Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Мессия

 

  'В любой сказке есть немалая доля правды'.

 

  Сны мне снятся постоянно. Некоторые из них я помню четко, другие расплывчато. Но этот! Нет, это был не сон. Все было настолько жизненно реально, что я, не поверив, ущипнул себя за самое, что ни на есть чувствительное место. И, вскрикнув от сильной боли, естественно, во весь голос вспомнил о Его маме. После чего сразу услышал грому подобный голос: 'Ты мать мою не тронь, наглый, а то накажу!'

  Так, но давайте все по порядку. Если все это было так реально, почему я решил, что мне оно приснилось? А очень просто - хотя бы потому, что я проснулся в пять часов утра в теплой постели, накрытый теплым зимним одеялом, 1-го января 2009 года. Ну не мог я, с холодной гранитной скалы, вот так сразу оказаться под одеялом.

  Вот и попробуй после всего, что со мной произошло, не верить в вещие сны.

  А теперь подробно про сон, такой похожий на правду. Как говорят в народе, 'сон в руку'.

  Горное плато. Вокруг ни души. Ночь. На небе ярко сверкают звезды. Моя интуиция мне говорит, что стою я на том же месте, где Моисей получил от Бога скрижали. Небо чистое, ни одной тучки. Поэтому я очень удивился, когда вдруг загремел гром и засверкали ослепительные молнии. Из глубины неба появился яркий серебристый столб света, как будто кто-то включил мощный прожектор. Точно такой, как показывают в фантастических фильмах о летающих тарелочках. Только там люк внизу открывался, а из люка лупоглазики без скафандра спускались. А тут никаких тарелочек, а просто столб света диаметром 21 метр, а в нем, как в лифте, плавно спускается Сам. Не верите? Да и я не поверил, поэтому и ущипнул себя. Отчего, вскрикнув, выразился некорректно. Как я уже выше писал, сразу раздался, как раскат грома, голос. Честно говоря, похерило мне от этого голоса и от всей этой картиночки. И я уже ни на минуту не сомневался, что передо мной стоит не кто иной, как сам Господь Бог. Хотя Он мне и не представился. Да и у меня Он имени не спрашивал. А обращался ко мне всю дорогу со словами 'сын Мой', хотя на отца моего совсем не был похож.

  На Нем был белый балахон, ниспадающий до самой земли. Длинная седая борода. Лицо величественное, как у мудрых старцев, которые живут высоко в горах.

  - Сын Мой, - произнес Он уже не таким громоподобным голосом, - выбрал Я тебя по большой протекции твоего предка, великого каббалиста раби Ицхака Бен Шломо Лурия. А ты, негодный прямой его потомок по отцовской линии, родившийся на 404-й год после его рождения, соизволишь сквернословить. Устыдился бы, да простит тебе Бог. То есть Я. Такая уж у Меня работа: всем и всё прощать. За тобой, милый, и не такие грехи числятся. Бог все видит. Знаю я, что и хороших да благородных дел у тебя немало. Знаю и то, что по молодости ты девок молодых да неопытных не обманывал. Девственниц не портил. Но зато во всем остальном не в меру горяч был, и на расправу быстрый. Посему много дров ты за свои семьдесят лет наколол. Ошибок уйму понаделал. Но в этом не твоя вина. Испокон веков неразбавленная кровь по твоим жилам течет. Абсолютно чистых кровей ты еврей. Нацию свою любишь. По молодости даже подлецов не бил, если в них текла еврейская кровь. Зато к семидесяти годам поумнел - готов даже убить, не только ударить. Ну, так это для твоей миссии только плюс. А, главное, ты запомни: пофартило тебе в этой жизни только благодаря твоему великому предку. Я ему слово дал. А раз дал - надо выполнять. Как у вас, на земле любят говорить: 'Блат превыше совнаркома'. Так и у нас наверху - то же самое. Ваши мистики, особо продвинутые, побывали у нас в гостях. Уму не приложу, как эти прохиндеи дорогу назад нашли. Возьми да разболтай по всему миру: мол, наверху, как и внизу, один и тот же бардак. Поэтому и не спешит к нам никто. Да ну ладно, понесло Меня опять не в ту степь. Давай о деле. С этой минуты и до конца светлых дней твоих наделяю Я тебя, Бэр Лурье, силой физической непомерной. Здоровьем абсолютным. Даром гипнотизера, что Вольфу Мессингу только сниться могло. А так как у тебя врагов во всем мире немало будет, то будешь ты заговоренный от пули, от ножа и от яда. Никто и ничто тебя убрать, с белого света не сможет до твоего что ни на есть последнего часа, а наступит он в день твоего рождения, когда тебе исполнится ровно сто лет. Отгуляешь ты на славу свой юбилей, ляжешь спать, уснешь, и полетит твоя бунтарская душа прямо ко Мне на суд справедливый и уже окончательный. Так что, милый, пахать тебе на земле твоей Святой еще без малого тридцать лет.

  Мужик ты не тупой. Так что разумно распорядишься даром Божественным на благо народа своего, Мною избранного. Который за все эти века сильно подпортился. Не все конечно, но многие. Раз от разу буду Я тебя навещать и, как сына, поучать. Потому что все вы, люди, человечки и есть - дети Мои. И даже в Африке людоедушки Моей, Божьей милостью, голодные не ходят, а поедают друг друга в свое удовольствие.

  Ну, а теперь ступай, сын Мой, да поможет тебе Бог. То есть Я. Вот дурная привычка повторять - от вас взял, как будто Я и сам хорошо не знаю, что кроме Меня вам никто не поможет...

  И сразу после этих слов - ослепительно яркая вспышка. Такая, что я невольно глаза зажмурил, а когда открыл их, вижу: лежу я в своей постели. Накрыт теплым одеялом. Голова чистая, ясная, не такая, как иногда бывает после сна. И сразу мыслишки, одна за другой, так и побежали по моим извилинам. Что это за сон такой? И почему так сильно похож на действительность?

  А в подтверждение к этим мыслям и первый признак. Я уже и забыл, так давно это было, когда я просыпался поутру, а мой обрезанный в меру шампиньон смотрел в потолок, при этом стоял по стойке смирно, готовый к исполнению любого задания. Автоматически я потянулся к нему и попробовал согнуть двумя руками, как в былые времена. Не тут то было - руки, как в молодости, слабыми оказались. Я не знаю, как у других мужиков, но у меня мой тупоголовый служил идеальным барометром моего состояния здоровья: если он поутру не подымал одеяло, я на все сто знал - жди недомогания. И словно в воду глядел: к вечеру того же дня у меня уже был насморк, температура или ячмень на глазу.

  Много воды утекло с тех пор. Давно, уж очень давно, даже во сне не снится мне мой идеальный барометр.

  Поэтому я несказанно обрадовался, что мой красавец снова заработал и тут же вспомнил слова Бога 'И наделяю Я тебя здоровьем абсолютным'.

  Так, - сделал я вывод, - значит, первое предсказание уже сбылось.

  И сразу захотелось испробовать второе. Тем более жена моя родная тут как тут. И вместо: 'Доброе утро, дорогой. С новым годом тебя, милый!' завела свою шарманку не как парижанка, а как киевлянка:

  - И когда ты повзрослеешь! Сколько раз ты мне обещал пить не больше трех рюмочек. А сам с сыночками любимыми на троих литровую бутылку до капли высушил. Можешь не жаловаться мне теперь, что у тебя сердце побаливает.

  - А у меня оно и не болит, - миролюбиво ответил я.

  Я и в правду чувствовал себя великолепно. А жена не унималась. Пошла за мной, продолжая на ходу напевать такую знакомую песню, которую я давно выучил наизусть за многие годы совместной жизни.

  Умывшись, я вытер лицо и, с улыбкой посмотрев, ей в глаза сказал:

  - Спи.

  Она, стоя, моментально закрыла глаза. Лицо ее стало спокойным и безмятежным. А я продолжил мелодичным тихим голосом:

  - Иди, дорогая, и ложись спать. Ты будешь спать до тех пор, пока я не скажу тебе: 'Проснись'. При этом я звонко хлопну в ладоши над твоим ухом. А ты должна встать в хорошем настроении и сразу пройти на кухню. И, как всегда, когда ты хочешь исправить мне испорченное тобой настроение, напечь картофельных блинчиков, которые я так люблю.

  Моя любимая после моего внушения поспешила в спальню и сладко уснула. А я оделся и вышел на улицу. На улице я поспешил проверить третье предсказание. О непомерной физической силе. Перед нашим домом небольшой палисадник огорожен заборчиком, сделанным из витых железных прутьев. Толщина прута 25 мм. Я взялся за один прут и попытался оторвать его. К моему удивлению, он оторвался в местах сварки, как тонкая веточка с дерева. Тогда я попробовал накрутить его вокруг руки, как спираль - прут накручивался без всяких усилий, как будто он был сделан из пластилина. Проходивший мимо здоровый мужик вытаращил на меня глаза и быстро-быстро зашагал прочь.

  А я сел и задумался. С одной стороны - это здорово: получить на ближайшие тридцать лет такие колоссальные возможности.

  А с другой стороны - мне всё это дано для того, чтобы я страну свою и народ свой сделал, действительно, примером всемирного подражания. Чтобы слово 'человек' звучало гордо и писалось для будущей истории с большой буквы. И это в наши-то дни, когда всемирная деградация человека шагает в черную космическую дыру семимильными шагами. Когда порядочного, честного человека днем с огнем найти невозможно.

  От этих мыслей я сразу повзрослел на сто лет. С чего начать? Подсознание мне тут же подсказало: рыба гниет с головы. А голова кто у нас? Наше многообещающее и ни хрена не делающее, большинством не уважаемое правительство.

  А сегодня, 1 января 2009 года, идет война в секторе Газа. Гибнут наши солдаты. (Кстати, на дорогах, с основания Государства Израиль, в ДТП погибло около 30 тысяч человек - намного больше, чем за все теракты и войны Израиля на протяжении шестидесяти лет. Об этом надо серьезно подумать, - решил я.)

  Но сначала поменяю больную голову на здоровую. И начну я с 'цирка' - так наш народ парламент именует. Дам я представление, чтобы всем товарищам мало не показалось. Слово 'товарищ' - это не я придумал, они сами себя так обзывают. Даже приветствуют друг друга так:

  - Доброе утро, товарищ министр!

  - Доброе утро, товарищ подпевало! (то есть, его зам. и т.д.)

  Заодно проверю, как я смогу загипнотизировать одновременно 120 человек, не откладывая в долгий ящик, с тормозами у меня всегда было плохо. Ведь сказал мне Бог, что Вольфу Мессингу такая сила гипноза, как у меня, даже не снилась. А он, между прочим, сразу и 500 человек мог загипнотизировать. Я остановил такси, и с пафосом произнес:

  - Иерусалим, к центральному входу Кнессета.

  Таксист посмотрел на меня вопросительно и с сомнением спросил:

  - А ты хоть знаешь, во что тебе эта поездка выльется?

  А я ему со значением:

  - Ты счетчик включи и рули, я не первый год женат. Тридцать пять лет в Израиле живу.

  А про себя подумал: это тебе, барыга, поездка в копейку выльется, а не мне.

  Когда мы приехали я, глядя ему в переносицу рассеянным взглядом, бесстрастно сказал:

  - Ты мне должен сдачи 120 шекелей, так 20 шекелей я тебе на чай даю, а сто мне гони.

  Он все выполнил, а мне пожелал хорошего дня и удачи.

  У дежурного на входе я спросил, как пройти в центральный зал заседания. Он мне объяснил, и я уверенно зашагал в нужное направление. По дороге стояли охранники, так я им внушил, что я - новый президент Америки Барак Обама. Они с почтением поджимали хвосты и только с удивлением смотрели на меня - почему я один, без охраны?

  Я вошел в зал и зашагал к трибуне. Зал был полный. Шло экстренное заседание. С трибуны выступал арабский товарищ Ахмед Тиби и поливал грязью Израиль. Около десяти метрах от него, я мысленно приказал, глядя ему в глаза:

  - А ну глохни, братан двоюродный, и рви с трибуны на свое место.

  Он тут же вжал головку в плечи и застучал подошвами по направлению к своему креслу.

  Я взошел на трибуну, и все, как один, с удивлением устремили на меня свои очки. Четким металлическим голосом я произнес:

  - С этой минуты каждый, кто находится в зале, беспрекословно подчиняется мне. Никакое действие, никакое решение никто не принимает без моего согласия. Вы все, товарищи депутаты и депутатки, зомбированы мною на ближайшие десять лет. Хватит трепаться, пришло время действовать.

  Для начала все арабские депутаты берут неограниченный отпуск за свой счет. А сейчас - дружно встали и шлепайте на выход, а сюда дорогу забудьте. На хрен нужна нам такая демократия, где враги государства имеют трибуну? Да во всем мире такого бардака никогда не было и нет. Кончились показательные выступления. Мы больше не будем оправдываться перед миром. Уже давно мир признает только уверенных и сильных.

  А теперь все до единого поднимите ручки - это будет означать, что вы единогласно выбрали меня верховным главнокомандующим Израиля. Я - человек скромный. Погоны золотые, как у генералиссимуса Иосифа Виссарионовича, мне ни к чему. Звездочки героя, как у Леонида Ильича, мне, как на елку вешать, тоже нет надобности. И портреты мои чтоб я не видел ни в одном учреждении. Я и с Володи брать пример не собираюсь. Хотя нет. Один пример с него я все-таки возьму. Мочить врага в его собственном сортире. В этом Володя прав на все сто. Недаром говорят: дурной пример заразителен. На этом наше экстренное заседание окончено, - подвел итог я и добавил:

  - Журналисты и репортеры, сидящие на галерке! Можете спуститься и широко осветить это сенсационное событие в прессе и на телевидении. Вы можете писать обо мне всё, что угодно, кроме моих гипнотических внушений. Всё должно выглядеть естественно и для народа очень правдоподобно. Фантазируйте себе от рубля и выше. Я всегда - за нужную мне свободу слова. Все депутаты и депутатки, можете подходит ко мне, и поздравлять с назначением. Разрешаю перед камерами меня обнимать, хлопать, но не сильно, по плечу и не целоваться. Это, я считаю, негигиенично. Кто хочет это дело обмыть - приглашаю в буфет. Закуска и выпивка на выбор, но не нажираться на халяву. Как сказал Джавахарлал Неру: все хорошо в меру.

  Я сошел с трибуны. Меня сразу окружили знакомые по телевещанию лица, министры, члены правительства и прочая мелкая шушера. Все они с радушием пожимали мне руки. Затем дружною толпой повалили в буфет. Я попросил у бармена сто граммов водки и бутерброд с кошерной свининой, чокнулся с главным раввином Израиля и заказал у администратора машину с шофером. Покрутился еще полчаса и отправился домой.

  Дома меня ждала безмятежно спящая жена. Я хлопнул у нее над левым ухом в ладоши. Она открыла радостно глаза и сразу рванула на кухню жарить мне блинчики.

  Потом мы сидели с ней на кухне. Пили кофе, уплетали блинчики. А моя драгоценная смотрела на меня с умилением, как после первой брачной ночи. А я про себя подумал: то ли еще будет, когда ты узнаешь что с этого дня ты - первая леди Израиля. Моя благоверная с первого дня войны в шесть часов утра еще с закрытыми глазами бежала включать телевизор. А тут совсем про него забыла. Но после того, как позавтракала, вспомнила. Включив телевизор, увидела меня на трибуне, открыла рот и так его не закрывала, пока не кончилась передача. Потом с каким-то даже испугом посмотрела на меня и спросила:

  - Это что - правда?

  - Да, дорогая, правда. Народные избранники поняли, кто в эти тяжелые для страны времена должен править государством. Завтра мы переезжаем в Иерусалим, в дом президента Израиля, его должность я упраздняю. У тебя начинается новая жизнь.

  Я отдал по телефону нужному человеку нужные распоряжения и на следующий день мы уже обедали в резиденции президента. А я, обосновавшись в его кабинете, начал такую нелегкую, но зато очень интересную работу по оздоровлению родной страны и ближайшего его окружения. Я сам удивлялся самому себе: откуда у меня взялась такая ума палата? Про энергию я уже не говорю. Я мог по трое суток не спать и работать, не покладая рук. Уже на второй день самовластия я выступил по телевизору с обращением ко всему миру:

  - Я - главнокомандующий Израиля, и весь народ мой не хочет войны. Мы - государство, признанное всем миром в пределах сегодняшних наших границ. И мы не позволим ни одному снаряду упасть на нашу территорию. Если палестинский народ желает поддерживать банду террористов, именующую себя ХАМАСом, пусть пеняет сам на себя. У нас есть на вооружении техника, которая может с точностью до одного метра определить, с какого места выпущен снаряд. И если эти снаряды вылетают с территорий, населенных мирными жителями, то ответственность несут те, кто, как шакалы, прячутся за их спинами.

  Я предупреждаю: ровно через минуту в это место, радиусом в семь километров будет нанесен ответный удар и в этом районе не останется ничего живого, и камня на камне тоже не останется. И не обвиняйте нас в жестокости. Предупреждение транслируется на всех языках и во все страны мира. И с этой минуты вступает в силу. Да поможет нам Бог.

  Почти каждый день я выступал по телевизору с новым законом, который обжалованью не подлежал.

 

  Закон: В Израиле на ближайшие тридцать лет устанавливается справедливое единовластие. По наследству оно не передается, а назначается Богом. Доигрались в извращенную демократию. Выборов больше не будет. Все партии, до одной, упраздняются. Жалобу можно подавать Господу Богу, если достучитесь.

 

  Закон: За не дозволенные обгоны на дорогах, превышение скорости, а также наличие в крови алкоголя или наркотика - пожизненное лишение водительских прав.

 

  Закон: За любое проявление хулиганства наказывать пятьюдесятью ударами отборными вымоченными розгами. Невзирая на пол, возраст и общественное положение.

 

 

  Закон: Пойманные педофилы кастрируются и изгоняются из страны.

 

  Закон: Ликвидируются все тюрьмы в Израиле, правонарушители будут отправляться по договору на дальний север России. России будет выплачиваться ежемесячное пособие на их содержание. За особо тяжкие преступления - расстрел.

 

  Закон: За избиение пенсионеров на предмет грабежа - расстрел без суда и следствия. За мелкое воровство выжигать печать на лбу с надписью 'вор вне закона'. За изнасилование насильника подвергнуть принудительной операции по изменению пола. После чего отправлять на лесоповал.

 

 

  Закон: Все преступные кланы и группировки уничтожить в одну ночь. Дату операции под кодовым названием 'Варфоломеевская ночь' держать в строгом секрете. Так, что братаны крутые, рвите когти пока не поздно.

 

  Закон: Все дознания о виновности подозреваемого должны вести специальные гипнологи в особом состоянии глубокого гипноза, так что невинно осужденных не будет.

 

  Закон: Подпольные игорные дома, казино, автоматы выжечь каленым железом.

 

  Закон: Разрешить строить государственные публичные дома. Относиться к работницам этих домов с большим уважением. Тем самым раз и навсегда покончить с подпольной проституцией. Цены субсидировать государством. Солдатам срочной службы и старшеклассникам вход бесплатный, офицерам и пенсионерам скидка 25% процентов.

 

  Закон: Все дома для умалишенных перевести в лучшие европейские клиники. В ту же степь отправлять всех придурков. После успешного лечения в Израиль могут вернуться исключительно здоровые на голову люди.

 

  Закон: Запрещаю держать крупных и агрессивных собак. Поголовно отобрать и депортировать их за пределы страны. Разрешено держать и разводить только комнатных мелких собачек, которые хоть и лают, но детей на куски не разрывают. Бездомных собак и кошек отлавливать и продавать за границу. К примеру, Филиппины - страна далекая, но зато надежная. Назад они не вернутся. Их там съедят.

 

  Закон: Все заводы и фабрики, загрязняющие окружающую среду вредными химическими отходами, немедленно закрыть.

 

  Закон: Все моторы, работающие на бензине и солярке, в течение года заменить на электрические и водяные. Водяные можно уже сейчас закупать в Японии.

 

  Закон: Ликвидировать все биржи труда. Развелись эти поганки, как грибы после дождя. Полное бесправие. Они делают свою грязную работу, а хозяева в стороне только ручки потирают.

 

  Закон: Относится ко всем работодателям: обеспечить справедливую оплату труда. Кончилась для вас лафа. Вы больше не сможете жировать на горбу у народа. Израиль становится социалистическим государством с благородным лицом. Пример брать с Норвегии. И не волнуйтесь, кровососы, вам на хлеб с маслом останется, и на икорку тоже.

 

  Закон: Все банки Израиля переходят на новый режим работы. Будет вам сосать клопы кровь у народа. Такого узаконенного грабежа среди белого дня нет даже в Америке.

 

  Закон: Все благотворительные общества ликвидировать. А то под видом благодетелей жировали без меры. И воровали без совести. Баста, больше не будут ходить школьники с протянутой рукой, и собирать деньги на слепых, глухих, больных и на солдатиков срочной службы. Это - прямая обязанность государства.

 

  Закон: Пустить в страну крупные строительные фирмы с мировым именем и начать колоссальное современное строительство жилых домов, шоссейных дорог, железнодорожных магистралей, метро. Хана вам пришла, местным подрядчикам. Вы подмазывали и давали взятки всем правительствам, а строили в день по чайной ложке. И бойкотировали иностранные фирмы, которые были готовы строить в десять раз быстрее и в пятьдесят раз дешевле.

 

  Закон: Все молодожены получают на очень выгодных условиях от государства квартиру.

 

  Закон: Религиозной мафии конец. Все должны работать. А юноши и девушки призывного возраста должны служить в армии. А что касается веры - да ради Бога. Верить в Бога, молиться, и поклоняться Ему - пожалуйста, сколько угодно. Но в свободное от работы время и не за счет государства. Я и сам - помазанник Божий. Люблю и уважаю мужика этого. Кстати, базарил я с Ним недавно на разные темы. Оказывается, не Его идея, по субботам не ездить да сало не кушать. Так, что в своих талмудах делайте поправки да побыстрее, нельзя отставать от современной жизни. Все-таки двадцать первый век.

 

  Закон: Каждый гражданин, постоянно проживающий в Государстве Израиль, получает гражданство. И в паспорте будет записан как 'израильтухес'. Однако он (она) имеет право выбрать себе по батюшке или по матушке вероисповедание.

 

  Закон: Все взрослое арабское население Израиля проходит проверку у гипнологов на лояльность. Кто против Государства Израиль - в 24 часа безвозвратно депортируется в близлежащие арабские страны. И будьте там здоровы и живите там богато. Лояльное арабское население Израиля автоматически становится израильтухесами и уравнивается во всех правах со всеми, а также служит в Армии Обороны Израиля. И налоги платит, как миленькое.

 

  Закон: Во всех учреждениях упразднить все виды бюрократии. На сто бумажек должна остаться только одна и маленькая.

 

  Закон: Для всех граждан Израиля образование и лечение бесплатное, а также лекарства. Просьба к населению страны беречь здоровье и вовремя лечить зубы. А также просьба ко всем жителям Израиля присылать жалобы на мой почтовый ящик под кодовым названием 'Небесная канцелярия' Все жалобы будут рассмотрены в порядке очереди и те, которые я посчитаю действительно справедливыми, тут же будут издаваться в виде закона и называться вашим именем. Если будут попадаться одинаковые имена, например Хаим, то они будут называться Хаим-1, Хаим-2, и т.д. Короче, пишите в 'Небесную канцелярию' и да услышит вас Бог.

  Только вспомнил я о Боге, а Он тут как тут. Сидит удобно в кресле для посетителей, что напротив меня. Прищурился хитро и говорит:

  - Круто ты взялся за всех. Этак скоро не только потенциальные уголовники рванут из страны, а каждый второй. По моим статистическим данным, на сегодняшний день у каждого второго в Израиле рыльце в пушку. Пожалуй, по различным махинациям да комбинациям вы в мире первое место держите. Вот этим ты в первую очередь и должен заниматься. Народ надо исправлять, а не головы рубать. У тебя в стране есть очень даже продвинутые специалисты в области генной инженерии. Вот и поставь это дело на широкую ногу. Никто не говорит, что надо из каждого косого израильтухеса делать суперпупера. А так - по чуть-чуть. Чтобы честный был. Ближнего своего не объегоривал. В общественных местах не пачкал. Ну и так далее, по мелочи. А жизнь, она из мелочей соткана. Убери отрицательные мелочи, и сам удивишься, во сколько раз вокруг жизнь изменится. Любо-дорого будет жить на земле Обетованной.

  А так как тебе понадобятся баснословные средства на все твои новшества, открою Я тебе место, где спрятаны сокровища царя Соломона, а заодно и сокровища ордена Тамплиеров. И все это находится не где-нибудь, а в недрах земли твоей. Кроме этого, открою Я в стране богатейшие запасы нефти, золота и алмазов. И будет страна твоя самая богатая по запасу сырья в этих отраслях. Так что продолжай, сын Мой, делать добрые дела и будет тебе на то Божья помощь. Ты хоть знаешь, что прошел слух о том, что ты и есть Мессия. Так что будь достоин легенды такой. Не балуй и особо не богохуйствуй. Меру во всем знай.

  И так пробрало меня от слов этих, что прослезился я от переполнивших меня чувств и хоть был я с утра трезвый, как стеклышко, облобызал я старца. И сказал Ему проникновенно:

  - И воистину Ты велик, Господь всей вселенной нашей. Низкий Тебе мой поклон от меня лично и от народа нашего, Тобою избранного. Все исполню, что Ты наказывал и ни в чем Тебе перечить не буду, хоть характер у меня не из покладистых. Да и кто против Бога попрет? Не такой уже я долболобик.

  Он тоже растрогался, поцеловал меня в лоб и исчез, а я продолжил вершить дела земные.

  Решил я испробовать, на какое расстояние действует мой телепатический гипноз. Сел я в удобное кресло и ввел себя в состояние самогипноза. В этом состоянии, когда я почувствовал, что могу в открытую приказывать своему подсознанию, я попросил, чтобы оно перекинуло меня в резиденцию египетского президента Хосни Мубарака, и в ту же секунду оказался у него в кабинете. Он пил чай из голубой фарфоровой пиалы вприкуску с кусковым сахаром. Я с ходу начал внушение. Вернее кодирование:

  - Слушай меня, Хосни. Завтра ты пришлешь мне письмо, что хочешь продать нашей стране на вечное пользование Синайский полуостров. Сумму сам назначь, чтоб потом недоразумений не было. А теперь забудь, что это я тебе внушил. Это гениальная мысль - твоя, и прославит тебя на все будущие века. На что вам сдался этот полуостров, как был он во все века пустыней, так и остался пустыней?

  На следующий день захожу я к себе в кабинет и вижу на столе, в куче дипломатической почты, уже лежит письмо Мубарака. Я даже не удивился, так как почти каждый день со мной разные чудеса происходили. Открыл письмо, а там черным по белому - официальное предложение на тринадцати страницах о самой большой сделке двадцать первого века.

  Так, значит и это сработало. И, тут же, не сходя с места, решил я увеличить расстояние. Сел я в удобную позу, и уже через пятнадцать минут был в глубоком состоянии самогипноза. Попросил я на этот раз у своего подсознания устроить мне телепатический мост к новоиспеченному коллеге Бараку Обаме. Он в это время в душе отмывался. Наполовину белый от мыла. Телосложение у него, конечно, спортивное. Но что касается мужского достоинства, то оно вовсе не как у негра, а совсем даже заурядное. Но, может быть, это потому, что он только наполовину негр. Да, но это к делу не относится. А дело я ему такое предложил.

  - Слушай меня, Бардак Абама, ты уж извини меня, старого, имена я всегда путаю. Весь мир знает и понимает: вы - наши друзья не потому, что Америка так уж евреев любит, а потому что мы жареные каштаны из огня для вас на Ближнем Востоке достаем. Нет проблем, мы и дальше готовы для вас делать эту неблагодарную работу, но не голыми руками. Не так давно Израиль у вас просил ракетные комплексы, которые способны сбивать на лету даже противотанковые гранаты. Так вы зажали. Начали петь о всеобщем кризисе, мол, эти штуковины много денег стоят. Банду ХАМАС я предупредил, но на сколько их хватит, не знаю. Что до народа своего - им не только уничтожение населения в радиусе семи километров, но и в радиусе семидесяти километров до фени. Вера у них такая. Они глубоко верят, что после смерти сразу в рай попадут. Если они свой народ не жалеют, так мы их пожалеем.

  Поэтому ты, Барак, не финти, а быстро, быстро нам эти батарейки пришли.

  Что до их главарей, так я решил поехать к ним на заседание их парламента. Грохнуть они меня не смогут. Раз Бог сказал, что меня никто и ничто раньше времени к Нему отправить не может, значит, так оно и есть. И я, как всегда, не откладывая серьезные дела в долгий ящик, назначил им стрелку на пятницу в семь часов вечера.

  - Встречайте! Я приеду один, без охраны и не вооружен.

  Ровно в назначенный час я приехал и вошел в их главный бункер. Внутри он, скорее, на дворец был похож, чем на бункер. За овальным длинным столом сидела вся банда. При галстуках и в костюмах от Версачи. У многих даже лица приличные, совсем на бандюганов не похожие. Говорил я с ними по-русски, так как почти все русский знали. Многие институты в России окончили. Другие в пионерских лагерях курсы боевой и подрывной подготовки проходили. А остальные были женаты на женщинах из русских селений. Так что моя-твоя совсем неплохо понимали. Да я и не базарил много с братанами. Выложил я им с трибуны только два варианта.

  - Первый вариант! Вы подписываете прямо сейчас, не отходя от кассы, договор о мире и взаимопонимание на ближайшие триста лет.

  А второй вариант: я вас всех перебью вашими же пистолетиками да автоматиками.

  На что они разом зарычали. И с воплями 'Аллах Акбар!' повытаскивали стволы, и давай строчить по мне не хуже чем на швейной машинке. А от меня пули отскакивают, как горошины об лед. И их же рикошетом вокруг меня штабелями укладывают. А остальных я ручками покрошил. Даже не воспользовался трофейным оружием.

  Слух мгновенно облетел всю Палестину, что главарям банды ХАМАС - кирдык. Сразу поднялся весь палестинский народ и добил эту преступную военизированную хунту.

  А Махмуд Аббас поспешил подписать договор с нами на триста ближайших лет.

  После этих событий многое чего еще было. Да что я это вам всё пересказываю? Вы, дорогой мой читатель, живущий со мной в одно и то же время, и сами все прекрасно знаете. Много чего изменилось в нашей стране, но только не телевидение. По-прежнему оно с утра до вечера талдычит одно и то же. Такая уж у них работа. Так, что смотрите новости дня и радуйтесь за нашу страну Обетованную. А я, ваш Мессия, Богом вам назначенный, чем смогу, тем и помогу. И, как вы сами видите, могу я многое. Так, что есть у вас теперь надежда не только на Бога, но и на меня.

  Короче - Мессия уже здесь, Мессия - с вами.

 

 

 

 




Сказки

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 6 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр