Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Всем богам спасибо за тебя. Часть 2. Окончание.

 – Ничего, трудности закаляют. Вы же сейчас вместе! – ухмыльнулась Вероника.

 – Вот я тебе устрою такие трудности! Посмотрим, как будешь себя вести! – возмутился я ее циничности.

 – Да это чудо мне постоянно скандалы устраивает! – девушка обняла Лину. Та, похоже, уже забыла, что недавно сердилась на Веронику и, улыбаясь, прижалась к старшей подруге:

 – А ты повода не давай!

 – Боже! Сумасшедший дом! Куда катится мир?! – подняв руки и лицо к небу, воскликнул Сашка.

 – А, не парься, чего уж там! – я хлопнул друга по плечу. Тот, дурачась – выхлебанная им порция водки, кажется, подействовала расслабляюще – картинно махнул рукой в мою сторону и, манерно поведя глазами, произнес:

 – Ах! Отстань, пра-а-ативный!

 Все дружно рассмеялись, словно только этого и ждали. Начались анекдоты и шуточные подколки всех и вся: друг друга, геев, лесбиянок, гетеросексуалов. В общем, неплохо закончился для нас тот осенний слет.

 

  …Я первый прервал наше затянувшееся молчание:

 – Ну что ж, приглашу девушек. Да и Сашкиной жене не так скучно будет среди мужиков.

 – Вот-вот, – Андрей согласно мотнул головой.

 – Пойдем-ка лучше спать, – я встал с дивана, протягивая ему руку.

 – Спать? И только? – лукаво произнес парень, сжав мою ладонь и резко дергая на себя. Не удержавшись, я почти упал на него, но вовремя оперся второй рукой в спинку дивана. Его глаза оказались так близко, и я увидел, как расширяются зрачки, наполняясь желанием и лихорадочным блеском. И тут же почувствовал свое собственное учащающееся сердцебиение. Руки Андрюши властно охватили меня кольцом, притягивая все ближе к горячему молодому телу. И вот уже губы наши дразнят друг друга, легко касаясь и тут же отстраняясь, не давая никому первому проникнуть глубже.

  До кровати мы дошли много позже – диван нас вполне устроил.

 

 6. Кого-то теряем, а кого-то находим.

 

  И вот очередная днюха. Как-то так получилось, что я забыл, что Николай-то не в курсе серьезных изменений в моей личной жизни. По существу, из прежних знакомых я постоянно общался только с Сашкой и Колей. Но вот умудрился же так контактировать с Колей, что про Андрея, точнее, про наши очень близкие отношения ни разу не обмолвился. И поэтому получилось не очень хорошо, когда до моего товарища дошло, что отмечается не только день рождения, но и наша с Андреем годовщина. Бедный Николай не знал, как реагировать на все это. Я сидел далеко от него – во главе стола, Андрей, естественно, рядом со мной, а Николай между Сашкой и Вероникой. И увидел на его лице безмерное удивление, сменившееся ошеломлением, когда Леон поднял первый тост за нас, наш первый год и светлое будущее нашей пары. Да уж, представляю его состояние, но что-либо делать было поздно, поэтому я дотянулся до Сашки через его жену и тихо попросил объяснить все нашему общему другу, а то на него смотреть было жалко – такой потерянный вид.

 

  Вечеринка катилась своим чередом. С уровнем алкоголя в крови повышался уровень шума среди гостей. Вадим отрывался по полной, ощутив вокруг себя похожие души: шуточки и подначки сыпались как из рога изобилия. Спустя некоторое время, когда все повылезали из-за стола, он подошел ко мне:

 – Слушай, мне кажется, что вот твой друг-натурал не очень-то рад оказаться среди нас. Зря ты его пригласил.

 – Да я и сам это понял. Только теперь-то что? Поздно, – я вдохнул: – Может, переварит новость. Сашка-то вот пережил.

 – Смотри, тебе виднее, – он пожал плечами. Затем положил руку мне на плечо:

 – А вообще, завидую я тебе! Найти единственного человека, который именно тебе предназначен, – ой, как не легко! И год вместе – это уже показатель. Как минимум три года у гетеро-пары. Ты мне сразу понравился, поэтому я и не пытался оспорить выбор Андрюхи.

 – Ты-то мне тоже нравишься, – он заухмылялся, пытаясь что-то сказать, наверняка пошлое, поэтому я тут же торопливо продолжил: – как человек. Но все равно, готов был тебя убить, тогда, у парадной.

 – Ну, это под вопросом, кто кого. А впрочем, стоило бы попробовать тебя соблазнить, – Вадим опять воспользовался своим чудным голосом, от которого мурашки побежали.

 – Ну уж нет. У тебя бы ничего не вышло. Я не до такой степени голубой. Андрей просто исключение, – я возмущенно и агрессивно посмотрел в его глаза, прищуренные от сдерживаемого веселья.

 – Ты – би. Так что не зарекайся. А то возьму на спор.

 – Кого-кого на спор? О чем спорить собрались? – к нам подходил Леон.

 – Соблазнять он меня собрался. На спор, – саркастически усмехнулся я, поворачиваясь к подошедшему.

 – Э-э, думаю, не стоит. Андрюха такое устроит! Он очень изменился за этот год, – Леон покачал задумчиво головой.

 – Да я пошутил. Я и сам вижу, что он мало того, что повзрослел, так и еще повадки властные проявляться стали. Дима, ты его, кажется, балуешь, – обвиняющий взгляд на меня.

 – Да нет. Я его давно знаю – в нем это с детства сидело. Скрытые свойства только теперь проявляться стали. Просто он того типа, кому подчиняться непроизвольно хочется. Начальником ему быть, вот увидите, – Леон помолчал, затем продолжил: – Возможно, благодаря Диме он и стал раскрываться. Раньше все давил в себе чувства, а тут выпустил на свободу.

 – Хватит Андрюшку обсуждать, вон, он к нам идет, – я первым заметил подходящего парня. Мои собеседники повернулись навстречу своему другу.

 – У вас выражение лиц серьезное. Что же такое вы обсуждаете?

 – Да я сказал Диме, что зря он пригласил своего друга-натурала, – Леон удивленно посмотрел на говорящего это Вадима – речь-то шла о другом, когда он подошел.

 – Да мы как-то упустили из виду. Ведь встречались с ним за этот год не раз. Даже в ночной клуб ходили, – Андрей повернулся ко мне: – Помнишь?

 – Ну да. Просто Николай не такой наблюдательный, как Сашка.

 Все дружно посмотрели на стоящих у окна и что-то обсуждающих между собой моих давних друзей. Саня вещал – Коля слушал и качал головой, то в знак согласия, то отрицательно.

 – Кажется, адаптация новенького в нашей компании идет не совсем удачно, – вынес свое резюме наблюдаемой нами сценке Вадим, – Может, мне с ним поговорить?

 – Да он и так косился на твои приколы за столом! – Андрей тут же повернулся ко мне:

 – Ты же его лучше знаешь – поговори с ним.

 – Да я специально попросил об этом Сашку. Он-то пережил шок, тогда, в кафе.

 – Да ты вспомни, как жаловался мне, что дружок тебя девчонками уже достал! – Андрей повысил голос.

 – Тише, тише, – Леон успокаивающе похлопал его по руке.

 – Но все же Сашка принял это знание. И Николаю поможет, – я был уверен, что спустя какое-то время Коля смирится с тем, что его давний друг поголубел. Все же не только от такой вещи, как сексуальная ориентация человека, строятся отношения между людьми.

 – Да ладно, поживем – увидим. Вон, Сережа девочек развлекает. Пойдем, послушаем, как он играет. Попоем! – Леон с нежностью посмотрел на своего любимого.

 – А вообще я был удивлен, когда женщин тут увидел, – произнес Вадим.

 – Так ты же чувствуешь как-то ориентацию – сам не раз говорил! – Андрей уже двинулся следом за Леоном.

 – Так я только мужчин различаю. Если бы ты мне не сказал о них, я ни за что бы не догадался – девушки часто себя так ведут. Вон, перед занятиями в универе, только и видишь, как целуются при встрече. Я им всегда завидую. Почему мужчинам так нельзя?

 – И кого бы ты стал целовать? Тебе бы наши пацаны сразу в морду дали! – Андрей, видимо, представляя эту картину, засмеялся.

 – Что, и ты бы тоже меня ударил? – Вадим поднял брови, изображая удивление.

 – Я бы, может, и нет, а вот Дима… – и выразительный взгляд на нас поочередно.

 – Закрыли тему, Сашка с Николаем идут, – к нам направлялись мои друзья.

 – Сейчас будет концерт по заявкам, – громко объявил Леон.

 – Первая песня посвящается имениннику! Что хочешь услышать, Дима? – Сергей, улыбаясь, смотрел на меня. Я задумался.

 – А давай что-нибудь из «Арии». Я люблю эту группу.

 Сергей подумал немного и начал с песни «Беспечный ангел». Затем были просьбы остальных: «а эту знаешь?», «а я это хочу услышать», « а мне…» – у каждого, оказалось, есть, что заказать нашему домашнему музыканту. Я был доволен: вроде все хорошо, вечер удался.

 

  А на следующий день, под конец рабочего дня, ко мне подошел Сашка и огорошил:

 – Только что мне позвонил Николай. Просил передать, что не желает больше, чтобы ты ему звонил. Типа, подумал и решил, что общаться с голубыми ему ни к чему. Прости.

 Я чувствовал себя… оскорбленным. Обида в душе породила желание врезать Николаю хорошенько, за то, что разрушил наши многолетние дружеские отношения из-за того, что его, видите ли, не устраивает пол моего любимого. Я встал, оперся ладонями в край стола и выругался:

 – Блядь! Какое ему дело, с кем я сплю? Я, что, так сильно изменился, что со мной и общаться невозможно? Саш? Ведь ты же тоже мой друг, но ведь ты-то по-прежнему ко мне относишься? Или тоже презираешь, и просто скрываешь это от меня? – мой обвиняющий взгляд не произвел на Сашку никакого впечатления. Он пожал спокойно плечами:

 – Не психуй. Возможно, он еще одумается. И извинится. Я тоже некоторое время не верил, что у тебя это серьезно.

 –Ты сейчас совсем о другом говоришь. А Коля перечеркнул нашу многолетнюю дружбу этим звонком. Вот так вот живешь, веришь в друзей, а они тебе такое… – не зная, как выразить еще свои чувства, я замолчал, нервно доставая сигарету из пачки.

 – Забей. Как минимум, один друг у тебя всегда будет. И он рядом с тобой сейчас. Так что пойдем лучше, примем за упокой наших иллюзий по пивку. Гарантирую – полегчает, – он ободряюще улыбнулся мне и хлопнул по плечу, одновременно поворачивая меня в сторону выхода. Я был благодарен за поддержку, и только сейчас оценил то, что вот он – со мной. Не изменился, все такой же. И отношения у нас сохранились, не зависимо от трансформаций моей личной жизни.

 – Пошли тогда уж в бар около универа. У Андрея как раз последняя пара закончится, и мы вместе потом домой пойдем. Не против? – я вопросительно приподнял брови.

 – Да мне все равно, где пиво пить, – Сашка первым направился к выходу, я же сбросил SMS-ку моему любимому и только затем поспешил догнать друга, кажется, единственного, оставшегося из прошлой жизни. «Да. Теперь у меня была «та жизнь» и есть «эта жизнь». Как будто не один человек, а два разных. Неужели я так изменился?» – вот с такими мыслями я и вышел на улицу.

  Вокруг спешили люди по своим делам, проползали мимо машины, давясь в очередной пробке, как люди в очередях в начале перестройки, когда даже по карточкам товара не хватало. Воздух, наполненный выхлопными газами, напомнил, что скоро мы уедем вдвоем подальше от всей этой толкучки в горы, к чистому воздуху, снегу, морозу, лыжам… Я замечтался. Саша выдернул меня из фантазий о планируемом отдыхе в реальность большого города:

 – Ну что ты завис? Мы идем или нет?

 – Тьфу, помечтать не дашь.

 – О чем это?

 – Ты же в курсе, что на Новый год мы собираемся в горы на лыжную базу. Так вот сейчас представил, как это все будет.

 – Заткнись, Не трави душу.

 – А что? Вы же тоже собирались уехать, кажется, куда-то за границу, к морю?

 Сашка скривился, а затем сплюнул:

 – Фиг. Придется ехать к теще, век бы их не видеть.

 – Что, планы поменялись?

 – Еще как. Женушка решила, что пора заводить ребенка. Поэтому идет период накопления денег на это безмерное удовольствие.

 – Ты шутишь?! – я удивился: все время мой друг говорил, что продолжением рода займется лет в тридцать пять.

 – Если бы. Она решила с чего-то, что рожать ей нужно непременно сейчас. То есть не именно сейчас, а в начале следующей осени. Мол, двадцать семь лет – это какая-то там граница. Уже целую неделю пилит меня по этому поводу. Так что я сдался.

 – Да-а-а, – я замолчал, не зная, как реагировать, и спохватился: – А ей разве двадцать семь?

 – И это все, что ты скажешь? – Сашка явно ждал других слов. Но у меня их не было. Я и раньше-то не очень задумывался о собственных детях, а когда появился в моей жизни Андрей, то вообще вычеркнул этот пункт из моих дальнейших планов. Поэтому, что я мог сказать сейчас?

 – Двадцать пять, – продолжил меж тем мой друг.

 – Ну, это… Я думаю, ей виднее, – пожав плечами, решил перевести разговор в другое русло:

 – Давай тогда устроим маленькую вечеринку перед нашим отъездом.

 – А что, это мысль!

 

  Андрюшка подошел с некоторым опозданием, да не один: несколько его сокурсников вошли в двери бара следом за ним. Был там, конечно, и Вадим.

 – О! Привет! – первым делом друг моего любимого обнял меня, от чего я поморщился, и, отстраняясь, прошипел ему:

 – Ты что? С ума сошел? – я не понимал мотива его действий.

 – Не боись! Все под контролем, – и тут же, обращаясь к остальным:

 – Знакомьтесь, наш хороший друг, а вернее, друг и сосед в одном лице нашего Андрея – Дмитрий.

 Ребята по очереди стали протягивать руки для пожатия, называя свои имена.

 – А это Александр, тоже наш общий знакомый, – продолжил представление Вадим.

 Пока все знакомились, я тихо спросил у Андрюши:

 – Что это за толпа?

 – Да ребята, услыхав, что мы с Вадимом идем сюда, увязались за нами, желая обсудить вечеринку Нового года.

 – Понятно. Мог бы предупредить.

 – Ну извини. Давно ждешь?

 – Не очень.

 – Так что заказываем? – придвигая к нашему столику еще один, меж тем вел общую беседу Вадим. Ребята рассаживались вокруг, переговариваясь довольно громко, чувствуя себя здесь, как дома – все же основные посетители сего бара были студентами рядом расположенного университета, поэтому ожидаемо прозвучало от кого-то:

 – Да как обычно.

 

  Завязалась беседа на тему Нового года: кто, где, с кем планирует его провести. Когда кто-то спросил Андрея про его планы, то он равнодушно пожал плечами:

 – Это же семейный праздник.

 – А давай к нам в общагу! Весело будет! Девчонок пригласим! Есть договоренность, – заговорщицки понизив голос на последних словах, предложил высокий, с приятным лицом, атлетически сложенный молодой человек, кажется, он Юрием назвался.

 – Да нет. Не могу.

 – Его мамочка очень обидится! – с усмешкой глядя на меня, произнес Вадим. Вот врезать бы ему. И тут Андрей ткнул его в бок кулаком:

 – Перестань сейчас же!

  «Как мысли мои прочитал», довольно подумал я.

 – Кстати, а ты-то сам тоже дома планируешь быть? – тут же перевел я беседу на Вадима. Тот состроил унылое выражение лица:

 – Увы мне. Дома, – и, предупреждая открывшего было рот Юрия, продолжил, выставив перед собой ладонь в отражающем жесте:

 – Нет-нет, и не предлагайте, – Юра тут же среагировал:

 – Ну и ладно. Наше дело предложить, а на нет и суда нет. Значит, остается студенческая вечеринка на потоке.

 – А я бы не отказался. Представь, молоденькие студенточки! – мечтательно шепотом произнес Сашка мне на ухо.

 – Дима, а у вас на работе уже определили дату корпоратива? – обратился ко мне Андрей.

 – Да в общем-то завтра должны объявить место, время, сумму доплаты.

 – А что, разве не фирма оплачивает такие мероприятия? – поинтересовался у нас еще один из присутствующих.

 – Ну, экономическая ситуация сейчас такова, что не всякая организация возьмет на себя все расходы по таким вот мероприятиям, – начал мой друг, но я вмешался:

 – Ладно, Мы тут уже давно. Так что пойдем, пожалуй. Саш, вставай, – я стал выбираться из-за стола, и, стараясь, чтобы это выглядело равнодушно, спросил: – Андрей, ты как? Живем-то рядом.

 – Да, ребята, вы тут обсудите по поводу вечеринки, завтра расскажете, что придумали. Я тоже пойду, нам ведь по пути, – парень быстро допил остававшееся в бокале пиво.

 – Э-э! Подождите меня, я с вами! – Вадим тут же подхватился следом:– Ребята, пока!

 Оставшиеся стали прощаться. Юрий, протягивая мне руку, произнес:

 – Как-то быстро вы сорвались, могли бы еще посидеть. Было приятно познакомиться с Вами. Надеюсь, еще встретимся.

 – В другой раз. Взаимно. Да, конечно, – пока он тряс мою руку, как-то слишком долго, я успевал вставлять свои реплики в его речь. Наконец, он отпустил мою ладонь.

 Пока шли к выходу, Вадим с подначкой произнес:

 – А Юрочка-то наш – би! – и тут же обратился к Андрею: – Помнишь, как-то я говорил тебе, что могу назвать, кто. А ты отказался.

 – Ты к чему это клонишь? – зыркнул на него мой дорогой человек.

 – Да ни к чему. Так просто, – пожал плечами его сокурсник, бросив на меня непонятный взгляд, – Он…

 – Послушай, а как это ты так определяешь? – вмешался Сашка.

 – Да понятия не имею. Вот как-то чувствую. Или вижу. Или просто знаю. Кто-то из моих знакомых даже пошутил однажды, что у меня врожденный гейдар.

 – Это что еще такое? – изумился я.

 – То самое, о чем сейчас говорим, – пояснил Вадим, – способность по мельчайшим деталям определять своих. От слов: гей и радар.

 – Кстати, а чего ты так резко сорвался? – спросил меня Сашка, – я бы еще посидел.

 – Как-то напряжно себя чувствовал среди этих ребят. Все время боялся выдать наши взаимоотношения. Как бы Андрей потом учился? – я и не думал умалчивать свои причины – оба знали мое трепетное отношение к любимому. А шедший рядом со мной Андрюшка только улыбался, слушая наши разговоры.

 – А зря. Это ж студенчество. Среди них что сейчас только не творится. Я ведь специально стал интересоваться темой после…ну…тебя, – Сашка развернулся к нам лицом, шагая задом наперед:

 – И вообще. Я ведь тоже хотел поговорить о нашей маленькой новогодней вечеринке. Так что? Ваши предложения?

 – О! Я обеими руками за! – воодушевленно воскликнул Вадим, и, явно загоревшись какой-то идеей, предложил:

 – А поехали ко мне! Тут не далеко. Там и обсудим наши планы.

 – Я не против, только жену предупредить надо, – тут же согласился Саня.

 Андрей вопросительно посмотрел на меня, а я – на него:

 – Ты хочешь?

 – Как ты.

 – Ребята, давайте, соглашайтесь. Мне не охота что-то домой сейчас.

 У Сашки было явно игривое настроение. Я подумал, что и мне не хочется торопиться рассказывать Андрею про Николая. А ведь останься мы вдвоем, и расскажу: сам для себя я установил правило – ничего не скрывать от него. Это после того случая с Вероникой, когда я чуть не потерял такого дорогого мне человека. До сих пор удивляюсь: почему он мне так необходим?

 – Ладно, пошли. Должен же я узнать, как живет университетский друг моего Андрюши? – и, быстро оглядевшись в окружающих нас сумерках зимнего вечера – нет ли кого знакомого, я коротко обнял, прижал к себе и тут же отпустил своего любимого. Хоть на секунду лишний раз убедиться, что он – мой. Улыбнувшись мне в ответ, Андрей, словно невзначай, коснулся моей руки, сжал в своей ладони и сразу же отпустил, словно отвечая: «я здесь, с тобой».

 

  Квартира встретила нас громкой музыкой, слышимой доже на площадке.

 – Ага, родителей нет дома, – тут же сделал вывод Вадим, открывая дверь в этот грохот.

 На наше появление никто не среагировал – при таком шуме можно все вынести из квартиры и никто ничего не услышит. Но вот из дальней комнаты появилась высокая худощавая девушка с чашкой в руке и, увидав нас, закричала кому-то:

 – Стаська! Тут толпа парней нарисовалась!

 Следом появились еще две девушки: одна – копия Вадима в женском исполнении, так что «кто это» – вопроса не возникало, а вторая – темненькая, маленькая, чем-то похожая на жену Сашки. Они втроем с любопытством наблюдали за нами, даже не пытаясь приблизиться: так и стояли в ряд в глубине коридора, о чем-то между собой переговариваясь. Но из-за громкой музыки этого было не слышно, лишь по мимике можно догадаться, что нас обсуждают. Сестра нашего хозяина наконец-то удалилась, и музыка стихла до разумных пределов. Мы к тому времени уже разделись, и, сопровождаемые Вадимом, прошли в ближайшую комнату. Почти следом появилась девушка.

 – Анастасия, можно Стася. 21 год, педагогический, четвертый курс. Парня нет. А вы? – бесцеремонно начала она знакомство, – Впрочем, Андрея я уже знаю.

  Я тут же сжал зубы, вспомнив то, о чем поведал мне мой любимый буквально в начале наших близких отношений.

 – Александр, – галантно целуя протянутую руку, представился мой друг, улыбаясь девушке и слегка задержав ее руку в своей. Она кокетливо поправила свои роскошные волосы. Тем временем Вадим, закатив глаза, вздохнул и обратился к сестре:

 – Прелесть моя, когда же ты перестанешь лезть к моим друзьям? И учти, Саша женат.

 

 – А Вас как величать? – не ответив на слова брата, обратилась она ко мне уже серьезней.

 – Дмитрий, – сухо представился я и, пожав узкую ладонь, тут же отпустил ее.

 – Если Вы – новый бой-френд моего братишки, то я желала бы видеть Вас чаще у нас дома – Вы симпатичны, хотя и довольно взрослый. Раньше таких друзей у него не было, – лукаво произнесла она, отмахиваясь от вцепившегося в нее брата.

 – Меня достала твоя бесцеремонность!

 – Отстань! Я не с тобой говорю!– она метнулась за стоящего рядом Сашку и тут же вновь обратилась ко мне, высунувшись из-за его спины: – Я же в курсе, Андрей ему отказал, а он уже двоих сменил с того времени, – тараторила она.

 – Идиотка! Что ты лезешь, куда не следует! – Вадим явно разозлился.

 – Обожаю его злить! – тут же прокомментировала эта нахалка. И как он с ней живет в одной квартире и еще не убил? «Слава богу, что у меня нет сестры!», подумал я, вслух информируя Анастасию:

 – Вообще-то Андрей теперь со мной, – я глянул на него: смущенный словами девушки, он молчал. «Сегодня что-то почти весь вечер безмолвствует», – осознал я вдруг.

 – Ой! Как жаль! Ну почему все симпатичные ребята с кем-то уже встречаются? – огорченно воскликнула Стася. Брат уже махнул рукой на своевольную сестренку и сел на диван, одновременно обращаясь к нам:

 – Простите за сестру. Такая уж она есть.

 Стася тут же бросилась обнимать брата:

 – Я так тебя люблю! – и моментально потребовала от нас: – А ваш долг как друзей – найти ему хорошего парня! У меня подходящих знакомых нет. Особенно это касается вас, красавчики, – ее взгляд перебежал с меня на Андрея и снова на меня: – Раз отбил парня у моего братишки.

 – Да у него тоже таких друзей нет, – он отцепил сестренку от себя, встал и начал подталкивать ее к выходу: – Тебя подружки твои заждались.

 – Ой! А верно! – она уже выскочила за двери, но тут же снова сунула голову в комнату:

 – Увидимся!

 – Фу-у-х! – выдохнул Вадим: – Это ходячее недоразумение наконец-то покинуло нас. Хорошо, у нее подружки, а то так бы и зависла тут с нами. Вообще, ее сегодня дома не должно было быть, говорила, что к подруге после учебы пойдет, – извиняющимся тоном обратился он к нам.

 – Да ладно тебе, замечательная сестренка, с такой не соскучишься! – благодушно возразил мой друг, усевшись на вертящийся стул около компьютера.

 – А что, ты так и не помирился со своим последним? – спросил я, вспомнив, что он на днюху пришел один, хотя приглашали его со своим парнем.

 – Да вот тут сеструха права: не везет мне что-то найти пару. Но я не огорчаюсь: у меня все еще впереди! – с оптимизмом ответил он и перешел к насущному:

 – Ну, что там у нас с вечеринкой?

 Обсудив, когда, где, с кем и прочее, наш самообразовавшийся «Совет Вечеринок» – так обозвал нашу встречу Вадим – благополучно покинул сей «Приют толерантности». Это Сашка так сострил, когда к нам ввалились девчонки, щебеча что-то типа «кавайные», «настоящий сенен-ай», какие-то еще непонятные мне слова, значение которых я решил не уточнять, чтобы не показаться совсем уж дремучим перед этими птичками.

 

 На улице было безветренно, тихо и – кайфово. Как бывает: выйдешь из дому поздним зимним вечером, и так классно вдохнуть морозный свежий воздух, на минутку остановиться у парадной, оглядывая освещенную фонарями улицу, пустую от людей, дома с горящим кое-где в окнах светом, темное небо с еле угадываемыми облаками. И почувствовать в душе шевеление светлой, легкой то ли печали не понятно о чем, то ли грусти по прошлому, то ли кручины по несбывшимся мечтам. Постоишь, вздохнешь и пойдешь. Так и мы сейчас: вышли и молча стояли некоторое время. Сашка первый очнулся от этого романтичного наваждения:

 – Ну что? По хатам? Я сейчас, пожалуй, тачку поймаю – припозднились мы сегодня. Может, вас подбросить до метро?

 – Не стоит. Мы прогуляемся. Время еще позволяет, – отказался я.

 – Ну, как хотите. Я пошел, – и он напрямик через широкую полосу заснеженного газона направился к проезжей части. Мы же медленно побрели к метро. Вокруг никого, и я позволил себе приобнять Андрюшку и поцеловать его, шепча: «Хочу тебя».

 – Прямо здесь? – лукавый шепот в ответ.

 – Ну-у, летом… – задумчиво протянул я – …возможно, возможно. Вот в этих кустиках, – мы как раз проходили мимо красиво покрытых густым инеем кустов.

 – Чем дальше, тем ты развратнее, – промурлыкало мое сокровище, останавливая меня и разворачиваясь ко мне лицом. Теперь уже он целовал, обнимая крепко, сильно, властно. Так, что мне действительно сию же секунду захотелось оказаться дома, в кровати и в соответствующем виде – голышом.

 – Все, ловим машину, – едва отдышавшись от затяжного поцелуя, заявил я, направляясь, как и Сашка, прямо через газон к проезжей части дороги, не выпуская руки Андрея из своей. В автомобиле, расположившись рядом на заднем сидении, мы начали баловаться, поглаживая и пожимая ногу друг у друга от колена вверх, потом натянувшуюся джинсовую ткань в паху и снова вниз. Остроту придавало то, что – вот водитель впереди сидит, еще заметит наши игры. Благополучно доехав, рванули к парадной как на старте, и прямо у лифта продолжили наши обнимания-целования, расстегнув куртки – становилось жарко. Услышав щелканье кодового замка, отпрянули друг от друга, возбужденно дыша. «Еще не хватало в лифте вместе с кем-то ехать» – раздраженно подумал, но повезло: женщина с собакой прошла мимо по лестнице выше, подозрительно косясь на двух странных парней. Не успели лифтовые дверцы отделить нас от окружающего мира, как Андрей продолжил поцелуи, одновременно расстегивая пуговицы на рубашке, благо под пиджаком у меня никаких джемперов не было. Я же просто залез руками под его одежду, поглаживая грудь, живот, спину. Добравшись до вожделенной квартиры, мы окончательно перестали сдерживаться, лихорадочно раздеваясь, перемежая процесс освобождения от одежды ласками и поцелуями.

 – Давно душ вместе не принимали. Пошли? Или в кровать? – предложил я выбор.

 – Кровать – на второе, – последовало решение моего любимого.

 – Что значит – молодость! – со смешком отреагировал я, открывая дверь ванной, – одного раза мало.

 – Да ты и сам не старик, не прикидывайся, – шлепнул меня по голой заднице Андрей, – знаю я твои возможности.

 Тугие струи воды били по нашим головам, плечам, спинам, ручейками сбегая к ногам. Руки скользили по мокрым телам, оглаживая, обнимая, прижимая. Губы касались кожи то нежно, то страстно целуя, языки торопились ответить на ласки без слов, проводя свои дорожки по губам, груди, соскам, спускаясь все ниже вслед водным ручейкам, пока не достигали набухшего твердого члена, с такой нежной, тонкой, шелковистой кожицей на головке…

 

 Как же отличается секс с любимым человеком от простого траха!

 

 7. Новогодняя вечеринка.

 

  Новогоднюю вечеринку проводили опять же у Леона, единственного среди знакомых, кто имел такую вместительную квартиру. Толпа на этот раз собралась пестрая: старая компания Андрея и Леона – Сергей, Владимир с вытянувшимся за этот год младшим братом Сашей – Саней, как все его звали. Слава, Алекс с неизменной гитарой и Миша – его я знал хуже их всех. С универа были Вадим и Юрий, про которого Андрей сказал, что тот сам напросился, как только услышал их с Вадимом разговор; я же привел Сашку с женой, Веронику с Линой и Руслана, появившегося на пороге моей квартиры буквально неделю назад – уволился из армии по состоянию здоровья. Еще должна была подойти сестра Вадима – тоже напросилась, но что-то задерживалась к назначенному времени – женщина! Как же без опоздания? И когда уже все стали садиться за стол, прозвенел звонок в дверь. Хозяин пошел открывать вместе с Вадимом. Из коридора раздались веселые звучные голоса девушек. Мы с Андреем переглянулись: кажется, к нам одновременно пришла одна и та же мысль – Стася приволокла подруг. И точно – в комнату вошли три девушки:

 – Привет честной компании! – громко раздался звонкий голос. Все замолчали, глядя на вновь прибывших.

 – Я – Анастасия, Стася значит. Двадцать один год, будущий педагог, – на этот раз ее представление было более коротким. Что-то про парня она промолчала. Видать, поссорилась с очередным и еще не определилась с дальнейшим.

 – Это мои подруги и сокурсницы: Ольга, – она подтолкнула вперед ту, что была похожа на жену Сашки, – и Светлана или Лана, – вторая девушка, более высокая, сделала книксен, приветствуя присутствующих.

 Пока она все это говорила, появились ребята с дополнительными тарелками, вилками, фужерами:

 – Андрей, принеси стулья! – распорядился Леон.

 – Давайте, уплотняйтесь, – скомандовал Вадим.

 Все задвигались, зашумели. Одно место – для Стаси – было рядом со стулом брата, а девушкам пришлось садиться вразнобой – Руслан перехватил принесенный стул, ставя рядом с собой и зазывая Ольгу. А Светлана втиснулась между Славой и Сашкой, хотя я бы посадил ее около Юрия – не подходящие у нее оказались соседи: гей и женатик.

 Наконец, все расселись. Шум за столом постепенно стихал. В ожидании уставились на хозяина квартиры. Тот встал, оглядел застолье:

 – Ну что ж. Все готовы к труду поглощения этих напитков и закусок, так что не буду тянуть кота за хвост. Прощай Старый, да здравствует Новый года!

 И понеслась гулянка, набирая обороты по мере увеличения выпитого. Сперва немного скованно, а затем уже вполне свободно чувствовали себя новые члены нашей тусовочки: Руслан, Юрий и девушки – исключая Стасю. Она была как рыба в родной стихии – истинная сестра своего разудалого младшего братишки. Вылезая из-за стола, вполне уже разоренного, я почувствовал чью-то руку на плече и обернулся. Мне улыбался подвыпивший Руслан:

 – Покурить не хочешь?

 Я согласно кивнул, и мы направились на балкон, открытый по такому случаю именно для курящих, хотя на улице была зима. Да и погода позволяла – минус 1-3 градуса для разгоряченных выпивкой людей – ничто. Даже приятно – из жаркой, наполненной людьми гостиной, – на холод. Тем более, что ветра совсем не было.

 – Классно тут у вас. И если бы ты не предупредил, что будут всякие там геи-лесбиянки, то ни за что бы не заметил: все вполне цивильно.

 – Просто такая у нас сложилась компания, люди подобрались соответствующие. Да еще и не вечер: наклюкаются все – и понесется душа в рай, – закуривая, припомнил его реакцию, на удивление спокойную, когда сказал о составе тусовки. И как он появился на пороге моего жилища…

 

  …Звонок в квартиру раздался неожиданно: поздний вечер, завтра рабочий день, мы с Андреем уже собирались ложиться – я после душа, а он как раз мылся. Кто бы это мог быть? Если только что соседям понадобилось. Я пошел открывать. На пороге стоял незнакомый на первый взгляд парень примерно моих лет: в кожаной куртке, джинсах, с пакетом в правой руке, высокий, с широкими плечами, короткой стрижкой, с жесткими чертами лица – то ли бандит, то ли военный. Оказалось, второе.

 – Не узнаешь? – низкий голос гулко прокатился по лестничным маршам. Я вгляделся.

 – Руслан? Ты, что ли? – неуверенно произнес, с трудом выискав в этом лице знакомые черты моего, школьного еще, дружка.

 – Признал все-таки? А я сомневался, – он радостно заулыбался, – Войти-то можно?

 – Да, конечно, – растерянно произнес я, вспомнив, что сейчас из ванной появится Андрей, и пропуская неожиданного гостя внутрь квартиры.

 – А ты все такой же, нисколько не изменился. Правда, мужик уже, крупнее как-то стал, но узнаваем, – снимая куртку и быстро оглядывая прихожую, меж тем говорил он, – Я тебе не очень помешал? Специально попозже решил зайти, чтобы уж наверняка застать дома. Телефона твоего нет – затерялся, а память, как видишь, довела до самой двери. Хотя она-то как раз другая.

 – Да новую ставили, года три назад. Мы с тобой сколько не виделись? – поддержал я разговор, подталкивая его на кухню, – Сейчас чай согрею.

 – Не стоит, вот.

 Он достал из пакета бутылку водки и вакуумные упаковки с колбасой, сыром, ломтиками красной рыбы. Даже булку в нарезке принес с собой. Последними появились помидоры и огурцы.

 – Ну, ты даешь, – удивился я, доставая тарелки, вилки, рюмки и прочее.

 – Да мало ли, вдруг у тебя в данный момент ничего нет, бывает же, – объяснил он свои покупки.

 В ванне перестала шуметь вода.

 – Я сейчас, – надо было предупредить Андрея.

 Вернувшись, сел к столу, где уже водка была разлита по двум рюмкам:

 – Так сколько уже прошло? Девять лет? Ты, кажется, курсантом был при последней нашей встрече?

 – Точно. Я уволился из армии по состоянию здоровья, после ранения, буквально только что. Ну, давай за встречу, – он поднял рюмку.

 – Ну, давай. С возвращением тебя, – мы чокнулись. Наступила тишина, пока закусывали и жевали. В это время на кухню вошел Андрей, одетый в халат. Руслан среагировал по-своему:

 – То-то для меня загадка была – почему на вешалке нет женской одежды, хотя в ванной кто-то моется?

 – Это мой друг, Андрей. Он сейчас у меня живет. Андрей, это мой друг по школе – Руслан, – я представил мужчин друг другу, и вопросительно посмотрел на любимого, кивая на бутылку:

 – Будешь?

 – Да нет. Завтра первая пара тяжелая. Я так посижу, – и он устроился на последнем свободном месте за столом, сооружая себе бутерброд с рыбой.

 Меж тем Руслан начал спрашивать меня, о ком из класса я знаю – кто, где, что. Начались воспоминания, перемежающиеся вопросами о настоящем: как живу, где работаю, где родители. А вот про себя он почти ничего конкретного не говорил, и на очередной мой вопрос вообще ответил, что он не имеет права говорить, типа: не обижайся, но нельзя. Только общая информация: бывал в горячих точках, получил ранение. Капитан запаса. И все.

 – Надо как-то устраиваться на гражданке. Сейчас все так изменилось. Я могу рассчитывать на твою помощь? – спросил он меня о том, что, скорее всего, и послужило причиной его прихода ко мне.

 – Ну, естественно. На то и друзья. Чем смогу, конечно, – ожидаемо согласился я.

 В разговоре зацепили и тему наступающего праздника. Тут уж, узнав, что у нас тусовка намечается, Руслан отреагировал с оживлением:

 – С удовольствием схожу с вами, если возьмете. Это помогло бы мне быстрее адаптироваться.

 Резон в его словах был. Но…

 – Понимаешь, – замялся я, – организатор – другой человек, я как-то не знаю даже. Там сложившаяся компания.

 – Ну и что? Когда выпьют, всем наплевать будет, кто новенький, кто старенький.

 – Там пара одна – лесби. Вряд ли тебе это понравиться, – выдал я полуправду.

 – Ерунда. Я достаточно толерантен, – отмахнулся на мои слова уже захмелевший Руслан. – И вообще с удовольствием посмотрел бы на парочку целующихся девочек.

 – И геи, – пошел я до конца. Он подозрительно посмотрел на нас.

 Сердце у меня екнуло – вспомнил Николая. Андрей напрягся. Руслан пошевелил бровями, губами, хмыкнул и … улыбнулся:

 – Неожиданно, конечно, – было не совсем понятно, к чему именно относились эти его слова – кажется, он догадался о наших с Андреем отношениях, но тактично напрямую вопроса не задал. Я оценил это.

  – Но, знаешь, в армии всякое происходит, что неизвестно широкой публике. Это своего рода закрытая каста. По крайней мере, офицеры. В общем, повторюсь: я ничего не имею против общения с сексменьшинствами.

 – Ну, тогда ладно. Думаю, встретимся заранее, чтобы вместе придти. И деньги нужны – сбрасываемся, – я облегченно вздохнул, Андрей зашевелился. А я и не заметил, как неподвижно он сидит. Стало понятно – переживал за меня.

 – Ну, рад был повидаться. Ты телефоны надиктуй, – он достал новенький сотовый. Я задиктовал. Руслан потянулся, вставая:

 – Пора двигать. Я и так поздно пришел. Приятно было познакомиться, – пожимая руку Андрею, слегка задержал ее. Парнишка чуть заметно нахмурился. Руслан подмигнул ему и направился к выходу. У дверей он шепнул мне, заговорщицки улыбаясь:

 – А хорош. Одобряю, – и я начал неудержимо краснеть.

 Он засмеялся, увидев мою реакцию:

 – Не боись, все путем, – подмигнул и, все так же посмеиваясь, вышел из квартиры.

 Проводив неожиданного гостя, вернулся на кухню:

 – Он догадался.

 – Я понял. Но это хороший человек. И я рад его появлению, особенно после Николая, – Андрей уже убрал со стола, и мы наконец-то отправились спать.

 

 … И вот сейчас мы с Русланом неторопливо курили, ожидая, когда уйдут с балкона вышедшие почти следом за нами Миша с Саней. Перебросившись несколькими фразами с нами, ребята затушили сигареты, и ушли в теплоту комнаты.

 – Тоже пара? – спросил мой друг, глядя вслед ушедшим, – Совсем ведь еще молод.

 Я понял, что он имеет в виду Саню, которому шел шестнадцатый год, пожал плечами:

 – Вполне. Ты-то когда первый раз с девчонкой был?

 – Вообще-то ты прав. В шестнадцать. По пьяни, – помолчав, продолжил грустно: – Как в другой жизни.

 – Так и есть: до армии – армия – и сейчас. Целых три.

 Мы снова помолчали. Я затушил сигарету. И тут он спросил:

 – А давно?

 Как–то без дополнительных слов, по интонации, я понял, о чем именно Руслан спрашивает. Видно, не так легко было принять ему знание о моем сожительстве с парнем, как казалось в первый момент, еще у меня дома.

 – Год, – лаконичный ответ и снова тишина.

 – И как? – «Ну, это уже странный вопрос» – подумалось мне.

 – А ты как думаешь? – я ухмыльнулся, заглянув в его глаза, и что-то такое мелькнуло в них, что я продолжил: – Отлично. Я просто люблю его. Очень.

 Он недоверчиво покачал головой. И как-то не совсем уверенно довольно тихо произнес:

 – Вообще-то у меня был подобный опыт… – тут балконная дверь распахнулась, выпуская на морозный воздух порыв тепла, громкую музыку, смех и девушек – Веронику с Галиной.

 – О-о! Дедушки Морозы! Вы тут еще не окоченели? – Вероника затормошила меня, – Тебя Андрей искал.

 Я досадливо поморщился – не вовремя они, интересный поворот разговора был, хотелось продолжения. Руслан заулыбался дамам:

 – Мороз не ниже трех градусов. Замерзнуть невозможно.

 – Ну, это кому как. Мы вот как цветы – нежные, тепло любим, – лукаво улыбнулась старшая из пары.

 – Одну! На двоих! – одновременно произнесла Лина, доставая из пачки тонкую женскую сигаретку.

 – Какие теперь цветочки растут – и от сигаретки не откажутся, – продолжал флиртовать Руслан. Лина нахмурилась и демонстративно прижалась к подруге. Я дернул его за рукав:

 – Пошли, что ли, – улыбнулся девушкам: – Извините, красавицы.

 Войдя в тепло помещения, осознал, что вообще-то за балконной дверью – зима. Поежился от побежавших по телу мурашек.

 – Руслан, ты что с Вероникой заигрываешь? Я же тебе о них говорил, – с упреком произнес я.

 – Да по привычке как-то, – безразлично произнес он в ответ, выискивая глазами кого-то. Я проследил направление его взгляда: ну, конечно, Ольгу искал. Та сидела рядом со своей подругой и с Юрием, о чем-то оживленно разговаривая и смеясь. Я же начал высматривать своего дорогого человека. Андрюшки в гостиной не было. Сразу же приспичило срочно его найти. Такие резкие всплески желания видеть его – последствия последней ссоры, как я полагал. Я пошел обходить не такую уж маленькую квартиру.

 

 Андрей нашелся на кухне – разговаривал с Вадимом. Я подсел к своей потере:

 – О чем беседа? – и взял его за руку.

 – О твоем, дорогой мой, друге. Вадима впечатлил Руслан, – парень весело заглянул мне в глаза, ожидая реакции.

 – Ну, против нашего Вадима ему будет трудно устоять, – поддержал я его тон разговора и улыбнулся Андрюшкиному сокурснику. Тот польщено хмыкнул.

 Мне показалось уместным и даже, так сказать, «можным» от слова «можно» – такое вот ощущение у меня возникло, словно я разрешение на раскрытие этой информации от Руслана получил, продолжить следующим образом:

 – Тем более что некоторый опыт у него есть.

 – О даже как! – удивленно воскликнул Андрей, бросая быстрый взгляд на друга.

 – Я же говорил! – довольная ухмылка блуждала по симпатичному лицу Вадима. Я приподнял брови, выражая таким образом свою заинтересованность, но ребята не стали посвящать меня в тему. «Ну и не надо. И так догадаться можно» – подумал я про себя, помня о гейдаре студента, а вслух сказал:

 – Может, пойдем в зал? Выпьем. А то я на балконе слегка замерз.

 – Ты иди, мы тут еще немного поболтаем, – отказался Андрей, состроив мне извиняющуюся мордашку.

 – Ладно, – Я поднялся, поцеловал его и пошел за выпивкой. На пороге гостиной задержался, окинув взглядом помещение.

 

  Вечеринка катилась по привычной дорожке: присутствующие разбились на маленькие группы – кто-то разговаривал, кто-то танцевал. Бродили отдельные личности туда-сюда – покурить, в туалет, выпить или съесть, что еще на столе осталось. Стаськины подруги кадрили парней – пытались, по крайней мере, не до конца понимая, что с большинством из присутствующих это бесполезно. Или это у них просто из спортивного интереса? Руслан разговаривал с Сашкой. Юра отчего-то сидел за столом, грустно подперев голову сжатой в кулак рукой. Я подошел к столу, налил себе выпить. Подумав, предложил:

 – Составь компанию, – я налил в его стопку водки.

 Юрий ожил:

 – О да, давай, – стряхнув с себя печальные мысли, оживленно продолжил:

 – На «ты» нормально будет? А то ведь видимся всего второй раз.

 – Все путем. Вот за это и выпьем. А то что без тоста? – рюмки соприкоснулись, хрустально звеня. Выпили. Хорошо-о!

 – А ты чего тут такой печальный? Глянь вокруг – все веселятся, – решил я завязать разговор.

 – Да так. Накатило что-то, – прожевав закуску, он продолжил: – Недавно с девчонкой своей разбежался. У них – я девок имею ввиду – установка: обеспечивай их, а если не можешь, то пошел нах. Она красивая. Нашла кого-то побогаче.

 Ну что я мог ему сказать? Помолчали. Парень вопросительно глянул на меня:

 – Может, еще по одной?

 – Наливай.

 Он плеснул в рюмашки:

 – Давай за нас, мужиков, – я согласно кивнул.

 Чокнулись. Выпили. Закусили.

 – Ты знаешь, я вообще-то не обделен вниманием женщин. И даже нравится, что баб много. Но вот это их потребительское отношение…

 – А сам что, по-другому к ним относишься? Жениться, что ли, хочешь?

 – Нет-нет, упаси бог! Какая еще женитьба! Я еще молод – семью заводить.

 – Ну, вот видишь – взаимное потребление.

 – Но я-то мужчина! Мы вообще поздно созреваем для брака. А женщины должны быть более… Э-э-э… более…ну, не такие меркантильные, – наконец нашел он подходящее слово.

 – А ты поговори с девушками на эту тему. Они тебе кучу своих претензий предъявят.

 – Так а я-то что? Я их вниманием не обижаю: подарки там, цветочки.

 Мне вообще-то было наплевать на эти его проблемы.

 – А как ты вообще сюда попал? – перевел я разговор на более интересующую меня тему, и обтекаемо пояснил свой вопрос:

 – Тут все же довольно сложившаяся компания. И своеобразная.

 – Да почти что шантажом, – заулыбался он.

 – Это как? – удивился я.

 – А так. Случайно подслушал часть разговора Вадима с Андреем. Понял, что идут на какую-то вечеринку, где будут лесби и даже геи – догадался по некоторым фразам, – пояснил парень. Задумался ненадолго. И продолжил:

 – Например: «Твой друг со своим любовником», – вопросительный взгляд на меня, – Я сперва о тебе подумал.

 Я не отреагировал. И Юра снова заговорил:

  – Подошел к ним: мол, возьмите с собой – я слышал ваш разговор, но буду молчать как рыба. И вообще, даже как-то пробовал по пьяни с дружком одним. Так что хочу в вашу компашку – интересно ведь, и никому ничего не скажу. Ребята отнекивались. Я за ними два дня ходил. Просто чем дольше отказывали, тем больше хотелось. Почему-то представлялось, что будет нечто типа групповухи. А тут все так цивильно, – я усмехнулся, вспомнив почти такие же слова Руслана, – Ну и потом говорю, мол, какой мне тогда смысл хранить тайну? Ну, Вадим и сдался. Так вот и оказался здесь.

 – А что, правда, у тебя с парнем секс был? – решил я уточнить заинтересовавший меня момент.

 – Ну, так, подрочили дру другу, – пожал он равнодушно плечами.

 Я задумался: во время моей учебы подобного не было. Меня с друзьями получение такого опыта не интересовало в принципе. Или я просто мимо пролетел? И тут же понял, что от судьбы-то не уйдешь – даже если и просто пролетел тогда, то вот сейчас-то влюблен по уши именно в парня. И никого другого мне не надо. Я улыбнулся своим мыслям. Тут Юра меня спросил:

 – Дмитрий, а скажи, кто здесь геи? Я понял уже, что тогда они говорили о Леоне с Сергеем. Да те и не скрываются. И эти девушки, что с тобой пришли – лесби, тоже не таятся. Вроде как еще мальчик – все за своим другом хвостиком ходит. А еще есть? – и загоревшиеся любопытством глаза уставились на меня. Я удивленно поднял брови:

 – Не знаешь?

 Парень помотал отрицательно головой. «Тьфу, привык, что Вадим всех своим радаром просвечивает» подумал и продолжил вслух:

 – Ну и не стоит выяснять. Зачем тебе это?

 – Так интересно же.

 – Что, попробовать хочешь? – заподозрил я скрытые мотивы такой заинтересованности. Юрий, начиная краснеть, потер ладонью лоб:

 – Ну не то, чтобы… Просто интересно, – его рука, опустившись, несмело коснулась моего рукава и тут же отпрянула.

 В памяти всплыло, что как-то Вадим обмолвился, мол, Юрий – би. Точно! После той встрече в кафе. Мне стало любопытно, как он себя поведет, если подстроить так, чтобы кто-то из наших – я уже про себя стал выделять геев в «наших» – проявил к нему интерес.

 – А кто тебе вообще здесь нравится? Не пытайся определить сексуальную принадлежность, – я внимательно стал ждать ответа. Он задумался.

 – Ну, вот ты, например, – я поперхнулся и закашлялся под его робким ожидающим взглядом. Схватил первый попавшийся бокал с чьим-то недопитым соком и выхлебал его одним залпом.

 – Ты это…, кого-нибудь другого назови, – я налил и выпил очередную рюмашку – сок все же не то. Юра последовал моему примеру. Закусили.

 – Ну, еще Сергей.

 – Отпадает.

 Юрий тут же согласно кивнул головой и незамедлительно пожал плечами:

 – Может тот, что с гитарой? Алекс, кажется? – задумчиво проговорил он.

 – Верно, Алекс, – и тут же прикинул: «вроде как наш гитарист вообще не имеет более-менее постоянного партнера, надо бы уточнить у Андрея».

 – А вообще мне постарше люди нравятся. С ними интереснее.

 – Ну, это на кого нарвешься. Есть такие зануды. Как и среди молодых, кстати.

 – Я даже и не знаю, – продолжал меж тем Юра, – здесь вообще классный народец подобрался. Почти гламурная вечеринка. Вон, твой друг – Саша, да? – тоже ничего.

 Я заулыбался, представляя реакцию Сашки, сообщи я ему, что он нравится парню.

 – Он женат, – предупредил я Юрия, если вдруг он забыл об этом.

 – Да какая разница? Сам же сказал не обращать внимания на ориентацию.

 – А, ну да, конечно, – впрочем, я уже решил намекнуть Алексу на интерес Юрия, поэтому произнес: – Ладно, хватит ранжировать. Давай еще по рюмашке.

 Уже поднеся стопку ко рту, заметил, как к нам направляется хозяин квартиры.

 – Леон, присоединяйся! – я подождал, пока подошедший парень нальет себе, чтобы вместе выпить.

 – За что пьем?

 – Да уже ни за что. Просто так, – отозвался порядком захмелевший Юра.

 – Тогда, за здоровье.

 – Потянет.

 Мы, наконец, выпили. Я спросил Леона в открытую:

 – Алекс, кажется, один пришел? Свободен?

 – Ну да. А что? – подозрительно посмотрел на меня Андрюшкин друг.

 – Да вот, ты же лучше его знаешь, намекни ему… – Юрий встревожено перебил:

 – Ты что задумал? Прекрати!

 – Да брось ты менжеваться. Короче, чел хочет попробовать экзотики, – я хлопнул покрасневшего парня по плечу.

 – Ничего я не хочу. Это умозрительно я говорил.

 – Ну да, конечно. Я понимаю, – а сам выразительно так смотрю в глаза Леону.

 Тот слегка качнул головой, что, мол, понял, согласен. И направился прямо к Алексу, которого оккупировали девушки, очевидно уговаривая, что пора и гитару послушать.

 – Ты сейчас с ним просто поболтай, – заговорил я, увидев, что парни вдвоем направляются к нам, – а там дальше видно будет.

 – Послушай, я же ничего такого не говорил, – запаниковал парень, – то есть не надо ничего такого, это же все шутки.

 – Да чего такого? О чем ты? – сделал я вид, что ничего не понимаю, – Мы же просто болтаем…о том, о сем.

 Подошли ребята.

 – Алекс, мы вот тут о музыке говорили, – произнес Леон, подмигивая меж тем мне, а Юра удивленно распахнул глаза, ведь ничего подобного в нашем разговоре не было, – Расскажи Юрию, как вы с Сергеем однажды устроили гитарный турнир. Это стоит послушать.

 Тут я заметил входящего в зал Андрея.

 – Извините, я уже это слышал, – и направился к своему любимому.

 – Наговорился? Можно подумать, у тебя мало времени пообщаться с ним в универе, – проворчал я, не решаясь взять его за руку при всех, хотя очень хотелось.

 – Да не ревнуй ты, – легко улыбнулся он мне в ответ, – Володю не видел?

 – Мелькал здесь. У тебя сегодня что, вечер бесед запланирован?

 – Да вот, как-то так получается. Обычно все время универ – домой, универ – домой.

 – Я бы не сказал. А девятого собирались?

 – Так это ж днюха. Сам бог велел. И там не все были.

 – Фиг с тобой, золотая рыбка, иди, ищи своего Володю, – добродушно махнул я рукой.

 – Пусть лучше со мной будет твой…, чем этот непонятный фиг, – блудливо улыбнулся Андрюшка, стукнул легонько кулаком в мое плечо и вышел в коридор. Я постоял, глядя ему в след, и пошел курить.

 

  На балконе целовались Мишка с Саньком. Я фыркнул:

 – Нашли место. Тут же холодно. Что, комнат мало?

 Они оторвались друг от друга.

 – Сейчас туда и пойдем. Да, Миша? – возбужденно произнес наш развращенный малолетка.

 – Куда уж я от тебя? – отозвался старший из этой пары. И они ушли в тепло гостиной.

 Я сделал буквально одну затяжку, как дверь снова открылась, выпуская на холод двух наших дам.

 – Димон! Спасибо тебе за приглашение! Отличная вечеринка! – радостно воскликнула Лина, увидав меня.

  «Опять дежа-вю: курил с Русланом – те же люди и в той же последовательности» – удивился я.

 – Да на здоровье. Веселитесь.

 – А ты чего один? Где твой? – подозрительно посмотрела Вероника.

 – Да он сегодня беседы тет-а-тет по очереди со всеми проводит, – улыбнулся я.

 – На фига?

 Я пожал плечами:

 – Так захотелось.

 – Смотри, не увели бы, – озабоченно произнесла Лина.

 – У тебя одно на уме, – одернула ее подруга.

 – Да если бы я не следила за тобой, то ты давно бы уже с кем-нибудь… – начала заводиться младшая, но Вероника прервала ее:

 – Ну, хватит опять, а? – и вновь повернулась ко мне:

 – Линочке нравится, что здесь геи, которые ни в коей мере не заинтересуются мной.

 – Да уж понятно, – согласился я с ней, выбросил докуренную сигарету и решил посетить ванну, чтобы ополоснуть лицо холодной водой и сбить полупьяное состояние.

 

 Проходя через гостиную, обратил внимание, что Вадим, Ольга и Руслан беседуют о чем-то уже втроем. Улыбнулся про себя: «Парни приступили к осаде крепости. Интересно, кто кого?». Пробежался глазами по остальным: Андрея здесь не было, а на диване сидел Сергей с гитарой. Вокруг него расположились девочки, Алекс – «Юра не с ним?», мелькнула мысль, – и Сашка с женой, которая вцепилась в ладонь супруга как утопающий за соломинку. «Ну да, будь Сашка один…» – воображение начало рисовать дальнейшее, и я ухмыльнулся, меж тем продолжая двигаться в сторону намеченной цели. Но до санузла так и не дошел: в коридоре меня перехватил Юрий, какой-то взвинченный.

 – Послушай, – придержал он меня за рукав, – я, конечно, сейчас пьяный, но не так, чтобы совсем не соображать. Мне поговорить с тобой надо. Кое в чем ты был прав.

 – Ну и говори, – я удивился его нервозности.

 – Не здесь. Где-нибудь, чтобы не помешали.

 Я пожал плечами:

 – Ну, пойдем на кухню. Или в свободную комнату, – продолжал недоумевать я.

 – В комнату.

 

 Мы прошли в глубь квартиры, так как ближайшая дверь была закрыта. В следующей обнаружился мой Андрей, беседующий с Леоном – я улыбнулся, кивая им, – и прошел дальше, не обратив внимания на внимательный взгляд на нас Андрюшкиного друга. Следующая комната, на удивление, оказалась свободна. Пропустив вперед Юру, закрыл дверь.

 – Ну, говори, что случилось?

 – Пока еще ничего, – парень явно волновался все сильней, – но я хочу, чтобы случилось.

 Он подошел ко мне так близко, что я как-то забеспокоился, хотя еще не понимал, что он имел ввиду.

 – Причем, именно с тобой я этого и хочу, – почти шепотом скороговоркой закончил он и неожиданно сильно обнял меня и начал целовать. В первые секунды я впал в ступор – меня целовал кто-то другой, кроме Андрюшки и это было как-то странно. Попытался оттолкнуть потерявшего контроль парня, но хватка у него была сильна. Хотя и я не слабак, но он оказался мощнее, плотно прижав меня к себе. Через ткань джинсов я стал ощущать его поднявшийся член, и вдруг с ужасом осознал, что и во мне нарастает возбуждение. Я совершенно растерялся.

 

  И тут распахнулась дверь. Юра оглянулся, не выпуская меня из своих рук. На пороге стояли Леон с Андреем, и я почувствовал, что проваливаюсь куда-то в холодную жуть, а выражение «земля ушла из-под его ног» стало для меня реальностью.

 – Ну, я же говорил, – удовлетворенно произнес хозяин квартиры, пока Андрей с неверием в глазах молча смотрел на нас. Он побледнел, и даже губы у него потеряли цвет. Затем он развернулся, пытаясь уйти, но друг перехватил парня двумя руками и впихнул в комнату, заходя сам и закрывая за собой двери.

 – Пусти, – дернулся Андрей. Голос – мертвый.

 Юра к этому моменту выпустил меня из кольца объятия, непонимающе глядя на происходящее. А я мог только открывать и закрывать рот, не произнося ни звука – голос пропал от страха, что вот сейчас – все. А после – пустота… Боялся отвести свой взгляд от моего единственного даже на секунду – вдруг исчезнет! Лишь пытался отрицательно мотать головой, не делая и шага навстречу любимому – словно прирос к полу. Будто шагну – и мир рухнет. Господи! За что мне этот кошмар?!

 – Да ты посмотри как следует, а затем уж психуй! Ведь пожалеешь потом! – по-прежнему удерживая в руках вырывающегося Андрея, говорил меж тем Леон.

 – Я не хочу это видеть, – горький шепот и глаза с горячечным блеском, старающиеся не смотреть на нас.

 – Очнись! Взгляни на лицо Димы! – Леон удерживал парнишку, обняв сзади и не давая отвернуться. Андрюшкины глаза, наконец, снова вонзились в меня, словно ножом в сердце вошли. И что-то такое он увидал, что весь как-то обмяк в руках друга и привалился к нему спиной, явно с трудом удерживаясь на ногах. Я почувствовал, как и из меня тоже уходят силы, понял – самое страшное уже позади. Голос, в конце концов, вернулся, но я только и смог прошептать:

 – Андрюша…

 – Я…не знал…, – где-то рядом эхом прозвучал растерянный голос Юрия.

 – Вы слишком хорошо прячете свои отношения – я тебе говорил, – уже спокойно произнес Леон, отпуская плечи друга и подталкивая его ко мне. Мой любимый медленно подошел, не отрывая от моих глаз своего взгляда, и… с силой влепил мне пощечину. Господи! Да я с благодарностью приму и не такое! Лишь бы он простил меня, лишь бы не ушел, не исчез, как летом. Несмело протянул к нему руку, чувствуя, как на глаза наворачиваются непрошенные слезы, и закусил губу, удерживая их. Пальцы заметно дрожали, горло сжимали спазмы. Коснулся начавшей розоветь щеки, и ОН не отстранился. Как когда-то – уткнулся лицом мне в грудь, и я понял, что прощен. Оказывается, я задерживал дыхание! Осознав это, выдохнул, и крепко обнял бесконечно драгоценного для меня человека.

 – Мириться идите в другую комнату – тут двери не закрываются, – донесся откуда-то удовлетворенный голос Леона. И я обратил внимание на окружающее, заново осмысливая, где это я. Юра стоял потерянно-виноватый, и, встретившись со мной взглядом, покаянно пожал плечами:

 – Прости. Я у Алекса спросил о тебе – он намекнул, что ты вообще-то бисексуал. Но о вас ничего не сказал. А ты мне сразу понравился, тогда еще, в баре. Вот и… решил…, – замявшись, продолжил: – Андрей, не держи зла.

 – Проехали, – оживший в моих руках парень мягко отстранился и еще раз заглянул мне в глаза, словно спрашивая – действительно не знал? Я как мог глубже нырнул душой в эти требовательные глазищи, пытаясь донести ответ: не знал, не ожидал, не подозревал. И он мне окончательно поверил – я понял это. Без слов.

 – Ну, все, отношения выяснили, пошли отсюда, – энергично заговорил Леон, приобнимая Юрия и поворачивая его в сторону дверей.

  Мы вышли следом, и Андрей потянул меня в сторону комнаты, где так давно я впервые оказался с ним в одной кровати. Как я мучился тогда! С каким волнением шел так же, как сейчас, следом за Андреем, не подозревая об ожидавших меня позже чувствах и эмоциях, которые бывают-то только в женских романах. Может, это сон у меня такой? Может, я вообще в другом, каком-нибудь там параллельном, мире? Ведь не бывает такого в реальной жизни? Или все же бывает? А мне просто сказочно повезло встретить вот этого, единственного во вселенной, человека – ту самую половинку, которую все ищут, да найти могут лишь считанные единицы. И я оказался среди них.

  В эту ночь я снова и снова умирал от счастья.

 

 31.08.09 – 04.10.09г, СПб, Русёна.

 

 Продолжение «Начало общего пути»

 Часть 3. Перекрестки дорог.

 




Поэзия

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 60 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр