Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




НА ПЛЯЖЕ

 ПЛЯЖНАЯ ИСТОРИЯ

 

 

  Гражданку Славкину привело на городской пляж, отнюдь, не стремление искупаться и позагорать, а желание насладиться изумлением и восторгом пляжных зевак при виде её совершенства. Именно стремление быть «лучшей», наикрасивейшей заполняло большую часть её жизни. День и ночь она работала над собой, «накачивая» специальными упражнениями нужные группы мышц и с удовольствием расслабляясь в компрессах и массажах. Словно спортсмен к соревнованиям, словно актриса к выходу на сцену готовилась Славкина к посещению пляжа. Пляж был её ареной, её футбольным полем, её сценой и её рингом. Как бы намереваясь искупаться, она прошлась до кромки прибоя и, непринуждённо владея обременительной красотой, покровительственно улыбалась наивным своим обожателям, вовлекая их в задуманный ею маленький спектакль. Многие молодые мужчины встали с пляжных матрасов; пожилые, разинув рты, зачесали затылки. Славкина с огромным удовольствием, каким-то, данным только утончённым натурам , чувством ощутила это всеобщее к себе внимание. Сердце её подхватила светлая радостная волна, и всё вокруг превратилось в сказку. И чувствуя головокружительное настроение пляжа, она читала обращённые к ней лица, как строчки сладостной поэмы. И ей казалось, что уже нет во вселенной существа, которого она не смогла бы увлечь своей игрой, не смогла бы взять душу которого за один свой дерзкий взгляд, за многообещающее пожатие руки. Удовлетворённая, совершенная, неземная возвращалась Славкина к своему трону, то бишь к пляжному матрасу. И тут она увидела, что рядом с ней расположился какой-то в старомодных очках, удивительно нескладный , невзрачный, в разгар лета совершенно белый, абсолютно неопределённого возраста и рода трудовой деятельности мужчина. Он безо всякого интереса глянул поверх роговой оправы на Славкину , от чего у той мурашки по спине пробежали, и принялся читать большую, толстую и наверняка, очень скучную книгу. Славкина ни за что даже в руки не взяла б эту книгу, из боязни нечаянно выронить и покалечить ею свои прелестные ножки. И вообще она любила всё лёгкое и изящное.

 Соседом Славкиной оказался Костя Баранов, скромный электрик двадцати четырёх лет от роду, страстный любитель толстых книг и тоненьких бутербродов. Он, как и Славкина был равнодушен к купанью солнечным ваннам. К тому же у него выработался довольно стойкий иммунитет от загара и буквально через пару дней после принятия солнечных ванн его белая кожа сама собой отпадала, словно змеиная чешуя во время линьки, а под ней обнаруживалась новая, ещё более белая. Костя ездил на пляж, чтобы, избавившись от шума и сутолоки заводского общежития, спокойно почитать свою любимую книгу. Уже четвёртый год он читал её и давно сам с нетерпением ждал развязки, не говоря о товарищах по комнате, которые каждые три-четыре месяца выведывали у него краткое содержание прочитанных глав. Любимая книга поглощала всё свободное время Баранова. Он читал её везде и всюду: в трамвае, в столовой, на работе, но только не в заводском общежитии. Здесь ему ни разу спокойно почитать не удавалось. Однако Костя не огорчался. Он сшил специально для любимой книги чехол с заплечными ремнями и с короткими передышками быстро достигал городского пляжа. А иногда на наиболее интересном месте Костя брал отпуск за свой счёт и уезжал с книгой в деревню. Поэтому немудрено, что на свою соседку по пляжу он не обратил внимания. Уже через пять минут антипатия к наглому типчику переросла у Славкиной в открытую ненависть. Она стала громко шуршать бумагой, покашливать и напряжённо напевать солдатские песни. Этот «шимпанзе» и «квазимодо» - так время от времени Славкина мысленно величала Баранова – даже голову не повернул, когда она легонько вскрикнула, «нечаянно» опрокинув на одеяло стаканчик с водой. Ну что может быть хуже для прелестной феи, чем оставаться в бесславном и обидном невнимании, да ещё рядом «было бы с кем»?! Да! Слишком звонкие струны сам того не замечая, задел в Славкиной Баранов. Она с ума сходила от этой музыки и чем глубже вникала в громогласную симфонию своего характера, тем дальше та её уводила от действительности, поражая блеском вздорных и крикливых инструментов. Наконец, вымотав дьявольскими аккордами нежную душу Славкиной, симфония зазвучала во всю свою мощь, на самых высоких и самых любимых слушательницей тонах. И музыку эту невозможно было слушать без стона и плача. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Славкина вскоре слегка застонала, а потом и легонько всхлипнула.

 Внезапно Баранов вскочил и побежал к реке.

  - Ошалел Квазимодо! Ну, я тебе сейчас устрою! Ты у меня начитаешься досыта! –

 С этими словами Славкина вырвала из любимой книги Баранова оставшиеся страницы и закопала их в песок.

 Выскочив из воды , Баранов сломя голову бросился назад. Ему осталось прочесть всего несколько страниц Он поудобней устроился на одеяле и… И с недоумением уставился в любимую книгу. Славкина, лёжа на боку незаметно наблюдала за его внезапно поглупевшей физиономией, потом перевернулась на живот и, достав не большое зеркальце, занялась причёской. Настроение у неё улучшилось .Глазки подобрели. Личико заулыбалось. «Девушка, извините, вы не видели тут э..э.. листы у меня пропали из книги?» - обратился к ней Баранов. Славкина, не обращая на него внимания продолжала заниматься туалетом.

 - Девушка, вы слышите? Меня тут э..э.. гм.. обокрали. Вы ничего не видели?

 Баранов перевёл, наконец, взгляд с любимой книги на прелестную женщину и присмотревшись повнимательней к её обольстительным формам почувствовал в неброской своей груди лёгкое волнение. Как бы обследуя территорию, он прополз на коленях вокруг одеяла Славкиной, потом остановился у неё перед носом, поднял глаза и…обмер. Нежнейшие плечи, классическая грудь, губы, волосы, глаза…О, как всесильна красота! И о, как слаб человек! Пушистые ресницы Славкиной возымели своё магическое действие. Отвести взгляд от этого божества было просто невозможно. Как кролик на удава смотрел Баранов на Славкину, на эту пожирательницу человеческих сердец, и кроличья его душа беспокойно билась и металась за тёмной и глухой решёткой груди. Наконец немного придя в себя и почувствовав, что нужно что-то делать, он принялся грязными руками протирать очки, потом зачем-то заглянул под одеяло и в конце концов прямо перед феей начал копать яму. И вдруг край ямы осыпался и обнажились прикрытые песком листы его любимой книги. Он машинально взял их в руки и… листы полетели в сторону.

 Через неделю они поженились.

 

 

  Ан. Дашков

 




ирония

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 3 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр