Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Всем богам спасибо за тебя.Часть 1.(гл1-5)

 Название: «Всем богам спасибо за тебя»

  Фендом: Ориджинал

  Автор: Русёна

  Email: griyur@inbox.ru

  Бета: нет

  Рейтинг: PG-13

  Пейринг: Дима/Андрей, их друзья и знакомые

  Жанр: angst – немного, romance

  Направленность: слеш, немного фемслеш

  Cтатус: В процессе

  Размер: Макси

  Дисклеймер: Все мое, любые совпадения случайны, хотя идеи взяты из жизни.

  Размещение: Можно, но с моего согласия

  Предупреждения: ненормативная лексика, яой

  Содержание: Знакомство, которое переворачивает всю жизнь, чувства, бороться с которыми не стоит, любовь, которую так легко разрушить и так сложно сохранить.

  От автора: Это первое мое творение. Может, немного «сказка» о любви, чувствах, отношениях. Надеюсь, вам понравится.

 

 Аннотация: Никогда не знаешь, что тебе принесет то или иное знакомство. Так и у главного героя этого произведения - Дмитрия - начинается новая полоса с момента встречи с соседом по парадной. И во время дружбы с этим симпатичным парнишкой Дмитрий сталкивается с разными людьми и ситуациями, которые дают понять ему, что жизнь и отношения более разнообразны, чем он думал раньше. Это приводит к неожиданным открытиям в самом себе и к любви, о которой даже не задумывался.

 

 Часть 1. Начало общего пути.

 

 

  «Хочешь большой и светлой любви?

  Приходи на сеновал»

 

 1.Мы встретились и подружились.

 

 Лето. Все-таки лето – это лучшее время года. Особенно, когда истинно летних, жарких, с яростным солнцем на чистом голубом небе без единого облачка, дней не так уж и много. Я вышел из квартиры в приподнятом настроении, меня переполняли восторженные чувства просто оттого, что молод, свободен, прекрасная погода, конец рабочей недели и вообще жизнь замечательна! Ближайшие планы сулили массу удовольствий. Сегодняшний – начало отношений с давно привлекшей мое внимания девушкой. Скоро отпуск – тоже приятное событие. Максимум через полгода – покупка машины, на которую я копил так давно. Что еще желать 26-летнему парню? Ну да – квартира! Уже есть. Хорошо оплачиваемая работа – тоже есть.

 

  С такими оптимистичными мыслями я спустился в лифте со своего 8-го этажа и открыл дверь парадной. Меня тут же охватил слишком знойный для утра воздух. Мысленно я похвалил себя за то, что отказался от костюма, когда решал в чем идти сегодня – после работы ожидалось небольшое застолье. Не успев отойти от подъезда и на несколько шагов, на повороте, я столкнулся с вдребезги пьяным парнем, которого из-за густых кустов сирени, росших с обеих сторон короткой дорожки к парадной, не заметил. Вернее, он, покачнувшись, на меня налетел.

 – Э-э-эй! Ты смотри куда прешь! С утра и в таком состоянии! «Хм, алкоголизм все молодеет» – подумал я, придерживая этого совсем еще молодого парнишку, можно сказать – пацана.

 – Прстите! – извинившись, он выпрямился и направился к парадной, а я про себя удивился, что ни разу еще его не видел, хотя живу в этом доме давно и более-менее всех жильцов знаю. Хотя бы в лицо. Почему-то я стоял и смотрел, как этот мальчишка пытается набрать код на дверях, но у него не получается. «Ну конечно! С перепоя наверняка перепутал парадные, а то и вовсе дом!» – подумалось мне, и я подошел к нему:

 – Эй! Ты явно не туда пришел! Где ты живешь?

 – Здесь…

 – Адрес скажи!

  Как ни странно, но он из моей парадной. И почти сосед – мы живем через этаж, судя по названному номеру.

  – Ладно, давай я тебя до квартиры доведу, а то тебе и дверь не открыть будет в таком состоянии. Ключи-то не потерял?

 И что меня подтолкнуло на это? Возможно, хорошее настроение и наличие свободного времени. А может – судьба.

 

 Уложив невменяемого пацана на диван прямо в одежде, еще раз изумившись его состоянию – и как он до дома вообще дошел? – я, окинув взглядом вполне приличную обстановку комнаты – не бедствуют хозяева – захлопнул дверь его квартиры и побежал на остановку. Времени свободного уже не оставалось, а ведь собирался на полчаса раньше придти на работу. Что бы увидеть ЕЕ, так как трудился мой предмет воздыхания в юридическом отделе, в который пройти надо было через наш компьютерный отдел. Эта замечательная девушка всегда приходила на работу пораньше. А сегодня после рабочего дня мы отмечали дни рождения тех наших сотрудников, кто родился в июне, и я планировал после этого проводить ее домой и предложить встречаться. Шансы у меня, я полагал, были. Вероника с момента устройства в наш офис всегда легко шла на общение, была улыбчива и весела. С ней можно было говорить на любую тему. Короткая стрижка и спортивное телосложение, гордая осанка, порывистые движения, открытый прямой взгляд создавали образ сильной личности, возможно даже немного властной. Меня всегда больше привлекали такие девушки, чем мягкие, хрупкие и слишком женственные.

 

 И вот поздний вечер. Каким чудом дошел до дома – не знаю. У парадной на скамье кто-то сидел, но я и внимания не обратил, пытаясь попасть пальцем в двоящиеся перед глазами кнопки кодового замка.

  – Эй! Не ты ли мне сегодня утром помог?

 – А?

  На скамье – тот парень. В руке – банка пива.

 – О-о-о! Опохмеляешься? Слышь, открой дверь.

 – Хм, услуга за услугу? О-кей, помогу. Как говорят: долг платежом красен?

  Вот так и началось наше знакомство. Чуть позже я узнал, почему мой знакомец такой утром был, а он – почему я такой вечером.

 

 Прошло две недели с момента нашего знакомства. Андрей – так звали этого паренька – закончил только что 11 класс школы с химико-биологическим уклоном, что стояла во дворе нашего дома. Я помню, когда мы с матерью сюда переехали, то звонки из школы при открытом окне меня раздражали. Потом привык. Даже иногда тоска по детству возникала, когда видел, как копошатся дети у школы. Из разговора с моим новым знакомым я узнал, что жил он вдвоем с матерью, которая имела вместе с подругой свой магазин-салон и притом довольно успешный. На сына денег не жалела, поэтому дополнительно к школьным урокам мальчишке приходилось ходить на компьютерные и языковые курсы, так как «мама полагает – это мое будущее», сам же парень считал, что уроков и в школе за глаза хватало. Незаметно для самого себя я довольно быстро сдружился с парнишкой, хотя он был много младше меня. «Братьев у меня нет, даже двоюродных, так может, я его как брата воспринимаю?» – подумалось мне, когда обратил внимание на ту скорость, с которой я сошелся с малолеткой. На этой мысли и успокоился.

 

 – Привет! Как дела? – кивнул я, увидев знакомую фигуру у лифта, входя в подъезд. В руках Андрея была пачка газет, видимо, за почтой спускался. Он нажал на кнопку вызова и весело мне ответил:

 – Нормалек. Что сегодня вечером делаешь? Я новую игру закачал. Приходи.

 

 …В тот день, пьяный, я плакался незнакомому мальчишке о несправедливости мира, о том, что это черт знает что, и все девушки мира не стоят внимания, и почему ж мне так не везет, и бог знает, что еще говорил, изливая вовне разочарование от отказа Вероники встречаться со мной.

 – Вероника - ведь она мне так улыбалась всегда и говорила со мной с таким вниманием…Она такая… Какой, к черту, «любимый человек»?! Я никогда ее с парнем не видел. А она уже почти год у нас работает. И говорила так, словно этот самый «любимый» рядом стоит. Уж он хотя бы раз за столько времени да встретил бы ее с работы. Я ведь давно за ней наблюдаю. Никого, кроме подруги, не видел.

 Андрей сидел в углу в кресле и молча глотал пиво. Он ничего не говорил. Да мне и не надо было. Просто хотелось излить обиду наружу. Вот я все говорил и говорил.

 – Ты знаешь, – вдруг сказал он, – у меня тоже – любимый человек. Был, – и замолчал. Я ждал продолжения.

 – То есть и сейчас есть, только очень далеко. А вчера вечером я узнал, что вступает в законный брак – никогда б не подумал. Потому и напился, чтоб легче стало. Только это не помогло, – и опять замолчал. А я расспрашивать не стал, хотя чужая несчастная любовь немного примирила меня с поражением на личном фронте.

 – Так мы с тобой друзья по несчастью! – только это я и сказал в ответ.

  Почти сразу после этих слов мой новый знакомый ушел. Хотя на следующий день забежал спросить как самочувствие у страждущего, предусмотрительно принеся с собой две банки пива. Так наша случайная встреча стала перерастать в более крепкие дружеские отношения.

 

 …– Так как? Ты придешь? Что задумался? – Меня вырвали из воспоминаний.

 – Ну, может быть, – я шагнул в открывшийся лифт, удивляясь саму себе. Начинать играть в компьютерные игры в 26 лет как-то странно. Раньше я не интересовался такого рода развлечениями. Но мне нравилось бывать у Андрея. Этот общительный и такой молодой парнишка отвлекал меня от всяких взрослых проблем. И от одиночества. Пусть на короткое время, я окунался в беззаботность юности, отдыхая душой. Поэтому все-таки чуть позже пошел к нему в гости.

 

 – Слышь, Андрей, а почему я тебя раньше не встречал? Ведь почти всех соседей по подъезду знаю.

 – Так мы не так давно переехали. Родители развелись, а квартиру разменяли на две. У нас классная хата была в центре.

 

 Андрей жил на шестом этаже в такой же, как и у меня, двухкомнатной квартире, даже одинаковой по расположению. Только обстановка куда круче моей – качественный недавний ремонт и мебель под стать – евростандарт, одним словом. Вот хотя бы его шикарный компьютерный стол из стекла. А дом – типовая девятиэтажка – стоял параллельно дороге, и окна наших квартир выходили в сторону двора, в южном направлении, что лично мне нравилось, а Андрею, как оказалось, нет – видите ли, слишком много солнца. Хотя, откуда его много в нашем северном городе? Дождей и хмурого неба куда больше.

 

 – Блин, не тормози! Тебя сейчас убьют! – сидевший рядом парнишка качнулся к монитору, следя за моей игрой. И на меня повеяло приятным ароматом. «Странно, дома использовать дорогой парфюм» – подумалось мне, но тут очередные монстры поглотили все мое внимание.

 Интересно, чем он занимался целыми днями один? Не играл же. Как я понял, перед учебой в ВУЗе зарабатывать моему новому другу необходимости не было, да и желания тоже. Он сказал, что «поступление в универ не проблема» и на вопрос «что летом делать будешь» пожал плечами. Впрочем, меня это особенно и не интересовало. Мне просто нравилось общаться с ним. Как будто я сам становился моложе, играя и разговаривая, в общем-то, ни о чем. И не было этих одиноких вечеров, особенно чувствительных после отказа Вероники. А вот почему парнишка тратит время на меня? Неужели нет друзей – ровесников? Как оказалось, есть.

 

 Июль подходил к концу и скоро у меня должен был начаться отпуск. Я хотел сменить обстановку и съездить куда-нибудь. На работе посоветовали одно турагентство, расположенное в центре, и я решил посетить его в субботу. Выходя из прохлады метро в жару раскаленного на солнце города, я приостановился. Как всегда у входа в метро был людской водоворот с островками из ожидающих. Один из них чем-то зацепил мой взгляд. Трое парней, беседующих друг с другом, как будто только что встретились. Самый высокий, постарше, приобнял за плечи другого, совсем малорослого. Третий, стоящий ко мне спиной, приглашающе махнул рукой и они, не торопясь, все вместе пошли вдоль улицы. Тут, увидав в профиль парнишку, я узнал своего соседа по парадной. Но что-то в этой троице было не так, точнее – в двух незнакомцах. Я стоял и смотрел вслед, не понимая, что же все-таки меня смущает. Задумавшись, двинулся в сторону турагентства.

 

 Путевку я так и не купил. В голове все прокручивалась сцена чужой встречи, и я не мог сосредоточиться на выборе. И что меня зацепило? Набрав с собой буклетов, вернулся домой. А через пару дней вновь случайно встретился с Андреем. Он сидел у парадной на скамье, откинувшись к стене дома и смотря куда-то в небо. Глубоко уйдя в свои мысли, не замечая ничего вокруг, он казался таким одиноким, печальным, более взрослым, чем выглядел обычно – у меня почему-то дрогнуло сердце. Я остановился, рассматривая его, как будто впервые увидел. «А ведь красив, зараза», подумалось мне. Еще по-детски припухлые, четко очерченные губы изящной формы; слегка раскосый разрез больших для мальчика карих глаз с длинными и пушистыми ресницами - сейчас это особенно заметно, когда он смотрит вверх; брови легкой дугой вразлет, прямой тонкий нос, так и хочется сказать – аристократический. Мягкий овал лица, на котором ни одного прыщика – в его-то подростковом, на вид лет 16, возрасте! У меня, помню, в его годы это проблема была номер один. И волосы. Слегка волнистые, с каштановым отливом на солнце. Если бы они были длинные-е-е… Тело же стройное, пропорциональное, можно сказать – изящное. Длинные ноги упираются в бордюр для цветов, посаженных жильцами у парадной. Наверно, так выглядят эльфы – фентези читать я любил.

 

 Очнувшись от созерцания, смутившись, что любуюсь парнем, я подошел вплотную к Андрею и тронул его за плечо. Он вздрогнул и непонимающе уставился на меня. В глазах проявилось узнавание:

 – А-а-а, привет.

 – Ты что это тут медитируешь? – слегка напряженно сказал я, не понимая, что это со мной происходит.

 – Да так, задумался просто.

 – И о чем же?

 – А-а-а, ерунда. Ты сегодня что-то с работы рано.

 – Вышло так, – пожал я плечами, – Два дня назад видел тебя в центре у метро. С друзьями встречался? Показалось, что вы давно знакомы.

 Почему-то он слегка напрягся. Щеки Андрея порозовели, отчего у меня возникло чувство умиления. Парнишка, несколько натянуто улыбнувшись, ответил:

 – Да. Решили отметить поступление в универ. А ты что там делал? Я тебя не заметил.

 – Скоро отпуск. Хочу съездить куда-нибудь. В турагентство решил обратиться, мне посоветовали. Правда, путевку так и не купил.

 Я смотрел на него сверху вниз с непонятным мне ощущением, которое возникло, да так и не проходило после пристального рассматривания задумавшегося парнишки. И что на меня нашло?

 – Слышь, Андрей, твое имя тебе не идет, – вдруг ни с того ни с сего вырвалось у меня. Я изумился самому себе. Андрей на мои слова среагировал спокойно, грустно усмехнувшись, ответил:

 – Мне это уже говорили, – и лукаво: – Зато твое тебе идет.

 Я вновь смутился и, в удивлении от самого себя, засуетился:

 – Ну ладно, у меня кое-какие дела дома, пока.

 

 Никаких дел не было. Дома я завалился на кровать и уставился в потолок. Что происходит? Что за идиотская реакция и даже непонятно на что? Ну да, чувствуется какая-то тайна в Андрее, но у кого их нет – тайн? Ну, привлекает он меня – так с ним мне просто интересно. Я вообще легко сходился с новыми людьми. Естественно, у меня есть друзья, с которыми изредка встречаюсь, но у них у всех подружки и я себя чувствую несколько лишним, когда собираемся компанией. Двое из моих друзей женаты, а у одного уже и ребенок есть. А Андрей чем-то похож на меня. Я встал и подошел к зеркалу. «Хм, не похож», – подумалось мне, пристально разглядывающему свое отражение. Достаточно высок – 182см, в школе даже занимался баскетболом. Фигура спортивная в отличие от несколько хрупкого телосложения Андрея, да он и пониже меня будет, лицо ничем не примечательное. Хотя мне и говорили девушки, что я обаятельный и глаза у меня выразительные. На мой же взгляд – самые обыкновенные, серо-карие. А вот у парня чисто серые, как сегодня заметил. Очертания рта несколько жестковаты, светло-русые волосы, пусть и густые, но совершенно прямые и непослушные, поэтому стригу коротко. Имя – Дмитрий, в честь дедушки-офицера, – вот ему действительно это имя шло. «Ничего особенного», – вновь подумал я, отходя от зеркала. «И вообще, что это вдруг меня моя внешность заинтересовала? Надо отвлечься». Я включил телевизор.

 

 На следующий день вечером мне позвонил Андрей:

 – К тебе сейчас зайти можно?

 – Конечно! – я обрадовался.

 

 – Ты вчера говорил, у тебя отпуск скоро? И ты еще не решил, куда ехать? – с порога спросил он.

 – Ну да. Да ты проходи, проходи, – все же чаще я к нему заходил, чем он ко мне. Андрей прошел в гостиную и сел на диван.

 – Так вот: у меня друзья за границу едут на десять дней и просят за домом присмотреть, и собаку кормить надо. Мне одному влом. Может, составишь компанию?

 – Э-э-э, весьма неожиданно, подумать надо, – но я уже знал, что соглашусь.

 

  В пятницу Андрей уехал, оставив мне адрес и описание как добраться до дачи друга. Я должен был приехать туда в воскресенье, так как в субботу была годовщина смерти матери, и не посетить ее могилу в такой день я не мог. А с понедельника начинался мой отпуск.

 

 2.Хорошо на даче летом.

 

  Погода в выходные не радовала. Накрапывал мелкий дождь. Я шел вдоль мокрых заборов, за которыми стояли коттеджи один другого причудливее, и сомневался, правильно ли решение приехать сюда? Чуть больше месяца знакомства, парнишка лет на десять младше меня. Как сказал однажды Андрей, его мать имеет свой магазин-салон, а судя по домам, люди здесь не бедные живут, значит и друг Андрея из той же среды обеспеченных людей. И что я здесь делаю?

 

 Дойдя до нужного дома, я встал, не решаясь нажать на звонок, закрепленный прямо на кованой решетке ворот. Залаяла собака, и тут же распахнулась дверь коттеджа, из которой в одной футболке под дождь выскочил Андрей. От его радостной улыбки все мои сомнения улетучились.

 – Приехал! Я так рад, а то тоска жуткая, соседей не знаю, да и вообще все как вымерли, по телеку муть одна, а комп не работает, а-а-а, ты ж в них разбираешься, посмотришь, что с ним? – он тараторил безумолку, таща меня за собой за руку. Я невольно улыбался, испытывая теплое чувство оттого, что вот так вот радостно он меня встречает.

 

  Коттедж мне понравился. Из небольшой прихожей проход в гараж и в санузел, затем просторный холл, из которого двери вели на кухню, в гостиную и на веранду. Лестница на второй этаж закручивалась спиралью, выходя на небольшую площадку. Три спальни, две из них почему-то смежно-изолированные. Мне досталась отдельная, в зеленовато-салатовых тонах, рядом с ванной.

 

  Это были замечательные десять дней. Суток через двое опять наступила жара. Это лето вообще было богато на теплые, солнечные деньки. Мы купались в речке, что протекала неподалеку, загорали на небольшом песчаном пляже, явно специально сделанном, играли в волейбол с другими отдыхающими из этого же поселка. Побывали на рыбалке – снасти нашлись в кладовке размером с маленькую комнату. Раза три ходили в гости, но ни с кем особо не сближались, хотя к нам обоим проявляли интерес. Мы были самодостаточны. Давно я не чувствовал себя так великолепно. Даже не замечал особо, что за люди вокруг – общение с Андреем занимало меня больше всего. И радовался, что у моего друга нет девушки, которая наверняка сейчас была бы здесь вместо меня. Еще в начале нашего знакомства, когда я обратил внимание на внешность парня, я подумал, что девчонки на него должны гроздьями вешаться, но вспомнил, что он только что закончил школу. Было довольно логично, что с одноклассницами парень уже расстался, а новых подружек еще не завел – скорее всего в институте, когда поступит и появятся новые знакомые, вакантное место займет какая-нибудь красотка.

 

  В воскресенье вечером, после душа, я постучал в комнату Андрея, чтобы вместе спуститься вниз попить чаю. Тишина. Приоткрыв дверь, заглянул внутрь. Парнишки в комнате не было. «Любопытство – не порок», – подумал, проходя внутрь. Комнаты я видел мельком, как только приехал – Андрей показывал, но сейчас я более внимательно оглядывался вокруг. Мое внимание привлекла группа фотографий на стеллаже у окна. На одной из них были изображены три человека: Андрей – его узнал сразу, хотя он здесь явно моложе, парнишка – ровесник или же чуть младше Андрея. Кажется, его я видел тогда у метро, невысокий который, и невероятно красивый мужчина, молодой, лет тридцати, обнимающий ребят за плечи.

 – Это я, Леон и…и его отец, – я вздрогнул и оглянулся. Сзади стоял Андрей и глядел почему-то прямо в стену. Тоскливый взгляд и напряженный тон голоса смутил меня. Давно таким его не видел. Будто фото разбудило в душе моего друга нечто печальное, что уже уходило в даль прошлого, но вот снова вернулось.

 – И-и-извини, – поспешно поставив фото на место, я повернулся к нему. В душе смешанные чувства сожаления и любопытства. Так захотелось вернуть его утраченную беззаботность, но как это сделать?

 – Хотел предложить тебе чаю вместе выпить, а тебя не было, вот...,– что говорить дальше, я не знал. А в голове крутилось: «Что-то «отец» слишком молод, да и чего запинаться при упоминании о нем? Ох, интересно. Может иначе спросить?»

 – Ничего. Проехали, – справившись со своими эмоциями, уже нормально сказал он, направляясь к дверям.

 – Это хозяева дома? – задал я вполне резонный вопрос, потому что на других фото тоже присутствовал либо мужчина, либо парнишка, либо они оба.

 Андрей молча спустился вниз, прошел на кухню, так же молча разлил чай и сел за стол. Я же безмолвствовал, не зная, что сказать, чувствуя себя почему-то виноватым.

 – Леон, вообще-то Леня, мой лучший друг с начальных классов, – вдруг заговорил Андрей, – Его отец сейчас за границей – длительный контракт. Леон с… со своим другом к нему в гости поехали. Хозяином теперь можно считать Леона.

 Парень явно хотел произнести другое слово, что меня озадачило. Я ощутил в нем то же напряжение, что было в городе, когда я спрашивал о друзьях. «И что это за напряг? И опять запинается» – мелькнула мысль. Желая исправить натянутую атмосферу, я перевел разговор на тему завтрашнего отъезда домой.

 

 3.Что можно узнать на дне рождении.

 

  Следующие несколько дней своего отпуска я провел практически не вылезая из дома, увлекшись одной сетевой игрой, которую так кстати посоветовал Андрей. Сам он почти не появлялся. Мне же хотелось его видеть, поделиться своими впечатлениями об игре, да и просто поболтать. Почему-то я скучал без него. Жаль, что Сашка – мой друг со студенчества – умотал со своей женой на дачу к теще на весь отпуск, который совпал с моим. Было одиноко. Я решил напроситься в гости к моему соседу по подъезду и позвонил ему сам. До этого инициатива общения исходила преимущественно от Андрея. К телефону он подошел не сразу.

 – Слушаю! – энергично прозвучал его голос, который почти заглушала музыка.

 – Э-э-э, я, кажется, не вовремя, у тебя гости?

 – Да нет, мать с командировки завтра приезжает, так вот – прибираюсь. А что ты хотел?

 – Напроситься в гости.

 – Лады, жду.

 

 Музыку слышно было даже на площадке. Дверь оказалась приоткрыта, и я вошел. С мокрой тряпкой в руках, растрепанный и раскрасневшийся, в шортах, но без футболки парнишка был… мил?... необычен?...привлекателен?... Я не смог определить вызванные его видом эмоции, бессознательно замерев на миг.

 – Что стоишь, проходи. Сейчас закончу, – он скрылся в ванной, где слышался звук текущей воды. Пройдя в комнату, я с удовольствием огляделся – давно не заходил, а мне нравилось здесь бывать. Вещей было мало: диван, стеклянный компьютерный стол с креслом, комод с телевизором и высокими колонками по сторонам, небольшая полка на стене – это создавало ощущение простора, хотя комната всего 10 кв. метров.

 Сделав звук потише, с выражением огромного облегчения на лице Андрей плюхнулся на диван рядом со мной. В общем-то, я пришел просто поболтать, но тут неожиданно для себя предложил:

 – Давай в выходные куда съездим? Тоскливо одному дома сидеть.

 – Ну-у, я вообще-то занят буду.

  Я растерялся, а он, кажется, заметил мое смущение, поэтому сразу же поправился:

 – То есть не совсем. У меня день рождения в понедельник, так мы с друзьями в выходные решили отметить.

 – О! Поздравляю. Заранее. Это тебе 16 или 17 исполняется? – Я почувствовал себя неловко, как будто напрашиваюсь, но что-то заставляло меня продолжать эту тему:

 – С Леоном отмечать будешь? На даче или здесь, в городе?

 – Семнадцать, – он скосил на меня глаза, явно подумал о чем-то и, решившись, усмехнулся:

 – А знаешь, я тебя тоже приглашаю. Только…нет, ничего. Все! Завтра с утра я за тобой зайду! – он решительно кивнул сам себе.

 Я открыл рот отказаться и… закрыл. Понял, что в очередной раз заранее был согласен и не откажусь. «Черт! Это от скуки. Надо было путевку брать» – подумал я.

 

  Знакомая дача. Окна гостиной нараспашку. Музыка гремит. Несколько парней шастают в дом и обратно, двое суетятся у мангала в глубине сада. Я заметил высокого парня чуть постарше остальных и узнал в нем того, кого видел у метро три недели назад. А нам навстречу шел, широко улыбаясь, Леон. Его я тоже узнал – от фото почти не отличался.

 – О-о-о! Новорожденный! Ты вовремя! Шашлык почти готов! А с тобой кто? – парень глянул на меня с любопытством и оценивающе, – Ты ничего не говорил. Или это типа лекарства? – с каким-то подтекстом и пониженным тоном произнес он.

 Андрей, шедший чуть впереди, четко, выделяя каждое слово, произнес:

 – Это. Мой. Друг, – а затем продолжил:

 – Знакомься: Дмитрий. Живем в одном подъезде. Кстати, это с ним мы сторожили твою дачу. Дима, это Леон, мой друг детства, – обратился он уже ко мне. Невысокий, подвижный, с явно более живым и непосредственным характером, чем у Андрея, молодой хозяин дачи производил приятное впечатление.

 – Сережа, подойди сюда! – вдруг крикнул новый знакомый, обернувшись в сторону дома, а затем снова повернулся ко мне:

  – Я тебя со своим… – Андрей дернул Леона за рукав, привлекая внимание, наклонился и что-то прошептал ему на ухо, тот глянул на меня и продолжил прерванную речь: –…со своим другом познакомлю, чувствую, ты должен ему понравиться.

 Я ощутил себя так, будто при мне говорят то на иностранном, то на русском языке: «Черт, да что такое?». Подошел высокий парень, тот, что постарше, и нас представили друг другу. Сергей, так его звали, был немногословен, но улыбался открыто, доброжелательно. А, поздравляя Андрея с днем рождения, даже обнял и расцеловал его, словно младшего брата.

 – Я рад, что у Андрюши появился друг помимо нашего тесного мирка, – между тем продолжал Леон, – хотя он и не говорил о тебе, но сам факт, что ты здесь, говорит о многом. Надеюсь, ваша дружба и дальше сохранится.

 – Леон, перестань, я ж просил, – умоляюще обратился Андрей к своему другу детства, а затем ко мне: – не обращай внимания, пойдем лучше в дом, разгрузим сумку, а то смотри, все уже почти готово.

 

 Парни вернулись к своим делам, мы же прошли в коттедж. Я был новым человеком в этой компании и Андрей не оставлял меня одного, видимо для того, чтобы мне не было неловко. Через какое-то время все угомонились вокруг стола, стоящего недалеко от мангала под яблоньками, на которых видны были будущие плоды. Леон меня быстренько представил всем, сказал, что «в процессе познакомитесь» и, как хозяин и ближайший друг, произнес первый тост:

 – 17 августа – 17 лет! За это великолепное число и за виновника торжества!

 – Кампай! – непонятно выкрикнул самый младший, лет 14-15-ти, мальчишка, вероятно, чей-то брат.

 Все засмеялись, зашумели, задвигались, и гулянка покатилась дальше так, как всегда проходят такие мероприятия. Хотя были отличия. Почему-то ни одной девушки, чисто мальчишник. Кроме Леона, его друга Сергея, нас с Андреем, было еще пять человек. Зато сразу трое умели играть на гитаре. Один из них – Сергей, у которого оказался приятный низкий голос, так что концерт получился еще тот. Парень примерно возраста Сергея – кажется, его звали Алекс – тоже неплохо играл, но почти не пел. А третий был моложе и его игра оставляла желать лучшего, хотя голос, напротив, был хорош. Особенно мне понравилось, когда две гитары ведут каждая свою партию, создавая замечательное звучание. Ребята явно далеко не в первый раз так играют, сыгранность четкая. Я просто наслаждался таким бардовским концертом. Андрей же светился как солнышко, получая столько внимания со стороны своих друзей: поздравления, здравицы, посвящения песен ему, новорожденному, и вообще, ощущение у меня было, что все вертятся вокруг него как спутники вокруг планеты. Было в нем что-то притягательное. Зазвучала песня Цоя. Я тоже любил этого певца, поэтому с удовольствием присоединился к поющим:

 –Ты идешь в магазин,

 Головою поник,

 Как будто иссяк

 Чистый горный родник.

 Она где-то лежит,

 Ест мед и пьет аспирин,

 И вот ты идешь

 На вечеринку один.

 

 Спустя какое-то время я пошел в дом, чтобы посетить «комнату размышлений», как было написано на изящной табличке, закрепленной на дверях туалета. После солнца на улице в прихожей оказалось так темно, что пришлось приостановиться, привыкая к сумраку. Из-за приоткрытых дверей в холл слышался какой-то шорох и непонятные звуки. В очередной раз произнеся про себя фразу «любопытство – не порок», я заглянул в двери. «Это…что?!» – шок был силен, на мгновение я потерял чувство реальности: Сергей с жаром обнимал Леона, самозабвенно целуя его, одной рукой ероша волосы паренька, а другой оглаживая спину под рубашкой. Кажется, это их настолько увлекло, что меня они не заметили. По мне прокатилась волна, от которой я тут же протрезвел. Сердце заколотилось как сумасшедшее. Голова закружилась. Сделав несколько шагов назад, прислонился к стене. Противно, отвратительно, ужасно и… и еще что-то – такие эмоции окатили меня. Получился двойной шок: от увиденного и от испытанных чувств. Оклемавшись, и так и не дойдя до туалета, я побрел на улицу. Захотелось срочно выпить. Очевидно, на моем лице что-то отразилось, потому что Андрей, увидав меня, сразу же подошел и, протягивая фужер с вином, не спрашивая ни о чем, произнес:

 – Они – геи. И любят друг друга. Уже давно. И... – и тут же прервал сам себя.

 – И? – переспросил я.

 – Больше ничего. Просто выпей. Я этой твоей реакции и опасался, потому и не говорил ничего. Как правило, узнав, начинают шарахаться, избегать, словно боясь заразиться. Да что говорить! Иногда оскорбляют, насмехаются, а то и побить могут, – с горечью произнес он, затем резко развернулся и ушел в дом. Я так и стоял некоторое время с пустым фужером в руке, даже не заметив, как выхлебал содержимое, не в состоянии уложить в голове произошедшее в холле, пока ко мне не подошел один из гостей:

 – Что скучаем? – после увиденного его улыбка показалась мне двусмысленной, и я дернулся, тут же пытаясь скрыть свою реакцию. Выпивка притупляет внимательность, надеюсь, он не заметил, да и я уже слегка отошел от шока, поэтому как мог беззаботнее сказал:

 – Да подустал просто. Ладно, пойду Андрея найду, – уже на ходу ответил я, не желая сейчас вообще никого видеть и осознав, что действительно «шарахаюсь и избегаю», как сказал Андрей. А ведь даже не знаю, может, этот парень совершенно нормальный, как и я.

 – Бесполезно, – прозвучало в след, что вызвало у меня недоумение – что это он имел ввиду?

 

 Этот день был поистине большим испытанием для моей психики. Возможно, что алкоголь помог перенести все легче, чем могло бы быть. Пытаясь скрыться ото всех, пошел в бывшую свою спальню, но она оказалась закрыта. Не долго думая, взял в кладовке спальник – еще с прошлого проживания здесь его заприметил – и устроился на маленькой площадке, расположенной при входе на чердак, желая, чтобы меня никто не видел и не нашел. Хотелось без посторонних все обдумать. Долго переваривал произошедшее событие, ведь раньше даже не задумывался о таком явлении, как гомосексуализм, тем более не ожидал столкнуться с ним в жизни. Теперь понятен стал этот мальчишник. Вдруг жаром обдало: «И Андрей такой?» и тут же отпустило: «Да нет, мы ж с ним здесь целую неделю вдвоем провели. Я бы заметил. А Леон его друг с детства. И может, не так давно стал геем. Впрочем, нет, Андрей говорил, что давно. Тьфу, запутался: как давно, ведь они так молоды. О, это наверняка юношеская гиперсексуальность влияет, может, через какое-то время все изменится. Все-таки мне трудно понять влечение к людям своего пола. Интересно, кто-нибудь из присутствующих тоже такой? Блин, и не спросишь, неудобно. И как себя с ними вести?». Вспомнил, как впервые увидел ребят у метро, понял то, что не давало тогда покоя – это рука Сергея на плечах Леона, она легла тогда так – по-хозяйски, как если бы я обнял свою девушку… «Нет, все, не думать об этом. Надо беречь свою нежную психику. Спать, спать. Утро вечера мудренее». Вот так настраивая себя я повертелся, устраиваясь поудобнее, и довольно быстро заснул. Вероятно, защитная функция организма сработала. Там, на площадке, меня на следующее утро и нашел Андрей.

 

 – Ау! Дима! – кто-то меня аккуратно тряс за плечо, негромко окликая. Я разлепил глаза и наткнулся взглядом на серьезное лицо Андрея.

  – Ты как? – он испытующе смотрел своими большущими глазищами, поблескивающими в сумраке. Я недоуменно взглянул в ответ, не сразу вспомнив вчерашний день.

 – То есть, ты чего тут разлегся? Я думал найти тебя в твоей бывшей спальне. Понимал, что тебе одному захочется побыть. А тут смотрю, тебя нигде нет. Я даже подумал, что ты тайком уехал,– излишне бодро заговорил он, находясь опять в напряжении, как уже не единожды было с ним. Сразу же возникло желание избавиться от этого ощущения натянутой струны и я, стараясь улыбнуться как можно искренне, ответил:

 – Так спальня закрыта была.

 – Обратился бы ко мне, если сам постеснялся шугануть ребят.

 – Да ладно. Ну спят, и пусть спят. Чего будить?

 И тут же почувствовал, как расслабился Андрей, и ушла тревога из его глаз. «Господи, да чего он так боится?». После сна вчерашние события показались мне немного далекими и уже не такими неприемлемыми. Гораздо важнее было избавиться от головной боли, и я пошел за опохмелом. Умывшись холодной водой, выпив минералки – видимо ее специально закупили в таких количествах, а вот ничего спиртного уже не было, – я пошел искать Андрея, чтобы выяснить, когда будем возвращаться в город.

 

 Народ собирался на пляж, благо хоть и август, но погода стояла на удивление теплая. Тем более, что купаться пока еще было можно. От домика бани, стоявшего довольно далеко, так как участок был не маленький, соток 20-25, по тропинке шел Леон. Я растерялся, не зная как теперь с ним общаться. Хотел, было, повернуть назад, но он, заметив меня, громко позвал. Подходя к нему, панически искал слова, но Леон опередил меня:

 – Ты извини, что так получилось. Мне от Андрея вчера знаешь, как влетело? Он же предупредил, что ты не в теме. Но пойми, выпивка расслабляет, а я у себя дома. Жаль будет, если это повлияет на ваши дальнейшие отношения. Ты нам понравился. И я действительно рад, что Андрей с тобой подружился. Он довольно щепетильный в подборе друзей, – Леон говорил спокойно, искренне, немного печально. У меня как-то все расслабилось внутри от его слов и уже без всякой паники, с облегчением, я ответил:

 – Да ладно, чего уж там. Ваши отношения с Сергеем это ваши личные дела. Просто неожиданно было. Сейчас я в полном порядке.

 – Ну и слава Богу. Как гора с плеч. Я за Андрея переживаю, у него сейчас не лучший период жизни.

 Я ухватился за эти слова, сообразив, что можно о моем молодом соседе узнать что-нибудь новенькое от его ближайшего друга:

 – А…

 Но тут нас позвали ребята, которые в полной готовности кучкой стояли у ворот. Леон, улыбнувшись мне ободряюще, повернулся идти. Из дома как раз выходили Андрей с Сергеем. Мы направились к остальным. Я пожалел, что разговор прервался. Мне хотелось побольше узнать про Андрея, ведь было что-то, о чем со мной он явно не хотел говорить, что-то скрывал и чего-то боялся. А как мне самому начать, если я и близко не представляю проблемы?

 Возможности продолжить разговор с Леоном, к сожалению, так и не представилось. Пьянки больше не было, не было и шокирующих меня сцен. На удивление быстро я освоился среди этих молодых ребят, даже не пугало, что часть из них – геи. То есть Леон с Сергеем. Решил: буду считать, что остальные – обычные ребята, пока не обнаружится обратное. Как в юриспруденции – презумпция невиновности. Четверо к вечеру уехали, так как завтра им надо было на работу. Мы же: Андрей, я, Леон и их друг Владимир с младшим братом Санечкой – так все звали мальчика, получили огромное удовольствие от бани, которая мне понравилась еще в прошлое проживание здесь. И я в который раз обратил внимание на привлекательность Андрея, когда он, вытирая полотенцем волосы, раскрасневшийся, смеялся какой-то шутке Санечки. Уехали мы с Андреем только на следующий день. Владимир с братом остались составить компанию хозяину дома – до учебы оставалось десять дней.

 

 Еще через неделю закончился мой отпуск, и жизнь вошла в привычную колею. У Андрея начались занятия в университете. Шокирующие меня события 17 августа стали далекими и нереальными, так как Леона с Сергеем с тех пор я не видел, а с Андреем мы этот вопрос больше ни разу не поднимали. Пока не произошло следующее испытание моей души и моих чувств.

 

  Отступление первое. Будни.

 

 

 – Вероника! Мне это надоело! Опять улыбаешься всем подряд? – разъяренная Галка влетела в комнату, сжимая в руке конверт.

  – Ой! Линочка, чесслово, я не нарочно, просто неудобно было выбрасывать на глазах у Стасика, а потом просто забыла.

 – Стасика?! Забыла? Да это уже все границы переходит! Ты обещала, что никакого флирта не будет! И какого тогда хрена в твоем кармане эта бумаженция?

 Галина трясла мятым конвертом с очередным признанием в любви у меня перед носом, в своей ярости похорошев невероятно. Я в который раз залюбовалась ее горящими глазами, румянцем на щеках, рассыпанными в беспорядке локонами светло-русых волос. И, не удержавшись, крепко обняла, предотвращая попытки выбраться из кольца моих рук. Видя бесполезность своих трепыханий, Лина успокоилась, расслабилась и спрятала свое лицо у меня на груди. Я бережно приподняла ее за подбородок и нежно, медленно поцеловала. Уже далеко не впервые у нас с ней происходили такие маленькие скандальчики. Всякий раз примиряясь, мы с неистовостью молодости отдавались друг другу. Так повелось с самого начала, с первого курса юрфака. Вот уже без малого пять лет.

 – Родная, ну ты же знаешь, я не так давно устроилась в эту фирму, не могу же на всех букой смотреть. Как ко мне станут тогда относиться? Ты ж понимаешь, улыбкой можно большего добиться, чем злобным взглядом и хмурым выражением лица. Ну, все? Не злишься?

 

  …Это было, как схватиться за оголенный провод под напряжением: все тело протрясло мелкой дрожью, и глаз не оторвать от серых озер встречного взгляда, и рук – от худеньких и хрупких плеч.

 Я сбила ее на повороте с лестницы, торопясь в аудиторию на первое занятие. И, помогая подняться упавшей девушке, уже знала, что ни за что ее не отпущу, никому не отдам, через что угодно пройду, добьюсь любым путем. Таких эмоций, такого чувства.…Не представляла, что могу такое испытать. Этот самый «путь» занял у меня почти весь первый курс. Зато теперь, уже так долго, я была счастлива. И дарила счастье любимой – Галке, Галине, Лине, Линочке, птенчику моему. А еще знала, что приложу все силы для сохранения наших отношений, для того, чтобы быть вместе до…бесконечности.

 

  Свою неправильную ориентацию мне помогла осознать двоюродная сестра, и довольно рано. Заодно научив прятать ее от окружающих, чтобы не быть изгоем среди одноклассников. А может, она была причиной? Впрочем, я не жалею. Мы с мамой жили вдвоем в трехкомнатной квартире, сестра часто оставалась ночевать у нас. Мама не смогла простить измены отца во время беременности мной, для нее это был сильнейший шок, и ни о каком мужчине в нашем доме не могло быть речи с самого моего рождения. Уже будучи взрослой, я как-то раз спросила маму, знала ли она о наших с сестрой играх, на что мама бурно возмутилась. Только мне кажется, лукавила она.

 

 …– Не злишься? – повторила я, заглядывая в любимые глаза. Лина улыбнулась уже спокойно:

 – Ну и как я могу на тебя злиться? Только хватит уже меня провоцировать, ты же знаешь, как болезненно я переношу внимание парней к тебе. Мне каждый раз начинает казаться, что в этот раз тебя отберут у меня, а я и сделать ничего не смогу. Я ведь вижу, как ты смотришь на маленьких детей. Когда-нибудь тебе захочется иметь нормальную семью, – Галя потерянно вздохнула, вновь прижимаясь ко мне. Господи, как же ей передать всю глубину моих чувств к ней? Как утихомирить ее повышенную ревность?

 – Глупенькая. Вот когда рак на горе свистнет…– я гладила ее по голове и думала, что уже в третий раз моя Лина поднимает эту тему. И что мне делать? Как освободить ее от этих тревог?

 – Мы же с тобой в прошлый раз что решили? Что придет время, родим от какого-нибудь симпатичного мужичка, и будем вместе воспитывать. Мы же все-таки женщины, нам проще. Представь, если бы мы обе мужчинами родились. Вот тогда бы у нас с тобой была проблема. А так не забивай себе голову ерундой. Я тебя очень люблю. И буду любить. Веришь?

  Лина в последний раз вздохнула, отстранилась от меня и бодренько так говорит:

 – А вот я возьму и поеду в отпуск одна, и будет тебе тогда наказание за все сразу. Тогда перестанешь меня дразнить.

 – Ах, ты! – я попыталась ее снова поймать, она увернулась и сбежала из кухни. Почти сразу в ванне заработала стиральная машина, видимо, письмо ей попалось при проверке карманов перед стиркой. Я же продолжила готовить обед на завтра.

 

 Лина очень хотела съездить этим летом на море, так как в прошлом году мы выпускались, а затем искали работу. В одну организацию нам не удалось устроиться, поэтому нам обоим пришлось подстраиваться под графики отпусков своих фирм. Совпадение получилось на ноябрь. Не лучшее время. Тут я вспомнила, что в сентябре у нас должен быть корпоративный выезд на природу и решила, что для Лины это будет неплохое развлечение. Сама я устроилась на работу в октябре и так же не была на весеннем выезде по причине простуды моей любимой. Женщины в отделе отзывались об этом мероприятии с удовольствием, особенно им нравилась возможность ехать с семьей и продуманная организация всех трех дней. «Решено!» – подумала я, представляя, как будет довольна Лина.

 

 4.Отпуск закончился.

 

 

 – Привет, Димон! Как отдохнул? – Сашка, мой женатый дружочек, хлопнул меня по плечу, отчего я вздрогнул. Крутанувшись в его сторону, благо на офисном стуле это удобно, показал кулак и возмутился:

 – Прибить хочешь? После отпуска энергия ключом бьет? Сейчас начальству пожалуюсь – пусть тебя работой по полной загрузят.

 – Да ладно тебе. Слышал, уже назначили дату выезда на слет? Так что задержись после работы, готовиться будем.

 

  В нашей организации было принято в сентябре, в последние дни бабьего лета, и по весне, в районе майских праздников, проводить корпоративный выезд на природу с обязательными соревнованиями и прочими развлечениями. Каждый отдел – это команда, которая должна была подготовиться заранее согласно объявленной теме. Причем неучастие могло плохо отразиться не только на зарплате: отпуск в неудобное время, работа поскучнее, а то и погрязнее, командировка в тьму-таракань и тому подобное. Поэтому неделю мы честно готовились, оставаясь после работы и придумывая приветствие, сценки, песенки, что будет в спортивной эстафете, решая, кто в чем участвует, что берем с собой из выпивки и прочее, прочее, прочее.

 

  В пятницу Сашка предложил сходить отметить окончание подготовки. Недалеко от моего дома был бар, в котором мы до Сашкиной женитьбы часто сиживали, а потом шли ночевать ко мне, так как дружок мой жил далековато. В баре, заказав выпивку и закуску, Сашка пристально уставился на меня и спросил:

 – Что у тебя произошло в отпуске? И даже не пытайся притворяться, я тебя знаю сто лет. В последнее время ты все время зависаешь, уставишься на кого-нибудь и выпадаешь из реальности. Так что колись.

 Да-а-а, такой наблюдательности я от него не ожидал. Все же после его женитьбы мы несколько отдалились друг от друга. И, знаю, не отвяжется. Надо было не ходить с ним в бар. И что ему сказать? Почему-то я начал краснеть, стало жарко. Я расстегнул ворот рубашки.

 – Понимаешь, я на дне рождения приятеля познакомился с …геями. Ты не подумай чего, я сам не знал. То есть не познакомился, а они там были тоже, – я говорил сумбурно, пытаясь избавиться от неловкости.

 – Н-да. Смотрю, весело в отпуске было. Ну и что тебя так зацепило? Зная о твоей внутренней консервативности я понимаю, для тебя это шок, но ты же не с луны свалился, сейчас даже термин такой – сексменьшинства – существует, да и будь ты повнимательней, наверняка в городе таких людей видел.

 – В том-то и дело, что теперь я как-то иначе на мужиков смотрю: а вдруг этот тоже гомик, а я не замечал ранее? Или: а если бы вот он оказался геем? Ну и все в том же духе. Странно, правда?

 – Ну, есть в тебе жилка экспериментатора, вот ты и ставишь в уме опыты или изобретаешь велосипед. Хи-хи-хи, – Сашка вдруг рассмеялся, – Смотри, навоображаешь, вдруг самому захочется на этом велосипеде прокатиться? Ха-ха!

 – Идиот! Выбрось эти мысли из головы! – озлился я.

 – А что? Смотри: девушки у тебя до сих пор нет, да и нравятся тебе слишком на парней похожие, как Вероника из юридического. Кстати, вижу, ты уже пережил ее отказ встречаться?

 – Саш, хватит хохмить и подкалывать. Ты себя на мое место поставь и пойми мои переживания.

 – Не-е, у меня свое есть – около моей женушки, а со своим местом ты сам разбирайся. А я тебя морально поддерживать буду, как друг, товарищ и брат, – он улыбнулся, хлопнул меня по плечу.

  – Давай лучше выпьем. И все твои моральные страдания растворятся в этом дивном напитке, созданном специально для таких вот случаев, – поднял бокал и, не чокаясь, одним махом проглотил коньяк. Я последовал за ним.

 Мне стало легче после разговора с другом. Его непосредственность и легкое отношение ко всему в очередной раз помогли избавиться от лишних тревог.

 

 5.Очередной шок.

 

  В следующую пятницу была поездка на слет. Так как можно было брать с собой кого-либо постороннего, то многие ехали с семьями. Народу набралось порядочно, погода же в этом году вообще отличалась стабильной теплотой, так что все были в предвкушении отлично провести время. И я не был исключением. Организаторы сего мероприятия оказались на высоте, впрочем, не впервой: место было выбрано отлично. Пологий песчаный берег, меж сосен достаточно места для палаток и костров, группы кустиков, просто необходимые при таких тусовках, тоже присутствовали и даже достаточно большая площадка для общего сбора. Маршрут соревнований был уже полностью оборудован, поэтому все занялись обустройством своих мест и подготовкой к открытию слета. Все было просто замечательно. Я получал истинное удовольствие от такого активного отдыха, участвуя и в соревнованиях, и в сценках. Вплоть до ночи с субботы на воскресенье – вторую ночь слета, когда позади все конкурсы и соревнования, победители пьют за победу, проигравшие запивают горечь поражения, а болельщики поддерживают и тех, и других.

 

  Наш отдел оказался почти в центре всего палаточного лагеря, рядом с поляной для общего сбора, и мимо нашей палатки на четверых – жена Сашки подругу специально для меня пригласила – часто шастали знакомые и незнакомые люди из других групп. Несколько раз мелькала спортивная фигурка Вероники. Хоть я и не рассчитывал больше на возможные близкие отношения, но все же невольно продолжал за ней наблюдать. Она приехала на слет с подругой – светловолосой, маленькой симпатичной девушкой, даже вроде помладше. Я бы подумал, что они сестры, так заметна была забота Вероники о девушке, но уж очень они отличались друг от друга внешне. Проводив в очередной раз взглядом проходящих мимо взявшихся за руки подруг, я вздохнул и продолжил возню с мангалом. Саша чуть дальше, на поляне, играл на гитаре, а вокруг расселась кучка народа. Девушки присоединились к ним и, слушая песни, сидели приобняв друг друга, с одинаковым задумчиво-мечтательным выражением на лицах. Звучала старая походная песня, знакомая мне еще со времен института:

 

  Люди идут по свету.

 Им вроде не много надо.

 Была бы прочна палатка,

 Да был бы не скучен путь.

 Но с дымом сливается песня,

 Ребята отводят взгляды,

 И шепчет во сне бродяга

 Кому-то: «Не позабудь»…

 

  Через некоторое время Сашка сменил меня у мангала, я же присоединился к остальным, подпевать очередному умельцу-гитаристу из молодых пацанов. В конце концов, шашлыки были съедены, вино выпито, песни перепеты, и народ стал расползаться по своим палаткам, а парочки уходили бродить по окружающему лагерь лесу. Я не хотел пока возвращаться к нашей стоянке – приглашенная для меня девушка оставила меня равнодушным, что, несомненно, она сама почувствовала. Поэтому я решил прогуляться подальше за территорию нашего бивуака. Темнота – друг молодежи: то тут, то там мелькали прогуливающиеся или целующиеся парочки. Хоть и выпито было порядочно, но свежий воздух, обильная мясная еда и время, проведенное у костра под песни и перебор гитарных струн, почти развеяли опьянение, оставив мне только грусть. Вспомнилась веселая мордашка Андрея, представилось, как он бы сейчас тоже с кем-нибудь здесь бродил. При этих мыслях я почему-то поморщился. В который уже раз подумал, что со мной происходит что-то непонятное, возможно, какие-то возрастные изменения, ведь скоро 27 лет. «Может, к 30 годам у всех так вот что-то меняется в душе? Правда, я слышал только о «кризисе средних лет», а это в 40-45, мне еще годков 15 до этого срока. Или это оттого, что пора семью заводить, типа зов природы? Но не похоже как-то, даже отказ Вероники пережил довольно легко. Хотя, почему легко, до сих пор за ней наблюдаю, и даже эта подруга Сашкиной жены – черт, почему постоянно забываю, как ее зовут? – не зацепила меня, хоть и в моем вкусе». Вот под такие мысли я и брел через лагерь. И чем дальше уходил, тем меньше было людей, и шум лагеря становился тише.

 

  Впереди, за зарослями кустарника, росшего вдоль берега речки, мне послышались голоса. Я собирался просто пройти мимо, но что-то мне показалось знакомым в голосе говорившей женщины. Остановился, прислушался, и любопытство толкнуло меня тихонько подойти и посмотреть, кто же там. Они говорили тихо, но в ночном воздухе звуки хорошо слышны.

 – Ну, все, все. Успокоилась? – На брошенной на песок куртке сидели девушки, одна из которых прижимала голову другой к груди и гладила по голове. «Утешает. Наверно, с парнем своим поругалась, так подруге в жилетку плачется» – подумал я про них. Девушки пошевелились, лунный свет упал на их обращенные друг к другу лица, и я узнал Веронику с подругой. Я уже стал поворачиваться, что бы тихонько уйти, как увидел, что Вероника наклоняется и …целует! свою подругу. Я застыл. Ступор. Нет, хуже. Даже эмоций никаких.

 – Сто раз, миллион, повторю: я люблю тебя и только тебя. Не ревнуй, Линочка. Мало ли кто как смотрит? Я вот не устраиваю тебе подобных истерик, – и снова поцелуй.

 

 В моей голове пронесся сквозняк – ни одной мысли. Только почувствовав, что мне не хватает воздуха, я понял, что не дышал некоторое время. Шумно вздохнув, тут же испугавшись, что меня услышат, я стал торопливо и по возможности тихо выбираться из кустов. Отойдя на приличное расстояние, я присел на поваленное дерево и попытался осознать увиденное. В голове по-прежнему ветер. Посчитав про себя до десяти и глубоко вздохнув пару раз, помотав головой, словно ожидая услышать звук болтающейся в пустоте мозга затерявшейся в одиночестве мысли – как у детской погремушки – я, наконец, успокоился. «Боже, куда катится мир! И вообще, что у меня за полоса пошла: то геи, то лесбиянки. И что я на них натыкаюсь – как будто специально. Просто жуть. Или это наказание какое-то свыше? Только вот за что?». Вспомнил Веронику. «И я еще был влюблен в нее!» – вздохнул и посмотрел в усеянное звездами небо. Синий бархат с редкими, почти невидимыми в темноте, облаками напоминал о бесконечности, раскинувшейся там, в высоте, и в то же время умиротворял. «И теперь понятно о ком она говорила, кто этот «любимый человек»,– вспомнился наш июньский разговор. «И почему же она тогда так улыбается всем?», – всплыла недоуменная мысль. Как ни странно, но увиденное все же потрясло меня меньше, чем происшествие на даче. Или же просто я быстрее принял новое знание. «Ха, закалка не прошла даром» – с сарказмом подумал я, когда перед внутренним взором мелькнула картинка целующихся парней. «Господа! Очередное испытание моей хрупкой психики прошло успешно!» – тихо проговорил я вслух, резко поднялся и бодренько потопал назад, что бы скорее завалиться спать и ни о чем больше не думать. Правда, в остаток ночи я так и не уснул, а просто шатался от костра к костру – кое-где еще звучала музыка и оставалась выпивка. Без зазрения совести я спрашивал, нет ли чего выпить. И мне наливали и совали в руки закусь. Поэтому к утру я был в меру пьян и философски настроен.

 

 Сашка был зол, еще по пути в город увлек меня в сторону от остальных и прочитал мораль: дескать, мы тебе такую телку подогнали, а ты ее в игнор отправил и нам пришлось ее развлекать, а порядочные мужики так не делают, не бросают друга одного, жена не в счет, мог бы потерпеть, а не сбегать хрен знает куда на всю ночь, и далее в том же духе. У меня же сохранялся пофигистский настрой, и я молча улыбался, отчего друг злился еще больше.

 – Ладно, Санек, забей, – прервал я его излияния, – все понял, в дальнейшем исправлюсь, а пока кончай гнать волну. У меня сейчас такое состояние, что все твои наезды как мертвому припарка.

 – Да-а, что-то ты в последнее время совсем испортился. Жениться тебе срочно надо, я же специально просил жену девушку среди своих знакомых в твоем вкусе поискать. И что тебя в ней не устроило? – Сашка опять съехал на ту же тему, видать предвкушал удовольствие помочь другу в личной жизни, а я ему эту радость обломал. Понимаю, обидно, приложенные усилия не оправдались. Только я и сам не понимал, почему же остался равнодушен, ведь Сашка был прав, теоретически она должна была мне понравиться. Подошли наши дамы.

 – Мальчики, хватит шушукаться, сейчас электричка подойдет. В карты сыграем?

 – Конечно, конечно! Ехать почти час, так не скучать же? – дружок мой заулыбался девушкам, и разговор перешел на общие темы.

 

  Сашке про Веронику я ничего говорить не собирался, а вот с Андреем хотелось поделиться моими очередными переживаниями, ведь он ее не знал и вряд ли когда-нибудь узнает. Поэтому, вернувшись домой, быстренько приняв душ и переодевшись, позвонил ему. Но в его квартире никого не оказалось. Дело это не спешное, так что на сотовый звонить нужды не было, я просто оставил сообщение на автоответчике. «Захочет, перезвонит» – решил я и завалился спать, хотя времени было всего пять часов. Разбудил меня телефонный звонок.

 – Дим, это я. Чего хотел? – со сна я не сразу понял, кто звонит, и поэтому только промычал:

 – Э-э-э.

 – Ты чего такой тормозной? Это я – Андрей, ты сообщение оставил, что бы я тебе перезвонил. Ну?

 – Прости, прости. Я сейчас спал. А что хотел? Да просто приехал рано, делать было нечего, решил в гости напроситься.

 – Я только что пришел, так что заходи где-то через полчасика. Лады?

 – Хорошо, – я повесил трубку и пошел в ванную смывать остатки сна.

 Оказалось, уже одиннадцатый час, вроде в гости поздно, но уже договорились, и сейчас снова не уснуть, так что я все же пошел.

 Дверь открыл Андрей, замотанный по талии в одно полотенце:

 – Проходи, проходи, я сейчас, – и скрылся в ванной.

 На кухню он зашел уже в мужском махровом халате, я его впервые так одетым видел. Ему шло – как барин или даже аристократ. Сам я подобное не носил, из моих друзей тоже никто, вероятно, поэтому в душе шевельнулся какой-то отклик и я сглотнул.

 – Ты чего? – парень внимательно посмотрел на меня.

 – Да я халаты не ношу. Прикольно видеть тебя так одетым, – честно сказал я. Он хмыкнул.

 – Ладно. Чай будешь? Или чего покрепче?

 – Да чая хватит, завтра на работу. И так с вечера до утра пил.

 – Как съездил? – накрывая на стол, спросил он. Я приглашал Андрея с собой, но он отказался.

 – Весьма неплохо. Надо было тебе тоже поехать, – и я стал делиться впечатлениями. И, естественно, я затронул ту тему, из-за которой, собственно, и пришел сюда:

 – Ты знаешь, Андрей, но после знакомства с тобой я как в другой мир попал. Вот представь: жил-был парень, самый обыкновенный, в самой обыкновенной семье. Учился не хуже, но и не лучше остальных. Окончил обыкновенный институт и устроился на работу, тоже обыкновенную. 26 лет обычной жизни. Никаких потрясений, кроме смерти мамы, да и то она болела давно и мы оба знали, что долго ей не прожить. И вот знакомлюсь с тобой. За эти три месяца я испытал эмоций больше, чем за все предыдущие года. Мало того, что с геями познакомился, так еще узнал, что девушка, которая мне нравится – лесбиянка.

 – Ого!

 – Вот тебе и ого. Помнишь, в вечер знакомства я рассказывал о девушке, что мне отказала. Так вот это она и есть, – и я поведал Андрею о том, что видел на берегу реки в прошлую ночь.

 – Как думаешь, это весь мир такой испорченный, причем уже давно, или я чего-то не понимаю, и что-то упустил? Вот ты Леона с детства знаешь. Он что, всегда таким был? И потом, ведь по нему не видно, что он гей. Как такое вообще может произойти?

 Парень, задумчиво устремив взгляд куда-то в стену, прямо-таки философским тоном тихо заговорил:

 – Понимаешь, Дима, ведь, сколько людей, столько и судеб. Причины могут быть разные, а приводить к одному результату. Вот, например, один хорошо учится потому, что мама заставляет, а другой потому, что хочет стать великим изобретателем, а его маме наплевать на учебу сына. Разные ситуации, а результат один. Так и в других случаях. У Леона, у девушек. Что-то такое в жизни каждого было, что привело к такому вот результату. И это не испорченность. Я может, по-детски это объясняю, но…– Андрей пожал плечами, бросил на меня косой взгляд и продолжил: – вообще-то я много на эту тему думал, так уж сложилось. И считаю, что ничего такого страшного в этой самой нетрадиционной ориентации нет. Главное, чтобы обоим партнерам в удовольствие были такие отношения, а уж как другие на это смотрят.… Да кому какое дело, кто с кем спит? Это личный выбор каждого. Вот ты любишь человека и тебя к нему тянет во всех смыслах, то что плохого в том, если этот человек того же пола, что и ты? – он вопросительно посмотрел на меня, потом до него что-то дошло, – Э-э-э, это я не о тебе, это я образно, – и продолжил:

  – Ну вот так получилось, может, гены бракованные. Или какое событие повлияло на человека так сильно, что в нем это сказалось такими изменениями. Мне, например, говорили, что повышенное содержание мужских гормонов у матери в пренатальный период может повлиять на мальчика таким образом, что его сексуальная ориентация меняется. Так что ж тогда делать? Ты любил ведь, знаешь, как это? – немного помолчав, уже тише произнес: – Не прикажешь самому себе – забудь, не получится, даже если этот человек к тебе равнодушен. Возможно, только со временем чувства исчезнут, – было такое ощущение, что он отвлекся и вообще не со мной разговаривает, даже взгляд – как будто меня не видит в упор.

 – Ну, ты и разошелся, – я решил охладить его пыл, понимая, что он уже на что-то личное перешел, видимо, безответную первую любовь – в старших классах это часто с детьми происходит, а школу Андрей только что закончил. Да и говорил он что-то там такое, еще когда познакомились. Хотя меня лично бог миловал, но дружок мой Сашка именно в 10 классе влюбился, перейдя к нам из другой школы. Кстати, благодаря этому мы и подружились, так как его первая любовь была влюблена в меня и первым делом мы с ним здорово подрались, а затем уже возникла дружба.

 – Ой, извини, увлекся. В общем, принимай все как есть, ну как условия компьютерной игры. Типа существуют эльфы, гоблины, геи и лесбиянки. Все. Давай о чем-нибудь другом. Не хочу больше об этом говорить.

 Я, видя, что для него затронутая тема явно болезненна, решил больше не касаться этих вопросов. Поэтому мы заговорили об играх. И в процессе обсуждения решили соединить наши компы напрямую – для некоторых игр так намного удобнее, то есть через окна пустить провод. Но, уже лежа у себя в постели, я вспомнил наш разговор. И понял, что слова Андрея все же повлияли на мою оценку увиденного за последнее время. Уже в полусне вспомнились слова Сашки: «Смотри, навоображаешь, вдруг самому захочется на этом велосипеде прокатиться? Ха-ха!» и я тоже хихикнул и окончательно провалился в сон.

 

 

  6.С другой стороны. В институте.

 




СЛЭШ

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 92 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр