Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

ЖЮЛЬЕТТ БИНОШ: «Утешительница»

 

 

 Есть люди, которым претит счастье. Чаще всего, это женщины. Может, оттого они привечают грусть, что так им волшебней живется. Они ищут в своем отшельничестве кто покой, а кто защиту от мира внешнего, слишком грубого для их хрупкого существа. Есть в добровольном затворничестве нечто трогательное и печальное. В предместьях шумных городов, около горящего камина с ароматным кофе в изящной фарфоровой чашечке они утешают самих себя. Счастье тому, кто заглянет на огонек, ибо целительная капля утешения достанется и ему…

 

  Жюльетт Бинош живет одна в своем уютном загородном доме. Одна, имеется в виду - без мужчины. Они были в ее жизни, но как-то вскользь. Одни оказались для нее лучиком солнца, другие – промозглым дождем. Но двое из них расщедрились на богатые подарки, которые радуют ее сердце до сих пор. Зовут эти подарки – Рафаэль и Ханна. Сын и дочь Жюльетт Бинош.

  Когда-то она выглядела изысканной и мечтательной. Словно существо из другого мира, но вполне реАлного, где по утрам пахнет свежевыпеченными булочками, а днем, сквозь запах бензина и пыль шоссе пробивается аромат французских духов «Ланком». А на всех рекламных плакатах этой фирмы – она, тихая, ясная, и ослепительно красивая…

  Те времена прошли. Она стала мудрой. Устала. Научилась не жалеть о мужчинах, что ушли из ее жизни. Научилась подниматься над - страхами, желаниями, любовью. Теперь она, словно лесная фея, живет вдалеке от суетного мира. Обходит ранним утром свои владения, вдыхая запах терпкой листвы и духов «Femme», которые любила ее мать. Затем делает несколько кругов на своем любимом скакуне. Вернувшись в дом, занимается детьми, хозяйством, живописью. Вечерами, сидя у камина, сама скручивает тонкие сигаретки, наполняя их ароматным табаком. Она верит в жизнь после смерти, в бесконечный, теплый, яркий свет, за которым нет страданий…

 

  Любовь-чаровница

  Мужчины ее сердца почти всегда были красавцами. Она притягивала именно таких – статных, высоких, порочно красивых. В их глазах всегда сквозила грусть, они хотели быть с ней, но не хотели быть ее собственностью. Мужчины из породы «идущих мимо». Одним словом, «принцы». Как мало мы знаем об этих инопланетянах. Вечно желанные и вечно недоступные, отнюдь не такие безупречные, как хотелось бы, мужчины с горчинкой, а некоторые и с червоточиной. Ей нравились они, - гордецы, смутьяны, чьи глаза всегда обращены на восток, а душа – за семью печатями. Они никогда не завтракают, носят белые рубашки с закатанными рукавами, любят ходить босиком. Встают с рассветом, пьют кофе и уходят, ничего не сказав. На вопрос: «куда ты идешь? – они лишь загадочно улыбаются. Жюльет знала, что к подобным экземплярам мужского пола привязываться нельзя, но ничего не могла с собой поделать.

  «Начиналось всегда по-разному, а заканчивалось одинаково, первый был психопатом, второй – красавцем, третий – инструктором по плаванию». Под первым подразумевается режиссер «новой волны» - Лео Каракс, дитя дикарской природы. Хмурый и нелюдимый, он был очарован хрупкой Жюльет. Ну что, что она беспрестанно грызет ногти, а по утрам с ней невозможно разговаривать, потому что ее мучают головные боли. Она опаздывает на съемки, дерзит режиссеру, ругается с гримерами. Но, когда она возникала перед ним, как видение, сотканное из дождя и рассвета, он забывал обо всем. Потом он начал изводить ее вечными капризами, подозрениями в измене и всплесками эмоций. Она стала для него матерью, старшей сестрой, утешительницей и как бы между прочим - возлюбленной. Они встретились на фильме «Дурная кровь» в 1985, а расстались в 1992, когда Европейская киноакадемия присудила Жюльетт премию «Феликс», как лучшей актрисе. Лео не смог смириться с «любовным осколочным ранением», которое нанес Жюльет актер Даниэль Дей-Льюис. И хотя после их совместных съемок прошло три с половиной года, она не могла забыть его. Они снимались вместе в экранизации романа Милана Кундеры «Невыносимая легкость бытия». Но для самой Жюльетт эти съемки обернулись невыносимой тяжестью бытия…

  Второй - Оливье Мартинес – породистый красавец, ее партнер по фильму «Гусар на крыше». Из-за любви к быстрой езде, которая не противопоказана лишь русским, он попал в автокатастрофу. Его разбил паралич. В этот раз она примерила на себя роль сиделки, верной, преданной, терпеливой. Но и он не оценил ее трудов. Когда поправился, ушел, даже не сказав спасибо, к Мире Сорвино, тогда еще начинающей актрисе.

  Третий - инструктор по плаванию Андрэ Алле, по непроверенным данным, отец ее сына Рафаэля. Правда, на этот титул, по мнению французской прессы, претендуют Лео Каракс и Оливье Мартинес. У Жюльет правду выпытывать бесполезно, она всегда была молчуньей.

  Молва приписывает ей роман с русским режиссером Андроном Кончаловским, ставившим спектакль по чеховской «Чайке», где Бинош играла Нину Заречную, но слухи нас не интересуют…

  В то же время Жюльет умеет говорить «нет» - спокойно и непреклонно. В свое время это слово от нее услышали – Стивен Спилберг, пригласивший ее на одну из ролей в «Список Шиндлера», Клод Берри, режиссер фильма «Люси Обрэ», - Бинош покинула съемочную площадку, хлопнув дверью с гневным достоинством во взгляде. И, наконец, она отвергла самого Миттерана, да, того самого, президента Франции. Легенда гласит, что они повстречались случайно на улицах вечернего Парижа. Он дал ей номер личного телефона и пригласил «на огонек». Она не позвонила…

 

  «Обновленная»

  Сразу же после рождения сына Жюльетт ощутила потребность в постоянстве, ей захотелось обрести свой дом, свою землю, в которую можно врасти корнями. «Появление Рафаэля перевернуло всю мою жизнь», - призналась она позже. А пока, очень кстати подоспел контракт с «Ланком», чьим лицом Жюльетт стала на несколько лет. СпециАлную фотосессию для новых духов «Поэма» заказали волшебнику фотографии Ричарду Аведону. Он воплотил душу Жюльет в неземных образах, запечатлев в филигранных портретах-историях. Смотришь на это светящееся лицо, и веришь – она из другого мира…

  Контракт с «Ланком» позволил ей обрести финансовую свободу и расплатиться за небольшой дом в престижном предместье Парижа. В нем много старинных, редких вещей ручной работы, они привлекают ее своей магией и богатой энергетикой: «Это только кажется, что вещи мертвы, на самом деле, они такие же, как люди, трепетные и ранимые»…

  Со времен пребывания в католическом интернате Жюльет привыкла к строгому распорядку дня. Подъем в шесть утра, легкий завтрак, работа в мастерской до половины десятого. В десять – отъезд на репетицию спектакля (в 1987 это была «Чайка» в постановке Андрона Кончаловского, в 1997 – «Обнаженная» Луиджи Пиранделло в одном из лондонских театров) или на съемки. В десять вечера она ложится спать…

  В этом доме Жюльетт ощущает себя счастливой и защищенной. Наслаждаясь существованием маленького Рафаэля, она отгородилась от мира, словно знала – мир за дверьми ее дома не принесет ничего, кроме слез. И все-таки она покидает его. Ради съемок в фильме «Дети века». О любви мятежной Жорж Санд к Алфреду де Мюссе. Она, конечно, Жорж Санд, а вот своего партнера она еще не видела. Режиссер сказал, что его зовут Бенуа. Бенуа Мажимель. Это имя ей ничего не говорит…

  Съемки в фильме закончились, но началась другая история – древняя как Вселенная, притягательная своими бесконечными повторениями. История любви. В ее заглавии – два имени – Жюльет и Бенуа. Бенуа и Жюльет. Он младше ее на десять лет. Она – профессионАлная актриса с консерваторским образованием, признанная и обласканная критиками, он - молодой, как говорят в таких случаях, многообещающий, актер. В детстве мечтал стать пожарным, а она хотела быть, как Грета Гарбо… Что между ними общего? Они оба интроверты, любят кино, терпеть не могут журналистов, боятся несвободы. Еще у них есть Ханна, их дочь. Пожалуй, все.

  Все шептались им вслед и считали, что они не пара. Про него говорили, что он Алфонс, приписывали ему романы со зрелыми актрисами, называли выскочкой и простолюдином. Единственной правдой было его происхождение. Да, он был из простой рабочей семьи, но не более того. Просто его необычная утонченно-суровая красота многим не давала покоя. Многие его хотели, а он достался этой гордячке Жюльет.

  Потом, когда он ушел, она часто вспоминала день, когда увидела его впервые. Тогда ее поразили глаза. Его глаза. Узкие, смеющиеся, на самом дне которых плескалась тоска. «Я знала, он всегда хотел только одного – сохранить равновесие внутри себя, но это было невозможным, ведь в нем было столько противоречий. Иногда он опровергал самого себя, а я не могла ему помочь…».

  Противоречие жило и в самой Жюльет, она не сразу это осознала, но когда это произошло, ее жизнь стала легче. Все началось в далеком детстве…

 

  Выбор судьбы

  С детства Жюльет металась между двумя своими талантами или лучше сказать, страстями, - страстью к рисованию и к лицедейству. Семья жила бедно, еле сводила концы. Вскоре родители вообще расстались. Их развод стал для Жюльет первой жизненной катастрофой, ей казалось, что в этом есть доля и ее вины. Бедность стала невыносимой, и мать отправила Жюльет в католический интернат. Это было непростое время. Поэтому, как только представилась возможность, Жюльет пошла работать – стала кассиршей в одном из крупных универмагов Парижа. Именно там, за кассой ее увидел мэтр Годар. Пропев ей «Вива, Мария», он так и остался для нее лишь мэтром, хоть и надеялся на большее. Шел 1983 год. Бинош стала студенткой знаменитой парижской Консерватории и втайне мечтала быть, как Грета Гарбо…

  В 1985 году она снялась у Андре Тешине в «Свидании», и в этом же году ее ожидала встреча с человеком, которому суждено было оставить в ее жизни глубокий след. Лео Каракс. От той истории любви остались двое «малышей» - два фильма – «Дурная кровь» и «Любовники с моста Неф». «Любовники…» дороги Жюльет и тем, что в них она работала еще и как художница, - делала эскизы костюмов, представила свои собственные картины как работы героини. Фильм снимался долго, трудно, работа продолжалась почти три года, в течение которых она отказалась от предложения сняться у Элиа Казана и поработать с Робертом де Ниро.

  1993 год стал для нее бесспорно триумфальным. Она снимается в одной из серий знаменитой трилогии Кшиштофа Кесьлевского «Три цвета: синий» и получает «Сезара» за лучшую женскую роль. За этим фильмом следуют легкая романтическая комедия «Кушетка в Нью-Йорке» и военная баллада «Гусар на крыше».

  «Триумф, как мужчина, приходит тогда, когда перестаешь его ждать» - говорит Жюльетт. В 1997 году она единственная из всего актерского состава получила «Оскара» за роль второго плана, а именно, за роль Ханны, военной медсестры из фильма Энтони Мингеллы «Английский пациент».

  Писательница Джоанна Харрис, продав права на экранизацию своего романа «Шоколад», поставила продюсерам студии «Мирамакс» условие – главную роль должна играть Жюльет Бинош. Страсть, бурлящая, как ведьмино варево, привлекает в ней не только мужчин, но и женщин. И хотя на эту роль уже была практически утверждена Гвинет Пэлтроу, все равно «заветный приз» достался ей.

 В жизни и в работе она безудержна: «Это моя беда, попробовав что-то, я не могу остановиться, особенно если это мне понравилось…». Как хорошо, когда женщина умеет признаться в своих слабостях. После «Шоколада» она видеть не могла сладкое, потому что объелась им на съемках. Если она влюблялась, то шла в своей любви до конца.

  «Я по натуре не соблазнительница, - говорит Жюльет с мягкой улыбкой в глазах, - иногда снимаюсь в постельных сценах, но в них вы видите не меня, а моих героинь». Это правда. И все-таки госпожа Бинош лукавит. Она, а не ее героини, часто влюблялась в своих партнеров. Так произошло с Даниэлем Дей-Льюисом, с которым они играли вместе в «Невыносимой легкости бытия», со страстным и замкнутым Джереми Айронсом, с которым они разыграли любовную драму в фильме «Ущерб», с Оливье Мартинесом, Бенуа Мажимелем…

 

  Эпилог

  Она не любит смотреться в зеркало. И не только потому, что суеверна. Не любит фотографироваться, считая, что фотографии крадут душу, потому никогда не позирует фотографам, - ее сотрудничество с «Ланком» стало исключением. Тоскует по тому единственному принцу, что так ненадолго приходил в ее жизнь. Не верит в Бога, седовласого старца, управляющего миром. Зато ее сердцу мила мысль, что с физической смертью на этой Земле жизнь продолжается в ином мире. «Просто это совсем другая жизнь», - улыбается Жюльет. Она знает, о чем говорит. В киномире ее знают как талантливую актрису и женщину с трудным характером. Но мало кто знает, как Жюльет умеет утешать, а ведь утешение – это особый дар, который дается не каждому…

 




эссе

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 10 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр
E-mail(abelino@inbox.ru)