Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?



(Написать письмо )

Авантюрист Часть 8

 На повороте улицы польского городка два офицера Советской Армии в форменных фуражках и комбинезонах без знаков различия о чём-то горячо спорили и, жестикулируя, показывали на добротный ухоженный дом, поочерёдно заглядывая в теодолит.

 - Шо паны хотят? – спросил, предчувствуя что-то недоброе, взволнованный хозяин.

 - Извини, отец, тут пройдёт новая дорога, - сказал молодой и показал рукой на дом.

 - Как же так! Це ни как не можно!

 - Ничего не поделаешь, приказ есть приказ, - прервал старика видимо старший и снова заглянул в теодолит.

 Расстроенный хозяин побежал в дом, но вскоре вернулся и пригласил дорожников отужинать. Проголодавшиеся офицеры вначале поломались для приличия, но позже согласились. За обильным столом, подкреплённым кругленькой взяткой, на радость хозяину было решено поменять направление будущей дороги. На следующий день весь городок знал сумму выкупа, и перенос направления дороги проходил быстро без лишних проволочек. Через два дня офицеры исчезли и больше не появлялись. Опомнившиеся потерпевшие пожаловались в военную комендатуру. Доблестная контрразведка быстро вычислила аферистов. Ими оказались командир полка полковник Жук и его заместитель по хозяйственной части.

  - Чёрт меня дёрнул связаться с тобой! – причитал не на шутку перепуганный заместитель, - Один раз отступил и погорел! Угодить под трибунал после такой войны! Было бы хоть за что!

 - Не бойся, Федя, всё прокатит, как по асфальту, - смеясь, успокаивал подельника Жук. – Я всё учёл. Посуди сам. Мы не присвоили не копейки. Половина денег ушло на обустройство военного городка, что подтверждается свидетелями и документами, вторую половину я предусмотрительно отдал опять-таки при свидетелях вышестоящим. Не сомневаюсь, их давно пропили. Спрашивается: «Кого судить?»

 Расчёт оправдался. Вскоре пришёл приказ: «Уголовное дело прекратить, полковника Жук отправить для прохождения дальнейшей службы на Камчатку».

 Жук принял наш полк, собрал офицеров части и выступил перед нами с краткой речью.

 - Говорю раз и навсегда, запомните, всякое решение командира, доведенное до конца, правильное. Кто это поймёт, будет всячески поощряться, и продвигаться по служебной лестнице вверх. От тех, кто не поймёт или не захочет понять, будем потихоньку избавляться. А теперь: Встать! Все свободны. Начальник штаба постройте полк для представления.

 - Товарищи солдаты, считайте, что все ваши прегрешения с этой минуты я обнулил. Их больше нет. Мы начинаем службу с чистого листа. Каждый должен стремиться доказать себе и окружающим, что он первый. Очень плохо быть вторым, не говоря уже о третьем и остальных. Вы должны стрелять из танка лучше всех, водить танк лучше всех. Быть первым – задача каждого.

 Невероятно, но личный состав, зараженный желанием преуспевать всегда и во всём, быстро и твёрдо из отстающих вышел на первое место в дивизии. В процессе службы я неоднократно пытался применить эту тактику, но должного успеха не имел. Вероятно, полковник Жук владел магической силой убеждения, что довольно редко встречается в жизни.

 В канун Нового года он собрал офицеров части в полковом клубе, дал указания по проведению праздника и спросил, есть ли у кого жалобы.

 - Зима холодная, а у меня кончились дрова, приходится воровать у соседей, - признался лейтенант Кулаков.

 - Зампохоз, в чём дело?

 - Товарищ полковник, он сам виноват, я осенью всех предупреждал, заказывайте столько дров, сколько нужно на зиму. На сегодня лимит исчерпан, дров нам город больше не даёт.

 - У кого ещё кончились дрова, поднимите руку. Так! Вижу, пять человек.

 - Зачем считать? Дров все равно нет, и не будет, - вмешался Зампохоз.

 - Молчать!.. Товарищи офицеры успокойтесь, дрова будут завтра. Завтра в 5-00 у проходной должно стоять 10 машин газ-63. Не хватит ходовых, снять с консервации, на каждой за рулём опытный шофёр и 3 солдата покрепче. Начальника вещевого склада ко мне на инструктаж. И не дай тебе Бог опоздать хоть на одну минуту, товарищ подполковник. Ты меня знаешь!

 - Я не Бог, чтобы достать 10 машин дров за один день, - огрызнулся Зампохоз.

 - Это точно, ты не Бог. Ты подполковник тряпка, возомнившая себя государственным флагом.

 - А Вы Бог?

 - Нет, я тоже не Бог. Бог бессмертен, он может ждать результат вечно, а мне нужен результат завтра к исходу дня. И он будет, потому что я обещал.

 Ровно в 5-00 колонна машин, возглавляемая полковником, двинулась за город в сторону дровяных складов. Сторож оказался на редкость несговорчивым. Отпустить дрова по бумажке заверенной подписью командира и гербовой печатью части отказался наотрез.

 - Старик, скажи мне, ты воевал? - спросил Жук.

 - Все воевали.

 - Капитан Волков, посмотри, бывший солдат, заслуженный человек в каких сапогах он ходит. Позор! Дай-ка мне 41 размер. Меряй, дед!

 - Не надо. Дров всё равно не отпущу без распоряжения начальства.

 - Молодец! Порядок, прежде всего. Я сам такой. Нельзя, значит нельзя. А сапоги примерь. Это мой подарок за примерную службу.

 Сапоги пришлось поменять на 42. Выпили за победу, за тех, кто не вернулся и ещё-ещё много раз. Дед расчувствовался и сам предложил взять дрова в дальнем углу. Через полчаса колонна, груженная дровами, двинулась в сторону части, а утром офицеры у себя во дворе обнаружили новогодний подарок деда Мороза в виде двух машин первоклассных дров.

 На построении по случаю Нового Года командир поздравил солдат с праздником, похвалил за примерную дисциплину и пожаловался.

 - Я рад, что у вас всё хорошо, а у меня неприятность. Вчера стою на этом крыльце, мимо проходит бравый солдат, один из вас. Чётко отдал честь, всё как положено по уставу. Подозвал его, дал деньги и попросил купить пачку «Казбека» и с концами, ни денег, ни солдата, ни «Казбека». Признавайтесь, кто это был? Наказывать не буду. Ну, смелее! Отпуск дам. Хитрый чертёнок!.. Весь в меня! Знает, что обману.

 Солдаты дружно засмеялись, недоумевая, кто это мог быть? Многие считали: «Я бы признался. Отпуск всё же, можно рискнуть». Думаю, полковник умышлено пошутил. Мало вероятно, чтобы кто-то прикарманил деньги. Солдаты любили своего командира.

 Словом служба шла, медленно листая календарь. И на тебе – внеплановая проверка. Московская комиссия хуже цунами. И хотя стрельбу и вождение мы сдали на отлично, напряжение угнетало. А тут ещё приехал командир дивизии с просьбой.

 - Жук выручай. Два полка сдали стрельбу из автомата ночью на тройку с натяжкой, а третий принёс чистый неуд. Танкисты никогда не стреляли ночью из автомата. Что они выдумали? Директива какая-то, черт бы её побрал! Справишься?

 - Отстреляем на отлично, товарищ генерал.

 - Ну, загнул! Ты хоть тройку принеси. Отстреляешь на отлично, слово генерала, осенью увольняется начальник штаба, возьму на его место.

 - Спасибо, товарищ генерал. Сделаем в лучшем виде. Выполнять будет рота капитана Лобанова, он толковый офицер, не подведёт.

 Проверяющий подполковник скрупулезно осмотрел стрельбище: мишени новые, освещение тусклое, пульт работает безупречно. Ударил палкой по мишени, сработал вибратор, и мишень упала.

 - Отлично. Стемнеет можно приступать.

 Суть упражнения: мушку автомата и прицельную планку натирают фосфором, солдат должен поразить мишень, из положения лёжа, тремя короткими очередями.

 С первой очереди – отлично, со второй – хорошо, с третей – удовлетворительно. Упражнение очень сложное, требует длительной тренировки, а тут никто не разу не стрелял. Полный провал обеспечен. После ужина, едва стемнело, рота вышла на огневой рубеж. По команде первые три солдата залегли и доложили о готовности к стрельбе.

 «Первую показать!» Короткая очередь и мишень упала. «Вторую показать!» Короткая очередь и мишень упала. «Третью показать!» Тррр… и мишень упала.

 - Прекратить стрельбу. Тут что-то не так. Так не бывает! – проверяющий снова осмотрел пульт и местность. – Вроде всё в порядке. Показать мишень!

  Подполковник сам выстрелил в воздух. Мишень на месте. Залёг и дал три коротких очереди, но мишень не шелохнулась.

 - Да у вас оружие не пристрелено. Капитан Лобанов покажите свое мастерство.

 Лобанов поразил мишень с первой очереди. Проверяющий отобрал трех солдат, чей вид не внушал доверия и отправил на огневой рубеж, усложнив задачу.

 - Показать все три! Огонь!

 Три коротких очереди и все три мишени упали.

 - Постройте отстрелявших. Молодцы, гвардейцы! Ставлю отлично. Благодарю за службу!

 - Служим Советскому Союзу, - чётко ответил строй.

 - Проверка окончена. Отправляйте солдат в казарму. Слушай, капитан, даю слово, я оставлю всё как есть, только скажи в чём секрет такого успеха?

 - Никакого секрета нет. Просто людей надо готовить долго и кропотливо.

 - Ну-ну!

 Утром подполковник не поленился, пришёл на стрельбище, тщательно осмотрел изрешеченные пулями мишени, проверил пульт, но не нашёл ничего подозрительного.

 И полетела слава полковника Жука, обгоняя журавлей, но ещё быстрей полетела зависть к чужим успехам. На очередных учениях подкупленный посредник запутал одного из командиров танковых рот, рота заблудилась и прошла танками по посевам местного колхоза. Председатель составил акт, требуя оплатить ущерб. Свободных денег у военных никогда не было, но председатель упёрся, стоял на своём. Нужны срочные меры. Надежды на заместителей не было. Командир полка сел на свой потрепанный «газик» и поехал в село, где жил и работал несгибаемый председатель. По пути встретили пожилого колхозника.

 - Послушай, мужик, как найти председателя? – спросил посланный шофер.

 - А чего его искать, он на заседании в клубе. Скоро выйдет, высокий в синем костюме. Вы его сразу узнаете.

 - Садись в машину, браток. Давай выпьем. Где воевал?.. А председатель где?..

 Минут через 20 Жук знал всю фронтовую биографию председателя. В деревне все про всех знают лучше, чем про себя. А между тем заседание кончилось. Председатель вышел окруженный товарищами, продолжая давать ценные указания.

 - Гони, - приказал Жук шоферу. – У крыльца резко остановись.

 Он выскочил из машины взволнованный с распростёртыми объятьями, стиснул растерянного председателя и со слезами на глазах произнёс:

 - Ты ли это, Пётр Сергеевич? Сколько лет, сколько зим! А ты всё такой же. Время тебя не берёт. Не узнаёшь. Высоту 128,6 помнишь? Досталось нам на ней.

 - Ещё бы меня там ранило, – председатель начал вроде вспоминать лицо полковника.

 - Как же, как же помню в ногу. Маша наша медсестра вытащила тебя с поля боя.

 - Нет, не Маша, а Вера.

 - Маша. Я хорошо помню, ты забыл, - настаивал Жук. Они уже изрядно выпили у Петра Сергеевича дома. Полковник наградил многочисленное семейство председателя значками, мальчикам вручил ГТО, а девочкам заранее приготовленные брошки с птичками и бабочками. Дети были в восторге. В разгар пиршества и воспоминаний полковник помрачнел и произнёс.

 - А у меня неприятность. Какой-то баран выставил счёт за потравленные поля. Это ж надо! Ну, заблудился солдат, проехал танком по полю. Бывает. Забыли люди войну, забыли.

 Председатель сконфужено покраснел.

 - Извини, Вася, этот баран я.

 Жук мгновенно протрезвел, лицо окаменело, глаза загорелись презрением.

 - Шофёр! Где мой шофёр? Отстань! Я уезжаю, мне некогда, у меня дела. Председатель умолял, клялся, что если бы он знал, то…. На глазах у полковника сжег проклятые акты, жена и дети краснели, стыдясь за такого папу. Наконец полковник сдался. Они выпили ещё по сто пятьдесят и расстались друзьями.

 Незаметно прикатила осень. Начальник штаба дивизии ушёл на пенсию, а на его место прислали полковника с волосатой рукой. Блат выше наркома. Жук обиделся и написал рапорт с просьбой уволить из рядов Советской Армии. Комдив, опустив глаза, рапорт подписал. На прощальном банкете все даже заместители, которых Жук прилюдно оскорблял, говорили тёплые слова. Мы любили своего командира. Кто-то из офицеров спросил: «Товарищ полковник, как все-таки удалось нам отстрелять из автоматов на отлично.

 - Всё очень просто. После осмотра мишеней проверяющим все ушли на ужин, и старшина Иванов по моему приказу поменял новые мишени на простреленные, и высыпал перед ними две машины гравия. Каждому солдату отдельно, по секрету было приказано стрелять не в мишень, а под неё. Не попасть в кучу гравия было невозможно. Гравий градом летел на мишени, от удара срабатывал вибратор, и мишень падала. Утром старшина Иванов собрал весь гравий до последнего камушка и увез на хоздвор. Вот и весь секрет. А что было делать, если упражнения не было в программе боевой подготовки?

 С новым командиром полк быстро покатился вниз, не прошло и года как мы из передовых превратились в отстающих. А Жук прислал письмо, он администратор в родном городе. Безусловно, жители города довольны, у них в домах и трубы дымят, и вода течёт.

 

 




Воспоминания

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 66 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр