Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Загадочное убийство на кладбище. (Рассказ ужасов)

  (Из цикла «Армагеддон»)

 

 

 Я лег спать, не гася света. Я оказался один во всем доме и оставил не выключенным свет из чувства страха. Я боялся темноты, хоть и любил ночь. Страшился одиночества, хоть и предпочитал уединение.

 Жизнь вообще вся соткана из противоречий. Жизнь человека – особенно. Человек – в корне противоречивое существо. Я является наполовину хищником, наполовину вегетарианцем. Имеет низменное физическое тело и возвышенную душу. Стремится к добру и в то же время погрязает в пороках.

 Итак, я лег, не выключая света, но заснуть не смог, так как все время думал о всякой чертовщине. То мне казалось, что в окне сейчас возникнет желтая, восковая рожа покойника или какого-нибудь другого чудища, то - что в зале вдруг раздадутся чьи-нибудь вкрадчивые шаги, и дверь моей спальни раскроется. Также сквозь стену ко мне могло пожаловать хохочущее привидение, из-под кровати - высунуться чья-нибудь окровавленная рука; могли громко забарабанить во входную дверь, а на чердаке - дьявольски завизжать какие-нибудь твари.

 Но больше всего меня почему-то беспокоила входная дверь. Я интуитивно чувствовал, что опасность грозит именно оттуда! Весь покрытый холодным потом, с ужасом, одним глазом я следил за стрелками больших, старинных часов, висевших на стене, отмечая каждую прошедшую минуту. Большая стрелка неуклонно подбиралась к двенадцати.

 Я знал, что если я не засну до полуночи, то наверняка умру от разрыва сердца, едва услышу бой часов, отмечающих это роковое мгновение, в которое и происходят всевозможные дьявольские происшествия. Не так давно, буквально на прошлой неделе, в это же время случилось загадочное убийство на старом городском кладбище, в домике смотрителя. Что убийство произошло именно в двенадцать часов ночи - ни раньше, ни позже - определили по остановившимся на этой фатальной цифре стрелкам будильника и по карманным золотым часам смотрителя. А было вот что. С утра, как обычно (а день был воскресный), на кладбище пришли старушки и не увидели возле калитки смотрителя, который всегда приветствовал их снятием с головы своего черного, вытертого во многих местах котелка. Мало того, и сама калитка была на запоре. Старушки туда-сюда, заглянули в окна сторожки, которая стояла по эту сторону кладбищенской ограды, неподалёку от калитки, и ужаснулись...

 Потом уже, когда пожаловала полиция и дверь сторожки взломали, глазам случайных свидетелей, оказавшихся в это время на кладбище, предстала такая леденящая кровь картина дикого средневекового вандализма, что кое у кого не выдержали нервишки и пришлось срочно вызывать карету «Скорой помощи», чтобы препроводить несчастных в лечебницу для душевнобольных. Весь пол, стены и потолок в сторожке были залиты кровью. Причем, на беленых стенах и потолке четко отпечатались кровью следы чьих-то ног, точнее одних костяшек, как если бы, к примеру, по потолку и стенам сторожки прошелся скелет. Всё в помещении было перевернуто и перебито, пол взломан, будто искали золото, а в углу под сорванными досками пола вырыта глубокая, в полтора человеческих роста, яма, в которую положена убитая приёмная дочка смотрителя, тринадцатилетняя сирота – крошка Глория. Девочка была без головы и без правой руки, обнажена, со следами насилия на теле. Посередине также залитого кровью стола лежали топор, детская голова, искажённая гримасой ужаса, и стояла черная свеча, начинавшая гореть, но потухшая.

 Сам Смотритель, ветхий семидесятилетний старик, висел на чердаке под самой крышей, прикрученный к перекладине колючей проволокой, обмотанной вокруг его шеи. Он, как и девочка, был без какой-либо одежды, с вырезанными на спине в виде креста полосами кожи.

 Самое удивительное во всей этой истории было то, что сторожка была заперта изнутри на два замка и засов, окна также были плотно затворены и заперты изнутри на задвижки, как и слуховое окно чердака. Подвала в сторожке не было, подкоп исключался, а больше никаких других следов проникновения злоумышленников в помещение не было. Не сквозь стену же они прошли, в самом деле?..

 Мне явно не следовало вспоминать сейчас эту историю. Каким-то необъяснимым, запредельным чувством я улавливал некую незримую, надмирную связь моих мыслей с загадочными силами, совершившими жестокое убийство в сторожке смотрителя кладбища. Мои мысли неминуемо должны были притягивать их к себе, как притягивает быка красный платок тореадора или хищника – запах крови. Я побледнел, затаился в неудобной позе и почти перестал дышать, потому что даже собственное дыхание казалось в пустом доме оглушительно громким. Я боялся пошевельнуться, скрипнуть лишний раз сеткой кровати, округленными от ужаса глазами следя как загипнотизированный за большой стрелкой стенных часов, которой оставалось до цифры двенадцать всего несколько делений. «Вот сейчас... Еще одна минута, одно деление!.. Еще, еще!..» – повторял я про себя, как помешанный. Сердце у меня в груди колотилось, как молот, и удары его, казалось, разносились далеко по окрестностям.

 Я отчаянно гнал от себя навязчивые мысли о страшном убийстве в сторожке смотрителя, но они, как живые существа, вырвавшись из-под моего контроля, сами собой лезли в мою голову. Мало того, мысли облекались в такие яркие образные картинки, воссоздавая такие ужасающие подробности недавнего преступления на кладбище, что у меня отнимались, как у парализованного, ноги, холодело всё внутри и даже, казалось, сам собой замедлялся пульс. Будто сердце на мгновение замирало, накапливая силы для решительного броска на волю, прочь из моего тела.

 И когда отчетливо и громко, на весь пустой дом, заскрипела, как будто разрывая саму материю, входная дверь в прихожей, а вслед за этим погас свет, я закричал нечеловеческим голосом, вскочил с постели и выбежал из своей комнаты. В кромешной темноте я схватил первое, что подвернулось под руку (это был стул), и, не прекращая дико орать, ринулся со своим орудием в прихожую. Ничего уже не соображая от страха, я стал яростно махать перед собой стулом, поражая невидимого противника и прорываясь к двери. Я слышал глухие удары стула о какие-то возникающие на пути препятствия, слышал как валится что-то или кто-то вокруг меня от моих сокрушительных ударов, и от сознания своей силы мало-помалу успокаивался.

 Невидимые враги не помешали мне добраться до входной двери на первом этаже, отпереть ее и выскочить на улицу. Здесь я быстро отбросил стул и что было мочи помчался прочь от страшно дома. Ноги меня слушались превосходно и я несся, как спортсмен на беговой дорожке. Перешагнув через недавний ужас после встречи с потусторонними силами, я понял, что могу теперь всё! Не было сейчас для меня никакой преграды. Увидев на пустой, темной улице фигуру одинокого прохожего, я мигом догнал его и, побуждаемый каким-то звериным, первобытным азартом разрушения и убийства, принялся его бить.

 Избив прохожего, я помчался дальше, ощущая в себе дикую, всесокрушающую силу вырвавшегося из клетки молодого животного. Всю жизнь свободу мою сковывала одежда и я торопливо принялся сбрасывать её со своего тела. Оставшись нагим, я издал торжествующий клич и помчался дальше по улице. Я знал, что мне теперь было нужно. Я искал женщину, и вот она появилась на моём пути, неся в руках, засученных до локтей, корзину со свежевыстиранным бельем. Я набросился на нее, как изголодавшийся волк на добычу, ударом ноги ловко вышиб из рук корзину, повалил женщину на землю и навалился сверху, разрывая в клочья ее одежду. Я целовал её, мотающую головой, в губы, мял в пальцах крупные соски грудей и раздвигал ноги, между которыми соблазнительно чернел пучок тёмных волос. Справившись с её руками и ногами, подавив сопротивление прачки, начал грубо насиловать, глубоко, с наслаждением окуная член в её любовное лоно.

 Одной женщины мне показалось мало, к тому же я жаждал теперь девушку, а не женщину. Бесплодно проплутав по ночным улицам, решительно приблизился к какому-то дому. Как это ни странно, я легко проник в него через раскрытое окно мезонина; забежал в одну комнату – никого, в другую – та же история. Только в спальне увидел спящую в кровати девочку примерно одного возраста с убитой приёмной дочерью кладбищенского смотрителя Глорией. Не раздумывая, я сдёрнул с неё одеяло, сорвал бельё... Приглядевшись, понял, что это и в самом деле дочь смотрителя, чудом спасшаяся от смерти. Неожиданно в спальне появился сам смотритель. В одной руке он держал окровавленный топор, в другой – висящую на куске колючей проволоки... мою собственную отрубленную голову!!!

 Я ужаснулся и, оставив бедную девочку в покое, ощупал свою голову. Убедившись, что она на месте, я истерически крикнул смотрителю, что в его руке не моя голова. Но голова, которую держал смотритель, рассмеялась, брызгая слюной, тут же на лету превращавшейся в капельки крови, выскользнула из проволочной петли и покатилась, как мяч, по полу. Я снова в ужасе схватился руками за голову, и тут маленькая Глория вырвала у смотрителя топор и занесла его надо мной.

 В тот же миг я каким-то фантастическим образом очутился на помосте в центре средневековой городской площади, забитой народом. Склонившись перед гильотиной я клал на нее голову, а Глория и смотритель кладбища готовились привести гильотину в действие.

  Невозможно передать словами весь ужас, который обуял меня в ту самую минуту, когда острый, как бритва, нож гильотины бесшумно упал на мою шею. Я ждал удара каждой клеткой своего тела. Шея же стала до такой степени чувствительной, что, возможно, сама собой отделилась бы от туловища, как хвост у ящерицы, проведи по ней кто-нибудь хотя бы простой соломинкой.

 Гильотина опустилась, я весь внутренне сжался, а потом вдруг в самый момент удара расслабился, как будто отпустил стрельнувшую в воздухе пружину.

 Но смерти, как ни странно, не последовало. Шея ли сделалась как ватная, нож ли гильотины, но желаемого отделения головы от туловища не произошло и Глория со смотрителем начали поднимать и настраивать нож гильотины для второго удара...

 

 

 11 июня 1990 г.

 




мистика

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 53 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр