Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Иштар

  Иштар

 

 

 

 

 

  Содержание

 

 Оглавление……………………………………………………………………..………2

 

  Аннотация……………………………………………………………..……………..…3

 

  Часть I.

 

  Пролог……………………..……………………………………………………………..4

 Глава 1. Энкиду …………………………………………………………………..…...7

 Глава 2. Оружие возмездия ………………………………………………………...14

 Глава 3. Лилит………………………………………………………………………..19

 Глава 4. Анзуд.…………………………………..……………………………………24

 Глава 5. Небесный бык Аном.………………..……………………………………34

 Глава 6. Хумбаба, или первое знакомство с Гильгамешем. ………….……....41

 Глава 7. Иштар и Ану..……….…………………………………………………….48

 Глава 8. Думузи.………………..…………………………………………………….59

 Глава 9. Эрешкигаль. ………………………………………………………………66

 

  Часть II.

 

 Глава 1. Подвиги во имя любви. Нинлиль и Гештинанна .……………………72

 Глава 2. Смерть Анома.………………………………………..……………….…..79

 Глава 3. Рождение сына Баала.……………………………………………………85

 Глава 4. Наказание Гильгамеша………………………………………………......90

 Глава 5. Война с Йамму……………………………………………………………..96

 Глава 6. Строительство нового дворца..……………..……………………...…..103

 Глава 7. Примирение Баала с Нергалом.………………………………………..113

 Глава 8. Заговор Нинлиль.………………………………………………………..120

 Эпилог……………………………………………………………………….…………..126

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Синопсис

 

  Удивительные события происходили в древности. Боги Месопотамии не были сторонними наблюдателями повседневной действительности и не жили постоянно в заоблачном Олимпе. Большую часть времени они проводили на Земле вместе с людьми творя историю. Люди созданные по их образу и подобию, призванные облегчить их «Звездную жизнь», почему-то стали непослушными детьми. Родителей чтили, но в то же время, могли совершать непредсказуемые поступки, приводящие подчас и к конфликтам. Конфликт с богами, или между собой в споре за власть показывает их с неожиданной стороны. Они такие же, как мы! Кто сказал, что сочинения древних авторов выдумки? Богиня Иштар, известная всем народам - это реальный персонаж. Да она царица, незаурядная личность, наделенная необычайными способностями, за которые люди и назвали ее богиней, приносила радость в дом, когда появлялись дети, или горе, когда кто-то уходил из жизни. Оно богиня плодородия и любви, и в то же время богиня смерти. Могла возвеличить, одарить счастьем, или изничтожить. Карать и миловать во власти любого правителя, как раньше, так и сейчас, и в этом нет ничего удивительного и «божественного» присущего только им - богам. Люди такие же. Но самое главное для Великой богини, это то, что она женщина! Только человеку присущи такие качества, как любовь и страдание, гнев и раскаяние, возможность прийти на помощь, или возненавидеть своего недруга на всю жизнь. Божественного в ней ни больше, чем в любом из нас. Несостоявшийся роман Иштар с правителем Урука Гильгамешем и другие похождения богини любви легли в основу этого произведения. Именно безответная любовь приводит к возобновлению отношений с Баалом, а надругательство Шукаллитуды ожесточает ее сердце, принуждая превратиться из прекрасной «Богини любви и плодородия» в «Яростную львицу». Вместе с тем показаны непростые отношения, складывающиеся в «звездной семье» богини с мужем, дедом и сестрой. На основе их взаимоотношений создается яркая картина происходящих событий отделенных от нас тысячелетиями. Несмотря на глубину веков, отделяющую нас от тех времен, проблемы отцов и детей и становление молодого поколения с их амбициями и поиском смысла жизни, настолько близки нам современникам, что создается впечатления, в реальности разворачивающихся событий, происходящих где-то рядом. Не все мифологические персонажи имели человеческий облик, но это не повод говорить о невозможности их существования. Раньше могло быть все, что угодно и современная наука порой сама доказывает существование необычных животных, а был ли у них разум, это не может сказать никто. А боги, это конкретные люди, наделенные необычайными способностями и занимающие высокое положение в обществе. Поэтому богиня Иштар запросто могла влюбиться в простого смертного. Но любовь оказалась безответной, и тогда следует месть со стороны « Царицы царей». Чем закончится это романтическое противостояние, и к каким последствиям может привести задетая честь и причиненные обиды, читатель узнает, прочитав эту книгу. Она написана простым и понятным языком и будет интересна широкому кругу читателей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Как только люди все ее не прославляют:

  И «яростная львица», «владычица богов»,

  «Царей царица», и звезда Востока.

  Была всегда – с начала лет и до конца веков.

 

 

  Часть I

 

 

 

  Пролог

 

 Богиня утренней звезды, любви и плодородия, царица смерти и войны, плотских утех и раздора грустила сидя у камина, внимательно разглядывая себя в зеркало. Память все время возвращала ее в прошлое, когда одно имя ее приводило одних в восторг, других в ужас. Слава ее гремела по всему миру, и не было ни одного человека, который бы не был обязан ей своей жизнью. Звали ее все по-разному - Инанна, Астарта, Истар, у семитов Ашторет, Анунит, Нана, Хатхор и Исида у Египтян. Для греков она будет Афродитой. Прекрасной Венерой назовут ее позже Римляне, которые будут считать ее своей прародительницей. Имен было много, а богиня одна и та же. Ее знали и поклонялись не только южане с их горячей кровью, неукротимым темпераментом, и необузданной фантазией, но спокойные и уравновешенные северяне тоже были с ней знакомы. Они также считали ее своей прародительницей: у Скифов и их предшественников, например, она известна как богиня Табити и почиталась верховным божеством, которая стояла на первом месте. Они будут поклоняться ей как владетельнице и покровительницы огня, одной из самых могучих стихий. Табити, по их представлениям, считалась хозяйкой любого очага, поэтому любой огонь, особенно домашний очаг, священны, поскольку там живет их главная богиня. Любое пиршество или праздник скифы обязательно начинали с кормления своей заступницы, дабы умилостивить богов. Для этого, прежде чем выпить первую чашу вина, половину выливают в огонь, чтобы Табити тоже участвовала в людском празднике. В противном случае могущественная богиня могла обидеться и жестоко отомстить. Кто им только подсказал, что она не прочь попробовать молодого вина, или сами догадались? Но за такое внимание к себе, она имела к ним особое расположение. А вот южане не всегда это делают, и порой совсем забывают про ее существование, в результате чего имеют потом самые тяжелые последствия. На чем держится семейное благополучие в каждом доме? Конечно на домашнем очаге и женщине – жене, матери-кормилице и подруге, поддерживающей его неугасающий огонь. А это кто? Все та же Табити – Иштар. Как им не понять, что боги также хотят участвовать в земных праздниках и ничто человеческое им не чуждо. А уж тем более, когда дело касается веселых застолий. Кто ж здесь откажется повеселиться за чужой счет. Нет таких среди людей, да и богов тоже. Вот скифы это поняли давно и правильно сделали. Поэтому и снисходит на них ее благодать.

 Ни в коем случае нельзя давать повода в том, что про нее забыли, и не дай бог ее обидеть. Скифы представляли себе, ее в образе молодой и красивой женщины, одетой в длинное вечернее платье с высоким вырезом на правой ноге. Табити всегда носит с собой волшебное зеркало, в которое она наблюдает за миром, и где отражаются все людские судьбы. Но эта же богиня могла изображаться и в виде Матери с ребенком на руках, чему она никак не возражала. Не удивительно, что у скифов она олицетворяла собой богиню плодородия и материнства. Северяне своевременно осознали ее божественное предназначение, поэтому она всегда будет спасительницей и благодетельницей этому благодарному народу. И в трудную минуту она всегда придет к ним на помощь, чтобы защитить их от врага или другой напасти, поэтому стада их будут тучны и многочисленны, а урожаи обильны, они не будут испытывать голод, и жить в нищете. Отцы семейства в каждом доме будут гордиться своим многочисленным потомством. Потому, что Табити – Иштар будет заботиться о пополнении семейства, как у людей, так, и животных. Но как только они забудут про нее, она сразу отвернет от них свой лик прекрасный. И беды новые постигнут их народ, как только примут в будущем новых богов. Но скоро одумаются и снова вспомнят про нее после рождества сына человеческого. Они будут опять изображать ее с младенцем на руках и с нимбом на голове. Впрочем, не только Скифы считали ее своей защитницей. Она ко всему прочему и покровительница древней Трои. Правда хитрые греки обвинят ее потом в том, что она не смогла защитить своих земляков и предала их. Ведь даже они полагали, что Афродита родом не с Пелопоннеса, а с Ближнего Востока, а точнее она родилась возле острова Кифера из морской пены, уже оттуда ветер принес на Кипр, где она и вышла на берег из воздушной морской раковины. Может, именно поэтому ее и считали самой красивой на Олимпе. Пусть думают так, но видит бог, она до последнего защищала троянцев (они называли себя также тевкрами) от ахейцев, встав неприступной стеной между ними и двумя богинями - Афиной и Герой, решивших уничтожить город, во что бы то ни стало. Якобы из-за неспособности ее одолеть врага, город погибнет и сгорит в огне пожара. И что она явилась одной из причин разгоревшейся войны, которая началась опять по ее вине - из-за какого-то дурацкого яблока, выигранного ею в споре между тремя великими богинями. Все это выдумки. Пусть это останется на совести их сочинителей. Сказок будет много, а правда всегда одна. Люди склонны порой преувеличивать ее подвиги, а порой и вовсе могут откровенно солгать, неудивительно, что про то ее мимолетное увлечение царем Урука, они придумали много лишнего, даже того, чего и не было на самом деле. Да она хотела отомстить и была готова разнести их город в щепки и не оставить от него камня на камне, дабы стереть само упоминание об их царе. В порыве гнева, она хотела их наказать, чтобы знали, с кем имеют дело, но, вовремя передумала, и не сделала этого, потому что знала об горькой судьбе этого города наперед заранее. Он все равно падет, и это произойдет в скором времени даже без участия высших сил, а город на многие тысячелетия будет предан забвению. И только через шесть тысяч лет эти новые жрецы, называющие себя археологами и историками, смогут его раскопать и узнать о нем хоть какую-то правду. Но это будет не скоро. Они с интересом узнают тогда, что Урук (Эрех) был основан еще в четвертом тысячелетии до нашей эры, или как они называют от Рождества Христова. Наша Эра еще не закончилась, и началась отнюдь не с рождества сына человеческого, а намного раньше, во времена Тиамат и Апсу – новые боги приходят и уходят, а мы остаемся вечно. Любая религия чего–нибудь стоит, если может просуществовать хотя бы три тысячи лет, так, что им в будущем до нас далеко. Там они обнаружат первый зиккурат - культовое прихрамовое сооружение на огромной горе, на вершине которой располагались два храма - красный и белый. Они наивно будут считать, что в наше время люди ходили в звериных шкурах и ели сырое мясо. Но хвала богам, и среди жрецов не всегда встречаются идиоты, порой попадаются нормальные люди способные делать правильные выводы. А не полагаться на какие-то догмы ими же самими и установленные.

 Там они узнают, что Красный храм – одна из первых в мире монументальных построек со стенами, обработанными в виде полуколонн, возведенных на каменном основании, как раз и посвящался ей. Здание будет украшено пестрой мозаикой из разноцветных шляпок глиняных гвоздей, вставленных в сырцовую стену здания. Шляпки образуют ковровый рисунок, возможно, имитирующий плетеный узор циновки, украшавшей раньше стены тростниковых хижин. «Какие наивные, тростниковые хижины какие-то, с чего они взяли? – богиня видела будущее довольно отчетливо, и продолжала возмущаться. - Как они полагают - это древнейший образец применения полихромной инкрустации в монументальном зодчестве Двуречья. Здесь они найдут, по их мнению, первую раскрашенную керамику, обожженную в печи, и доказательства использования первого гончарного круга. Но это они сильно заблуждаются. Все было придумано гораздо раньше».

  К тому же времени относится строительство улиц города, вымощенных известняковыми плитами, которые на данный момент являются древнейшими известными в истории сооружениями из камня. Когда археологи дошли до фундамента первого храма Ану, под зданием святилища оказался слой девственной почвы, на котором никогда ничего прежде не строилось. Они решат тогда, что город основан в 3.800 году до нашей эры. Именно в это время и возникла шумерская цивилизация, по их мнению. Потому, что здесь были найдены первые памятники письменности, возникшей из пиктографического письма и первые цилиндрические печати. Картина далекого будущего опять предстала перед глазами: «Вот из этих то табличек они и узнают о нас. Именно мы Ану и Иштар всегда покровительствовали этому городу. Но цивилизация началась гораздо раньше, и не в Междуречье, а на Севере. И уже оттуда люди пришли в переднюю Азию и Ближний Восток, ну и в Египет естественно. К тому же они еще не все знают про Баальбек - дом моего ненаглядного супруга, да и про другие наши жилища. Им еще предстоит узнать много интересного. Но об этом станет известно лишь в далеком будущем.

 Каждый народ будет пытаться приукрасить ее подвиги, которые она порой и не совершала. Против этого она сильно и не возражала, пусть ее почитают как основную свою заступницу, лишь бы не забывали, а каким именем назовут, особой роли не играет. В любом случае можно твердо утверждать, что знают все ее в подлунном мире, потому, что она дочь самого Наннара (Сина) - бога луны – отца всех богов. Она навечно сохранится в их памяти, и люди будут помнить только добрые ее дела, в своих молитвах обращаясь к ней как к матери, одной способной понять и пожалеть своих детей какие бы непутевые они не были. Только мать может понять свое дитя и простить его грехи. Но матери тоже были когда-то молодые и совершали порой не совсем благовидные поступки, а, испытав на себе все тяготы жизни, сами со временем становятся чуткими к страданиям других. Но времена веселой молодости остаются в сердце каждого человека, даже если его и называли когда-то богом, только они дают радость и успокоение душе. Воспоминания молодости, самое ценное что осталось в жизни, и ко временам беззаботной юности хочется возвращаться вновь и вновь, чтобы хоть на время, снова почувствовать себя молодой.

 

 

 

 

 

 

  Глава 1

 

 

 

 Cлеза медленно скатилась по щеке и остановилась, отражая в себе как в капельке росы последние лучи заходящего солнца, но к счастью этого никто не видел, да и сама богиня была настолько погружена в свои мысли, что не заметила своей минутной слабости. До Ура, где находился в это время отец, было рукой подать, но богиня не торопилась, она вновь и вновь возвращалась к событиям последних дней, пытаясь найти причину своих проблем. Досадных неудач с ней произошло и так слишком много, поэтому совсем не хотелось давать еще лишний повод недругам злословить в свой адрес, глядя на ее заплаканное лицо. Достаточно и того, что она больше положенного стала краснеть в последнее время, постоянно попадая, в какие то глупейшие ситуации, в которых выглядит как последняя дура, а неприятности в последние дни ее просто преследуют одна за другой, так что радости никакой, не стало в личной жизни, а пришли одни разочарования. Конечно, это еще не катастрофа, бывало и похуже, но очень неприятно. Стоило ей вообще связываться с этими людьми и начинать с ними свои интрижки, что бы все время оказываться в столь глупом положении. Делаешь им добро, предлагая самое ценное, что есть в жизни и тут такая неблагодарность. Казалось бы, что может быть важнее любви? Ничего. По крайней мере, она так считала до последнего времени, и опять ошиблась. Люди, по всей видимости, стали думать иначе, не так как раньше, как будто не понимают своего счастья. Она подумала: может, просто он такой попался – не от мира сего. Какой-то неправильный, не такой как все. Наверно в этом вся беда? Да, что я все о нем, в самом деле. Кто он такой? Как вообще посмел этот ничтожный человечишка, пусть даже и полубог так посмеяться над ней. Над кем! Их же покровительницей и благодетельницей - одной из шести самых почитаемых богов Междуречья, Восточного Средиземноморья, да и всего Мира. Великой царицей Иштар – дочерью самого Наннара (Сина) – бога луны, и отца всех богов.

  В тот день, Великая богиня, от одного имени которой вздрагивали враги, вдруг проиграла заурядное сражение, в победе которого нисколько не сомневалась, какому-то провинциальному царьку. Для нее это было полной неожиданностью. Впрочем, это была и не битва вовсе, а так игра влюбленных, если бы все было по настоящему как на войне, она без сомнения использовала бы и лук и свой волшебный меч, но здесь ничего подобного не понадобилось. Это была даже не война, а, скорее всего противоборство, в котором Иштар пыталась применить другое свое оружие - красоту и обольщение. Пока же из ее затеи ничего не получилось, и победа досталась сопернику. Противник попался серьезный, надо честно сказать, и она недооценила его выдающиеся способности, поэтому ее оружие против него не устояло, и чары здесь ее оказались бессильны. Все ее усилия были тщетны, как будто она уперлась в стену, которую никак нельзя преодолеть – только лишь разбить, но этого пока делать совсем не хотелось, вдруг за ней окажется ее судьба, кто знает. Сломать никогда не поздно, а вот построить заново, порой куда сложнее. Для этого может не хватить ни сил, ни терпения, поэтому с разрушением своего возможного счастья она пока решила повременить. Она все-таки по природе своей боец и не привыкла отступать, пусть условия в этой игре не совсем привычны, но ей хотелось выиграть, во, что бы то ни стало, поэтому она и не здавалась. А коли не вышло с первого раза, у нее и зародилось подозрение, что кто-то из своих ему усиленно помогает. Нашел видно высокого покровителя, по рангу не ниже чем она, который и обеспечивает ему надежную защиту. Ей же, наоборот, постоянно мешают и хотят сделать какую-нибудь гадость. Насолить, напакостить, подставить подножку, все что угодно, хоть ущипнуть, на худой конец, но лишь бы доставить неприятность и дискредитировать в глазах общественности. Ее недоброжелатели, или, скорее всего недоброжелатель, видно думает, что для этого любые средства хороши, чтобы вывести богиню из равновесия. Пусть она начнет нервничать, совершать ошибки, утратит репутацию благопристойной очаровательной богини пекущейся о благе своей паствы и высоких моральных принципах. Неверно ее недоброжелатель полагает, что если ему хоть на немного удалось очернить богиню, то день у него не прошел даром.

  - Пусть будет так, если от этого ему будет легче, но я все равно узнаю кто это такой. - Иштар говорила тихо в пол голоса, чтобы ее никто не слышал.

  - Как все это мелко и низко. Предатель подлый. И кому я только перешла дорогу, раз меня так все не любят. Видно на самом деле все это так. Других объяснений просто нет», - размышляла богиня, направляясь к своему отцу.

  Она была уже в городе, но шла медленно, как бы собираясь с мыслями, хотя в начале еще бежала что было сил, лишь бы быстрее уйти от позора и поскорее приняться за подготовку своего грандиозного плана - полного уничтожения Урука вместе с их царем.

  Если бы не измена в ее окружении, и не чинимые ей препоны, она бы своего уже давно добилась, пока что ей нечем хвалиться, одни досадные промахи, да сплошные неудачи, возникшие в последнее время. Почему ему всегда везет и у него все получается – а у нее никак, как будто сглазил кто-то. За что не возьмется, все валится из рук, что же это за напасть такая. Она подумала: « Надо срочно совершить ритуал омовения и смыть свои грехи, тем самым, возводя барьер от нечистой силы. Вот никогда не думала, что на земле ей самой придется защищать себя от других. А вот ему, похоже, не надо искать никакой защиты, чтобы он не задумал у него все и так выходит быстро и красиво. Любое, им начатое дело, он доводит до конца, и быстро движется вперед к своей намеченной цели. Он прошел почти все испытания и скоро станет таким же, как мы. По крайней мере, кто-то сильно этого желает».

  - Ну, это мы еще посмотрим, станет ли он богом или нет. – Продолжала свои рассуждения богиня. - Но то, что у него имеются задатки быть великим из смертных, нет никакого сомнения. Тогда, тем более его строптивость надо унять пока не поздно и покорить гордыню. Иначе он станет одним из нас. А этого допустить нельзя ни в коем случае.

  Гильгамеш с этим недоноском Энкиду, мало того, что убил ее любимого быка, последний аргумент в затянувшемся с ним споре, так и в довершение позора посмел бросить ей прямо в лицо его главное достоинство вместе с хвостом.

  - Фу, какая мерзость, - ее передернуло от одного только воспоминания, - На кого поднял руку царь Урука? На саму богиню! Как посмел, и почему у него тут же не отсохла рука от такого богохульства.

  - Что он о себе возомнил, этот ничтожный выскочка, будто сравнялся с нами, и ему все позволительно? – Не унималась Иштар. - Я его поставлю на место, и еще покажу кто хозяин в этом доме. Правда, бросал все-таки не он, а Энкиду. Но это слабое утешение для меня, а за такое оскорбление он в любом случае, еще поплатится и ответит за это своей головой. Осталось подождать совсем чуть-чуть, ведь приговор уже вынесен на верху и дни его сочтены. Такого святотатства ему никто из нас не простит, даже если он и не простой смертный, к тому же ему припомнят еще и Хумбабу, которого он убил вместе с Гильгамешем. Между прочим, он был нашим личным сторожем и охранял не только Кедровый лес, но и наш покой. Разве это не кощунство и не святотатство: прийти в чужой дом и убить твоего охранника? Даже мы придерживаемся священных законов, установленных свыше, за нарушение которых полагается штраф, почему им в таком случае позволяется такое, чего не разрешается и нам, только лишь потому, что они любимые создания Мардука? Мы его, конечно, уважаем и соблюдаем завещание оставленное нам перед вознесением, но закон должен быть един для всех, иначе у нас будет не демократия, а железная диктатура. Наверно не должно быть избранных. Даже мы чтим древние традиции, за несоблюдение которых можем быть наказаны, потому, что и над нами есть судьи, а у них? Энкиду разве бог? Нет. В таком случае ему тем более не должно быть никакого снисхождения и должен быть вынесен самый суровый приговор. Мы должны отбить у него охоту раз и навсегда, насмехаться над богами и тем более поднимать руку на женщину. Вот когда наступит час расплаты, и почувствует на себе гнев господень, тогда наверно и вспомнит про меня. А может так ничего и не поймет, потому, что человеком то он стал совсем недавно, и не успел далеко уйти от животных, а у них в голове что? Одни инстинкты – еда и похоть, ничего более. Кто он вообще такой? Всего лишь ошибка природы – внебрачный сын богини Аруру, который и создан то был для того, чтобы противостоять Гильгамешу. А вышло что? Какое-то сплошное недоразумение, хотели как лучше - получилось как всегда.

 Началось же все с того, что старейшины Урука тогда пожаловались богам и стали умолять их создать существо, равное Гильгамешу, с которым он мог бы помериться силой, оставив законопослушных граждан в покое. Только - грубая животная сила, по их мнению, должна была остановить их царя от разгула и постоянного издевательства над горожанами. Конечно, Гильгамеш видный мужчина огромного роста и сердце его наполнено отвагой, недаром он на две трети бог и только на одну треть человек – все это так, никто не спорит, но измываться над людьми то зачем. Не зная, куда приложить свою силу, говорят, он буйствовал тогда днем и ночью со своими приближенными, не оставляя сына родителю, дочери - матери. Его только недавно короновали и у молодого царя проявились диктаторские замашки. Молодой неопытный, у пожилых то, и то сносит башку после восшествия на престол, так, что же говорить про него. В общем, тот не управлял государством, а пустился в разгул, поэтому старейшины и решили попросить Аруру помочь обуздать нового царя, что бы не порочил священный город Отца всех богов.

 Богиня Аруру, вняв просьбе возмущенных горожан, создала в сердце своем подобие Ану. Омыв в воде руки, чтобы к ним ничего не прилипало, она взяла ком глины, прошептала заклинание, три раза плюнула через левое плечо, и с силой швырнула его в степь. Он обвалялся в земле коровьем навозе, налип колючками, и вот из этого необычного материала она собственноручно и слепила необычное существо – Энкиду. При этом она особенно, и не стараясь получить совершенные формы – чем проще, тем лучше, к тому же сильно торопилась, поэтому и вышло из ее рук не то не се. Одним словом получился Йети какой-то - больше зверь, чем человек, зато обладающий безмерной силой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что тело Энкиду покрывала густая шерсть, а на голове волосы стояли дыбом, как у богини Нисабы. Только Нисаба на зверя мало походила, ведь она одна из немногих женщин кто получил ученую степень Доктора Естественных наук из рук самого Энки, заслужившая должность богини писцового искусства, чисел, науки, архитектуры и астрономии. Одним словом стала министром образования и культуры при совете Игигов. Ну а волосы? Просто так многим казалось, что это не естественная растительность, а солома. К тому же это были и не волосы вовсе, а такая необычная тиара с колосками пшеницы вокруг короны. На портретах она изображалась с распущенными волосами и финиками в руке, как ни как именно она была ответственной за урожай. Вообще то Нисаба не просто великая богиня, она ко всему прочему необычайно образованна, к тому же еще красавица. Ведь она дочь самого Энлиля, сестра Нинурта, на земле она олицетворяет «мудрость Энки» - «та, что открывает людям уши» для разума и понимания. Так что сравнивать ее с Энкиду просто неприлично, а прическа на портретах, может быть какой угодно, ничего не говорящая об умственных способностях изображенных персонажей. Энкиду тоже был не совсем простой как может показаться некоторым, хотя и создавался как оружие возмездия. Наспех состряпанный из подручного материала, он не должен быть обладать высоким интеллектом, предполагалось, что ему будет достаточно и первобытных инстинктов для осуществления своего предназначения. Цивилизации ему была вроде также совсем ни к чему, поскольку жить он должен был в степях и лесах, до своего совершеннолетия. Так оно и было, он общался с диким зверьем, защищая их от охотников, кормился травой и пил с ними из одного ручья на водопое. Когда же он вырос и окреп, боги решили поэкспериментировать с несчастным созданием и познакомить его с другой жизнью, но вышло из этого совсем не то, на что рассчитывали создатели. Они совсем не учли того обстоятельства, что когда Аруру творила Энкиду в спешке она все-таки отвлеклась какими-то мыслями, и свои богатые знания каким то образом вложила ему в голову, которые спали до поры до времени.

  - И вот когда он повзрослел, они то в нем и проснулись, и начались сплошные мои неприятности, - Иштар докопалась все-таки до источника своих неудач. – Энкиду во всем виноват, заключила она. – Если бы у него совсем не было мозгов, то все сложилось бы иначе.

  Она стала вспоминать его незатейливую биографию, и все как бы встало на свои места в ее умозаключениях. Появление Энкиду уже не выглядело столь странным и смешным, а во всем просматривался определенный замысел, направленный, в конце концов, не против Гильгамеша, а против нее самой. История же была проста и незамысловата, как и сам ее хозяин.

  Как-то раз один охотник случайно увидел Энкиду у водопоя. Тот в этот момент вырвал дерево с корнем и глушил им рыбу в реке, заодно гонял крокодилов, чтобы те не мешали рыбалке. Он их хватал за хвост и швырял далеко на берег, те, которые сразу не околели с ужасом убегали в горы, пытаясь забраться на неприступные скалы. Охотник сначала не понял что происходит – почему это зверье разбегается в разные стороны от реки, может быть там пожар? Но дыма не видно, значит здесь что–то другое, поэтому решил посмотреть на причину их беспокойства с более близкого расстояния. Он осторожно подкрался к реке, выглянул из-за куста и открыл рот от удивления, куда незамедлительно влетел комар. Он поперхнулся, сглотнул с досады, как тут же увидел крокодилов карабкающихся по отвесной скале, а потом парочку сидевших на дереве на самой верхушке. В жизни он не видал ничего подобного. Только он повернул голову на странный звук, раздающийся с реки, так сразу увидел красные глаза, внимательно наблюдающие за ним из под густо сросшихся бровей. Это и был Энкиду. Его простой взгляд не предвещал ничего хорошего, и у егеря встали волосы дыбом. Испугавшись страсти господней, молодой егерь сначала перекрестился, затем хотел залезть на дерево, но вовремя заметил там крокодилов и передумал. Он благоразумно решил убежать, благо существо находилось на значительном расстоянии, поэтому, не раздумывая, рванул назад, что есть, было, мочи. Неудивительно, что он побил тогда мировой рекорд на сорокакилометровую дистанцию по пересеченной местности. Так быстро он никогда в жизни еще не бегал, и повторить свое достижение он вряд ли сумел бы вновь в спокойной обстановке, но тогда он сумел бы наверно и не такое. Дороги он не выбирал и двигался прямо как снаряд, не огибал препятствий, если был кустарник, он ломился сквозь него, скала, преодолевал ее с разбега, а водные преграды брал с прыжка, или вплавь, главное было не оглядываться назад, поэтому прибежал домой ровно за час. Немного отдышавшись, все рассказал отцу. Отец про крокодилов, лазающих по скалам и деревьям, совсем не поверил, а вот про снежного человека уже слышал от кого-то, поэтому предложил сыну доложить о странном существе царю Гильгамешу. Вдруг он заинтересуется таким сообщением, да и к тому же егерь просто обязан был докладывать своему царю обо всех происшествиях в его владениях. Царь, принял охотника и внимательно выслушал его доклад. Рассказчик так убедительно изложил свою историю, что он ему поверил, и также захотел посмотреть на странное создание; тогда было модно держать в своих зоопарках диковинных животных, поэтому такой экземпляр был просто необходим для его коллекции, чтобы было, что показать другим правителям. Немного поразмыслив, он, решил сделать необычный ход – Гильгамеш придумал поймать странное создание на «живца», для чего направился в храм Иштар. Он вызвал самую прекрасную из храмовых блудниц Шахмат и велел ей в сопровождении охотника отправиться на водопой, где был замечен Энкиду, а там ей надо попробовать соблазнить его, лишив избытка сил. В принципе все получилось, как задумал Гильгамеш, только Шахмат не стала предаваться радостям любви в кустарнике и в присутствии охотника, а притащила его за собой в город, как Кинг-Конга на веревочке. Энкиду естественно был настолько очарован красивой игрушкой, что последовал бы за ней хоть на край света, только бы она не досталась никому другому. И только в городе приведя его под покровом ночи к себе, чтобы не распугать случайных прохожих, они и предались любовным утехам. Шесть дней и семь ночей он наслаждался ее объятиями, после чего с ним и случилось удивительное превращение, Шахмат даже вскрикнула от удивления, открыв утром глаза: "Ты красив, Энкиду, ты подобен богу" – шерсть начала отваливаться с его плеч, а лицо приобретало правильные очертания. Даже лоб как-то стал выше, а надбровные дуги не столь сильно выступали над переносицей. Аполлоном он, конечно, не стал, тот слишком хил был для него, а вот с Гераклом если бы он жил в то время запросто мог помериться силой. Но и в Междуречье тогда достойных соперников было ничуть не меньше чем у греков в свое время. Вот тогда и произошло самое великое событие в жизни Энкиду - узнал, наконец, что такое счастье, и радость любви, хотя и со зверями в свое время чувствовал себя неплохо. Но все познается в сравнении – то, что казалось раньше верхом совершенства, после знакомства с людьми выглядело аморально и не пристойно, и об этом было бы лучше не вспоминать при них, дабы не прослыть диким и отсталым варваром. Близкое общение с животными ни у каких народов не вызывает особых симпатий, тем более у женщин.

  - Хотелось бы посмотреть на ту героиню, которая его приласкала, - не унималась Иштар. - И чем интересно он ее прельстил, если пришел к ней без гроша в кармане и в первозданном виде - может, этим и околдовал ее? Интересно, а, на кого она сама-то была похожа - наверное, ему под стать? А может и обычная женщина, говорят даже симпатичная. Если она действительно одна из моих жриц, то ее надо наградить за мужество и отвагу, а портрет повесить на доске почета - пусть все видят, что не все продается за деньги, бывают и светлые чувства. Должны быть и безвозмездные пожертвования.

  Таким образом, и получилось, что жрица любви Шахмат была дважды вознаграждена царями: один раз Гильгамешем, а другой - самой Иштар. Но самым ценным подарком был сам Энкиду, потому, что добрее и отзывчивее людей она еще не встречала. Пусть он сначала был как ребенок, но через неделю его было не узнать - он мог уже рассуждать о высоких материях, так, что ему стало скучно общаться со жрицей, и он пошел в люди. Та его так сильно полюбила, что не хотела отпускать, но потом смирилась с горькой женской долей, и благословила его, да и смогла ли бы она его удержать, когда он начал познавать мир заново. На прощание сказала ему, что будет помнить и любить его всегда, а двери ее дома никогда не будут для него закрыты. Они обнялись, и она выпустила его на волю. Да, любовь слепа – полюбишь и козла, впрочем, в жизни бывает и не такое, - она то, вот влюбилась в Гильгамеша. Чем та блудница была ее хуже?

  - Но так он же человек, да и царь к тому же. – Размышляла богиня сама с собой, пытаясь выяснить причину своих неудач. - А тот кто? Маугли – без рода и племени. Так, что сравнения здесь не уместны – мы боги, а они люди, и этим все сказано.

  Да чудеса еще встречаются. Как бы то, не было, но когда Энкиду после своего «медового месяца», пожелал опять присоединиться к диким зверям, они, к его удивлению, бежали от него. Так вот и получилось, что с потерей невинности он был, отвергнут животными и принят людьми. Тогда Энкиду понял, что обрел разум. После этого он стал осознавать себя одним из них, Энкиду начал носить одежду, есть человеческую пищу, пасти овец, охотиться на львов и волков. Вот тогда-то он и познакомился с Гильгамешем. Эта встреча имела огромное значение для обоих, но в последствии становится роковой для Энкиду. Вначале они пытались, по мужски, выяснить между собой отношения, кто из них сильнее. Говорят, тогда была великая и долгая битва между богатырями, от которой стонала земля, но победить никто не смог. Жилы их вздулись, ноги погрузились в землю по колени, пот покрыл их лица, но ни один из них не мог взять верх. Даже Шамаш, обходящий весь мир от начала времен, не видал такой схватки. Боролись, боролись, а потом встали и посмотрели друг другу в глаза: « А что это мы не поделили между собой, и чего ради мы калечим друг друга?» Встали и обнялись, а потом Гильгамеш пригласил Энкиду к себе в гости. По пути во дворец жители Урука, увидевшие героев, идущих в обнимку, встретили их хлебами и хмельными напитками. Энкиду, не знавший до сих пор ни хлеба, ни браги, вкусил хлебов досыта, а браги выпил семь кувшинов. Потом он, подобно людям, умастился елеем, крепким дезодорантом, нейтрализующим любые запахи в течение недели, и облачился в одежды. Однако во дворце веселье было продолжено, где они стали еще ближе, выпив неимоверное количество пива и вина, закусив все копченным фаршированным бычком. Тогда же Энкиду был представлен его родителям, и те нашли его очень милым, только посоветовали мыться почаще, а то звериный дух порой исходит от него, а в остальном парень он что надо – добрый и бесхитростный. Таким образом, Союз был заключен. И как ни странно после того самого знакомства с царем Урука, нисколько ни уступающего ему в силе, они становятся братьями. Такой дружбы люди еще не знали на Земле, ведь ничего подобного у них еще не было. Братья же готовы были отдать жизнь друг за друга, просто так и ничего не требуя взамен. И лишь в последствии в память о той священной дружбе люди сочинят свои прекрасные поэмы. Конечно, найдутся потом злые языки, которые будут утверждать, что их связывала не только дружба, а нечто большее. Все это вранье. Нет, это самая настоящая дружба. И она тому свидетельница. Пусть и любовь, если это так нравится кому-то, но любовь братская, и ничего более. Может, в этом то и был корень всех ее проблем. Она ревновала Гильгамеша к Энкиду – тот любил друга, а на нее не обращал никакого внимания. Ей же хотелось любви. Скорее всего, именно эта дружба привела к таким проблемам, свалившимся на ее голову, что лучше бы ее и не было. Но видно этому суждено было сбыться. Ведь только после того как они побратались у нее и начались сплошные неприятности, а до этого вроде, как их и не было на любовном фронте. Хотя, по правде сказать, со своей сестрой отношения у нее не складывались с самого детства. Но это семейные дела, и к личной жизни они не имеют никакого отношения. Иштар прошептала вполголоса: « К тому же, мы все-таки боги, а не люди. А Я, так вообще богиня любви, и уж здесь у меня никаких недоразумений и быть не должно. Так откуда же такие неудачи, черт возьми?» Она с силой топнула ногой и отшибла пятку о камень.

  На деле, же получается, что ее могущество распространяется не на всех? И кто она после этого, если простые смертные перестают ей подчиняться? Это, не лезет уже ни в какие ворота. Более того если братья позволяют себе прилюдно оскорбить богиню любви на глазах у всех горожан ко всеобщей их радости. Как будто она и не богиня вовсе, а дворовая девка или рабыня, с которой можно делать все что угодно. Побить, оскорбить, надругаться, продать на худой конец, и она все стерпит.

  Возмущению Иштар не было предела: « Но я же не она, ведь с нами так нельзя обходиться, да и не положено вовсе - нас любят или боятся. Приносят жертвы и молятся на нас. В любом случае помнят про наше существование. А здесь? Никакого уважения, полное отсутствие воспитания и всякое пренебрежение к своим родителям и создателям. Приличным манерам им еще учиться и учиться. Дикость какая-то первобытная. Один то ладно только вышел из леса, а другой? Он же царь, откуда у него только эти вульгарные выходки, набрался же дури у своего дружка, что сравнялся с ним. Конечно, простота нужна порой, но не до такой же степени, чтобы сравняться с быдлом, надо ведь и меру знать. Думает, что если стал говорить языком простолюдинов и уголовников, то стал ближе к народу, глубокое заблуждение, народу нужны светлые мысли и мудрая речь, что бы было с кого брать пример. А если сам царь нисходит до самых низов, то не будет к нему никакого уважения в обществе. Нет наказать надо обоих, - заключила богиня и ступила на парадную лестницу дворца.

 

 

 




Роман

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 6 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр