Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

ИЗАБЕЛЛА РОССЕЛЛИНИ: Драгоценная Изабелла

 

 

 

  Изабелла Росселлини. Изысканная женщина с мраморной кожей и по-детски широкоскулым овалом лица. Она до сих пор говорит чуть-чуть нараспев, как истинная итальянка. Пребывание в самых отдаленных уголках земли не выветрило в ней аромат Италии.

 

  Приставка «экс» больше не ранит ее сердце. Ее нежные оливкового цвета глаза смеются, глядя на собеседника. Последний выпытывает у нее сведения о новом сердечном увлечении. Она же искренно молвит в ответ: «Любовь могут дарить не только мужчины…». В наш испорченный век многоточие после такой фразы кажется двусмысленным, но через паузу она добавляет, - у меня есть дети, фильмы, животные, они все дарят мне радость».

 

  «Жизнь как вино»

  Бремя родительской славы не тяготит ее более: «Вы говорите, я слишком похожа на мать?…Пусть так. Меня это отныне не стесняет…». Она любит вспоминать об отце – великом Роберто Росселлини, чей фильм «Рим – открытый город» стал истоком итальянского неореализма: «Он был первооткрывателем, неповторимым художником». Ее мать – Ингрид Бергман – много страдала за свою любовь. Вот и достались Изабелле в наследство от родителей тяга к неизведанному и любовная маета. Сегодня, вопреки слухам о ее конфликтах с матерью, Изабелла на пару с братом Ренцо реставрирует фильмы отца, организует ретроспективные показы, владеет архивом матери, издает книги о своих великих родителях. «Пока я жива, ни одна вещь моей матери или отца не будет продана с аукциона», - любит повторять Изабелла.

  Иногда украдкой она заглядывает в детство, наполненное радостью, родительским шепотом, вечными переездами и…болью. Когда сегодня мы смотрим на ее безупречную осанку, то на ум приходят занятия у балетного станка. Если бы так. Тяжелое заболевание позвоночника уложило Изабеллу на два года в гипс. По истечении этих двух лет, врачи поставили ее перед необходимостью сложной операции. Но все закончилось благополучно, и горделивая осанка позволяет ей играть царственных особ.

  Однажды из Канн ей позвонил старый друг – Жерар Депардье и предложил роль императрицы Жозефины. Жозефина любила красное, и этот цвет так идет темноволосым женщинам с фарфоровой кожей. Процитировав саму себя («Истинная красота не уходит на пенсию»), Изабелла одновременно с легкостью и горячностью отдалась новому течению. Депардье был продюсером. Кристиан Клавье на несколько телевизионных серий стал ее мужем – отчаянным и талантливым полководцем, императором Наполеоном Буонапартом. Однажды Изабелла уже была «бессмертной возлюбленной» Бетховена в исполнении Гэри Олдмана, так что тяжелые королевские парчовые платья и громоздкие прически – ей не в тягость. А с Жозефиной ее роднит блистательность женского духа, мудрость и внутренняя сила.

  ХХI век принес в жизнь Изабеллы Росселлини много перемен. В 2002 году на мировые экраны вышло два фильма с ее участием: малобюджетный полнометражный «Роджер Доджер» (первая премия на фестивале «Tribeca» под патронажем Роберта де Ниро) и вестерн, где она сыграла вместе с Томом Селеком. Очень много сил отнимает ее благотворительный фонд, который финансирует талантливые художественные проекты. «Жизнь как вино, - говорит Изабелла улыбаясь, - чем дальше, тем ароматнее и богаче…»

 

  «Красота – это обещание счастья»

  ….говорила Ингрид Бергман. Сомнительная истина. Ее дочь Изабелла постигла это на собственном опыте. Красота многое ей дала (карьеру фотомодели, контракт с «Ланком», роли в фильмах), но она же часто становилась препятствием для осуществления мечты. «Вы слишком красивы», - как часто она слышала эту фразу от серьезных режиссеров. «Неужели красоты может быть слишком много?», удивлялась она. А ее место на съемочной площадке занимали менее красивые счастливицы.

  Она не выглядит на свои …года, но не собирается бороться со старостью. «Страшно стареть актрисам, привязанным к какому-то конкретному амплуа, допустим, сначала ты играешь «инженю», потом «роковых красоток», еще десять лет и все, карьера актрисы закончена. Но если, кроме актерства ты делаешь что-то еще, возраст тебе не страшен…». Ей не нравятся комплименты типа: «Вы выглядите моложе своего возраста», другое дело, если вы скажете: «Какая красивая пятидесятилетняя женщина». «Так честнее», - говорит Изабелла с монализовской улыбкой. Также госпожа Росселлини считает, что красота женщины напрямую связана с ее внутренним миром. «Обратите внимание, какой по-разному красивой может быть женщина. Все зависит от того, в каких условиях она находится». Изабелла имеет виду два женских мира: публичный, светский, показной и домашний, потаенный, настоящий. Эти два мира воплотились в ее духах «Manifesto» и «Isa Bella»…

  Многих интересует возраст Изабеллы Росселлини. Многие знают ее дату рождения и выказывают искреннее удивление, видя ее нежную кожу и сияющие глаза. «Как вам это удается?», - вопрошают они с изумлением и нескрываемой завистью. И вспоминая ее роль в фильме «Смерть ей к лицу», предвкушают оглашение чудодейственного рецепта вечной молодости. Но слышат в ответ: «Я просто не боюсь стареть…».

  Изабелла немного лукавит, конечно, как истинная женщина, она предпринимает действия, должные обуздать время. По утрам делает пробежки и почти не пользуется косметикой. Не пьет кофе и чай, только минералку. Радуется жизни, не бездельничает, занимается йогой, переплавляет отрицательные эмоции в активные действия (например, уборку дома или работу в саду). Когда наглые журналисты спрашивают: «Как живется в кино актрисам за 50?», она не сердится, отвечает, что «…очень даже неплохо, ты уже не позволяешь себе быть необдуманно романтичной и в то же время, настоящие проекты не пройдут мимо, если они действительно предназначаются тебе…».

  С недавних пор ее шею постоянно украшает жемчуг: «Он заряжает меня энергией…». Может именно поэтому она так светится, когда разговаривает с журналистом в ресторане отеля Carlyle. Отныне ее не смущают вопросы ни про возраст, ни про бывших и настоящих поклонников, ни про родителей. Пройдя через одиночество и утраты сердца, она выросла из хронического горя, поняв, что несчастная женщина никому не нужна и, прежде всего, самой себе. В то же время, она не спешит кому-то нарочито понравиться и может позволить себе роскошь, открыто высказать свое мнение обо всем на свете. Предпочитая оставаться на почтительном расстоянии от политических акций, она говорит, что 11 сентября сделало ее, итАлянку по национАлности, американкой по духу…

  "Что есть красота" - спрашивал не столько нас, сколько себя Заболоцкий. И утверждал (со знаком вопроса), что она – «огонь в сосуде». Вроде бы он ответил на этот вечный вопрос, но, замирая перед подиумными красавицами, вглядываясь в лица девушек-простушек, мы снова и снова спрашиваем себя, что такое красота, откуда она берется, каковы ее каноны. Какими должны быть глаза, уши, нос, губы, чтобы человек мог с гордостью смотреть в глаза других людей. И не стесняться того, что дала природа и родители. Где заканчиваются законы генетики и начинается волшебство. И почему многие из нас недовольны божественной сборкой наших тел и лиц. Нет ответа на этот вопрос, что бы ни говорили искусствоведы и философы. Но есть некое сияние, что подсвечивает изнутри некоторые индивидуумы, и даже при неправильном сочетании отдельных черт, лицо в целом очаровывает, подчиняет чужую волю мгновенно, притягивает взгляды и сердца. Таким мы завидуем, не понимая, что красота - это испытание, преодолеть которое дано не каждому. Изабелле Росселлини это удалось…

 

  Паломничество в прошлое

  Было время, когда жизнью этой женщины управляли воспоминания. Было время, когда она отвела им самое почетное место в своем существовании. Иногда они прорывались наружу, когда криками, когда шепотами. Было время, когда она жила только воспоминаниями. Это время сегодня она называет периодом отшельничества.

  Иногда ей казалось, что она помнит свое рождение. Суббота, 18 июня 1952 года, Рим, страшная жара. Шведская актриса Ингрид Бергман после долгих и мучительных родов благополучно разрешилась двумя девочками-близняшками. Одну из них назвали в честь бабушки – Изабеллой Фиореллой. Изабелла боготворила отца и сторонилась матери, может потому, что слишком была на нее похожа.

  После развода матери с отцом Роберто выпросил у нее детей. Он их обожал, шумный, щедрый, экспрессивный итАлянец, души не чаял в своих малышах. Родители много путешествовали, не потому, что им так хотелось. Их вынуждали к этому итАлянские власти. Склонность к бегству передалась и Изабелле. Она часто бежала от людей, событий, фильмов. От родителей она уехала в Нью-Йорк, поступила в университет на факультет журналистики и стала вести развлекательное шоу. Рядом с ней в качестве любимого человека был 50-летний философ Лучано де Крещенцо. От него она сбежала к Мартину Скорсезе, потом к Джонатану Видеману, потом…

  Из тележурналистики Изабелла сбежала в модельный бизнес. Однажды после эфира ей позвонил старый знакомый, известный фотограф модных журналов - Брюс Вебер и предложил сделать пробную фотосессию. В течение всего сеанса она жутко комплексовала и стеснялась своего кривого зуба. Спустя несколько дней, ее лицо красовалось на обложке «Vog», а через две недели был подписан долгосрочный контракт с «Ланком». Он длился четырнадцать лет. Эпоха «Ланком» в жизни Изабеллы закончилась неожиданно и болезненно - «мы не можем тратить по четыре часа в день на ваш спасительный макияж», заявило ей руководство. Отпарировав: «настоящая красота не уходит на пенсию», она уступила место «лица» Жюльет Бинош и Уме Турман.

  Вот тогда пришла пора уединения. Она спряталась от всех в своей нью-йоркской квартире. И отвела место для воспоминаний в особой комнате. Всю любовь, что была в ее жизни, она заточила здесь. Ей достаточно одного взгляда на какой-нибудь предмет, и вот, уже целый фрагмент жизни оживает в ее памяти. Она сохранила здесь частицу каждого из тех мужчин, что проходили по ее жизни. От первого мужа – Мартина Скорсезе – разбитое пенсне, от второго супруга - манекенщика Джонатана Видемана – фиалковые рубашки, от возлюбленного Гэри Олдмана – недопитую бутылку «Джонни Уокер» и записную книжку, а от самого страшного и любимого – Дэвида Линча – его «мертвые инсталляции», да сломанное тонкое чернильное перо…

  Отныне она не бежала от одиночества. Она благословила его давно, когда ее покинул Дэвид Линч. Тогда в ответ на ее мучительное: «Как мне теперь жить?», она услышала «Представь, что я умер…». Но это не он тогда умер, а Изабелла, но ей так хотелось воскреснуть. Ей по жизни была отведена роль бессмертной возлюбленной, а они, мужчины, ничтожные, странные, тщеславные, словно проходили сквозь нее, вдоволь напитавшись ее энергией и любовью, не давая взамен ничего.

  В этой комнате она вспоминала, сколько раз поднималась с колен, на которые ее ставила жизнь. В возрасте четырех лет она отвоевала свою жизнь и красоту у страшной болезни. В тринадцать чуть не стала горбатой, но преодолела и это. Позже, пережила страшный период совместной жизни с режиссером и деспотичным мужчиной - Мартином Скорсезе. Старше ее на десять лет, растрепанный и хмурый, оказавшийся при ближайшем знакомстве усталым, закомплексованным человеком, он нуждался, скорее, не в жене или возлюбленной, а в матери-наседке. В довершении всего, он страдал наркозависимостью, что существенно усложняло их совместно существование. Его «любовь» буквАлно душила ее, но она никак не могла освободиться от этих пут.

  Потом был «спасительный», как ей казалось тогда, роман с манекенщиком Джонатаном Видеманом, трансформировавшийся в законный брак, но столь краткосрочный, что иногда представлялся ей очередной иллюзией. Его физическим доказательством стала дочь Элеттра.

  Еще был Гэрри Олдман, вдохновенно декламировавший ей Китса, застенчиво даривший ромашки, и…маниакАлно пьющий. Она уговорила его лечь в клинику, вылечила (хотя и временно) от пристрастия к бутылке. Ради него она выкрасила стены своей квартиры в белый цвет, купила двуспАлную кровать и ждала со дня на день обручАлное кольцо в коробочке, обтянутой синим бархатом. Он ушел к Линде Фиорентино. Наконец, «русский период» - роман с прославленным танцовщиком Михаилом Барышниковым, оказался коротким, как миг…

  Изабелла всегда устремлялась за любовью, куда бы та ни пыталась ускользнуть. Шла по ее лунным следам, которые жизнь беспощадно стирала в пыль. Пыталась поймать ее золотистый отблеск на умирающих листьях, но они сгорали раньше времени. Впитывала в себя сияние солнечного зайчика на стенах ее пустой квартиры. И каждое утро ожидала гонцов счастья…

 

  Рецепт ее счастья

  Если вы думаете, что сегодня Изабелла Росселлини одинока, то вы жестоко ошибаетесь: у нее есть любимый дом, похожий на римские развалины. Она купила его десять лет назад под удивленные взгляды агента по недвижимости. Ничего не стала переделывать, только вернула обветшавшим вещам свое место. Живая изгородь вместо забора, видна от самого поворота, а в саду дурманяще пахнет базиликом. В свое время именно этот аромат она сделала ведущим для новой линии своих духов «Manifesto». Рядом с ней ее дети – дочь Элеттра и приемный сын Роберто. А также - дворняжка Макарони, такса Неро, кот Бетховен, поросенок Снок. К тому же Изабелла регулярно подкармливает бездомных собак всей округи.

  В доме Изабеллы Росселлини - шкафы без дверок. У Иисуса на распятии сломана рука, но в этом нет печали. По утрам на портретах Ингрид Бергман и Роберто Росселлини играет солнечный луч. Повсюду разносятся нежные запахи. Этот дом подстать своей хозяйке, он стал ее самым верным мужчиной, благодарным за все, что она для него сделала. «Я любила – и они тоже меня любили, пусть и по-своему – очень необычных мужчин, о которых мечтают тысячи женщин. Я играла в прекрасных фильмах, не все роли удались, но у многих нет и этого. Я попробовала все, что меня интересовало: была журналисткой, моделью, модельером. Сейчас я выпускаю косметику, чтобы сделать женщин красивее. Занимаюсь социАлными программами, помогаю людям и природе…».

  Она обрела свое счастье здесь, на этой земле, где так мало благодарности и много слез. Когда-то ей казалось, что любовь к мужчине – самая прекрасная любовь на свете. Но ей было предначертано открыть для себя любовь иную – цельную, потаенную, наполняющую. Та любовь, о которой ей мечталось, любовь, которая делала бы ее одновременно и кроткой и сильной, воплотилась в ее детях, любимой работе и желаниях сердца…

 

 

 




эссе

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 107 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр
E-mail(abelino@inbox.ru)