Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Песнь Волка 4

 Пока Фрискина пытались уложить на носилки, а врач дописывал свое заключение о смерти, Эшли, обойдя комнату, внимательно осмотрела ее, потом прошла на кухню и заглянула в остальные комнаты, кабинет и спальню наверху. Нигде не было следов борьбы или беспорядка.

 

 Вернувшись обратно в гостиную, она вновь уловила едва различимый запах тонких, дорогих духов. Эшли взяла лежащий на столике индейский нож в искусно вышитых иглами дикобраза ножнах, повертела его в руках и положила обратно, туда где он и лежал: на обод перетянутого паутиной из грубых нитей щита. Рядом небрежно брошена курительная трубка, украшенная пучком перьев и томагавк. Фрискин собирался продемонстрировать эти вещи своим гостям, надеясь продать их.

 

 - Что скажешь, Кларк?- спросил Бишоп, наблюдая за тем, как выносят тело, когда Эшли подошла к нему.

 - Как вы узнали об… о произошедшем? – она чуть не сказал «об убийстве».

 - Ты становишься настоящим детективом, отвечаешь вопросом на вопрос, - хмыкнул он. – Что ж, у Фрискина была назначена встреча с одними весьма уважаемыми особами, и когда эти уважаемые особы в назначенное время заехали к нему, то нашли мертвым. С дамочкой, понятное дело, истерика, а ее супруг тут же позвонил в полицию. Вызов поступил к нам. И знаешь, Кларк, мне все-таки хочется почитать твой отчет. Что-то у меня насчет этого дела хреновое предчувствие. Что скажешь?

 

 - Предчувствие вас не подвело, это уже третья подобная смерть, - со вздохом обреченного, призналась Эшли.

 - Что? Черт тебя подери, почему я узнаю об этом только сейчас? И где твой гребаный отчет, который я не могу дождаться уже третий день?

 Эшли приготовилась к тому, что Бишоп сейчас разорется на нее, но он вдруг сдержавшись, потребовал:

 - Выкладывай.

 И Эшли рассказала все, что знала об этом деле.

 

 - М-да… чертовщина какая-то…

 - Сами видите, что мне нечего было пока докладывать. Показания свидетелей пристрастны в одном случае и неопределенны во втором. Ни фактов, ни доказательств. Единственное, что я имею, это странная необъяснимая смерть, объединяющая эти три случая.

 - Какая-нибудь версия имеется?

 Эшли покачала головой, а Бишоп задумчиво пожевал сигарету и заявил:

 

 - Знаешь что, тебе не потянуть это дерьмо в одиночку.

 - Я только второй день веду это дело, - неуступчиво заметила Эшли, подавляя негодование.

 - Опыта у тебя для того, чтобы разворошить всю эту пакость, маловато…

 - Ну и что! Когда-нибудь мне нужно его набираться. Капитан, мой отец не уставал повторять: «раз это случилось с тобой, значит именно это тебе и надлежит вынести».

 - О’кей, - Бишоп снова улыбнулся.

 

 В ночной тьме белела его широкая белозубая улыбка.

 - Не такая уж ты тихоня, какой кажешься поначалу. Что думаешь делать завтра?

 - Поговорю с Эйвансами, потом с секретаршей Фрискина, Софи. Ей теперь, вроде, нечего бояться. Попрошу у нее разрешение просмотреть бумаги Фрискина.

 - Что-то надеешься в них найти?

 - Может быть. Но то, что объединяет эти три смерти, следует искать в вернисаже.

 - Уверена?

 - Боб привез, нечто такое, что не хотел показывать никому, даже своей любовнице, которой прежде всегда хвастался своими находками. Зато он показал ее Стоуну с которым соперничал, и оба почему-то смолчали о ней, не сказав Фрискину ни слова. Причем Фрискин, когда узнал о ней, не успокоился до тех пор, пока не выкрал ее из вещей Стоуна. По-видимому, он знал, что ее можно продать довольно дорого.

 

 - Это случаем не одна из тех непонятных штук индейского барахла, что валяется на журнальном столике в гостиной Фрискина?

 - Может быть. Если вы разрешите мне забрать эти вещи, я смогу вернуть их в галерею Фрискина и поговорить о них с Софи.

 - Действуй. А теперь, по домам, уже, черт побери все на свете, третий час ночи!

 

 Они разошлись каждый к своей машине. Возле особняка Фрискина уже никого не было и только желтая лента ограждения трепетала на ветру.

 - И ты ведь опять не ошибся, старый ниггер, - ворчал Бишоп, устраиваясь за рулем своей альфа-ромео. – Из девчонки выйдет настоящий детектив.

 

 Приехав в участок утром и налив себе крепкого кофе, Эшли дозвонилась до Эйвенсов. Подошедшая к телефону прислуга, доложила, что мистер и миссис Эйванс еще не поднялись.

 - Хорошо, - ответила Эшли. - Как только мистер и мисисс Эйванс встанут, доложите, что детектив Кларк приедет к двенадцати часам.

 

 К двенадцати часам Эшли выпила две чашки кофе, закончила свой отчет, дозвонилась до Софи, постояла в пробке и тем не менее вовремя добралась до особняка Эйвансов.

 

 Чета завтракала. Отказавшись от чашечки кофе и тостов, Эшли заняла предложенное ей за овальным столом место и, извинившись за раннее вторжение, спросила, как давно они знакомы с Фрискином. Супруги переглянулись с таким видом, как будто Эшли сказала страшную бестактность.

 - Видите ли, детектив, мы его вовсе не знали, - проговорил мистер Эйванс, намазывая на тост слой золотистого абрикосового джема.

 

 Он сидел за столом в шелковом халате, накинутом поверх льняных домашних брюк и футболки, но его волосы были тщательно уложены и от него шел легкий запах резковатого одеколона. Рядом с его прибором лежала газета, сложенная на колонке с биржевыми новостями.

 

 Мистер Эйванс как-то не вписывался в викторианскую обстановку гостиной, стены которой украшали помпезные портреты в тяжелых позолоченных рамах. Кресла и диван заменяла кушетка, обитая гобеленом с купами роз. Покрытый завитушками камин с мраморной полкой, уставленной статуэтками пастуха и пастушки. Атласные обои, светильники в виде свеч, тяжелые бархатные шторы, фикус у кушетки, фигурный столик с серебряным подносом для корреспонденции - все создавало обстановку гостиной девятнадцатого века.

 

 Нетрудно было догадаться кто с такой тщательностью воссоздавал ее, так как сама миссис Эйванс полностью соответствовала ей своей блузкой в воздушных рюшах, мелких кудряшках, тщательно подведенными бровями и глазами. И все же, молодящаяся миссис Эйванс каким-то непостижимым образом казалась старше мужа.

 

 - Грейс захотелось приобрести нечто необычное, и одна знакомая порекомендовала нам некоего Стоуна.

 - Очень приличный молодой человек, - заметила миссис Эйванс, - со вкусом и хорошими манерами. Он сказал, что, якобы, с помощью этого щита шаман общался с духами умерших, и поэтому щит приобрел некую силу, которую невозможно не почувствовать. Правда мило?

 - Он именно так вам и сказал или рассказал об этом подробнее?

 - Нет, примерно так он об этом и сказал.

 

 - Он заявил, что подробности расскажет, тогда, когда мы соизволим купить щит, - пренебрежительно хмыкнул мистер Эйванс. - Довольно дешевый трюк, но действует.

 - Меня он ужасно заинтриговал этим своим обещанием, - улыбнулась его жена.

 - Но может быть это действительно был только трюк, чтобы заставить вас купить старую вещь? - предположила Эшли.

 

 - Я не такой простак, детектив, - холодно отрезал Эйванс. - И никогда не покупаю кота в мешке.

 - Вы знаете, муж тут же поинтересовался откуда молодому человеку известна эта история? Неужели от самого шамана? Мистер Стоун ответил, что сделал запрос в архиве конгресса, и они переслали информацию в архив Детройта. Он сказал, что приложит все справки к нашей покупке.

 - Он делал запрос только о щите?

 - Я так поняла, что речь шла именно о нем.

 

 - Вы интересуетесь культурой коренных индейцев? - спросила у нее Эшли.

 - О боже, нет, конечно... - манерно передернула плечами под шелковой блузкой миссис Эйванс. - Но этот щит меня заинтересовал, мне захотелось посмотреть на него. Мистер Стоун сказал, что позвонит мне и назначит встречу, но так и не позвонил. Он пропал, и я уже забыла о нем, как вдруг объявился этот Фрискин. Он позвонил мне и заявил, что желает узнать по прежнему ли я желаю приобрести щит. Если нет, то он продаст его другому клиенту.

 

 - Ты мягкотелая, Грейс, я не раз говорил тебе это. Уговорить тебя не составляет никакого труда, - видимо по привычке, сухо заметил мистер Эванс.

 - Я согласилась взглянуть на этот щит и на другие вещи, которые пообещал показать мне этот Фрискин, - не обратила на это никакого внимания миссис Эванс.

 - Вы договаривались с ним по телефону?

 - Нет, - резко произнес мистер Эванс, якобы перехватывая у жены, а скорее всего у Эшли инициативу в разговоре. - Он заявился сюда. Все шнырял глазами по сторонам и выспрашивал нет ли у нас антиквариата, от которого мы желали бы избавиться.

 

 - Но, дорогой, он запросил сущие пустяки за столь древний щит, каких нибудь пятьсот долларов!

 - Может быть и так, - мистер Эванс бросил скомканную салфетку на стол, раздражаясь все больше. - Это мелкий делец - все боялся продешевить, и это при том, что норовил побыстрее избавиться от своего товара.

 

 Надо сказать, что Эшли больше прислушивалась к мистеру Эйвансу, чем к его жене, склонной к некой экзальтации. А потому, когда мистер Эйванс уткнулся в газету, поняла, что разговор закончен и здесь ей больше ничего не скажут. Эйвансы просто не позволят втянуть себя в это дело. Эшли попрощалась и поехала в участок.

 

 Получив разрешение, она заехала в криминалистический отдел за щитом, ритуальной трубкой и ножом, после чего отвезла их в галерею Фрискина.

 Софи выглядела опустошенной и подавленной, и, кажется, даже не очень обрадовалась возвращению в коллекцию потерянных было для нее экспонатов.

 - О, конечно, вы можете посмотреть его бумаги, - говорила она, когда провожала Эшли через три ярко освещенных зала, где суетились рабочие, устанавливавшие столы и лампы. Официанты гремели посудой и переносили упаковки с закусками поближе к столам, готовясь к предстоящему фуршету.

 - Как видите, мне придется в полном одиночестве проводить этот вернисаж, отменять что-либо уже поздно. Спасибо, что вы вернули эти предметы, хотя ума не приложу куда бы их пристроить...

 - У вас все получится, - подбодрила ее Эшли.

 

 Они вошли в кабинет Фрискина, и Софи включила свет. Эшли не верилось, что еще вчера он принимал ее здесь: в кабинете что-то неуловимо изменилось. Не было самого Фрискина.

 - Располагайтесь, Эшли. Здесь вас никто не потревожит, разве что только я забегу на минутку, взять тайм-аут. Надеюсь, не помешаю вам.

 - Вы меня не побеспокоите, наоборот, у меня, возможно, возникнут вопросы и вы мне понадобитесь. Понимаю, сейчас вам необходимо сохранить связи Фрискина и вам не до меня, но все же загляните сюда на минутку.

 

 Софи пошла было к двери, но остановилась, повернулась к Эшли и отведя с лица рыжую прядь, спросила:

 - Вы же не думаете, что это я... всех троих..? - в ее голосе чувствовалось напряжение.

 - Думаю, что это не вы, но все же до окончания следствия вам лучше не уезжать из города.

 

 - Я понимаю, но... если вы что-то обнаружите, скажите мне? Я не к тому, чтобы выведать, просто, я... я боюсь. Мне иногда кажется, что это подбирается ко мне, понимаете?

 - Думаю, смерть Боба, Арчи, а потом и Фрискина повлияла так на вас. Вы слишком впечатлительны.

 - Да, наверное... я пойду, не буду вам мешать.

 

 Когда дверь за Софи закрылась, Эшли села за письменный стол и положила руки на огромную пустую столешницу. Из-за дверей сюда едва доходил шум вернисажа - там собирались посетители. От того тишина в кабинете становилась еще ощутимей и глубже. Она наугад выдвинула верхний ящик стола и вскоре весь он был завален бумагами. Эшли рассортировала их: счета отдельно, налоговая декларация, платежные ведомости, контракты, аренда, отчеты и переписка ложились в разные стороны, буклеты летели в корзину для мусора.

 

 Лишь после этого она изучила каждую бумажку. К тому времени, когда официант, постучавшись в дверь, внес поднос с кофе, для нее что-то стало проясняться. Отпивая крепкий кофе, Эшли подытожила то, что ей удалось узнать: из оплаченных счетов стало ясно, что Боб съездил в Канаду, в Саскачеван, пробыл там, как и говорила Софи, недели две. Но по тем чекам, которые он приложил, не считая авиабилетов, его расходы оказались не так уж и велики, в основном на бензин для машины, взятой на прокат. Боб много ездил, но чека на крупную покупку не было, как не было и записок Стоуна, на которые ей намекала Софи. Из прайс-листов и буклетов, привезенных из Канады, не было ничего, что заслуживало бы внимания - все они были посвящены культуре сиу и их религии.

 

 Попались несколько невразумительных рисунков, изображающих небрежно заштрихованные круги - их Эшли отложила в сторону. Меньше всего ей дала переписка Фрискина: в письмах, отпечатанных Софи, Фрискин приглашал, обещал, просил и предлагал. Вопрос, что же привез с собой Боб из Саскачевана, оставался открытым.

 

 Допив свой кофе, Эшли сложила бумаги обратно в ящики стола, уложила рисунок с неоплаченными чеками Боба в портфель и покинула кабинет. Это было все, что ей удалось раздобыть, бумаг, которые она рассчитывала найти, не было. Но Софи видела их, и Эшли решила поговорить с ней о них.

 

 По выставочным залам бродила разномастная публика: несколько интеллектуалов общались между собой у витрины с раритетными книгами конца девятнадцатого века, стоя тесной группкой с бокалами шампанского в руках. Большинство посетителей просто ходили, разглядывали экспонаты и приценивались.

 

 Один чудаковатый тип восторженно и громко восхищался ярко раскрашенной дешевой статуэткой, кто-то вслух внимательно читал пояснение к какой-то вещице. Встречались просто случайно забредшие сюда люди. Эшли надеялась, что в своем деловом сером костюме не слишком выделяется из разношерстной публики, и никто не угадает в ней полицейского. Стоя в сторонке, она искала глазами Софи.

 

 Та стояла у стенда только что изданного научного фолианта, его представлял сам, довольно молодой, автор, сидевший за столом, на котором высились стопы его монументального труда. Женщина разговаривала с тремя джентльменами. Ожидая, когда Софи заметит ее, Эшли разглядывала ее собеседников.

 

 Один из них выделялся среди строгих костюмов своим пристрастием к стилю кантри, не считая нужным снять свой стессон. Софи щедро раздаривала им улыбки и блистала в длинном сиреневом платье с накинутой на обнаженные плечи розовой шалью. Оставив на время кокетливо-легкомысленный тон, она с неподдельным вниманием слушала господина, настолько худого, что даже его элегантный черный фрак, явно сшитый на заказ, не мог ее скрыть. Видя, что все внимание Софи поглощено собеседником, Эшли пошла посмотреть выставку, прижав локтем к боку портфель.

 

 По ее мнению собрание демонстрируемых здесь вещей было несколько хаотичным и бессистемным. Однако если Фрискин ставил своей задачей просто показ старинных вещей, то он ее выполнил: здесь можно было увидеть все, начиная от антикварной мебели, картин и скульптур, до забавных раритетных безделиц, таких как игрушки, табакерки и даже потемневшие серебряные зубочистки и булавки.

 

 Ее внимание привлек приземистый комод, украшенный замысловатыми резными завитушками и раковинами так, что на нем практически не оставалось ровной поверхности, за исключением полированной столешницы, на которой стоял бюст — голова древнегреческой богини весны с пышным венком из роз, красовавшимся на ее буйных волнистых волосах, с капризным выражением на юном личике.

 

  Она рассматривала тяжелый бронзовый подсвечник в форме резвящегося сатира, когда скорее сознанием, чем взглядом зацепилась за какой-то архаичный предмет, неуловимо знакомый и уже виденный где-то. Отвернувшись от подсвечника, Эшли подошла к витрине, за которой висел обод с хаотично, туго перетянутыми по всему периметру нитями. Кое-где в них были вплетены перья, а по низу его украшали три сивых волчьих хвоста, между которыми висели крупные пожелтевшие клыки.

 

  Пораженная Эшли разглядывала древний индейский щит, потом торопливо открыла портфель и достала рисунок, который взяла из кабинета Фрискина. Сомнений не оставалось: рисунок, пусть и неумело, изображал именно этот предмет.

 - Интересуетесь искусством индейцев? Вот уж не думал, что кого-то, кроме специалистов, заинтересует их архаика.

 Эшли обернулась.

 - Этот щит, - пояснил молодой человек лет тридцати, показав на него бокалом с шампанским.

 Эшли узнала в нем молодого автора, который представлял здесь свой труд. К его столу никто не подходил, ему стало скучно и своей собеседницей он выбрал Эшли. На белую рубашку, расстегнутую у ворота, был накинут стильный черный пиджак, который никоим образом не сочетался с синими потертыми джинсами, но молодого человека это похоже мало волновало.

 

 - Правда несколько странно принимать эти переплетения нитей, за то, что должно быть монолитным, отражать вражеский удар, защищать... - продолжал он. - Но нам, европейцам, не понять образ мышления дикарей. Заметьте, я не сказал, что он примитивный, просто первобытную ступень развития принято обозначать дикарской. Я нисколько не умаляю коренное население нашей благословенной родины, но давайте глядеть правде в глаза. На табличке под щитом написано, что это щит конца семнадцатого, начала восемнадцатого века. Когда наши с вами предки ступили на эту землю, индейцы пребывали в первобытном состоянии, тогда как у нас уже вовсю развивалась буржуазия. Ход истории был предначертан и тут уж ничего не поделаешь, согласны?

 - Чей это щит? - спросила Эшли, разглядывая экспонат. - Я слышала, что его привезли из Саскачевана.

 - Не думаю, что он был изготовлен именно там, - молодой человек поправил очки в тонкой оправе. - В начале восемнадцатого века сиу еще жили на территории США, это уже потом они были оттеснены на север. Скорее всего этот щит передавался от отца к сыну и сохранялся в одной семье как амулет. Эти сиу так и не смогли покориться нашествию европейцев, и часть их сумела уйти в Канаду. Будущее их безнадежно, что конечно печально. Они едва выживают в своих резервациях, потому что до сих пор не могут полностью адаптироваться и принять сложившееся положение вещей. Они уходят от реальности, малодушно цепляясь за веру своих предков. Вы знаете, что у них до сих практикуется некий «уход в мир духов»? И вот, как следствие всего этого, вчерашние кровожадные воины, охотники с дикими инстинктами, спиваются и потихоньку деградируют. Работают неохотно - кажется в них еще до сих пор живет предрассудок, что мужчинам не принято выполнять тяжелую работу. Правда солдаты из них выходят отличные. Берутся в основном за сезонную работу, потому что неспособны подолгу быть привязанными к одному месту. А женщины зарабатывают тем, что изготовляют сувениры, которые продают туристам. Тем и живут.

 

 - Похоже, вы побывали в резервациях?

 - Приходилось... Жалкое и тяжелое зрелище до чего может опуститься целый народ. Но главное, это их нежелание что-либо предпринять для улучшения условий своего существования. Им легче жить на подачки, чем отказаться от своего образа жизни.

 - Но может, это сидит на более глубинном уровне... где-то в генах.

 - Знаете, мисисс...

 - Мисс, - машинально поправила Эшли.

 Молодой человек протянул руку.

 

 - Стенли Гарди, - представился он. - Историк и искусствовед. Специализируюсь по американской культуре.

 - Очень приятно, мистер Гарди, - пожала Эшли протянутую руку.

 - Можно просто Стенли.

 - Эшли Кларк.

 - А можно просто Эшли? - попросил Стенли Гарди, мягко улыбнувшись.

 - Можно, - разрешила она и спросила: - А где гарантия, что перед нами сейчас не сувенир из резервации сиу?

 - О, он много древнее современных поделок. Посмотрите на переплетение. Вы думаете это скрученные нити?

 - Да.

 - Ошибаетесь, это ссохшиеся жилы животных. Раньше шаманы умели скручивать и обрабатывать их так, чтобы они не рвались, не ветшали и оставались упругими веками. Посмотрите на него. Так и есть! Нити даже не обвисли.

 

 - Да, они словно срослись друг с другом там, где пересекаются.

 - Вот именно! - воскликнул Стенли Гарди в запальчивости взмахнув бокалом с шампанским. - А посмотрите на эти хвосты и перья: их при всем желании невозможно так состарить и придать им подобный облезлый вид...

 - Простите, мистер Гарди... Стенли, но я вынуждена покинуть вас, - сказала Эшли, заметив идущую в сторону служебного выхода Софи.

 - Но вы ведь вернетесь? - спросил вдогонку, оставленный ею Стенли Гарди.

 - Не думаю...

 




Детектив

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 7 раз(а)


Персональные счетчик(и) автора




Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр