Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




ФАВОРИТЫ КОРОЛЕЙ

 Мира Светлинова

 

 

 

 

 Ф

 

 А

 

 В

 К о р О л Е й

 Р

 

 И

 

 Т

 

 Ы

 

 

 2006

 

  Д Е Й С Т В У Ю Щ И Е Л И Ц А

 

 Ф Р А Н Ц У З С К И Й Д В О Р

 

 К о р о л е в а М а р и я М е д и ч и – её Величество королева- регентша Франции.

 И з а б е л л а д е М о н т р е й – фаворитка Марии Медичи,

 Л е о н о р а Г а л и г а й –фаворитка Мария Медичи, («карлица»), молочная сестра Марии Медичи,

 Д’А н к р ( Ко н ч и н и) – временщик регентши Марии Медичи, муж её фаворитки Леоноры Галигай, которая купила своему мужу за счёт королевы маркизат Д’Анкр, фаворит королевы.

 Д’Л а – Г а р д –граф Генрих де Эрсан, возлюбленный Изабеллы де Монтрей

 М а р и я д е Ф у а н с и – кузина графа де Ла-Гарда.

 М а р к и з а д е Г е р ш в и л ь( А н т у а н е т т а) – тётя Изабеллы де Фонтрей.

 Д е К о н д е – принц, назначен Генрихом IV наследником престола, до рождения ЛюдовикаXIII

 Г е р ц о г д е С ю л л и( Господин Рони, Максимилиен де Бетюн) –сюринтендант, министр финансов Франции, преклонного возраста, отличается бережливостью, освободил государственную казну от долгов.

 А н н а д е С ю л л и – супруга герцога де Сюлли

 В и к о н т д е Ф о н т р а й –дуэлянт, щёголь

 С э р Г е н р и У о р т о н – английский посол

 Д’Э с к а р –барон

 Д е Б е л ь г а р д –герцог, бывший фаворит

 К а м е р и с т к а Марии Медичи(Стефания)

 М а р и – служанка Изабеллы де Монтрей

 Ф р а н ч е с к о М а с к а р д и-придворный Марии Медичи

 Д’Эпернон- герцог, бывший фаворит

 С е к р е т а р ь –Марии Медичи

 К а м е р и с т к а 2 Марии Медичи

 А н г л и й с к и й д в о р

 Я к о в I – (Стюарт) король Англии и Шотландии, сын Марии Стюарт

 К а р л – сын ЯковаI, принц Уэльский

 Л о р д С о л с б е р и – первый министр короля ЯковаI, Роберт Сесил

 Д ж о н Р а й т о н – секретарь лорда Солсбери

 Д ж о н а т а н С е й ф о л к – агент лорда Солсбери

 Л о р д Л и н д с о н - ( с э р Т о м а с) друг семьи Изабеллы де Монтрей

 С о м е р с е т – граф, фаворит ЯковаI

 Г р а ф и н я Д о р с е т- бывшая фаворитка короля ЯковаI

 Л е д и Д и а н а – нынешняя фаворитка короля ЯковаI

 Д ж е й н Н о р ф о л к- придворная дама

 С э р Т о м а с Н о р ф о л к – придворный

 Л о р д Б е р м и н г т о н- придворный

 Д о н Г о н д о м а р – посол Испании

 К а м е р д и н е р -

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Д Е Й С Т В И Е П Е Р В О Е

 Я В Л Е Н И Е П Е Р В О Е

 (За окнами послышалась задорная мелодия. Д’Эскар визгливо запел.)

 Д’Эскар. «Ах, недотрога Изабелла!

  Я так страдаю, я просто таю!

  Проснись и выйди на балкон!

  Вознагради ж скорее за любовь мою!

  Я от любви к тебе схожу с ума!

  И поцелуй меня в уста!».

 Де Ла-Гард. Кто этот негодяй? Барон д’Эскар?! Ну конечно, как же я сразу не догадался. Такие пошленькие стишки мог сочинить только он! Где моя шпага?!

 Изабелла. Анри, друг мой, успокойтесь! Как Вы можете ревновать меня к этому разряжённому дураку? Неужели Вы так мало меня знаете и так плохо обо мне думаете?

 Де Ла-Гард. А что я, по-вашему, должен думать, мадемуазель? Наглец д’Эскар среди ночи под Вашими окнами распевает серенады, а Вы призываете меня к спокойствию? Может, мне лучше переодеться в дамское платье, выйти на балкон и поаплодировать ему?

 Изабелла . Ах, граф, перестаньте! Я сейчас прикажу лакеям прогнать его.

 Де Ла-Гард. Ну уж, нет! Я с этим справлюсь куда лучше Ваших лакеев!

 Изабелла. Вы сошли с ума! Если Вы среди ночи затеете поединок с бароном прямо под моими окнами, то наутро все в Лувре будут знать. Что Вы мой любовник. Тётушка Гершевиль напишет обо всём отцу, и он вернёт меня обратно в замок. Вы этого хотите?

 Де Ла-Гард. Изабелла, д’Эскар неотступно глядит сюда, на эти окна! Он знает, где находится Ваша спальня?! Это уже становится интересным!

 Изабелла. Успокойтесь, мой друг. Ну конечно, он знает окна моей спальни, если моя служанка уже около недели выливает на моего надоедливого поклонника из этих самых окон кувшин ледяной воды.

 Де Ла-Гард. Так значит, де Ланси сказал мне правду? Значит, он дрался на дуэли с д’Эскаром, защищая мою честь!

 Изабелла. Нет, граф, скорее Ваш приятель де Ланси защищал мою честь. Ведь барон д’Эскар посватался ко мне, а не к Вам.

 Де Ла-Гард. Что? Он осмелился предложить Вам руку? Он… Он… Где моя шпага? (Стал одеваться. Вышел из спальни на балкон.)

 Д’Эскар. Что вы тут делаете, граф?

 Де Ла-Гард. А что Вы тут делаете, барон?

 Д’Эскар. Я? Я тут пою.

 Де Ла-Гард. А-а-а. А я тут слушаю!

 Д’Эскар. Но я пою не для Вас.

 Де Ла-Гард. А кто Вам сказал, что Вы поёте? Неприличные звуки, вылетающие из Вашего рта, никак нельзя назвать пением.

 Д’Эскар. Ах, так значит, Вы находите моё пение неприличным?

 Де Ла-Гард. Я нахожу, что Ваш жеребец справился бы с серенадой куда лучше.

 Д’Эскар. Что?! (Подпрыгивает от возмущения.)

 Де Ла-Гард. Да, да. Ваш жеребец стал бы ржать, и все окружающие понимали бы, что это просто ржание. Но, услышав звуки, которые Вы каким-то образом ухитряетесь издавать ртом, а не задницей, как все нормальные люди, можно подумать чёрт знает что.

 Д’Эскар. Вы негодяй! Прыгайте сюда, я сейчас расправлюсь с Вами! Вы больше не будете мешать мне петь!

 Де Ла-Гард. О нет, я не буду мешать Вам петь. Я просто научу Вас танцевать! (Прыгает с балкона на лужайку, кинулся на разъярённого д’Эскара.) Итак, барон, отныне Вы мой ученик, и я намерен Вам дать урок, который Вы, надеюсь, никогда не забудете. Упражнение первое. Укол в плечо. (Делает несколько выпадов.)Ах простите, дорогой барон, я обещал ранить Вас в плечо, а уколол в бедро. Но Вы ведь не будете расстраиваться из-за такого пустяка? К тому же я собираюсь сейчас выполнить своё обещание и проколоть Вам плечо! Вот и готово!

 Д’Эскар. (Вскрикнул от внезапной боли, но увидев алое пятно, медленно расплывающееся по бархатному камзолу, рассвирепел.) Граф, я советую Вам прочитать последнюю молитву, ибо я Вас сейчас убью!

 Де Ла-Гард. Дорогой барон, я благодарю Вас за трогательную заботу о моей душе. Но религия – дело тонкое, и я не привык спешить с молитвами. (Возобновляет атаку). Знаете, сударь, я не могу обещать оставить Вас в живых, но могу твёрдо обещать другое. На похороны такого религиозного соперника как Вы я закажу пышную мессу. Впрочем, не будем отвлекаться. И так, упражнение второе. Прыжки через шпагу. (Де Ла-Гард, делает несколько обманных движений и ловко выбивает шпагу из рук противника. Д’Эскар медленно пятится). Ну нет, сударь. Вам всё же придётся попрыгать. Вот так! Вот так! О, барон, как это ловко у Вас получается! Благодаря моим стараниям Вы скоро станете лучшим танцорам при дворе. А я даже не беру с Вас платы за уроки. Ну, хватит, я вижу, что Вы устали и запыхались, и , если Вы пообещаете больше не беспокоить эту даму.(Указал на Изабеллу, которая наблюдает за поединком с балкона.) Я отпущу Вас и даже верну Вам шпагу.

 Д’Эскар. (Кивая головой.) Да…

 Де Ла-Гард. Клянитесь!

 Д’Эскар. Слово дворянина.

 Де Ла-Гард. Вот это другое дело. (Облегчённо вздыхает, поворачивается к поверженному противнику спиной, посылает возлюбленной воздушный поцелуй.)

 Изабелла . Анри, оглянись!

 Де Ла-Гард. (Резко обернулся, едва успевая отскочить в сторону. Мимо его головы просвистел огромный камень, который попал в клумбу с цветами.) Ого, страшно даже подумать, что было бы со мной, попади этот камень в цель. Так вот. Стало быть, как выглядит Ваше слово дворянина, д’Эскар?! (Поднимает с земли шпагу барона и бросает её к его ногам.) Оставим булыжники простолюдинам, сударь, у дворян есть другое оружие! Надеюсь, Вы не против продолжения поединка? Поскольку первое и второе упражнение, барон, Вы уже освоили, позвольте познакомить Вас с третьим. Уверен Вам оно понравится так же, как и предыдущие. Назовём его» поворот и резкий скачок в сторону». Так, так и вот так! Ай-яй-яй, барон! Ну, почему Вы не послушались и не отскочили в сторону? Мне опять пришлось испачкать Ваш нарядный костюм. Теперь придётся его выбросить.

 Д’Эскар. Думаю, Вы ошибаетесь. Я надеюсь его надеть на Ваши поминки, сударь.

 Де Ла-Гард. О, не спешите меня хоронить. Я многому ещё не успел Вас научить. Кажется, Вы сударь, не справились с третьим упражнением? На этот раз будьте внимательнее!

 Д’Эскар. Проклятье! (Прикрыл рану на правом плече ладонью.)

 Де Ла-Гард. Да, Вам сегодня ночью не везёт. Вот сейчас Вы вроде бы всё сделали правильно. И поворот, и прыжок. Правда, прыгаете Вы не очень-то грациозно! Но беда в том, что Вы прыгнули в другую сторону, и сами же накололись на мою шпагу.

 Д’Эскар. Не стройте из себя непревзойдённого фехтовальщика, граф, Вы дерётесь со мной уже около часа, однако за всё это время не смогли ни убить меня, не даже серьёзно ранить.

 Де Ла-Гард. Но, барон, Вы сами должны понимать причину подобного снисхождения. Фехтовать с Вами так забавно! Я не хочу в будущем лишать себя такого развлечения.

 Д’Эскар. (Взревел). Не смейте оскорблять меня!

 Де Ла-Гард. Ну, что Вы, барон. Я сделал Вам неслыханный комплимент. Сказал, что Вы почти такой же способный, как мои охотничьи собаки. Вы прекрасно поддаётесь дрессировке. А Вы почему-то оскорбились… Ну, вот, теперь я вижу, что Вы вполне созрели и для четвёртого упражнения. Сейчас я выбью шпагу из Ваших рук и сделаю это вот так!

 Д’Эскар. (Шпага разъярённого барона со звоном отлетела.) Негодяй! Вы чуть не выбили шпагу вместе с моей рукой!

 Де Ла-Гард. О, простите за неловкость! Но признайтесь, Вы ведь тоже виноваты. Зачем Вы так крепко вцепились в шпагу, если не умеете ей владеть!

 Д’Эскар. Негодяй!

 Де Ла-Гард. Напрасно Вы так говорите обо мне. Это несправедливо. Я ведь честно предупредил, что собираюсь выбить шпагу из Ваших рук. Неужели Вы всё ещё не доверяете моим словам?

 Д’Эскар. Что Вы сделаете со мной?

 Де Ла-Гард. Ну, после того, как Вы бросили в меня камень, я конечно же, не поверю слову дворянина. Более того, я не верну Вам шпагу. Вы вели себя как нахальный холоп, и я расправлюсь с Вами, как с нахальным холопом. Нет, я не буду Вас пороть! Я просто загоню Вас вон в тот розовый куст. Там достаточно шипов, чтобы навеки отвадить вас от этого дома. Кстати, можете пригласить своего лакея. Что прячется с лютней за оградой. Он составит Вам компанию. Ну, а теперь позвольте мне откланяться. Я очень спешу назад к прелестной Изабелле. Надеюсь. На этот раз вы не станете злоупотреблять моими гостеприимством и скоро покинете это сад?

 (На балкон вышла заспанная служанка Изабеллы с кувшином в руках.)

 Мари. Ну, кого из них сегодня поливать?

 Изабелла де Монтрей. Этой ночью ты очень крепко спала и поспела как раз к финальной сцене.

 Мари. Должна же я хоть когда-нибудь выспаться. И так я устала по ночам отбивать атаки Ваших поклонников.

 Изабелла де Монтрей. Мари, сегодня ты свободна. Поливать никого не надо.

 Мари. Так что, я зря что ли тяжёлый кувшин наверх тащила?! Если Вам всё равно, то я полью красавца со шпагой, а то мне жаль того, кто в кустах прячется.

 (Изабелла на успевает ничего возразить. Струя ледяной воды с головы до ног окатила изумленного де Ла-Гарда.)

 Де Ла-Гард. (Смотрит наверх. Хохочет.) О, Изабелла, теперь я счастлив и спокоен. Эта бестия никого к Вам не подпустит. Кажется, Вам её прислала тётушка де Гершевиль? Надо признать, что у маркизы отличное чутьё на служанок! Придётся мне у Вас остаться до утра, пока не высохнет одежда.

 

 Я В Л Е Н И Е В Т О Р О Е

 ( Бал. Беседуют Генри Уортон и герцог де Сюлли.)

 Генри Уортон. (Скептически.) Не успели смолкнуть похоронные фанфары, а безутешные вассалы усопшего короля уже веселятся. Быстро же Франция устала носить траур по Генриху IV!

 Виконт де Фонтрай. (Проходит мимо и бросает в сторону беседующих лиц.) Французы не умеют долго печалиться!

 Генри Уортон. Господин сюринтендант, Вы не знаете, кто этот щёголь?

 Герцог де Сюлли. Виконт де Фонтрай.

 Генри Уортон. Тот самый Шарль де Фонтрай? Так это он прославился своими дуэлями?

 Герцог де Сюлли. Да, на его счету уже шестеро убитых и двое тяжело раненных. Последняя дуэль виконта окончилась, по его мнению, весьма печальна: он вынужден был помириться со своим противником…

 Генри Уортон. О-о-о! (Провожая взглядом виконта де Фонтрая.)

 (Де Фонтрай лёгкой походкой уверенного в себе человека направляется в глубину зала.)

 Анна де Сюлли. Виконт, Вы не желаете замечать меня?

 Виконт де Фонтрай. (Растерянно оглядываясь.) О, мадам! (Восклицая.) Не кощунствуйте! Не заметить Анну де Сюлли? Да это просто не возможно! Вы- одна из самых ярких и прекрасных звёзд на небосклоне французского двора…

 ( К ним подходит герцог де Сюлли.)

 Герцог де Сюлли. Вы виконт, кажется, сравнили мою жену со звездой? Но звёзды далеки и недоступны, чего не скажешь о наших красавицах!

 Анна де Сюлли. Максимилиен, Ваши пошлые остроты мне надоели.

 Герцог де Сюлли. Дорогая, мои пошлые остроты Вам надоели много месяцев тому назад. С тех пор у Вас было достаточно времени привыкнуть к ним…

 Анна де Сюлли. Ах, виконт, расскажите нам лучше что-нибудь о дуэлях.

 Викон де Фонтрай. Извольте! Вчера я был секундантом, на дуэли моего друга барона д’Эскара с господином де Ланси.

 Анна де Сюлли. О, я уже слышала об этой дуэли. Какова же причина ссоры этих двух господ? Говорят, кто-то из них отказался вернуть карточный долг?

 Виконт де Фонтрай. (Загадочно улыбается). Ищите женщину!

 Анна де Сюлли. Что? Что вы хотите этим сказать?(Оживлённо). Они дрались из-за женщины? Но кто она?

 Виконт де Фонтрай. Увы, увы…Мне бы очень хотелось доставить вам удовольствие, но я вынужден молчать. Я поклялся!

 Анна де Сюлли. Но виконт, пожалуйста, скажите!

 Герцог де Сюлли. Дорогая, этот господин уже объяснил, что не может достать вам то удовольствие, о котором вы мечтаете. Не будьте же так настойчивы! Это нескромно!!!

 Анна де Сюлли. (Рассерженно взглянула на супруга). Вы кажется, добились своего?

 Герцог де Сюлли. Добился, а теперь я хочу повидаться с принцем Конде. Он должен мне крупную сумму, но почему-то не торопится с возвращением. Может быть, он решил, что я уже умер? Пойду-ка огорчу его и скажу, что я ещё жив, а раз я жив, стало быть, и деньги мне нужны!

 Анна де Сюлли. (Проводила мужа презрительным взглядом).Вы слышали? Виконт сказал: «Ищите женщину!»

 Генри Уортон. По-моему, ни у господина д, Эскара, ни у господина де Ланси в настоящее время нет любовницы.

 Анна де Сюлли. Постойте! Я не раз видела карету д, Эскара у особняка маркизы де Гершевиль! Конечно, сама фрейлина королевы слишком стара для барона! Но у неё есть племянница…

 Генри Уортон. Вы думаете, д’Эскар- любовник Изабеллы де Монтрей? Но разве Вы ещё не знаете, что её любовник- Генрих де Ла-Гард! Правда, она скрывает это, наверное, не догадывается, что всему Парижу известна её тайна…

 Анна де Сюлли. Всё верно, де Ла-Гард- любовник мадемуазель Изабеллы, но, по-моему, её тётка не в восторге от этой кандидатуры. Она воспользовалась тем, что королева отправила де Ла- Гарда в Испанию и попыталась свести свою племянницу с господином д, Эскаром, который, наверняка влюблён в эту даму.

 Генри Уортон. Но при чём здесь де Ланси?

 Анна де Сюлли. Но ведь де Ланси – друг де Ла-Гарда! (Подошел Герцог де Сюлли). Вы уже побеседовали с принцем? Так быстро?

 Герцог де Сюлли. Да, уже побеседовал. Надеюсь, и вы неплохо провели время. Кого вы обсуждали на этот раз?

 Анна де Сюлли. (Сухо.) Не беспокойтесь! Не Вас. (Демонстративно отвернулась).

 

 Я В Л Е Н И Е Т Р Е Т Ь Е

 (По залу пронесся легкий шум. Затем ,все смолкли разом, наступила тишина.. Камердинер объявил о прибытии Его Величества короля Франции ЛюдовикаXIII и Её Величества королевы-регентши Марии Медичи. Королева-регентша села на трон, чуть поодаль от матери стоял юный король. Принц Конде первый подошёл к Марии Медичи, величественно перед ней склонился и раскрыл маленький ларец, в котором на пурпурно бархатной подушечке лежали два золотых браслета, украшенных тёмно-вишневыми рубинами. Мария Медичи благосклонно улыбнулась. За спиной королевы раздался голос Д’Анкра, с явным итальянским акцентом.)

 Д’Анкр. Я уже видел эти браслеты, кажется, монсеньор, их надевала Ваша супруга, когда танцевала на балу с покойным королём Генрихом?

 Королева. Уверяю Вас, господин д’Анкр, Вы ошиблись! Изабелла, дорогая, Вы, как всегда, опаздываете. (Улыбнулась и. протянула руку для поцелуя).

 Изабелла. О, Ваше Величество, простите меня! Экипаж сломался, и, чтобы добраться до Лувра, мне пришлось воспользоваться портшезом.

 Королева. Я подарю Вам новый экипаж, (Раскрыла перламутровый футлярчик).Только не опаздывайте в следующий раз…О, какая прелесть, жемчужная диадема! Спасибо, дорогая, спасибо! Я хочу её примерить. (Леонора Галигай вынырнула из-за спины своей повелительницы и принялась закреплять диадему на волосах королевы).

 Де Конде. Эта карлица слишком проворна.

 Герцог де Сюлли. Она так же проворна, как и уродлива.

 Д’Эпернон. Но она молочная сестра Марии Медичи, господа. И королева, кажется, любит её.

 Де Конде. Королева любит не её, герцог, а её супруга, это ничтожество Кончини, которого недавно стали величать маршалом д’Анкром.(Повел плечами , как только поймал подозрительный взгляд Леоноры).

 Взгляните-ка на неё, господа. Это же настоящая ведьма! Её давно пора отправить на костёр вместе с муженьком!

 Королева. Как по-вашему господа, жемчуг мне к лицу?

 (Придворные захлопали в ладоши. Очаровательно ! Прелестно! Восхитительно! Изабелла торжествующе улыбается. Занимает место среди придворных.)

 Нет, дорогая, Ваше место подле меня.

 (Кончини мгновенно оказывается рядом с Изабеллой.. Королева говорит полушёпотом).

 А Ваше место, д’Анкр, подле супруги.

 (Заиграла музыка. Бал, в честь дня рождения, королевы начался)

 Анна де Сюлли. Вы видели? Эта Изабелла де Монтрей совсем недавно представлена ко двору, а ей уже оказывают такие почести!

 Виконт де Фонтрай. (Танцуя с Анной де Сюлли).О, я понимаю королеву. Эту женщину, невозможно боготворить!(Пожирает мадемуазель Изабеллу, танцующую с принцем Конде).

 Анна де Сюлли. Она- единственная француженка, пользующаяся доверием Марии Медичи. Ведь Её Величество окружают одни иностранцы. Королева не доверяет даже принцам крови. А эта де Монтрей не так уж знатна!

 Виконт де Фонтрай. У неё своё оружие-красота, а красота подчас важнее пышных титулов. Посмотрите на Кончини: у него нет ни знатного происхождения, ни ума, ни хороших манер, но именно он, а не принц Конде стоит подле трона королевы. Потому, что он красив!

 Анна де Сюлли. Да, он красавец-мужчина, и к тому же, говорят, в постели способен творить чудеса…

 Виконт де Фонтрай. О, Анна! Если бы Вы только позволили мне доказать Вам, что не только маршал может быть чудотворцем…

 Анна де Сюлли. Взгляни-ка, Шарль. (Указывая перламутровым ноготком на молодого человека в запылённом дорожном костюме).Не совсем подходящий наряд для Лувра!

 Виконт де Фонтрай. Да ведь это же Ла-Гард!( Любезная улыбка исчезла).Думаю, что кое-кому не мешает узнать о возвращении из Мадрида этого типа…

 Королева. Граф, я не ожидала так скоро Вашего возвращения.

 Де Ла-Гард. Моя миссия окончена, Ваше Величество.(Протягивает королеве запечатанный пакет.. Королева взяла пакет .Несколько секунд колебается, затем решительным жестом вскрывает и «пробежала глазами»письмо . Д ’Анкр и Леонора Галигай переглянулись. Королева вложили в пакет письмо и счастливо улыбнулась ).

 Королева. Благодарю Вас, граф. Вот здесь (показывает на пакет) заключается лучший подарок ко дню моего рождения. Благодарю Вас! Скажите, Вы спешили в Париж, чтобы доставить мне это радостное известие к сегодняшнему празднику?

 Де Ла-Гард. (Он покраснел. Поискал взглядом кого-то среди придворных).Да, Ваше Величество.

 Королева. Я ценю Вашу правдивость. (Посмотрела многозначительно на Изабеллу). Но Вы, должно быть, устали с дороги. Кроме того, Вам надо переодеться: Ваши ботфорты забрызганы грязью, а камзол насквозь пропитан дорожной пылью.

 Де Ла-Гард. Извините, Ваше Величество. Я никогда бы не решился появиться перед Вами и королём в таком виде, да ещё и в такой день. Но пакет…Вы сами велели доставить его как можно быстрее, даже приказали разбудить Вас, если я прибуду в Лувр ночью!

 Королева. Я помню, граф, и разрешаю Вам один танец, один единственный, а потом Вы отправитесь отдыхать. Я должна заботиться о преданных мне людях! ( Граф поклонился королеве).

 Де Конде. У этой де Монтрей плохой вкус.

 Герцог де Сюлли. Ого, посмотрите-ка, принц, этот удалец де Ла-Гард пригласил прекрасную Изабеллу на танец. Нет, Вы только Взгляните, как они танцуют! Похоже, что они любовники…

 Де Конде. Я же говорю, что у де Монтрей плохой вкус!

 

 Я В Л Е Н И Е Ч Е Т В Ё Р Т О Е

 (Мария Медичи входит в спальню и тяжело опускается на кровать. Камеристка суетится, подсовывает подушечки под грузное тело своей повелительницы. Королева устало закрывает глаза. Камеристка расстёгивает тугие крючки на платье королевы .Она приносит позолоченный таз с горячей водой, приподнимает платье королевы и стягивает шёлковые узорчатые чулки, обнажая неестественно белые , отёчные ноги своей госпожи Королева медленно опускает ноги в таз и блаженно улыбается.)

 Мария Медичи. О, горячая ванна для ног – это то, о чём я мечтала все последние часы. Балы здорово утомляют, а маршал так умоляюще смотрел на меня, что я просто не смогла отказать ему в танце. Ах, как он беспощаден!

 Камеристка1. Ваше Величество, Вы сегодня великолепно танцевали. Все придворные смотрели на Вас и господина д’Анкра с немым восторгом.

 Мария Медичи. Да, я сегодня была в ударе. (Устало шевелит ступнями.)

 Камеристка1. Придворные весь вечер говорили только о Вас. Все единодушно считают, что маршал влюблён в свою королеву…

 Мария Медичи. О, как мне надоели эти вечные сплетни придворных, какие у них злые языки. (Проворковала королева , тщетно пытаясь скрыть улыбку.)

 Камеристка1. Ваше Величество, я тоже думаю так. Маршал влюблён в Вас! Влюблён без памяти.

 Мария Медичи. Ты сума сошла! (Игриво поправляет юбку, делая вид, что сердится). Д’Анкр – супруг Леоноры!

 Камеристка1. (Смущенно опустив плутоватые глазки.) Ваше Величество, я всегда говорю Вам правду. Вы, конечно, можете наказать меня, но я должна сказать, что господин д’Анкр любит Вас, и Вы единственная при дворе, кто не замечает этого!

 Мария Медичи. (Пытается изобразить на своём лице выражение крайней печали.) Бедняжка Леонора. Видит Бог, я не виновата в преступной страсти её супруга…

 Камеристка1. В этом виновата лишь Ваша красота.

 ( В дверь постучали. Королева вздрагивает. Стук повторяется. Королева вздохнула и кивнула камеристке. Камеристка открыла дверь. В комнату вкатилась маленькая, худощавая женщина.)

 Мария Медичи. Леонора, Вы?.. (Устало поморщившись).Cosa e successo?1 Я уже собиралась молиться, я так устала после бала…

 Леонора Галигай. Ещё бы! (Дерзко взглянула на королеву).Certo, sicuro!2 Ведь Вы весь вечер протанцевали с моим супругом.

 Мария Медичи. Dio Cristo!3 Но Леонора…(Пытаясь возразить).

 Леонора Галигай. Не беспокойтесь, Ваше Величество, я не ревнива! Assolutamente no!4

 Мария Медичи. Davvero?5 Incredibile!6 Как Вам понравился мой бал?

 Леонора Галигай. Я не люблю балов, Ваше Величество.

 Мария Медичи. Ах, дорогая, Вы просто стесняетесь своего небольшого роста. И совершенно напрасно, в этом есть своё очарование!

 Леонора Галигай. (Сердито взглянула на королеву.) Я просто не люблю балов. А ещё я не люблю французов. Voglio dire, che...7

 Мария Медичи. Diavolo!8 Вы забываете, дорогая, что французы мои подданные…

 Леонора Галигай. Al contrario!9 По-моему, сами французы об этом давно забыли. Все эти принцы крови ведут себя так, словно они короли! Они ведут себя заносчиво и нахально! Вы должны положить этому конец! Иначе…

 Мария Медичи. Вы чересчур бдительны, Леонора! (Вынимает ноги из таза, а камеристка1 обтирает их салфетками, и с поклоном удаляется.) Cosa vuole?10 Плохие известия в последнее время сыплются на меня как из рога изобилия.

 Леонора Галигай. Non direi…11 Кажется, Вы сегодня получали не только плохие известия?

 Мария Медичи. Вы имеете в виду пакет из Испании? Molto probabilmente...12 О, Леонора, кажется, я добилась своего. Филипп III согласен отдать в супруги Людовику свою дочь, инфанту Анну.

 Леонора Галигай. Поздравляю, Ваше Величество. (Забирается в кресло, скидывая крошечные туфельки, поджимая под себя ноги.)

 Мария Медичи. Кроме того, король Испании просит у меня руки Елизаветы для эрцгерцога Филиппа. Представьте себе, дорогая, моя Елизавета станет супругой наследника испанского престола.

 Леонора Галигай. Non ci credo.13 E vero?14 Поздравляю, Ваше Величество! (Кутается в тёплый плед.)

 Мария Медичи. Испания хочет мира со мной!

 Леонора Галигай. Ma scherza?15 Испания хочет мира для себя. Покойный Филипп II совершенно разорил свою страну непрерывными войнами, да ещё оставил своему наследнику кучу долгов. Только поэтому Филипп III так сговорчив.

 Мария Медичи. (Поднимается с кровати и подходит к туалетному столику.) Дорогая, помогите мне распустить причёску. В сущности, мне абсолютно всё равно, какие причины заставляют Испанию идти на союз со мной. Мне нужен был мир, и я его получила. Двойной брачный союз – хорошее подтверждение тому. Теперь, когда за моей спиной Филипп III, эти интриганы – принц Конде и граф Суассон не посмеют оспаривать мои права.

 Леонора Галигай. Да, теперь принцы притихнут. (Неохотно встаёт с кресла, взбирается на высокую резную скамеечку и начинает вынимает из волос королевы бриллиантовые булавки).

 Мария Медичи. Я должна наградить графа де Ла-Гарда. Завтра же прикажу выплатить ему из казны пятьсот тысяч ливров за усердную службу.

 Леонора Галигай. Ваш сюринтендант финансов может и отказать в выплате столь крупной суммы.

 Мария Медичи. Сюлли не посмеет сделать этого. И так он достаточно часто отказывал мне, пока Генрих был жив!

 Леонора Галигай. Ваше Величество, можно задать Вам один вопрос?

 Мария Медичи. Ну, конечно. (Настороженно).

 Леонора Галигай. Почему господин Сюлли, Ваш злейший враг, до сих пор занимает пост сюринтенданта финансов?

 Мария Медичи. Почему? (Пожимает плечами). Странный вопрос! Думаю, что Сюлли предан королевскому дому.

 Леонора Галигай. Герцог Сюлли был предан покойному Генриху IV, но отнюдь не Вам. Не обманывайте себя, Ваше Величество. (Сняла последнюю жемчужную нить с волос королевы и начала их расчёсывать.) Сюлли ненавидит Вас, если в стране вспыхнет восстание, герцог встанет на сторону мятежников, и тогда казна, которую Вы так бездумно доверили ему.

 Окажется под угрозой разграбления!

 Мария Медичи. (Поморщилась). Осторожней, Леонора, Вы слишком увлеклись нашей беседой. Так я могу остаться и без волос!

 Леонора Галигай. Chiedo scusa.16 Простите, Ваше Величество, я очень волнуюсь за Вас, и юного короля. Отправьте в отставку Сюлли, назначьте нового сюринтенданта финансов. Это необходимо для упрочения Вашей власти и власти короля.

 Мария Медичи. Леонора, либо Вы что-то не договариваете, либо преувеличиваете опасности, которые мне якобы грозят. Che cosa c’e?17

 Леонора Галигай. Я преувеличиваю? Я преувеличиваю? (Взволнованно забегала по комнате).Ho paura che no.18 Принц Конде, этот чванливый манерный истукан, держится при дворе так, словно ему, а не Вам принадлежит верховная власть в государстве. Вы заметили, как вызывающе он смотрел сегодня на Вас? А граф Суассон? Он не пришёл на бал и даже не прислал Вам поздравление! Разве преданные вассалы ведут себя так со своим повелителем? Суассон и Конде всего лишь принцы крови, принцы, а не короли! И нужно дать им понять, что королями они никогда не будут. Ваше Величество, все эти Вандомы, Неверы, Лонгвили выжидают благоприятного момента, чтобы стать на сторону победителя. Едва маятник удачи качнётся в сторону Конде и Суассона, в стране вспыхнет мятеж.

 Мария Медичи. Леонора, не горячитесь, Конде не решится выступить против меня. Non ci credo!19 Помните, как он добивался места в Королевском совете? Он ничего не получил, молча проглотил мой отказ и не попытался выступит против. А ведь тогда за его спиной была Испания! Так неужели этот трус станет бунтовать в тот момент, когда Испания лишила его своего покровительства и поддержала меня? Дорогая, это становится невыносимым. Вы круглые сутки говорите только о политике. Испания, английские шпионы, Конде, оппозиция принцев, заговоры, мятежи… Даже сегодня Вы не могли поговорить со мной о чём-то другом!

 Леонора Галигай. Простите, Ваше Величество, но обстановка такова…

 Мария Медичи. Basta cosi!20 C’e un limite a ogni cosa!21 Всё, я не желаю ничего об этом слышать, я устала быть королевой, я хочу побыть просто дамой, прекрасной и слегка легкомысленной дамой. Вот Изабелла де Монтрей никогда не говорит со мной о политике. Она говорит со мной о платьях, причёсках, экипажах, лошадях, охоте, балах. Она рассказывает мне всякие забавные истории. Может быть, потому мне с ней никогда не бывает скучно?

 Леонора Галигай. Простите, Ваше Величество. Non prenderseLa con me.22Я действительно не могу говорить с Вами о лошадях, когда Вам, королю и всей Франции угрожает смертельная опасность! Stia attenta!23

 Мария Медичи. Опять?! Bada ai fatti tuoi!24 Ну, вот что, я не желаю больше слышать о мятежах, не смейте заговаривать со мной об этом! Non si buschi delle grane!25

 Леонора Галигай. Простите, Ваше Величество, Вы сегодня, видно, не в духе… Scusi per il disturbo.26 Спокойной ночи. (Медленно направилась к дверям.)

 

 

 

 Я В Л Е Н И Е П Я Т О Е

 (Леонора Галигай идёт по коридору в свои покои).

 Леонора Галигай. Che diavolo!27 Мария Медичи просто не желает слышать разумные советы. Почему? Come mai?28 Non ‘e possibile.29 Неужели всё дело в этой черноволосой красотке? Если так, то де Монтрей становится очень опасной соперницей. Она остроумна и знает массу интереснейших историй. Королеве так нравятся её рассказы! Она всегда модно и со вкусом одета, и Мария Медичи с ней, а не со мной, решает, какое платье надеть для предстоящего бала или охоты. Де Монтрей красива, даже очень, а королеве давно надоело, что весь двор потешается над моей уродливой фигурой, фигурой её молочной сестры! И, наконец, эта де Монтрей делает вид, что вовсе не стремится удержать расположение своей повелительницы, поэтому та уверена, что де Монтрей сблизилась с ней не ради получения титулов, замков, денежных вознаграждений и должностей для себя и своих близких, а исключительно из дружеской привязанности…

 (Входит в свои покои. В гостиной свет. На огромной хрустальной люстре и во всех подсвечниках горят свечи. Перед зеркалом в новом светло-сером бархатном камзоле и с бокалом вина в правой руке стоит супруг. Панталоны он то ли уже снял, то ли забыл одеть, поэтому из-под камзола выглядывают кружевные подштанники. Маршал внимательно осматривает своё отражение, а затем, отошёл на два шага, театрально поклонился.)

 Д’Анкр. Ваше Величество, сегодня Вы просто обворожительны! Нет, нет, лучше не так. Ваше Величество, сегодня Вы так свежи, как нераскрывшийся бутон прекрасной розы. Нет! Пожалуй, слишком высокопарно. Ваше Величество, сегодня Ваши глаза сияют ярче обычного. Впрочем нет, королева может подумать, что я намекаю на тусклый цвет её глаз. Пожалуй, самая первая, фраза получилась лучше всех. Ваше Величество, сегодня Вы просто обворожительны! Позвольте мне поцеловать Вашу руку. А если она мне откажет в этом, то я прижму руку к груди и скажу… Ах, не отказывайте мне в этом! Не разбивайте моего сердца!

 Леонора Галигай. (Насмешливо.) Cosa ha detto?30 И часто Вам приходится целовать королеве руки в таком виде?

 Д’Анкр. Dio!Dio mio!31 О, дорогая, я так долго Вас ждал, что вот решил немного поразвлечься… Felice di viderLa!32

 Леонора Галинай. Маркиз, а где Вы оставили свои панталоны?

 Д’Анкр. Панталоны? (Растерянно посмотрел на свои ноги и захохотал). Ой, как забавно, я забыл надеть панталоны!

 Леонора Галигай. А вообразите, как было бы забавно, если бы Вы забыли одеть панталоны, собираясь на сегодняшний бал!

 Д’Анкр. А кстати, дорогая, где Вы были всё это время?

 Леонора Галигай. Оставьте меня, ведь я не спрашиваю Вас, зачем Вы устроили этот маскарад с переодеваниями?

 Д’Анкр. (Глупо хлопая глазами.) А это и не маскарад. Просто я примерял новый костюм. Вы бы, дорогая, лучше сказали, к лицу мне это платье или нет?

 Леонора Галигай. (Насмешливо). Нет. Подштанники, куда больше подходят к Вашему лицу!

 Д’Анкр. Вы оскорбляете меня, сударыня!

 Леонора Галигай. А что я должна делать, по-вашему? Мне в мужья достался мужчина, который думает только о нарядах!

 Д’Анкр. Неправда! Я маршал, а стало быть, думаю о ратных подвигах!

 Леонора Галигай. Маршал?! Sul serio?33 Маршал, который никогда в жизни не бывал на поле боя…

 Д’Анкр. Не беда, там я всегда побывать успею.

 Леонора Галигай. Маршал… Вы бы лучше штаны надели, господин маршал!

 Д’Анкр. Да что Вы прицепились к моим штанам! Avra pieta di questo!34 Я же ничего не говорю о Вашей фигуре.

 Леонора Галигай. Ладно. Не будем ссориться, дорогой. Sia come Lei desidera.35 Мы должны держаться вместе. Сейчас Вы пойдёте к королеве…

 Д’Анкр. Я? В такой поздний час? Вы с ума сошли, Леонора!

 Леонора Галигай. Слушайте меня и не перебивайте. И Вы, и я сейчас в очень большой опасности. Мы теряем своё влияние на королеву. Этого нельзя допустить. Поэтому Вы пойдёте к королеве и скажете ей, что Вам известно о существовании заговора, целью которого является возведение на трон принца Конде.

 Д’Анкр. (Испуганно и шёпотом.) Но мне об этом ничего неизвестно.

 Леонора Галигай. Слушай же! Так вот, королева скажет Вам, что заговор ей не страшен, так как она состоит в союзе с Испанией, против которой никто не решится выступить. А Вы ей скажите, что у Вас есть сведения, будто герцога де Буильона, возглавляющего протестантскую оппозицию, поддерживает Англия. Вы должны убедить королеву в том, что ей необходим союз с Англией. Но протестанты Англии могут и не пойти на военный союз с католической королевой. Вот если бы этот союз был брачный… Яков I вот уже три года как овдовел, но не прочь снова жениться. Брак с Французской королевой – регентшей крайне выгоден ему. А что касается выгоды королевы – это дело очевидное. Во-первых, этим шагом королева укрепляет положение юного короля – во Франции отныне бунты просто невозможны. Во-вторых, получает мужа – красавца, а также возможность разделить с ним власть и английский трон. Обязательно подчеркните, дорогой, что её нынешнее положение королевы – регентши крайне ненадёжны. Обрисуйте, как она будет бесправна после того, как король станет совершеннолетним. Кроме того, намекните, что в лице Англии королева приобретёт также могущественного военного союзника. А союз с Испанией королева уже заключила. После всего этого, господин маршал, Вы объясните королеве, какие выгоды могут быть от союза таких мощных держав как Англия, Франция и Испания.

 Д’Анкр. А действительно, какие тут выгоды?

 Леонора Галигай. (Печально вздохнула.) Скажите, что теперь Англия, Франция и Испания, объединившись, смогут поделить Европу по своему усмотрению. А когда увидите, что королева клюнула на Ваш план, тогда выразите сомнение, захочет ли Яков терять свою холостяцкую свободу. Напомните королеве, что ей уже за тридцать, но сделайте это мягко и осторожно. Подкиньте ей пару комплиментов из тех, что только репетировали перед зеркалом без панталон. Скажите, что, несмотря на её годы, она выглядит прекрасно, и что все удивляются, как ей удалось так сохранить свою красоту.

 Д’Анкр. Но королеве не за тридцать, а уже за сорок.

 Леонора Галигай. А Вы забудьте про это. Так вот, насколько я знаю королеву после всего, что Вы ей наговорите, она спросит Вашего совета. И Вы скажете Её Величеству, что знаете при дворе одного человека, который способен завоевать доверие короля Англии и устроить дела королевы как нельзя лучше.

 Д’Анкр. Ну, и кто же этот удалец?

 Леонора Галигай. Mi capisce?36 Изабелла де Монтрей.

 Д’Анкр. Вы с ума сошли! Non sono d’accordo con Lei!37 Тоже мне, нашли политика. Да у неё все мысли только о драгоценностях и нарядах.

 Леонора Галигай. ‘E proprio cosi.38 Ha raggione Lei.39 К сожалению, только этим Вы и схожи.

 Д’Анкр. Но почему же де Монтрей?

 Леонора Галигай. Потому что де Монтрей приобретает всё большее и большее влияние на королеву. Её нужно убрать подальше от Её Величества!

 Д’Анкр. А вдруг королева не поверит? Вдруг скажет, что всё это чушь?

 Леонора Галигай. Я лучше знаю королеву. Она может не поверить реальным фактам, а в эту чушь она поверит. Я даже не сомневаюсь. И тогда мы одним ударом избавимся от докучливой де Монтрей и вновь обретём расположение королевы.

 Д’Анкр. А если де Монтрей не справится со своей задачей?

 Леонора Галигай. Да нам-то что до неё и до этой задачи? Не справится – ей же хуже, тогда она потеряет доверие королевы, а справится – тоже ничего страшного. Мы-то с Вами в любом случае только выиграем. Lei non ‘e d’accordo?40

 Д’Анкр. (Нерешительно.) No, non sono d’accordo.41 Не знаю, не знаю. Предлагать королеве выйти замуж за протестанта… Вряд ли она захочет губить свою душу!

 Леонора Галигай. Да идите же, наконец. Иначе я сама сейчас погублю Вашу душу, трус несчастный!

 Д’Анкр. Что? Я трус? А почему же Вы тогда сами не хотите сказать королеве всё это?

 Леонора Галигай. Потому что королева не будет говорить со мной ни о чём серьёзном. Я уже пробовала, но у меня ничего не вышло. Теперь настал и Ваш черёд потрудиться для нашего общего блага. Идите и не забудьте надеть штаны!

 Д’Анкр. Хорошо, Леонора, я пойду к королеве и попытаюсь склонить её к браку с Яковом I. Надеюсь, что Вы будете довольны! (Уходит.)

 Леонора Галигай. Как неразумно поступает господь заключая, столь ничтожные души, в такие божественный тела.

 

 

 Я В Л Е Н И Е Ш Е С Т О Е

 (Кабинет Марии Медичи. Входит Леонора Галигай, Показывая секретарю движениями рук, чтобы никто не беспокоил.)

 Мария Медичи. Сегодня чудное утро.

 Леонора Галигай. Да, действительно, утро прекрасное.

 Мария Медичи. Аромат этих цветов мне напоминает родину и далёкую молодость. А Вы, Леонора, вспоминаете о тех годах?

 Леонора Галигай. Да, Ваше Величество, но я вспоминаю об этом без грусти. Да и Вам не о чем печалиться, разве Вы не нашли своё счастье, во Франции?

 Мария Медичи. Вы смеётесь, Леонора? Какое счастье? Король никогда не любил меня, от интриг принцев просто голова кругом идёт. А будущее… Что меня ждёт? Людовик никогда не стремился понять меня. На него гораздо большее влияние оказывает мальчишка де Люинь, чем собственная мать! Скажите, Леонора, а я всё ещё красива?

 Леонора Галигай. О, Ваше Величество. Мужчины не остаются равнодушными, видя Вас.

 Мария Медичи. Как Вы думаете, дорогая, почему я Вам задала этот вопрос?

 Леонора Галигай. Этот вопрос волнует каждую женщину, Ваше Величество.

 Мария Медичи. О, нет, Леонора, причина в другом. Просто я решила опять выйти замуж. Я ведь, в сущности, ещё молода!

 Леонора Галигай. О, Ваше Величество, это прекрасная идея. В королевстве будет сразу три свадьбы: Ваша, Людовика и принцессы Елизаветы. Такого Франция ещё не видела! Ваше Величество, если Ваш план удастся, Францию постигнет величайшая беда! Эта страна потеряет не только красивую, молодую и обаятельную королеву, но и мудрую правительницу, трезвомыслящего политика!

 Мария Медичи. Но это ещё не всё, Леонора, я хочу получить от Вас один совет. Как Вы считаете, я могу довериться Изабелле де Монтрей?

 Леонора Галигай. Её преданность Вам не вызывает у меня никаких сомнений.

 Мария Медичи. Дело в том, что я собираюсь возложить на неё эту миссию.

 Леонора Галигай. Ваше Величество, это поистине мудрое решение. Мадемуазель де Монтрей и умеет тонко плести интригу, а это как раз те качества, которые необходимы для выполнения столь ответственного задания. Кроме того, она получила хорошее образование и в совершенстве владеет английским и испанским языками. Она красива и обаятельна. Поклонники будут добиваться её внимания, а это нам на руку. Ведь шпага – оружие дворянина, хитрость – оружие политика, а красота – оружие женщины!

 Мария Медичи. Возможно это так. Но есть одно обстоятельство, которое очень смущает меня.

 Леонора Галигай. Какое же?

 Мария Медичи. Де Монтрей влюблена в графа де Ла-Гарда. Вряд ли захочет расставаться с ним, ради поездки в Англию. Хотя, конечно, можно приказать ей…

 Леонора Галигай. Не в коем случае. Поступив с ней таким образом, Вы ничего не добьётесь, а только приобретёте нового врага. Мы поступим иначе, мы сделаем так, что она сама захочет покинуть Францию.

 Мария Медичи. Как нам это удастся?

 Леонора Галигай. Сейчас расскажу…

 (Леонора Галигай и Мария Медичи уходят).

 

 Я В Л Е Н И Е С Е Д Ь М О Е

 ( В приёмной сидит Изабелла де Монтрей. Выходит секретарь королевы.)

 Секретарь. Королева ждёт Вас.

 (Изабелла последовала за ним. Мария Медичи поднялась ей на встречу.)

 Мария Медичи. О, дорогая, наконец-то Вы пришли! Представьте себе, я с утра беседую только о политике! Это невыносимо для женщины и Вы должны меня развлечь. Я хочу быть посвящённой во все сплетни королевства!

 Изабелла . Не знаю, право, что Вам и рассказать, Ваше Величество…

 Мария Медичи. О, дорогая, мне всё равно. Рассказывайте, что хотите. Главное, чтобы истории были забавными.

 Изабелла . Ну, что ж, извольте. Де Бельгард и принц Конти на днях охотились в Сан-Жерменском лесу, но охота оказалась не очень удачной. Им удалось затравить всего одного оленя. Принц спросил у господина де Бельгарда, каким же образом они поделят добычу, ведь олень один, а охотников двое. И получил ответ, что внутренности нужно отдать собакам, мясо и шкуру ему, Бельгарду, а рога – Конти.

 Мария Медичи. (Смеётся.) Да, герцог всегда был очень остроумным! Но неужели принцесса Конти по-прежнему так неблагоразумна?

 Изабелла . О нет, неблагоразумной её не назовёшь. Ведь теперь принцесса встречает любовников, переодевшись монахиней!

 Мария Медичи. Я всегда говорила, что принцесса самая великая грешница. Её следовало бы отправить в монастырь, замаливать грехи… Да где найти такую обитель, которая пожертвовала бы ради неё своей репутацией. А что там произошло между принцем Конде и моим сюринтендантом финансов? Из-за чего они повздорили?

 Изабелла . Принц занял у Сюлли солидную сумму денег и возвращать, как всегда, не собирался. Но Сюлли всё же удалось вытребовать долг обратно…

 Мария Медичи. Ого. Конде не так-то просто расстаётся с деньгами!

 Изабелла. Да. И на этот раз он остался верен своим привычкам, отослав герцогу деньги вместе с запиской: «В пользу бедных!».

 Мария Медичи. (Улыбаясь.) Даже так?!

 Изабелла де Монтрей. Сюлли был взбешён, но месть принца на этом не закончилась. Позавчера герцог, как сюринтендант финансов, должен был читать доклад перед королевской комиссией. Вдруг во время своего доклада герцог бледнеет и, срываясь с места, в панике покидает зал. Члены комиссии изрядно удивились, но решили подождать господина Сюлли. Они ждали его полчаса, час и наконец отправили дежурного гвардейца на поиски. Тот возвратился через некоторое время и смущённо объявил, что герцог не сможет сегодня продолжить свой доклад, но причину отказывается сообщить… Комиссия, заинтригованная происшедшим, разошлась. А вскоре выяснилось, что утром того дня, когда герцог должен был читать доклад, у него разыгрался приступ мигрени. И, чтобы унять его. Он приказал принести лекарство от головной боли. Лакей же, которого подкупили люди принца Конде, принёс ему слабительного, причём самого сильнодействующего!

 Мария Медичи. О, бедный Сюлли… Так поступить с моим министром!.. Но в остроумии Конде не откажешь! (Смеётся.)

 Изабелла. Эффекта, на который рассчитывал Конде, не получилось, но всё же герцог опозорился изрядно.

 Мария Медичи. (Размазывая по толстым щекам слёзы восторга.) Ах, Изабелла, Вы единственная, кто может заставить меня забыть о государственных делах и королевском сане! Кстати, как там поживает королева Маргарита?

 Изабелла. Она по-прежнему заказывает пышные мессы. Королева очень набожна. Она молится и утром, и днём, и вечером. Только ночью она позволяет себе отдохнуть от молитв в объятиях молодого Виллара.

 Мария Медичи. Мне говорили, будто он музыкант?

 Изабелла де Монтрей. Да, Ваше Величество, это так. Кроме того, он молод и красив. Кажется, королева любит его.

 Мария Медичи. Бог мой! Маргарита, должно быть, с ума сошла! Влюбиться на старости лет! Она ведь гораздо старше меня…

 Изабелла. Да, королева Маргарита уже немолода. Может, потому она и ищет избавления от этого недуга в любовных утехах?

 Мария Медичи. Нет, нет. Старая влюблённая женщина – это просто смешно! Марго никогда не знала чувства меры…

 Изабелла. Это чувство незнакомо не только ей. На днях госпожа де Корнюэль рассказала мне забавную историю про маршала д’Эстре. Как-то маршал зашёл к ней с визитом. Но поскольку госпоже де Корнюэль необходимо было срочно переговорить с господином де Бельгардом, она не ни долго оставила его и свою молоденькую племянницу в гостиной. Когда через несколько минут, госпожа де Корнюэль вернулась. То застала маршала за странным занятием, он пытался поднять подол у этой девицы. Мадам де Корнюэль спросила: «Маршал, что Вы делаете?» На что господин д’Эстре, ничуть не смутившись, ответил: «Мадам, Вы оставили меня с мадемуазель наедине, а я с ней незнаком и не знал, о чём говорить…».

 Королева. Стало быть д’Эстре хотел представиться юной особе таким пикантным способом… Ха-ха-ха! А она визжала?

 Изабелла де Монтрей. Не знаю, Ваше Величество. Об этом госпожа де Корнюэль ничего не говорила.

 Королева. Значит, этой молоденькой бесстыднице, хотелось того же, чего желал и сам маршал. О, я уверена в этом! Если она даже и визжала, то только от удовольствия или же, чтобы соблюсти приличия. Этот маршал д’Эстре – страшный развратник, как впрочем, и все его шесть сестёр. Недаром же их называли «семь смертных грехов». А что там за история с английским посланником? Я слышала, его собирались убить?

 Изабелла. Да, Ваше Величество. Сэр Генри Уортон возвращаясь домой, после бала, обнаружил, что за ним идёт какая-то девица…

 Королева. О, представляю, как он обрадовался! Мне рассказывали, что он волочится за каждой хорошенькой парижанкой, и даже как-то раз пробовал ухаживать за Вами, дорогая!

 Изабелла. Да, он очень милый собеседник. Будучи галантным кавалером, английский посланник решил подождать даму. Но девица прошла мимо. Сэр Генри знал, на сколько опасно одинокой даме разгуливать по ночному Парижу, и потому предложил незнакомке проводить её. Какого же было его удивление. Когда дама, выругавшись, грубо заявила, чтобы наш добрый герой убирался в преисподнюю! Сэр Генри, оскорблённый в лучших чувствах, требовал у своей дамы объяснения, в ответ дама стала хохотать и объявила, что привыкла давать объяснения только со шпагой в руке. Тогда англичанин в шутку спросил, что не запутается ли она в своих пышных юбках во время этого поединка. На это дама, рассвирепев, ответила, что под женским платьем бьётся сердце храброго человека, привыкшего бесстрашно смотреть в глаза противнику. После этих слов дама решительно задрала подол. Сэр Генри, как истинный дворянин, в замешательстве отвернулся, но когда он снова решился взглянуть на отважную даму, то увидел, что она уже закрепила на талии подол платья так, чтобы он не мешал ей фехтовать.

 

 Я В Л Е Н И Е В О С Ь М О Е

 Королева. Так значит, англичане храбрецы?

 Изабелла. Не ручаюсь за всех англичан. Но сэра Генри трусом не назовешь.

 Королева. А какого мнения Вы об английском короле.

 Изабелла. Ваше Величество, мне никогда не приходилось беседовать с Яковом I, более того, я никогда его не видела.

 Королева. Но Вы, наверняка, что-то слышали?

 Изабелла. О да, об английском короле много говорят.

 Королева. Много хорошего?

 Изабелла. Иногда рассказывают и хорошее…

 Королева. Вот как! А что же плохое говорят о нём? Так что же о нём говорят?

 Изабелла. Ну, например, то, что он питает дружеские чувства к королеве Елизавете, несмотря на то, что его мать в это время томилась в заключении по приказу той же самой Елизаветы.

 Королева. Если бы Марии Стюарт удалось сбежать из Англии, она бы тут же заняла шотландский престол, спихнув с него своего сына. Нет, Изабелла, Яков – мудрый человек и трезвомыслящий политик. Он неплохо знал свою мать и опасался её амбиций.

 Изабелла. Как? Ваше Величество! По-вашему, он поступал верно? Но ведь он способствовал её гибели!

 Королева. Мария Стюарт сама погубила себя интригами против Англии. Она вела переговоры с Филиппом II и требовала, чтобы Испания объявила Англии войну. Именно это послужило причиной её казни. Яков тут ни причём. Он просто не любил свою мать. Да и как можно любить женщину виновную в смерти собственного мужа? Это она велела взорвать замок, в котором находился лорд Дарнлей, и несчастного шотландского короля разнесло на мелкие кусочки. А Вы хотите, чтобы Яков любил Марию Стюарт после того, как она убила его отца? Нет! У него чистые руки, а на совести его матери лежал тяжкий несмываемый грех!

 Изабелла. И он своими чистыми руками принял от умирающей Елизаветы английский престол. Неплохая плата за молчание!

 Королева. Да, он принял от Елизаветы английский престол и благодаря этому объединил два государства, Англию и Шотландию! Это мудрый шаг, и ради этого стоило чем-то пожертвовать.

 Изабелла. Не чем-то, а собственной матерью!

 Королева. Замолчите, глупая девчонка! Не смейте дурно отзываться о нём, не смейте вообще дурно говорить о королях! Даже фавориты не смеют судить королей! Не Вам их судить!

 Изабелла. Простите, Ваше Величество, я кажется, наговорила лишнего. Но Вы просили меня быть откровенной.

 Королева. Вы перешли все возможные границы, дорогая! Любого другого, кто осмелился бы сказать подобные вещи, я бы… Ваше счастье, что я симпатизирую Вам! Яков I мудрый и благородный король, и я выйду за него замуж!

 Изабелла. Что? Ваше Величество, Вы собираетесь связать себя узами брака?

 Королева. Да, я приняла такое решение и не собираюсь его с Вами обсуждать, мадемуазель де Монтрей. Я выйду замуж за Якова I, и Вы мне в этом поможете.

 Изабелла. Помогу? Каким же образом?

 Королева. Вы отправитесь в Англию, войдёте в окружение короля и через кого-то или лично попытаетесь повлиять на него.

 Изабелла. Боюсь, что это невозможно…

 Королева. Возможно, надо только захотеть!

 Изабелла. Одного моего желания мало, необходимо ещё желание короля!

 Королева. А это уже будет зависеть от Вас!

 Изабелла. Ваше Величество, я очень предана Вам и сделаю для Вас всё, что Вы требуете. Но неужели Вы думаете, что я смогу повлиять на Якова I ? За ним прочно закрепилась репутация человека своевольного и упрямого, он не слушает чужих советов.

 Королева. Ничего, когда он станет моим супругом, его репутация изменится в лучшую сторону.

 Изабелла. Ваше Величество, я не знаю даже, как убедить Вас! Я просто не нахожу таких слов.

 Королева. Скажите лучше, что Вам недорого счастье Вашей королевы. Признайтесь, де Монтрей, это лучше, чем лгать и выдумывать не существующие причины. Впрочем, что это я? Простите, Изабелла, простите! Я так эгоистична, думаю только о себе, совсем забывая, что у моих подданных могут быть свои проблемы. Простите, дорогая, ведь у Вас такое несчастье!

 Изабелла. Несчастье? Что Вы имеете в виду, Ваше Величество? В моей семье все здоровы, дела отца в полном порядке. Или же это не так?

 Королева. О, дорогая, ну, со мной-то Вы можете быть откровенной. Я всё понимаю! Я ведь тоже женщина, и со мной такое случалось…

 Изабелла. О чём Вы, Ваше Величество?

 Королева. Да, я уже всё знаю, дорогая. Вы можете ничего не скрывать.

 Изабелла. Ваше Величество, я ничего не скрываю от Вас. Клянусь! Я просто не знаю, в чём дело. Понимаете? Вы знаете о моём несчастье, а я нет!

 Королева. Как, он Вам не сказал? Какое бессердечие! (Театрально всплеснула руками.) О, эти мужчины! Их коварство не знает предела!

 Изабелла. Ваше Величество, умоляю, расскажите!

 Королева. Какая подлость! Какая низость! Не сказать Вам! Какое малодушие! Я знала, что он подлец, но что он трус… Однако, дитя моё, пора и Вас посвятить в подробности этого дела. Граф де Ла-Гард, которого вы так любили, женится на своей кузине де Фуанси. Сегодня утром он со слезами на глазах просил дать разрешение на эту свадьбу. Говорил, что любил де Фуанси с детства, что с годами эта любовь только усилилась. А когда я спросила его у него о Вас, де Ла-Гард пренебрежительно заявил, что доступные женщины – не редкость и пользоваться их услугами не грех. Он заявил, что ведь не может же жениться на такой даме, передать ей своё состояние и титул. Он считает, что тогда ему пришлось бы жениться на доброй половине парижских дам! Представляете? Какой наглец!

 Изабелла. (Присела на стул). Я не могу поверить в это.

 Королева. Не верите? Я не удивляюсь! Я тоже думала о нём иначе. С виду он так хорош собой и держится как благородный дворянин. Никогда не подозревала, насколько он низок и коварен. Сегодня утром валялся у меня в ногах и просил Вам ничего не говорить, дескать, он всё хочет оставить в тайне.

 Изабелла. Нет, этого не может быть.(Отрицательно качает головой.)

 Королева. Вы мне не верите? Мне? Вашей королеве! Ну¸ тогда прочтите этот документ. (Протягивает лист бумаги.) Вы узнали это почерк?

 Изабелла. (Судорожно всхлипывает и утвердительно кивает головой.) Да, это почерк графа де Ла-Гарда.

 Королева. Читайте! Читайте вслух!

 Изабелла. Я, Генрих де Эрсан, граф де Ла-Гард, обязуюсь сочетаться законным браком с девицей Марией де Фуанси, которая приходится мне кузиной. Покорнейше прошу Ваше Величество оказать мне эту милость, так как... (Падает в обморок).

 Королева. Леонора! Леонора!

 (Вбегает Леонора Галигай. Подносит нюхательную соль.)

 Леонора Галигай. Мадемуазель, Вы пришли в себя? Вы можете сесть? Так, так, хорошо… Прекрасно, мадемуазель! Голова больше не кружится?

 Королева. Ох, и напугали же Вы нас, дорогая. Носите всегда с собой флакон с нюхательной солью. Если с Вами часто случаются подобный припадки, он Вам очень пригодится. Хотите, я одолжу Вам свой?

 Изабелла. Спасибо, Вы очень добры.

 Королева. Леонора, мадемуазель де Монтрей нуждается в покое. Оставь нас.

 Леонора Галигай. (Уходя, бросает заинтересованный взгляд на Изабеллу.) Конечно, конечно…

 Королева. Я понимаю, что вам сейчас очень тяжело. Но Вы не должны показывать де Ла-Гарду свои страдания, напротив, будьте беззаботны и веселы. Пусть он переживает. Что потерял такую восхитительную возлюбленную! Вы согласны со мной?

 Изабелла. Да.

 Королева. Не вздумайте снова упасть в обморок. Вас бросает мужчина, а Вы, ах… и раскисли! Не смейте показывать ему свои истинные чувства, пусть подлый изменник никогда не узнает, как Вы его любили.

 Изабелла. Да, Вы правы. Он не увидит моих слёз и не заметит моей печали. Я буду весёлой, чего бы мне это ни стоило!

 Королева. Ну, наконец-то. И запомните, никаких объяснений с де Ла-Гардом, никаках! Этим Вы только унизите себя в глазах общества, в моих глазах.

 Изабелла. Да…

 Королева. Вы видели его письмо, и этого вполне достаточно, чтобы считать его мерзавцем.

 Изабелла. Да, Ваше Величество.

 Королева. В Ваших руках не только моя судьба, но и судьба всей Франции, а может, и Англии. Используйте даже самый ничтожный шанс, чтобы приблизиться к трону и стать доверенным лицом Якова. Очаруйте и покорите его фаворитов, а ещё лучше наследника. Молодой принц Уэльский имеет огромное влияние на короля и весьма чувствителен к женской красоте , Вы понимаете, о чём я говорю? И пусть это будет Вашей местью де Ла-Гарду! Намекните Карлу, только осторожно, что брак его отца со мной будет выгоден ему, ведь у него появятся династические права на Французский престол, а у Людовика слабое здоровье.

 Изабелла. Да, Ваше Величество.

 Королева. Вот увидишь, де Ла-Гард, ещё пожалеет, что женился на этой дурочке де Фуанси. Не понимаю, что он в ней нашёл? Она не обладает ни Вашим умом, ни Вашей красотой, ни тонкостью, ни изяществом, присущим Вам. Мужчины и глупы, и слепы, но они ошибаются, если думают, что женщина вроде Вас сможет простить подобный обман! Вы должны быть сегодня на балу.

 Изабелла. Не знаю, смогу ли я.

 Королева. Обязательно сможете. Ведь Вы бываете на всех балах, и, если Вы пропустите этот, придворные, да и сам де Ла-Гард непременно догадаются об истинной причине. Нет, Вы обязательно должны прийти и ослепить его своим блеском. На Вашем лице не должно быть и следа тоски и переживаний. Вы будете весёлой и обольстительной, как никогда! И главное, не подпускайте де Ла-Гарда к себе на пушечный выстрел, дайте ему понять, что с Вами такие штучки не могут пройти безнаказанно! Изабелла, Вы слышите меня?

 Изабелла. Да, да… Я хочу сообщить Вам, что я согласна ехать в Англию и постараюсь выполнить Ваше поручение. Прошу лишь об одном. Отправьте меня туда скорее!

 Королева. Что ж, Ваше решение весьма разумно…

 (Королева берёт Изабеллу под руку, и они обе выходят.)

 

 

 Я В Л Е Н И Е Д Е В Я Т О Е

 (Лувр. Бал. Изабелла де Монтрей стоит, в центре группы пышно разодетых дам и кавалеров, и оживленно что-то рассказывает. Герцег де Бельгард касается своей рукой запястья Изабеллы. Де Ла-Гард враждебно смотрит. Направился к ним, и попутно задевает плечом виконта де Фонтрая.)

 Де Фонтрай. Де Ла-Гард, Ваши манеры, граф, последнее время сильно хромают!

 Де Ла-Гард. Пусть лучше хромают манеры, виконт. Лишь бы не захромали Вы на манер д’Эскара.

 (Де Фонтрай отходит в сторону, пропуская угрозу графа мимо ушей.)

 Господа, прошу прощения, но мадмуазель де Монтрей обещала мне танец.

 Де Бельгард. Как, граф, неужели Вы собираетесь похитить нашу очаровательную де Монтрей? Она ещё не закончила свой рассказ.

 Де Ла-Гард. Продолжение Вы услышите позже, господа.

 Де Бельгард. Ну, нет, граф. У Вас ничего не выйдет. Мадемуазель Изабелла обещала Вам танец, а нам забавную историю, и раз она начала рассказывать, пусть закончит. Не так ли, Изабелла?

 Изабелла. Не волнуйтесь, господа, я не покину Вас.

 Де Ла-Гард. Изабелла?..

 Изабелла. Мне жаль, граф, при всём уважении к Вам я не могу прервать свой рассказ. Пригласите кого-нибудь посговорчивее, например, свою кузину де Фуанси!

 Де Фуанси. (Хватает де Ла-Гарда за руку.) А вот и я!

 Де Ла-Гард. А. Мария, Вы прекрасно выглядите.

 Де Фуанси. Правда?! Я и не надеялась услышать от Вас комплимент. Сегодня утром Вы были куда суровее. Ах, как мне хочется танцевать! Пригласите меня скорее!

 Де Ла-Гард. Не сейчас, Мария.

 Де Фуанси. Но когда же?!

 Де Ла-Гард. Потом. Как-нибудь потом.

 Де Фуанси. Вы не очень внимательны ко мне, граф!

 Изабелла. Действительно, де Ла-Гард, к невесте стоит проявлять больше внимания!

 Де Ла-Гард. (Пытаясь вырвать свою руку из цепких пальцев кузины.) Я скверно танцую, кузина.

 Де Фуанси. Дорогой, о чём Вы думаете? Ведь скоро наша свадьба! Придётся мне самой Вами заняться, больше никто не возьмётся сделать из Вас приличного танцора за такой короткий срок!

 Де Ла-Гард. Короткий? Почему короткий?

 Де Фуанси. Ах, да, я совсем забыла Вам сообщить, что обстоятельства чуть-чуть изменились. Ваш кредит теперь требует, чтобы Вы вернули долг не через три месяца, а через две недели.

 Де Ла-Гард. Что??? Но ведь сегодня он…

 Де Фуанси. Да, да, да, знаю! Но к вечеру он уже передумал…

 Де Ла-Гард. Вы видели его вечером?

 Де Фуанси. Не я. Королева сказала мне об этом.

 Де Ла-Гард. Проклятье! Этот старик хочет погубить меня!

 Де Фуанси. Перестаньте, Анри. Вы должны жениться на мне, и тогда Вам ничто не грозит. У меня достаточно средств, чтобы выплатить Ваш долг!

 Де Ла-Гард. Я убъю этого жалкого скрягу!

 Де Фуанси. Не советую ничего предпринимать против Дешасью! Королева покровительствует ему…

 Де Ла-Гард. Да, королева почему-то принимает живое участие в этом деле! И моё положение от этого не становится лучше, даже совсем наоборот.

 Де Фуанси. Анри, как Вы можете так говорить! Вы станете моим мужем, и всё моё богатство будет принадлежать Вам. Это даст Вам возможность не продавать и не закладывать своё родовое поместье.

 Де Ла-Гард. Закладывать? Да если б его можно заложить дважды…

 Де Фуанси. Неужели Вы совсем не любите меня?

 Де Ла-Гард. Мария, не кокетничайте. Вы сами знаете, что заставило меня подписать брачное обязательство!

 Де Фуанси. Ну, хорошо, хорошо, забудем об этом. Поговорим лучше о том, где мы проведём свадебное путешествие. Я давно уже мечтала побывать в Мадриде. Там такие величественные соборы и дворцы!

 Де Ла-Гард. Тише, тише.

 Де Фуанси. В чём дело?

 Де Ла-Гард. Я не могу расслышать, что там говорит де Бельгард.

 Де Фуанси. Но он говорит это не вам, а мадмуазель де Монтрей! Почему Вас это интересует? Вы совершенно забыли, что танцуете со мной. Все Ваши мысли только об этой легкомысленной красотке!

 Де Ла-Гард. Проклятье! Вы только взгляните, как он смотрит на неё! Наглец! Я его вызову на дуэль!

 Де Фуанси. Не забывайте, сударь, что я Ваша невеста. Это я спасаю Вас от долговой тюрьмы, а не Монтрей. А Вы даже не благодарите меня за это.

 Де Ла-Гард. Он пожимает ей руку…

 Де Фуанси. Да, он может с ней и не то сделать. Ведь эта кокетка удивительно влюбчива и безответственна. Я уверенна, что это бриллиантовое ожерелье, которое она сегодня надела, подарок какого-нибудь любовника. Ведь у неё куча долгов, и она не могла бы купить его сама.

 Де Ла-Гард. Подарок любовника? Ошибаетесь, мадемуазель! Это подарок маркиза де Монтрей, отца Изабеллы. И ещё я запрещаю Вам неуважительно отзываться об этой даме. Вам никогда не сравняться с ней ни красотой, ни умом!

 Де Фуанси. Но деньги… У меня есть деньги, а у неё нет! Маркиз хоть и дарит дочери драгоценности, но денег на приличное приданое ему не наскрести. Ах, Анри Вы пугаете меня.

 Де Ла-Гард. Утром Вы были менее пугливы.

 Де Фуанси. Проверяете, как там поживает Ваша де Монтрей? Не волнуйтесь, вряд ли она затоскует.

 Де Ла-Гард. Мария, я же просил Вас…

 Де Фуанси. А что я такого сказала? Что эта мадемуазель вешается на шею каждому встречному кавалеру? Так ведь это правда! Сейчас она, например, спрыгнула с Вашей шеи и кинулась к де Бельгарду. Ох, простите, она и герцога успела оставить. Теперь д’Анкр её партнёр по танцам. А может, и не только по танцам!

 Де Ла-Гард. Замолчите!

 Де Фуанси. Наверное, де Бельгарда она примет ночью, а д’Анкра днём. Бог мой, как она ещё не забеременела при таком образе жизни!

 Де Ла-Гард. Не смейте, Мария! Я этого Вам не прощу!

 Де Фуанси. Да она и не любила Вас, дорогой, её интересовал лишь некий предмет, который отсутствует у женщин, зато имеется у мужчин!

 Де Ла-Гард. Фу, как Вы вульгарны, мадемуазель де Фуанси. (Поморщился и посмотрел на Изабелла.)

 Де Фуанси. Смотрите, смотрите, д’Анкр что-то шепчет ей на ухо!

 Де Ла-Гард. Как он смеет! Как он смеет ухаживать за этой дамой!

 Де Фуанси. Да почему Вас это беспокоит?!

 Де Ла-Гард. Потому что… Потому что…(Запинается подыскивая причину.) Потому что у д’Анкра есть жена!

 Де Фуанси. Ах, вот как! Да, это верно, у маршала есть жена. Но не забывайте, что у Вас есть невеста!

 Де Ла-Гард. Прекратите кричать, на нас оглядываются.

 Де Фуанси. Ах, скорее бы уж состоялась наша свадьба. Вы исполните супружеские обязанности над моим исстрадавшимся телом, и Ваша любовная тоска по де Монтрей пройдёт.

 (Изабелла вышла из зала. Де Ла-Гард уходит за ней.)

 

 Я В Л Е Н И Е Д Е С Я Т О Е

 (Изабелла даёт указания своей служанке. К ним подходит Де Ла-Гард.)

 Де Ла-Гард. Изабелла, нам необходимо поговорить. Велите своей служанке оставить нас.

 Изабелла. Чем Вам может помещать служанка, сударь? Почему я должна удалять от себя тех, кто, в отличие от вас, верен мне?

 Де Ла-Гард. Изабелла…

 Изабелла. Она останется!

 Де Ла-Гард. Как, Вы не хотите говорить со мной? Или, может быть, Вы опасаетесь за свою честь?

 Изабелла. (Смотрит в глаза де Ла-Гарду.) Может быть, и опасаюсь. Кто поручится за человека, который сам лишился чести!

 Де Ла-Гард. Умоляю Вас, не обвиняйте меня в непостоянстве! Вы должны знать, что моё решение было вынужденным. Изабелла, не будьте со мной жестоки. Не отвергайте меня!

 Изабелла. Не отвергать Вас? Что за чушь Вы несёте, граф? Не отвергать… Может, Вам ещё и губки для поцелуя подставить? Может, я Вас должна благодарить за неверность? Вынужденное решение… Попробовал бы кто-то меня вынудить сделать такую гадость!

 Де Ла-Гард. О, Изабелла, Вы ревнуете меня?!

 Изабелла. (Смеётся.) Я? Вас? Вам сегодня изменяет чувство юмора, сударь! С какой стати я буду Вас ревновать? Вы в моей жизни не первый и не последний. И я буду помнить Вас не больше, чем остальных.

 Де Ла-Гард. Это неправда! Я точно знаю, что я в Вашей жизни первый и, надеюсь единственный.

 Изабелла. Не надейтесь!

 Де Ла-Гард. Изабелла, Вы должны знать, что я люблю Вас!

 Изабелла. Очень своеобразно проявляются Ваши чувства. Мне бы от такой большой любви не пришло в голову связать себя с другим мужчиной. Впрочем, Вы большой оригинал, и даже в этом вопросе сумели отличиться.

 Де Ла-Гард. Ваши упрёки несправедливы! Вы не желаете слушать мои объяснения!

 Изабелла. Объяснения? Вы ещё собираетесь что-то мне объяснять? Вы это серьёзно? (Нервно смеётся.)

 Де Ла-Гард. Вы не имеете права отвергнуть мою любовь.

 Изабелла. Не смейте говорить о правах! У Вас нет прав на меня и в дальнейшем они никогда не появятся!

 Де Ла-Гард. Изабелла, я люблю, люблю… (Падает на колени.) Выслушайте, любимая! Выслушайте, а потом решайте!

 Изабелла. Хорошо, говорите.

 Де Ла-Гард. Меня вынудили написать это брачное обязательство! Утром меня неожиданно вызвала королева и сообщила, что мой кредитор жалуется на то, что я не собираюсь возвращать ему долг. Вы ведь знаете, дела мои расстроены, поместье заложено, а имущество покойного отца находится во владении мачехи. Я уверен, что завещание отца было подложным, что мачехе он оставил лишь свои южные земли и несколько тысяч ливров. Всё остальное по праву принадлежит мне! Но пока я сумею это доказать, пока сумею вытребовать свои деньги обратно, пройдёт время. А у меня сейчас нет этого времени. Я необдуманно влез в долги к негодяю Дешасью, он требует срочной уплаты, а я не в состоянии вернуть долг. Королева велела мне сейчас же выплатить мне всю сумму вместе с процентами. Я ответил, что не могу




ДРАМАТУРГИЯ

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 101 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр