Виртуально Я. Литература для всех Стихи, проза, воспоминания, философские работы, исторические труды на "Виртуально Я"
RSS for English-speaking visitors Мобильная версия

Главная     Карта сайта     Конкурсы    Поиск     Кабинет    Выйти

Ваше имя :

Пароль :

Зарегистрироваться
Забыли данные?




РОДНИЧОК

 РОДНИЧОК

 

  Отец вторую неделю пахал на горе у стрельбища и Пашка носил ему обед. Забежав по дороге в сельмаг, он попросил продавца тётю Таню дать ему посмотреть фонарик. Однако Жигалиха, мать его одноклассника Прошки, неприязненно покосившись на Пашку, пропела: «И чего ходют? Ничего не покупают, только вещи портют…» - «Иди,иди,- сразу после слов Жигалихи сделав серьёзное лицо заворчала на Пашку тётя Таня.- Итак весь фонарик уж обшаркали…» Жигалиха одобрительно хмыкнула. Пашка не обиделся. В следующий раз посмотрит, да и к отцу надо спешить пока обед не остыл.

  Выйдя на крыльцо, Пашка сразу обратил внимание на прижавшегося к забору щенка. Тот тоже увидел мальчика и махнув на всякий случай хвостом, наклонив голову на бок выжидающе на него смотрел. «Овчарёнок,- сразу загорелся Пашка,- вот бы мне такого!» Отщипнув кусочек от краюхи, он протянул хлеб щенку. Щенок осторожно потянулся за хлебом и очень аккуратно и смешно стал есть, помогая лапами и не спуская с Пашки любопытных глаз. Пашка, улыбаясь, поглаживал щенка, который попеременно то слегка рычал, то, наоборот, умилённо крутил мордочкой и махал хвостом. Наконец, щенок оставил корку и бросился в Пашкины ладони и радостно повизгивая, словно хохоча, стал, играя хватать его за пальцы своими острыми, как иголки, но ещё маленькими и слабыми зубками. Брюшко и лапки у щенка были в грязи, и Пашка перепачкал ладони, но не обращал на это внимания. Он поднял щенка на руки и прижал к груди. Щенок сразу ему доверился: лизал руки и лицо или рычал, как бы сердясь и скосив на Пашку плутоватые глазки, хватался зубами за куртку. Пашка одной рукой нёс сумку с обедом, а другой прижимал к себе щенка и не мог мешать его проказам.

 Дома щенка встретили по-разному. Мать - полуравнодушно. Грязи то, грязи то приволок! Чтоб в дом его не таскал – выброшу!» - только и сказала она. Братья, трое, все были старше Пашки и смотрели на его возню с собакой с интересом, но у самих душа лежала к другому: все трое катились по дорожке, ведущей к колючей проволоке. Сестра некоторое время умилялась: «Ой, какой хорошенький, ласковый,»- и помогала Пашке заботиться о щенке, однако он её тоже, как и всех остальных, кроме Пашки, не признавал, и она вскоре потеряла к нему интерес. Отцу Пашка уже сказал про щенка, когда относил обед и придя вечером домой, он сразу загремел мощным басом на Пашку: «Нука показывай, что за борова ты тут приволок.» Пашка радостно улыбаясь, поднял щенка на руки. «Ого! Вот это туша! Он тут скоро нас всех сожрёт, - захохотал отец, но в голосе его слышалось некое недовольство. – Как назвать то его думаешь?» - «Не знаю ещё,» - Пашка, смущённый, отошёл к окну. «Пусть Веркой назовёт, как Жигалиху,- подала голос мать.- Чтоб кур своих не распускала. Вечно весь огород перекопают…» - «Не…е. Это кобель,- сразу заершился Пашка, - пусть лучше Диком будет.»

 Ночью Пашка так и не уснул. Долго ворочался на кровати. Потом, взяв старый дедушкин тулуп, вышел в сени и лёг там. Щенок переполз к нему и начал ласкаться. Лизался шершавеньким язычком, сучил лапами и тыкался мокрым носом в подмышку. Всё лето они неразлучно провели вместе. Когда ездили на сенокос Дика не пускали в общий шалаш, и Пашка спал вместе с ним в свежесмётанном стогу. Внезапно в самый разгар сенокоса разразилось ненастье. Подул сильный и холодный ветер. Небо закрыли чёрные тучи, и пошёл холодный дождь. Колхозники бросились метать сено в стог. Как был без майки и босой под дождём, на сыром ветру Пашка работал вместе со всеми. И уж не было сил в его тонких мальчишечьих руках, а он всё продолжал бросать сено вверх на стог… Наконец работу закончили. Пашка с Диком побежали к своей норе в стогу. Под утро Пашка почувствовал жар и боль в груди. Ему показалось, что в норе не хватает воздуха и он вытолкнул наружу сено, закрывавшее вход. Однако дышать стало ещё больнее. Дик проснулся и встревожено заскулил. Он плотнее жался к Пашке, пытаясь согреть его своим горячим телом, а потом, скуля, выполз наружу и побежал к общему шалашу. Вскоре к норе пришли взрослые. Утром Пашку отправили назад в деревню.

 Целую неделю ветер трепал стога, и целую неделю Пашка провёл в постели. На это время мать разрешили Дику спать возле Пашки. Просыпаясь по ночам, Пашка трогал мягкие, слабенькие ещё ушки Дика. Тот скулил и лизал руки. Однако Дик к этому времени значительно вырос. Ладошка Пашки спокойно помещалась в его пасть. «Дичок ты мой, Дичок,» - Пашка свешивался с кровати и трепал дика за загривок. Тот, играя шарахался в сторону и принимался носиться по избе. «Вот щас я ему тряпкой…!» - кричала из-за пристенка мать. Дик поджав хвост, шмыгал под Пашкину кровать. Мать с тряпкой в руке, с шутливой угрозой в голосе бранилась, подходила к кровати: «Где он тут? Щас я ему тряпкой по жопе!» Дик затихал под кроватью и потом, когда мать уходила, опасливо высовывал оттуда нос. Пашка смеялся. Вскоре он выздоровел.

 Лето ещё было в разгаре. Пашка учил Дика выполнять некоторые команды: идти рядом, лежать, сидеть. Но Дик неохотно их выполнял, что выводило Пашку из себя, но другой такой умной собаки в деревне не было. Частенько с соседнего огорода доносился голос Жигалихи: «Развели тут собак! Всех кур мне, дьявол, перепугал…!» А Прошка не в силах скрыть зависть, жадно смотрел на Дика из-за забора. Жигалиха сама всю жизнь горбатила на огороде и Прошку с утра до вечера заставляла там копаться. Пашка даже жалел его иногда. Все ребята уж давно на речке, и Дик, играя, уж бегает за ними, а голова Прошки вё ещё торчит над забором. Поневоле станешь всем завидовать. И ух как недобро сверкали из-за забора глаза Прошки, когда Пашка с Диком переплыв Старицу ,исчезали в зарослях ежевики.

 Беда пришла под осень. Выйдя как-то утром во двор, Пашка нигде не нашёл Дика. Обычно Дик спал в будке, которую Пашка для него смастерил, а утром, радостно лая и повизгивая ,бежал навстречу другу. Однако в это утро всё было тихо. Пашка обошёл всю деревню, опросил всех детей и взрослых, но никто ничего не знал о его Дике. Пашка вспомнил завистливые Прошкины взгляды и почему-то подумал, что это именно Прошка увёл Дика и тайно его где-то приучает. Он часами просиживал в засаде у Прошкиного огорода, и ему даже казалось временами, что он слышит слабое скуление, доносящееся из сарая. Пашка неосторожно обмолвился о своих подозрениях при братьях. Те шутить не любили. Уже на следующий день заловили Прошку на задах и, как следует, его попугали. Прошка заметно струхнул. Стал клясться, что любит Пашку и ничего плохого ему никогда не сделает. Всё же на всякий случай Старшой врезал Прошке по уху и пригрозил, что переломает ему рёбра, если тот будет в чём замешан. Вечерами Пашка не мог сдержать слёз. «Это он, Прошка, больше некому,- говорил он Старшому,- он его в сарае держит, мучает…» - «Если он… Я из него кишки выпущу,»- грозился Старшой. Но Пашку это не успокаивало. Он плохо спал, почти не ел и забросил школу. Он понимал, что Прошка напуган не на шутку и ему уже не до Дика. И он чувствовал, что что-то должно случиться и каждый день обходил всё вокруг: кусты, овраги, дальние огороды и искал, искал… И вдруг нашёл…

 Однажды на задах у Жигалихи появилась свежая куча хворосту. Пашке показалось подозрительным, что на куче копается несколько ворон. Он отогнал их прочь и приподнял хворост… Некогда мягкая блестящая шерсть Дика местами безжизненно слежалась и была перепачкана грязью и кровью. Потешная умная мордашка застыла в оскале, сверкая белыми острыми зубами. Пашке стало страшно. Он вдруг почувствовал, как всё туже и больнее сжимается в груди сердце. Беспомощно всхлипывая, он опустился на колени и взял Дика на руки…

 Прошка несколько дней не показывался на улице и даже не ходил в школу, а потом мать отвезла его в город в интернат.

 Потом выпал снег. К могиле дика пролегла небольшая тропинка. Обрываясь у холмика она походила на незамерзающий ручей, которому даёт жизнь маленький родничок.

 Сколько таких чистых стремительных родничков ежедневно устремляется к большой полноводной реке, где, как им кажется, и начинается настоящая жизнь.

  Ан. Дашков 1986 год.

 




Рассказы

      Версия для печати
      Читать/написать комментарий                    Кол-во показов страницы 39 раз(а)





Рекомендовать для прочтения


Проверить орфографию сайта.
Проверить на плагиат .
^ Наверх




Авторы Обсуждения Альбомы Ссылки О проекте
Программирование
Hosted by Хостинг-Центр