Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Издательство    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Силуэт Счастья

 СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ

 

 Эпизод 1: духовная реликвия

 Ночь. Жёлтая-жёлтая луна украшала небо своим неповторимо ярким сиянием. Звёзд не было видно: они боязливо укрылись за могучими

  тучами, словно их что-то дико напугало. Да и сами эти тучи на фоне сумеречного неба выглядели как-то странно, можно даже сказать

  по демонически. Дул сильный холодный ветер. Он безжалостно трепал листву деревьев, он хотел вырвать их с корнем и унести с собой.

  И вода в лужах, появившихся на земле после очередного проливного дождя, довольно необычно бурлила, словно кипела. Озорной буран,

  сломя голову, нёсся по этому сногсшибательному ландшафту, поднимая песок и пыль, а затем нагло кидая их обратно. Вся атмосфера,

  которая окружала Мистические руины просто не могла не тревожить человеческие сердца своим кошмарным стилем. Было сложно

  представить, что буквально несколько часов назад эти самые Мистические руины были наполнены светом и донельзя пропитаны

  добродушием. Никто не мог даже и подумать, во что мог превратиться этот чудесный уголок Мобиуса.

  Среди этих гор и равнин бежал без оглядки наш Хогарт. Но в его быстром беге не ощущалось совершенно никакой тревоги. Скорее

  здесь присутствовало другое, отнюдь не лучшее чувство. Глаза гепарда так и искрились красными огоньками ненависти. Да, в его теле

  присутствовала страшная сила злобы. Зло одержало контроль над его беспомощным к этой силе мозгом, он не мог контролировать свои

  поступки. Им управляла неведомая мощь. Его шерсть вставала дыбом. Но это было не от испуга, напротив, почти не существовало в

  мире таких вещей, которые бы могли вызвать реакцию испуга у Хогарта. Вообще, не было ясно, отчего она так вставала: может быть от

  бешеной скорости, с которой бежал гепард, а может быть и от чудовищной ненависти, которая переполняла его тело. Она придавала

  Хогу коварный, жестокий вид, какой было просто нереально передать словами. Его можно было запросто спутать со злодеем.

  Но вот Хогарт постепенно замедлил бег. Вскоре этот бег перешёл в шаг, а шаг в свою очередь превратился в простое “стояние”.

  Встав, наш гепард осторожно огляделся по сторонам, наверное пытаясь понять, куда же он всё-таки забрёл. Буран продолжал поднимать

  песок с пылью, нагло кидая впоследствии обратно; вода в лужах по-прежнему продолжала булькать, словно кипя – всё было тщетно.

  Гепард не знал, где он находится. Казалось, всё ему ни по чём, его страшило что-то другое, что-то намного ужаснее всего этого. На

  минуту Хогарт затих, он встал на одном месте, как вкопанный. Едва можно было заметить, как он дышит. Можно было подумать, что он

  уже вконец успокоился, если бы не его свирепые глаза, так и искрящиеся злобой. Он сделал несколько глубоких вдохов, но даже это не

  помогло ему привести себя в нормальное состояние.

  Тут он чуть не сбил дерево, стоящее неподалёку от него, размахом своей грозной лапы с острыми, как бритва когтями, и взвыв на все

  Мистические руины, помчался дальше… Всё, что можно было увидеть из его улик, после его присутствия, так это глубокие кривые

  шрамы на том самом дереве от знакомых нам когтей…

  Хогарт молниеносно пришёл в сидячее положение после этого кошмарного сна. У него тут же участился пульс и дыхание. Он начал

  судорожно ощупывать себя. Спустя некоторое время, когда Хог наконец понял, что находится в полной безопасности и весь этот

  кошмар, что он видел пять минут назад является лишь плодом его воображения, он немного успокоился. Он долго не мог поверить, что

  видел себя таким. Хог не мог даже представить, что могло ввести его в такое состояние. Тут, пожалуй, надо сказать, что Хогарт был

  очень дружелюбным существом и его было порой довольно трудно разозлить, но зато разозлив его, можно было уже смело прощаться с

  жизнью. Таким был наш гепард. Хог был весь в поту после этой ночки и ему не мешало принять душ, что он впоследствии и сделал.

  Время шло, а его мысли о странном сне так и не покидали мозг. Действительно, почему он никак не мог избавиться от этих

  воспоминаний, ведь это был всего лишь пустой сон? Почему он продолжал отчётливо помнить каждое мгновенье того сна, в то время,

  как другие кошмары забывались им, спустя несколько секунд после скорого пробуждения?

  Но не успел Хогарт и подумать как следует над этими вопросами, как он услышал знакомую мелодию звонка своего мобильного

  телефона. На телефоне стоял определитель и он показывал всего три буквы: “Ада”. Хог мгновенно подбежал к тому месту, где звенеламелодия и поднял трубку:

  - Алло, Ада, привет милая, - расплывшись в улыбке, словно увидев её перед собой, произнёс гепард.

  - Слушай, Хог, я конечно не хочу отрывать тебя от важных дел, но мне нужно напомнить тебе о том, что ты вчера говорил мне…, -

  Достаточно строгим, но в тоже время спокойным голосом произнесла собеседница.

  - Ты о чём это? – погрузившись с головой во вчерашние воспоминания, спросил Хог.

  - Ты ведь сам назначил мне встречу у фонтана сегодня в одиннадцать, или ты не помнишь? Это ведь твои слова! Они ведь исходили от

  тебя! А, я поняла, ты просто издеваешься надо мной! Очень хорошая шуточка: притащить меня сюда, в центр города, куда я около

  четырёх часов пробиралась сквозь пробки и заторы, только для того, чтобы сказать: “привет, милая”? – возмутилась собеседница.

  - Эй, подожди, Адочка, я тебе сейчас всё объясню, - как можно спокойнее произнёс Хог.

  - Через телефон можно было и дома поговорить…, - возмутилась Ада и положила трубку.

 Хочется заметить, что если Хогарта было довольно сложно разозлить, то Аду вовсе наоборот: она была вечно чем-то недовольна. Да и

  вообще, сходства во вкусах между Адой и Хогартом почти не было: они слушали разную музыку, по-разному одевались, вели различный

  образ жизни, имели различные взгляды на мир, но зато они прекрасно дополняли друг друга и, пожалуй, только это удерживало их

  вместе.

  Хог посмотрел на часы. Циферблат показывал без десяти одиннадцать. “Проспал”, - пронеслось в голове у Хога. Затем он, без лишних

  раздумий, одевшись в свою повседневную одежду, мигом выбежал из дверей своего дома и направился к Стейшн Сквер.

  Город просто сиял в лучах солнечного света. Однако всю эту прелестную атмосферу заметно портила городская суматоха.

  Невероятные пробки на дорогах изо дня в день постоянно выбрасываемые в воздух выхлопные газы и прочие городские “прелести” не

  давали ни на секунду забыться и предаться наслаждению жизни, обрести спокойствие души. Свободные полёты мелких пташек в небе

  заменяли оглушительные полёты громадных самолётов; вместо дельфинов, маняще плавающих в кристально чистой воде Изумрудного

  моря, подводное пространство смело рассекали подводные лодки. В общем, Стейшн Сквер имело полную противоположность

  Мистическим руинам.

  Ну, а тем временем наш герой уже довольно продолжительное время стоял на остановке и ждал, как назло запаздывающий поезд.

  Вокзальные часы показывали половину двенадцатого. Хогарт начинал волноваться. Но вот, спустя ещё несколько минут, наконец

  подошёл поезд и раскрыл свои двери. Он благополучно доставил своих пассажиров в место назначения, а вместе с ними и самого Хога.

  Сойдя с поезда, он пошёл искать цветочные магазины. Он горячо любил Аду и был готов практически на всё, ради того чтобы добиться

  от неё взаимности. Он никогда и ничего не жалел для неё. Он заботился о неё много больше, чем о самом себе и в этом проявляется

  самая лучшая из его сторон. Купив в одной из встретившихся на пути магазинов самый большой букет красных роз, Хогарт скрылся в

  толпе, пробираясь к тому самому фонтану, где уже более получаса назад он хотел встретиться с Адой. И пока он пробирался, его голову

  начинали терзать воспоминания об их первой встрече с Адой.

  Это произошло на выпускном вечере. Было много веселья, как и полагалось для такого рода праздников. Кругом был смех и

  побрякивание “чокающихся” бокалов с шампанским. Был большой и длинный праздничный стол с кучей наставленных на него блюд.

  Всё это никак не могло не приносить положительных эмоций. Все участники этого торжества были наполнены радостью и

  беззаботностью. Там был и Хог вместе со своими друзьями. Тогда у него ещё были друзья. Хотя, если честно, Хогарт был одиночкой.

  Он всегда всё делал сами не нуждался в помощи других. Однако Хог тоже был счастливым на этом празднике, ну, или по крайней мере

  так выглядел. И в тот самый момент, когда друзья Хогарта попросили его сходить за пивом, наш гепард встретил свою любовь. Он

 потом ещё долго думал, что было бы с ним, не повстречавшись бы он с ней. Эта чудесная лисичка была действительно хороша собой.

  С ног до головы она была покрыта мягкой красноватого цвета шёрсткой. На ней были синие джинсы, которые очень хорошо подходили

  к её безупречному стилю. И, конечно, яркие, голубые глаза, на которые просто нельзя было не обратить своего внимания. Она сидела за

  отдельным столиком и пила шампанское. Когда Хогарт проходил мимо, он невзначай обернулся и заметил её. Их взгляды переплелись

  в одно целое. Здесь Ада лучезарно улыбнулась ему и наш гепард не смог устоять перед её манящей красотой. Он тут же забыл о пиве, о

  своих друзьях и прочих заботах, и, очарованный, подошёл к ней. Они сели за столик и разговорились. Говорили они так, будто уже

  знали друг друга. Знали всю жизнь.

  Правда, ещё, примерно недели за две до этого вечера они уже встречались, если это вообще можно было назвать встречей. Хог

  чудовищно опаздывал на какое-то важное собрание. Он бежал без остановки и столкнулся с той самой лисицей. Столкновение не было

  сильным, однако принесло не мало проблем. Видимо, девушка несла с собой кучу каких-то бумаг и прочих материалов, которые и

  уронила на пол при столкновении. Естественно, Хогарт решил помочь ей поднять разбросанные по коридору вещички, так как считал

  именно себя виновным в произошедшем. Однако, он, как я уже говорил раньше, сильно опаздывал и поэтому был готов высказать всё

  своё недовольство в самой жёсткой форме ей, которая ещё больше его задерживала. Но тут, стоило только посмотреть ей в глаза, как

  Хогарт был сразу же околдован её внешностью. И недовольная мина мигом сменилась на весьма радужную улыбку.

  Хог не мог забыть этого чудесного знакомства. В его памяти очень точно отложилась эта встреча. И хотя, годы всё шли, он всё равно

  помнил эту встречу с точно такой же точностью, как и тогда. Для него это было чем-то вроде духовной реликвии, которую он хранил

  глубоко в душе. Однако он уже добрался к фонтану, расположенному прямо в центре столичного Мегаполиса. Он знал, что опоздал, что

  провинился перед ней и хотел хотя бы как-нибудь загладить свою вину букетом сочно-красных роз, которые он держал в правой руке. К

  великому его удивлению, Хогарт не обнаружил Ады у фонтана. Однако, это не показалось ему странным. “Быть может уже ушла. Но я

  должен сделать ей предложение именно сейчас. Хватит, нельзя откладывать такие дела на потом”, - думал наш герой. Наконец,

  подождав ещё несколько минут, Хогарт начал убеждаться в том, что Ада действительно ушла. Для того чтобы подтвердить свои догадки,

  Хог начал расспрашивать прохожих об Аде. Как бы старательно не описывал её Хог, Никто из них ничего не мог сказать по этому

  поводу. Это начинало злить Хогарта.

  - Эй, ты, - вдруг услышал гепард позади себя голос.

  Хог мигом обернулся и, предварительно выпустив свои острые когти, вцепился левой рукой прямо в шею тому, чей это, собственно

  говоря, был голос. Затем, приподняв его на расстояние вытянутой руки и прижав к стенке, он как можно спокойнее произнёс:

  - А нельзя ли повежливей? Мне кажется, что “Эй, ты” звучит не очень приятно по отношению к незнакомому человеку. Я итак в ярости,

  лучше не доводи меня до крайностей… Тебе же хуже будет, - прорычал сквозь зубы гепард.

  - Хорошо, хорошо, только отпустите, - взмолился собеседник.

  - Чего тебе от меня нужно? – более-менее спокойным басом спросил гепард.

  - Вы вроде говорили, что искали лису… Я могу вам помочь.

  - Правда? Ты видел её?

  - Следуйте за мной…

  …Тот странный человек отвёл Хогарта к какому-то зданию. Оно не было большим, но казалось огромным. Оно было покрашено в

  светло-оранжевый цвет. Краска была такой яркой, что просто слепила глаза. Стиль этого здания напоминал Хогу об Арабских краях.

  Дверь, которая являлась входом в это здание, заменяло некое подобие занавеса. Да и сама форма дома с куполами на верхушке

 выглядела довольно оригинально на фоне Стейшн Сквер. Маленькие окошки причудливой, слегка скруглённой формы торчали из стен.

  Не долго думая, Хог вошёл внутрь. Такая же неописуемая картина предстала перед ним и внутри этого загадочного здания.

  Многочисленные факелы, горящие синим пламенем стояли на полу; некоторые из них были “прикручены” к стене. Они страстно

  полыхали, создавая тем самым довольно мистическую атмосферу. “Иди сюда”, - вдруг позвал чей-то голос, слышавшийся где-то далеко

  впереди. Хог побежал на шум и наткнулся на какого-то то ли тигра, то ли ягуара.

  - Кто вы? – в недоумении спросил гепард.

  - Спокойно. Я Архип – посланник твой. Великий маг, но не злобный чародей. Потрясающий ясновидящий, но не печальный пророк.

  Расскажи, что тебя так волнует, друг мой, - совершенно спокойно ответил “житель” этого здания.

  - Тот парень…, - только было начал Хог, как был перебит другим лицом.

  - А-а… Можешь дальше не рассказывать мне о своих бедах. Я чувствую, тебя тревожит что-то. Что-то очень близкое тебе. Хм… ты

  что-то потерял. Скорее всего… - тут он секунд на десять закрыл глаза и глубоко вздохнул, - эта вещь тебе очень дорога.

  - Да…, - попытался вымолвить словечко Хог, но тщетно.

  - Речь идёт о твоей возлюбленной? Её имя Ада? – задал вопрос Хогу Архип.

  - Откуда вы знаете? – спросил Хог, поражённый могуществом мага.

  - Что за ерундовый вопрос? Я ж ясновидящий! – слегка огорчённо произнёс волшебник, а затем добавил, - сейчас я достану свой

  магический шар-пророк и скажу тебе, где она и как вернуть её.

  - Хорошо. Я буду ждать столько времени, сколько вы от меня потребуете. Только скажите мне, в порядке ли она? – вымолвил Хог.

  В ответ волшебник снял покрывало с какого-то большого стеклянного шара и стал разводить вокруг него руками, словно он грелся у

  костра. Внутри него зажёгся зелёный огонёк. Сначала он был сравнительно небольшого размера, но со временем он внезапно стал

  увеличиваться, и в конце концов достиг действительно не малых размеров. Маг всё это время не переставал повторять одну и ту же

  фразу. Кажется, она была на древнегреческом языке, так как в его голосе заметно чувствовался данный акцент. Эта процедура

  продолжалась порядка десяти минут, после чего Архип сказал, что Ада была похищена недобрыми силами и сейчас находится в

  большой опасности. Он сказал, что не знает, как её вернуть, так как в магическом шаре не хватает энергии Хаоса, чтобы показать выход

  из такого, достаточно серьёзного положения.

  - Но где мне достать этот изумруд Хаоса? – задал вопрос Архипу гепард.

  - Достать изумруд Хаоса сможешь ты только у вечного алтаря. Но это не так-то просто. Видишь ли, этот изумруд очень хорошо

  охраняется. День и ночь, в бури и в грозы, в мороз и в жару, в дождь и в снег изумруд остаётся на своём месте, где и лежал ранее. Ещё

  никто не мог пробраться туда и забрать его, - проговорил маг.

  Не тратя времени попусту, Хог попросил карту этого места у колдуна. Это означало ничто иное, как то, что он согласен даже на

  такие условия. Им двигала чудовищная сила любви и он не мог отступить. Идти до того места оказалось не очень далеко, от силы

  восемь километров. Но вся трудность похода состояла совсем не в расстоянии.

  Покушение на изумруд Хог затеял на ночь. У него не было чётко скорректированного плана и это немного волновало. Хог не мог

  потерпеть поражения. Победа значила для него всё. В противном случае он мог потерять и Аду, и свою собственную жизнь.

  Приближался вечер, а вместе с ним и наш Хогарт приближался к вечному алтарю. Он остановился передохнуть, так как шёл без

  остановки уже довольно долгое время. Много закатов повидал в своей жизни Хог, но этот был каким-то особенным. Он не был похож

  на другие закаты. Солнце ласково ложилось на мягкие, перистые облака. Ярко-голубое небо превратилось в оранжевые воздушные

 просторы. Затих ветер, словно в ожидании чего-то божественного. Ах, как сейчас хотел Хог, чтобы Ада была с ним и точно так же

  наблюдала за купающимся в облаках солнцем! Как он хотел сейчас просто обнять её и, наконец-таки почувствовать себя счастливым!

  Увы, такие мечты воплощаются в реальность только в сказках. В жизни у каждого свой конец…

 Эпизод 2: рвение к лучшему

 Спустя непродолжительное время закат вконец погас. Грустное солнце окончательно закатилось за тучи и отдало своё преимущество

  луне. Наступило время действовать. Хогарт спрятался в кустах и наблюдал за алтарём, как дикая кошка за своей добычей. У его

  подножия туда-сюда сновали ехидны, тем самым патрулируя сию местность. На верхушке пирамиды покоилось именно то сокровище,

  которое было так нужно нашему Хогарту. На этой ноте он нахмурил брови, пытаясь сосредоточиться на своей тактике. Он долго

  раздумывал, прежде чем начать нападение. Обдумывал все плюсы, все минусы, все прелести и все недостатки в этом нападении.

  Наконец, так в результате ничего и не придумав, а только лишь понапрасну потеряв своё драгоценное время, Хог всё-таки подобрал

  момент и выпрыгнул из своей засады. Внезапное появление врага было настолько неожиданным, что ехидны, будучи хотя и

  благородными, отважными созданиями, просто-напросто пустились в рассыпную. Они бежали, не смотря на то, что были достаточно

  хорошо вооружены и в любую секунду могли принять бой.

  А вообще, страх – вполне нормальная для живого существа реакция. Недаром ведь говорят, что “только дурак ничего не боится”. В

  этом высказывании есть по-своему глубокий смысл.

  Итак, Хогарту оставалось только подняться наверх и взять изумруд Хаоса. Конечно, желательно было сделать это как можно

  быстрее, так как ехидны были не из тех зверей, что так просто сдаются. Наверняка они побежали за подмогой. Между тем, Хог

  мгновенно взобрался по ступенькам на самый верх и подобрался к изумруду поближе. Изумруд светился тёмно-зелёным цветом,

  освещая тем самым весь алтарь.

  - Отсюда невозможно уйти незамеченным, - вдруг остановил Хога голос, доносящийся из-за его спины.

  - Я так не считаю, - возразил Хог и положил к себе в карман изумруд.

  Когда он обернулся, то увидел перед собой Наклза, великого и ужасного. Хог знал, что непременно что-то пойдёт не так, но чтобы он

  попал вот в такую передрягу! Наклз не стал долго думать. Он со всей своей мощью размахнул своими лапами и накинулся на Хога.

  Против Наклза было бесполезно сражаться, поэтому гепард твёрдо решил уворачиваться от его атак. Вот Наклз как следует прицелился

  к мишени и прыгнул, но наш Хогарт обладал просто молниеносной реакцией (на то он и гепард), и поэтому он с лёгкостью отскочил

  от того места, на котором стоял секунду назад. Бедный Наклз не успел затормозить и врезался в одну из колонн, на которых держалось

  всё это величественное сооружение. Причём врезался так сильно, что колонна покачнулась и с потолка начали отлетать куски мрамора.

  Было видно, вечный алтарь сыплется. Пути назад нет, ничто уже не вернёт его прежнее состояние. Начался шум, который представлял

  некоторое подобие тому шуму, какой возникает при сходе снежных лавин с гор. Этот неугомонный шум со временем не утихал, вовсе

  наоборот, с каждой секундой он становился всё громче и насыщенней. На раздумье времени не было, но наш Хог не был черепахой,

  поэтому смог взять себя в руки и скрыться с изумрудом в гуще джунглей. Только он было развил скорость, как вдруг резко остановился

  и обернулся. Пейзаж был не из лучших. По вине Хогарта алтарь превратился в руины. От того, что хранилось веками, что передавалось

  из поколения в поколение совсем ничего ни осталось. Серьёзный взгляд Хогарта. До краёв заполнялся тревогой.

  Тут он ринулся обратно, к остаткам алтаря. Он очень торопился, он бежал на помощь с неведомой скоростью. Вот, не прошло и двух

  минут, как Хог снова стоял у того самого алтаря. Он выискивал глазами Наклза. Наклз лежал без сознания около той колонны, об

  которую ударился головой при нападении на гепарда. Хогу удалось вытащить из обломков вечного алтаря хранителя изумруда

 буквально за секунду до того, как на то место, где только что лежало его немощное тело обрушилась огромная плитка мрамора. Хог

  взял пострадавшего на руки и благополучно доставил в быстром беге в затерянные джунгли. Там, послушав сердце, пощупав пульс,

  проследив дыхание и в конце концов убедившись в том, что ехидна остался жив, гепард оставил его под одним из деревьев и скрылся в

  сумраке.

  По пути он пытался осмыслить свой поступок, совершённый накануне. Он даже не знал, что лучше: оставить в живых Наклза или же

  умертвить! Подумайте сами: зачем человеку жить, если у него отняли всё, ради чего он работал и трудился, зачем Наклзу жить, если

  изумруд Хаоса, который он терпеливо охранял практически всю свою жизнь, не жалея сил своих, не щадя живота своего, похищен, а

  алтарь, где он проводил почти любую минуту своего свободного времени разрушен? Но видит Бог, Хог хотел как лучше. Здесь его

  осенила суровая правда жизни: иногда, для того чтобы достигнуть своего счастья, нужно отнять его у кого-нибудь другого. Быть может

  именно поэтому не может быть такого в нашем мире, чтобы каждый человек был счастлив?

  Однако, вернёмся к делу. Восемь километров для гепарда было сущим пустяком, но вот дождь, который не слабо зарядил почти с

  самого начала его пути и сопровождавший его впоследствии весь этот путь, от и до, заметно понижал тонус Хога. Пробежав энное

  количество расстояния, Хог наконец понял, что сейчас ему самое время переждать непогоду в джунглях. Так он и сделал. В джунглях

  было более-менее уютно, так как дождь, уже давно перешедший в ливень плохо проникал в сии глухие чащобы, из-за листвы. Однако

  капли, которые всё же проникали сквозь заросли, были на редкость крупными и холодными. Они, словно пули, жгли своей на редкость

  низкой температурой молодое тело гепарда, создавая довольно неприятное ощущение. Они причиняли боль, как моральную, так и

  физическую. От такой неблагоприятной погоды хотелось плакать. У Хогарта с ливнем были связаны самые горькие воспоминания.

  Примерно в такую же погоду его бросила мать. Он был вынужден сам добывать себе пищу. Это было не так-то просто сделать, так как

  Хог к тому времени ещё не был достаточно взрослым. Он имел непостоянное место жительства, был кочевником. Ему было очень

  тяжело “вставать на ноги”. Но, как видите, он преодолел все невзгоды и превратился в настоящего, смелого и отважного,

  непоколебимого гепарда. Только вера в лучшее, в надежду на светлое будущее, в то, что все невзгоды когда-нибудь всё-таки пройдут и,

  что наступит более лучшее время, давали ему жить. Естественно, всем этим “светлым будущим” и являлась Ада, единственная и

  неповторимая, безукоризненная лисица. Она была его единственным спасением.

  Ну, а между тем к дождю добавилась молния в комплекте с грозой. Вся живность попряталась в свои норки и дупла. Эти мрачные

  раскаты грома заставляли сердце Хогарта всё больше и больше трепетать. Нет, он не боялся грома, просто с каждым новым стуком

  перед его глазами всё чётче проявлялись те страшные воспоминания, которые он был бы рад выбросить из головы и забыть, но, к

  великому сожалению не мог. Он бы всё отдал, чтобы больше не видеть этих картин перед собой, но забыть всё это было просто

  невозможно.

  Так в джунглях прошла вся ночь. Дождь, долго не прекращавшийся, наконец затих и тучи рассеялись. Сквозь них начали проходить

  светлые солнечные лучики. Воздух был свеж, деревья просто сияли чистотой. Хог встретил новый день. Но вот, резко отбросив все

  сантименты прочь, гепард принялся за дело. Он ещё раз прощупал карман на наличие изумруда Хаоса и, убедившись, что он находится

  в целости и сохранности, продолжил свой путь. Бежать по лужам, оставленными вчерашним дождём было неприятно и неудобно,

  поэтому Хогарт не счёл необходимым бежать с максимальной скоростью. И вот, не спеша, спустя некоторое время, гепард уже видел

  тот самый необычный дом. Такого ярого удивления на Хога он на этот раз не произвёл. Наш герой смело вошёл в “дверь” и уже во

  второй раз окинул взглядом кучу факелов. “Иди сюда”, - позвал его уже знакомый голос, раздавшийся где-то далеко впереди. Хог

  уверенно прошагал вперёд и встретился с уже знакомым ему лицом.

 - Приветствую тебя, о воин добра и света. Что принесло тебя сюда? – поприветствовал Хога “житель”.

  - Что за глупый вопрос? Ты же сам мне говорил, чтобы я принёс тебе изумруд Хаоса. Ты же сам хотел мне помочь вернуть Аду, или это

  было просто отвлекающим манёвром? – с лёгкой, но постепенно нарастающей злобой произнёс гепард.

  - Ах да! Хогарт! Ну, и где же твой изумруд? – прежним голосом промолвил волшебник.

  - Вот, - проговорил Хогарт, доставая из кармана сокровище и передавая его в руки колдуну, - но это не МОЙ изумруд! Ты даже

  представить себе не можешь, на что мне пришлось пойти ради него. Я мог отнять чужие жизни из-за какого-то там изумруда. Пусть

  Господь распоряжается чужими судьбами, а я не в праве этого делать. Я выполнил твоё условие, теперь ты выполняй своё.

  Волшебник вновь достал свой пророческий шар и начал приговаривать какие-то древнегреческие фразы. В шаре снова засуетился

  зелёный огонёк. Тут он взял изумруд в правую руку и так крепко сжал его, что распорол себе ладонь. Из образовавшейся раны брызнула

  кровь. Красные капельки попали на шар и тут же испарились. Но вот зелёный огонёк в стеклянном шаре замер и колдун перестал

  приговаривать свои заклинания. Он сделал удивлённое лицо и стал внимательно осматривать каждый квадратный миллиметр

  драгоценности. Несколько минут спустя, маг положил изумруд на одну из своих полок и, покорно опустив голову, сказал следующее:

  - Сожалею… Он не функционирует.

  - Что значит не функционирует?

  - То и значит. Мне нужно сделать срочную экспертизу. Я должен проверить его на подлинность. Думаю это займёт пару дней.

  Хогарт быстро встал со стула и поднял волшебника за шкирку. Затем он грозным голосом произнёс:

  - Ты это сейчас пытаешься намекнуть мне, что весь этот путь, который я проделал, ради чего я рисковал своей жизнью, всё это было

  зря? Вздумал сменять надо мной? Раз уж на то пошло, я не дам тебе спуску…

  - Заработало…, - едва вымолвил своим тоненьким дрожащим голоском колдун.

  - Так-то лучше, - с явным успокоением произнёс Хог.

  - О-о… Я вижу её… Я чувствую присутствие нечистой силы рядом с ней… Эта сила довольно мощна, - тут Архип вздрогнул и

  сглотнул, - она находится у синего ежа по имени Соник.

  - Соник говоришь? Как она к нему попала-то? – с ярко выраженным недопониманием произнёс Хогарт.

  - Извини, друг, мой шар может только видеть будущее и настоящее. О прошлом ни-ни, - изъяснился предсказатель, добавив после

  десятисекундного молчания, - ты должен привести ко мне этого ежа в целости и сохранности, не вздумай причинять ему смертельный

  ущерб. Я разберусь с ним лично, когда ты доставишь мне его сюда. Я получу своё, ты получишь своё.

  - Идёт, - сказал Хог и пожал Архипу руку в знак заключения устного договора.

  Наш герой вышел из этого здания с лёгким недовольством. Он не знал, что колдун даст ему ещё одно поручение. Но, как вы уже

  знаете, наш Хогарт был весьма и весьма терпеливым зверьков, и поэтому даже не подал виду, что его терзает злоба. Он думал, что Ада

  уже у него в руках, когда нёс изумруд колдуну, что они снова заживут долго и счастливо, но не тут-то было. Жизнь полна

  неожиданностей и этот случай служит тому доказательством. Всё было бы слишком просто, если бы каждое человеческое желание вмиг

  исполнялось.

  Хогарту было очень сложно найти Соника, словно иголку в стогу сена. А ведь для того чтобы кого-то найти, нужно знать интересы

  этого человека, его пристрастия, увлечения. Хог не был роботом, который мог бы выследить с помощью своих датчиков любого

  человека, зная только его имя. Он не был гениальным сыщиком, который мог бы собрать кучу улик на ровном месте и разгадать, как

  ребус месторасположение необходимого ему человека. Он был обычным зверем и в его ситуации можно было надеяться только на

 удачу. И действительно, фортуна не отвернулась от него. Хогарту улыбнулась удача: не далеко от гепарда был виден синий вихрь. Этот

  вихрь мог создавать только Соник своим реактивным бегом. Но Хог недооценил его; он не знал всех способностей ежа. Он быстро

  пронёсся мимо гепарда, растрепав всю его шерсть и повалив пару близстоящих деревьев. Естественно, Хогарт, в надежде поймать

  добычу, погнался за Соником. Ландшафт попался куда более ужасный, чем хотелось бы. Они мчались по джунглям. Из-за тут и там

  встречающихся деревьев, нельзя было бежать на полной скорости. Да и непросохшая земля после недавнего дождя тоже затормаживала

  их гонку. В той гонке присутствовал великий риск споткнуться и сломать себе всё, что только можно (скорость-то всё-таки не детская),

  но это ничуть не пугало Хога, а вовсе наоборот, заряжало долей адреналина. Он считал экстрим своей стихией. И всё же, что не говори,

  а кочки, и тут и там торчащие корни деревьев очень сильно мешались нашим соперникам. Соник при всём этом ещё как-то умудрялся

  вилять и поворачиваться. То ли он показывал этим свою бесприкословную профессиональность, то ли спешил по своим делам, то ли

  просто дразнил Хогарта, но было видно одно – ёж заметил, что у него появился достойный оппонент, не уступающий ему почти не по

  каким параметрам, повторяющий его практически во всех критериях. Он видел, что Хог сидел у него на “хвосте”. На лице ёжика

  появилась ехидная ухмылка. Он слегка наклонил голову и прибавил ходу, что было мочи. К тому времени экстремальная гонка уже

  превратилась во внедорожный забег. Хотя песок было гораздо хуже травы, но по крайней мере на данном ландшафте не было ни

  единого деревца, в которые можно было врезаться. Тем более на такой местности можно было показать свою истинную мощь, развить

  самую, что ни на есть максимальную скорость, что и сделал Соник. Хогарт, хотя и был достаточно быстр в своей среде обитания, но с

  Соником сравниться не мог. И если в чаще он ещё хоть как-то мог конкурировать с синим ежом, то в пустыне его “соперничество” дало

  трещину. Он чувствовал, как силы покидают его. Хог всё сильнее и сильнее начинал отставать от Соника, но тем не менее не упускал

  его из виду.

  Вот нашими бесстрашными героями было проделано уже несколько сотен километров, но никто из них даже и не думал сдаваться.

  Тут Соник услышал до боли знакомый шум мотора – это летел Тейлс на своём “Торнадо”. Он пошёл на снижение и Соник запрыгнул

  на заднее сидение аэроплана. Затем “Торнадо” снова начал набирать высоту, отдаляясь от Хога, и в конце концов превратился в

  маленькую точку в небе. Хогарт потерял шанс на то, чтобы поймать ежа. Следовательно, Хог потерял шанс вернуть Аду. Он ещё долго

  бежал, следя глазами за этой точкой, пока наконец совсем не устал. После этого он сел посреди дороги и глубоко задумался. Он понял,

  что физической силой Соника не проймёшь, что надо подходить к этой проблеме с умом. Так, со сосредоточенным лицом, Хог просидел

  вплоть до позднего вечера. Он был так напряжён, что казалось, ничто в мире не могло отвлечь его от этих раздумий.

  Наконец, Хогарт, соорудив тактику, встал и начал копать яму. Копал он её очень долго, на протяжение целой ночи. Зато яма была

  глубокой, так что потрудился наш “ловец” на славу. На дно он положил сеть, видимо, для того чтобы когда (и если) туда свалится

  добыча, забрать её с собой и отнести к волшебнику для определённых целей. Сверху он застелил всё это дело листвой и ветками для

  пущей маскировки. Выглядела ловушка вполне приемлемо. Вот только все эти старания оказались напрасными. Всё дело было в том,

  что бедный Хог не учёл при разработке своего плана того важного факта, что Соник – это не просто ёж, это реактивный ёж. Естественно,

  зверёк промчался по ловушке с такой скоростью, что та просто не успела обрушиться. Соник был как всегда на высоте. Но Хогарт не

  переставал отчаиваться: чего он только не предпринимал для того чтобы поймать ежа. Хог сооружал и минные поля, и натягивал сетку

  между деревьями, даже Эми похитил, - ничего не могло остановить ёжика. Наконец гепард пришёл к очень интересному выводу: он

  подметил, что Соник ежедневно бегает по одному и тому же маршруту одного и того же ландшафта, в одном и том же направлении

  одного и того же времени. Видимо, для ежа это было чем-то вроде утренней пробежки. Похоже, что Соник таким образом старался

  поддерживать себя в хорошей форме. И эта предсказуемость послужила Хогу хорошим планом для очередного покушения.

 Эпизод 3: угрюмый свет.

 Однако, успех этого плана уже зависел полностью от точности в математических вычислениях. Любая погрешность могла привести весь

  проект к неминуемому краху, к провалу задания. План был не из числа мудрых: Хог хотел подкараулить Соника и подставить ему

  подножку. Но для того чтобы воплотить этот план в реальность, ему нужно было наверняка знать, во сколько именно часов, минут и

  секунд Соник пересечёт именно этот участок, а это было, откровенно говоря, не лёгкой задачей. Ну, в общем высчитал Хог, всё что

  необходимо, для того чтобы поймать Соника. Ошибку в уравнениях Хог мог заметить только в том случае, если бы поймать Соника не

  удалось. Это был его последний шанс вернуть Аду и снова зажить долго и счастливо, заботясь только о совместной любви и больше ни

  о чём другом.

  Вот наступил новый день. Подходило то время, в которое Соник по своему обыкновению начинал осуществлять свою пробежку. Вот

  появился синий вихрь, с каждой секундой приближающийся всё ближе и ближе. Претворение в жизнь этого плана требовало

 Мгновенной реакции, чего было хоть отбавляй в Хогарте. Он быстро рванул навстречу Сонику и подставил подножку. Тот зацепился и

  кубарем покатился по земле. Он катился с такой страшной силой, что Хогарт начал было сомневаться в том, что этот грандиозный план

  должен оставить его в живых. Соник катился по песку, оставлял за собой клубы пыли. Наконец, когда всё затихло и туман,

  образовавшийся из пыли, рассеялся, Хог подошёл к неподвижно лежавшему на песке телу Соника и осмотрел его. Он был весь в

  синяках и ссадинах, повсюду блистали кровавые шрамы, но не смотря на это, он всё ещё дышал. Хог осторожно поднял его, затем

  взвалил к себе на плечи и понёс к колдуну…

  Хогарту, за всё это время пути никак не могло прийти в голову: как же этот ёжик, который на продолжении многих лет своей жизни

  сражался со злобными машинами, самой разнообразной конструкции и раскрывая вмиг все самые коварные планы доктора Роботника,

  мог попасться в такую примитивную ловушку? Вот так всегда: сегодня ты правишь миром, а уже завтра вынужден пресмыкаться…

  …Хог подходил к магическому дворцу. От перегрузки мыслями у него трещала голова. Ему было важно успокоить в себе зверя,

  иначе быть нервному срыву. Дыхание Соника было затруднено. Он с трудом мог пошевелиться. Смотря на такое состояние Соника,

  Хогарт мог не бояться за то, что он (Соник) сейчас возьмёт и убежит на свободу, обведя гепарда вокруг пальца. Соник был слишком

  слаб для этого. Но с другой стороны, Хог сравнительно мало знал о еже, для того чтобы делать такие выводы. Соник мог просто

  профессионально прикидываться раненым, но зачем ему это было надо? Вот поэтому-то Хог и был уверен в своей безоговорочной

  победе. Вот он вошёл в здание в третий раз. Услышав знакомую фразу, которую он уже заучил наизусть, гепард помчался на шум.

  Прибежав в огромный зал, Хог внимательно осмотрел местность.

  - Добро пожаловать, друг мой! – обрадовавшись приходу Хога, сказал чудотворец.

  - Я тоже очень рад встрече, - кивнул Хогарт.

  - Вижу ты добыл мне ежа! Я поражён. Как тебе это удалось? Ну да неважно.

  Хог передал, истекающего кровью Соника Архипу. Тот в предвкушении победы потёр руки и отнёс его в другую комнату. Потом он

  вернулся и, стоя спиной к Хогарту, уже изменившимся (и надо сказать не в лучшую сторону) голосом проговорил:

  - В тюрьму его! А синего заприте в отдельную кунсткамеру, мне нужно будет поговорить с ним наедине на днях.

  Откуда ни возьмись, со всех сторон появились люди. Все они были одинаково одеты и тем самым создавали некую похожесть друг

  на друга. Они взяли Хога и Соника под руки и потащили по тёмному коридору. Коридор этот был действительно тёмным. То ли из-за

  того, что его не освещало ни одной лампочки, то ли из-за того, что в его стенах не было ни одного окна, а может быть просто так было

  надо. Наших героев потащили в разные стороны, так что они не знали, где находятся. Соник не знал, куда заключили Хога, а Хог не

  знал, где находится Соник. Тюрьма не отличалась своей необыкновенностью. Ну, разве что она была гораздо меньше по площади. Она

 состояла всего из пяти-шести камер. Сами камеры представляли собой небольшие квадратные помещения, довольно пустые по поводу

  мебели (была только кушетка). На одной из стен красовалось окошко, перекрытое железной решёткой. Стены не могли похвастаться

  своей красотой. Они были все перекрашены, а кое-где даже были выбиты разные надписи. Эти надписи не сулили ничего хорошего. Это

  озночало, что люди, сидевшие так же как и Хог в заключении, так же имели тяжёлую жизнь. Только по-настоящему удручённый

  печалью человек мог выгравировать печальную надпись. Хог был уверен, что все эти люди были добрыми и боролись лишь за свет, что

  они были несправедливо осуждёнными. К сожалению или к счастью, но наш гепард был как раз таки из их числа. Сонику досталась не

  лучшая камера. Но он всё равно радовался. Радовался хотя бы тому, что у него есть крыша над головой, был доволен, что существует на

  свете, что он любит и живёт. Соник ещё долго лежал без сознания.

  Прошло два часа. В камере Хогарта стояла гробовая тишина. Он не думал сопротивляться, бежать. Сейчас его мозг был занят

  совершенно другими мыслями. Для того чтобы решить, как действовать дальше, Хогарту нужно было разобраться в том, что с ним

  происходит сейчас, одним словом в настоящем. Он был в шоке. Он не ожидал такого разворота событий. Хог начинал понимать, что всё

  это было подстроено с самого начала. Он понял, что с того момента, как он проснулся, все его дальнейшие действия были высчитаны

  Архипом. Его поражала гениальность колдуна, и в то же время он обвинял себя в излишней невнимательности по отношению к

  окружающему миру. Хогарт признавал, что был слеп. Он понял, что маг подстроил всё с самого начала, что именно он похитил Аду, для

  того чтобы Хог, обеспокоившись отсутствием её у места встречи, начал просить помощи у прохожих людей. Естественно, волшебник

  нанял знакомого человека, или даже может незнакомого, за определённую сумму денег, или может не денег, а ещё чего-нибудь, короче

  за вознаграждение, чтобы тот привёл Хога к чародею, и тот уже начал втирать ему разные умные вещи. Колдун на самом деле им и не

  был. Далее, с его помощью он попытался ограбить вечный алтарь и, как потом выяснилось, попытка эта оказалась на удивление удачной.

  Архип понимал, что ему самому было невозможно справиться с этой загвоздкой, поэтому он поручил всё это Хогарту. Вопрос состоял

  только в том, зачем ему так срочно понадобился этот изумруд Хаоса? О, об этом было лучше не задумываться. Ведь мы знаем, что сила

  Хаоса – это энергия, усиленная сердцем. Только воистину добрый человек может творить добро, сея по всей земле семена света. Злодей

  же может творить только зло, испепеляя всё вокруг. В результате, сила Хаоса полностью зависит от выбора сердца. Какая душа им

  завладеет – такой и будет энергия. Но мы-то с вами знаем, по крайней мере теперь, к какой стороне относится колдун! Вот именно

  поэтому и нельзя было допустить того, чтобы этот изумруд оказался под властью волшебника. Естественно, Архип очень хорошо знал

  это место, так как дал Хогу карту, им же вычерченную от руки. Карта полностью совпадала с местностью, обстановка в реальности была

  точно такой же, как и на бумаге. Кроме того, волшебник прекрасно понимал то, что Хог может встретиться с самим хранителем

  изумруда, владыкой вечного алтаря. И что самое интересное, он не предупредил гепарда об их возможной встрече с Наклзом, а это

  значит, что он не был против. Это означало, что ехидна был его врагом и он хотел устроить ему “приятную неожиданность”. Архип

  хотел “убить двух зайцев одним ударом”, и было похоже, что ему всё-таки удалось избавиться от Наклза и одновременно с этим

  получить к себе в распоряжение Хаос изумруд, одним словом план удался. Но не совсем. Наш Хог не был извергом, он был борцом за

  свет, а не за тьму, и поэтому оставил своего врага-Наклза в живых. Избавиться от Наклза не удалось, но заполучить изумруд – вот что

  самое важное! Прохвост Архип всё-таки обманул Хогарта, бывшего просто игрушкой в его руках. Затем Архип послал Хогарта за

  Соником, так как опасался за то, что он, узнав о краже изумруда, конечно же прибежит и отберёт драгоценность, ведь выследить кого-то

  для Соника не составляло абсолютно никакого труда. Да и кроме того, Соник являлся не только перегородкой на пути к славе для

  Архипа, но и серьёзной угрозой. Он ненавидел Соника. Отсюда начали возникать подозрения, что он был как-то связан с Роботником.

  Иначе, что он мог иметь против синего ежа? Ну, а после того, как Хогарт принёс Соника чародею, он больше стал не нужен ему и

 волшебник решил посадить гепарда в каталажку. Конечно же, он боялся за свою жизнь, за то, что Хог, будучи довольно мстительным

  созданием, безусловно бы попытался порешить с обидчиком, и его можно было понять. Это чувство вполне могло возникнуть из-за

  несправедливого отношения к нему. Ведь Хог был для предсказателя лишь пешкой на шахматной доске. Без Хога, Архип бы никогда

  не добился изумруда. Что вы чувствуете, когда видите, что вами управляют, подобно пешке, когда с вашей помощью пытаются

  достигнуть своих целей? Да, кто-то может подумать, что это является вовсе не бездушным мошенничеством, а очень даже благородным

  поступком. Вынужден не согласиться с этим мнением: благородным поступок может называться только тогда, когда человек

  сознательно помогает другому, не требуя совершенно ничего в замен, а не когда его нагло используют в своих личных целях. Вот

  именно это сейчас и чувствовал наш герой. Хотя насчёт того, за что Архип посадил Хога в тюрьму, гепард был не уверен. Он выпустил

  из своей лапы коготь и выцарапал им на стене надпись: “Нет справедливости в мире”. Эта надпись стала одиннадцатой из тех, что

  когда-либо оставляли на этой стене и она полностью отражала настроение гепарда…

  Тем временем, совершенно в другой камере, располагавшейся довольно далеко от той камеры, куда засадили Хога, Соник начинал

  двигаться. Он очнулся. Раскрыв глаза, бедняга пришёл в глубочайшее удивление. Он не понимал, где он находится и как сюда попал.

  Опомнившись, ёж попытался встать на ноги, что в конце концов получилось, хотя и не без усилий. Он был ещё достаточно слаб, для того

  чтобы двигаться, но не смотря на это, ёж всё-таки попытался подняться и подойти к решётке. После пары неудачных попыток, ёжику

  улыбнулась удача, и вот, спустя несколько минут, он уже стоял у решётки.

  - Как я сюда попал? – спросил ёж у охранника.

  - Хе.. Ну народ пошёл! Через вход, как же ещё? – шутливо произнёс охранник.

  - Каким образом я имею ввиду? – сформулировал свой вопрос Соник.

  - Тебя принёс сюда какой-то гепард. Ты тогда был без сознания. Да и вообще, не задавай мне таких вопросов. Я тебе не всезнайка, а

  охранник тюрьмы. Откуда я тебе буду всё про всех знать? – возмутился охранник.

  Соник потерял много крови и поэтому находился в полусонном состоянии. Все движения казались плавными, а все звуки

  приглушёнными. Соник прислонился к стене и начал усиленно вспоминать, что же всё-таки произошло. Надо заметить, что потеря

  крови наихудшим образом отразилась на провалы в памяти, которые так мешали Сонику вспомнить былые времена.

  Наступил следующий день. Хог встретил его с крайней неохотой. Ведь теперь он был лишён не только любви всей своей жизни, но и

  святой свободы. Лучи солнца как-то боязливо заглядывали в окошко, наверное тоже боясь потерять свободу. И хотя они не были

  живыми, их нельзя было потрогать, но с ними Хогарту становилось куда уютнее, чем наедине с самим собой. Вот яркий солнечный свет

  упал на выцарапанную измученным жизнью гепардом надпись, словно подтверждая его слова. Буквы заблестели так сильно, что

  начинали просто слепить глаза. Хог зажмурил глаза от столь яркого света. Вот он подошёл к решётке и, схватившись за толстые прутья

  обеими руками, позвал охранника. Охранник не заставил себя долго ждать, он подошёл к Хогарту и спросил, что ему от него нужно.

  Гепард попросил позвать колдуна и охранник, немного помешкавшись перед этим, удалился. Прошло около десяти минут, когда в

  помещение вошёл хозяин здания.

  - говори правду, - строго начал Хог.

  - Какую правду? – с недоумевающим видом и вообще, не понимая, о чём идёт речь спросил маг.

  - Да уж ту самую. Расскажи мне о том, зачем ты меня сюда посадил, и зачем украл Аду, - в ярости начал объяснять гепард.

  - Хм.. Я вижу, ты раскусил меня, как грецкий орех. Браво, мои поздравления, - с лёгким удивлением произнёс чудотворец.

  - Я требую правды! – не мешкая, заревел Хог.

 - Хочешь правды. Что ж, нет ничего проще, - сказал чародей, усевшись поудобнее, - я давно хотел заполучить изумруд Хаоса, можно

  даже сказать, почти всю свою жизнь. Но мне мешали разные нехорошие обстоятельства, то и дело встречавшиеся у меня на пути.

  - Рассказывай, как можно подробнее. Я хочу знать всё о том, почему ты решил наказать меня таким образом, - высказался Хог.

  - Так вот… Тринадцать лет назад, когда я был ещё совсем молод и только делал первые шаги в покорении миров, я впервые узнал об

  изумрудах Хаоса, способных дарить чудовищную энергию. Ещё за семнадцать лет до этого я посетил тёмный алтарь, нечто вроде

  вечного алтаря, только направленный на получение тёмной энергии, в отличие от вечного, чья сила была направлена на получение

  светлой энергии. Сейчас, правда, этого алтаря уже не существует. Его испепелили дотла союзники вечного алтаря, а клан тёмного

  алтаря был найден и публично повешен за злодеяния. И перед тем, как умереть, древние пророки сказали мне, что чуют во мне

  большую мощь…

  - Погоди. Ты состоял в этом клане? – перебил Архипа наш гепард.

  - Да, я был одним из его приспешников. И эти прорицатели рассказали мне о том, что я был избран, для того чтобы совершить великое

  зло и мне был нужен всего один изумруд, для того чтобы прийти к суперформе и привести в ход механизм тотального разрушения. Я

  не знал тогда, что это такое, не знаю и до сих пор, но постараюсь выяснить в скором времени. Изумруд, как видишь, у меня уже есть.

  - Я понимаю, но как это связано со мной? – вновь перебил Архипа своим вопросом наш герой.

  - Потрепи. Всему своё время. Ну, значит прорицатели рассказали мне об огромной силе, покоящейся внутри меня. В начале я им не

  верил и считал все эти высказывания лишь глупой выдумкой, но теперь начал понимать, в чём состоит вся истина. И перед тем, как

  закончить свой пророк, духи предупредили меня. Они сказали мне, что через тридцать лет, когда заветная цель будет уже так близка к

  исполнению, у меня на пути встанет некий “двенадцатый спаситель” и разрушит все мои коварные планы. Вот уж не думал, что им

  окажешься ты!

  - И ты решил заманить меня к себе с помощью Ады, так? Получается, что она тебе нужна только из-за этого? – догадывался Хог.

  - Именно.

  - Если ты такой избранный, то почему сам побоялся достать изумруд и расправиться с Соником?

  - Видишь ли, чужими жизнями рисковать куда проще, чем своей собственной.

  Здесь Хог не сдержался и, резко просунув руки через решётку, попытался достать своими наточенными когтями волшебника. Но

  волшебник находился на безопасном расстоянии от гепарда, и поэтому, как бы Хог не старался причинить магу боль, ничего не

  получалось. Сам маг с любопытством наблюдал на истерику Хога. Минут через десять он успокоился и совершенно нормальным, может

  даже слегка жалостливым голосом проговорил:

  - Архип, я знаю, в тебе же есть хотя бы капля добродушия. Отпусти её. Отпусти Аду. Зачем она тебе нужна? Что она тебе сделала? Тебе

  нужен я, а не она. Вот и возьми меня, а Аду оставь в покое. Дай ей ещё раз почувствовать свободу, дай ей насладиться жизнью. Пусть

  хотя бы она будет счастлива.

  - Эти тигры в клетке – все они марионетки…, - напевая эту фразу, покинул помещение чудотворец.

  На этом их разговор окончился. Хог ещё долго сидел на кушетке, вспоминая те чудные дни, когда Ада была вместе с ним, когда не

  существовало никаких забот, когда слово “грусть” было не знакомо им двоим…

  А тем временем, Соник услышал знакомый рёв мотора. Это был Тейлс. Каким-то образом нашёл Соника и торопился к нему на

  помощь. Самолёт приземлился около всем уже давно знакомого здания. Спустя пару минут, “пассажиры” ворвались в дом и окружили

  Архипа. Волшебник был вынужден поднять руки, так как на него уставились одиннадцать пар недовольных глаз. Спасать Соника

 пришли все: Наклз, Биг с Фрогии, Шэдоу, Руж, Эспио, Вектор, Эми, Крим с Чизом, е-123 Омега. Но во главе стоял Тейлс, так как

  именно он учредил это “освободительное движение”. Они без труда нашли камеру, в которой сидел Соник и вызволили его оттуда. А на

  вопрос о том, как же Тейлс узнал про его похищение, лис с гордостью ответил, что видел этот момент с птичьего полёта. Прощё говоря,

  в тот момент, когда Соник был похищен гепардом, Тейлс как раз летел по своим делам, и совершенно случайно, ввязался в эту историю.

  Всё это произошло довольно быстро. Но вот, к Хогу подошёл, уже поправившийся к тому времени Соник. Его вид был очень печальным.

  Он так странно посмотрел на гепарда и дрожащим голосом сообщил ему, что они не успели спасти Аду…

  Взгляд Хогарта, до этого момента привязанный к персоне синего ежа, вдруг резко упал вниз. Было видно, что он не ожидал таких

  известий. Хог попросил оставить его в покое. Он снова закопался в своих мыслях. Его тело начало заметно трястись. Он сел на корточки,

  облокотившись на стену и задрал голову прямиком вверх, глядя прямо в потолок.”Её больше нет”, - думал он и лишь от одной этой

  мысли на его глазах наворачивались слёзы. Его глаза, ставшие уже совсем стеклянными, наполнялись презрением к жизни. Хогарт

  окончательно потерял своё стремление обрести свободу, присутствовавшее в нём пять минут назад. Он покачал головой в знак

  несогласия с распоряжением судьбы. “Так не должно быть”, - говорил он про себя. И после этих слов, слёзы, одна за другой, покатились

  по его щекам. Ах, как это больно, потерять надежду на светлое будущее! Как больно осознавать, что жизнь прожита зря, и что былого

  счастья уже не испытать вновь! Однако, минуту спустя, от грустных глаз не осталось и следа. Теперь они были наполнены злобой и

  ненавистью. Они были полны жажды мщения. Под покровительством злобы, Хог разогнул решётку камеры и рванул на свободу. Но

  зачем ему была нужна эта свобода без Ады? Зачем?

 Ночь. Жёлтая-жёлтая луна украшала небо своим неповторимо ярким сиянием. Звёзд не было видно: они боязливо укрылись за могучими

  тучами, словно их что-то дико напугало. Да и сами эти тучи на фоне сумеречного неба выглядели как-то странно, можно даже сказать

  по демонически. Дул сильный холодный ветер. Он безжалостно трепал листву деревьев, он хотел вырвать их с корнем и унести с собой.

  И вода в лужах, появившихся на земле после очередного проливного дождя, довольно необычно бурлила, словно кипела. Озорной буран,

  сломя голову, нёсся по этому сногсшибательному ландшафту, поднимая песок и пыль, а затем нагло кидая их обратно. Вся атмосфера,

  которая окружала Мистические руины просто не могла не тревожить человеческие сердца своим кошмарным стилем. Было сложно

  представить, что буквально несколько часов назад эти самые Мистические руины были наполнены светом и донельзя пропитаны

  добродушием. Никто не мог даже и подумать, во что мог превратиться этот чудесный уголок Мобиуса.

  Среди этих гор и равнин бежал без оглядки наш Хогарт. Но в его быстром беге не ощущалось совершенно никакой тревоги. Скорее

  здесь присутствовало другое, отнюдь не лучшее чувство. Глаза гепарда так и искрились красными огоньками ненависти. Да, в его теле

  присутствовала страшная сила злобы. Зло одержало контроль над его беспомощным к этой силе мозгом, он не мог контролировать свои

  поступки. Им управляла неведомая мощь. Его шерсть вставала дыбом. Но это было не от испуга, напротив, почти не существовало в

  мире таких вещей, которые бы могли вызвать реакцию испуга у Хогарта. Вообще, не было ясно, отчего она так вставала: может быть от

  бешеной скорости, с которой бежал гепард, а может быть и от чудовищной ненависти, которая переполняла его тело. Она придавала

  Хогу коварный, жестокий вид, какой было просто нереально передать словами. Его можно было запросто спутать со злодеем.

  Но вот Хогарт постепенно замедлил бег. Вскоре этот бег перешёл в шаг, а шаг в свою очередь превратился в простое “стояние”.

  Встав, наш гепард осторожно огляделся по сторонам, наверное пытаясь понять, куда же он всё-таки забрёл. Буран продолжал поднимать

  песок с пылью, нагло кидая впоследствии обратно; вода в лужах по-прежнему продолжала булькать, словно кипя – всё было тщетно.

  Гепард не знал, где он находится. Казалось, всё ему ни по чём, его страшило что-то другое, что-то намного ужаснее всего этого. На

  минуту Хогарт затих, он встал на одном месте, как вкопанный. Едва можно было заметить, как он дышит. Можно было подумать, что он

  уже вконец успокоился, если бы не его свирепые глаза, так и искрящиеся злобой. Он сделал несколько глубоких вдохов, но даже это не

  помогло ему привести себя в нормальное состояние.

  Тут он чуть не сбил дерево, стоящее неподалёку от него, размахом своей грозной лапы с острыми, как бритва когтями, и взвыв на все

  Мистические руины, помчался дальше… Всё, что можно было увидеть из его улик, после его присутствия, так это глубокие кривые

  шрамы на том самом дереве от знакомых нам когтей…

  Попытаемся вывести из этой истории один жизненно важный урок. Прежде всего, конечно, нужно оберегать своё счастье от

  разнообразных недугов и прислушиваться к своим снам. Что ж, между тем жизнь сделала полный круг. Если бы Хог знал, что этот сон

  действительно сбудется, он бы уберёг себя от всего этого. Но если бы он уберёг себя от этой истории, то сон бы не сбылся, и

  следовательно, не приснился бы ему вообще! Парадокс, скажете вы? А испытал ли наш гепард своё счастье? Нет, он слепо верил в то,

  чего в принципе не существует в природе. Но не один он допустил ошибку. Каждый совершает в своей жизни ошибки и учится на них

  впоследствии, но есть такие ошибки, совершив которые можно испортить себе всю оставшеюся жизнь. Хогарт думал, что видел счастье,

  но на самом деле он видел только его силуэт…

 Эпизод 4: монохромная печаль

 Прошло уже два ме6сяца после того тяжёлого рокового дня, когда Хогарт узнал, вернее ещё раз убедился в том, что жизнь очень и очень

  часто бывает несправедливой по отношению к живущим. Прошло целых два месяца с тех пор, когда все надежды на лучшее в этом мире

  покинули его душу и он полностью разочаровался во всём том, во что свято верил до сей поры. Этот роковой случай поделил всю его

  жизнь на две совершенно разных по своему составу части. И если ранее Хогарт был уверен, что правильно делил на прожитую часть, то

  есть на ту часть жизни, которая была уже у него за плечами и часть непрожитую, то есть ту часть жизни, которую он только собирается

  пережить, но ещё не прожил, но теперь он начал понимать, что жизнь – это не игрушка, с которой можно поиграть и отставить в угол

  после того, как надоест играть с ней, и она не любит шуток. Теперь его жизнь разделилась на две другие половины: на ту часть, когда он

  был счастлив с Адой, когда он мог видеть её манящий облик и слышать звонкий радостный смех, когда он мог ловить чудесный аромат

  её духов и чувствовать сладкий вкус её губной помады, и на ту часть, когда всё это было в прошлом. И честно говоря, эта часть жизни не

  сулила ничего хорошего. После случившегося гепард стал вконец замкнутым в отношениях с окружающим миром. Он переживал

  большой стресс. Первые несколько недель он даже не выходил на улицу, чтобы прогуляться да и просто подышать свежим воздухом. Он

  перестал вступать в любые контакты с окружающим его обществом. Правда последнее время он, так сказать, начал приходить в себя и

  постепенно оправляться от всех этих тяжёлых последствий. Тоска по уже несуществующей на белом свете возлюбленной со временем

  начинала спадать. И если вид у него казался вполне спокойным, то где-то глубоко внутри себя он всё же был взволнован. Поэтому, даже

  если бы Хогарт вышел на улицу и прошёлся по людным местам, эти люди, которые видели бы его, ни за что бы не подумали, что он

  чем-то сильно обеспокоен. Но как вы понимаете, главное внутри, а не снаружи. Хог проводил часами у окна. Он сидел и смотрел на

  окружающий его мир. Он считал каждый автомобиль, проезжающий мимо его дома; следил за каждым человеком, показывающемся его

 цепкому взору; запоминал каждый звук, раздающийся в небе. И делал он это не потому что ему действительно это казалось интересным –

  - он хотел забыться, отвлечься от тех, терзающих душу воспоминаний. Каждый день всё повторялось снова и снова. Эти дни жизни

 Хогарта не приносили ему практически никакой пользы. Они текли так медленно, один за другим, что вконец надоели Хогу и ему уже не

  хотелось так продолжать свою жизнь. Он просто не представлял себе своё дальнейшее существование в этом мире. Но делать

  самоубийство было ещё рано – Хогарт ещё не перестал искать покой души. Он пытался всеми силами изменить свой теперешний образ

  жизни, иначе от такого однообразия, можно так свихнуться, что ни одна больница тебе уже не поможет. И вот, тот судьбоносный день,

  которого так ждал Хогарт, наступил.

  Всё началось с обычного времяпрепровождения у окна. Хогарт уже утратил желание жить и последнее, что он хотел сделать –

 - попрощаться с миром. Он вышел на улицу. Царила ночь, но от соответствующей ей ночной тишины не оставалось и следа. В шумном

  мегаполисе безостановочно ревели автомобильные моторы и ни на секунду не прекращался бессмысленный топот людей. Шумели

  фабрики и заводы. Вся эта атмосфера очень действовала на нервы Хогу. Он не понимал, как можно вообще заснуть при таком шуме. Вот

  послышался отдалённый гул сирены. Снова пожарная машина едет тушить, вновь загоревшийся дом. А надо сказать, что в то время,

  стояла довольно сухая, жаркая погода и из-за этого в городе постоянно загоралось много лесов и деревянных сооружений. И этот самый

  гул пронзал барабанные перепонки Хога. Он бил в голову всё сильнее и сильнее по мере приближения самого транспорта. Это просто не

 могло не раздражать гепарда. Вслед за этим звуком, раздражительней которого, казалось, нет, послышался ещё более противный. Он был

  слышен с воздуха. Его создавал самолёт, летящий по своему предначертанному маршруту. Рейс этого самолёта был уже давно знаком

 Хогарту. Более того – он знал его наизусть. Вроде всё стихло. Но не надолго. Расслабиться Хогу не дал резкий и протяжный “свист”

  парохода, обозначающий его отплытие. Но куда может отплыть судно ночью? Хогу казалось, будто все эти автомобили, пароходы и

  самолёты сговорились, чтобы помешать ему обрести покой души и тела. Этот бесконечный шум заставил Хогарта найти другое, более

 спокойное относительно центра города, место для своего свободного времяпрепровождения. Все эти невзгоды совершенно не давали

 Хогарту сосредоточиться, поэтому он решил прогуляться по парку. Во всяком случае, он думал, что там должно быть спокойнее, чем в

  центре города. Он гулял по этому зелёному местечку и вдыхал свежий воздух, казавшийся как-то по-особому свежим после дождя,

  который ещё совсем недавно нахально хлестал своими каплями по окну Хога. Для полноты позитивных ощущений не хватало тёплых

  солнечных лучей, которые бы ласкали своим светом тело гепарда. Вместо него на небе светилась лишь холодная луна, напичканная

  горами и впадинами, и прочими неровностями, которые были так хорошо видны отсюда. Так же небо было усеяно множеством звёзд.

 Какие-то из них были более яркими, какие-то менее, и их разнообразность создавала некую атмосферу, надвигающую на положительный

  ход мысли. Но все эти мысли не могли быть положительными без Ады. Тем более в эту чудесную ночь. Сейчас Хогарту, как никогда не

 хватало её, но не смотря на всё своё желание вернуть Аду, он всё равно не мог ничего поделать, так как являлся не Богом, не царём мира,

  а лишь простой его составной частью, обычной, как и все. Земля была сырой, она впитала много влаги. Из ям получались лужи. Трава

  была слегка скользкой. Было не очень приятно ощущать её под ногами. Однако, маленькая неприятность – это ещё не конец света.

  На улице было довольно темно, а на часах довольно поздно, но это ни сколько не волновало нашего гепарда, так как ему не зачем

  было возвращаться домой, да и спать он тоже не мог. Его переполняла энергия, но не просто энергия, а энергия мщения, не просто

  мщения, а мщения за отобранную любовь. И эта жажда не давала ему уснуть. К сведению, Хогарт шёл по парку совершенно один. За всё

  время хождения он не встретил ни одной живой души. Это не было таким странным случаем, ведь часы Хогарта давно перевалили за

  полночь. Но как только Хог повернул за угол, он наткнулся на двух личностей, выясняющих отношения. Хогарт не счёл нужным влезать

  в их разговор, и поэтому аккуратно встал за дерево, тем самым спрятавшись от незнакомцев. Да, он понимал, что подслушивание и уж

  тем более подсматривание чужих разговоров не влезает в рамки приличия и не соответствует правилам морали, но тем не менее

  любопытство взяло верх над ним и он решил взглянуть на происходящее со стороны зрителя, а не участника. Его интерес рос, как на

  дрожжах. Глазам Хогарта привиделось следующее: в углу у кирпичной стены стоял тигр, держа в своих руках какую-то бумагу, а

  напротив него в своей летающей посудине сидел какой-то усатый старик, изображая довольно грозное лицо. Его брови были нахмурены

  и он всё время показывал указательным пальцем, что-то крича при этом, на ту самую бумагу, которую держал в руках тигр. Одна рука

  тигра была полностью железной и один глаз его светился кроваво-красного цвета огоньком. Вот старик внезапно громко рассмеялся,

  что-то пробормоча себе под нос и тигр прижал бумагу, которую до этого держал с своих лапах, к груди. Видимо, старый злодей хотел

  отнять её у него.

  - Ты не получишь этой карты. Я никогда не отдам её в твои грязные руки. Можешь убить меня, но этого добра тебе не видать! – смело

 произнёс тигр с железной лапой.

  - В твоём смелом голосе, как ни крути, а капелька боязни-то проскакивает. Что ж, скоро я завладею всем миром, после того, как ты

  отдашь мне эти карты. И все твои попытки обхитрить меня будут напрасными, - сказал в ответ старик.

  - Подойдёшь ближе – и я порву их, - угрожающе произнёс тигр.

  - Не порвёшь! Хватит мне голову морочить. Всё это – лишь пустые слова. Ты просто не способен на такое, и поверить в то, что ты

  сейчас сказал – значит быть полным идиотом. Увы, я не из их числа, - проговорил старик и перешёл в наступление.

  Хогарт понял, что нужно срочно что-то предпринять. Он больше не должен был стоять на месте. Он чувствовал, что тигру нужна его

  помощь. Откуда ни возьмись, появилось полчище роботов, с такими грозными лицами, как и у того старика, что сидел в посудине. Они

  стояли так, как будто чего-то ждали. Роботы были все на одно лицо, в самом прямом смысле этого слова, что на самом деле не очень

  удивило Хогарта. Больше его удивляло количество ботов. Они были чудовищно спокойны. И это их спокойствие очень сильно пугало

 гепарда. Это было, как затишье перед цунами. Все роботы, как один, смотрели в одну точку. Их руки были собраны по швам и шеи

  приподняты. Они ничем не отличались от живой армии людей. И вот злодей поднял правую руку вверх. Мгновенно, роботы сменили

  позицию, а точнее сделали шаг назад и согнули руки в кулаки. Несколько секунд царила идеальная тишина. Даже порывов ветра не было

  слышно! Глаза тигра бегло рассматривали эту армию. Его взгляд так куда-то торопился, что даже порой казалось, что он хочет успеть за

  эти несколько секунд обойти взглядом всех их. Испуг и волнение очень хорошо подчёркивались в этом взгляде. Вот, спустя

  сравнительное небольшое количество Мобианского времени, старик резко опустил руку и роботы ринулись, как по команде, в сторону

  того несчастного тигра. Все их движения были совершенно одинаковыми и, что самое интересное, все они двигались в один такт. Хог

  сразу понял, что они настроены враждебно. От гробовой тишины, царившей в этом парке ещё несколько секунд назад, не осталось и

  следа. Ритмическое побрякивание м




фантастика

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 22 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр