Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы     Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Несколько жизней ДЖОДИ ФОСТЕР

 

 

  Свое детство она называет самой несчастливой порой в жизни, может быть, потому что в нем почти не было места для детских забав, - чуть ли не с грудного возраста она зарабатывала деньги. О таких говорят: «Она – дитя экрана». Обычно, талантливых актеров из таких не получается. Они становятся хорошими ремесленниками, досконально знающими природу кино и его техническую базу, но эта женщина стала исключением…

 

  Она вспыхнула перед нами в фильме «Нелл», диковатая и нежная, испуганная и замкнутая. Ее нагота не оскорбила никого, ее душевная обнаженность чуть-чуть не привела к «Оскару». Хрупкая, маленькая, но в то же время, мужественная и властная. Снялась в более чем сорока фильмах, двадцать три кинонаграды (в том числе – два «Оскара»). Когда-то у нее был роман с английским актером Джулианом Сэндзом, а никому неизвестный Джон Хинкли стал знаменит после того, как совершил покушение на РонАлда Рейгана лишь для того, чтобы голубоглазая красавица обратила на него свое внимание. Она не замужем, но в любви счастлива. Имеет двух сыновей – Чарльза и Кита.

 

  Конспект судьбы

  Она родилась 19 ноября 1962 года в Лос-Анджелесе в семье Люциуса Фишера Третьего и Эвелин Фостер. При рождении малышка получила довольно странное, скорее восточное, нежели американское имя, – Элиша Крисчен, которое постепенно переродилось в Алисию Кристиан. Но, в конце концов, она обрела третье имя, которому и было суждено украсить всю ее последующую жизнь – Джоди.

  После того, как из семьи ушел отец, мать быстренько пристроила всех своих четырех чад на съемочную площадку, что в конечном итоге приносило немалый доход. Правда, из всех детей лишь Джоди, да ее брат Бадди подавали хоть какие-то надежды, да и тот вскоре сошел с дистанции, поняв, что ему не тягаться с одаренной сестренкой.

  К слову сказать, Джоди была нежеланным ребенком в семье, и каково же было удивление матери, когда именно «случайное» чадо стало подавать признаки гениАлности. К трем годам она уже умела читать, писать и считать, что позволило отдать ее в школу для высокоодаренных детей. Кино рано вошло в жизнь Джоди. В возрасте восьми лет она уже мастерски разбиралась в системе контрактов. Она изучила кинематограф изнутри, проникнув в святая святых, и для нее кино слишком рано перестало быть сказкой. Она уже не верила в чудо и прекрасно понимала, что все, что мы видим на экране необъяснимое и загадочное – это всего лишь уловки съемки и монтажа…

  Джоди Фостер в процессе всей своей кинокарьеры поразительно точно и верно раскрывала сильный властный характер женщины ХХ1 века, неразрывно связанной с Космосом («Контакт»). Нигде, ни в одном их своих фильмов она не была слабой, точнее, не могла себе позволить роскошь быть слабой. Ее Клариса Старлинг («Молчание ягнят») – образец интеллектуАлной и сильной духом женщины, привыкшей бороться до конца, ее Нелл («Нелл») – такой же чистый кусочек природы, какой незримо живет в каждом из нас, а героиня-астронавт из «Контакта» - фанатка, верящая в высший разум, - таких, как она во времена священной инквизиции сжигали на кострах…

  Свою первую премию - премию Британской Киноакадемии, - она получила в 1976 году за роль второго плана в фильме Алана Паркера «Бэгси Мелоун», в 1977 и 1981 годах последовали еще две премии, опять же от Британской Киноакадемии, за роль второго плана в фильме Мартина Скорсезе «Таксист» и главную роль в знаменитом «Молчании ягнят» Джонатана Демми. За последний фильм она еще отхватила «Оскар» и «Золотой Глобус». За фильм «Обвиняемые» она умудрилась получить не только заветного позолоченного рыцаря, по имени «Оскар», а также - «Золотой глобус», но и премию НационАлной гильдии кинообозревателей США. За свою первую режиссерскую работу – фильм «Маленький человек Тейт» она получила премию на фестивале в Бостоне. Неоднократно, на различных фестивалях ее признавали лучшей актрисой.

  Как режиссер, Джоди Фостер поставила фильмы - «Домой на праздник» и «Маленький человек Тэйт», - фильмы о ее детстве, образ которого навязчиво преследует ее всю жизнь. Она распустила свою кинокомпанию, чтобы полностью посвятить себя семье. Недавно она решилась на дерзкий поступок, публично поблагодарила за любовь и верность свою спутницу, продюсера Сидни Бернард, с которой познакомилась в далеком 1993 году на съемках фильма «Сомерсби». Таким образом, Фостер фактически призналась в нетрадиционной, сексуАлной ориентации. Но, в конце концов, кому какой дело, кто живет в ее сердце, и кому она посвящает свои фильмы. Ей плевать на сплетни и осуждение. Она построила свою жизнь сама, и настало время для пожинания добрых плодов. Однако не всегда в ее жизни царили покой и уют.

 

  Смерть от любви

  Много лет тому назад, когда в ее актерской судьбе все еще только начиналось, с ней произошло нечто, что надолго ввергло ее в замкнутый круг страха. То, что спустя многие годы Джоди Фостер сыграла в фильме «Молчание ягнят», когда-то произошло с ней самой. Кто бы мог предположить, что когда-то, много лет тому назад любимица всей Америки – Джоди Фостер была близка к помешательству. И ее ужас звали Джон Хинкли.

  Он был сыном богатого нефтепромышленника, да к тому же ненормАлным, что в глазах ФБР почему-то сделало его неспособным на преступление. Однако этот малый сумел сделать очень много, - он едва не убил президента Рейгана и почти свел с ума актрису Джоди Фостер. Он преследовал ее шесть лет. Шесть лет кошмара, боли и страха. «Когда ты вырастешь и станешь совершеннолетней, ты отдашь свою девственность только мне…», - эта фраза, которую маньяк выплюнул ей в лицо посередине полуденного опустевшего Лос-Анджелеса под проливным дождем, с тех неотступно преследовала ее. Не помогло ни ФБР, ни полиция, ни защита родных. Из просто маньяка Джон Хинкли превратился для Джоди Фостер в страх всей ее жизни, в страх перед всеми мужчинами, существующими на земле. Этот человек любил повесть Сэлинджера «Над пропастью во ржи» и Джоди Фостер. Хотя можно ли назвать любовью столь жестокое и разрушительное чувство…

  31 марта 1981 года, будучи студенткой Йельского Университета, Джоди Фостер услышала в новостях о покушении на РонАлда Рейгана. Как страшная беда или потеря не сразу осознаются человеческим разумом, так бедная Джоди не сразу поняла смысл происходящего. В номере Хинкли полиция нашла пачки не отправленных любовных писем и самое главное из них, в котором ненормАлный сын богатого дельца вынес приговор не только самому себе, но и той, на чье тело и сердце он претендовал…

  Его арестовали, казалось бы, кошмар окончился. Джоди ожила. Она стала приглашать к себе своих сокурсников, устраивая для них пышные вечеринки. Ей казалось, что начинается новая жизнь. Но как во многих американских фильмах существует двойной конец (после конца логического идет конец фактический), так и кошмар Джоди Фостер имел продолжение. Дружок Хинкли – некий Ричардсон, прикрываясь цитатами из Библии, вернул ее к старой жизни. Этот не стал объясняться в любви, он просто пообещал застрелить ее, когда она будет на сцене…

  Сразу после ареста незадачливого последователя Хинкли, здоровая и невредимая внешне Джоди с изломанной душой и сдавшими нервами покинула Штаты. Она уехала на юг Франции и вернулась, спустя время, а время, как известно, лечит, но мир в ее душе так и не наступил…

  В 1987 году на съемках фильма «Сиеста» британский актер Джулиан Сэндз, стоя с Джоди под одним зонтом, тихо произнес такое знакомое и страшное для нее слово: «…Люблю…». Прекрасное и волшебное, для нее оно было окрашено в могильные тона, было почти равнозначно смерти, ибо маньяк Джон Хинкли слишком часто употреблял его. К тому же вокруг Джоди и Джулиана прозрачной лавиной стекал дождь, так похожий на тот, лос-анджелесский, полуденный.

  И она отказала ему. Ему, кого в душе так любила и к кому стремилась всем существом. Она испугалась самой себя и того призрака, что во мгновение ока обрел плоть и кровь. Джон Хинкли не добился любви от Джоди, но отныне и навсегда он жил в ее измученном мозгу, ночным кошмаром, тупой болью в виске, патологическим страхом, от которого убежать невозможно…

  Откуда она взяла силы, чтобы родиться заново, окунувшись при этом в старый кошмар в фильме «Молчание ягнят»? Как получилось, что она смогла восстать против того, что жило в ней, как яд в крови? До «Молчания ягнят» был первый «Оскар» за жестокую сагу о чести женщины в «Обвиняемые», после - пронзительная и диковатая Нелл в одноименном фильме, у самой Джоди - горькая тоска по любви, затяжная депрессия и несбывшийся «Оскар». В этом же 1991 году, оказавшемся триумфАлным для «Молчания ягнят», Джоди встала по другую сторону камеры и тогда родилась история маленького человека, по имени Тейт, - а по сути, это был автобиографический рассказ о детстве самой Джоди Фостер.

  В это время кино ей было так необходимо, она заряжалась от него, как от солнечной батареи. Впитывая в себя новые условия жизни, новые характеры и поступки, она беспрестанно путешествовала, когда не снималась, и снималась, когда не путешествовала. О ней снова вспомнил Голливуд, ее вновь полюбила Америка, журналисты преследовали по пятам, пытаясь дать определение странному свечению в ее глазах. Им не дает покоя ее сексуАлная ориентация, они знают только одно: мать самой Джоди была лесбиянкой, а стало быть, яблоко от яблони недалеко падает…

  О Джоне Хинкли уже все забыли, все кроме самой Джоди. Она еще больна той далекой иступленной болью, от которой не помогают транквилизаторы и теккила. Но все-таки она находит лекарство от этого кошмара. В …. Года у нее появляется первенец – сын Чарльз. Она воспитывает его со своей давней подругой, которой призналась в любви публично в декабре 2007 года. Подкинув прессе очередную тему для споров, слухов и частных расследований: «Кто отец вашего ребенка?», - она прячется в своем доме, напоминающем крепость. Окружив себя камерами, сигнализацией и всеми возможными видами охраны, за исключением мужчин-охранников, она изредка выходит в город за покупками, обходя стороной бутики и дорогие магазины.

  Вскоре после рождения сына она снялась в фильме «Анна и король». Это фильм о любви, но для самой Джоди Фостер слово любовь на тот момент было так неоднозначно. Ибо, за этим словом время от времени возникал призрак Джона Хинкли, который стал для нее страхом всей жизни. Но в то же время, благодаря маленькому Чарльзу, внутри нее начала зреть другая любовь, способная излечить от любого страха.

 

  Беременная счастьем…»

  Было время, ей приписывали роман с Расселом Кроу. Впервые они появились вместе на церемонии «Золотой глобус-2000». Но знакомы были давно, практически с первого года приезда Кроу в Америку. Только вот тихоня Фостер вдруг неожиданно решила проафишировать свои отношения с «австралийским мачо, подкрепив это приглашением Кроу на главную мужскую роль в свой фильм «Флора Плам». Они даже прилюдно целовались на улицах Нью-Йорка и Лос-Анджелеса, вместе покупали компакт-диски, гуляли по Елиссейским полям, обедали в уютных ресторанчиках на Монмартре. Но что самое главное, Рассел был допущен к сыну Джоди – Чарльзу. Создавалось впечатление, что это - полноценная голливудская счастливая семья. И тут как гром среди ясного неба на головы влюбленных свалилась Мэг Райан. И все-таки на концерте со своей рок-группой в Техасе Рассел посвятил песню «Другими словами» Джоди Фостер…

  Одно время, отцом Чарльза вездесущая пресса провозгласила некоего Марко Пасанелла, дизайнера по интерьерам из Нью-Йорка, ссылаясь на давнюю дружбу Джоди и Марко. Но Джоди, отгородившись от всего мира, не говорила ни «нет», ни «да». Она просто получала истинное наслаждение от процесса, который у многих женщин вызывает содрогание. «Беременность – очень счастливая пора, я пребывала бы в этом состоянии постоянно, если бы за это лучше платили».

  Иногда в ожидании малыша она пряталась в своей парижской квартире. Уютная атмосфера этого европейского города ей была особенно по душе. Время от времени она переписывалась со своими друзьями: Томом Крузом и Мэлом Гибсоном. Им было, о чем рассказать друг другу.

  «Я путешествую от радости к радости, стараясь не замечать несчастий и обид», - говорит Джоди и закутывается в теплый английский свитер, который ей явно велик. Уже заметней стали предательские морщинки у глаз, заострился овал лица, но ее глаза незабудкового цвета светятся счастьем.

 

  «Девяносто минут в сейфе»

  Создав «Комнату страха» после «Бойцовского клуба», Дэвид Финчер невольно сделал шаг назад. Кроме несгибаемой Джоди Фостер в этом фильме не за что зацепиться пытливому зрительскому уму, да и для сердца странное развлечение. Сюжет прост, мать и дочь въезжают в дом, расположенный в пространстве города (!), и в первую же ночь в него вламывается шайка бандитов, стремящихся завладеть чем-то, чья номинАлная стоимость достигает трех миллиардов долларов. В этот самом доме имеет некая комната страха, в которой, в случае нападения, можно дождаться полиции без риска для себя. ДАлше все просто. Героиня Джоди Фостер – Мэг Олтман с дочерью Сарой оказываются в этой комнате, как в спасительной шлюпке, но… Бежать некуда, они оторваны от мира, а мир, как и полагается в таких случаях, не видит их и не слышит. Полиция (естественно) прибывает к развязке, чтобы схватить убегающего преступника за хвост, сама банда (что не удивительно) друг друга перестреляла. Джоди Фостер, как всегда, – умна, ловка, бесстрашна, как и полагается маленьким людям вообще.

  Помятуя «Бойцовский клуб» с шизофреническим Нортоном и шпанистым Брэдом Питтом, а заодно и «Семь» с «Игрой», до последнего ожидаешь странного поворота сюжета, но ничего такого не происходит. Подразумевается, что тема врага внешнего вот-вот трансформируется в тему врага внутреннего, овладевающего человеческим сознанием наподобие ментАлного паразита. Но нет, и здесь обманка. В какой-то момент на помощь приходит страх. Кажется, что сейчас стрелка качнется и пересечет красную линию, за которой начинается беспредел и даже молитвы бессильны. Но Дэвид Финчер оставил нас в недоумении.

  Заветной приманкой для бандитов оказываются облигации, стоимостью в 25 миллионов долларов, тоже не хило, но ведь не три миллиарда. Ощущение, что нас лишили вишенки с пирога, оскорбляет, будто она досталась кому-то, кто менее всего этого заслуживает. Хотя для меня такой вишенкой стала Джоди Фостер, которая вернулась в кинематограф после рождения своего второго сына. Вот это я понимаю, это – настоящая женщина. Она ни у кого ничего не просит. Она – свободна от мужчин. Все делает сама, - моет посуду, прибирается, рожает детей, снимается в кино, руководит собственной кинокампанией. У нее в доме нет телефона, она переписывается с друзьями по электронной почте. Красота…

  Тема вторжения врага в дом близка ей необычайно. Она пережила это и запомнила на всю жизнь каждой молекулой своего тела. Ради «Комнаты страха» она отказалась быть председателем жюри прошедшего Каннского фестиваля. ФестивАл обиделся и не включил в свою программу фильм «Опасная жизнь церковных мальчиков», где Фостер не только актриса (одноногая монашка), но и продюсер. Но она, предпочла бояться. Заняла место Николь Кидман, обойдя Анжелину Джоли и Робин Райт-Пенн, Джоди Фостер очередной раз поквиталась со своим прошлым. Она-то знает, что внутри каждого из нас живет страх, который однажды может уничтожить своего хозяина.

  «Комната страха» – фильм с простым сюжетом, но не простой по внутреннему посылу. Примерьте на себя эту ситуацию, и вы поймете, что в нашей вселенной, под названием сознание, бесконечное количество альтернативных миров. Дэвид Финчер мог сделать лучше, Джоди Фостер не могла, - потому что ее Кларисса Старлинг из «Молчания ягнят» уже победила все мыслимые и немыслимые страхи.

 

  День, когда умерло счастье…

  11 июня 2006 года счастливая Эрика Бэйн умерла. Спустя три недели в ее теле родилась незнакомка по имени Эрика Бэйн. Эрика первая была нежная и плавная. Она тихо наслаждалась счастьем с любимым мужчиной, тосковала по черепашке из детства и жалела родной Нью-Йорк, изменяющийся до неузнаваемости в потоке времени… Эрика вторая не любила жизнь и себя в этой жизни, чернокожих подонков и черно-белую правду…

  С точки зрения кинокритика режиссер Нил Джордан снял слабый фильм. Во-первых, вторичный - про женскую месть и месть вообще фильмов снято предостаточно, во-вторых, драматургия держится на одной лишь Джоди Фостер, все, что за пределами ее «соло» – скучно и обыденно. Но кроме критиков есть зрители, которые, выйдя из кинотеатра и завернув за угол, могут напороться на таких же выродков, какие становятся причиной трагедии в фильме. И тогда им будет необходим этот экранный опыт на тему: как пережить смерть собственной души…

  Эта страшная история может произойти с каждым из нас в любом городе мира. В Милане, Сеуле, Санкт-Петербурге из темноты ночного парка может выйти ваша смерть. Похрустывая пАлцами, пересыпая отборным матом, громыхая металлическим прутом, об который минутой позже будут крошиться ваши кости. Еще чуть позже ваше лицо превратится в кусок кровавого мяса, и вас привезут в больницу полуживую без особых надежд на спасение. Но вы выживете. Жениха, забитого насмерть, похоронят без вас, по причине вашего пребывания в коме, и для вас начнется новая жизнь…

  Уже назавтра в метро, на рынке, в темном переулке вы столкнетесь с другими подонками, которые напомнят вам о прошлом… Знакомый полицейский скажет вам устало, что закон – бессилен и не может помочь ни вам, ни тем, кто может оказаться в вашей ситуации завтра. Тогда вы купите пистолет девятого калибра, научитесь стрелять, и уж точно не промахнетесь, когда придет момент. И возникает вопрос: кто же истинный убийца – реАлные уголовники или закон, который перед ними бессилен?

  Джоди Фостер играет не народного мстителя, который делает работу за полицейских, но обычную женщину, для которой уверения в справедливости правосудия и закона Божьего – пустая демагогия. Она не мнит себя Всевышним, которому дано право судить, но «незнакомка», родившаяся в ней, вынуждена мстить за себя, какой она была в прошлом. В прошлом была немолодая женщина, которая чудом обрела позднее счастье – желанного мужчину, с которым у нее назначена свадьба. Но у Всевышнего иные планы, он не хочет видеть героиню в роли благостной супруги, и назначает ее борцом со злом, а для этого ее надо перекроить, что он и делает…

  Под финал «Отважной» рождается мысль: в каждом из нас дремлет «маленький убийца», который не просто микро-модель космического зла, но воплощение элементарного инстинкта самосохранения. И придется ли нам воспользоваться его услугами или нет, зависит, прежде всего, от эффективности государственной правовой системы…

  Я скучаю по себе самой», - говорит Эрика полицейскому. Она права - со смертью игрушки, любимой черепашки, мечты или родного человека мы теряем себя, исчезаем, умираем и воскрешаем, повторяемся и ступаем на новый круг. И так до бесконечности, ведь каждый раз в нас рождается новое «я», о котором мы не подозревали. Когда это происходит, возникают вопросы: что делать с собой новым и незнакомым, можно ли преодолеть мрак в собственной душе, и как согреться воспоминаниями об утраченном счастье…

 




киноэссе

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 69 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр
E-mail(abelino@inbox.ru)