Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Всем богам спасибо за тебя. Часть 1 .Окончание.

 17.Скоро День рождения.

 

 

  Я сидел на своем рабочем месте, но думал отнюдь не о работе. «Скоро днюха. Отмечать – не отмечать? Если отмечать, то кого приглашать? Сашку с женой, Андрея – обязательно. Николашу? Давно не виделись, надо хоть позвонить. А Леона? Тогда с Сергеем. Ага, Сашка о них знает. Интересно, жене говорил? Надо спросить». Тут кто-то резко схватил меня за плечи и я вздрогнул, отвлекаясь от своих забот.

 – Ау! Ты где? Зову – не слышишь, – рядом стоял Сашка.

 – Легок на помине. Ты жене рассказывал о Леоне?

 – Чего? О ком?

 – Помнишь, я тебе о днюхе Андрея рассказывал и…– Дружок меня прервал:

 – А-а, помню, помню. Конечно, рассказал – прикольно же. А к чему ты это?

 – Думаю, кого приглашать.

 – О, да! Скоро тебе 27 стукнет. Так что давай, думай. Кстати, я в любом случае приду, даже если и не пригласишь. От меня не отвертишься. Нас будет трое, – увидав, как я пытаюсь что-то сказать, он протестующее выставил руку: – Без комментариев.

 – А и так понятно: какую-нибудь девку приведешь. Не надо, ни к чему.

 – Приведу. И не девку, а девушку. И ты будешь к ней внимателен! Это моя троюродная сестра.

 – Откуда!?

 – Оттуда, откуда все берутся, – он сделал паузу, подчеркнув этим, что шутит, – Приехала в отпуск. Так что будешь ее по музеям водить.

 – Ни за что!

 – Будешь! Ты мне друг?

 – Это ни к чему не приведет.

 – Так. Ты слишком уж уперся. И почему так уверен, что она тебе не понравится?

 Тут я испугался, что если Сашка начнет меня раскручивать по этому поводу, то.… Ни к чему ему знать о моих истинных чувствах.

 – Это твоя родственница. Потом обидишься еще, если у нас с ней не сладится, – отмазка была так себе.

 – Нашел чего бояться! Не обижусь. Так что – договорились!

 – Там видно будет, – решил я уклониться от прямого ответа, – Ты, собственно, чего пришел?

 – А! Да тут вопрос один у заказчика возник, босс разобраться просил, – и мой друг перешел на обсуждение рабочих проблем. «Хорошо, я вовремя тормознулся» – слушая его, параллельно оценивал только что прошедший наш разговор.

 – Эй! Ты опять завис!

 – Да слушаю, слушаю, – и я углубился в обсуждаемый вопрос.

 

  Вечером, уже дома, мои мысли снова вернулись к тому, как проводить день рождения. Если быть честным с самим собой, то мне достаточно было бы пригласить одного Андрея. Но, зная Сашку, я нисколько не сомневался, что тот припрется, и не в единственном числе. А насчет Леона я решил посоветоваться с Андреем: мне хотелось, чтобы рядом с ним был не один я – все остальные незнакомые, пусть даже Сашку он видел. Так ему было бы комфортнее. «Дожил. Думаю об удобстве Андрея как о принце каком» – промелькнула грустная мысль. И, тем не менее, не откладывая дело в долгий ящик, позвонил другу-соседу по телефону. Тот ответил сразу, словно держал трубку в руках:

 – Слушаю!

 – Привет! У меня вопрос к тебе… – он прервал:

 – Дим, я дома один, мне скучно, только что взял трубку тебе позвонить, а тут ты. Приходи, здесь и поговорим!

 Мне ничего не оставалось, как согласиться.

 

  В квартире звучала музыка. Хозяин в футболке и спортивных штанах, с полотенцем в руках, открыл дверь и со словами «проходи, я сейчас» удалился на кухню. Судя по звукам, там что-то жарилось.

 – Сейчас жареной картошечки с солеными огурчиками забацаем! – донеслось до меня.

 Я прошел на кухню. Сел и стал с удовольствием наблюдать за парнем. Как же было приятно его видеть! Движения мне казались грациозными, домашняя одежда делала его ближе и роднее, как если бы мы жили вместе. Я понимал, что это все субъективное, и не будь я влюблен, виделось бы мне иначе. Но все равно, любовался им.

 – Чего расселся? Доставай огурцы из холодильника. Картошка уже готова.

 Я полез в холодильник и, доставая банку, вспомнил почему-то вечер у Леона. Наверно, вид огурчиков вызвал ассоциацию с тем днем. Тогда, по возвращении домой, Андрей еще дня два был не в духе. Затем вроде был короткий период подавленности, а далее он снова стал самим собой. Я же, помня просьбу Леона, ни словом не обмолвился о своей тревоге по поводу такого его поведения. Хотя заходил к нему каждый вечер, желая хоть как-то помочь, отвлекая своей болтовней, совместными играми и вопросами на абстрактные темы. Возможно, именно поэтому он быстро стал прежним. Что же с ним такое приключилось? До сих пор этот вопрос волновал меня.

 – Ты что-то слишком задумчив, – мои воспоминания были прерваны, – а, да, ты же хотел что-то меня спросить? Так что?

 – Да я вот размышляю о скором дне рождения. Тебя, естественно, приглашаю. И хотел бы Леона позвать. Но вот одного или с Сергеем?

 – М-мм. Думаю, что лучше с Сергеем.

 – Ну, тогда решено. Дашь его телефон? У меня-то нет.

 – Дам, конечно, – он, немного помолчав, спросил каким-то напряженным голосом:

 – А что, больше никого не будешь приглашать?

 – Ну, почему? Еще Сашка – ты его знаешь – с женой и сестрой. Возможно, друг один. Правда, ему я не звонил давно.

 – И все? Из нашей, то есть моей компании, никого больше? – на меня он не смотрел, но напряженность чувствовалась. И чего это он?

 – А ты хочешь кого-то еще видеть из своих друзей? Так скажи, я с удовольствием приглашу. Чем больше народа, тем веселее будет.

 – Да нет. Это же твой день рождения, – расслабившись, словно обрадовался чему-то, он засуетился:

 – Давай, ешь, а то остынет, – и стал накладывать из сковородки, стоящей посреди стола, картошку себе на тарелку. Я же был в недоумении: что же тогда на вечеринке произошло, что даже сейчас его тревожит? «Черт, и не спросишь».

 С картошкой мы управились быстро.

 – Кстати, а чего тебе подарить? Чтобы не оказалось ненужным, – убирая со стола, Андрей вернулся к теме моей днюхи.

 «Тебя» – хотелось бы мне сказать, да ведь не произнесешь такое. А жаль. Это было бы сказочно. В голове опять стали возникать развратные картинки. Чувствуя, что опять начинаю заводиться, с трудом отвел взгляд от него.

 – Чего ты молчишь? – он оглянулся на меня.

 Я и не заметил, что парень ждет ответа, а я выпал из реальности в свои фантазии.

 – Так я не знаю. Что подаришь. Послушай, мне тут про один фильм сказали, что классный, давай, скачаем, да посмотрим, – отвлечься от ненужных мыслей с помощью хорошей кинокартины – не плохая идея. Андрей был не против, и мы пошли в комнату к компьютеру копаться в недрах сети. Фильм, между прочим, оказался так себе.

 

  Уже лежа в постели, я вспомнил про сестру Сашки. «Бля, что же мне с ней делать?» – понимание, что Андрей для меня важнее любой красавицы – по крайней мере, пока, – вызывало необходимость искать способ избежать излишнего общения с девушкой. Ведь обижу своим равнодушием, а Сашка может оскорбиться. Хотелось обдумать свое будущее поведение в отношении ее, но сон сморил меня прежде. И вернулся я к этим мыслям опять только после работы. Во мне поднималось раздражение. Сашка догнал меня почти у выхода из здания:

 – Слушай, а что тебе подарить?

 – Да не знаю я! Вот достали, – «Ай-я-яй, сорвался» – подумал я про себя.

 – Ты чего это? – друг явно не ожидал такой агрессивной реакции с моей стороны.

 – Извини. Вчера Андрей с тем же вопросом докапывался. Что дарить, да кто будет.

 – А кто еще будет?

 – Вот-вот, и ты туда же, – помолчав, вспомнил, кого еще хотел пригласить.

 – Кстати, ты давно общался с Николаем?

 – О, да, давно! Неплохо бы его увидеть.

 – Вот его и приглашу. Пообщаемся.

 – А что, давай. Он еще не женился?

 – Навряд ли. Пригласил бы.

 – Точно! Давай, звони!

 А мне в голову пришла одна умная мысль, поэтому я ответил:

 – Позже, из дома позвоню. Нам сейчас все равно в разные стороны, так что пока!

 Распрощавшись, мы разошлись. Дома же я сразу позвонил Николаю и, приглашая, попросил:

 – Слушай, ты извини, я тебя одного, без подруги приглашаю, потому что мне нужна будет небольшая помощь.

 – Ничего, подруга переживет, а что за помощь? – ответили на том конце провода.

 – Сашка свою родственницу приведет, а у меня нет никакого настроя с ней общаться. Ты отвлеки ее на себя, ладно? А то если я буду равнодушен, Сашка обидится.

 – С чего вдруг ты так решил?

 – Да он на слет девушку для меня пригласил, а я проигнорировал. Он мне потом долго мозги промывал. Представь, что будет, если я пренебрегу его сестрой, пусть и троюродной.

 – А-а, понятно. А ты что, в кого-то влюблен, раз заранее знаешь о своем к ней равнодушии?

 «Что ответить? Если «Нет» – не поверит и обидится, «да» – не будет ли доставать выяснением, кто это?». Пока я колебался, до Николая и так дошло:

 – Можешь не говорить. И так ясно, что влюблен. И Сашка не знает? Странно, что от него скрываешь.

 Я заволновался, поэтому заговорил излишне быстро:

 – Ну, это безответно, а он начнет устраивать мою судьбу. А я не хочу вмешательства – сам разберусь потихоньку.

 – Ладно, ладно. Не волнуйся – слышу, зачастил. Я тебя понял: ему не скажу, а сеструху возьму на себя – все же мы давние друзья. Только вот ты редко звонить стал.

 Я облегченно вдохнул-выдохнул, прикрыв трубку рукой, чтобы по телефону не было слышно, а то вон он как все быстро угадывает, и ответил:

 – Да и ты тоже. Вот и решил, что днюха – хороший повод для нашей встречи.

 – Заметано. В субботу, верно?

 – Ага. Как обычно, – Я был рад, что догадался поговорить с Николаем, и он согласился, хотя были опасения, что откажет.

 

 18.Судьбоносная Днюха.

 

  И вот она – суббота. Андрей пришел ко мне с утра помочь приготовиться к празднику. Я был неимоверно счастлив: день начинался отлично. К моменту прихода гостей все было готово. Первым пришел Николай. Только успел познакомить его с Андреем, как следом явился Сашка с девушками. Сестренка у него оказалась действительно красавицей, я воспринял это с интересом, но, в общем-то, спокойно. Перепихнуться – с удовольствием. Возможно, со временем я бы заинтересовался ею всерьез. Но сейчас был просто рад, что успел договориться с Николаем, потому что равнодушия к ней с моей стороны Сашка бы точно не понял. А обманывать ее и его.… Не стоит. Все равно меня тянуло к Андрею. И это мной осознавалось совершенно четко. С некоторой задержкой подошли друзья Андрея. У Сергея была гитара – а я ведь упустил из виду, что он играет! Да и Сашка-то тоже умеет, только вот однажды разбил по пьяне, давно еще, но так и не купил другую.

 – Гитара – это отлично! Спасибо, что захватил ее. Давайте, раздевайтесь и проходите в комнату. Ждем только вас.

 – Мы немного не рассчитали время, ведь впервые у тебя, – огладывался по сторонам Леон. Я ответил ему:

 – Ну, это, конечно, не твои апартаменты, но все-таки отдельная квартира. Проходите, осматривайтесь.

 

 В комнату я зашел последним, и оказалось, что для меня оставлено место в торце стола между Андреем слева и Аленой – так звали сестру Сашки – справа. Рядом с ней сидел родственничек со своей половинкой, а поблизости с Андреем расположился Леон с другом. Напротив же меня, так же в торце, сидел Николай. Я сердито посмотрел на него, а он в ответ пожал плечами и указал глазами на Сашку. Понятно. Этот все предусмотрел, в отличие от меня. Хороша традиция в высших кругах – ставить заранее таблички кто где сидит. Мне бы это не помешало. А теперь вот общайся с дамой.

 – Счастлив оказаться за столом рядом с такой очаровательной соседкой, – сделал комплимент Алене, – Вы как из сказки, даже имя сказочное, – мне в ответ мило улыбнулись:

 – Вы тоже произвели на меня впечатление сразу же, как познакомилась с Вами, – да, шустра девушка. Я не нашелся, что ей сказать. И очень вовремя прозвучало слева:

 – Так как все в сборе, давайте выпьем первые пятьдесят грамм за виновника торжества, всеми любимого Дмитрия Олеговича. С днем рождения тебя! – Андрей протянул мне уже налитую стопочку. Это пока я комплиментами обменивался, он уже всех сгоношил. Не успеваю за событиями. Сашка, чокаясь, подмигнул мне одобрительно, а вот Андрей почему-то улыбался напряженно. Хотя это заметил только я. И наверняка Леон – мы оба его хорошо знаем. Николай был дальше всех, поэтому просто подошел ко мне ближе, чтобы тоже чокнуться рюмашечками и тихо шепнул:

 – Девочка – класс. Позже займусь, – я в ответ согласно кивнул головой. Только вот у красотки, видимо, были свои планы, так как она не оставляла меня без внимания: вопросы обо мне, просьбы что-то передать, что-то о себе или вообще болтовня на общие темы. Я даже испытал дежа-вю, словно на вечеринке у Леона, только вместо Славы – Алена. Надо будет у Сашки спросить, что он про меня ей наплел. Тосты шли по кругу, народ потихоньку пьянел и становился раскованнее, разговоры делались громче, пока очередь произнести речь не дошла до моей соседки:

 – Не люблю длинные тосты, поэтому коротко: желаю жить тебе полной жизнью! И прими индивидуальный подарок: – она наклонилась и взасос поцеловала меня. Я ошалел, но обнял и ответил на ее поцелуй – кто же в здравом уме отвернется от поцелуя с красоткой – за столом заорали, то ли довольно, то ли возмущенно. Целовалась она хорошо, а я был уже захмелевший и не отказался бы от продолжения. Но как только Алена оторвалась от меня, я непроизвольно бросил взгляд на Андрея: он вымученно улыбался, Леон же похлопывал по его левой руке, которая с силой сжимала вилку. «Наверно, им не нравится видеть, как это делают парень с девушкой» – вспомнил я об их ориентации. И так в этот момент захотелось поцеловать Андрея! Меня просто затрясло от этого желания. Но ведь нельзя. Лучше я с Аленой продолжу, наплевать, если она потом обидится. Трахну – мне и полегчает. А Алена потом все равно уедет, когда отпуск закончится.

 – Один круг тостов закончен, давайте растрясем съеденное в танцах! – воскликнул Сашка и первый встал из-за стола. Музыка зазвучала громче – кто-то уже увеличил звук. Стол решили отодвинуть к окну – хоть мебели у меня немного, но на все 18 кв. метров мало, если для стола и танцплощадки вместе. Я наконец-то смог спокойно оглянуться вокруг, а то все внимание на себя перетягивала соседочка по застолью. Хмель кружил голову, но я же хозяин. Так, смотрим, как гости? Довольны ли?

 – Курить – на кухню! – крикнул я, пока никто не стал дымить прямо тут. И сразу Сашка с Николаем умотали в том направлении. Наверняка еще и поболтать хотят – за столом между ними была сашкина жена. Но раньше всех удалились дамы, видимо, в ванную поправлять макияж или что они там выправляют. Сергей в это время доставал из чехла гитару, а хмурому Андрею что-то то ли выговаривал, то ли объяснял у окна Леон. Я решил подойти и узнать, что случилось, но тут вернулись женщины и с воплями «ура, гитара!» потащили стулья ближе к музыканту, а Алена и меня прихватила свободной рукой. Вернулись парни с кухни, принеся с собой запах выкуренных сигарет. Я подошел к Николаю и тихо попросил:

 – Садись на мое место и отвлеки Алену на себя. Я уже устал.

 – Видел, – он усмехнулся. – Не знаю, смогу ли помочь. Кажись, она на тебя сильно запала. Неужели не оставишь ночевать?

 – Там видно будет, – дал я расплывчатый ответ. Хотя уже подумывал на эту тему. Тем временем, Сергей начал свой концерт с песни еще наших родителей:

 

  Меня в пути застала тьма,

 Холодный ветер, колкий снег.

 Закрылись наглухо дома,

 И я не мог найти ночлег.

 Но, к счастью, девушка одна

 Мне повстречалась на пути,

 И предложила мне она

 В ее укромный дом войти.

 

 Женщины слушали, затаив дыхание. Николай с Сашкой тоже получали удовольствие, судя по выражению их лиц. Я обратил внимание, что Леон с Андреем исчезли – наверняка сто раз слышали весь репертуар Сергея. Обвел взглядом стол: кое-что пустое – надо на кухню отнести, а закусок добавить. Что там еще в холодильнике осталось? Взял опустевшие салатницы и тихонько, чтобы не отвлекать от песен, пошел на кухню. Подходя, услышал обрывок разговора:

 – Ну не могу я это терпеть! – это Андрей, его голос. Злой, агрессивный. И пьяный.

 – Ты же все уже понял. И осознал, – Ага, это Леон. Сочувствующий тон. Я заколебался – не хотелось мешать явно личному разговору, но в руках салатницы. Не нести же снова в комнату? Тут Леон продолжил:

 – Не терпи, действуй!

 Я решил, что извинюсь, поставлю посуду и сразу же уйду. Зашел. Леон сидит за столом, а Андрей стоит у холодильника.

 – О! Я мешаю? Сейчас, я быстро. – Сунув посуду в мойку, хотел, было, уйти, но тут Андрей со словами «Действуй, говоришь?» схватил меня за руку и, повернув к себе, прижал к холодильнику и впился мне в губы своими горячими губами. Это было настолько неожиданно и в то же время так долгожданно, что у меня слетели все тормоза: было наплевать, придет ли кто, смотрит ли кто. Теперь уже я сам развернул его, такого желанного, и притиснул к стенке между холодильником и кухонным столом и, не разбирая куда, стал целовать: губы, глаза, щеки, шея.… Это было, как если плеснуть бензина на тлеющие угли костра, так, словно прорвало плотину, сдерживающую напор воды. И сквозь огонь вспыхнувшей страсти с трудом проник голос Леона:

 – Охуеть! Ну, вы даете! – ошарашенный, он, тем не менее, был наиболее соображающий из нас троих. Поэтому выдернул меня из этого безумия, отрывая от Андрея со словами «Остынь, остынь. Все потом. Сейчас кто-нибудь зайдет и будет картина маслом». Я заглянул в огромные, распахнутые на невозможную ширину, растерянные глаза Андрея, и, неохотно отпуская его, в смешанных чувствах паники – «Что я сделал!» и облегчения – «Наконец-то я это сделал!», хрипло – голос меня подводил, произнес:

 – Извини. Я… – пожар желания, не исчезая, медленно отступал перед реальностью, сказать хотелось так много – так долго я в себе все носил, – что даже не знал с чего начать. Я отступил от парня, но Андрей потянулся за мной, пытаясь мне что-то сказать – только рот открыл, как тут в коридоре послышались цокающие шаги. Леон бросился навстречу им, и мы услышали слащавую речь нашего – теперь действительно нашего с Андреем, я не сомневался, – общего друга:

 – Аленушка, прелесть, Вы совсем не обращаете на меня внимания, а мне так хотелось поговорить с Вами, поближе познакомиться.

 – Леон, простите, но Вы для меня слишком молоды. Вам сколько?

 – Уже восемнадцать.

 – А мне двадцать три. Так что поищите кого более подходящего. А где Дмитрий?

 Тем временем, мы с Андреем оба пришли в себя от наших непредвиденных взаимных открытий, и я не терпящим возражения тоном тихо сказал:

 – Задержишься после всех – нам надо поговорить.

 Андрей согласно кивнул головой, а я еще раз внимательно заглянул в его глаза, встретив в ответ такой же внимательный и серьезный взгляд. Видно, у нас обоих от произошедшего перегорел весь хмель в организме. И спокойно двинулся к выходу из кухни, слыша, как Леон пытается дать нам время придти в себя – спасибо ему за это – отвлекая Алену разговором:

 – Ну что – Дмитрий? Никуда он не сбежит. Хозяйничает, сейчас придет.

  Я вспомнил, что хотел взять еще закусок и повернулся к Андрею, указывая на холодильник:

 – Андрюша, залезь, возьми там тарелки с едой.

 Он как раз доставал, когда Алена прорвалась сквозь преграду в виде Леона и зашла на кухню, буквально наткнувшись на меня:

 – Димочка, я тебя потеряла! Тебе помочь? – кокетливый взгляд, а ее рука ложится на мое предплечье. Я мягко отстранился, потянувшись к открытому уже холодильнику.

 Следом появилась встревоженная физиономия Леона. Андрей снова нахмурился и сердито стрельнул на меня глазами, протягивая контейнер с оливье.

 – Красавица, ты гостья. Иди, слушай песни, а мы все сами сделаем, – я, улыбаясь, подталкивал ее свободной рукой к выходу.

 – Да ладно, я же женщина. Это мне следует помогать. А твой друг ведь тоже гость, – она перехватила у меня салат и, завлекательно так повернувшись – умеют же бабы! – пошла впереди меня в комнату, покачивая бедрами. Мы гуськом последовали за ней. Только вот все мои мысли насчет переспать с ней из моей головы выдуло напрочь. Хотелось одного: чтобы все дружно покинули мою квартиру и оставили меня наедине с Андреем. Но до конца вечеринки было еще далеко – не все выпито, не все съедено, не нагулялся еще народ.

 

 Я улыбался, что-то говорил и делал, но все проходило как-то мимо меня – я просто ждал конца мероприятия. Ни выпить, ни есть, ни танцевать, ни даже говорить не хотелось. Хорошо еще, что Сашка – наблюдательный наш – был уже пьян, потому и не присматривался внимательно к окружающим. А так наверняка заметил бы во мне изменение настроения. Судя по всему, Леон до своего любовника довел новости о нас с Андреем, потому что они на пару отвлекали на себя остальных. И Сергей, и Николай, словно сговорясь, не давали покоя Алене, оказывая ей всяческие знаки внимания, что ей, кажется, льстило. Леон же о чем-то беседовал с обоими супругами. Я им обоим был благодарен.

  Пришла идея ускорить завершение банкета, организовав чай с тортом, рассчитанный, прежде всего, на женщин. Андрей взялся мне помогать, и мы, переглядываясь как заговорщики, стали уносить все со стола на кухню, заменяя чашками-блюдцами, фруктами, и тортом. Но, странное дело: чем ближе к концу вечеринки, тем больше мне хотелось ее продолжения. Я пошел и закрылся ненадолго в ванной, чтобы сосредоточиться и понять, что это меня так кидает из стороны в сторону. Понимание не заставило себя ждать: боюсь, вернее, опасаюсь разговора с Андреем. Вдруг то, что произошло на кухне – случайность под воздействием спиртного? Правильно ли понял Андрея – что я ему не безразличен? И что он ко мне испытывает на самом деле? Осмыслив свои страхи, мысленно плюнул на них: чем скорее мы поговорим, тем быстрее получу ответы на свои вопросы. И, вообще: Я. Его. Хочу! С этой агрессивной мыслью я вошел в гостиную.

 – Куда же ты снова исчез? – Алена тут как тут.

 – Боже, мне что, и в туалет не сходить? Представляю, под каким контролем будет твой супруг!

 – Не боись, это я без тебя просто скучаю. А впрочем, вам, мужчинам, контроль иногда не помешает. Вон, посмотри на Сашку с Татьяной: если не ее контроль, он сейчас так бы назюзюкался, что и шага не смог сделать.

 – Понял я, понял, – и про себя: «С женщинами по таким пустякам вообще лучше не спорить».

 

 Посидев и поболтав о том, о сем еще немного, народ наконец-то начал собираться по домам с подачи, опять же, Леона с Сергеем. Только вот Алена вроде как и не собиралась уходить, так как в прихожую одеваться вместе со всеми не пошла, на что Сашка опять заговорщицки подмигнул. Я отвел на кухню Николая:

 – Давай, провожай ее!

 – Так видишь же – девушка желает остаться. Ты что, не хочешь?! – он недоверчиво уставился на меня.

 – Нет, не хочу! – чтобы не было никакого недопонимания, я произнес эти слова очень четко.

 – Ну, ты, чувак, даешь! – я и сам понимал, что отказ в данной ситуации просто вопиет о моей ненормальности, но.… Попробуй я скажи, что рядом есть человек, которого я хочу больше, чем эту красотку. Меж тем Николай продолжил:

 – Хотя мне же лучше – может, чего перепадет. Пойду уговаривать, – и он направился в комнату. Вышли они вдвоем.

 – Я останусь! – девушка посмотрела на меня, ожидая подтверждения своих слов. А сзади нее, в дверях комнаты, стоял напряженный Андрей и тоже ждал ответа. Сейчас я мог сделать решающий выбор, но так уж сложилась моя жизнь, что этот вопрос был для меня решен еще осенью на холодной скамейке детской площадки.

 – Алена, не стоит, не хочу позориться, так как выпил довольно много. Мы с тобой созвонимся, ты же пока не уезжаешь? – я старался говорить более пьяным и просящим голосом. Тем не менее, девушка явно обиделась. Зато как посветлело лицо Андрея! Я даже на расстоянии ощутил, как напряжение от ожидания моих слов уходит из него. И испугался, что это эхом отразится на моем лице перед не ушедшими пока еще гостями.

 – Ну и ладно! – обойдя меня, она подошла к Николаю, который, улыбаясь, помог одеть ей куртку. А вот Сашка явно был озадачен таким моим ответом и, подойдя ко мне, буквально зашипел:

 – Ты что творишь! – он еще что-то захотел сказать, но я его прервал:

 – Саня, не надо. Очень тебя прошу!

 – Сейчас я пьян. Но в понедельник готовься к серьезному разговору – я твой друг, и просто так это не оставлю! – он сердито посмотрел на меня и, пошатываясь, пошел на выход. Потом все же обернулся, криво усмехнулся и примиряюще произнес:

 – Еще раз с днюхой тебя! – ага, вспомнил, почему пьянствовали. И первый вышел из дверей. За ним потянулись остальные: его супруга – улыбнувшись и говоря «Приезжай в гости!», Алена – не глядя больше в мою сторону и не прощаясь. Николай, скаля зубы, подмигнул. Последними, слегка задержавшись, выходили Леон с Сергеем. Лица у них были какие-то то ли довольные, то ли благостные. Сергей понимающе и по-доброму улыбался. Леон был более серьезен, даже торжественен:

 – Ребята, честно, я рад. Очень, – он подошел и обнял меня, прошептав на ухо «Удачи!», чем вызвал мое смущение, и, подталкивая вперед своего друга, вышел на площадку.

 

 Я защелкнул замок и так, не оборачиваясь, постоял некоторое время, ощущая всем телом взгляд Андрея. Он молчал. Медленно повернувшись, оперся спиной на закрытые двери. Сердце отбивало какую-то чечетку. И сладко-страшно от того, что вот сейчас будет.

 Нам обоим все было понятно.

 – Давно? – тихо прозвучало первое слово. Я понял, что Андрей спрашивает, как давно изменил к нему отношение с просто дружеского. Когда это случилось со мной.

 – Осознал осенью, помнишь – я простудился? – грустно усмехнулся, вспомнив тогдашние свои метания.

 – А я вот только сегодня. Она…– он не договорил и, чуть помолчав, произнес: – Прости.

 – За что? – я отважился посмотреть на парня, а в голове мелькнул образ Вадима.

 – За то, что тормозом оказался, – улыбнулся он мне. От этой улыбки в груди стало что-то плавиться и нежностью растекаться по всему телу.

 

 Я отлепился, наконец, от двери и сделал первый шаг навстречу новой страничке в книге моей судьбы. Навстречу Андрею. Он ждал, пока я подойду, а затем просто уткнулся мне в грудь, пряча лицо. Я бережно обнял его и закрыл глаза, вдыхая запах моего любимого человека. Почувствовал, как его руки неуверенно и осторожно обнимают меня. Всей душой хотелось запомнить, задержать этот миг. Мгновение, когда в твоих ладонях долгожданное и ничего на свете больше не надо. Так мы и стояли в дверях комнаты, пока этот хрупкий момент не стал перетекать в секунды, а те – в минуты, и пока притихшее желание не стало вновь овладевать и телом, и душой. Тогда я бережно поднял лицо Андрея, и, заглянув в его огромные глаза, заявил:

 – Ничего не поделаешь – хочу тебя. Очень. Ты…не против?

 Андрей, согласно качнув ресницами и улыбнувшись, обнял меня и неторопливо поцеловал, впрочем, тут же прервав мою попытку продолжить это удовольствие:

 – Чур, я в ванную первый! – вывернулся из моих рук, и вот уже из-за закрытых дверей доносится: – Принеси полотенце!

 Пришлось повиноваться, и я приволок ему аж три на выбор.

 

 Разбирая постель, я чувствовал себя девственником, готовящемся впервые заняться сексом. Впрочем, я и был им, учитывая, что с мужчиной это у меня впервые. Интересно, насколько опытен Андрей? Например, впервые сексом я занимался в 16 лет, а следующая девушка на какой-то вечеринке где-то через полгода даже не запомнилась. Дальше.… А, пожалуй, если постараться, то я все свои связи могу вспомнить! Это за десять-то лет! Хмм, маловато будет.

 Хлопнула дверь ванной. Я обернулся и замер: парнишка стоял на пороге, обернутый в одно полотенце, вторым вытирая мокрые волосы знакомым движением и смущенно опустив глаза. Я сглотнул.

 – Твоя очередь! – он перевел взгляд на меня и я понял, что он тоже волнуется, и еще как! Просто Андрей привык прятать свои эмоции, поэтому и не сразу поймешь. Я отвел глаза.

 – Да, конечно, – голос охрип. Проходя мимо него, почувствовал аромат шампуня от его волос и с трудом удержался, чтобы не обнять и тут же не вернуться в постель вместе с ним.

 – Забирайся скорей под одеяло, ведь не лето, – сказал, не оборачиваясь, уже из коридора.

 Стоя под струями душа, подумал: «Вот чистоплюй фигов. Знает же, что сегодня перед приходом гостей я мылся. Зачем снова в ванную погнал?» Хотя я прекрасно понимал, что Андрюшке тоже сейчас трудно, как и мне: «и хочется, и колется». Размышления повернули свой бег к предстоящему: «О, боже! Сейчас…» – в голове замелькали образы и горячие рваные мысли – «…я хочу, я сделаю это… Андрюшенька, родной мой…»

 

  В комнате свет был погашен и я снова включил его.

 – Зачем? – Андрей прикрыл рукой глаза.

 – Хочу тебя видеть, – почему-то вмиг охрипшим голосом, медленно подходя к кровати и одновременно сбрасывая полотенце на пол, очень тихо произнес я, – Сколько раз представлял тебя здесь, – я сглотнул.

 – Почему же молчал, ты же знал обо мне? – на меня уставились глаза, отражающие целую бурю чувств: ожидание, волнение, опасение.

 Эти расширенные мне навстречу зрачки, взволнованное покрасневшее лицо, обрамленное уже подсохшими путанными волосами, вцепившиеся в одеяло пальцы – господи! От одного только вида этого парня меня трясет и где-то у горла стоит комок.

 – Ты смотрел на меня как на друга, – присев на край кровати, я наклонился над ним. – И я знал, что ты любил другого, – медленно, кончиками пальцев, провел по овалу его лица, по еще не потерявшим детскую припухлость губам. Его блестящие от возбуждения глаза скрываются за ресницами, а губы приоткрываются в ожидании.

 – Сейчас нет смысла скрывать: я люблю тебя, – прошептав это, тихонько поцеловал, сдерживаясь от более настойчивых действий, как если бы передо мной была девственница.

  – Я хочу насладиться каждым мигом сегодняшней ночи, – моя слегка подрагивающая рука прогулялась по чуть влажным волосам и вновь вернулась к такому милому сейчас лицу.

 Андрей судорожно вздохнул, вновь распахивая почти черные сейчас глаза.

 – Ты научишь меня? Ведь это мой первый раз, – я улыбнулся, а пальцы продолжили путешествие вниз по его шее на грудь, ощущая бархатистость кожи.

 – У… у меня… мало… опыта, – прерывающимся голосом ответил парнишка, пока я, еще раз легко поцеловав губы, россыпью поцелуев спускался вслед за пальцами по шее.

 – Значит, мы с тобой оба почти девственники, – зарывшись другой рукой в его волосах, лукаво прошептал, легко покусывая ухо и проводя языком вниз к плечу. Я вновь посмотрел в его глаза с расширенными зрачками, ладонью медленно проводя вдоль его руки. Откинул одеяло, забираясь в кровать и нависая над ним. Тут Андрей сам не выдержал и порывисто обнял меня, целуя сильно и настойчиво, прижимаясь всем телом. Я и так сдерживался, а тут такой отклик. Задохнувшись от волны чувств и ощущений, что прошли по телу от нашего соприкосновения, я не удержал стона, что, видимо, еще сильнее повлияло на парня, и он с неожиданной силой опрокинул меня на спину и теперь уже его губы и руки начали путешествие по моему телу. Я желал не только сам получить удовольствие, но и доставить неповторимые ощущения любимому человеку, поэтому пытался сохранить хоть какой-то контроль над происходящим. Но его восприимчивость и чувствительность оказалась выше, чем я ожидал от парня, и бурная реакция на мои ласки смыла последние преграды перед моими ответными чувствами. И нас закружил водоворот свершающегося единения двух любящих друг друга существ.

 

 Боже! Я счастлив! Спасибо тебе!

 

 

 10.07.09-14.08.09 СПб, Русёна

 

 




СЛЭШ

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 12 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр