодаря тому, что умел это делать. Когда другие думали, что же с ними будет, если они нарушат закон, он, вместо того, чтобы размышлять о последствиях, подстраховавшись по-полной, шёл вперёд. Несколько раз он оказывался на грани тюрьмы и смерти, но быстро приходил в себя и восстанавливался. Продуктивная черта была замечена боссами семьи и Олег принят в клан. И, надо сказать, боссы не ошиблись.

  - На углу должен быть колодец, он соединён с подземельем. Открывай и лезь.

  - Как, прямо в колодец?

  - А ты как думал?

  - Да я вообще об этом не думал, мне и так было хорошо.

  Берибос с ужасом смотрел на тяжёлую чугунную крышку колодца. Попробовал поддеть её походным ножом, входящим в «набор кладоискателя», но ничего не вышло.

  18

 Крышка стояла намертво.

  Оглянувшись вокруг и заметив свалку возле переполненного мусорного бака, он направился к ней. И тут к нему пришли воспоминания вместе с запахами из детства, когда он – маленький мальчик, выносил ведро. Ничего хорошего в воспоминаниях не было. Ему стало грустно. Разгребая палкой зловонную кучу, Олег искал железяку, которой можно было поддеть крышку колодца. Наконец, он нашёл кусок арматуры, вытер налипшую на него какую-то гадость, и направился к колодцу. Вставив в щель железный прут, поднатужился и сдвинул крышку в сторону. Попробовал взять её руками и отодвинуть дальше, но не тут то было. Приняв правильное положение тела, ухватившись за один из выступов, он чуть приподнял и переместил её на некоторое расстояние. Потом повторил то же самое ещё несколько раз. Перед ним зияло зловонное, мрачное подземелье, в котором предстояло провести неизвестное количество времени.

  Занятый работой, Берибос не заметил, что за ним уже давно наблюдает пара внимательных глаз.

  - Гражданин, что вы тут делаете?

  - Я депутат, инспектирую городскую канализацию. Мне пришли жалобы населения на её плохую работу.

  Депутатство уже один раз помогло ему, и он решил использовать «палочку выручалочку» во второй раз.

  - Подозрительно, очень подозрительно, гражданин. Вы с собой только ножик взяли для открытия люков, или у вас имеется ещё какое оружие?

  - Я забыл инструмент, а рабочих не взял, чтоб для администрации этого района моё появление было, как снег на голову.

  - На голову? А на жопу приключений не хотите? Покажите-ка ваши документы.

  Сержант внимательно разглядывал внешность Олега. Не упустил его взгляд и дорогих запонок, и заколку для галстука, и к костюму он приглядывался внимательно, и к часам. И сомнение читалось в его глазах: бриллианты или бижутерия?

  - Лицо мне ваше знакомо и фамилия, а вот удостоверение – липовое. Не может депутат такого уровня в помойке копаться и крышки канализационных колодцев ковырять. Что там у тебя под мышкой топорщится? Вытянул руки вперёд без резких движений. Второй, второй, я шестой. У меня диверсант. Какие на фиг шутки? Он канализацию взорвать хочет, чтоб вся столица в говне утонула. Сам в бриллиантах весь, а удостоверение депутата Высших, Низших, и протчая, протчая, протчая палат. Это ты с ума сошёл, я себя нормально чувствую. Да не пил я вчера. Это ты каждый день пьёшь. Мне моя не даёт. Ты чё дуркуешь? Пить не даёт, а не то, что ты подумал. Да не я сбрендил, а ты. Говорю же, весь в бриллиантах, в канализацию лезет. Присылай дежурку. Какую «скорую помощь» для меня? Тебе самому пора в сумасшедший дом, алкаш хренов.

  - Сержант, возьми сто баксов, отпусти.

  - Ты думаешь, я за сто баксов Родину продам? Да я лучше двух чучменов без регистрации поймаю.

  - Возьми двести.

  - Пля, что вы такие жмоты все? Чем богаче, тем жмотее. Вон, весь в бриллиантах, небось, второй человек в Аль Каиде. Чё вам там с Бен Ладэном неймётся? Миллионеры же все. Набрали бы девок классных, Гюльчатаев с Шахразадами. Вот с такими шахра-задами.

 Разьезжали бы на лимузинах из гарема в гарем. В Куршавель бы съездили, у русских поучились, как жить надо. Ну, скажи, на хрен тебе эта канализация? Ну и будут все в говне, но ведь не богатые же? Богатые то в говне не будут, а чернь, она и так в дерьме по уши, ей и взрывать ничего не надо. Давай вон свою запонку и уё…. Бриллиантовая?

  - На, держи, дорогая штуковина. Только помоги мне туда спуститься.

  - Ты чё, долбанутый? Кинь туда взрывчатку и иди, докладывай о выполнении боевого задания.

  19

 Да я тебя и за две запонки не отпустил бы. Канализацию всё равно всю менять надо. Взрывай, сколько хочешь. Чем быстрее все в говне окажутся, тем наверху скорее призадумаются, а сможем ли мы так долго в нём находиться? Ладно, спускайся, только крышку я за тобой закрою, порядок на вверенном мне объекте должен соблюдаться.

  - Президент, я уже в подземелье.

  - Молоток, теперь шуруй по счётчику. Может где связь прервётся, тогда только на себя надейся. Оружие приготовь. С богом.

 

 

  ШТУРМБАННФЮРЕР

 

  - Хай.

  - Зиг хайль.

  - Проснулся?

  - Не совсем ещё.

  - Просыпайся, труба зовёт. Тут на столе у тебя рюкзачок, полный лимонок, Узи, ПМ, бронежилет и много всякой всячины. Ребята принесли, пока ты спал.

  - Оперативно. А «вальтер» не могли достать, или «парабеллум»?

  - Что менты подкинули, то и достали. Зато лимонки у нас свои. Давай, завтракай, ноги в руки и двигай к метро.

  - Я, как гитлерюгенд, всегда готов. С вечера бутербродов наделал. Привычка: вдруг завтра в поход.

  Надев рюкзак с лимонками, и положив в огромные боковые карманы брюк оружие, Дима ступил на тропу войны.

  Приключения его ждали прямо у метро: дежурная машина с четырьмя милиционерами занималась своим привычным делом – рэкетом. Ребята высматривали лиц восточной национальности и проверяли регистрацию. Не имеющие регистрации платили дань. Такое положение дел считалось нормой, как и принято в налаженном, коррумпированном государстве.

  Зоркий глаз младшого цепко выхватил из толпы неординарную личность штурмбанфюрера. Дима был одет в просторную камуфляжную форму с высокими штурмовыми ботинками. Если бы он был без рюкзака, на него, возможно, не обратили бы внимания. Явно тяжёлый рюкзак, стриженная «под ноль» голова, целеустремлённая походка – три подозрительных составляющих. А тут ещё в боковом кармане какая-то подозрительная штуковина оттопырилась.

  - Ваши документы, молодой человек.

  - Вот.

  - Куда идём, что несём?

  В другой ситуации Дима ответил бы, что идёт он в направлении с юга на север, а несёт с собой детектор обнаружения уровня коррупции у столичных ментов. Но не сейчас, когда у него целый рюкзак лимонок и две единицы огнестрельного оружия.

  - Пойдём-ка, присядем в машину.

  - Чё я там забыл?

  - Документы свои оставил….

  - Ааа, тогда ладно.

  - Ладно, не ладно, тут я решаю. Показывай, что там у тебя?

  - Вы не имеете право обыскивать без санкции прокурора.

  - Ааааа! Вот оно что! Умник! О, мля, ребята, ща в отделении умника пи…ть будем. А ну, быстро в «обезъянник». Поехали, развлечёмся, а то грустно с похмелья стало.

  - Ребята, может не надо? Возьмите пятисотку, у меня больше нет, я уже несколько месяцев не работаю.

  20

  - Э, брат, пятисоткой ты теперь не отделаешься.

  - Ну, ребята, у меня живот болит.

  - Мы тебе там дадим просраться, умник.

  - Ну, отпустите, случайно это у меня вырвалось.

  Сидя в «обезъяннике», Дима понимал, что теперь ему каюк. Срок будет большой и длинный. А он очень не хотел, отчаянно не хотел. А был он человеком решительным….

  Наглые, самонадеянные менты не стали проверять «на скорую руку» содержимое рюкзака и карманов, надеясь выяснить это в отделении с прибаутками и оскорблениями, в которых каждый хотел проявить себя большим юмористом перед сослуживцами.

  Фашист вытащил лимонку, зажал в кулаке и, когда машина подъехала к дверям отделения, выдернул кольцо.

  - Руки вытянул, ладони открытые и показал всем, что ты там зажал.

  - Лимонка, пля.

  - Ложись, граната, ложись!

  В одно мгновение во все стороны из машины выскочили трое, а




Байка

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 54 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр