Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Силуэт Счастья 3

 СИЛУЭТ СЧАСТЬЯ 3

 Эпизод 1: раскат грома.

 Над городом сверкнула небывалой яркости молния, а за ней с неведомой быстротой промчался по улицам страшный раскат грома. В ту же секунду прямо с высот сумрачного неба, задавленного толстыми тучами, на землю полил дикий ливень. Он лил стеной и этим загораживал горизонт – то самое место, где небо соприкасалось с землёй. Городские улочки и проспекты потускнели, побились лампы дневного освещения у местных фонарей. Только изредка город на очень короткий срок освещали появления в вышине всё новых и новых, жестоко жалящих местность вспышек молний. И жала эти были настолько острыми, что невозможно было без щекочущего душу страха взирать данную картину. Они так и искрились своей злобой… Они стремительно заражали ею всех легко поддающихся внушению людей, не оставляя ровно никаких шансов очнуться от этого кошмара…Народ, ещё несколько минут назад радостно шнырявший по данным местам, начал, недолго думая, спешно искать укрытия. А укрываться от бешенного ливня люди стали только в достаточно близких от них местах, ибо не хотели находиться под дождём лишнее время. Кто-то коротал это время, удобно расположившись за шикарным столиком с множеством разнообразных блюд в уютном ресторане, расположенном практически в центре Стейшн Сквер; кто-то другой, очевидно, недошедший до нормального укрытия, в безнадёжности встал под большим, толстым деревом, укрывшись его сочно-зелёного цвета листьями. Судорожно задрожал свет в окнах жилых домов. Наверное, это было связано с какой-то неисправностью на линиях электропроводов. Ветер начал усиливаться, подобно дождю. На крыше одного из небоскрёбов, так красовавшегося на фоне всего ландшафта, вдруг появился странный силуэт. Темнота полностью скрывала истинное лицо этого существа. Из-за неё мы могли разглядеть только какие-то нечёткие очертания, а это мало чего давало. Тень приблизилась к краю и остановилась. Ливень всё не утихал. И несмотря на то, что дождь всё так же безжалостно хлестал асфальт, а молния не переставала рассекать уставшее небо своими непонятными символами, казалось, будто картина почему-то застыла на месте. Совершенно неизвестно на что надеялись люди, закованные непогодой под листьями обширных деревьев и прочих плохо укрытых мест, ведь они прекрасно знали, что такой ливень способен пролить без перерыва ещё двое суток? Да, и вообще, о чём сейчас думали люди? Возможно, кто-то пытался отчётливо вспомнить давно забытые им моменты его собственной жизни, торопливо отложенные пылиться в большой сундук с пометкой “лучшее в моей жизни”, и хотели согреться ими, ведь этим людям сейчас как никогда не хватало простого человеческого тепла. Быть может, вовсе наоборот – они жутко грустили по близким им людям, вспоминали самые трогательные моменты своей жизни, да и просто высказывали сами себе про себя то, чего так долго не решались сказать, скрывая тем самым правду от собственного подсознания, ведь в городе преобладала печальная, а местами даже и страшная погода, ненароком наводящая на аналогичные мысли. Быть может, они обдумывали все свои правильные и неправильные поступки, произведённые ими за всю жизнь, и рассуждали, правильный ли они избрали жизненный путь, о чём часто задумываешься накануне смерти. Но никто, однако, не отрицал, что через минуту другую не может выглянуть солнце и всё не засияет прежним светом, ведь ливень спустился на землю не менее внезапно! Практически весь народ, доверившийся прогнозу погоды, что так неумело навязывают на экранах телевидения, преобладал в летней, лёгкой одежде. Возможно, этого и не произошло бы, доверившись они интуиции. Таинственная персона осматривала безлюдные низовья города. Ей нравилось смотреть на живые существа сверху вниз, она чувствовала ощутимую власть перед людьми. Данное существо совсем не пугал так громко стучащий по поверхностям ливень, оно не боялось сумасшедшего хрипа грома и неожиданных вспышек молний.

  - Какая чудесная погода! Она полностью отражает моё духовное состояние. Эти глупые людишки разбегаются при первой же опасности, в момент забывая о себе и думая только о том, как самим спасти свою шкуру. Они становятся так беспомощны в темноте… Это даже забавно. Но они не знают, что такое настоящий кошмар, - донёсся с небоскрёба мистический голос, который, спустя несколько минут, вновь нарушил течение сольной песни ветра, произнеся, - Эх, как бы сейчас я хотела расправить руки в стороны, подобно вольной птице, вдохнуть в грудь побольше влажного, дождевого воздуха и нырнуть со спокойной душой прямиком в эту очаровательную бездну. Но не могу. Чувствует моё сердце – грядёт время великих перемен. Интересно, к лучшему ли они?

  Неизвестная персона слегка вскинула голову вверх и бросила правую руку в сторону полуночного неба. Через долю секунды, точно родившись, из того места сверкнула ужасающая своими размерами молния, а за ней, как и следовало ожидать, послышались оглушительные раскаты грома. Где-то вдалеке послышались неодобрительные взвизги сирены. Затем множество людских криков… При свете молнии на пару секунд мир погрузился в объятия солнечного дня и мы могли увидеть, кому принадлежал тот загадочный силуэт. Ею была желтоватого цвета ежиха. Конечно, всего каких-то три секунды света не могли дать полностью запечатлеть её, но это было лучше, чем увидеть лишь нечёткий силуэт. Её чёрные, словно угольки глаза, были первым, на что обращали внимание. Они владели странной, притягивающей силой. В них хотелось, не отрываясь, вглядываться часами. Сногсшибательно сложенные ресницы добавляли незнакомке немного загадки, а чуть вздёрнутый носик говорил о том, что она не была простой личностью, кто может сдаться без боя. Тем не менее первые впечатления вполне могли быть обманчивыми…

  Очнувшись от сна, Ада моментально пришла в сидячее положение из-за так резво раздавшегося за окном грома. Она ощупала себя – всё ли в порядке? Ещё не так давно ей снились странные сны, похожие скорее на неаккуратные обрывки из воспоминаний о далёком прошлом, чем на продукт человеческой фантазии, а уже сейчас коварная непогода развеяла всё это. И эти, так называемые, сны были до краёв залиты какими-то серыми красками, точно она смотрела старый, чёрно-белый документальный фильм со своим же участием. Такая относительная монотонность картинки не могла ассоциироваться ни с чем, кроме скуки. Подсознание само предательски выдавало её. С тех пор как Хогарт после неприятной стычки со злым магом с тяжёлыми ранениями был доставлен в городскую больницу, она не знала, чем занять себя на целый день, чтобы временно забыть о вынужденной разлуке. На первых порах, тянувшихся особенно длинно, Ада переживала большой стресс, но когда выяснилось, что Хог будет жить и теперь уже нет никаких причин для беспокойства, её волнение начало постепенно спадать… Но не спадала скука – вовсе наоборот, с каждым днём лисичка всё внимательнее и внимательнее считала секунды. На редкость однообразные дни, неторопливо сменяющие друг друга, могли свести её со здравого ума. Немного посидев, Ада дождалась, когда её глаза привыкнут к темноте. За окном снова прогремел гром. При его появлении, у лисицы возникло желание спрятаться ото всех бед под одеялом. Накрывшись им, она как бы пыталась огородить себя невидимой стеной от внешнего мира и закрыть к себе путь злу и ненависти. Таким образом, Ада возлагала на одеяло роль спасителя, хотя и сама прекрасно знала, что оно никак не сможет уберечь её от всех опасностей. Но ведь рядом больше никого не было, кто мог бы защитить её и сказать, что всё это чепуха. Ей было не к кому прижаться, когда было страшно, так что же ей оставалось делать? Немного натянув на себя одеяло, ада с трепетом принялась смотреть на происходящие за окном события. Она глазами выжидала молнию, пусть даже и боялась её видеть. Иногда со страхом следует бороться. Иначе жить в постоянном страхе перед каким-нибудь явлением природы, да и просто перед чем-либо, всё время прячась и всевозможными способами стараясь уйти от этого – такая жизнь называется простым существованием, но никак не более того. Необходимо всеми силами преодолеть сию недоступную грань и не терять лишних минут своей жизни на глупые опасения, только портящие нервную систему человека. Боязнь – это враг человека и с ней нужно бороться. Только тот, кто в силах разорвать эти, то и дело держащие оковы и сбежать из невидимой тюрьмы, побив все свои страхи наповал способен жить полной жизнью. Ещё один блеск молнии в небе точно так же отразился в зрачках героини. Спустя миг, они слегка увеличились в своём размере, выплеснув наружу все её эмоции. Она встала с постели и подошла к окну поближе. На улице не было видно ни одного человека – все они предпочли провести данные часы в своих домах, лёжа в тёплых кроватях и наслаждаясь сладкими снами. По дворам гулял один лишь ветер. От обильного дождя образовалось много луж. Ливневые капли били по подоконнику с такой силой, что после них, казалось, на нём появлялись еле заметные вмятины. Чёрные-чёрные тучи так плотно сцепились друг с другом, что заполонили собою всю вышину и, даже порою казалось, будто звёздное небо кто-то украл, оставив на его месте только открытый космос. Видя всё это, лисице становилось, прямо скажем, не по себе. Она не привыкла видеть Стейшн Сквер в таком свете. Вот Ада решила всё-таки сделать попытку заснуть и направилась обратно к постели. В комнате было немного душно, но открывать окно и впускать к себе крушащий улицу ветер страшно не хотелось, поэтому лиса твёрдо решили смириться с кое-какими неудобствами и, отбросив все никчёмные заботы из головы, медленно погрузиться в сон. Ада положила голову на подушку и сомкнула глаза, но сон так и не приходил. В голову лезли всё те же далёкие воспоминания, но уже не в виде сновидения… В таком положении лисичка провела несколько часов, пока не затих дождик и не наступило, наконец, долгожданное утро. Чувствовала ли наша героиня себя разбитой? Она и сама не могла толком понять. После непогоды мир выглядел совсем иным, будто он переродился. Однако злостный ливень оставил после себя много неприятных воспоминаний в виде луж, огромной влаги в воздухе и прочих деталей. Многие неустойчивые деревья за ночь были повалены грозой. Некоторые из них упали поперёк проезжей дороги и тем самым намертво перегородили путь. Поэтому около таких мест скапливалось большое число машин, образовывающих пробку. Множество людей опаздывало на важные дела и, следовательно, вынужденные остановки очень раздражали их. Над местностью звучала серенада автомобильных гудков. Ада решила не падать в грязь лицом и отпраздновать торжественное начало утра вместе со всеми. Сделав ряд повседневных дел, она решила проведать гепарда, так как сочла неинтересным сидеть дома в окружении безжизненности. Идти с пустыми руками, лисица посчитала тоже неправильным поступком и поэтому решила посетить первый попавшийся под руку магазин. От чёрных туч, так грозно свисающих с неба, не осталось и следа. Всё было забыто как страшный сон… Однако свои страхи не нужно забывать – с ними нужно бороться, иначе в какой-то, скорее всего самый неподходящий для вас миг, он может вернуться снова и жестоко отмстить. Утро было достаточно ранним и магазин буквально только что открылся, но, несмотря на это, очередь там всё же присутствовала немалая. Ада встала в самый её конец, и ей ничего больше не оставалось, кроме как стоять и ждать своего звёздного часа. Да, разумеется, такой поток народа в такое раннее время суток был очень странен, но факт оставался фактом. Солнце ещё не успело войти в зенит, однако, асфальт городских улиц буквально пылал огнём! И это, несмотря на то, что только вчера лил сильный холодный дождь, который на ходу замораживал землю! Такой резкой смены климата за такой весьма непродолжительный срок в городе не наблюдалось уже порядка десяти лет! Ни один из местных жителей не решался дать этому разумное объяснение, ровно как никто и не знал, к каким последствиям это может привести. Стоя в магазинной очереди, так сильно напрягающей нервы, было время подумать о подобных вещах. Очередь постепенно продвигалась вперёд и магазин понемногу начинал пустеть. Тут среди толпы покупателей наша лисица заметила знакомую фигуру. Вернее, она только почувствовала, что где-то уже видела её, но никак не могла припомнить, где именно. Обладатель данной фигуры стоял спиной к нашей героине. Что-то заставляло верить Аду в то, что если она сейчас подойдёт к этому человеку и заглянет ему в лицо, то непременно увидит знакомые черты. Эта мысль настолько увлекла лисицу, что она не переставала сводить глаз со спины незнакомца. Неизвестный почувствовал, что на него кто-то смотрит, и тот час же оглянулся посмотреть назад. Взгляды обоих, будто по волшебству, соединились…

  Утро в больнице Стейшн Сквер началось так же как обычно. В заведениях подобного рода начало дня всегда выглядело одинаково. Стоило Хогарту прийти в себя после долгого сна и открыть глаза, как он тут же слышал за дверью торопливые шаги спешащих к больным докторам. Первое время его это очень раздражало, так как он считал, что попавшим в больницу пострадавшим для выздоровления в первую очередь нужна идеальная звукоизоляция. Но не прошло и недели, как он свыкся со всей этой постоянной беготнёй. Данный случай ещё раз подтверждал известное выражение, гласящее, что привыкнуть можно абсолютно ко всему, будь то неугомонное капание воды из плохо закрытого крана или жужжание дизельного мотора. Неожиданно для гепарда дверь вдруг распахнулась и в палату вошёл врач. Он подошёл к кушетке Хога и начал внимательно осматривать показатели всех приборов, располагающихся рядом с больным, записывая их к себе в блокнотик. Выражение лица проверяющего здоровье Хога врача было скорее не серьёзным, а изнурённым. Глядя в это лицо, нашему герою стало интересно, и он захотел спросить:

 - Простите, а зачем вы устроились на эту работу? Могу я поинтересоваться? Ради денег или вас звало сюда что-то ещё?

  - Ну, не ради забавы же! Странный вопрос, - усмехнулся доктор.

  - Просто я надеялся, что люди, работающие здесь, действительно хотят помочь пострадавшим. Ведь деньги можно заработать и в любом другом месте. Делать многочисленные операции на сердце или ещё что-нибудь, когда ощущаешь, что в данный момент времени судьба этого человека находится в твоих руках, и только ты можешь спасти ему жизнь, только ради одной денежной платы – в этом нет ничего человеческого. Это ужасно! Настоящий врач, с моей точки зрения, заботится в первую очередь о здоровье человека… И делает это совершенно бескорыстно. А вас волнуют только деньги. Вы шарлатаны, а не врачи! Извините, может сейчас я слишком грубо выразился, но я всегда говорю то, что думаю. Такова моя природа, - высказался гепард.

  - Нашлись тут… Философы, чёрт побери, - с непонятным выражением произнёс врач и, предварительно закрыв свой блокнотик и положив к себе в карман, покинул комнату.

  Был ли он задет этими словами за живое, неизвестно. Вот только Хогарт снова остался лежать в помещении один. Что ж, следуя его натуре, он не очень-то этому огорчился, даже более того – пребывая в комнате один, он получал больше пространства для мыслей, о которых не смел думать при ком-то ещё. От неимоверного безделья и скуки он принялся медленно осматривать каждый уголок палаты. Куда бы ни взглянул Хог, везде он встречал знакомые очертания, но эти очертания были для него чужими. Ему наскучило каждый день видеть одни и те же стены. Они напоминали Хогарту те долгие дни и ночи, которые он с великой неохотой коротал, находясь в безвременном пространстве, и каждый раз, когда он вспоминал эту чёрную полосу в своей жизни, его бросало в мелкую дрожь. Вышеописанные воспоминания он старался держать под запретом и прибегать к ним только в самых критических ситуациях. О существовании безвременного пространства знал только один Хог… Но вот среди всё время куда-то торопящихся шагов, гепард смог различить особенные, не попадающие в общий такт шаги и, что самое интересное – обладатель этих шагов, по всей видимости, направлялся сюда. По крайней мере, об этом говорила постоянно улучшающаяся чёткость звука. За всё время, которое Хогарт пробыл здесь, он наизусть запомнил походку любого врача и сейчас мог точно заявить, что персона, приближающаяся к его комнате, не работает в этом месте. Когда дверь палаты распахнулась, всё стало ясно. Все вопросы, возникающие в голове, словно пузырьки в кипящей воде, вдруг превратились в утверждения. На пороге стояла Ада. Она кричащим взглядом посмотрела на больного и, подойдя к нему поближе, взяла его за руку. Она прислонила эту руку к своей щеке и скучающим голосом произнесла:

 - Привет. Как твоё самочувствие? Я так волновалась за тебя, не спала ночей. Вот, решила, для тебя будут полезными эти фрукты, что я купила.

  - Привет, Адочка. Спасибо тебе, что ты заботишься обо мне даже на расстоянии, но, боюсь, сейчас мне этого нельзя. Врачи говорят, что если дела пойдут так и дальше, то уже через неделю я буду выписан отсюда. А волноваться за меня не стоило. Ну, подумай, что может со мной здесь случиться? Не советовал бы тебе тратить на меня свои нервы. Это попросту ни к чему, - с расстановкой произнёс, слегка расплывшийся в улыбке гепард.

  - Неделю? Для меня это будет сложным испытание, Хог. Что мне прикажешь теперь делать до этой поры? – сдавленным, чуть повергнутым в шок голосом, произнесла лисица.

  - Неделю, это в лучшем случае. Попытайся занять себя чем-нибудь и время проскользнёт незаметно. Вот увидишь, - ответил Хогарт.

 - За что я ни берусь – всё напоминает мне о тебе, а когда я вспоминаю о тебе и не нахожу тебя рядом с собой, то у меня тут же портится настроение и ничего уже не хочется делать, - с ещё более сдавленным голосом произнесла Ада.

  - Ну, в таком случае можешь каждый день навещать меня здесь. Мне будет только приятно, - успокаивающе и в тоже время немного шутливо проговорил гепард.

  Лисица, видимо, уже больше не могущая сдерживать слёз разлуки, кинулась на грудь к Хогу. В это же время гепард почувствовал внутри странную острую боль, которую не испытывал доселе. Он рефлекторно вздрогнул и изменился в лице. Лиса заметила боль Хогарта и сказала:

  - Может вызвать врача?

  - Не стоит, - ответил Хог, не изменив лица.

  Затем на лице нашего героя возникло непонимание. Он не знал этой боли ранее. Кроме того, она проскакивала быстро, где-то очень глубоко, задевая душу. Хог посмотрел на часы, висящие на одной из стен палаты. Они показывали час дня, а это означало, что лисичка опоздала к назначенному времени, задержавшись более, чем на сорок минут. Хогарт хотел спросить о причине её опоздания, но увидев, что бедняжка уже вот-вот заснёт на его груди, передумал. Он понимал, что бессонные ночи переносить достаточно тяжело и не стал мешать. Однако это совсем не означало, что он забыл о своём каверзном вопросе…

  - Спи спокойно, милая. Я так понимаю тебя… Но тебе никогда не понять меня. Мы разные, даже слепой это заметит. Но почему же мы вместе? Кто мне ответит на этот вопрос? Мы вместе и это великое счастье, - глядя на спящую Аду, шёпотом умозаключил гепард.

  Прошло какое-то время, но Хогарт так и не мог забыть ту странную боль. Данное чувство железно отложилось в сознании героя. За дверью всё так же торопливо бродили рабочие в белых халатах, и откуда-то еле ощутимо тянуло медицинским спиртом. Не знающий, чем себя занять, Хогарт уставился глядеть на прибор, показывающий кардиограмму его пульса. Однообразные изгибы зелёной полоски вскоре повергли гепарда в глубокий сон.

 Эпизод 2: когда наступит вечер.

 Зачастую пробуждение приходит к нам неожиданно, подкрадывае6тся сзади, готовясь в любую минуту прыгнуть и перерезать глотку в тот момент, когда больше всего на свете хочется жить в мире грёз, опуская спящего на землю – в реальный мир, совсем непохожий на те сказки, которые в далёком детстве нам читали наши родители, где за каждым тёмным углом таится смерть и разочарование. Да, и вообще, зачем природа придумала для нас эти сновидения? Возможно, для того чтобы уставший от реальности человек мог спокойно погрузиться в сказку, стать её полноценной частью и принимать непосредственное участие в претворении заветных желаний в сонную жизнь, одновременно с этим забываясь в самом себе. Ведь если постоянно обращать внимание на заплывший человеческим мусором мир, который стал таким, надо заметить, не по своей вине, то можно сойти с ума и на нервной почве, даже толком не осознавая собственных поступков. Совершить самоубийство… Совершить только из-за того, чтобы больше не видеть этих глупых потасовок и войн, так интенсивно сжигающих население некогда горячо любимой планеты и превращающих всё живое в бездушный пепел. Иногда, даже полезно на какое-то время замыкаться в себе, общаясь лишь с самим собой и существовать в придуманной чьим-то разумом городке с выдуманным этим же разумом населением. Но из этого городка нужно вовремя возвращаться к реальным местностям, иначе это может плохо повлиять на вашу психику… Разумеется, необходимо огораживать себя от внешнего пространства, которое и миром-то, признаться, назвать стыдно, невидимой стеной, но в то же время нужно на всякий случай построить и дверь, чтобы иногда посещать реальность, а не сидеть безвылазно в своих мечтах…

  Какой-то неслышимый стук резко вернул Хогарта из мира грёз в настоящее тело. Возвращаться к истоку очень не хотелось, но пробуждение никогда не происходит просто так, и поэтому гепард не стал спорить с судьбой. Он неторопливо открыл глаза и медленно поднял голову, дабы не прогонять сон так быстро. В комнате, за исключением больного, никого не было. Хог прислушался… В коридорах больницы стояла непередаваемая словами тишина. Такую тишину на просторах здания гепард наблюдал впервые. Она таила в себе много загадки, разгадывать которую желания не было. Абсолютно никакого топота за дверью и никакого шёпота врачей. Только ритмичное попискивание приборов, следящих за показателями здоровья Хогарта. Наш герой ненадолго затаил дыхание и посмотрел в сторону окна. На улице бушевал хулиганистый ветер. Он не давал покоя здешним кустарникам, то и дело покачивая их ветки. Кроме ветра, увидеть и услышать, что творится за окном, не удавалось никому. Хогарт посмотрел на люстру, одиноко свисающую с потолка. Ему показалось, будто она едва заметно покачнулась. И снова небольшая боль в груди. Гепард решил прибегнуть к помощи, а точнее рекомендациям доктора на этот счёт. Но как бы он ни пытался до него докричаться, ничего не выходило – рабочие больницы, словно сквозь землю провалились. Чувствовать себя одним в таком громадном помещении, да ещё и посреди ночи – только от одной мысли об этом становилось, как минимум, не по себе. Какой-то мелкий холодок пробежал по телу нашего героя, и он вдруг почувствовал, как ему становится холодно под одеялом. Соответственно, холод шёл изнутри , но никак не снаружи. Хогарт посмотрел на часы. Как ни странно, они ничего не показывали, быть может, потому, что последние сутки в больнице были проблемы с электричеством. Ходили слухи, что всему виной слишком сильный разряд молнии, внезапно ударившей по центральной подстанции и тем самым окончательно его вырубившей. Только больнице ни в коем случае нельзя было оставаться без света и поэтому местные власти решили выделить зданию запасную энергию, которую они всегда хранили для использования в критических ситуациях. Но этих ресурсов оказалось слишком мало для нормального освещения, и поэтому свет в больнице иногда отказывал. Лишь Хог подумал об этом, как с левой стороны резко распахнулось окно, и бушующий ветер ворвался в комнату больного. Это было так неожиданно, что Хогарт даже немного отпрыгнул в сторону, недоверчиво покосившись на так испугавшее его окно. В то же мгновение дьявольски завились занавески и окно принялось хлопать, то открываясь, то закрываясь обратно. Хогарт всё-таки подумал, что лучше будет позвать врача, и покинул данную комнату. Коридор был плохо освещён дневным светом. Многие лампы вовсе не горели, остальные же горели неисправно, ежесекундно меняя напряжение. Торопиться нашему хищнику было некуда, и он не стал идти медленным бегом. В пути он не узнавал свои шаги. Ему мерещилось, будто они принадлежат кому-то другому, кто хочет настигнуть его сзади. Поглощённый этой мыслью, гепард несколько раз оборачивался, но так и не замечал ничего подозрительного. Он чувствовал, как его сердце начинает биться всё сильнее и чаще в ожидании чего-то непредсказуемого. Свет в коридоре панически дрогнул, после чего видеть стало ещё труднее. Ещё несколько ламп безнадёжно вышли из строя, скинув с себя на прощание только пару горячих искр. За всё это время на пути Хогарта не встретилось ни одного живого человека. Однако шестое чувство заставлялось его свято верить в то, что в помещении есть кто-то ещё, только нужно получше поискать. Вернувшись к мысли о сновидениях, Хог подумал, что проснулся в неудачное время и что с удовольствием поспал бы ещё, вместо того, чтобы наблюдать данную картину. Но возвращаться обратно в тёплую постель и заставлять себя заснуть, теперь уже не было смысла. Лишь тот, кто недостаточно силён духом, кто не может сопротивляться убеждениям со стороны способен повернуть назад. Хог повернул за угол и тут же, отскочив на пару метров, испуганно вдохнул. На одной из стен кривовато висело зеркало. Смею предположить, что именно пятнистое отражение в нём, так неожиданно встретившееся взгляду Хогарта, повлекло за собой данную реакцию. Убедившись, что в старом зеркале гепард увидел именно себя, напряжение немного спало. Все глупые, почти ничем необоснованные страхи начали спешно покидать душу, оставляя место только для спокойствия и уверенности. Поначалу молодой хищник долго всматривался в своё отражение, будто не верил этому зеркалу, но вскоре он понял, что сильно преувеличивает опасность обстановки и бросил это дело. В округе продолжала стоять мёртвая тишина, словно всё население города вымерло от какой-то катастрофы, и в живых остался лишь гепард. Только один человек мог нарушить её. Задумавшись об этом, Хог почувствовал кусочек власти, но это чувство тут же перетекло в немыслимое отвращение. Власть может испортить даже самого преданного человека. Она может, если не убить, то, как минимум, отодвинуть на задние места те чувства, которые до её обретения находились у этого существа в первых рядах. Люди, которые стремятся к власти, в момент забывают обо всём, что ещё не так давно играло большую роль в их жизни. Они способны предать горячо любимого человека своим врагам, с улыбкой на лице подписать денежный контракт о продаже собственной родины и даже, точно кукла, управляемая при помощи ниточек, соглашаться с любыми чужими мыслями, пусть даже ведущими мир в неминуемую бездну – это малая часть того, что могут совершить люди ради власти. Эти соображения вскружили гепарду голову. Его душа громко и безудержно кричала, однако, кроме самого Хогарта, никто не мог услышать её крик. Немного погодя, Хог снова вернулся к прежнему состоянию. Вдруг среди отражения нашего героя и сплошной темноты стали появляться какие-то размытые черты. Хог заметил это с первой же секунды, но не стал оборачиваться, чтобы посмотреть, кому принадлежат эти черты, будто какая-то сила держала его на одном и том же месте. Он ужасно не хотел смотреть страху в лицо. Гепард решил, что бегство не сможет спасти его от уготовленной участи, и принялся ждать развязки прямо здесь, на этом самом месте. Подобно разряду электричества, по зеркалу быстро пробежал чей-то взор. Красные глаза в упор смотрели на хищника. Обладатель данного взгляда долго не менял своей позиции, будто норовил запомниться нашему герою. Как он появился здесь, ведь никаких шагов слышно не было? Загадка оставалась загадкой. Тем не менее, выбрав подходящий момент, персонаж, стоя за спиной Хога, произнёс:

  - Привет, Хогарт. Я чувствую твой страх… Отчего не спится? Правильно – тебе нужно привыкать к темноте…

  Недалеко от этого места в небе висел огромный железный корабль. Казалось, собою он может загородить целое солнце. Его громадные турбины глушили любой звук в радиусе ста метров. Это сооружение было отмечено клеймом зла. По палубе корабля из стороны в сторону устало шагали на скорую руку сделанные охранные роботы. Их внешний вид противоречил всех законам робототехники, ведь теоретически робот не может устать! Местность, кстати, они прочёсывали тоже не лучшим образом. По всей видимости, они делали свою работу скорее не для того, чтобы принести пользу боссу, а просто, чтобы их не разобрали на части. Роботы не могли задумываться о том, сколько дней они потратили впустую, выполняя прихоти только одного человека, и сколько дней им было суждено потерять ещё в будущем. Они никогда не думали о смысле своей жизни и не завидовали по-настоящему живым существам, которые были способны чувствовать боль, радость, любовь и печаль, и в этом, даже если бы король механизмов создал самого уникального бота, который без особых проблем встал бы наголову выше всех остальных кибернетических созданий и получил бы в грядущих временах не одну сотню премий за самое гениальное изобретение века, всё равно бы подчёркивалась бездушность, ведь человеческое сердце, наполненное реальным, а не запрограммированным счастьем, не сможет заменить совершенно ничего. Всё внутреннее помещение корабля безвылазно погружалось в мёртвую тишину, нарушаемую только, подобно каучуковому мячику с силой ударенного о пол, отскакиванием стен эха механических шагов. Да и сами стены с потолками были сотканы полностью из холодного металла. Вообще, иногда не верилось глазам: как такой тяжеленный предмет мог с удивительной простотой парить в воздушном пространстве? В главной комнате в своём почётном кресле сидел, опёршись лбом на пальцы правой руки и нервно массируя ими свои брови, командир корабля. Его глаза были зажмурены, он нервно вздыхал и всё время о чём-то думал. По виду доктора даже при невнимательном взгляде можно было определить, что он пребывал совсем не в том настроении, когда следует приступать сразу к делу, а не раздумывать часами о возможных проколах и недоработках данного плана. На его голове медленно проступал пот. Тишину нагло разрушил осторожный стук в дверь. В ту же секунду, как по команде, управляющий кораблём злодей, резко открыл глаза. В них было столько злобы и ненависти, появления которой, возможно, и сам Эггман не смог бы объяснить, что, глядя в эти переполненные мрачными чувствами очи, просто невозможно было не заразить этими чувствами и свою душу. Он немного посидел в той же позе, но уже с открытыми глазами, точно стараясь отойти от былого состояния, а затем, надавив большим пальцем на какую-то кнопку, встроенную в одну из ручек его кресла и тихо пробубнил себе что-то под нос. Дверь автоматически поднялась и в помещение, неловко передвигая своими ногами, вошёл робот. Он, со страхом смотря на своего повелителя, подошёл к креслу босса, расположенному прямо в центре зала и дрожащею рукой указал на один из мониторов, следящих за тем, что творится на корабле. Камера наблюдения засекла спящего на посту бота доктора Роботника. Он, изнеможённый чудовищно однообразной работой, решил буквально на несколько минут, опёршись на свою пику, закрыть глаза и чуток вздремнуть. Но командиру машины было не понять его усталости, и поэтому он приказал схватить этого робота и привести в основной сектор – самое обширное помещение корабля, предварительно поблагодарив рассказавшего обо всём бота немногочисленными тёплыми словами и пообещав, что обязательно вознаградить его за данный поступок. Как только довольный реакцией босса на это дело служебный робот ушёл, Эггман вернулся к своему прежнему положению, продолжая усердно о чём-то думать. За спящим роботом внезапно открылись двери, тем самым разбудив его. Оттуда вышло ещё четыре бота, которые молча взяли провинившегося под руки и скрылись в обратном направлении. Ошарашенный такой неожиданностью робот не мог понять, что дало повод для такого обращения с ним, но вырываться даже и не думал. В секторе по приказанию начальника стало постепенно скапливаться всё больше и больше “жителей” со всего корабля. Внешняя палуба транспорта начала спешно пустеть. Ввиду большой срочности, все роботы временно оставляли свои дела и шли к основному сектору. Помещение со временем стало походить на какой-то зал проведения суда. Такие же трибуны для зрителей происходящего, отдельные места для участников, наконец, самое главное место для персоны, решающей судьбы самих виновников. Когда зал собрался, в помещение вошёл Эггман, важно приподнимая свой красный нос, будто тем самым, показывая, что он находится на более высокой ступени эволюции, нежели они. Роботы никак не отреагировали на такое поведение босса, так как уже привыкли к тому, что он всегда ставит себя выше всех жестянок. Он неторопливо взошёл на законное место и оглядел всех присутствующих. Вскоре, в помещение втащили провинившегося. Теперь он понял, что дело, по которому его сюда притащили достаточно серьёзно и касается в первую очередь его, но сейчас вырываться из когтей правосудия было уже не к месту. Бот бегло начал вспоминать все свои плохие поступки и выделять из них самые ужасные, чтобы сообразить, за что его сюда привели. Тем не менее, доктор поправил свой костюм и начал речь:

  - Мои создания! Сегодня я собрал вас здесь, для того чтобы преподнести один жизненно важный урок. Надеюсь каждый из вас чтить мой великий ум, и полностью доверяется мне, ведь всё, что я делаю – лучше для вас. Мы сможем покорить мир и построить свою независимую империю только тогда, когда начнём выполнять самые элементарные требования. А пока этого не произошло, я буду применять самые жестокие меры, чтобы поднять ситуацию на более-менее приличный уровень. Совсем недавно перед нами появился предатель! Эта недоделанная консервная банка могла разрушить все мои планы, если бы мы вовремя не пресекли её действия. Заснув на посту, этот, так называемый “охранный” робот мог пропустить на базу врага и, соответственно, погубить всех нас. Одна жалкая минута сна могла стоить нам жизни. Поэтому, чтобы не подвергаться опасности вновь, я принял решение усилить охранные точки, назначив туда новых роботов, а провинившийся экземпляр отстранить от службы и переплавить. Прислугу, который сообщил мне данную информацию, я тоже не забыл и решил повысить его в ранге. Почему я вынес, казалось бы, такую пустяковину на публику? Всё очень просто – я не хочу, чтобы вы уподоблялись ему и учились на его ошибке. Иначе вы окажетесь на его месте… Я всё сказал.

  Откуда ни возьмись, в воздухе прозвучал громкий звук, символизирующий окончание речи и собравшиеся зрители начали расходиться, возвращаясь на свои рабочие места. Несколько ботов не стали расходиться сразу, а предпочли проводить обречённого на нечто ужасное робота своим кибернетическим взглядом. Выразить свои ощущения ни один из роботов не мог: они не могли пролить слёз, если им больно; они не могли улыбнуться, если были довольны хорошо выполненной работой. Именно поэтому они прощались с провинившимся молча, не сводя с него глаз. Роботы, что вели несчастного на переплавку, тоже не были в восторге от принятого решения, но ослушаться приказа не могли, ибо очень боялись за своё собственное благополучие. Осуждённый бот шёл спокойно – он по-прежнему не думал вырываться, потому что ему было уже некуда бежать. Что касается робота, которого повысили в ранге за доклад начальству – он действовал по стандартной программе, ведь любой доложивший о недоброкачественной работе товарища бот, становился выше в глазах командира и получал дополнительную власть. Только так тут можно было выжить. Вот, перед наказанным роботом открылась дверь с пугающего вида машиной внутри. Тут виновник вырвался из металлических рук своих собратьев и сам ступил в эту машину. Последний взгляд механического создания казался каким-то особенным. Но он только казался особенным, ведь это был взгляд робота… Гениальный доктор вернулся в свою комнату с ещё более опущенным настроением. Он сел за штурвал и корабль тронулся. Эггман периодически посматривал на мониторы, следящие за исправной работой его подчинённых. Все роботы после инцидента со сном на посту занимались своими делами более, чем просто активно. И каждый раз, когда он устремлял свой взор на экран какого-либо монитора, доктор с ненавистью что-то говорил про роботов себе под нос. Вот, когда внимание Роботника упало на очередной дисплей, корабль неожиданно врезался в скалу, хитро спрятанную за небесными тучами. Не поняв толком, что происходит, Эггман не успел вырулить, и здоровенная машина помчалась навстречу земле. Доктор, растерявшись, принялся жать на все кнопки, что попадались под руку, но это мало чего меняло. Поняв, что изменить ничего уже нельзя, злодей перестал пытаться спасти себя… Он занял свою обычную позу и просто стал ждать естественного хода событий…

  Когда за окном раздался грохот, сотрясший землю, Соник, сидевший на кухне и медленно попивая горячий чай, на несколько секунд сгорбился и зажмурил глаза. Но стоило шуму чуточку стихнуть, как синий ёжик со своими гостями в образе двухвостого лиса Тейлза и накаченной ехидны Наклза бросились бежать на улицу с целью посмотреть на причину такого шума в столь позднее время. Только Соник открыл дверь, как в комнату ворвался густой фиолетовый туман. Таинственная дымка тянулась прямо из разбитых боков упавшего недалеко от дома ежа воздушного корабля. Ничего не понявший сверхзвуковой ёжик решил поделиться своим удивлением с друзьями. Видимо, корабль Эггмана, а точнее некоторые из его отсеков были заполнены этим веществом, которое при столкновении транспорта с твёрдой землёй и вырвалось наружу. Тейлз тщательно протёр глаза, подумав, что всё происходящее ему только снится, но факт оставался фактом. Фиолетовый туман не имел запаха.

  - Соник, что это такое? – спросил Наклз.

  - Ну я-то откуда знаю? Спроси лучше у Тейлза – он у нас всегда всё знает, - немного раздражённо ответил ёж.

  Ехидна обернулся и хотел было уже обратиться к Майлзу, но лис стоял с такой глупой физиономией, что Накс сразу передумал. Проворный Тейлз специально сделал такой вид, так как очень не хотел отвечать на данный вопрос. Хозяин дома не стал долго глазеть на восьмое чудо света и, закрыв дверь, отправился в спальню. Остальные, в скором времени, тоже разошлись по своим кроватям. Нет, нашим героям очень хотелось узнать до конца, что произошло с Эггманом, и куда он летел, но, как говорится: “Утро вечера мудренее”. Туман, тем не менее, просочившийся абсолютно в каждый уголок дома, даже и не думал рассасываться…

 Эпизод 3: шкура человека.

  Обычное ленивое утро, словно гость, постучалось в окна домов Стейшн Сквер, чтобы напомнить их жителям о торжественном начале нового дня. Оно не хотело видеть, как люди бездумно просыпают часы своей единственной жизни вместо того, чтобы использовать их для свершения своих заветных целей, раскрывающих смысл существования. Как только солнечный шар выкатился из-за горизонта, приветливо улыбнувшись каждому живому существу, так сильно ждущего его прихода и безумно влюблённого в его яркие краски, бодрящие душу и зажигающие фитиль хорошего настроения, изумрудно зелёные стебельки цветов стройно выстроились по струнке, а их шапки повернулись так, чтобы получить как можно больше дневного света. На только что проснувшиеся ветки деревьев, свободно раскинувшиеся во все доступные способы, садились молодые птенцы, ещё совсем недавно научившиеся махать крыльями, рассекая городской воздух, чтобы, находясь в своеобразной группе, спеть великолепную серенаду, посвящённую радости нового мобианского дня. А за ними и безумно лёгкий ветерок пробежал по районам, покачивая на своём пути каждый листочек здешней растительности, тем самым, сбрасывая с них холодную утреннюю росу, оставленную в напоминание о продолжении жизни, и, как бы расталкивая их, чтобы они могли, наконец, пробудиться и увидеть всю эту красоту. По своему обыкновению эти краски портило загруженное движение многочисленных автомобилей, захламляющих непередаваемую небесную красу своими выхлопными газами, вдоль проложенных трасс. И, как всегда, люди, с головою погруженные в свои заботы, не видели ничего вокруг себя, кроме постоянных проблем и никак не решающихся обыденных дел… Вот, одна из сидящих на ветвях деревьев птиц взмахнула своими крыльями и поднялась ввысь, приземлившись на один из подоконников дома Соника. Она ритмично постучала своим клювом по стеклу, тем самым, разогнав сон синего ежа. Слегка потянувшись, наш герой провалялся в своей постели ещё порядка восьми-двенадцати минут. Соник всегда просыпался раньше остальных. Лёжа на спине, персонаж чувствовал на себе какие-то странности. Его ноги свисали с кровати, и ежу казалось, будто всё на свете вдруг стало ему мало. Сверхзвуковой герой обратил внимание на атмосферу, царящую внутри дома. Фиолетовый туман бесследно растаял, не оставив о себе ни единого воспоминания, зато его заменило нечто другое, невидимое невооружённым глазом. Стоило ежу подняться на ноги, как он чуть не ударился головой о потолок. Не поверив собственным мыслям, хозяин дома помчался к зеркалу, чтобы выявить причину его волнений. Подойдя к нужному месту, персонаж, увидев своё отражение, не смог сдержать, переполненный непонятными чувствами крик и, честно говоря, еле устоял на ногах от увиденного. Подросши более, чем на полметра всего только за ночь и променяв шикарные синие колючки на длинные волосы того же цвета, а вместе с ними и весь свой облик, сверхзвуковой ёжик походил на клоуна-гиганта. Он долго стоял на месте, пытаясь всмотреться в новое отражение, пытаясь оценить свой новый вид. Затем наш герой изо всех сил помчался в комнату, отведённую Тейлзу и Наклзу. Он подбежал к кровати лисёнка и с огромной дикостью в глазах стал трясти его и говорить какие-то неразборчивые фразы, предварительно крепко взяв за шею. Лис, поначалу принявший Соника за какого-то бешеного маньяка, мигом выскочил из постели и, подойдя к окну, стал кричать на помощь. Наш изменившийся герой не хотел делать из этого случая шумихи и поэтому стал осторожно подкрадываться к испуганному Майлзу, пытаясь утихомирить его. Но упрямый лисёнок, так ничего и не понимая, явно с недобрыми намерениями взялся за стальной гаечный ключ, который он всегда держал при себе и занял позицию для выжидания боя. Соник не рискнул приближаться к Майлзу дальше и остановился, пустив в ход свои сдержанные словесные объяснения:

  - Спокойно, Тейлз, я не хочу причинить тебе вреда… Я Соник…

  - Ты думаешь, я не знаю, как выглядит мой лучший друг? На что ты рассчитываешь, произнося эту чепуху? Хочешь обокрасть нас? – не верил лис, сжимая кулаки всё крепче.

  - Понимаю, ты не привык видеть меня в таком виде. Признаюсь, я сам немало удивлён тому, что выгляжу в точности как человек, но это я. Если не веришь, можешь спросить меня любой вопрос, ответ на который знаем только ты и я. Я могу рассказать, как мы с тобой в первый раз встретились. Хочешь? – пытался наставить на правильный ход мысли Тейлза Соник.

  - Не надо… Я верю тебе на слова, - сказал Майлз, медленно ощупывая своё тело.

  - А теперь смотри… - произнёс синий ёж в образе человека, показывая другу зеркальце.

  Прауэр с опаской заглянул туда. То, что он там увидел, повергло его в шок. Почти не изменившись в росте, восьмилетний ребёнок сильно изменился в лице. Миленькая лисья мордочка приняла человеческую форму. Больше всего Майлза испугало отсутствие ушей на макушке. Как только малыш это заметил, он с душераздирающим своей громкостью криком начал бегать кругами по комнате, хватаясь за голову и вопя во всё горло, что-то в роде: “Я оглох”! За этим зрелищем последовало ещё много подобных, таких, например, как: “кто отрезал мои хвосты”!? и: “Кто сбрил мою шерсть пока я спал”!? Эти вопли разбудили красную ехидну. Честно говоря, Наклз очень не любил, когда кто-то нарушал его сон и жестоко наказывал всех нарушителей, но сейчас он пребывал в каком-то другом, на редкость умиротворённом состоянии. Заметив, что все вдруг обратили на него внимание, застыв на своих местах, видимо, следя за его реакцией, Накс, дабы нарушить проклятую тишину, произнёс, характерно приветствуя друзей помахиванием ладони:

  - Привет, пацаны!

  - Э-э.. Ты ничего такого странного не замечаешь? – произнесли после недолгого молчания в один голос Соник и Тейлз, предварительно переглянувшись.

  - Решили сменить имидж? – попытался догадаться ехидна, внимательно приглядываясь к каждому из них.

  Лис и ёж ещё раз медленно переглянулись, обменявшись друг с другом дико непонятливыми взглядами, а затем показали хранителю его отражение в зеркальце, тем самым, пытаясь ввести его в курс дела, но ехидна, увидев свой новый облик, даже не изменился в выражении лица. Длинные колючки, точно по волшебству, превратились в не менее длинные космы красного цвета. Следы, оставляемые Наклзом на песке приобрели совершенно иную форму. Его рост позволял ему смотреть на остальных членов банды сверху вниз, в буквальном смысле этого слова. После небольшого немого представления, Майлз, как следует взяв себя в руки, присел на край дивана и, достав необходимые для проведения вычислений инструменты, принялся что-то писать. Наклз выхватил зеркало из рук хозяина здания и сел рядом с Тейлзом, не переставая рассматривать своё отражение, по-видимому, пытаясь привыкнуть к своему новому “имиджу”. Сам же Сонику предпочёл остаться стоять там, где стоял. Ещё ни одно утро не приносило ежу в шкуре человека таких колоссальных сюрпризов.

  - Слушайте, а я реально круто выгляжу! – разбил о камень молвы внезапно появившуюся угнетающую тишину ехидна, всё не прекращая смотреть на себя в зеркало.

  - Тебе действительно нравится твоё новое тело!? Я лично очень не хотел бы пребывать в таком виде лишнее время. Кстати, следуя моим наброскам на бумаге, я пришёл к выводу, что всему виной является тот самый фиолетовый туман, который мы могли наблюдать вчера. Если исходить из того, что газ появился сразу после крушения корабля Роботника, то получается, что в его составе присутствовала некая инфекция, способная изменить ДНК любого существа, подвергающегося её воздействию. Насколько мне известно, таких веществ нет ни в природе, ни в химии, но следует учесть, что доктор Эггман имеет на редкость высокий коэффициент интеллекта, по крайней мере по его официальным данным, и для него не составит особого труда вывести формулу получения этого газа самому, - поделился мыслями со своими собеседниками Прауэр.

 - Да, и, продолжая твои соображения, нам сейчас нужно попасть на обращённый в обломки корабль толстого злодея, ведь на каждый яд есть своё противоядие. Если он знает, как изменить гены животного, чтобы превратить его в человека, то, соответственно, он должен знать и как вернуть наши тела обратно. Правильно? – перебил Майлза Соник.

  Ребёнок одобрительно кивнул головой в ответ. Троица решила поторопиться, потому что боялась, что за прошедшие часы транспорт Роботника мог испариться в воздухе также бесшумно и незаметно, как и загадочный туман. Однако, к счастью, ни одно из их опасений не подтвердилось – железная громадина всё так же неподвижно лежала около дома синего ежа, точно никому не нужная выброшенная пустая бутылка. Своей массой она могла снести пол леса, если бы упала куда-нибудь в Мистические джунгли. Стальные бока корабля украшало множество царапин: от едва заметных человеческому глазу до различимых с высоты птичьего полёта. Проходя мимо такого воздушного сооружения, даже и не верилось, что ещё буквально вчера оно спокойно рассекало небесную гладь, при том в идеальном состоянии! Что произошло с этим кораблём, нашим героям оставалось только догадываться. Соник на пути к Эггману держался подальше от транспорта , ибо очень боялся, что одна из стальных стен может внезапно оторваться от остальной его части и рухнуть наземь, придавив героя своим весом. Наклз же вовсе наоборот, вёл себя вполне смиренно. Он, подобрав где-то с земли небольшой камешек, спокойно прокладывал свой путь, чертя этим камешком по стенам вражеского корабля, тем самым, оставляя на нём поверхностные царапины, и насвистывая какую-то стильную мелодию. Маленький Прауэр следовал за Сонником и Наклзом, уткнувшись носом в умные бумаги и внимательно перечитывая все свои записи в опасении того, что допустил ошибку в той или иной идее. Правда он никак не мог сосредоточиться из-за окружающего шума, издаваемого трущимся о корабль камнем, поэтому между Тейлзом и хранителем Наксом нередко возникали словесные перепалки, иногда даже выливающиеся в бои. Синеволосый Соник предпочитал не вмешиваться и не разнимать друзей, тем самым, не напрашиваясь на лишнюю порцию синяков и ссадин, а просто являясь зрителем всего происходящего. Подойдя к входному проёму, наши герои в очередной раз убедились, что предмет восстановлению не подлежит. Внутренняя обстановка, тем не менее, выглядела более-менее сносно. Кое-где из стен торчали трубы с медленно капающим с них неизвестным содержимым. В некоторых местах были оторваны потолочные плиты. Нашему трио не составило большого труда найти вход в главную комнату. Но только они подошли к двери, как та судорожно затрещала, рывками поднимаясь к потолку, и перед ними предстал сам командир корабля. Обе стороны, как и следовало того ожидать, очень испугались такой неожиданности, однако, быстро взяв себя в руки, доктор сразу же вызвал армаду роботов с целью выпроводить незнакомцев. В тот же момент из всех щелей полезли железные боты, перегородившие тройке путь к Роботнику. Соник только слегка ухмыльнулся вражеской толпе – за время приключений ему приходилось сталкиваться и не с таким, так что ежедневные битвы с войсками Эггмана стали для него уже чем-то вроде обычной работы. Никс при виде кучи роботов проверил пару раз свои кулаки на прочность, ударив их друг об друга, словно предчувствуя грядущее веселье. Тейлз посмотрел на своих друзей и сделал серьёзный вид, так как подобает каждому гениальному изобретателю. Бой начался неожиданно – никакого знака, символизирующего его начало не прозвучало. Скоростной лидер троицы не стал прибегать к каким-нибудь новым, изощрённым методам борьбы, он предпочёл действовать как обычно, по старинке. Подобравшись к одному из недругов, Соник принялся дразнить его, бегая вокруг без остановки, наверное, рассчитывая на то, что бот вскоре запутается и тогда он сможет нанести железке решающий удар, однако, враг оказался весьма крепким орешком, и сломать его было не так-то просто, как казалось на первый взгляд. Никакие скоростные трюки и уловки не помогли бедняге обмануть робота, и в скором времени он был пойман, точно рыба на приманку. Так как враг не был запрограммирован на стрельбу из оружия, он стал разбираться с ежом теми способами, которые были ему доступны, а именно: сжимать пойманную добычу своими стальными, точно тисками, руками. Соник держался молодцом и не кричал от невыносимой боли, но это совсем не означало, что ему не требовалась помощь. Тем не менее, не стоит забывать, что этот персонаж являлся незаменимой частью сплочённой сердцами команды, способной абсолютно на всё в своём полном составе, поэтому, для того чтобы друг выручил своего товарища из беды, совсем необязательно было слышать крик о помощи… На помощь попавшему в ловушку ежу, пришёл красноволосый парень, с кулаками набросившись с тыла бота. Робот слегка пошатнулся и разжал свои тиски, бросив Соника на землю и, тем самым, дав ему пару секунд форы, но этого времени еле хватило, для того чтобы наш герой смог прийти в себя после пребывания в почти предсмертном состоянии. После этого освободительного удара у хранителя так распухли ладони, будто в каждую клетку вонзилось тысяча ядовитых пчелиных жал. Данный случай вызвал ни с чем несравнимое удивление Наклза: оно и понятно, ведь ещё никогда доселе сталкивание горячего кулака с металлом не вызывало такой болезненной реакции. Красноволосый уже хотел пустить в ход альтернативный метод сражения, забравшись наверх по стене, где бот не сможет заметить его присутствия, чтобы потом спрыгнуть в самый подходящий момент и, как следует разогнавшись, врезать жестянке по верхней точке, но, как назло, руки, будто бы их заменили на чужие, ни в какую не хотели цепляться за стены. Ничего непонимающий силач сделал ещё несколько попыток совершить трюк, однако, ни одна из этих попыток так и не принесла плодов. Тут, Прауэр, до этого находящийся при нейтралитете и ещё не вступив в драку, сообразил, что в битве веет каким-то прозрачным подвохом и скомандовал отступать. Отстаивать свою сторону дальше уже не имело смысла, ибо даже слепой видел, что события разворачивались совсем не в пользу наших героев. Ввиду весьма и весьма странных обстоятельств, зло побеждало даже без особых преимуществ. Пусть даже дерущимся и хотелось отмстить за все свои поражения, послушаться Майлза они сочли самым выгодным поступком, ибо он практически всегда принимал разумные решения, о которых впоследствии не приходилось жалеть. В крике Тейлза, доктор услышал знакомые имена, что казалось очень подозрительным старику. Не будь дураком, он сразу смекнул, в чём дело:

  - Иногда получается даже лучше, чем задумаешь.

  На данной ноте Эггман злобно рассмеялся, видимо почувствовав, что чаша весов фортуны склоняется в его сторону и ему остаётся лишь добить своего неприятеля. После некоторого времени наслаждения от возможности властвования над ситуацией, Роботник послал свои войска за геройским трио вдогонку. Он хотел воспользоваться случаем и, наконец, поймать постоянно крушащего его планы ежа, пока есть данная возможность, а заодно и всех его лучших друзей. В дороге Прауэр рассказал Сонику и Наклзу, что из-за замены генов и ДНК в их организме, случившейся не без помощи таинственного тумана, вполне могло случиться так, что они утратили вместе со своим привычным обликом и все способности, делающие их почти неуязвимыми. А это означало, что на смену наступающей тактике пришла тактика бегства. Пока команда была лишена своих возможностей, они не могли сражаться с роботами Эггмана. Единственным шансом на спасение оставалось поднятие белого флага в разгаре войны. Но команда отважного Соника не сдавалась, а вовсе наоборот, выжимала все соки из данной ситуации и пыталась направить их в свою сторону… За героями по пятам следовали вражеские боты, так что стоять на месте было нельзя. Соник посчитал плохой идеей укрыться от розыска у знакомых, ибо находясь в человеческом обличие, они просто не смогут пересказать произошедшее так, чтобы эти знакомые им поверили. Друзья сошлись на том, что первое время наиболее выгодным для сохранения местом будут являться заросли Мистических джунглей. Для претворения идеи в жизнь важно было как следует оторваться от гонящихся ботов, чего нашим отчаянным беглецам никак не удавалось. Достаточно долгое время они не могли избавиться от механического шума, доносящегося из-за их спины. Вслед с огромной скоростью летели раскалённые от трения о воздух пули. Под ногами влилась паутина из торчащих из земли корней деревьев. Майлз не мог одновременно смотреть под ноги и на дорогу, поэтому, вскоре, зацепился за неуклюже торчащий вырост и упал. Молниеносная реакция Наклза помогла ему спасти друга. Хранитель тут же кинулся в небольшие заросли, налету прихватив с собой Тейлза. Теперь только оставалось молиться, что машины не заметят этого рывка и пробегут дальше. Но вот беда: синеволосый Соник, бежавший на пару метров впереди остальных, даже и не заметил, что только что произошло у него за спиной и спокойно бежал дальше. Накс, обнаружив, что Соника нет рядом, хотел окрикнуть его, видимо, совершенно не подумав, к каким последствиям это может привести, но умный ребёнок вовремя заткнул ему ладонью рот, шепнув, что сейчас не время для этого. Пробежали ли все роботы вдогонку за лидером команды или же остались некоторые, кто поделился на поиски остальных участников, ни Тейлз, ни Наклз, не знали, а это придавало происходящему тревожащий оттенок. Наконец, решив, что проводить часами напролёт, лёжа в одной позе и выжидая неизвестно чего, попросту глупо, малолетний Майлз решил пойти на разведку. Само собой, он не был прирождённым разведчиком, но надо же было когда-то начинать! Вокруг царила страшная тишина. За любым кустом мог таиться вражеский бот. Ситуация требовала крайней осторожности. Наклз посмотрел на небо: солнце заволокли густые серые облака. Всё представало перед нашими друзьями в неопределённом цвете. Сердце замерло в груди Прауэра, когда он вдруг услышал громкий хруст поломавшейся ветки около себя. На его лице чуть приподнялись брови, подчёркивающие испуг; на ладонях проступил пот. Он обернулся и увидел за собой споткнувшегося стража изумруда.

  - Ну, ты меня и напугал! – слегка запинаясь от всё ещё не прошедшего ужаса, проговорил Тейлз.

  - Знаю. Я сам испугался от твоего резкого поворота, - признался хранитель.

  Они оба нервно посмеялись, как будто кто-то заставил их это сделать. Но вот где-то вдалеке послышался отдалённый механический шум. Откуда он доносился, было трудно определить, так как в глухих джунглях безумное эхо лилось со всех сторон. Стоять на месте было никак нельзя, а шум между тем становился всё грубее и грубее. Хитрый Майлз принялся кусать ногти в раздумьях над сотворением нового плана…

 Эпизод 4: крутой поворот.

  Могу поспорить, что в вашей жизни бывали такие моменты, которые в корень изменяли вашу жизнь, а если не было, то на вашем жизненном пути они обязательно произойдут. На самом деле, довольно непросто отличить данные случаи от остальных, ибо любая деталь, на которую вы не обращали внимания раньше, может повлечь за собой непоправимые последствия. Вдумываясь во всё это, невольно вспоминается одна азартная игра, несколько напоминающая обычную жеребьёвку, где необходимо вытащить счастливый билет. Но, как правило, желанного удаётся достигнуть только одному – остальным же приходится хоронить свои мечты. Чтобы повернуть свою жизнь в лучшую сторону, совсем необязательно иметь львиную долю мудрости или ловкости. Удача сама выбирает свою жертву… Для кого-нибудь другого этот день мог проплыть незаметно, подобно остальным до невозможности серым и неинтересным дням, но только не для Хогарта. Сегодня, когда ему, наконец, было суждено покинуть больничную койку и вернуться в свет, так манящий своей свободой, даже сырой холодный ветер, возникший после проливного дождя, казался на редкость нежным и приятным. Правда, хочется заметить, что на выходе из здания у нашего героя на какое-то время проявилось некое разломное, между тоской по временному жилищу, ставшему почти вторым домом, и радостью от долгожданного возвращения к горячо любимым людям, состояние. Это состояние заставило хищника немного задержаться, перед тем как начинать новый путь и оглянуться назад. Первые минуты его всё ещё тянуло обратно – он чувствовал, что пока не был готов к серьёзным переменам. Но вскоре данное чувство отпустило гепарда, и он с уверенной походкой зашагал вперёд. Рвение к родному дому достигло таких высот, что Хог попросту не замечал всех недочётов сегодняшнего дня, пропуская их сквозь пальцы, чтобы не портить себе настроения. Хотелось радоваться каждому солнечному лучу, делиться своими воздушными чувствами с каждым встречным и петь самые счастливые песни, которые только рождала вселенная за все года существования человеческого рода, но ещё приятнее было осознавать то, что помимо пламенного желания под руку подворачивалась ещё и удивительная возможность осуществить вышеописанные прихоти. От Хогарта веяло таким зарядом положительной энергии, что порой казалось, он сможет поднять настроение до приличного уровня даже самому разбитому, до полусмерти замученному капканами жизни человеку. Лапы героя сами тянулись обнять весь мир… Чтобы доставить пачку радости так же и Аде, наш герой решил наградить её букетом любимых хризантем. В поиске достойного лисицы букета, гепард обошёл не один десяток ларьков, но выбор в итоге всё-таки был сделан. В дороге Хог думал над словами, с которыми он встретит свою королеву. Скажу прямо, со стороны все эти репетиции их будущей встречи выглядели, как минимум, глупо, но и это не останавливало нашего пятнистого друга. Так как Хогарт всегда был отдельной частью толпы и постоянно существовал вне общества, то и чужие мысли по поводу данного поведения он без раздумий отставлял в сторону. Ему было решительно наплевать на то, что разговор с самим собой встречался с непониманием окружающих людей. Хог достаточно долго подбирал подходящие для такого грандиозного события фразы. Гепард хотел выразить всё наболевшее и высказать все свои чувства, что пробуждались в нём, когда он в одиночестве находился перед её скромном портретом, но, по всей видимости, народ просто ещё не придумал столь красивых, красочных слов, чтобы можно было поделиться тем, что находится в глубинах души. После тщательной проверки своего лексического запаса, хищник убедился в вышесказанном ещё раз. Пока быстроногий зверь представлял грядущие события, понемногу приближалось время истины. Он чувствовал на себе, как многие несчастные горожане стреляли ему в спину слегка злобным взглядом, завидуя его позитиву. Они хотели чувствовать то же и внутри себя, но вместе с этим никак не могли увидеть неповторимую красоту обычного летнего дня, надёжно спрятанную между строк вечных проблем и стрессов. Быть может, они просто не были созданы для счастья, точно минорные персонажи всеми забытого сериала, которым не было позволено жить полной жизнью по сценарию? Уже поднимаясь по ступенькам к дому, Хогарт внезапно дрогнул и сделал шаг назад. От внезапно налетевшего волнения все планы, которые держал в голове гепард, рассыпались, точно карточный домик от лёгкого дуновения ветра. Выдохнув и сказав себе: “будь, что будет”, Хог неторопливо нажал на звонок, хотя сам очень торопился увидеть хозяйку. Он считал, что терпение – лучшее средство для закрепления характера. Гепард простоял ещё с минуту у порога, но дверь по-прежнему оставалась закрытой. Пара повторных звонков ситуацию не поменялись. Немного выведенный из себя безрезультатным ожиданием, Хог с помощью дверных ключей, которые он всегда носил с собой, расправился с задачей и вошёл внутрь. Его встретила хорошо убранная, однако, совсем пустая гостиная. Он прошёл дальше, но встретился только с безжизненной мебелью и не более одушевлённой бытовой техникой. Очевидно, никого не было дома. Гепард, никак не ожидавший такой сцены безмолвного приветствия, сел на диван с целью как следует обдумать свои дальнейшие действия. Неудачно сев, наш герой обнаружил под собой фотографию, которую никогда не видел ранее. На ней была изображена шикарная свадьба с дорогими лимузинами, почётными гостями и знатными блюдами. И всё бы ничего, если бы не виновники торжества, которые вмиг привязали внимание Хогарта. Его совсем не задел образ жениха, вовсе наоборот, любопытность, точно кандалы, приковала к себе невеста. Это вполне естественно, ведь ею была Ада… Хог всматривался в этот снимок ещё и ещё, пытаясь выглядеть самые мельчайшие детали, которые могли доказать, что это кто-то другой, но какие бы усилия не прилагал наш несравненный зверь, чтобы заставить себя обмануть собственное сознание, ничего не выходило. Его руки судорожно дрожали. Он был готов выколоть себе глаза, лишь бы не видеть того, что видит сейчас. На молодое тело нахлынула целая уйма различных, непохожих друг на друга чувств. Злоба, отчаянье, непонимание, страх и ревность слились воедино при виде всей душой любимого существа с кем-то другим. Гепард обернул фотографию и изумился больше прежнего. Почерком лисы была поставлена дата появления на свет данного снимка… Два года назад. Улика, оставленная на обороте фотографии всё решила. Прямиком из слабо трясущихся лап благоухающий букет полетел прямо в мусорное ведро. Сообразив, что кроме самой хозяйки на этот вопрос лучше ответить никто не способен, Хог набрал номер лисы на своём телефоне, но всё, что смог услышать в ответ – лишь длинные, ничего не объясняющие гудки. Каждый из них при проигрывании так сильно впивался Хогарту в грудь, что сердце не могло не разбиться от такой боли. Затем Хогарт откинул голову на спинку дивана и, расслабив тело, подвигал своей шеей из стороны в сторону, по-прежнему не верив, что только что произошедшее не обычный глупый розыгрыш и не надувательство, а реальная жизнь. Действительно, порой в нашей жизни происходят такие вещи, в которые не хочется верить, которые до того похожи на кошмарный сон, что сбивают свою жертву с ясного рассудка и губят его светлое сознание, не оставляя другого выбора, кроме как запутаться в нитях реальности и грёз. Но, с другой стороны, без них человеческое существование было бы недостаточно полным своим разнообразием случаев, ведь любая игра должна быть трудной для прохождения, чтобы заинтересовать публику… Счастье для того и создано, чтобы человек шёл на любые трудности, ради его приобретения… Вновь входная дверь распахнулась, впустив в дом хозяйку, только поздним вечером. Лиса выглядела очень усталой и вымотанной. Пройдя в полутёмную гостиную, героиня встретилась лицом к лицу с блестящими в темноте зрачками гепарда. Он сидел на том же месте и ждал её прихода, чтобы докопаться до самого дна правды. Ада не сразу поняла, кому принадлежат эти зрачки, но когда свет в комнате движением правой руки был зажжён, оба пакета, которые она несла с собой, в результате великой неожиданности, упали на пол, разбросав всё своё содержимое. Лиса мигом принялась собирать рассыпавшиеся продукты, быстро перебегая взглядом то на пакет, то на Хогарта. Лицо нашего героя оставалось неизменным.

 - Хог, почему ты не сообщил мне, что выписался раньше? Я бы могла встретить тебя, - удивилась лисица.

 - Я думаю, это было бы лишним поступком, ведь ты уже кое-кого встретила, не так ли? – спокойным, но жёстким голосом произнёс Хогарт.

  - О чём это ты мне пытаешься намекнуть? Я не очень тебя понимаю, - пребывая в лёгком недоумении, произнесла Ада, добавив после короткого молчания, - Всё в порядке?

  - Абсолютно, - каким-то не своим голосом сказал Хог, пи этом медленно моргнув




фантастика

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 58 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр