Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




Аттэпт

 Давным-давно Земля выглядела иначе, материки имели иные очертания, миром правили другие цивилизации. Каждый ставил мудрость выше материальных благ, мудрым поклонялись, им внимали, их боготворили.

 Ее звали Аттэпт (ударение на первый слог), она была дочерью царской семьи и должна была наследовать трон. Ее воспитывали как будущую правительницу, ей преподавали боевое искусство, ее обучали великим истинам, красоте, доброте, природным законам, и всё это было впитано в кровь.

 Ее обучали магии, языку деревьев и диких животных. Ей показывали истинную природу.

 Ее учили любить собственный народ и заботиться о том, кто нуждается в помощи.

 Ее учили быть истинной царицей.

 Но светлой эпохе, эпохе Истины и Знаний приходил конец. Наступала пора тьмы, длинной ночи и одиночества…

 Пришел сумрак. Упала тень.

 Завелся предатель.

 Мудрость стала обесцениваться, уступая место алчности и желанию власти…

 На всю царскую династию было совершено покушение. Где подкупом, где угрозами, жестокие узурпаторы во главе со старшим кузеном юной Аттэпт сумели отравить пищу, и во время трапезы родители девочки умерли за считанные мгновения в жестоких агониях.

 Сама девочка в это время находилась на занятиях по владению мечом. Наставник, истинный и непревзойденный мастер боя, высокий буагир, рассказывал ей объективную красоту и мудрость меча, учил сливаться с этим оружием, чувствовать его как себя.

 – Истинный воин – тот, кто поднимает свой меч только ради светлого дела. В остальное время он держит оружие в ножнах. В руках такого воина меч становится орудием богов. Меч – живое существо; обретя истинного хозяина в лице мудрого воина, меч будет служить ему верой и правдой всегда. Они становятся единым целым. Меч – это часть твоего организма. Услышь его. Разгадай его.

 Аттэпт чувствовала меч, слышала его песню, но разгадать сущность своего оружия ей было не дано…

 Последние слова своего наставника она запомнила в точности.

 Свист прервал их разговоры. С молниеносной скоростью меч в руках буагира выпрыгнул из ножен и разрубил летящую стрелу.

 – Это предательство, – прошептал наставник.

 Схватив будущую королеву за рукав, он утащил ее в укрытие, а затем велел бежать. Взяв подаренный при рождении клинок, девочка ринулась в тоннель, ведущий в лес.

 Когда предатели прорвались к тоннелю, Аттэпт была уже далеко в лесу. Она умела передвигаться так, что трава не мялась под ее ногами, а запах тут же впитывался флорой.

 Ночью следующего дня она стояла у пропасти и смотрела вниз, в долину, туда, где находился ее родной город. В городе горел огонь, каким сжигали трупы королевской династии.

 Она плакала. У нее больше не было семьи.

 Аттэпт было всего 13.

 Впоследствии она узнала, что ее кузен, оставшийся единственный в выживших из королевской династии, занял трон. Тех, на кого можно свалить ужасное преступление, нашли в тот же день.

 Что было на сердце юной королевы? Сильная, не знающая слабости, чувствующая ответственность за свой народ, Аттэпт поклялась отомстить за свою семью, во что бы то ни стало, она поклялась отомстить за смерть ни в чем неповинных людей.

 Но сейчас поднять народ против предателя было невозможно – она еще слишком юна для власти, слишком эмоциональна, ей не хватает личной силы и властности.

 – Мне нужно созреть, я, подобно незрелый плод, должна познать мир.

 Она уходит в джунгли, чтобы начать новую жизнь. Как зеницу ока, она бережет шелковый платок своей матери.

 Среди суровых, необитаемых земель она продолжает саморазвитие. Первые дни она провела в акте прощания со своей семьей, под конец второго вечера она пообещала себе больше не думать о прошлом и быть нацеленной только в будущее.

 Жизнь в джунглях давалась ей легко. Зная язык животных, она много общалась с ними и через них обучалась новым знаниям.

 Животные учили ее языку деревьев, они учили ее присущим только им качествам, они учили девочку растворять свой человеческий разум и воспринимать эти качества как свои.

 – Человек напрасно возводит свою личность как крепость, – повторяла Аттэпт слова одного из наставников, – ибо, ограждая, чтобы чем-то обладать, ты много больше оставляешь за стенами крепости.

 Уничтожая свою личность, становясь яростным хищником, юная королева преумножала свою личную силу.

 Она совершенствовала мастерство владения мечом, стараясь слиться с ним. В этом она достигала значительных успехов, однако постичь дух своего оружия не смогла, он по-прежнему оставался для нее чем-то непостижимым, далеким, непонятным.

 Она внимала историям животных, а позднее – и историям деревьев. Она узнавала о сокровенных тайнах мира, о зарождении жизни на этой планете, о многообразии планет и всей Вселенной.

 Зная, что от рождения у человека нет воли, что движут им только желания, она развивала свою волю. Зная, что от рождения человек разрывается на части самыми разными желаниями, она имела только одно желание: отомстить.

 Вернуть трон.

 Вернуть трон, который ей принадлежит.

 «Когда-нибудь ты поймешь, – говорили ей деревья, что данное испытание закаляет твой дух так, как ничто не смогло бы его закалить. Пусть тобой движут совсем не те мотивы, но ты на правильном пути. Ты всё узнаешь. Услышь замыслы Творца».

 А еще они ей шептали о смене эпох…

 «Что-то грядет?» – спрашивала она себя, не зная ответа.

 Она проводила многие часы в медитации, проходила магические ритуалы, совершенствуя себя, собственное Я.

 В 17 лет она отправляется в странствия, чтобы познать самые разные грани мира. Имея незаурядные вокальные данные, зарабатывает пением. Побывав в самых разных странах, она познает всевозможные мудрости и науки, она видит самых разных людей, узнает их мировосприятие, старается увидеть их картину жизни, и тогда она начинает осознавать многообразие проявлений мира и то, что в этой бесконечности не может быть оценок «хорошо» или «плохо», всё относительно.

 Она убедилась в том, что все люди молятся одним богам и стремятся к одной Истине.

 Она видела тех, кого по их невежеству нельзя было назвать людьми. Они хотели убить ее, и тогда она впервые обагрила свой клинок.

 Зная о бессмертии души, она убила легко.

 В годы странствий в ней начинает открываться мудрость и принятие; Аттэпт понимает, что, живи она царской жизнью, пусть и полной мудрых наставников, она могла не познать того, что познавала сейчас в своих путешествиях.

 К девушке начинают приходить догадки о смысле сказанных деревьями фраз касательно ее пути.

 Люди тянутся к ней, они готовы внимать ей, идти за ней, и с годами личная сила растет.

 В 21 год они возвращается в свою страну, но как странница. Она видит, что люди стали жить хуже, а молиться Богам стали меньше. В ее страну пришло невежество и пошлость.

 Чувствуя ответственность за свой народ, королева не может спокойно смотреть на то, как страдают люди, что стало с ее страной. Тем не менее, она не показывает себя, но продолжает свое странствие, чтобы найти преданных…

 В 22 года она осознает, что пора начинать действовать. К тому времени она собрала вокруг себя множество последователей – тех, кто верил ее семье, и тех, кто поверил ей лично. Хитро и осторожно, как настоящий опытный стратег, без страха, спешки и промедлений Аттэпт начинает расставлять ловушки. Она абсолютно уверена в своей победе, которую магическими и волевыми усилиями притягивала многие годы.

 До находящегося у власти кузена начинают доходить слухи о появлении оставшейся в живых королевы, вознамерившейся вернуть трон. Но все его попытки убить родственницу тщетны: многие либо переходят на сторону королевы, либо оказываются убиты ею или ее людьми.

 В народе начинаются волнения: появляются слухи о том, что Аттэпт жива, а нынешний король – подлый узурпатор, предательством занявший трон.

 В один из четырех великих праздников, в день великого равноденствия справедливость восторжествовала. По традиции, в этот день король выходил к своему народу, и проводилась таинственная мистерия. В жертву богам приносились дары садов и сельского хозяйства, а так же любимые вещи.

 В тот момент, когда узурпатор шел на главную площадку, чтобы обратиться к народу, путь ему преградила Аттэпт. В этот же момент преданные ей люди обезоружили личных воинов короля.

 Как пелось потом в песнях, Аттэпт по требованию обычая, в дань уважения поклонилась королю и улыбнулась:

 – Здравствуй, предатель.

 Ее глаза горели жаждой мести, а двоюродный брат затрясся от страха и заплакал.

 Народ, видевший всё это, зароптал, но тут королева обратилась к людям и поведала всю правду. В доказательство своей власти она подняла подаренный родителями клинок – символ королевской династии, а находящиеся неподалеку жрецы признали этот клинок и поклонились девушке.

 Так пелось в песнях.

 В этот момент узурпатор накинулся со спины на Аттэпт, но разве совершенный воин не почувствует опасность? Девушка вонзила в кузена свой клинок.

 А потом девушка обратилась к народу.

 Она была истинной королевой – сильной, статной, властной, уверенной в себе. Она родилась королевой – той, которая ведет за собой.

 И народ внимал каждому ее слову и верил ей.

 Народ ликовал.

 Так пелось в песнях.

 А вечером королева в удивлении заметит среди своих черных волос седые.

 Аттэпт отказалась от того, чтобы вступить в полноправную власть, объяснив это астрологическими законами:

 – Сегодня – день осеннего равноденствия. Осень – это подведение итогов, зима – сон. Не следует начинать новые дела в этот период, а потому полноправно я воссяду на трон в день весеннего равноденствия.

 На полгода страна осталась без королевы.

 Что касается узурпатора, то он умер, рана оказалась смертельной. Его семья скрылась

 Верные королеве люди советовали найти их и убить, но Аттэпт поступила милосердно, она не стала уподобляться кузену.

 – Я верю, что их мудрость больше их жажды мести.

 Так говорила будущая королева.

 Когда всё улеглось, Аттэпт позволила себе сделать то, что запрещала на протяжении девяти лет: она вспомнила о своей семье.

 Она сидела в гробнице своих родителей. Ее народ сжигал умерших дотла, а пепел развеивал, гробницы скорее служили как памятник умершим, как назидание новым правителям. Существовала негласная традиция: в момент сомнений правитель приходит в гробницу к тому, кто был до него, и спрашивает совета.

 Считалось, что умерший даст ответ.

 Аттэпт сидела в гробнице своих родителей и держала в руках шелковый платок своей матери. Платок необходимо было сжечь, ибо с мертвыми должно уходить всё.

 Королева анализировала прошлые годы и была растеряна. Девять лет она жила лишь одной целью: отомстить, – дальше свою жизнь она не видела. Цель достигнута. Начиналась новая жизнь, сложная, ибо теперь королева была в ответе за весь народ.

 Аттэпт чувствовала эту ответственность. У нее была новая цель. Не обязанность. А именно цель – быть достойным правителем, заботиться о своем народе.

 И сейчас, в гробнице, королева наблюдала смерть прежней личности и рождение другой – более мудрой, любящей, рассудительной. И намного более сильной.

 Пора было прощаться с прошлым.

 Взяв в руки факел, Аттэпт подожгла шелковый платок.

 А затем оставила гробницу на долгие годы.

 

 

 

 

 Она была великой королевой. Она любила свой народ и вела каждого за собой.

 Она стремилась Истину и Творца поставить на первое место. Тех, кто уходил в ашрамы, она поощряла.

 При ней возводились храмы, получали развитие науки.

 Аттэпт, как человек творческий, покровительствует искусству. При ней появляется очень много бродячих музыкантов, певцов, рассказчиков. Каждый из них считает для себя честью побывать во дворце королевы. Королева, в свою очередь, считает честью для себя послушать известных на всю страну артистов.

 Увидевшая другие страны, познавшая другие обычаи и мудрости, она на своем примере стремилась показать народу, что следовать чему-то одному и отрицать другое – это как быть на два глаза зрячим и смотреть только одним.

 Она не прекращала самосовершенствоваться в боевых искусствах, в искусстве владения мечом, в управлении энергией и стихиями. Она всё время обучалась у жрецов.

 – Я должна быть примером для своего народа. Потому я всегда должна быть на шаг впереди.

 Так говорила королева.

 То, что сделал ее двоюродный брат, ей удалось исправить за пять лет.

 Аттэпт отменила телесное наказание за преступления, введенные кузеном. Взамен этого она ввела наказание трудом, во время отдыха с провинившимися общались мудрецы и обучали их искусству медитации. Открывая новые грани жизни и мировидения, преступники после исправительных работ часто уходили в ашрамы, отдавая свою жизнь Творцу.

 – За день можно выпилить целый лес, – часто говорила Аттэпт. – Лесу для восстановления нужно сто лет.

 Королева не могла не заметить, как на мир пала тень. Она видела много стран и понимала, что сумрак пришел не только в ее страну. В мире должно что-то произойти, но что?

 Деревья ей шептали о смене эпох…

 Королева чувствовала напряжение в окружающем мире. Потому она не могла обвинить преступников в их деяниях: они были лишь жертвами нагнетающейся обстановки, они не выдерживали.

 Когда Аттэпт находится у трона уже десять лет, одна из ее служанок, Мередех, умирает при родах. Проживая последние мгновения, служанка просит, чтобы Аттэпт позаботилась о младенце и воспитала его как своего.

 Мередех пошла за Аттэпт еще тогда, когда та была всего лишь странницей и бродила по городам своей страны.

 Аттэпт клянется в выполнении просьбы, а потом улыбается ей и говорит:

 – До встречи, родная. Ты знаешь, что смерти нет. Там – только свобода.

 Свои последние секунды Мередех, как пожелала того, доживает в одиночестве, а потом ее сжигают с почестями.

 Королева воспитывает сына как своего. Она отдает его на обучение всевозможным мудрецам, но, осознавая тот факт, что она осталась единственным мастером меча в этом мире, сама занимается с ним по овладению холодным оружием.

 Мальчик растет сильным, преданным истине, амбициозным, но чистым сердцем, и Аттэпт не беспокоится за будущего правителя своей страны.

 Порой она, вспоминая свою жизнь, начинает испытывать страх за своего ребенка. Она боится, что ее может кто-нибудь отравить, и тогда неизвестно, спасется ли ее сын, а если спасется, как сложится его жизнь, сможет ли он вернуться и победить, не смотря ни на что.

 Однако очень быстро страхи оставляют ее. Сущность, пробудившаяся в ней во время прожитых лет в лесу, тонко чувствует опасность и видит намерения людей насквозь.

 Осознав эти способности, королева поняла, что превзошла своих родителей в магии.

 Видя в своем сыне будущего правителя, Аттэпт размышляет о своей жизни. Она осознает, что ей порой не хватает уединения, что ей хочется обычным странником вновь побродить по пыльным тропам или же медитировать в тихом месте в лесу.

 – Это ошибка: полагать, что медитировать можно только в тихом месте, – говорил ей жрец. – Медитация – это осознание себя, вся жизнь должна стать медитацией.

 Аттэпт следует завету старого мудреца и всё время, помогая себе в осознании, следит за своим дыханием.

 Спустя годы подобная практика открывает для нее совершенно новую картину вещей, где каждая единица жизни ничем не хуже другой и является уникальной.

 Но пока Аттэпт заботится о своем народе и наблюдает, как в соседней стране то тут, то там начинают вспыхивать мелкие войны. Аттэпт видится с правителем этой страны и дает ему советы по поводу того, как помочь народу избавиться от жажды крови, которая начинает его мучить.

 А в это время юный королевич влюбился в дочь приближенного Аттэпт. Ему ровно 15, королеве 47, на ее голове растут как черные, цвета тьмы волосы, так и седые, и она не знает, что посоветовать своему сыну: она никогда не любила.

 Ей было интересно и одновременно неловко наблюдать за тем, как при рассказе о возлюбленной у королевича появлялся румянец; всегда уверенный и дерзко глядящий вперед, он опускал свои глаза и говорил сбивчиво, дрожащим голосом.

 Однажды он спросил, кто его отец.

 Растерявшись, Аттэпт впервые направилась к гробнице своих родителей и там спросила их, что ответить сыну.

 – Правду. Ложь делает слабым, а правда приносит только боль. Не все готовы слышать правду, но твой сын – сильный. Король должен быть готов на всё.

 Услышав признания Аттэпт, королевич побледнел, а потом попросил отвести его к могиле настоящей матери. Вернувшись к утру следующего дня, он падает к коленям королевы, благодарит ее за всё и называет мамой. В его сердце появляется сомнение, достоин ли он трона, на что королева ему отвечает:

 – Если не ты, то кто?

 Аттэпт чувствует грядущую беду, но то, что случилось, она не могла предвидеть. Выходят из тени семья погибшего кузена-узурпатора: его отец Балонт (Балонт являлся супругом тети Аттэпт) и его сын Рамор, – и, прознав о влюбленности королевича, они похищают девушку из ее родного дома.

 Слухи о нападении разносятся тут же по всему городу, и королевич с верной свитой отправляется вдогонку.

 Один из слуг бежит в комнату Аттэпт, чтобы сообщить о случившемся. Находясь в глубокой медитации, Аттэпт не сразу слышит стуков в дверь, но услышав новость, быстро вскакивает, хватает меч и бежит в конюшню, приказав собрать своих верных поданных и отправить за ней.

 Самого слугу она оставляет за себя.

 Аттэпт нещадно гонит коня, упрашивая его на его родном языке мчаться еще быстрее.

 На следующий день, в горах, она нагнала свиту сына и беглецов, шедших на краю пропасти. Она видит, как воины свиты сына сидят без оружия, опустив головы (этот жест означал поражение), скованные одной цепью, а ее сын в драке за возлюбленную дерется против отца узурпатора. Аттэпт знает, что ее сыну не победить врага, ибо тот, как и сама Аттэпт, являлся учеником буагира и владел мечом едва ли не лучше, чем она сама.

 Королева не успевает… На ее глазах враг убивает королевича и пинает его труп в пропасть. Возлюбленная королевича, о которой все забыли в пылу сражения, не спеша подходит к пропасти, и, грустно улыбаясь, делает шаг дальше.

 Сквозь слезы, рыча, как раненное животное, королева вскоре настигает беглецов.

 Бесшумно подойдя, она разрубает мечом цепь, сковывавшую свиту сына, и, не прячась, идет к убийцам.

 – Неужели я ошибалась, и некоторые люди просто недостойны милосердия? – говорит она грустно, глядя в глаза отцу узурпатора. По ее щекам текут слезы.

 – Будешь мстить мне, премудрая? – с ухмылкой отвечает Балонт, поднимая два клинка.

 Рядом с ним встает Рамор, с горящими, полными ненависти, глазами. Аттэпт даже не воспринимает его как бойца.

 Королева понимает, что больше всего хочет отдаться своей ярости и жажде мести, но осознает, что это – неправильно.

 – Я убью вас не поэтому, – качает она головой. – Я убью вас, ибо это необходимо для блага других и для вашего же. Пришла ваша смерть.

 Схватка короткая. Подавшись назад от удара отца кузена, Аттэпт подныривает под замах более молодого бойца и отрубает ему голову.

 Она стоит против оставшегося в живых противника и понимает, что у нее внутри нет жажды мести, лишь смирение, полная ясность мысли и медитация.

 И еще она слышала песню своего меча.

 Спокойным шагом королева двинулась прямо на врага. Увернувшись от удара, она вонзает свой клинок ему в живот, проворачивает, а затем, вытащив при развороте, отрубает противнику голову.

 В этот момент она осознает, что в мире едва ли остались равные ей бойцы.

 А схватки между солдатами не было. Увидев Аттэпт, подданные беглецов сразу побросали свое оружие, упав на колени и опустив головы к земле.

 Оглядев схватку, Аттэпт упала на колени и начала молиться. Глаза ее блестели от слез.

 Трупы королевича и его возлюбленной подняли из пропасти, после чего их привезли в город. Вечером было устроено церемониальное сожжение, на котором так же сожгли трупы узурпаторов.

 – Неважно, кем они были, – говорила о заговорщиках королева. – Важно, кем они родились и кем могли быть. Человек всегда забывает о величии своего истинного Я и о том, какую судьбу он мог бы прожить. И этим своим актом милосердия, хороня убитых вместе с убийцами, я показываю вам: в каждом из нас находится бог, каждый из нас достоин почестей королей.

 – Великая! – кричал народ. – Великая!

 После похорон королева уединилась в склепе своих родителей, излечивая свою боль, анализируя свою судьбу и размышляя о том, кто же достоин трона. На третий день ей был дан ответ: ей следовало отправиться в место в лесу, в котором она прожила долгие годы, готовя себя к мести.

 В этот период в одной из соседних держав произошел переворот, королевская семья была сожжена, а на трон вступили богатые землевладельцы. Аттэпт не могла отменить принятое решение – уйти в лес, хоть и понимала, что ситуация в соседней стране может потребовать ее вмешательства и что сами ее земли могут оказаться в опасности.

 «Что происходит с миром?», – спрашивала она себя, не находя ответа.

 Повелев своим ближайшим слугам сохранить ее уход в тайне, королева, перевязав свой меч неприметной тканью, в темном плаще покидает город и уходит в лес. Добираясь до однажды покинутого дома, она словно бы оказывается в прошлом и заново переживает давно забытые эмоции. С каждым шагом всплывают всё новые картины ее прошлого.

 Аттэпт теряет себя, и в эти мгновения ей приходят осознания, понимание того, что с ней произошло. На место боли за смерть родных и близких приходит благодарность и принятие.

 Она наконец смогла отпустить всех, кого держала. Она смогла отпустить всё.

 Через пять дней после того, как Аттэпт покинула свой дворец, она достигла того места, где жила. Что она испытывала, когда смотрела на убогую хижину, не сравнимую с покоями ее дворца?

 Счастье.

 Ей казалось, что она попала домой…

 – Как мне быть? – спрашивала она у деревьев, сидя под их кроной. – Мне уже сорок, я должна искать наследника. Но среди тех, кто меня окружает, я не вижу достойного правителя. Может, мой ребенок станет продолжателем королевской династии? Может, мне стоит найти супруга? Но я так стара…

 «Тебя волнуют не те вопросы, – отвечали ей деревья. – Не волнуйся о наследнике. Грядущее уже рядом, оно звенит в ваших ушах и слабых сводит с ума».

 – Я помню ваши слова. Они до сих пор для меня загадка. Я не понимаю, что творится с миром. Откуда столько агрессии, отчего улыбку чаще заменяет ухмылка? Почему прощённый чувствует не благодарность, а жажду мести? Отчего сжигают достойных королей?

 «Грядущее уже рядом, и ты не в силах этому помешать. Близится смена эпох, и многим суждено умереть. Многим придется уйти. Только единицы останутся, чтобы жить и развиваться дальше. Ты не в силах повернуть вспять те процессы, которые начались сотни лет назад. Перерождение планеты рядом, и все вы чувствуете это, и только сильный помнит себя. Ты можешь попытаться спасти людей».

 – Моя страна погибнет?

 «Твоя страна – это вся планета, а не ее часть. Думай не о землях, но о людях».

 – Так что мне делать?

 «Принять и смириться. Ты уже знаешь, что смерти нет, что всё происходящее – во благо».

 – Я постараюсь принять. Но я не собираюсь опускать руки.

 Аттэпт пробыла здесь семь дней, не употребляя пищи, находясь в медитации, в тренировках и в неустанном общении с деревьями. Ее сердце наполняли покой, благодать и абсолютная любовь, благодаря чему стала появляться способность видения ауры.

  На восьмой день королева, чувствуя тревогу за свою страну, отправляется в обратный путь. При этом она не может не заметить тех изменений, которые с ней происходят: она чувствует, что ее личная сила растет, центр лба порой раскалывается от боли, словно бы его что-то сверлит.

 У нее длинные густые волосы, однако природная чернота волос окрасилась седыми прядями: издалека складывалось ощущение, что голова королевы покрыта легким инеем.

 Она движется назад, решив одни проблемы, но отыскав другие. Ей не нужно искать наследника, она не чувствует боль утраты, она понимает, что происходит с миром.

 Но куда катится мир? Что его ждет в конце? Что ждет ее народ, что ждет каждого человека в этом мире?

 Слезы наворачивались на глазах, и Аттэпт клялась себе, что попытается предотвратить катастрофу, что спасет всех.

 И для этого ей снова придется бороться и перепрыгнуть через себя.

 Она знала, что ей делать, что необходимо собрать правителей всех земель, наместников всех городов и, взывая к их мудрости, начать действовать.

 «Люди начали засыпать, забывать честь и достоинство своих предков. Необходимо разбудить их».

 Возвратившись назад, королева не могла не заметить, как изменилось отношение слуг к ней: они, взглянув на нее, на мгновение замирали, будто соприкасались с чем-то неземным. Более того, королева заметила, что в ее словах, движениях, во взгляде, поступках стало больше нежности и любви.

 «Мы познаем себя только в обществе, – осознала Аттэпт. – Без людей любые изменения могут оказаться лишь игрой воображения».

 И еще королева поняла, что смирение, принятие делает человека более великим, нежели одержанные победы.

 Возвратившись к королевским делам, Аттэпт во снах, а затем и от птиц узнала, что соседняя страна, в которой недавно произошел бунт, готовит свой поход на ее земли. Испытав грусть, слегка усмехнувшись, королева тут же пишет письма лично каждому правителю развитых держав для съезда и обсуждения нависшей над миром угрозы, а потом велит птицам передать эти письма правителям.

 В древние времена короли и королевы были особыми людьми. Они обладали не только волевыми качествами и достоинством, но неописуемой личной силой, которая была сродни магии, а также некоторыми способностями. Способность управлять людьми была главной из всех.

 По этой причине Аттэпт совершенно не боялась угрозы от правителя-узурпатора; она помнила о своих корнях и знала, что у узурпатора таких корней нет.

 Что она предприняла?

 Поставив на трон старого жреца, помнящего еще ее родителей, она собирает свиту лучших бойцов, которых тренировала сама лично, и отправляется к новому правителю для личной аудиенции. Она ожидала вразумить его, склонить перед собой, однако тот встретил ее вооруженными до зубов воинами.

 Нависшая угроза обернулась малой кровью, ибо воины склонились перед королевой. Взывая к ним, Аттэпт в итоге повела их за собой.

 Поход закончился тем, что новый узурпатор выступил на мечах против Аттэпт. Бой был недолгим. Зная, что миру угодна смерть безумца, королева окончила бой еще тогда, когда противник даже не успел начать его.

 На колени перед Аттэпт встала вся страна.

 Вскоре произошел съезд всех правителей и наместников, где королева осветила нависшую над миром угрозу.

 – Тень пала на наши с вами земли! – взывала она к ним. – Безумие приходит к народу, который мы клялись защищать своей силой и мудростью! И сейчас необходимо объединиться для самой великой угрозы, которая уже грядет.

 Только старые, умудренные жизнью и тяготой власти правители услышали Аттэпт; в сердца молодых королей и королев уже попал яд нового времени, и они не вняли речам Аттэпт: кто обвинил ее в желании увеличить свои земли, напомнив недавнюю историю, кто возразил, что ничего сделать нельзя.

 Где хитростью, где мягкостью, королеве удалось убедить несогласных в том, чтобы они хотя бы не мешали действиям совета.

 Зрелая, умудренная опытом королева знала, что ни одна социальная реформа не силах поднять культурный уровень населения, уменьшить агрессию и пробудить осознанность.

 Каждый правитель начал призывать свой народ к развитию, к духовным практикам, и народ послушался. В определенное время основная часть населения занималась медитациями и упражнениями по набору энергии (упражнения, объединяющие йогу, ци-гун и тенсегрити).

 Однако спустя несколько лет Аттэпт поняла: без понимания, без истинного стремления любые занятия, сколь бы высоки по пользе они ни были, становятся механичными. И тогда королева осознает, что она не в силах спасти всех, что она не в силах заставить человека развиваться.

 – Животное можно привести к водопою, но нельзя заставить пить! – воскликнула она с грустью.

 Не оставляя попыток пробудить людей, Аттэпт велит мастерам, ведущим занятия, отыскать самых способных и сознательных учеников, рвущихся до знаний, и после того, как они однажды прибыли к ней, начинает вести их лично.

 Тем временем обстановка в стране резко ухудшается, всё начинает стремительно ухудшаться. Участились случаи краж, ограблений, изнасилований и убийств. Несколько покушений было совершенно на Аттэпт во время того, как она гуляла.

 Чтобы контролировать ситуацию, организуются регулярные патрули, однако невозможно наблюдать за каждым человеком.

 В мире всё обстоит еще хуже: молодые правители некоторых стран сходят с ума, происходят войны на завоевание, междоусобные войны. Начинает проливаться кровь.

 За 15 лет, начиная с того момента, как умер единственный наследник Аттэпт, мир изменился до неузнаваемости. Королеве 63 года, она по-прежнему сильна, обладает телом дикой гибкой кошки, и только волосы ее покрыты инеем седины. Она мудра, в ней открываются сверхспособности, она общается с животными, деревьями, может предчувствовать, видит вещие сны, читает мысли, двигает предметы, может управлять другими людьми…

 Но она не в состоянии помешать надвигающейся беде.

 И тогда она решается на самый безумный поступок, но прежде отправляется в свою лесную хижину и спрашивает совета у деревьев. Они одобряют ее решение, и тогда она задает следующий вопрос:

 – Скажите, может, мне и не стоило отнимать трон у своего кузена? Всё было напрасно. Может, мне стоило сразу начать проповедовать?

 «Ты не представляешь, скольким людям ты помогла в их развитии, скольким людям ты облегчила их карму. Благодаря тебе тысячи, миллионы получили шанс проснуться. Но сделать этот шаг могут только они сами».

 Возвратившись назад, Аттэпт, королева Аттэпт, на удивление многим, оставляет свой трон и со своими учениками отправляется прочь, проповедуя истины, ища тех, кто услышит ее.

 Они приходят в каждый город, но чаще вместо внимания встречают агрессию: народ не может простить Аттэпт то, что она бросила их. Королеве не один раз приходится вспомнить о том, кто она есть, и гневно останавливать безумных горожан в их попытке мести. Она имеет всю ту же власть, все вокруг, даже преданные ученики, боятся ее гнева.

 Вскоре королева понимает, что она попусту тратит время. Более того, она не узнает свой народ, когда-то отличавшийся мудростью. Со своими учениками она уходит в лес, в место своего изгнания. Она обживает свою хижину, а ученикам велит в стороне построить себе небольшой ашрам, где они могли бы жить.

 Она не смеет называть себя учителем, а тех, кто идет за ней, – учениками.

 – Мы идем с вами вместе и учимся вместе. Я расту вместе с вами. Я не лучше и не выше вас, ибо выше – только Бог. Я не Бог, я ученик, как и вы. Мы идем по одной дороге развития шаг в шаг. Я забочусь о каждом из вас.

 Она занимается с ними и замечает, как, развивая их, она растет сама. Боли в центре головы прошли, и теперь, глядя на каждого своего ученика, она видит, кто какую судьбу мог бы прожить.

 – Тогда, когда мы думаем не о себе, но о людях, стараемся помочь не себе, но другим, тогда Вселенная оборачивается к нам и несет нас на своих ладонях. Спасение души – в помощи: в оказании и ее принятии. А потому самых сильных из вас я отправляю в мир. Невозможно заставить человека идти к Богу, но можно напомнить ему об этом. Вы будете странствовать и говорить, и тот, кто изъявит свое желание, пусть направляется сюда.

 Она просит все стихии и духов, чтобы они помогли ее посланцам, берегли их.

 Так проходят года, Аттэпт замечает, что физически становится моложе. Седины становится меньше, морщины уходят, и только мудрые глаза выдают ее возраст. Порой она отшельником выходит в мир и с болью видит, как до неузнаваемости изменился мир. Войны, агрессия, алчность и близорукость поработили его.

 Однажды деревья сообщили ей, что осталось совсем недолго, что она передала ученикам всё, что знала, и Аттэпт распускает их. Кто-то ушел в мир жить обычной жизнью, кто-то ушел передавать знания, а кто-то остался жить в ашраме, продолжая свое развитие.

 Сама же Аттэпт отправляется на самую высокую гору. Там, сидя у пещеры, она в медитативном состоянии смотрит на весь мир, устраивая себе самую главную практику – созерцание смерти своего народа.

 Напрасно она отказалась от своего статуса. Без королевства, без трона, – она всё равно оставалась королевой, которая привыкла только побеждать.

 Глядя на то, как рушится в войнах мир, как всепоглощающий огонь слизывает с земли жизнь, королева со слезами на глазах прошептала:

 – Я проиграла… Самый важный бой я проиграла.

 «Разве я чему-то научилась? – вопрошала она Творца. – Разве я хоть что-то поняла?»

 Ты всегда хотела бороться, – шептал ей мир, – но любовь – в смирении и принятии. На всё – воля Вселенной, таков закон гармонии. Прими конец, ибо смерть – лишь иллюзия, только дух имеет значение.

 «Как можно бороться с миром, если всё есть любовь?» – спрашивала себя Аттэпт и улыбалась сама себе.

 Она видела, как под землетрясениями рушится ее страна, все храмы и архитектурные шедевры. Всё, что она любила, всё, чем она дорожила многие годы, уходило в небытие, и так должно было случиться. Королева понимала, что спустя тысячи лет на пыли современной цивилизации возникнет новая цивилизация, и всё те же люди будут жить в ней и решать обычные проблемы.

 Но всё это будет потом…

 Планета перерождалась, входила в новый этап своей жизни, и это было по-своему красиво. Всё менялось, прежняя оболочка рушилась, чтобы дать Земле вылупиться подобно лебедю.

 Только одна гора оставалась неизменной. Та, на которой медитировала королева.

 Аттэпт испытывала то, что не испытывала ранее. Видя в происходящем вселенский замысел, она освобождалась от прежних взглядов и наполнялась незнакомыми доселе тонкими вибрациями. Ее заполняла благодать.

 В какой-то момент она почувствовала давление в макушке головы, а потом у нее возникло ощущение, что она смотрит на себя сверху вниз. В этот миг ее сознание стало стремительно расширяться во все стороны и во все плоскости, охватывая всё вокруг, устремляясь за границы перерождающейся планеты.

 Ее сознание сплеталось с Вселенной, с Творцом.

 Долгое время она просидела с закрытыми глазами, летая в высоких мирах. Когда она открыла глаза, то увидела свое отражение в каждом предмете, в каждом существе. Границы личностного аспекта «я» стирались.

 «Я» – это всегда отделение от мира. Аттэпт достигала полного слияния.

 Понимание заполнило всю ее суть. И теперь, оглядываясь на жизнь, которой более не было, Аттэпт шептала:

 – Я победила...

 Мир рушился. Люди погибали. Аттэпт видела в этом освобождение их душ.

 Она знала, что в эти мгновенья достигает истинного понимания природы творений.

 Новый мир нуждался в светлых эмоциях, и королева, мысленно отыскав оставшихся в живых учеников, сообщила им об этом, и все вместе, объединившись, они посылали миру любовь.

 Они посылали миру божественную энергию, помогая тем, кто чудом еще остался жив.

 Один из самых важных моментов в жизни человека – это момент смерти. Осознавая это, Аттэпт не пыталась спасти умирающих, но она давала энергию на то, чтобы умирающий всё осознал.

 Смерти нет. Лишь душа имеет значение.

 После землетрясений и извержений вулканов, длившихся несколько месяцев, всю землю покрыли тяжелые тучи. Вода, испарявшаяся столько времени, должна была вернуться в землю.

 Очищение огнем закончилось.

 Королева перевоплотилась птицей и огромным ястребом понеслась вдоль земель, осматривая новые очертания планеты.

 Спустя шесть месяцев, когда закончилось очищение огнем и водой, Аттэпт шла со своими учениками по землям, осматривая руины когда-то славных городов. Кто-то из учеников с грустью вздыхал, кто-то молчал, а королева, с улыбкой наблюдая за ними, сказала:

 – Будут новые города. Будут новые цивилизации. До нас были другие народы. Процесс цикличен. Вы умирали тысячи раз, вы были и камнем, и травой, и животным. Сейчас вы, как эта планета, вступили в новую эру, вам надо стать другими.

 Слабостей больше нет. Вы избраны. Те люди, которые всё же остались в живых, начнут всё сначала. А нам необходимо сохранить истину. На той горе, на которой мной совершалась медитация, мы сотворим храм.

 – Но ведь вы сами говорили, что Абсолют находится во всем.

 – Вы знаете это, но людям, которые придут после вас, это еще предстоит познать. Пусть этот храм станет для человечества хранилищем и символом святости. Пожелающий добраться туда будет принимать святые усилия, осознанные усилия. Создавая этот храм, камень за камнем, мы будем творить нашу молитву за будущее людей и за наши души.

 Спустя несколько лет, когда на высокой горе прямо из камня вырос волшебный храм, часть учеников осталась, а остальные отправились помогать выжившим, неся свет знаний и мудрости.

 Аттэпт вернулась в свою хижину, которая благодаря накопленной светлой энергии осталась целой. Королева мертвого королевства знала, что вернулась в свой настоящий дом. Она чувствовала, что ее предназначение практически исполнено, осталась лишь самая малость. Мир шептал ей, что теперь ее путь – уединение.

 Продолжая помогать своим ученикам и сподвижникам в сновидениях, Аттэпт скромно живет в своей хижине, порой выходит из лесу и странствует по миру пешей. Она видит, как мир заново рождается, и любовь заполняет ее.

 Но всё чаще она уходит в медитации.

 Проходят годы, Аттэпт оставляет своих учеников и во сне, говоря, что самую главную часть пути – его остаток – они должны пройти самостоятельно, и однажды, когда ее медитация длилась уже сорок дней, мир вокруг наполнился светом. Все законы мироздания стали ей понятны, для нее больше не осталось загадок…

 Говорили, что она просветлела.

 Говорили, что спустя многие годы, когда о ней никто уже не слышал, она пришла в храм, молодая, красивая и без единой седины, и подарила святую реликвию – меч. Там же она оставила страницы стихов и песен для будущих послушников.

 Говорили, что еще в течение ста лет ее образ замечали то в одном месте, то в другом, глаза были преисполнены любви и света.

 Говорили, что ее тело не было никаким образом погребено, но отдано миру, ни одно насекомое не опустилось тело, но на следующий год на этом месте выросли чудесные цветы.

 Аттэпт покинула мир.




Эзотерика

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 71 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр