Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Издательство    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Когда я умерла

 КОГДА Я УМЕРЛА

 

 Российский метрополитен. Неизвестное время, неизвестный сезон, неизвестный город. Да, и как можно уследить за течением времени, когда вокруг изо дня в день происходит одно и то же! Одни и те же лица по сторонам, одни и те же маршруты, одни и те же мысли при обращении своего внимания на всю эту жуткую однообразность. Сегодня четверг или пятница? Хотя, трудно сказать, имеет ли сейчас смысл задавать этот вопрос, ведь, как бы там ни было, нашему герою всё равно придётся вставать в семь утра, чтобы умыться, приготовить себе лёгкий завтрак и отправиться на работу. На каждую процедуру отведён определённый промежуток времени, причём установилось оно не человеком, а самой судьбой. Иногда создаётся такое впечатление, будто человечество – всего-навсего пустые шашки, а земля, на которой мы обитаем, является большой шахматной доской. Кто-то делает ход конём, а кто-то другой остаётся пешкой до конца своей жизни, но всеми нами управляет одно высшее существо и для него величайшие множества наших забот являются не более, чем обыкновенной игрой. Мы же считаем главной жизненной целью карьерный рост, даже не подозревая, как глубоко заблуждаемся… Роберту Нассину было не больше тридцати лет, однако, указать его возраст несколько точнее не представлялось абсолютно никакой возможности – казалось, даже сам он уже давно сбился со счёта. На его лице не было никаких признаков, свидетельствующих о старости, но в то же время оно не выглядело детским. Аналогичная ситуация наблюдалась и с ростом. Язык просто не поворачивался назвать его высоким, но относить Нассина к людям низкого роста было не менее забавным. Любимого стиля одежды у него не было, поэтому мы могли наблюдать Роберта в совершенно разных образах. В цвете глаз был отлит оттенок печали и друзья смотрели в эти глаза с недоверчивостью, не узнавая прежнего товарища. При разговоре с нашим героем у них создавалось странное впечатление, будто перед ними стоит уже не тот человек, которого они некогда имели честь знать. Думаю, если бы мы познакомились с Нассином раньше, мы бы тоже заметили, что в нём что-то кардинально поменялось. В учебные годы школьной скамьи и дверей института этот тип отличался особой жизнерадостностью. Его было крайне тяжело разозлить или обидеть, пожалуй, даже слишком тяжело, чтобы это мог сделать кто-нибудь из человеческой расы. Он с лёгкостью переносил все преграды, встречающиеся на жизненном пути, будь то кризис в личной жизни или неудовлетворительные оценки по школьным предметам. Нет, я не могу утверждать, что он относился к жизни с некоторым легкомыслием, просто у него был иной взгляд на неё. Он искренне радовался приходу весны, когда начинали появляться первые ростки и из-под белого покрывала, одевающего землю, стали выглядывать подснежники. Он радовался всем тем мелочам, которых иные люди могли пропустить мимо своих глаз, с головой погружённые в бесконечную суету шумного города. На его лице вызывали нестираемую улыбку ручейки, образовавшиеся на улице из растаявших снегов и дети, пускающие по ним самодельные кораблики. В его душе созревала неописуемая радость. При появлении того едва уловимого запаха, присущего только весне, и он не огорчался по поводу того, что добрую половину свободного времени безжалостно съедала учёба. Взрослеющий Роберт прекрасно знал, что это необходимо для того, чтобы держаться в данном мире на плаву. Когда весна заканчивалась, и во властвование вступал другой сезон, он не огорчался и теперь, ведь у природы нет плохой погоды! Была ли бурная зима или ливневая осень – наш герой во всём умел найти положительные стороны, и это невозможно было не назвать даром. Из-за этой, своего рода странности (по крайней мере так определяли его поведение окружающие), люди старались держаться от Роберта подальше и считали его ненормальным. Что ж, не мудрено, ведь им непонятны жизненные чувства. В нескончаемых ежедневных заботах они уже почти стали роботами, которые научены испытывать определённые ощущения в определённое время, как по сценарию. Мир меняется с течением времени и, признаться, далеко не в лучшую сторону. Трудно представить, что случится через пару десятков лет, если всё будет продолжаться в таком духе. Вернее сказать, трудно поверить в это… Следуя уложившимся вековым природным законам, побеждает всегда большинство, а данный расклад не может означать ничто иное, как то, что жизнерадостность и неиссякаемая бодрость никогда не будет в силах победить вечную пассивность и пессимистичность. Несчастье не обошло и бедного Нассина. Новая работа безжалостно и бесцеремонно пожрала всё то стремление к свету, которое когда-либо жило в его сердце. Его выгнала оттуда тоска и поселилась вместо него, заперев дверь на сотню тысяч титановых замков. Чудовищное однообразие рисовало невидимую клетку, выбраться из которой не представлялось абсолютно никакой возможности. Теперь даже на улице, казалось, не хватало воздуха. Новые заботы высосали из Роберта последние соки жизни, но он всё равно продолжал сопротивляться. Нассин ехал на эскалаторе, и в голове его уже чётко стояла картина будущих годов. “Четырнадцать минут на метро, затем двадцать шесть на электричке. В десять утра начало работы, в половину второго получасовой обед, в шесть вечера домой на той же электричке и том же метро. В семь ужин, домашние дела и сладкий сон… Придёт среда – всё повторится снова, придёт четверг – святые угодники, как же сильно он похож на понедельник и вторник! Воскресенье – вот единственный выходной, но что я буду делать? Недели-близнецы, годы-близнецы… Если я не избавлю себя от этого водоворота, то просто свихнусь!”, - думал Роберт. Пребывая в полной безысходности, Нассин принялся заглядывать в лица людей, вероятно, надеясь, что, наконец, найдёт того, кто его переубедит. Однако, пристально вглядываясь, он только ещё больше ужасался, ибо узнавал в каждом знакомые черты. Герой ежедневно встречал по дороге одних и тех же людей, и от этой мысли на его душе становилось ещё тоскливее. Ничего не менялось в жизни простого городского обывателя. Я бы даже сказал, что он уже закончил жить – в силу вступило сплошное существование. Самое страшное – войти в общую массу, слиться с обществом и стать таким же, как все. Вот внимание Роберта неожиданно заострилось на одной персоне. Она ничем не выделялась среди других лиц, её запросто можно было потерять в толпе или спутать с сотней таких же обыкновенных людей, но остановить свой взгляд мученик предпочёл почему-то именно на ней. Глаза этой не слишком высокого роста девушки так живо двигались и были настолько наполнены краской, что порой создавалось впечатление, будто они твердили: “Я маленькая девочка и всегда полна энергии”, хотя остальные черты лица говорили об обратном. Тёмно-каштановые волосы дамы были в косичку, а это ещё более дополняло её детский образ. Незнакомка была облачена в осеннюю одежду, соответствующую последнему писку моды того времени. Короче говоря, весь её внешний вид намекал на то, что девушке не хотелось покидать беззаботное детство, однако, как бы прискорбно это не звучало, не всё в нашей жизни делается так, как мы хотим. Очень важно не переставать бороться даже тогда, когда становится очевидным, что шансов на победу не осталось… “Вот кто сможет внести в мою жизнь драгоценное разнообразие”, - подумал Роберт и ринулся в сторону прекрасной незнакомки. Здесь необходимо подчеркнуть, что в то время, как Нассин спускался вглубь московского метрополитена, дама поднималась наверх, поэтому герой перепрыгнул через перегородку и оказался на другой лестнице. Думаю, не надо говорить, что это привлекло внимание окружающих и в том числе сотрудников милиции. Но Роберту уже было откровенно наплевать на последствия – жажда вернуться к своему прошлому состоянию души дала о себе знать. Всё вдруг сделалось таким глупым и незначительным, что хотелось просто рассмеяться во весь голос. Попадание не вовремя на работу, плавание в долгах – уже ничего не волновало Нассина. Весь путь Роберт не спускал глаз со своей жертвы, будто опасаясь, что она сейчас вот-вот куда-нибудь исчезнет. Девушка уловила посторонний взгляд и, не ожидая ничего плохого от этого взгляда, лучезарно улыбнулась ему… Они прожили вместе много счастливых лет. Существование Роберта, как он того и ожидал, сделалось более разнообразным, и его снова уже можно было назвать жизнью. Разумеется, дабы достать красок, чтобы разукрасить серое бытие, Нассину приходилось идти на отчаянные поступки, но разве он когда-нибудь отступал? Этот человек всегда умел найти свободное время, чтобы посвятить его своей девушке и, впоследствии верной жене, поэтому в его лексиконе не было слова “не могу”. Таких людей должны были ценить больше властителей и знаменитостей, но, к величайшему сожалению, этого не происходило, ибо толпа, как уже неоднократно упоминалось выше, была неспособна понять его. Тем не менее, теперь Нассин знал, что дома его ждёт замечательный человек, обществом которого он обязательно насладиться при первой же возможности, и от этой мысли ему хотелось дышать полной грудью. Даже зимы, казалось, стали менее морозными, а осень менее дождливой. Само собой, счастье вскоре должно было обратиться для супругов в материальную форму. Должно, но в самый ответственный момент план начал стремительно выходить из-под контроля, и земному человеку уже вряд ли было под силу вернуть всё обратно, ведь люди не всесильны и это должен знать каждый из нас. По своей сути мы – микроскопическая частица мира, ничтожества, и нам так мало нужно для полного счастья, но зачастую даже этого никому не удаётся достичь. На календаре было тринадцатое января. Может нижеописанное являлось всего-навсего никчёмным совпадением, однако, в любом случае не стоит недооценивать магию чисел. К сведению, день был будним, а посему с утра снова пришлось встать пораньше, чтобы не опоздать на рутинную работу, что, собственно говоря, и сделал Роберт. Его жена, Аманда, ещё нежилась в постели, стараясь не думать о зудящих душу вопросах. Несмотря на вечно позитивное и, на первый взгляд, абсолютно беззаботное поведение, её следовало бы относить к типу женщин-карьеристок, ибо к действительно серьёзному делу она относилась с надлежащей ответственностью. В остальное же время её было довольно трудно заметить с серьёзным, либо грустящим лицом. Она являлась для Нассина единственным средством к жизни, потому что напоминала ему его самого несколько лет назад. Карьерная лестница показалась Аманде слишком высокой и такой крутой, что, казалось, и целой жизни может не хватить, пока она достигнет заветной вершины, однако, это совсем не значило, что дама решила отступить и покорно отдаться в руки судьбе, смирившись с невозможностью претворения своей мечты в реальность. Помимо всего этого, ей нужно было как можно скорее устраивать свою личную жизнь, потому как молодые годы, да будет вам известно, не вечны и второго шанса может уже не оказаться. Принять решение обзавестись семьёй, и совместить работу с новоиспечёнными домашними заботами было, наверное, одним из самых сложных задач, поставленных перед мадам Нассин. Поистине морально сильный, не по годам мудрый человек, склонен делать только правильные выборы. Свадьба, а вслед за ней и грядущая беременность не заставили себя долго ждать. Работать, нося внутри плод, она не могла, вернее, ей настоятельно запретили сие врачи. Думаю, отчасти её можно было отнести к разряду людей, испытывающих чрезмерную потребность в труде. Девять месяцев безработицы оказались для Аманды на редкость серьёзным испытанием, и она всерьёз опасалась, что годовые усилия будут напрасны, и она переломает себе все кости, поскользнувшись на этой непобеждённой лестнице. Роберт же скорее наоборот, был больше семейным человеком, нежели карьеристом, а посему новость о беременности его жены показалась ему слишком волшебной, чтобы быть правдой. Тело едва вмещало в себя бьющие потоки неугасаемой радости, когда он представлял, что в их семье скоро появится кто-то третий, кто явно не будет здесь лишним. Несмотря на то, что на пороге нового тысячелетия был совершён огромный скачок в науке и технике, специалисты разных больниц и госпиталей никак не могли сойтись во мнении, кого же увидит свет – мальчика или же девочку. Долгими вечерами напролёт супруга Роберта Нассина сидела за толстенными книгами и выбирала имя для будущего чада. Ей очень хотелось окрестить своего малыша как можно более экзотичным именем, чтобы показать его уникальность и полную неповторимость. Это условие во много раз усложняло задание. Казалось, проще было выдумать нечто своё, чем найти желаемое на страницах бессмертной литературы. Роберт, пожираемый ожиданием чуда, с трепетом отсчитывал каждый день, которые, как часто бывает, когда с нетерпением чего-то ждёшь, растягивались на убивающие своей длиной месяцы. С каждым наступающим утром, глядя на спящую красавицу, его сердце начинало биться всё сильнее. Итак, начало рабочего дня сегодня было таким же, как и вчера, и наверняка, таким же будет завтра. Нашего героя, как всегда, уже ждала целая стопка не просмотренных и неподписанных бумаг. Разумеется, вновь не обошлось без того, чтобы какой-нибудь лентяй не опоздал на пару десятков минут. Дальше, как по плану. На добрую половину помещения начала раздаваться ругательства и слова нотаций отчитывающего подчинённых начальника. Этому человеку было крайне сложно угодить. Он вечно был чем-то недоволен: то ему казалось, что персонал недостаточно хорошо работает, то ещё чего. Даже в практически идеально выполненной работе он умел найти едва выделяющиеся изъяны, чтобы упрекнуть рабочего в его халатности. Причиной, дающей повод к этому, могло стать всё, даже непереносимая духота из-за запертого окна! Что уж там говорить – естественно, за всё время исполнения рабочих обязанностей здесь не осталось ни одного человека, который не попался бы под горячую руку начальника. Роберт нажал на кнопку включения компьютера и по экрану монитора побежали белые буковки на чёрном фоне. Пока шла загрузка, Нассин жалобно устремил свой взгляд в окно, в сторону дома. Как досадно становилось при мысли о том, что в нескольких метрах от тебя, сидя на ветках деревьев, поют птицы, и там же течёт уже совсем другая жизнь, но ты не можешь насладиться всеми прелестями природы в полной мере, будто прикован к этому месту. У него создавалось такое впечатление, будто он, подписывая договор об устройстве на данную должность, согласился на сделку с дьяволом и теперь в наказание за свою глупость и неосмотрительно был облачён в невидимые кандалы… У всех вокруг было хорошее настроение, поскольку завтра ожидался праздник всех влюблённых, только один Нассин не чувствовал приподнятости. Для него этот день ничем не отличался от остальных… До поры, до времени. Спустя около получаса, зазвонил телефон и своим неожиданным звуком заставил нашего героя встрепенуться. Нет, звонки в офисе не были большим сюрпризом, но этот прозвучал как-то по-особенному звонко. Роберт поднял трубку и до его уха донёсся хрипловатый мужской голос:

 - Роберт Нассин?

 - Да, а кто меня спрашивает? – неуверенно произнёс работник офиса.

 - Добрый день. С вами разговаривает управляющий по делам родов. Ваша жена была госпитализирована полтора часа назад, - успел произнести голос, и связь внезапно прервалась.

 Ещё с минуту Нассин пытался выловить собеседника из трубки, однако, все его старания не принесли никакого результата. Затем он резко встал, как ошарашенный и, зачем-то сжав кулаки, побежал в сторону выхода. Мысли о невозможности покинуть помещение посреди рабочего дня вновь сделались второстепенными. Почти уверен, читатель догадался, что хотел сделать Роберт. Конечно, он не знал, в каком госпитале находилась его супруга, но тут на помощь приходила логика. Пораскинув мозгами, он сообразил, что недалеко от его дома есть одно подобного рода здание, а если принять во внимание тот факт, что оно помимо всего прочего являлось самым большим в городе, то все сомнения сразу же отпадали. Вслед убегающему Нассину посыпались строгие слова начальника, грозящего уволить страдальца в случае, если тот немедленно не прекратит этот балаган и не вернётся на своё рабочее место, но всё это проходило мимо ушей Роберта. В такой игре каждая минута была на вес золота. Странно, но у бегуна создавалось впечатление, словно кто-то то и дело ставил на его пути незримые преграды. Не помня себя от мгновенно переполнивших тело чувств, Роберт нёсся, толкая всех подряд, точно его ногами управлял кто-то другой. Стоило герою добежать до перекрёстка, как назло всем его стараниям загорелся красный свет. Однако, это не остановило Нассина. Сломя голову, он подвигал на другую сторону дороги, и из-за этого чуть сам не угодил в госпиталь. Водитель, к счастью, вовремя успел притормозить, а поэтому Роберт отделался всего лишь лёгким синяком, но вот ехавшая сзади иномарка не удержалась от того, чтобы куда-нибудь не врезаться. Создалась авария. Были ли жертвы – Нассин не знал. Он продолжал свой путь в сторону больницы, и в его голове начинали крутиться страшные мысли. Что, если в результате аварии всё-таки произошёл летальный исход, и это случилось по его вине? Получается, что он, сам того не подозревая, отнял жизни других, ни в чём неповинных людей. Человек не в праве отнимать жизнь у другого человека. Не все законы можно переписать на своё усмотрение. Мы живём на предоставленной нам земле и должны платить за её неустанное топтание… Мы должны играть по правилам природы и её создателя… Одна за другой, неудачи садились на его и без того измученную спину. Ботинки насквозь промокли под действием уличных ванн, забытых вчерашним проливным дождём. Вокзал был переполнен людьми, но они вовсе не ждали поезда, а наоборот, торопились поскорее разойтись. Роберт понял, что ещё каких-то двадцать секунд назад здесь стояла его электричка. “Опоздал”, - пронеслось в голове героя, но отчаиваться он даже не думал. Он спустился к шоссе и начал голосовать. Почему-то на пути попадались в основном одни грузовики, на большой скорости обливающие беднягу грязью. Наконец, около Нассина остановилось жёлтое такси, и из окна высунулась мужская физиономия. Водитель явно был не русским, на его голове красовалась французская шляпа, а изо рта торчала стиснутая в зубах сигарета. Даже не поприветствовав, шофёр спросил нашего героя, до какого места ему нужно добраться, и когда он объяснил, тот заломил такую колоссальную сумму, что Роберт был не в состоянии позволить себе данное удовольствие. Он тщетно попытался поторговаться с сидящим за рулём такси человеком. Наконец, обиженный чрезмерной алчностью водителя, Нассин плюнул и побрёл торопливым шагом вдоль шоссе. Теперь он окончательно разочаровался в людях, и уже ничто не могло поменять его мнения. Надо сказать, на дорогу ушло не менее часа. Спустя это, столь убийственное для Роберта время, на горизонте показался заветный силуэт здания. Бедняга уже давно хотел остановиться хотя бы на жалкую долю минуты, но, к величайшему сожалению, не мог себе этого позволить. Ворвавшись в двери госпиталя и удивив всех своим поведением, герой спросил первого попавшегося человека, где находится кабинет, занимающийся родами. Важно заметить, что он произнёс вопрос таким тоном, что, казалось, заставлял спрашиваемого человека встать перед выбором: либо ответить, либо принять смерть. Почему всё это происходит в больнице, а не в роддоме, спрашиваете вы? Дело заключается в том, что в таком маленьком и неприметном городке, как этот, для него просто не нашлось места, поэтому, чтобы не строить отдельное здание, власти решили организовать вышеуказанную услугу прямо в госпиталях. Итак, Роберт поднялся на нужный этаж и добрался до нужной двери. Только он хотел её открыть, дабы войти, как неожиданно его остановил тип в белом халате. Не было сомнений, что этот человек здесь работал и именно он отцепил Нассина с насиженного рабочего места. С откровенной серьёзностью врач сообщил страдальцу, что входить во время проведения операции строго запрещено, и что ему лучше присесть на лавочку и подождать здесь. Роберт не счёл нужным спорить со специалистом по родам и сделал всё, как ему сказали. Признаться, ожидание чего-либо требовало куда больше нервов, чем сражение с невидимым врагом, подставляющим подножку. В коридоре было пусто. До сей поры, наслаждаться подобной тишиной нашему герою ещё не приходилось, однако, в такие моменты она только ещё больше раздражала нервы. Волей-неволей создавалось ощущение, будто вот-вот должно произойти что-то непредсказуемое, как затишье перед бурей… И оно произошло. Спустя ещё какое-то время, из комнаты вышел тот самый врач и, не отводя глаз от пола, будто в чём-то провинился, с нескрываемой досадой в голосе произнёс:

 - Знаете, мне очень жаль, что так вышло, но мы были не в силах что-то изменить. Мы сделали всё возможное, однако, и этого оказалось мало. Я решил, что не стоит сейчас огорчать вашу жену, да и тем более, она сейчас без сознания. Поверьте, ей будет спокойнее слышать это от вас, нежели от меня. По какой-то неизвестной нам причине, вероятно, из-за нестабильного здоровья миссис Нассин, ребёнок оказался крайне неприспособленным к жизни и умер в первые минуты своего существования. Я понимаю, что вы сейчас чувствуете…

 Роберт не стал слушать дальше. Все слова вдруг моментально потеряли смысл. Жёлтое солнце превратилось в его глазах в бледную луну. Всё вокруг лишилось красок. Нассин подошёл к окну и сложил руки за спиной, подобно какому-нибудь олигарху. Затем он тяжело вздохнул, выпустив весь воздух из лёгких на свободу, и ничуть не изменяясь в лице, зажмурил глаза. Брови едва заметно подергивались, и эта маленькая деталь выдавала его душевное состояние. Удивительная выдержка – не вздрогнуть, даже когда твою душу, будто одеяло, разрывают на части сотни бешеных псов. Он чувствовал, как умирает частичка его, но ничего не мог с этим поделать. Ему не суждено было стать отцом. Судьба всего лишь поиграла с ним, как с новой игрушкой, а потом, когда та надоела, жестоко выбросила её в урну. Вот Роберт снова открыл глаза и устремил свой взгляд на погрязших в суете людей. Отсюда они казались такими жалкими, но жалости в душе нашего героя не вызывали. Ему хотелось раздавить их за все грехи, когда-то ими содеянные, и я склонен полагать, что это было бы вполне правильным поступком. Увы, в свете нет такого человека, который бы за свою жизнь ни разу не провинился перед всевышним разумом. Нельзя утверждать, что его гнев обрушился на невинных людей. В какую-то секунду Роберту стало тошно смотреть на уличный пейзаж и он, отвернувшись, побрёл в сторону операционной комнаты. Он осторожно приоткрыл дверцу, дабы не разбудить перенёсшую сложное испытание женщину, а затем осмотрелся по сторонам. В ней не было ничего необычного – чистые белые стены без обоев, старенькая, свисающая с потолка люстра, небольших размеров коврик, расположенный прямо у входной двери. В воздухе витал какой-то неопределённый медицинский запах, который с непривычки вызывал отвращение. В правом углу на кровати, накрытая тонким одеялом, лежала Аманда и на её лице читалась едва поддающаяся описанию усталость. Нассин тихими шагами подошёл к ней, чтобы не спугнуть сладкий сон, и, уселся на корточки, напротив её головы. Он даже не имел представления о том, как сообщить ей, что девять месяцев непрерывных радостей и мучений прошли даром, не увенчались успехом. Бедняга боялся, что от такой вести у бедняжки просто разорвётся сердце. Движением руки Роберт аккуратно убрал волосы, наполовину закрывшие лицо женщины и тут почувствовал на себе чей-то очень приятный взгляд. Нет сомнений – он принадлежал ей. Мученица ещё ничего не знала о том, что произошло. Она думала, что все беды теперь позади, и впереди их ждёт бездонное счастье. Боже, как ужасно обламывать у людей белые крылья надежды. Чувствуешь себя убийцей.

 - А где ребёнок? – вдруг спросила она, и тем самым окончательно поставила в ступор нашего героя.

 - Он…Э…, - не нашёлся, что сказать Роберт.

 В его зрачках засиял огонёк ужаса. Скрыть правды было никак нельзя, однако, донести её до уха женщины было не менее сложным поступком. Сам не свой, Нассин в отчаянии опустил голову и закрыл лицо напряжённой рукой…

 Вы никогда не задумывались, куда попадают души людей и животных после неизбежной смерти? Почему-то все считают предположение за истину, мол, нас ждёт либо рай, либо ад, в зависимости от того, насколько была чиста совесть человека. Данная сказка настолько прижилась к их наивному сознанию, что трансформировалось в реальность. Почти уверен, вы будете несколько шокированы, когда узнаете, что же на самом деле кроется за этим тайным занавесом. Человеческое око было неспособно увидеть бесцветной души, вышедшей из тела умершего ребёнка. Некоторые специалисты заметили, что после смерти, масса новорождённого уменьшилась на четыре грамма, однако, не придали этому значения, подумав, что виной вышесказанному послужил вышедший из лёгких воздух. Если вы изволили подумать, что человеческая душа имеет схожесть с человеческим телом, за исключением больших оперённых крыльев, то мне остаётся только ещё раз заявить об ошибочности ваших мнений. Действительно, душа ребёнка походила на ветер. Быть может, она и желала бы остаться здесь, в земном мире, но какая-то неведомая сила то и дело, будто на нити, тянула её ввысь. Сопротивления оказались совершенно бесполезными. Комнатный пейзаж всё отдалялся, душа с лёгкостью пролетала сквозь стены, будто их и вовсе не было. Отовсюду вдруг стали слышны какие-то странные звуки, неуловимые посредством человеческого слуха. Вот под ногами простирался уже целый город, а невинную душу по-прежнему продолжало тянуть вверх. Возникал логичный в таком случае страх, что нитка вдруг оборвется, и она стремительно полетит навстречу пропитанной влагой земле. К сожалению или к счастью, этого пока не происходило. С набиранием высоты атмосфера становилась прохладней и вскоре отметка достигла колоссальных чисел. Живой человек бы просто не в силах был перенести такой мороз. Радовало то, что душа не чувствовала изменений температуры. Скорость с течением времени тоже набирала обороты. Вслед за городом обзору детской души открылся район, а затем вся страна. Ей можно было позавидовать – подобное зрелище не с каждого самолёта увидишь! Синее небо переходило в чёрный цвет. Наконец, стала видна вся Земля. “Куда же меня отправляют?”, - подумалось душе. Ответа не последовало. Последовал резкий хлопок, как часто бывает при преодолении звукового барьера, и скорость полёта увеличилась ещё в несколько десятков раз. Перед глазами уже ежесекундно проплывали планеты, спутники, метеориты и прочие космические тела. Душа не успела оглянуться, как выпорхнула из родной галактики. Дальше всё произошло настолько быстро, что стали сливаться в целые полосы белого света. Наконец, окружающее душу пространство до краёв заполнилось сияющей белизной, и она была вынуждена закрыть глаза, чтобы не ослепнуть. Трудно определить, сколько прошло времени… Может секунды, может годы… Открыв глаза, душа младенца обнаружила себя в чьём-то теле. Это была восемнадцатилетняя на вид девушка с огненно красными волосами. Глаза были довольно тёмными, будто запечатлели космический сумрак, губы тонкие и вечно скованные. Для девушки её стрижка была несколько коротковата, да, признаться, она и не пыталась выглядеть красиво. В одежде просматривались кое-какие устрашающие черты. Примерно застёгнутая белая рубашка и поношенные джинсы с навешанными на них железными цепями говорили о многом. В довесок ко всему она носила немалых размеров ремень в форме бесстрашной анаконды и тяжёлые сапоги с толстой стальной подошвой. На отдельных частях тела выделялись кровавыми линиями шрамы, что являлось намёком на хорошую боеспособность девушки. Она не имела понятия, каким образом оказалась в её теле, но ещё более странной выглядела местность, куда попала девушка. Вокруг ни единого здания, ни единого живого существа. Всё это походило на какой-то кошмарный сон. Она даже начала было верить, что сейчас произойдёт что-то неожиданное и сновидение, по своему обычаю оборвётся, но ничего не происходило, точно мир замер на месте. Разве, что только дул северный ветер и судорожно покачивались деревья. Героиня поднялась с земли и торопливо взялась за плечи. Стало холодно. Первая мысль, постигшая голову девушки – все вымерли от непереносимого мороза. Именно поэтому она решила начать поиски убежища. Ей дико не хотелось стать следующей жертвой коварной погоды. К слову, небо над головой переливалось в цветах северного сияния. Земля была мягкой, но совсем не влажной. Вдруг вверху пробежала молния, будто полоса на старой киноплёнке. Удивительно, но должного звука грома вслед за этим не последовало. Только ветер с каждым новым шагом становился всё мощнее. Набежавшие тучи уже угрожали земле пулемётной очередью дождевых капель. Наконец, на горизонте появилось какое-то здание. Его сложно было приписать к разряду больших сооружений, однако, маленьким его тоже нельзя было назвать. Плоская крыша, побитые стёкла – оно выглядело так, будто там не обитали уже целый век. Тем не менее, для укрытия от собирающегося дождя и насквозь пронзающего ветра этот домик подходил, как нельзя лучше. Ворота оказались плотно прихлопнутыми и открывались с ужасным скрипом. Создавалось впечатление, будто бы дом перенёс ядерную войну. В помещение, по всей видимости, не входили более сотни лет, да и разве было кому? Едва открылась дверь, как из помещения повеяло запахом старины. Почему-то он внушал уважение нашей героине. Действительно, ведь именно по таким сохранившимся останкам воссоздаётся история человечества. Кажется, что в них заложена необыкновенная сила, помогающая пережить безжалостные ураганные бури. Дом был достаточно обширным, однако, он не представлял из себя никакого мистического средневекового замка с великим множеством потаённых ходов, как многие из вас наверняка себе вообразили. Повсюду красовались внушительные слои пыли, впрочем, это было не удивительно… Что же ещё ожидать от заброшенного здания? По сторонам было наставлено много дверей, но почти все они были не заперты. Доверившись внутреннему предчувствию, девушка отправилась направо. Честно говоря, она никак не надеялась увидеть подобное здесь. Всю комнату заставляли длинные стеллажи с прозрачными колбами и прочей химической посудой. Сперва она захотела выйти и убраться от таинственного сооружения подальше, но впоследствии любопытство всё-таки побороло страх. Прохаживаясь по помещению медленными шажками, девушка пристально всматривалась в эти колбы, пытаясь понять, зачем они тут нужны. Странно, но в отличие от всего остального столы не были покрыты пылью. Вот, прогулявшись туда и обратно, героиня решила переждать дождь здесь и, убрав с части стола покоящуюся посуду, уселась на него, поскольку комната не располагала стульями. Обесцвеченный пейзаж за окном и монотонный звук бьющих по подоконникам капель утомили её. Девушка начала моргать всё тяжелее и тяжелее, пока, наконец, совсем не сомкнула своих глаз. Но перед тем, как окончательно забыться и предаться сну, до её уха донёсся странный шум. Он насторожил героиню. Данный звук совершенно не вписывался в общий ритм, он выделялся, будто жаждал оказаться замеченным. Сонливость сняло, как рукой. Уподобившись подземному кроту, она доверяла больше слуху, нежели зрению… Тем более, что слух у неё был гораздо острее остальных чувствительных органов. Шумы доносились из соседней комнаты. Чтобы, наконец, утолить пылающее желание узнать, что же там творится, девушка последовала в нужную сторону. Вторая комната практически ничем не отличалась от первой – те же десятиметровые в длину стеллажи, те же прозрачные колбы. На лице героини первое время рисовалось неподдельное непонимание происходящего, и она даже вышла обратно, дабы убедиться, в самом деле ли это другая комната или нет? Вот перед ней представился виновник неопознанных шумов. Он стоял в противоположном конце комнаты и что-то перебирал в руках. Этот человек ей кого-то очень сильно напоминал… Жаль только, что она не могла припомнить кого именно. Первой бросающейся в глаза чертой незнакомца являлась длинная белоснежного оттенка борода. Разглядеть остальные черты с данного расстояния вовсе не представлялось возможным. Человек мгновенно заметил присутствие кого-то постороннего в помещении. Его взгляд пробежался по всей комнате и остановился на нашей героине. Но нет, в них не читалось никакой угрозы или вражды – они были спокойными и серьёзными. Девушка сразу поняла, что этого человека бояться не стоит. Он так замечательно ориентировался в сиих несметных количествах посуды, что не находилось сомнений в признании его хозяином наполовину заброшенного здания. Между персонами завязался странный разговор:

 - А, это ты, Рифа… Как хорошо, что ты решила меня навестить, - заговорил человек преклонного возраста, продолжая заниматься своей работой.

 - Вы уверены, что ни с кем меня не перепутали? Сомневаюсь, что мы знакомы, - ответила девушка, никак не ожидая подобной встречи.

 - Знакомы, и даже больше, чем ты себе представляешь, - сказал тип с бородой, а затем поманил за собой, добавив, - Пойдём за мной, дорогая. Я дам ответ на любой твой вопрос.

 Они прошли ещё буквально сто метров и куда-то спустились по витой лестнице. В новой комнате, уже не такой просторной и освещённой, наблюдалась точно такая же картина – все стены заставлены разной формы и разного материала сосудами. Вообще всё это до боли походило на подсобную лабораторию. От того, что окно не открывали более сотни лет, всё насквозь пропахло химических запахом. Да, казалось, что даже если бы окна и распахнули сейчас же настежь, то он всё равно бы уже не выветрился. Старик сел за компьютер, а гостье предложил присесть на рядом стоящее кресло. Было ли это игрой её воображения или сущей правдой, но только девушке почудилось, что данная мебель сделана из неизвестной человечеству материи, очень похожей на облако. При более внимательном осмотре комнаты она нашла ещё несколько предметов, которые не были изобретены человеческой рукой. Всё вышеописанное создало теорию в голове героини, будто сидящий перед ней человек – изгнанный обществом учёный. Вероятно, его мнений и идей никто не разделял и все считали старца безумцем. Хорошо то, что он не встал на сторону большинства, предав все свои убеждения неминуемой гибели, а благородно отошёл ото всех. Как бы там ни было, старик начал отвечать на ещё не заданные никем из присутствующих вслух вопросы:

 - На данный момент я могу похвастаться, что знаю о тебе куда больше, чем ты сама… Однако, не буду мучить твоё сознание. Я больше не могу оставлять тебя в неведении. Держу пари, тебе показалось странным слышать собственное имя. Тебе казалось, что оно принадлежит кому-то другому… Но, согласись, если бы я его не произнёс, ты бы до сих пор не знала, как тебя зовут. Что касается нашего знакомства, то я знал тебя ещё за много лет до твоего рождения… Хотя, какого, собственно, рождения? Ты и понять не успела, что жила когда-то…

 - Теперь я понимаю, почему вы живёте здесь один. Все просто-напросто сбежали от вас. Действительно, кому захочется обитать рядом с таким психом, который благодаря перешедшей в стадию неизлечимости мании величия, считает, что знает всё на свете и называет всех мертвецами, - вспылила героиня, тем не менее, не желая уходить.

 - Что ж, я и не ожидал от тебя другой реакции, - усмехнулся в бороду собеседник, а потом продолжил объяснения, - Я тебя, конечно, не держу. Ты можешь идти… Но куда? Ты когда-нибудь помнила свой дом? Ты вообще можешь рассказать о себе? Мне было бы очень интересно услышать это из твоих уст… Ну, же!

 - Я… Мой дом… Я не знаю, - произнесла девушка, сама себе удивившись.

 - А я знаю… Спросишь, откуда? Поверь, мне искренне жаль твоих родителей. Да, и тебя тоже. Хотя, если рассуждать откровенно, ты не многое потеряла. Я бы всё отдал на твоём месте, чтобы не видеть того мира… Просто твоя мать была не очень здорова, а посему ты отправилась сюда буквально сразу же после своего рождения… Надеюсь, тебе понравится в моих краях, - улыбнулся бородатый тип.

 - Да уж, судя по уже третий час льющемуся за окном ливню и срывающему деревья ураганному ветру мне должно очень понравиться тут, - не без сарказма сказала героиня, а затем произнесла вслух ударивший в голову вопрос, - Но стоп! Если верить вашим словам, уважаемый сказочник, то я оказалась тут сразу после того, как родилась на свет, так? Браво, в вашей волшебной истории открылась сюжетная дыра! Почему тогда я нахожусь в теле восемнадцатилетней девушки, а не новорождённого малыша? Почему я уже знаю таблицу умножения и законы теории относительности Альберта Эйнштейна? Почему я уже знакома с произведениями Шекспира и Достоевского, ведь такие вещи не знают с первой минуты своего рождения? Я так и думала – путь к ответу на мои вопросы поставил вас в тупик…

 - Вовсе нет, - живо возразил собеседник, наконец, переведя свой многозначительный взгляд от компьютера в сторону гостьи, а потом продолжил, - Скажи мне, кем или чем ты желала стать? Птицей или, может быть, неодушевлённым футбольным мячиком? Ты сама решаешь в кого облачиться и можешь принять любой образ, поскольку у райских душ нет формы, как таковой. Это я должен спросить, почему ты так выглядишь.

 - То есть, я могу превратиться в кого захочу? Ну, извините, это уже финиш. Моему терпению пришёл конец, - сказала девушка и уже хотела было уйти, как вдруг что-то её остановило, - Кстати, почему именно райских?

 - Всё очень просто. Изначально человек рождается чистым, его грехи приобретаются в процессе жизни. Ты же за столь короткий срок никак не смогла сотворить ничего плохого, поэтому очутилась здесь. А хорошо это или плохо – твоё личное мнение. Кстати, перед тем, как дать тебе уйти, я хочу кое-что показать…

 Старец очень заинтересовал, так называемую Рифу. Она сделала гордое личико, показывая, что ни за что не отступит от своих убеждений, но, тем не менее, подошла ближе. Бородатый тип покопался в своём устройстве, что-то ввёл посредством клавиатуры, и на дисплее монитора появилось изображение какого-то чертежа. Прежде, чем начать объяснения, мудрец дал время присмотреться гостье к рисунку и, возможно, узнать знакомые черты. Куча разноцветных ломаных линий, замкнутые и незамкнутые фигуры, хаотичные надписи – перед ней находился явно серьёзный проект. Вероятно, на его разработку ушло не мало времени. Со временем, Рифа стала замечать, что вышеуказанный проект больше похож на нечто живое, чем на искусственную машину. Линии после очередного осмотра стали подозрительно походить на скелет, фигуры – на органы. Надо сказать, внимательность не подвела героиню. Когда преклонного возраста человек стал рассказывать о своей новой разработке, используя в своей речи непривычные для её уха термины, девушка не смогла сдержать лёгкого смешка. В самом деле, говорить о живом существе, как о некой машине, было глупо. Сомневаюсь, что после подобной презентации старец поднялся в глазах Рифы. Как бы там ни было, гостья, не смотря на присущую ей наглость, всё-таки проявила уважение и дослушала рассказ до конца.

 - … В отличие от предыдущих моих экспериментов, этот обладает повышенной остротой слуха, а также может достаточно хорошо видеть в темноте. Забавно, уши получились похожими на радиолокаторы. Почему-то раньше я не обращал внимания на их форму. Да, ещё одна очень важная деталь. Некоторые из более ранних моих проектов имели несчастье насмерть замерзать от клюющего холода, поэтому здесь я тоже всё предусмотрел. Изобретение оснащено утепляющей тело шерстью практически повсеместно, а посему теоретически должно выстоять самые стойкие морозы. Помимо всего прочего, я не забыл наделить моё творение средствами к самообороне. Очень эффективные в использовании когти компактно вбираются в лапы, поэтому зверь может скрываться с безобидным видом и совершать более чем просто неожиданные нападения. Я долго мучался с внедрением этого проекта в пищевую цепочку, и, наконец, нашёл свободное место среди отряда хищников. Что ж, думаю, тебе будет казаться слишком скучным вникать в подробности данного дела, - оборвал свою лекцию “сказочник”.

 - Так, ясно… Вы биолог? – подытожила вышесказанное девушка.

 - Уф, и здесь вы ошибаетесь, дорогая Рифа. Я лишь придумываю загадки, а биология занимается их отгадыванием, - весело произнёс мудрец.

 - Тогда кто вы? – уже передумав уходить, вопросила гостья.

 - На, почитай на досуге. Там есть пара слов обо мне в самом начале, - с этими словами старец вручил собеседнице толстенную книгу, а потом попросил, - Ты не могла бы сделать старику одолжение? Принеси, пожалуйста, синий шарик из самой дальней комнаты в левой стороне. Он будет лежать на предпоследней полке.

 Героиня сделала акцент на возраст хозяина лаборатории и решила выполнить его просьбу. В комнате, куда он её послал, Рифа не была раньше. По сравнению со всеми остальными, это помещение очень отличалось, хотя бы тем, что сосуды с жидкостями здесь были отнюдь не в изобилии. Стеллажи наполняли какие-то непонятные вещицы, вроде подвешенных в воздухе шаров, о которых толковал старик. Под каждым из них висела табличка с названием и у всех своя. Шары были разных цветов и оттенков, но синий был только один. Сначала девушка захотела проверить его на прочность, потому что ей вдруг показалось, будто он целиком из почему-то не растекающейся воды, и даже уже подняла руку, чтобы претворить свою задумку в реальность, но тут замерла на месте и, подумав о том, к каким это может привести последствиям, изменила свои намерения на прямо противоположные. Шаровидный объект слегка поворачивался, хотя ветра в доме не было. Смею заметить, что в помещении было достаточно мрачно по той простой причине, что все лампочки были разбиты, а за окном сделалась ночь среди бела дня. К счастью, это компенсировал свет, исходящий как бы изнутри сказочных изобретений. С данной деталью они смотрелись ещё более волшебно. Подумав о том, что без соприкосновений с ним, шарик всё же не получиться доставить до хозяина лаборатории, Рифа подошла чуть ближе и за что-то зацепилась ногой. Что именно это было – уже не имело значения. Гораздо большее значение возымели последствия. Споткнувшись, героиня едва устояла на ногах, взявшись руками за полку и слегка опрокинув её на себя. В результате всего произошедшего, одна из покоившихся колб полетела вниз и с треском разбилась. Содержимое сосуда попало на синий шар, и комната на какое-то время заполнилась густым дымом. Его появлению предшествовал громкий хлопок, который было слышно на весь дом. Рифа стояла, сузив глаза, и пыталась разглядеть, что же она натворила по случаю своей неосторожности. Вскоре, когда дым стал понемногу рассеиваться, её взору показался бурлящий и постепенно изменяющий цвет шар. С каждой секундой он всё больше тускнел, покрывался какой-то прозрачной плёнкой. Через несколько секунд девушка заметила на его поверхностях образовавшуюся твёрдую корку. Её взгляд виновато забегал, а голова забилась мыслью, как бы сделать, чтобы старец не узнал о том, что случилось. Только она решила выбросить шарик в окно и сказать мудрецу, что предмет найти не удалось, как бедняга вбежал в комнату и в ужасе схватился за голову. Кажется, он понял, в чём дело. Старец нервно походил по помещению из стороны в сторону быстрым шагом, наморщив лоб в глубоких раздумьях. Девушка не смела тронуться с места. По его поведению она могла заметить, что её руками был загублен очень важный проект. На непродолжительный промежуток времени установилась неподдающаяся описанию тишина. Она щекотала нервы обоим. Всё вышесказанное до боли походило на новое совершенно нелепое испытание. Первым сдался старик. Он внезапно подбежал к гостье и, не контролируя собственных движений начал трясти её со словами:

 - Ты хоть понимаешь, что сейчас сделала? Ты безнадёжно испортила мой проект! Ты зародила человечество! Теперь эти паразиты заживо сожрут её. Долгие годы мучений оказались тщетными. Я надеялся заселить эту планету живностью первой и даже уже создал условия для существования… Сейчас же я буду вынужден оставить их…

 - Вы сказали, что я зародила человечество? Но разве оно не появилось более десятка тысяч лет назад и разве оно не живёт по сей день? Да, и где мы находимся, если это была Земля? – не понимала героиня.

 - А ты всерьёз думала, что после смерти окажешься на небесах? – издевательским тоном спросил мудрец, а затем продолжил, - Нельзя верить людским предположениям, наивная. Они сами придумывают себе правду и верят в неё до последнего, всё больше закапываясь от истины… Истина только одна – путей же её познания великое множество. Сейчас мы с тобой находимся в космическом пространстве, вдали от любой планеты и звезды… И, к тому же, нигде не было написано, в какое время ты попадёшь после неизбежной смерти. Те, кто узнали это, уже не смогут рассказать вам. Ты в начале времён – в той поре, когда я ещё не нажал на кнопку и не отдал приказ, чтобы часы двинулись с места. Вселенная до этого момента была ещё только в разработке… К слову, мне пришла идея по уничтожению человечества. Только мы должны действовать быстро, иначе через пару космических секунд на Земле ничего не останется. Я отправлю тебя в их мир, и ты очистишь его изнутри. Только учти – пребывая в земной атмосфере, ты становишься неспособной менять свои образы и форму – это возможно только здесь. К сожалению, планета слишком мала, и, я боюсь, не смогу послать тебя в нужное место. В любом случае, когда окажешься там, сразу ищи глобальную атомную электростанцию. Разрушив её, ты разрушишь весь мир и уж тогда я смогу создать утопию на его обломках. Только не страшись – ты уже умерла, а следовательно, покидать этот мир во второй раз тебе будет уже не больно, тем более, ты прекрасно знаешь, что снова окажешься здесь.

 Эти слова прозвучали более, чем убедительно. Кроме всего прочего, Рифа чувствовала, что только так сможет искупить свою вину. Она утвердительно кивнула головой на предложение старца, и тут её взгляд проскользнул по книге, которую он ей вручил. Красноречивое название “Библия” говорило само за себя. Непросвещённому в науке читателю будет трудно понять течение процесса внедрения ангельского тела в земной мир, поэтому обойдёмся без подробностей. Старец что-то прописал в компьютере и только нажал на клавишу отправки, как Рифа внезапно начала задыхаться, будто долгое время находилась под водой. Довольно странное ощущение, когда ты не можешь дышать, несмотря на то, что нос свободен и вокруг много свежего воздуха. Она не долго царапала руками стены – буквально через несколько мгновений её сознание отключилось… Ей не приснился сон. Сплошной мрак. Иногда кажется, что во тьме время бежит быстрее, чем при свете. Первое, что сделала рифа после того, как очнулась – ощупала своё тело, опасаясь, что оно снова претерпело изменения. Что ж, склонен полагать, что вы на её месте приписали случившееся к сновидению… Но нет, либо этот сон продолжался, либо он был реальностью. В ходе ощупывания героиня заметила, что её левое ухо проколото в нескольких местах. Главным украшением являлся немалых размеров серебряный крест, который, как впоследствии выяснилось, служил некой рацией для связи с всевышним. Был ли он ей к лицу, ни сколько не волновало девушку. Как мы знаем, сейчас её мысли были заняты совершенно другими проблемами. Героиня приподнялась на локтях и обнаружила, что лежит на траве рядом с тротуаром. В глаза ярко светило солнце, но от этого почему-то было не очень тепло. У Рифы очень сильно болела голова и, порой, от этой назойливой боли даже возникало желание застрелиться. Вероятно, это было вызвано тем самым пространственным и временным перемещением. Люди проходили не очень часто, но встреча с каждым из них только портила впечатление девушки о человечестве. Они, завидев издали лежащую на траве персону, начинали всячески её сторониться, принимая за алкоголичку или кого-нибудь ещё в этом роде. Поначалу боль была настолько острой, что героиня даже не могла двигать глазами, но, к счастью, данная неприятность продолжалась сравнительно недолго. Откуда ни возьмись, на руке Рифы появился незаживающий шрам в виде семёрки. Он не кровоточил и не болел, но выглядел довольно-таки устрашающе. Взгляд скользнул по небу, по рассекающим его перистым облакам. “неужели я в самом деле была там секунду назад?”, - подумалось героине и до левого уха вдруг донёсся утвердительный ответ. Она обернулась в ту сторону, откуда изошёл звук, но к своему удивлению, никого там не обнаружила. Вспомнив предостережение мудреца о том, что времени в обрез, Рифа встала, отряхнулась и пошла в ту сторону, где по её предчувствию должен был находиться требуемый объект. Солнце купалось в белоснежной вате, то скрываясь от взора героини, то снова появляясь. Как только светило исчезало, в атаку вступал свирепый ветер и сеял на улице хаос. Теперь ему было некого бояться. Так как солнце несёт тепло на своих лучах, то не сложно догадаться, что с его уходом становилось прохладнее. Колышущиеся деревья словно указывали девушке верный путь собственными ветками, но какому из них довериться, если все они показывали в разные стороны? Её верно хотели запутать. Впереди простирался тесный дворик. Со всех четырёх сторон его окружали старенькие восьмиэтажные дома. Они все кишели трещинами и были готовы развалиться в любую секунду. Судя по представленному пейзажу, можно было смело делать вывод, что местное правительство забота о чужих жизнях интересовала меньше всего. Рифа не завидовала здешним жильцам. На крыше одного из домов собралась стайка ворон. Сгущая краски дня своей чёрной окраской, они жадно смотрели вниз, будто выискивали жертву, чтобы вцепиться ей в глаза. Между тем, они время от времени переговаривались, оговаривая подробности плана нападения. Некоторые из них усаживались на подоконники, кружили в небе, пугая людей. Но ничего это не страшило Рифу. В глубине дворика находилась довольно скромных размеров детская площадка. Ржавые качели ещё тихонько покачивались, скрипя. По всей видимости, с них кто-то только что спрыгнул. Карусели, лесенки – коварное время уже сделало своё дело. Площадка кишела мусором. Похоже, что местные поселенцы не дружили с урнами. Да, честно говоря, если хорошенько приглядеться, можно заметить, что данной проблемой страдала не только площадка. Пересекая городской двор, героиня заметила троих подростков, которые сидели на чём-то отдалённо напоминающем лавочку, и замедлила шаг. По их виду не трудно было догадаться, что троица страдает от безделья. Самому старшему из них было не больше четырнадцати лет. Все они были одеты в типичную для молодёжи того возраста одежду: спортивные дутые штаны, серые кроссовки с толстой подошвой и аналогичного цвета кофта с неуклюже смотрящимся капюшоном сзади. У двоих ребят была короткая причёска – у третьего же голова была вообще лысой. Голос среднего подростка, пожалуй, казался слишком грубым и хриплым для таких молодых лет. Голос же левого, наоборот был слишком тонок и слаб для его возраста. Видимо, как раз по этой причине он чаще остальных становился объектом насмешек со стороны своих друзей. Впрочем, это было не удивительно. На беду недалеко от этого места пробегал маленький щенок. Вот он-то и стал поводом повеселиться. Предварительно переглянувшись и перекинувшись парочкой коротких, отрывистых фраз, самый старший из подростков достал из кармана самодельную деревянную рогатку и наклонился к земле в поисках какого-нибудь камешка. Глаза двух остальных членов банды загорелись в ожидании чего-то дико интересного. Поскольку асфальт во дворике уже почти везде был разбит, найти вещицу, которой можно было бы зарядить оружие, не составило особого труда. На прицеливание ушло не более двух секунд, ибо охотник, по всей видимости, был опытен в делах такого рода. Выстрел прозвучал неслышно. Зато было чётко слышно его последствия. Натянутая резинка сообщила камню такое ускорение, что тот при столкновении с задней лапой беззащитного животного, выбил ему кость. Бедняга запищал во всё горло от жгучей боли и попытался убежать, но получилось сделать лишь пару косых шагов, после чего щенок, дрожа, упал на землю. Кажется, он не переставал пытаться встать на лапы и скрыться от греха подальше, только ничего, к великому сожалению, не выходило. Безуспешные старания существа вызывали на безжалостных лицах обидчиков только смех. Тем не менее, дворовый тир на этом не закончился. Смекнув, что животное при всём желании не сможет убежать, ребята принялись расстреливать его дальше. От каждого нового выстрела щенок вздрагивал и начинал судорожно крутиться по земле. Могу поспорить, он даже толком не понимал, что происходит. Он не видел лиц его убийц, так как лежал к ним спиной. Спустя ещё пару минут таких жестоких испытаний, животное перестало издавать писк – оно лишь с жалобным выражением мордочки раскрывало рот, изнемогая от всего происходящего. По щенячьему телу от ударов стали появляться кровяные пятна. Что было бы, если бы подростки не учуяли присутствия кого-то постороннего, и по сей день остаётся тайной. Завидев девушку, обидчики слегка усмирились и оставили щенка в покое. Вероятно, они подумали, что наша героиня вполне может оказаться членом правоохранительных органов или кем-нибудь в этом роде, и поэтому решили потихоньку разойтись. Когда во дворе стало совсем пусто, Рифа осторожно приблизилась к избитому животному и, не наклоняясь, осмотрела его. На бедняге не было живого места. Честно говоря, сейчас уже было сложно утверждать, щенок это, котёнок или кто-то ещё. Под лапами образовалась маленькая лужица крови. Малыш перевёл свой взгляд на героиню. В нём было столько всего! Здесь читалась неподдающаяся описанию боль, страх перед ожиданием неизвестного, но самое главное – не понимание того, чем он заслужил такое наказание. Щенок так смотрел в её глаза, будто требовал ответа на незаданный вопрос. Девушке даже на секунду показалось, что эти глаза наполняются горячими слезами, и животное вот-вот заплачет, в точности как самый настоящий человек. Взгляд застыл. Рифа тяжело вздохнула. Теперь его уже было не спасти. Она смиренно посмотрела в сторону, куда ушли малолетние убийцы и, сжав ладони в кулак, отправилась странствовать дальше. Наша героиня не была глупой, а посему осознала всю шокирующую глобальность данной проблемы. Действительно, было бы довольно глупо полагать, что подобный случай единичен – это творится в каждом городе каждой страны и защищать зверушек бесполезно. Люди эволюционировали в наимудрейших существ, а затем снова озверели. Между тем, солнце уже вконец забыло, что здесь его ждут миллионы живых существ, нуждающиеся в ярком свете, и заснуло где-то за облаками. Стало неумолимо холодать. Прохожие, ещё недавно вышедшие на улицу, по возможности старались забраться домой, чтобы одеться потеплее. Деревья закачались ещё сильнее, будто хотели вынуть свои корни, привязывающие их к земле, и побежать к более утеплённому месту. Но у природы, к сожалению, не нашлось на всех ног… На них хотя бы было много листьев. Героиня же была одета слишком легко для такой погоды. Почувствовав, что неприятное ощущение начинает овладевать всем телом, Рифа сочла нужным завязать поиски убежища. В шумном городе таковых оказалось предостаточно. Вскоре девушка вышла на широкую улицу с множеством разнообразных магазинов по сторонам. Витрины нагло дразнили прохожих. На дороге кое-где образовывались пищащие пробки из автомобилей. От постоянно выбрасываемых в воздух выхлопных газов в подобных местах обычно создавался некий едва видимый туман. У непривыкшего к шумной жизни человека от всего вышеописанного слезились глаза, и было сложно разобрать – рефлекс это или проявление жалости к окружающей среде. Видимо, магазин, около которого она остановилась, пользовался немалой популярностью среди толпы – очередь растянулась аж больше, чем на сотню метров! Что именно находилось в том магазине, Рифа так и не поняла. Думается, что он относился к роду гигантских рынков, где можно было найти абсолютно любую вещь. Стоять и ждать непонятно чего было глупо, ведь так можно было простоять до следующего утра. Героиня перешла через дорогу. Напротив находился куда меньших размеров магазинчик. Конечно, там не присутствовало такой колоссальной очереди, ведь всех посетителей переманил конкурент. Что ж, не мудрено, ибо в подобных размеров здании чисто физически не могло уместиться всё то, что можно было прикупить там. Девушка открыла дверь и зашла внутрь. С обеих сторон её взору представлялись стены с навешанными на них побрякушками. Здесь были и красочные значки с не менее вызывающими надписями, всевозможных размеров и материалов цепочки, кольца, вставляющиеся не только в уши, но и во многие другие части тела… Идеальный способ попусту потратить заработанные потом и кровью деньги! Нет, подобные вещицы, конечно, занимали героиню, но ставить данные интересы в первые ряды было просто смешно. Ко всему прочему добавлю, что Рифа не имела в кармане ни копейки, и это, в общем-то, было не очень удивительно. После продолжительной прогулки очень хотелось подарить своим ногам отдых, однако, присесть оказалось негде. Рифа помоталась из угла в угол, делая вид, будто рассматривает товар в надежде что-либо купить, после чего её окликнул продавец. Его внимание пристало к девушке с того самого момента, как она сюда зашла, и с тех пор даже не думало отставать. Быть может, всё потому что наша героиня единственная среди всех остальных клиентов имела тёмно-красный цвет волос? Как бы там ни было, гадать сейчас не имело смысла. Довольно деловым, раздражающим своим тоном голосом, он вежливо попросил девушку покинуть помещение в случае, если та ничего не собирается приобретать. Рифа только попыталась раскрыть рот, чтобы объяснить сложившуюся ситуацию, как в ответ на это продавец, хладнокровно прервав её и повысив голос, повторил свою просьбу. Теперь она звучала, как приказ. Ничего не ответив, героиня покинула магазин, громко хлопнув дверью. В её голове никак не укладывалось, чем бы она ему помешала, если бы осталась дальше. Однако, на выяснение причин такого рода времени было не дано. То ли глаза рифы уже успели привыкнуть к яркому свету, то ли так незаметно прошёл день, было ясно одно – когда девушка вышла на свежий воздух (который и свежим-то язык назвать не поворачивался), улицу практически поглотил ночной мрак. К счастью, всё вокруг освещали фары разъезжающих автомобилей и мотоциклов, а также фонарные столбы, расставленные по тротуарам в шахматном порядке. Неоновые вывески, коих было по нескольку штук на здании, тоже давали о себе знать. Однако, весь вышеописанный свет являлся искусственным, а потому не приносил особого тепла. Рифа прошла ещё несколько домов. Дорога пролегала под мостом. С левой стороны она увидела полулежащего на земле старика. По его внешнему виду можно было смело утверждать, что это падший человек… И, по всей видимости, он стал таким уже давно, так как имел смиренное выражение лица. Нет ничего ужаснее, чем задвинуть в угол все надежды и полностью отдаться в распоряжение судьбе. Мне искренне жаль людей, которые считают, что лучше пожалеть о несовершённом, чем потом тысячу раз жалеть о сотворённом. Прищуренными глазами старец взирал на мир, попивая при этом какую-то гадость из стеклянной бутылки. На хороший алкогольный напиток тоже были нужны деньги… Для него данный наркотик служил средством мгновенного перемещения в иную, отвлечённую вселенную, подальше от сумасшедшей реальности. Пребывая в таком состоянии, он видит реальность под таким углом, какой ему заблагорассудится, и всё бы хорошо, если бы не риск остаться в своих мечтаниях навсегда. К сожалению, далеко не все понимают опасность обозначенной проблемы и неуклонно идут к этому. Сделав несколько полных глотков и, тем самым, опустошив добрую четверть бутылки, старик почесал правую щёку, заросшую густой щетиной. Он был бы рад сейчас встать и пойти домой, вот только дом был пропит уже как два месяца назад. Ради чего? Ради того, чтобы не видеть современной жизни. От суровой правды невозможно уйти. Она достаёт любого и отовсюду, кто бы он ни был и где бы не находился. Рифа с некоторым сожалением посмотрела на этого человека, и ей овладело неописуемое желание помочь ему, однако, претворить сие в жизнь она не сумела – чем бедняжка могла ему помочь? На улице стало совсем мрачно, и двигаться вперёд дальше наша героиня сочла бессмысленной тратой физических и моральных сил. Найдя более-менее терпимое место для ночёвки под мостом, красноволосая путешественница села, согнув ноги в колени, и обхватила их руками, чтобы хоть как-то защититься от наступающего холода. Она уткнулась лицом в колени и закрыла глаза, чтобы не видеть кошмара, приютившегося на земле. Люди проходили мимо, даже не смотря в её сторону. Никто даже не задумался о том, как ей сейчас плохо, как она нуждается в братской помощи, хотя бы в элементарной поддержке… А может и задумался, но, видимо, посчитал своё существо важнее. Если раньше в душе Рифы теплилась прозрачная надежда на то, что люди вовсе не такие ужасные паразиты, как ей их первоначально описали, то теперь, после всего произошедшего, она убедилась, что слова предостережения, изрекаемые мудрецом, не были пустыми. Они не задумывались, что в любую минуту могут оказаться на её месте. Сон наступал медленно. Через полчаса бедняжка промёрзла насквозь, и её стал мучить нездоровый кашель. Она стала слегка покачиваться из стороны в сторону и напевать про себя какую-то неизвестную нам мелодию, дабы приблизить время сна и поскорее забыться. “Дьяволы с дружелюбными лицами. Их беспощадности не было предела. Мало того, что они уничтожают растения и животных – эти глупцы пытаются избавиться и от собственных сородичей! Почему бы им не пострелять из рогатки в меня?”, - думала Рифа и с каждой новой мыслью её глаза всё больше и больше увлажнялись… На землю упала лишь одна слезинка… только одна и ничего больше. Затем отчаяние волшебным образом превратилось в неутомимую злобу. Девушка поклялась сама себе истребить человеческий род, очистив планету от лишнего мусора. С её лица пропала изредка проскакивающая улыбка… Теперь оно не предвещало ничего хорошего. Но это не было смирением. Заснуть при постоянно снующих поездах и автомобилях оказалось не так просто. Очень скоро к этим звукам присоединился и появившийся в небе вертолёт. “Интересно, люди ещё помнят, что такое тишина? Неужели они не соскучились по вольной, жизни за городом?”, - задумалась Рифа и с этой мыслью погрузилась на ночь в абсолютное небытие.

 Её разбудила тупая боль в ухе. Она прикоснулась к больному месту и тут же отдёрнула руки. Неприятное ощущение прошлось по всему телу. Девушка посмотрела на пальцы, которыми бралась за мочку уха и увидела на них небольшие следы крови. Кажется, кто-то попытался стянуть украшение с нашей героини, однако, у него ничего не вышло. Эта мысль ещё больше омрачила и без того мрачное душевное состояние Рифы. От любви до ненависти – один шаг. Она протянула к миру руки, чтобы задушить в сладких объятиях, но в ответ он только презрительно плюнул ей в лицо. Чувства оказались неразделёнными. Как и ожидалось, ситуация за прошедшую ночь нисколько не изменилась: всё также гудели машины, шумели прохожие. Девушке даже на миг показалось, что начался не новый день, а просто заново повторился старый. Это звучало более, чем грустно. Вдруг, откуда ни возьмись, до неё донёсся знакомый голос:

 - Рифа, ты меня слышишь?

 - Кто это говорит? – девушка снова, забывшись, повела голову в сторону, где доносился голос, но никого не заметила.

 - Отлично, значит слышишь. Хочу донести до тебя хорошую весть – я нашёл точное местоположение ядерной станции. Также хочу донести до тебя и плохую весть – она находится довольно далековато отсюда. Эти наивные людишки посчитали, что обезопасили себя от несчастных случаев, расположив здание на необитаемой территории. Короче говоря, среди них не нашлось таких смельчаков, которые купили бы жилой дом вблизи от машины смерти. Только они, к их сожалению и нашему счастью, не учли, что при взрыве ядра электростанции будет уничтожена не только вся окружность в радиусе пяти километров – зона поражения разрастётся чуть ли ни на треть Земли, - начал толковать голос.

 - Погоди, я чего-то не понимаю. Как мы избавимся от человечества, если уничтожим только треть планеты? – спросила героиня, уже догадавшись к тому времени, с кем имеет дело.

 - А ты попробуй развить эту мысль! После взрыва глобальной станции в воздух будет выброшено огромное количество радиации. Ветер в считанные часы разнесёт её по всему свету и заразит оставшихся людей. Если же, предположим, этого по какой-либо причине не произойдёт, после взрыва наступит сильнейшее землетрясение, которое, в свою очередь, может заставить наиболее полноводные водоёмы выйти из берегов, и люди всё равно будут обречены на погибель. После того, как ты выполнишь свою миссию, у них уже не будет ни единого шанса выжить, - пророчески проговорил собеседник, а затем добавил, - Кстати говоря, я постараюсь помочь тебе в поисках электростанции встроенным в указательный палец компасом. Ты скоро научишься, как им пользоваться… Ладно, последнее время у меня всё чаще обрывается связь с этим миром. Возможно, местная атмосфера каким-то образом перебивает сигнал, волны не доходят. Около места всё должно работать исправно. Я свяжусь с тобой, когда ты будешь там… Удачи.

 - Про какой компас ты говоришь? Что всё это значит? – задала вопрос девушка, но в ответ раздалось лишь банальное шипение.

 Не медля, Рифа посмотрела на указательный палец правой руки и заметила, что капельки крови не испарились, а въелись в кожу, образовав некий миниатюрный рисунок. Он представлял собой кривоватый круг, внутри которого поселилась тоненькая линия, идущая от центра фигуры к её краю, то есть радиус. Всё это выглядело как порез, однако, не кровоточило и не болело. Ради интереса, героиня повернулась всем телом в сторону и обнаружила, что радиус кружка сместился на столько же градусов, но в противоположном направлении. После увиденного удивление ещё долго не сходило с её лица. Разумеется, во время её разго




фантастика

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 26 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр